Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Красную рыбу - красным, или розовые будни далекой Камчатки


Михаил Соколов: Все идет по плану. Изгнанный из рядов Коммунистической партии спикер Думы Геннадий Селезнев обвиняет в своем исключении из партии и фракции Геннадия Зюганова и предрекает, что следующим наказанным уклонистом станет признанный лидер социалистов в партии, бессменный "второй номер" в КПРФ - Валентин Купцов. Иные парторганизации грозят созывом внеочередного съезда, а вождь коммунистов Геннадий Зюганов "объясняется с товарищами". В общем, склока заверчена такого масштаба, что она, по замыслу сценаристов, должна потрясти весь левый электорат.

Раздробление оппозиции, откол части ранее сочувствовавших КПРФ, которую погрузили в склоку, начался. По оценке социолога ВЦИОМ Леонида Седова, компартия потеряла до 5,5 миллионов голосов избирателей, которые распределились между освоившей национал-патриотическую риторику партией власти и отколовшимися от коммунистов Аграрной партией и селезневской "Россией".

Кремлю осталось решить самую сложную задачу: консолидировать лояльных Путину левых и обеспечить выход на предвыборное политическое поле 2003 года прикормленной Социалистической партии.

Сегодня в программе "Выборы-2002" - жизнь Камчатки, региона, которым управляет губернатор-коммунист Михаил Машковцев, оппонент Геннадия Зюганова, выступавший против изгнания Геннадия Селезнева из рядов компартии.

От Петропавловска до Долины гейзеров - чуть больше часа лета. Вертолет медленно скользит над горами к восточному побережью Камчатки, а потом, заходя виражами, то правым, то левым бортом совершает облет двух вулканов. Сначала - вокруг дымящего Карымского, потом зависает над Малым Семячиком. Внизу, в кратере - голубое, с белыми льдинами, кислотное озеро. Еще дальше - снижение над каньоном реки Гейзерной, потом вас высаживают на вертолетной площадке Кранотского заповедника.



По дощатым настилам дорога ведет вниз, в пахнущий сернистым дымом каньон, где со скал стекают теплые струи водопадов, где с грохотом начинает выбрасывать из жерл фонтаны пара и струи воды на десятки метров гейзер Малый.

Долина гейзеров - лишь одна из достопримечательностей Камчатки, которые должны привлекать сюда туристов со всего света. Избалованный здешними красотами проводник Геннадий Волынец рассказывает:

Геннадий Волынец: Долина гейзеров - это совершенно раскрученный рекламный продукт. Это - зубная паста "Бленд-а-мед". Гейзеры есть на Камчатке, крае Долины гейзеров, в разных, самых разных местах.

Михаил Соколов: Есть еще и вулканы, Паратунские и Хойниковский термальные источники, есть ледники, где можно и летом кататься на горных лыжах, рыбалка. Процветает медвежья охота.

В прошлом году на Камчатке побывало примерно 7 000 иностранных туристов, да примерно 20 000 своих. Есть 25 баз отдыха, реконструируются гостиницы.

Рассказывает заместитель начальника управления туризма администрации Камчатской области Тамара Тутушкина.

Тамара Тутушкина: Большая реконструкция произведена в гостиницах "Авача", "Петропавловск". Это сегодня лучшие гостиницы. Это сегодня база отдыха "Голубая лагуна" и, значит, вот гостиница "Вирджиния". Это фирма "Балкан-тур", которая заложила гостиницу на 60 мест в Паратунке.

Это сегодня - "Арт-отель", который построен предпринимателем Лабутиной за счет своих собственных средств, на 14 номеров. Это сегодня - гостиницы в Эссо".

Михаил Соколов: Некоторые эксперты считают, что туризм на Камчатке стагнирует, поскольку иностранцев напугал приход к власти в губернии в декабре 2000 года коммуниста-губернатора Михаила Машковцева.

Сам губернатор Машковцев с этим спорит.

Михаил Машковцев: Никаких там замораживаний, сокращений контактов не было. Это предвыборные сказки, которыми утешали сами себя мои политические оппоненты.

Камчатка - это благодатнейший край для экстремального туризма. Но, как выяснилось, в мире не так много желающих заниматься экстремальным туризмом.



Михаил Соколов: А вот что говорит один из лучших проводников полуострова Геннадий Волынец.

Геннадий Волынец: В прошлом году процентов 50-60 туроператоров Камчатки потерпели довольно значительные убытки. По европейскому сателлитному каналу прошел фильм, где было интервью с губернатором Камчатки, и было сказано, что сейчас на Камчатке к власти пришли коммунисты. А для западного клиента совершенно понятно, что коммунизм - это плохо. И, например, в нашей фирме были отказы процентов, наверное, 65-70.

Михаил Соколов: Мнение о кризисе подтвердил и первый зам полпреда президента в дальневосточном округе Геннадий Апанасенко.

Геннадий Апанасенко: Туризмом занимаетесь слабо. Мало того: еще сами искусственно создаете административные барьеры.

Михаил Соколов: Член Совета Федерации Лев Бойцов согласен: на Аляске за год - 1 100 000 туристов, на Камчатке - меньше на два порядка.

Как считает Геннадий Волынец, сегодня Камчатка должна открывать для посещения территории восточного побережья и развивать два вида туризма.

Геннадий Волынец: Туризм круизный. Для этого подходит круизный пароход, по уровню как отель 4 звезды, 5 звезд. Высаживает на плавучих плавсредствах клиентов, которые подходят к берегу и осматривают, допустим, лежбище котиков, садятся на вертолеты, летят по известным объектам Камчатки. Это очень дорогой вид туризма.

И второй вид туризма - это только лишь трекинговый. Не охотничий, не рыболовный. То есть - это подъем на гору с рюкзаком, самый простой вид туризма.

Михаил Соколов: Экзотическое путешествие на Камчатку, в любом случае, дело не дешевое. Как признает глава турфирмы "Затерянный мир" Николай Кругляков, обойдется оно без перелета в Петропавловск от 50 до 100 долларов в день.

Сотрудник обладминистрации Татьяна Тутушкина считает, что массовым и доходным делом туризм на Камчатке может стать, только если изменится энергетическая ситуация.

Татьяна Тутушкина: Нам нужна, как говорится, дешевая энергия, энергетика. Когда будет собственный газ, тогда мы не будем завозить топливо, мы не будем отвлекать деньги. Тогда мы будем и развивать туризм.

Михаил Соколов: Политическая история современной Камчатки вся покоится на энергетическом кризисе конца 1990-х годов. Федеральная власть не смогла обеспечить финансирование, областная губернатора Владимира Бирюкова не имела резервов покрыть дефицит. Начались отключения света и тепла.

Кризис привел к власти на Камчатке коммунистов. С минимальным преимуществом Михаил Машковцев обошел примерно на 1 000 голосов во втором туре выборов первого вице-губернатора Бориса Синченко.

Бывший первый вице-губернатор Борис Синченко уверен, что обстоятельства были против старой команды. Москва, федеральная власть - посадила полуостров на голодный финансовый паек. К тому же, лидер коммунистов Михаил Машковцев оказался, по словам бывшего вице-губернатора Синченко, изощренным политиком.

Борис Синченко: Машковцев - серьезный, сильный оппонент. Для коммунистов это находка. Он демагог, а народ у нас к этому относится хорошо. И сегодня, вы посмотрите, невзирая на то, что корзина потребительская ушла за 3 000, доходы населения не растут, спад в целом производства, но Михаил Борисович, появляясь на экране телевизора, всегда народ может успокоить.

Михаил Соколов: Михаила Машковцева я бы действительно назвал мастером политической интриги. Сейчас он утверждает, что левые выиграли декабрьские выборы в областной совет Камчатки.

Михаил Машковцев: На выборы областного совета мы не пошли списком компартии или движения "Товарищ", что делали на протяжении 10 лет и выигрывали.

Мы создали избирательный блок, объединение в поддержку губернатора, куда пригласили и предпринимателей, и представителей политических оппонентов. И сегодня этот блок имеет большинство в областном совете.

Эта оппозиция ставила задачу получить две трети и немедленно объявить недоверие губернатору. Сегодня там не только о недоверии речи не может идти. Они не могут провести ни одного решения, с которым губернатор был бы не согласен.

Михаил Соколов: Между тем, один из лидеров оппозиции в совете, депутат Александр Дудников отмечает, что все было совсем не так, как рассказывает губернатор.

Александр Дудников: Я, например, считаю, что выборы в областной совет проиграл Машковцев, губернатор Камчатской области. Почему? Потому что из 33 человек, которых он вел, вы знаете, прошло всего лишь 10 человек. И из этих 10 - тех, которые олицетворяют, действительно олицетворяют и Коммунистическую партию, и общественно-политическое движение "Товарищ" на Камчатке, прошло всего 6 человек. То есть - из 33 (а вообще из 39 мест) 6 он имеет.

Михаил Соколов: Перед выборами спикера областного совета блок "За Камчатку" и блок "За губернатора" имели по 16 сторонников из 39. Но глава администрации Камчатки переиграл правых: группа независимых, сторонников экс-спикера Льва Бойцова, перешла на сторону левых. Некоторые депутаты-бизнесмены, центристы, оказались или управляемыми, или весьма ликвидными, считает Александр Дудников.

Александр Дудников: Полная зависимость от губернатора, от исполнительной власти - по распределению, в первую очередь, квот, лимитов, участков рыболовных. И поэтому, когда вызывается в кабинет один на один (не один на один, семейно, по-разному) предприниматель (а таковых сегодня большинство или много в областном совете), ну, и я не скрываю, это же так оно и есть, шантажом, запугиванием, разными другими методами заставляют его проголосовать так, как нужно сегодня губернатору. Вот поэтому результат выборов таков.

Михаил Соколов: Формальный итог выборов областного совета Камчатки - ничья. Фактически, блок противников губернатора-коммуниста их проиграл после голосования. Не смог он взять реванш у КПРФ и на выборах в Петропавловске-Камчатском.

Двухсотсорокатысячный Петропавловск, вытянутый вдоль Авачинской губы между сопок, - город почти сплошных пятиэтажек. Самое современное здание - похожий на крепость филиал Центрального банка. Люди привыкли здесь и к снежным заносам, и к океанским ветрам. Вид весьма запущенного областного центра спасают величественные силуэт вулканов и акватория Авачинской бухты. Статуя гигантского Ильича в распахнутом ветром пальто выглядит вполне пристойно. Зато совсем рядом, у сопки, там, где был отбит англо-французский десант, памятник героям батареи лейтенанта Александра Максудова осквернен похабными граффити, которых не видит в упор любящий рассуждать о патриотизме Петропавловский градоначальник коммунист Юрий Голенищев.

Во многих вопросах профессионализма у правящих в городе коммунистов не хватает. К примеру, они так и не смогли найти деньги на программу сейсмического усиления зданий, хотя, по словам профессора Бориса Синченко, есть весьма неутешительный прогноз: мощное, до 10 баллов, землетрясение может произойти в ближайшие 15-20 лет.

Дороги в городе ужасны, а градоначальник обещает, что вот-вот займется их ремонтом. Пока руки не доходят. Нет и строительства жилья.

Доходят руки до другого. Предприниматели недовольны: нет равных условий для бизнеса.

Зато с юмором все отлично. В своем кабинете Юрий Голенищев встретил меня веселой некоммунистической песней.

Юрий Голенищев: "... А за окошком фраера всю ночь гуляют до утра. Ну, и там тоже есть свобода, свобода, свобода..."

Михаил Соколов: Пообещав стабильные цены на жилье и электроэнергию, власть коммунистов вынуждена была взять на вооружение самые простые схемы. Те самые, которые не рискнули применить до выборов их предшественники. Губернатор поднял тарифы на электроэнергию, глава города - на квартплату.

Градоначальник Голенищев, показывая свою предвыборную листовку, убеждал меня: своих предвыборных обещаний левые не нарушали.

Юрий Голенищев: Здесь есть наши 10 заповедей, которые мы обещали. Докладываю вам. Значит, здесь написано "квартплата не будет повышаться, здравоохранение станет бесплатным, все виды пособий будут выплачиваться своевременно, постепенно будут ликвидированы долги по зарплате и другим выплатам".

Мы вот это все выполнили.

Михаил Соколов: Как? А квартплата-то больше стала.

Юрий Голенищев: А вот квартплата... квартплата стала больше в соответствии с федеральным законом. Но к этой квартплате соответственные льготы повышены для тех, кто необеспечен.

Михаил Соколов: Коммунисты Машковцев и Голенищев пошли на конфликт с местными профсоюзами.

Федерацию профсоюзов Камчатки возглавляет тоже член КПРФ, Андрей Зимин, немало способствовавший приходу левых к власти в области. Теперь профсоюзный босс Андрей Зимин ведет борьбу за права трудящихся с лидерами обкома компартии.

Андрей Зимин: Я неоднократно спрашивал Машковцева: почему я имел право и говорил, что и Бирюков (бывший губернатор): вы обязаны платить заработную плату, вы обязаны выполнять закон о северах, вы обязаны заниматься населением Камчатки, трудящимися, и почему я то же самое не должен требовать от губернатора Машковцева?

Губернатор Машковцев на это мне ответил в стиле классических иезуитов: "Андрей Владимирович, вы же коммунист". Я говорю: "Так, наверное, тем более, должен требовать для людей зарплату!" Он говорит: "Нет, Андрей Владимирович, вы не можете требовать этого от меня, первого секретаря обкома партии".

Михаил Соколов: Коммунальщики Петропавловска только угрозой забастовки смогли добиться от градоначальника выплаты зарплат.

Губернатор Михаил Машковцев заявил мне: профсоюзы наняты его политическими оппонентами.

Михаил Машковцев: У нас есть председатель Федерации профсоюзов Камчатки, который когда-то называл себя коммунистом, который при моей непосредственной поддержке занял эту должность. Который занимается только тем, что в угоду своим личным интересам, в том числе (я не исключаю, что его финансируют мои бывшие оппоненты, которые очень хотят вернуться и вернуть потерянное) он раскачивает социально-экономическую ситуацию в любом месте, где ее можно только раскачать.

Михаил Соколов: Андрей Зимин эти речи, естественно, опровергает и грозит Машковцеву судом. Война между коммунистами и левыми профсоюзами - в самом разгаре.

В Петропавловске 26 мая проходили (уже в третий раз) выборы городской Думы. С двух заходов, потратив 6 миллионов рублей, избирали каждый раз по одному гласному. 25 мая явка была от 122 до 23 процентов и не дала ни одного депутата.

Градоначальник Голенищев настроен философски.

Юрий Голенищев: Пришли все, кто хотел. Я так считаю. А остальные - ну, не пришли, и черт с ними. Как говорят в Париже, "се ля ви".

Михаил Соколов: Первый зам полпреда президента на Дальнем Востоке Александр Дроздов заявил:

Александр Дроздов: Дело в том, что, если бы городскими властями города Петропавловска-Камчатского была бы поставлена должным образом нормальная организация предвыборной работы, именно организационно-техническая, информационная работа, я думаю, выборы бы состоялись.

Если что-то происходит, значит, это кому-то выгодно.

Михаил Соколов: Михаил Додонов, председатель камчатского исполкома партии "Единая Россия", конкретизировал, что провал выборов был выгоден тем депутатам, которые работают с градоначальником.

Камчатка - это не только туристские маршруты. Это серьезные проблемы региона, которые, по словам лидера некоммунистического большинства в областном совете Александра Дудникова, находятся в состоянии экономической стагнации.

Александр Дудников: Один из двух субъектов Российской Федерации (это - мы и Чечня), где экономика не на подъеме, а на спаде, продолжает падать. По всем показателям.



Михаил Соколов: Энергетический кризис на Камчатке пока рассосался, но не благодаря мудрости нового губернатора, а потому, что после взлета нефтяных цен федеральная власть снова начала наполнять бюджет полуострова трансфертами. Хотя долги "Камчатскэнерго" иностранным кредиторам по поставкам топлива достигают 200 миллионов рублей. Все свободные средства губернатор направляет на закупку нефтепродуктов, и это подрывает возможности принятия стратегических решений.

Еще прежний губернатор, Владимир Бирюков, пытался запустить строительство газопровода из Соболево в Петропавловск с тем, чтобы перевести местную ТЭЦ на газ. Банкир Дмитрий Певзнер считает, что рыбаки были неплохими инвесторами.

Дмитрий Певзнер: Они имели льготу по налогу на прибыль, 50 процентов, потому что это является капитальными вложениями. Если бы не сами рыбаки построили газопровод, то это уже как бы его начало, и, имея объект какого-то такого незавершенного вида, можно было доказать федеральным органам власти о том, что этот объект как бы нужен, и его нельзя бросать.

Был и активный инвестор. Поначалу это - чешская сторона, которая вложила, по-моему, 50 миллионов долларов в проект. Уже так сказать, в стройку. В дальнейшем эта работа продолжается.

Михаил Соколов: Нынешний губернатор Михаил Машковцев ставит на то, что "Камчатск-Газпром" воспользуется средствами чешским инвесторов.

Михаил Машковцев: Из 450 километров газопровода на сегодняшний день построено примерно половина. Завтра вылетаю в Прагу для того, чтобы объясняться с чехами, почему у нас задержки в финансировании. Чехи тоже не бесплатно строят, и чехи, и наши - все требуют финансирования.

Михаил Соколов: Надо заметить, что соперник Машковцева на выборах, прежний первый замгубернатора Борис Синченко доволен тем, что коммунист Машковцев, хоть и не очень эффективно, но все же действует.

Борис Синченко: Все объекты, которые были задуманы, они сегодня строятся. Лучше или хуже, но работа идет по этим объектам. На перспективу финансирование сейчас этих объектов идет плохо, и темпы строительства, конечно, приостановились.

Российская программа, там предусмотрены кое-какие вложения, инвестиции, в данном случае - в газ. Пакет основной передают "Роснефти". Есть надежда, что "Роснефть" сумеет как-то свои инвестициями ускорить, что ли, процессы.

Конечно же, нужно быстрее построить газ, построить геотермальную станцию, закончить строительство Толмачевской ГЭС. И это, конечно, даст возможность не обкладывать данью рыбаков, нормальным образом закупать нефтепродукты .

Михаил Соколов: Куда более резок в оценках лидер оппозиции губернатору в областном совете Александр Дудников.

Александр Дудников: Начнем с газопровода, да? Он не строится. Не строится. И ввод газопровода, очень нужного для Камчатки, отнесен уже, как минимум, на 2 года. Дай Бог, чтобы это случилось в 2005 или 2006 году. Денег-то там бюджетных - или коммерческих, местных - уже не стало. Бирюков искал схемы, находил, проталкивал правительственные постановления, в том числе пользуясь квотами, в том числе привлекая в виде акционеров рыбных генералов, рыбные фирмы, крупные фирмы. Сейчас и этого нет.

Михаил Соколов: Другая надежда камчадалов - строительство гидро- и термальных станций. РАО "ЕЭС России" взялось за ускорение строительства геотермальной Мутновской электростанции. В этом году 50 мегаватт энергии геотермальная станция даст, отметил сенатор Лев Бойцов. Хотя стоимость энергии великовата, и проект устарел - не предполагает теплоснабжения Петропавловска. Ну, уж что вышло, то вышло. Станция строится, ее посещает Анатолий Чубайс.

Стоимость энергии будет высока, и поэтому у властей закрытого города Вилючинска и Минатома возникает план строительства плавучей атомной электростанции в Авачинской бухте напротив Петропавловска, где специалисты предсказывают возможность землетрясения силой до 10 баллов. Но, несмотря на риск, губернатор Машковцев поддерживает план возведения атомной станции. Здесь он не встречает противодействия экспертов.

Так, директор Камчатского института природопользования и экологии Роберт Моисеев уверен, что на сегодня плавучая станция - оптимальный вариант.

Роберт Моисеев: Для северных условий более надежного, более устойчивого, более эффективного источника энергоснабжения трудно придумать.

А что касается Камчатской области, то по всем параметрам ничего лучше придумать невозможно. В сейсмической зоне наименьшая безопасность для энергетического источника будет в воде.

Бухта закрытая, цунами сюда не попадет. Единственная опасность для такой станции - это подземный толчок внизу, причем катастрофической мощности. Но при таком толчке не уцелеет энергетический потребитель, поэтому проблемы нет.

Что касается функциональных особенностей, обеспечения топливом, замены, ремонтов, это идеальный случай.

Михаил Соколов: Похоже, что план Минатома на Камчатке будет реализован. Вывод таков: напуганные энергетическим кризисом, жизнью "от танкера до танкера", нынешние власти Камчатки истово готовятся к прошедшей войне за энергетику, не видя перспективы.

Им-то предстоит новая битва - за природные ресурсы.

Все благополучие Камчатки держится на рыбных ресурсах. Крабы, красная рыба, икра, минтай. Да что - валютные деликатесы! Хороша местная корюшка.

Мужчина - продавец рыбы:

- Сладкая, когда хорошо сделаешь. Нужно покупать ее, когда она - нагулянная.

Михаил Соколов: А где ловят?

- Корюшку? Ну, где? В Усть-Большерецке, в Усть-Камчатске.

Михаил Соколов: А какая лучше?

- Колыгельская. Это озеро - Колыгельское. Там, за хребтом.

Михаил Соколов: А какова камбала! Демонстрирует туроператор Геннадий Волынец.

Геннадий Волынец: Камбала-песчанка. Берется с той части, где у нее была башка, и левой рукой вставляется там, где у нее были внутренности и разрывается поперек, то есть - вдоль. Отделяется спинная, то есть брюховая шкура. Вот с таким вот звуком, вот так. Вот так выглядит. Ой, как вкусно!

Надо не забыть налить пива предварительно, потому что если пива не налить, вообще все это ничего не получится.



Михаил Соколов: Словом, с камчатской камбалой и корюшкой к пиву все в порядке. Да и на рынке чувствуется: Петропавловск - рыбная столица России. Если цены буквально на все продовольствие выше материковых процентов на 40, икра и красная рыба - на треть дешевле.

Рыба есть любая, а вот с самой рыбной отраслью в целом на Камчатке - беда. А ведь она обеспечивает более 60 процентов наполнения бюджета региона и дает работу почти половине населения. В последнее время наметился самый натуральный развал: падение производства продукции на 28 процентов к прошлому году.

Кризисное состояние не преодолевается, заявил считающий, что область может быть самодостаточной, первый заместитель полпреда президента на Дальнем Востоке Геннадий Апанасенко.

Геннадий Апанасенко: В работе рыбной отрасли и системы эффективности использования государственных ресурсов, в качестве биоресурсов, эффективности их использования, конкурсности - также улучшений нет.

Михаил Соколов: Бывший первый зам губернатора Камчатки Борис Синченко - крепкий, загорелый 58-летний мужчина. Он доволен своей жизнью: позади 18 лет в советской и перестроечной власти. Ныне зав лабораторией может ходить без галстука, в джинсовой рубашке. Он написал докторскую диссертацию, готовит программу разработки минерального сырья. Больше всего его беспокоит то, что власти региона готовятся, как и бывает с генералами, к прошедшей войне: все силы брошены на проблемы энергетики, а региону, чья экономика завязана на морских рыбных ресурсах, сейчас грозит серьезный кризис. Десятки тысяч человек (рыбаки, члены их семей, обслуживающий персонал на берегу), уверен Борис Синченко, если не принять меры - уже сейчас, скоро окажутся без средств к существованию.

Борис Синченко: 28 процентов за квартал. Это представьте себе, сколько будет незанятых людей. Из 1 700 кораблей, которые есть вообще, вот здесь, на Камчатке (ну, маленьких, больших, различного рода рыбацких), половина скоро встанут в отстой. Конечно, это трагедия.

Михаил Соколов: В начале века в Петропавловске жило не больше 1 000 человек. Камчатка, в отличие от других северных территорий, осваивалась не зэками, а вербованными на лов валютной красной рыбы. За советские годы вычерпали и селедку, взяли минтай. Стада многих рыб - например, чавычи - просто исчерпаны.

Малкинский рыборазводный завод построен по исландской технологии с использованием подогрева термальными водами и выглядит как передовое предприятие. Его директор Галина Сахаровская рассказывает: государственные рыборазводные заводы не успевают с воспроизводством. Браконьерство растет.

Галина Сахаровская: Большие штрафы, большие наказания, уголовные дела - ничего людей не пугает. Я не думаю, что народ ищет работу, потому что за эти годы избаловался до такой степени.

Весна, идет чавыча, сейчас сколько стоит икра чавычовая, например, и мясо чавычи, да? Одну самку поймать, продать икру, ее саму - это моя зарплата месячная.

Михаил Соколов: То есть тысячи 3-4, да?

Галина Сахаровская: Да. Это моя месячная зарплата. Зачем им ходить работать, когда он несколько штук поймает и получит доходы намного больше, чем работать на государственной службе за какие-то несчастные гроши? Они вроде живут все бедно, но, тем не менее, в каждом дворе машина стоит, и все живут.

Михаил Соколов: Сельское население Камчатки живет от путины к путине, ждет - придет рыба или нет.

Жители поселка Сокоч, где развалился совхоз "Начакинский", говорят о своей жизни.

- Да ничего нам не дают. Рыбку приезжают ловить...

- Рыбу пенсионерам не дают. Рыбу покупаем втридорога, сынок, здесь, на Камчатке.

- Если не браконьерить, тогда уже, конечно...

- Да, браконьерство. Ловят. В общем, кто до нас не доходит. Консерву берем вот такую вспухшую. Где-то в Петропавловске есть магазинчик для пенсионеров, так вот, малоимущих, а у нас тут ничего нету. Да, пенсия - 1 500. А что на нее? За квартиру, телефон, радио, вот это вот все, и остается 600 рублей на еду. Все. Больше ничего, сынок, нету. Тяжело живем.

Михаил Соколов: А зарплата сколько у вас в совхозе?

- Если бы давали еще ее. Ее ж не дают вообще.

- Аванс дадут. Вот сегодня по тысяче дали, и полдеревни пьяные будут. Дают раз в полгода.

Михаил Соколов: А совхоз-то жив?

- Еле дышит.

- Весь совхоз, там, сто с чем-то коров, что ли. Вы пройдите, посмотрите. Там ужас.

Михаил Соколов: В камчатской глубинке людям не смогли найти применения, считает депутат областного совета Александр Дудников.

Александр Дудников: Скрытая безработица растет. Очень сильно растет браконьерство из-за этого. Причина-то основная. То есть, нет вот нигде в селах, в поселках, нормальной работы. Люди ждут лета, как манну небесную, для того, чтобы пойти и пошкерить рыбу.

Михаил Соколов: Сельское хозяйство, даже тепличное, на термальных водах, оказывается нерентабельным. Нет удачных примеров развития горнодобывающей промышленности. Одно исключение - успешный камчатский брэнд - минеральная вода "Малкинская".

Рассказывает главный инженер завода Александр Кедун.

Александр Кедун: Мы сейчас ставим вторую линию, итальянскую. Да, да-да-да. На сегодняшний день это на 3 000 производство в час, тогда будет 11 000. Да-да-да, в час. Та машина будет разливать в 0,5 бутылку, как пластмасса, так и стекло.

Михаил Соколов: К сожалению, рабочих мест автоматизированный цех дает немного, дай Бог - полсотни. А так, на Камчатке, в регионе уникальных водных лечебных и термальных источников, позакрывались многочисленные ранее санатории. Держатся лишь близкие (в 40 километрах от областной столицы) ведомственные базы отдыха в Паратунке с термальными бассейнами.

Закрывай - не закрывай Камчатку, а браконьерство здесь собственное. Значит, надо искать варианты, людей занять, подчеркивает Александр Дудников.

Александр Дудников: Надо, чтобы деревня начала работать. Дикоросы? Да, немножко есть. Надо у населения скупать, чтобы он шел не на речку, понимаете? человек, а, может быть, в лес пошел, насобирал черемшу, папоротник, ягоды. Надо отвыкших от труда людей (а они не по своей воле отвыкают), все-таки опять приобщать к этому труду.

Если взять направление нормальное, реальное направление по фермерству - значит, надо больше этих фермеров иметь. Они ведь у нас есть, есть примеры хорошего, я вам скажу, производства.

У нас, на Камчатке, кто бы как ни говорил, но достаточно прибыльно и рентабельно выращивать капусту, морковь, картофель.

Михаил Соколов: На селе, в том же поселке Сокоч, есть люди, способные работать.

Женщина: Ну, мы садим то, что нам нужно.

Михаил Соколов: А что сажаете?

- Морковку, лук, репу, там, редьку. Картошка. Самое главное - картошка.

- А так, все растет. А клубника здесь! На материке такая не растет, какая здесь. Ну, в общем-то, прошлый год продавала. У меня, знаете, участок совсем небольшой, но столько было ягод! Я столько нигде не видела, как здесь. А так, вообще, все растет.

- А ягода в лесах, вот на сопках, - и жимолость, и рябина. А рябина здесь сладкая. И жимолость здесь сладкая, не как на материке, горькая.

Потом, что еще здесь много? Брусники много. Потом, здесь еще есть наша ягода - шикша. Черная такая ягода, как мох растет, а на ней ягоды. Вот голубика, она сладкая, а это такой безвкусный вкус, такой, знаете? Как сладкая водичка. Когда пить захочешь, а негде попить в лесу, вот ее горсть взял и вроде как попил.

Ее нужно мешать с какой-нибудь ягодой. Вот я варенье, допустим, варю. Я голубику варю и шикшу. Вместе. Или, там, клубнику и шикшу. Цвет очень красивый дает. Как черноплодная рябина, цвет такой. Как вишневый. Ну, ее местные люди любят, коряки.

Михаил Соколов: Сейчас камчатское село ждет рыбу. Путина начинается, и снова люди будут заниматься браконьерством, хотя в такой ситуации логично было бы дать фактически безработному местному населению квоты для лова на прожитье и на продажу. Их же выделяют коренным жителям, ительменам и корякам. Нет. Будут потворствовать варварскому браконьерству и нынешнему процветанию криминальных сообществ под "крышами" соперничающих местной милиции и рыбнадзора.

Кризис идет и в морском океанском лове. Уже давно рыбаки Камчатки ремонтируют свои суда в китайском Даляне и корейском Пусане. Стараются не заходить в российские порты, чтобы экономить на так называемых "услугах" таможни и пограничников, работать в море напрямую с иностранными фирмами.

Сокращение допустимых норм отлова и система федеральных рыбных аукционов, которые дали бюджету России 6 миллиардов рублей, скоро лишат рыбаков работы. Квоты на биоресурсы многим фирмам не по карману. Они скупаются иностранцами через подставных лиц, заявил мне член Совета Федерации Лев Бойцов.

Лев Бойцов: У них есть деньги, и денег у них много. Поэтому они готовы скупить все водные биологические ресурсы, которые им представят. Выловить. Естественно, наши рыбаки останутся без квот на водные биологические ресурсы и без работы, и без средств к существованию.

Вот почему мне не нравятся иностранцы.

Михаил Соколов: Главный редактор оппозиционной газеты "Тихоокеанский вестник" Сергей Вахрин считает, что аукционная система дает государству деньги, но разоряет рыбаков и криминализует отрасль. Рыба идет "налево".

Сергей Вахрин: То, что рыба уходила, аукционы от этого ее не излечили. Она сейчас уходит еще в больших количествах. На аукционы берут небольшое количество рыбы для того, чтобы украсть побольше, и по тем ценам, которые берут рыбу, ее рентабельность не просто нулевая, а - отрицательная. То есть для того, чтобы какая-то рентабельность была, даже не рентабельность, а хотя бы свести все по нулям, ему нужно украсть.

Михаил Соколов: Один из самых известных камчатских капитанов сказал мне, что за 3 десятилетия в море он встретил только трех честных инспекторов.

Сергей Вахрин считает, что рыбаки сегодня могут работать только на паях вместе с "крышей". Чиновники облегчают доступ на аукционы, обеспечивают сопровождение пограничных кораблей, и у всех вымогают деньги.

Сергей Вахрин: Вот эта система выжимки денег, она - на всех этапах. Госкомрыболовство, сейчас Минэкономразвития, а было только Госкомрыболовство. Мы и здесь получили добавочное звено по коррупции.

Я уже не говорю о силовых структурах, которые в море.

Михаил Соколов: Лидер либеральной оппозиции в камчатском областном совете Александр Дудников уверен, что федеральная власть правильно поступила, начав аукционы, но теперь их нужно перевести из Москвы в регионы, чтобы рыбаки смогли в них участвовать напрямую.

Александр Дудников: Надо эти аукционы проводить здесь, на территории. И если правительство Российской Федерации желает участвовать, никто не возражает. Составляйте комиссию, но здесь, пожалуйста, это все проводите. С соответствующим (безусловно, с соответствующим) распределением тех средств, которые получат от продажи рыбы, от этих аукционов.

Но - на территории, потому что если это было бы на территории, наши фирмы могли бы большим числом участвовать в распределении этих лимитов и квот.

Михаил Соколов: Подлинные беззакония творятся на губернском уровне, где распределяется примерно половина так называемых бесплатных квот. При прежней власти губернатора Бирюкова рыбопромышленники входили в Совет о выдаче квот, а региональные лимиты на вылов выдавались тем, кто инвестировал в строительство жизненно важных объектов. Сегодня коммунисты превратили долевые инвестиции в принудительный оброк на закупку топлива в пользу областного бюджета. Надо за шкуру еще не пойманной рыбы проплатить 50 центов с килограмма нерки, 10 - с кило горбуши.

В ходу и другой принцип. Как шутят здесь: красную рыбу - "красным".

Губернатор Михаил Машковцев утверждает: это клевета.

Михаил Машковцев: Не могут привести в подтверждение ни одного названия фирмы или ни одной конкретной фамилии.

Михаил Соколов: Соперник Машковцева на выборах 2000 года Борис Синченко считает, что передача квот своим фирмам - абсолютная правда.

Борис Синченко: Пришли другие. Имеют своих предпринимателей или создают предпринимателей, которые никогда не были предпринимателями. Дают им лимиты только потому, что они по цвету - более "розовые" или "красные".

Я знаю о том, что КПРФ российская тоже имеет здесь квоту за счет каких-то предпринимателей. Именно в тех районах, где вылавливается лосось.

Михаил Соколов: Другие наблюдатели предлагают посмотреть, как квоты крупной рыболовецкой компании "Акрос" на минтай дошли с 60 до 5 000 тонн, и как круто поднялись доли поддержавших Машковцева фирм. Особенно заметна любовь к маломощному (с тремя судами) "Камчаттралфлоту", утверждает депутат областного совета Анатолий Шашкун.

Анатолий Шашкун: Только по минтаю 10 000 тонн он получил вот на эти 2 парохода и один "Эрэс". В прошлом году "Камчаттралфлот" имел всего 90 тонн. Какие он мог заплатить налоги с этих 90 тонн и получить 10 000 в противовес "Акросу", который получил 5 000 тонн (на 42 судна, из них 7 крупнотоннажных)?

Михаил Соколов: Достаточно цинично бывший председатель камчатского облсовета Лев Бойцов, ныне член Совета Федерации, утверждает: так было, и так будет.

Лев Бойцов: Тот, кто пришел к власти, тот и делит квоты на водные биологические ресурсы. Придет другой губернатор - он будет вводить какую-то свою систему распределения квот, но на данном этапе мы имеем то, что имеем. Везде присутствует предвзятый подход.

Михаил Соколов: Есть и другое мнение. Капитан Шашкун добивается того, чтобы губернатор-коммунист соблюдал местный областной закон о рыболовстве. Квоты должна публично делить комиссия с участием депутатов. По словам Шашкуна, комиссия администрацией области не создана. Отнюдь не случайно.

Анатолий Шашкун: Она явно затягивает вот этот момент, дабы распределять лимиты не по закону, а "по понятиям".

Михаил Соколов: Прокуратура региона потребовала от губернатора Машковцева соблюдать закон. Письмо прокурора проигнорировано.

Есть и еще одна тема, которую политики Камчатки в последнее время стараются публично не поднимать. Как будто бы приоритеты другие. Известно, что на шельфе у западного побережья Камчатки еще в 1950-е годы обнаружены крупные запасы нефти и газа, сравнимые с сахалинскими. Но этот же район - крупнейший и лучший "морской огород" России. Именно здесь сосредоточены запасы камчатского краба и рыбы, считает директор Камчатского института природопользования и экологии Российской академии наук Роберт Моисеев.



Роберт Моисеев: У России других районов с такой рыбопромысловой продуктивностью нет. Ну вот, может быть, в районе Южно-Курильских островов.

А когда мы берем карты, на которые выведены все прогнозные запасы нефти и газа на шельфе России, то оказывается, что прикамчатский шельф в этом смысле занимает очень скромное место и по оценке долгосрочной, и по подготовленности к освоению.

Нефть мы не получим сразу здесь, а рыба есть. И будет.

Михаил Соколов: Прежняя администрация Камчатки губернатора Владимира Бирюкова была категорически против добычи нефти и газа на шельфе, заявил бывший первый зам губернатора Борис Синченко.

Борис Синченко: Мы много раз считали, что дороже: или краб, который сюда приходит и здесь нерестится, или та нефть, которую возможно, или газ, который возможно будет достать со дна этого океана, шельфа.

Я считаю, что это несвоевременно и нецелесообразно.

Михаил Соколов: Губернатор Михаил Машковцев открыто выступает за добычу нефти. Последовательно "против" выступают не политики и не рыбаки, а журналисты. Воюют за рыбные ресурсы и немногочисленные экологи, что раздражает губернатора Камчатки Михаила Машковцева.

Михаил Машковцев: Как считали при советской власти, что "Гринпис" - это пособники американского империализма, так сейчас в этом, по-моему, убедились уже все жители России: что гринписовцы - это просто скандалисты, которые скандалят за хорошие деньги, помогая нашим экономическим конкурентам задушить какое-то экономическое развитие на наших территориях.

Михаил Соколов: Известно, что к финансированию спасительного для энергетики Камчатки газопровода хотят привлечь компанию "Роснефть". На каких условиях, губернатор скрывает.

Михаил Машковцев: Мы добились сейчас постановления правительства, что государственная акционерная компания "Роснефть" будет владельцем контрольного пакета акций и будет главным инвестором этого проекта.

Михаил Соколов: На полуострове открыто говорят, что платой за газ станет разрешение "Роснефти" вести разведку нефти на шельфе, отмечает Сергей Вахрин.

Сергей Вахрин: Сама идея газопровода получила поддержку только потому, что это был замаскированный выход на шельф.

Михаил Соколов: Деньги государственной нефтяной кампании могут создать финансовую базу для переизбрания коммуниста Михаила Машковцева на второй срок. Но Борис Синченко верит в возможность противостоять экспансии монополий.

Борис Синченко: Камчатка умела отстаивать независимо от политических партий и движений свои интересы.

Михаил Соколов: Другие представители оппозиции не столь категоричны. По крайней мере, Александр Дудников был крайне осторожен, рассуждая о возможности главы Камчатки пустить в регион нефтяников.

Александр Дудников: Там, где есть сегодня поселения краба, других каких-то стад рыбы или биоресурсов, наверное, разработка нефти нецелесообразна. А там, где все-таки свободные площади от этой живности, почему бы и нет?

Михаил Соколов: Между тем, пока с добычей нефти на Камчатке можно было бы и не спешить, искать возможности получить источники доходов на суше. Банковский консорциум, например, финансирует добычу золота, сообщил финансист Дмитрий Певзнер.

Горная компания Бориса Синченко собирается строить никелевый рудник, который даст около 1 000 рабочих мест в Мильковском и Быстринском районах.

Борис Синченко: Нашлись акционерные банки и частные компании, которые решили вложить свой капитал в разработку никелевых месторождений. Ну, в первую очередь, доразведку сделать, следующий рудник построить, следующая переработка. Вопросы сбыта уже решены. Это очень дорогое мероприятие, и притом не иностранный капитал, а именно русский капитал решил вложить свои средства.

Михаил Соколов: Коммунистов, правящих на Камчатке, и крупный бизнес сейчас интересует именно нефть. Продажа шельфа позволит красному губернатору Машковцеву удержаться у власти в ситуации, когда против него - озлобленная элита рыбной промышленности, и он не пользуется твердой поддержкой федеральной власти.

В федеральной власти есть люди, которые поддерживают губернатора-коммуниста, так как он послушен.

Александр Дудников:

- Я знаю, что для одних нынешний губернатор - такой, знаете, безвольный, что ли, очень удобный. Тот, из которого можно лепить практически все, что им выгодно и удобно. Что они, кстати, и делают. Посмотрите в рыбной отрасли: они делают все, что желает Наздратенко, в том числе и в распределении и тем именно организациям, и тем фирмам, тем предпринимателям. То есть - он удобен. Удобен - потому, что нет позиции. Потому что это сегодня не профессиональная власть, называю даже - бездарная.

Для других, тех, которые с царем в голове (я имею в виду московских чиновников), он просто вызывает смех.

Михаил Соколов: На Камчатке сейчас - летнее политическое затишье, но лидер местной "Единой России" Дмитрий Певзнер рассчитывает на перемены в Камчатском областной совете.

Дмитрий Певзнер: Дума, как политический, так сказать, орган, не может оставаться все время равнодушной. Я знаю, что вот там варианты от депутатов зреют - такие, как переоценка той деятельности, которой они сейчас занимаются.

Михаил Соколов: Противники губернатора к осени собираются создать в областном совете устойчивую правоцентристскую фракцию, сообщил Александр Дудников.

Александр Дудников: Какая-то группа, необязательно "Единая Россия", необязательно "Яблоко" или других каких-то политических партий или движений, общественных организаций, или избирательных блоков, которые шли на выборы, но, может быть, совершенно нейтрального какого-то названия будет создана. Я не сомневаюсь. По численности, наверное, это будет не совсем большая группа, но треть в ней будет тех людей, достаточно для принятия каких-то или блокирования каких-то очень серьезных вопросов.

Будет ли это ярко оппозиционно настроенная группа? Думаю, что - нет. Потому что в нее войдут вот эти так называемые центристы, но часть из них все-таки - зависимых от губернатора предпринимателей. И они в яркую оппозиционность просто не смогут себя переубедить, переломить, чтобы выступать именно таким образом.

Михаил Соколов: О губернаторских выборах 2004 года на Камчатке уже говорят вовсю. Оппозиционеры размышляют, кто сможет стать единым кандидатом - Александр Дудников или Борис Синченко. В любом случае, лидер будет избран один, считает глава камчатской "Единой России" банкир Дмитрий Певзнер.

А губернатор-коммунист Михаил Машковцев уверяет, что его поддерживает большинство.

Михаил Машковцев: Сегодня меня поддерживает более 50 процентов населения. Вопрос стоял так: "Если бы в этом году были выборы губернатора, проголосовали бы вы за Машковцева?" Больше 50 процентов опрошенных ответили "Да, проголосовали бы".

Михаил Соколов: Александр Дудников в это не верит.

Александр Дудников: Я глубоко сомневаюсь, конечно же, и не только в цифре, но и в том, что он легко может победить. Потому что 50 процентов, это так - влет победил, правда?



Михаил Соколов: По опросам бывший мэр Петропавловска Александр Дудников - пока единственный политик, способный конкурировать с губернатором-коммунистом Михаилом Машковцевым.

Останется ли Камчатка под управлением коммунистов? Зависит это от того, вырастет ли на полуострове число обиженных и обделенных властью бизнесменов и униженных своим бесправием и оторванной от материка камчатской жизнью граждан.

В следующем выпуске нашей передачи 13 июня - результаты выборов Законодательного собрания Приморского края.

XS
SM
MD
LG