Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приморский развод по понятиям: Евгений Наздратенко наказал Сергея Дарькина. Бурятия: запланированная победа президента Леонида Потапова


Первый тур выборов в парламент Тувы, двухпалатный народный хурал, прошел 2 июня.

Из Кызыла сообщает Александр Филатенко.

Александр Филатенко: Впервые в республиканский парламент выдвинулись представители "Союза правых сил" - более 50 кандидатов. 15 кандидатов выдвинуло региональное отделение партии "Яблоко". Но самым влиятельным, пожалуй, было и остается движение "Выбор народа". Баллотировавшиеся в сельских районах 5 выдвиженцев "Выбора народа" (это бывший депутат Верховного хурала Роман Онгуш, бывший заместитель главы правительства Виталий Вальков и другие) победили в первом же туре.

Главный козырь движения "Выбор народа" - то, что избранный на трети срок Шериг-оол Ооржак обещает сделать республику инвестиционно привлекательной, прежде всего благодаря дружбе с московским банкиром, сенатором Сергеем Пугачевым. В свой последний приезд в Туву, куда он прилетел на личном реактивном самолете "Челленджер", Сергей Пугачев привез архимандрита Тихона, которого считают духовником Владимира Путина. Отец Тихон проконтролировал, как ведется строительство православного храма на средства Сергея Пугачева.

В палату представителей избрана супруга главы республики Сара Ооржак. Она побила все рекорды, набрав более 80 процентов голосов.

Михаил Соколов: 16 июня - второй тур тувинских выборов.

Стало уже привычным: поутру европейскую Россию далекое Приморье радует яркими событиями и поступками политических персонажей, нетипичных для какой-нибудь Средней полосы. Битва губернатора Евгения Наздратенко и мэра Владивостока Виктора Черепкова стала одной из легенд русской истории конца прошлого века.

Ныне Наздратенко, кажется, все больше руководит российским рыболовством, а думский депутат Черепков дружит с народом Палестины.

Хотя при деле иные наследники тех боев: нынешний мэр Владивостока Юрий Копылов, побывавший в обоих противоборствующих лагерях, сейчас пытается обрести популярность яркими, отдающими популизмом проектами. За 9 миллионов долларов он желает соединить отдаленные районы приморской столицы канатной дорогой, переброшенной через бухту Золотой Рог.

Юрий Копылов: "Канатка"? Да это просто острая необходимость. Вот он мыс Чуркин, вон она бухта...

Один паром, который перевозит 100 человек, сегодня стоит 14 миллионов долларов. Канатная дорога, перевозящая 2 000 человек в час, стоит 9, максимум 9 миллионов долларов.

В Германию, в Италию съездили 11 человек наших, городских, и выбрали фирму "Доппельмауэр", которая строит и делает. Приехали сюда: роза ветров, глубину на 10 лет, можно - не можно, выписали все. Я начал ее строить. Поедем, покажу, как мы ее строим. Мы сделали в городе Владивостоке торжественный праздник закладки.

Это давняя мечта. Я "чуркинский", я с той стороны. Я намотался 16 километров. Реально, как говорится, перекреститься, и в марте следующего года поедем на канатной дороге. Это первая. А у нас их 6. Мы идем на остров Русский...

Михаил Соколов: Пока есть яма, ползабора и обещания владивостокского мэра. На фоне крепких ребят, взявших власть в краевой администрации, и уже немало сделавших, страдающий речевым недержанием Юрий Копылов выглядит сейчас как прожектер из прошлого. За 4 года он не удосужился найти на проект своей жизни средства.

Уже год Приморский край живет при руководителе нового типа. Губернатору Сергею Дарькину 39 лет. В недавнем прошлом - крупный (по местным меркам) бизнесмен, глава рыболовецкой фирмы "Ролиз".

В декабре 2001 года выборы краевой думы должны были продемонстрировать новое соотношение сил в крае при новой власти. Было избрано меньше половины депутатов. Фактически проигнорировал выборы Владивосток. По оценкам экспертов, 12 из 16 избранных, так или иначе, связаны с бывшим губернатором Евгением Наздратенко.

Новая кампания по выборам Законодательного собрания шла не очень-то бойко. При отсутствии порога явки, многие кандидаты сделали ставку не на агитацию, а на подкуп. Причем в самый день выборов. Скупали в 16-м округе голоса, подтвердил председатель Приморской избирательной комиссии Сергей Князев.

Сергей Князев: Впервые мы на территории нашего края выявили и зафиксировали, благодаря органам внутренних дел, благодаря бдительности наблюдателей, факты использования "электоральной карусели".

Михаил Соколов: Результаты голосования на одном из участков 16-го округа отменили, и депутатом стала Надежда Ашаева, а не лидировавший Александр Терентьев.

По оценкам экспертов, на выборах 9 июня за места в краевом парламенте спорили не политические партии, а три приморские местные политические силы. Соперничали сторонники левого демократа Виктора Черепкова, крупный краевой бизнес, структурированный под водительством государственника, патриота и популиста-рыболова Евгения Наздратенко, и те, кто сориентировался на новую власть Сергея Дарькина, не возражая против прихода в край сторонних - как иностранных, так и отечественных инвестиций.

Среди последних были две заметные группы: бывшие партнеры губернатора по бизнесу (такие как Руслан Кондратов) и группа депутатов Законодательного собрания "Наш город" - демократы, вышедшие из партии Виктора Черепкова. Люди по политическим взглядам близкие к "Яблоку", но поддержавшие попытки главы региона оздоровить экономику края, избавить его от социального популизма и прекратить разворовывание и растранжиривание бюджетных средств.

Выборы депутатов законодательного собрания Приморья завершились с не вполне предсказуемым результатом. В Законодательное собрание не прошел ни один коммунист, но после 9 июня стало несомненным фактом: оба крыла фронта открытых сторонников губернатора Сергея Дарькина потерпели поражение.

Депутат Государственной думы России Виктор Черепков удовлетворенно заявил:

Виктор Черепков: Фактически победила команда Черепкова, команда Наздратенко. Но в команде Наздратенко победила как раз команда денег, потому что выставлены были в той команде только денежные люди. 34 процента "железных" черепковцев.

Дарькин на этих выборах почти полностью проиграл. Тогда ему удалось провести несколько человек. На этот раз ему не удалось провести ни одного из своих кандидатов.

Он играл тонко, и если бы он не заигрывал с "нашегородцами", могли бы его пройти.

Михаил Соколов: Демократический блок старых оппонентов Наздратенко "Наш город" с помощью Виктора Черепкова был разгромлен, признает один из лидеров этой коалиции Владимир Гильгенберг.

Владимир Гильгенберг: Главное, что он уничтожил в городе Владивостоке здоровые силы в краевой думе.

Сейчас придут люди на хребте Евгения Ивановича, Виктора Ивановича. Их люди приходят к власти. В основном, у них свой бизнес. Они будут отстаивать интересы, прежде всего, своего бизнеса. Затем, в условиях России, они управляемы.

Михаил Соколов: Владимир Гильгенберг считает, что при попустительстве избирательной комиссии мэр Владивостока Юрий Копылов, сторонник Евгения Наздратенко, открыто участвовал в кампании.

Владимир Гильгерберг: Когда 3 недели подряд мэр города Копылов говорит: "Не голосуйте за этого, который издает газету по 13 округу" (там я один издаю газету), и говорит: "Голосуйте за того по 13 округу, кто торгует хлебом". Прямой призыв мэра голосовать "за того" 3 недели подряд по государственному радио. Прокуратура молчит.

Михаил Соколов: В интервью Радио Свобода мэр Владивостока Юрий Копылов и не отрицал, что он боролся против переизбрания краевых депутатов областной столицы.

Юрий Копылов: Мне приятно, что жители города Владивостока отозвались на мои призывы, скажем так, в части не избрания предыдущего состава депутатов в Законодательное собрание. Только один из предыдущего состава (из двенадцати) остался в депутатах.

Михаил Соколов: Юрий Копылов провалился на декабрьских выборах, в этих не участвовал, поскольку Приморское краевое собрание инициировало поправки в федеральный закон, запрещающие совмещение постов мэра и депутата. Но мэр Владивостока остается активным игроком на политической сцене края. Копылов жестко критикует губернатора Сергея Дарькина, обвиняя его в том, что он грабит город-донор.

Юрий Копылов: Говорят, что, допустим, молодежь эта золотая подошла к управлению. Дай Бог! Лишь бы это во благо людей было.

Чем настораживает господин Дарькин в данном случае? А просто вышло послание президента, там четко указано: все гроши направить в муниципальные образования, ибо там проблемы решаются, там люди, там в лобовую сталкиваются со всеми проблемами, которые есть.

У нас в крае все наоборот. Объединяют в краевую власть, рассуждая при этом о высоких материях.

Михаил Соколов: Интересно, что под давлением прокуратуры был отменен инициировавшийся местной "Единой Россией" опрос населения о переносе столицы Дальнего Востока из Хабаровска во Владивосток и об объединении городов Артем и Владивосток. Положительный результат плебисцита должен был привести к назначению новых выборов мэра Владивостока. Известно, что краевая власть хотела бы смены главы приморской столицы Юрия Копылова. Ему править еще 2 года, а под судом и следствием по обвинению в казнокрадстве сейчас находятся несколько замов главы города. В администрации края прямо говорят, что дальше терпеть соратника Наздратенко во главе Владивостока невозможно.

Но сам Юрий Копылов считает, что в уголовных делах против его соратников нет ничего страшного.

Юрий Копылов: Ну и что? Что здесь? Идет следствие. В данном случае одного из замов, Шеренгового, я с должности первого зама передвинул на зама. Он работает спокойно.

Идет нормальный процесс. Им не предъявлено никакого обвинения. Идет следствие. Ведется следствие. Вот оно закончится, скажут "виновен", тогда, простите, я буду в соответствии с решением суда и поступать.

Михаил Соколов: Краевая власть под него копает, - уверен мэр Копылов. Он грозит губернатору и тем, кто все равно собирается провести 16 июня опрос об объединении Владивостока и Артема.

Юрий Копылов: Стоп. Все. Пусть они бегают по улицам города. Если они только будут безобразничать, мы их будем арестовывать.

Михаил Соколов: Если мэра будут смещать, он готов к тяжбам.

Юрий Копылов: Если господа лимитские останутся на работе и будут проводить это все дальше и дальше, я вынужден в суд обратиться, всего лишь на всего.

Михаил Соколов: Рассчитывает мэр Владивостока Юрий Копылов и на своих депутатов в краевом парламенте. Победу во Владивостоке одержал, например, крупный бизнесмен и бывший советник губернатора по национальным вопросам Адам Имодаев, который доказывает: Наздратенко лучше Дарькина.

Адам Имодаев: Вот здесь его позиция по Хасану, по границам, его позиция по рыбной отрасли, его позиция вообще по селу, позиция по школам, позиция по больницам, позиция по отношению к пенсионерам. Конечно, нельзя ни одного губернатора Российской Федерации сравнить с Евгением Ивановичем.

Михаил Соколов: Имя Имодаева связывают с фирмой "Востоктрансфлот" и многими очень интересными боями за собственность. Предвыборный лозунг приехавшего на "БМВ" стоимостью примерно в 100 000 долларов бизнесмена и теперь депутата Адама Имодаева таков.

Адам Имодаев: Вор должен сидеть в тюрьме. Вот один закон, которого мне не хватает. Но надо сделать все, чтобы этот один закон заработал.

Я человек моих избирателей. Я не человек ни Наздратенки, никогда им не был, я не человек ни Дарькина, ни Черепкова, ни коммунистов. Я боцман, был и остался.

Будем бить красных, пока не побелеют, белых - пока не покраснеют. За каждое предприятие, за каждого пенсионера, за каждого ребенка. Заниматься "я за того", "я за того" - я им устрою там! А я их буду бить прямо по морде.

Михаил Соколов: Как человек информированный, атаками на губернатора Сергея Дарькина господин Имодаев не удивлен.

Адам Имодаев: У нас вся власть коррумпирована. И то, что Дарькин сидел с бандитами, да они все сидят. По сей день с ними сидят. Что там губернатор, когда прокуроры сидят?

Михаил Соколов: Таких персонажей, жестко оппонирующих губернатору Дарькину с радикальных позиций, будет в новом парламенте Приморья, как минимум, пятеро, среди них - крупнейший рыбопромышленник Дальнего Востока господин Кожемяко. Он расстроен, как считают, переделом местных квот на биоресурсы в пользу более приятных новой власти региона структур.

Виктор Черепков уверен, что его задача - сделать своих соратников в Законодательном собрании той группой, которая, блокируясь с партиями прежнего главы края или нынешнего губернатора, будет решать исход голосования.

Виктор Черепков: Я буду сдерживающей силой. Когда, допустим, команда Евгения Ивановича что-то будет предпринимать разрушающее, я в состоянии это уравновесить.

Если это будет с позиций созидания, и не давать Дарькину уйти в тупик, как-то нанести вред своими действиями, я здесь тоже буду сдерживающей силой.

Без моей команды они не получат большинства в думе.

Михаил Соколов: Ответственные демократы из "Нашего города" при такой тактике были бы для Виктора Черепкова только помехой.

Он не скрывает, что хотел бы наказать бывших соратников. За предательство.

Виктор Черепков: Те, которые будут отходить от меня, они знают печальный опыт вот этих вот "нашегородцев". Ни один из них не прошел.

Михаил Соколов: Бывший владивостокский мэр признался, что союз со сторонниками Евгения Наздратенко дает ему возможности для реализации своей автаркической программы.

Виктор Черепков: Приморье становится колонией и придатком московских олигархов. А это в любом варианте для Приморья смертельно. Это вынужденная политика Дарькина. Дарькин сегодня легко уязвим, и ему никто не позволит из московских чиновников осуществлять здесь свою политику, в первую очередь, администрация президента.

Михаил Соколов: Редактор газеты "Далекая окраина" Владимир Гильгенберг уверен, что речь идет о создании блока сторонников Наздратенко и Черепкова против губернатора. Общность их интересов возникла в тот момент, когда команда Сергея Дарькина, как и обещал губернатор - выходец из бизнеса, действительно попыталась принять элементарные меры по наведению порядка.

Владимир Гильгенберг: У Дарькина правильная политика. Он открыл нам бюджет, он ввел диалог с депутатами еженедельно, он прислушивался к депутатам, там, или по собственному разумению, либо мы его заставляли это делать, но, тем не менее, для людей вот этот год была польза. Но это было страшно для команды Наздратенко. Если человек начинает открывать бюджет (вот по городу Владивостоку мы даже не смогли - ни депутаты, ни Дарькин - это сделать), то стиль Евгения Ивановича - скрыть все от депутатов, от избирателей, править единолично.

Михаил Соколов: Как считает бывший глава комитета по экономике краевого собрания Юрий Рыбалкин, Сергей Дарькин выбрал верный курс.

Юрий Рыбалкин: По крайней мере, формально, внешне - это законопослушная власть, которая пытается наладить тесное взаимодействие с представительными органами власти, но не на меркантильной основе депутатов, а именно на основе общности подхода к выходу из той ситуации, в которой оказался край к нынешнему моменту.

Михаил Соколов: Юрий Рыбалкин уверен, что силами популистов-черепковцев и крупного бизнеса, ориентированного на бывшего губернатора, Сергею Дарькину сейчас объявлен как минимум шах.

Юрий Рыбалкин: Формируется мнение, что эта власть, она преступна изначально, и готовится акт использования федерального закона, который позволяет поставить вопрос о недоверии губернатору и его команде, и, отголосовав конструктивным большинством, то есть 26-тью голосами Законодательного собрания, лишить полномочий нынешнего губернатора.

Мы насчитали, по меньшей мере, 25 человек, которые откровенно относятся к заединщикам с Наздратенко и Черепковым. Коль они вошли в тандем, они эту задачу решат и откладывать ее не будут долго, чтобы предотвратить возможность индивидуальной работы с избранными депутатами нынешней исполнительной властью. Эти события могут развиться с катастрофической быстротой.

Михаил Соколов: В пылу эмоций, кажется, проигравшие все же поторопились с выводами. Поражение на выборах 9 июня группы открытых сторонников губернатора Сергея Дарькина еще не означает его личного поражения. В руках главы региона есть ресурсная база, считает владивостокский журналист Андрей Калачинский.

Андрей Калачинский: Возможно, я не прав. Не победил никто, потому что ни одна из этих партий не получила того результата, на который она надеялась.

Те дарькинские команды, которые играли на владивостокском поле, они не выиграли. Но не выиграли и те люди, которые шли массовыми кучками - наздратенковцы и черепковцы. Все как-то перемешалось. Так что сейчас расклад в думе будет очень странный.

И я думаю, что вот здесь будет очень важный момент такой: насколько Дарькин сможет проявить свой талант трезвого, немножко циничного, но такого, по имиджу, эффективного менеджера и сможет работать с этими людьми. Что он им предложит, что они ему в ответ скажут.

Михаил Соколов: Избранный депутатом Законодательного собрания лидер "Союза правых сил" Приморского края Николай Морозов придерживается этой же версии.

Николай Морозов: Команда нынешнего губернатора контролирует большинство мандатов. На 100 процентов могу сказать, что они уверены в своих силах, в способности депутатов договариваться, в так называемой вменяемости этих депутатов и вот в так называемой конструктивности избранной думы. То есть, я думаю, она будет губернаторской. Старая команда губернатора, оставшаяся жить здесь, естественно, больше будет заинтересована в сотрудничестве с нынешним губернатором, нежели с прошлым. Особенно это касается тех, кого, скажем, напрямую не затрагивают рыбные квоты.

Михаил Соколов: Приморский губернатор сможет найти ключи к наиболее ликвидным депутатам бизнесменам, уверен лидер СПС в Приморье Николай Морозов.

Николай Морозов: Я точно могу сказать, что шел блок, я бы его назвал "патриотическим". Это крупные местные промышленники, которым не нравится, скажем, позиция краевой администрации привлечения сюда московских инвестиций. Это им ломает здесь конкурентную среду, меняет акценты. Им приходится бороться за свое существование. Их блок, я думаю, он не будет сформирован. То есть все-таки по нынешнему раскладу видно, что у них позиции расходятся, но с Дарькиным они всегда смогут договориться. И поодиночке, я думаю, и вместе.

Михаил Соколов: Но ситуация в Приморье достаточно сложная. В московской и местной прессе была начата весьма дорогостоящая пропагандистская кампания по дискредитации Сергея Дарькина. Тон ей задал известный умением воткнуть перо в бок заказанным жертвам, активно играющий на региональном поле тележурналист Андрей Караулов. Губернатор был объявлен ставленником криминала, была показана видеозапись (довольно древняя), на которой Дарькин появляется в обществе людей "авторитетных".

Андрей Калачинский так прокомментировал сюжет.

Андрей Калачинский: Напоминает владивостокцам то, что они прекрасно знают. Что в свое время Сергей Михайлович работал с теми деньгами, которые были у бандитов. Потому что другие деньги были у партии либо у чиновников.

Михаил Соколов: Заказчики кампании просматриваются как на федеральном, так и на региональном уровне, считает Андрей Калачинский.

Андрей Калачинский: Может быть, этим людям, которые представляют сейчас интересы Черепкова и Наздратенко, удастся приостановить передел в экономике края. Потому что сейчас это для них самая больная и главная цель. Новый губернатор по-новому делит рыбу, делит лес, делит даже окна на границе.

Им хочется получить какие-то аргументы в свою пользу. Поддержка думы будет таким аргументом, но снимать из-за этого Дарькина, я думаю, что они не решатся.

Неплохо знаю одного человека, который в последние полгода не находит себе места. Этот человек занимался лесным бизнесом, и буквально с октября прошлого года весь его бизнес поставлен под сомнение. Причем он рассказывает интересные вещи. Его пригласили в администрацию края. На высоком этаже этого высокого здания в одном из кабинетов с ним говорили люди, которые говорили "по понятиям". Он был страшно поражен, что такие люди оказались в администрации.

Передел... Люди лишились не просто дохода, они лишились своего дела. И что интересно, этот же человек мне рассказывал, что у него "крыша" была милицейская, а теперь ему мешает работать та фирма, у которой "крыша" бандитская. Для него это еще принципиально невозможный момент, и он готов идти на крайние средства.

То есть когда ожесточение из-за передела имущества и сфер бизнеса достигло вот такого накала, я думаю, что люди могли скинуться и попытаться объяснить там, в Москве, что у Сергея Михайловича не настолько прочные позиции в Приморье.

Михаил Соколов: Сам Сергей Дарькин обратился с иском в суд, объявив инсинуации Андрея Караулова клеветой.

В открытую оппоненты сойдутся на выборах руководства Законодательного собрания. Ждут визита Евгения Наздратенко в регион. Только он может сплотить в единый кулак антигубернаторскую оппозицию. Из-за этого власти Приморья будут спешить с созывом первой сессии, дабы не дать своим противникам договориться.

Губернатор находится под ударом. Осознает ли Сергей Дарькин масштабы угрозы, которой подвергается и он сам, и его курс на нормализацию управления Приморским краем? Эксклюзивное интервью Сергея Дарькина - в программе "Выборы-2002".

Только что, 9 июня завершились выборы в Законодательное собрание Приморского края. Избранного год назад главой региона Сергея Дарькина его политические оппоненты обвиняли в связях с криминалом, в экспансии в регион московских олигархов.

Сегодня губернатор Приморского края Сергея Дарькин - гость программы "Выборы-2002".

Сергей Михайлович, первый вопрос. Что за время вашего губернаторства, уже почти год, вы считаете самым сложным для себя, что вы смогли сделать?



Сергей Дарькин: Я считаю, что самое сложное для меня было переломать чиновничью структуру, которая здесь была до меня.

Михаил Соколов: Скажите, а как с деньгами сейчас в крае? Насколько я понимаю, зима у вас там прошла, в отличие от предыдущих лет, достаточно спокойно. Сейчас что?

Сергей Дарькин: Я хотел показать вам ежедневную сводку. Сегодня у меня на счету 958 миллионов рублей. Сегодня у нас какое число? 10 июня. Уже выплачена зарплата за июнь и отпускные для бюджетников.

На самом деле, это резерв.

Михаил Соколов: Повышенная зарплата, да? Вот то, на что другие губернаторы деньги просят.

Сергей Дарькин: Конечно, конечно. Да, я не прошу денег у центра. Мы просто перевыполнили с начала года (я вот только что говорил, на площади) на 164 процента план по собственным доходам.

Это деньги, которые не считанные были, и, на самом деле, я пока не знаю, куда их тратить. То есть все задачи, которые я ставил перед собой, выполнил, теперь с новой думой будем обсуждать то, что мы будем строить: мост, путепровод, готовиться к школам...

Сейчас хочу сделать одну интересную программу. У нас же очень много интересного, нового в Приморском крае. Вот, например, "Примтеплоэнерго". Все губернаторы заинтересованы в этом деле. И сейчас Анатолий Борисович Чубайс это делает в своем стиле. Он отделяет тепловые энергостанции, знаете? То есть это то же самое "Теплоэнерго" - энергетическая компания, что я сделал. Может, кто хочет, тот и сделает по России.

Понимая, что у муниципалов нет денег для ремонта дорог, городских дорог, в первую очередь, районных, мы хотим сделать краевую программу, которая бы из краевого бюджета финансировала бы эту работу. А вот такая жесткая централизация финансовых ресурсов позволила нам собрать очень большие деньги, которые мы сейчас можем целенаправленно направлять в те или иные программы.

Вот этого раньше не было. Вот в этом большое отличие.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, но вот во время этой избирательной кампании достаточно жестко звучала критика в ваш адрес. По поводу сокращения социальных расходов, по поводу повышения, так сказать, различных тарифов и так далее.

Нельзя было помягче поступить?

Сергей Дарькин: Хороший вопрос. Спасибо большое.

Мы ни в коей мере не понизили количество финансовых ресурсов, выделяемое на бюджетные социальные программы: медицину, здравоохранение и образование. Их только увеличили.

Мы сделали реструктуризацию этих расходов. Мы убрали абсолютно закрытые статьи, которые мы не контролировали. Ну, например, внебюджетные фонды, которые были созданы в каждой больнице и тому подобное. И получилось. У меня был главврач одной больницы, который получал 5 000 долларов заработной платы.

Никто не управлял внебюджетными фондами. Кстати говоря, Алексей Кудрин буквально неделю назад об этом сказал, что он хочет управлять внебюджетными фондами, посмотреть, куда это идут, да?

На месяц, на два, на три, мы делаем вперед.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, а вот несколько таких конфликтных точек. Вы, насколько я понимаю, меняли подходы, например, к распределению, квот по рыбе и так далее, погранпереходы затронули, лес... Вы много врагов нажили, так сказать, новой политикой?

Сергей Дарькин: Есть, есть. И враги называют "переделом собственности". На самом деле, какая собственность изменилась у нас в крае, ничего не могу понять. Как она была, такая она и осталась. То, что порты купили московские, например, структуры, ну, купили, они еще до меня их купили. И вели переговоры, и работали с генеральными директорами этих портов еще задолго до меня.

Я работал с Робкановым Михаилом Федоровичем напрямую. Находка работала. Не знаю, кто купил пакет акций.

Ни о каком перераспределении собственности в Приморском крае речь не идет, не может идти. Почему? Потому что собственник уже давно определился. Это первое.

Да, действительно, есть ряд структур, которые не согласны по тем или иным причинам либо с распределением квот, либо с работой погранпереходов, либо с распределением лесных участков и тому подобное.

Цифры говорят о другом. Вот эти 164 процента роста собственных доходов - это не простые слова, это не просто так. Это вот та работа, которая нами была сделана.

Поддерживаю Грефа в том, чтобы ввести платность за биоресурсы. Категорически, чтобы полностью убрать то якобы распределение, которое, значит, губернаторы могут делать.

Михаил Соколов: А если на региональном уровне?

Сергей Дарькин: Да. Я к чему? Чтобы каждая тонна рыбы что-то стоила, какие-то деньги. Но ни в коем случае не на аукционе! Чтобы было ясно, что, например, такая-то компания заплатила, там, 10 рублей за тонну минтая и получила эти квоты. Все. Если такая бы открытость была. Я в прошлом году говорил Герману Оскаровичу об этом.

Вот пока были аукционы. Вы сами знаете, какие цены были на аукционах, когда очень большой разброс цен, огромнейшие цены на аукционах. И якобы бесплатные квоты в регионах позволяют вот эту вот...

Михаил Соколов: Среднюю выводить.

Сергей Дарькин: Я считаю, что это не очень хороший метод. К сожалению, закон у нас такой.

И именно поэтому с нашей подачи наша краевая дума приняла закон о рыболовстве, который, кстати, не принимался 10 лет. А почему он не принимался? Скорее для того, чтобы, когда мутная вода, да? Оно хорошо, да?

В законе четко написано, как распределяются квоты и так далее, и тому подобное.

Обсудим также положение по погранпереходам. Раньше с погранперехода бюджет не получал ни копейки. Почему? Потому что все доходы с услуг, оказанных погранпереходами, принимают на себя местные бюджеты. Мы не берем ни копейки в краевой бюджет, но это позволяет нам делать ряд местных программ, которые мы там делаем.

Естественно, мы за каждой копейкой следим, и когда, например, главе Хасанского района или Октябрьского района мы даем задание бюджетное, мы учитываем те доходы, которые они должны получить с этих погранпереходов.

А раньше просто этих доходов, их не было. Они растворялись.

Гораздо сложнее работа с лесом. Далеко негативные тенденции зашли в лесной отрасли. Я имею в виду, конечно же, незаконную вырубку леса и тому подобное.

Доволен тем, что в последнее время зауважали власть те люди, которые этим занимаются. И достаточно жестко мы сейчас стоим на этом. Но работы очень много в лесу. Очень много работы.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, а вот история с "Дальморепродуктом". Рыбаки выходили на улицу, продали гостиницу, в общем, можно сказать, за копейки, какие-то 50 миллионов рублей, чтобы с ним расплатиться.

Что вообще в таких случаях делать должна власть?

Сергей Дарькин: Ни Сергей Михайлович Дарькин, ни администрация Приморского края не имела, конечно же, никакого отношения к этой проблеме. Это частное предприятие, которое имеет своих акционеров и генерального директора Юрия Григорьевича Юденко.

Тенденции по невыплате заработной платы и долгов уже идут на протяжении 5-7 лет, поэтому это не смена, там, губернатора края. Не эти события были тем, что вылилось в эти события. Это менеджмент, это (я еще раз хочу сказать) плохая работа менеджмента компании.

Михаил Соколов: Так что, банкротить?

Сергей Дарькин: Я сейчас докончу мысль.

Что касается гостиницы, за сколько продали. Опять же, дело частной компании, за сколько она продана. Вот если бы я не был губернатором, был бы бизнесменом, да? Я бы за эту гостиницу больше не дал денег. "Экватор", в каком состоянии находится? Я бы не купил бы ее за столько денег. Даже за эти деньги я бы не купил бы ее.

Но это не было моим бизнесом. Но я бы не купил.

Вот гостиница "Владивосток". Они хотели ее продать за полтора миллиона долларов, да? За 50 миллионов, за 30 миллионов рублей. Вот эту я сделку остановил, потому что есть покупатель, был живой покупатель за 5 миллионов долларов. Она действительно этих денег стоит.

Я вынужден был вмешаться в эту ситуацию, потому что это последнее из рыбодобывающих предприятий в крае, которое не выплачивает зарплату. Это нонсенс. Поэтому я вмешался и был готов выплатить зарплату людям. Из бюджета, хотя это незаконно. Дать ссуду, на самом деле, "Дальморепродукту".

Какие вижу выходы? Я Юрию Григорьевичу дал, так сказать, последнюю возможность урегулировать отношения со своим коллективом по зарплате, я разобрался с теми долгами, которые у них есть. Абсолютно не собираюсь влезать в дела частной компании, но если такие факты по невыплате зарплаты будут продолжаться, не вижу ничего другого, как менять управление в этой компании. Согласно закону, я имею в виду, конечно.

Михаил Соколов: Так же, как "Дальзавод" банкротили?

Сергей Дарькин: Да. Не знаю, кто это будет делать. Либо это будут частные инвесторы делать, либо это будет администрация края, но вряд ли администрация края. Это дело частных инвесторов.

Кстати говоря, по "Дальзаводу", как бы там ни боялись, на самом деле, ведь достаточно неплохие тенденции роста у "Дальзавода" есть. Самое главное, что там вот это вот разбазаривание имущества, которое там было сделано. Может, абсолютные цифры небольшие, но 200 процентов - рост выпускаемой продукции за первый квартал. И клиенты завода видят, что можно с ним работать. Есть какие-то гарантии, то, что суда, которые туда становятся на ремонт, они будут отремонтированы. Это очень важно.

Поэтому пример "Дальзавода", на самом деле, я считаю, положительный.

Михаил Соколов: Губернатор Приморского края Сергей Дарькин отвечает на вопросы Михаила Соколова и Марины Лободы.

Сергей Михайлович, а вот какие у вас отношения с главой Госкомрыболовства, бывшим губернатором Евгением Наздратенко? В связи с теми же квотами у вас были публичные споры.

Сергей Дарькин: Вы знаете, что отношения у нас достаточно сложные, натянутые. Не готов комментировать данную ситуацию. Я честно и откровенно говорю, что они натянутые и непростые.

Да, мешает, конечно, делу, потому что ряд вопросов, которые мы должны вместе рассматривать, они по тем или иным причинам не рассматриваются.

Михаил Соколов: Ведь Наздратенко вам оппонирует и на политическом уровне. Вот на этих выборах все видят, что есть группа депутатов, они прошли, которые просто-напросто открыто связаны, с одной стороны, с Евгением Ивановичем Наздратенко, с другой стороны, оппонируют вам.

Вы как с ними работать собираетесь?

Сергей Дарькин: Конструктивно. Как с той думой, которая была, когда я сюда пришел. Их выбрал народ, поэтому будем работать конструктивно.

Михаил Соколов: Я слышу такие мнения, что их позиция - готовить в думе вопрос о недоверии вам.

Сергей Дарькин: Да ради Бога! Пускай готовят. Не боюсь никаких этих вопросов.

Михаил Соколов: А вы не опасаетесь, что это будет такая дестабилизация, те же инвесторы будут пугаться, если у вас дума превратится в такую, ну, площадку для дискуссий о губернаторе и так далее?



Сергей Дарькин: Не хотелось бы, чтобы дума превратилась в площадку для политических дискуссий. Именно поэтому, имея, на самом деле, достаточно сильный блок, с которым, надеюсь, будем дальше сотрудничать. И понятно, что могут быть оппоненты, но категорически не согласен с тем, что могут быть какие-то там серьезные отклонения от конструктивизма, который в последний год сложился между исполнительной и законодательной властью.

То, что год была тишина в крае, моя большая заслуга в этом тоже есть.

Михаил Соколов: Те же сторонники Черепкова, они примерно так же настроены, как наздратенковцы.

Сергей Дарькин: Считанное количество их. Порядка пяти человек. Поэтому не вижу больших волнений по этому вопросу.

Михаил Соколов: То есть вы не видите возможности формирования такого жесткого оппозиционного блока в две трети голосов, который будет мешать вам?

Сергей Дарькин: Нет.

Михаил Соколов: Не видите?

Сергей Дарькин: Нет. По жесткой позиции, я думаю, человек пять.

Михаил Соколов: Вы сами не считаете, что вы какие-то ошибки допустили: не проконтролировали то, что многие ваши соратники (ныне чиновники) остались формально коммерсантами, да? И прокуратура вам предъявила претензии.

Сергей Дарькин: Заблуждение. Заблуждение в том, что высшие чиновники государственной власти занимаются коммерческой деятельностью. Это не соответствует действительности.

Михаил Соколов: То есть прокуратура ошиблась?

Сергей Дарькин: Да. Она не проверила документы до конца. Глубоко убежден в том, что люди, которые работают вице-губернаторами, они продали все свои акции.

Другой вопрос, что эти акции публично не зарегистрированы, но в законе не написано, чтобы они были публично зарегистрированы. Это так. Есть документы, подтверждающие, что у вице-губернаторов нет этих акций. Это точно.

Это же было всегда. Вы знаете, что год-два назад то же самое. Проверяется человек, якобы имеющий акции. На самом деле их нет. То есть у нас такие законы.

Когда высказывался по этому вопросу в газете "Владивосток", действительно, он там не продал свои акции двум компаниям, у которых с 1995 года, я точно знаю, не велось никаких операций.

Все вице-губернаторы, высшие чиновники знают законы, и, поверьте мне, никто бы не стал держать акции на себе.

Михаил Соколов: А вот, скажем, в отношениях с тем же Законодательным собранием. Там прокуратура от вас требовала некие законы подписать, которые вы не подписывали.

Сергей Дарькин: Все законы, которые мы принимали, они проходили, подписывались мною. Если какая-то была задержка, неделя, больше. Такие вопросы - чисто технического характера.

А на самом деле, прокуратура ничего не может сделать, только обратиться в суд.

Почему такой работы не было раньше, да? Например, даже на протяжении 10 лет. Это говорит о том, что мы устраиваем федеральное наше устройство, главенство федеральных законов над местными и тому подобное. Мы год приводили наши местные законы в соответствие с федеральными.

Михаил Соколов: Привели?

Сергей Дарькин: Привели. Осталось немножко, но это новое законодательное собрание будет делать. Не от меня зависит.

Михаил Соколов: Вы считаете, что вот это все-таки случайное совпадение, да?

Сергей Дарькин: Какое?

Михаил Соколов: Ну, вот смотрите. Активность оппозиции, некие такие претензии прокуратуры, а теперь еще такая вот яркая пропагандистская кампания ведется против вас с помощью телеканалов и так далее.

Сергей Дарькин: Не вижу здесь ничего серьезного. А вот с точки зрения пропагандистской кампании в местных газетах, это как бы работа оппонента, которого не устраивает губернатор Приморского края, конкретного человека.

Причем хочу сказать официальное и мое субъективное мнение. Кто бы ни был бы на этом месте, то такое же противодействие было бы другому человеку.

Михаил Соколов: Оппонент-то кто?

Сергей Дарькин: Евгений Иванович Наздратенко.

Марина Лобода: Что не поделили с Наздратенко?

Сергей Дарькин: Я ничего с ним не делил. Я думаю, это его отношение к этой должности.

Марина Лобода: То есть только амбиции?

Сергей Дарькин: А что еще?

Марина Лобода: А не передел собственности?

Сергей Дарькин: Да нет. Какой передел? А что произошло, что у нас переделано в крае? Я одного не могу понять: какое имеет отношение Евгений Иванович или я, например, к Восточному порту? Никакого. Там "Находка", "Роснефть", "Нефтепродукт", "Дальэнерго", да? Не имеем отношения. Ни он, ни я.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, то есть получается, что Евгений Иванович Наздратенко, не будучи губернатором, а будучи министром, хотел руководить краем, вами?

Сергей Дарькин: Да. Да-да.

Михаил Соколов: Хорошо. Выходит, предположим, передача, "Момент истины", где вас обвиняют в том, что вы связаны с криминалом, что у вас неподобающее поведение и так далее.

Что вы делаете?

Сергей Дарькин: Я обратился в суд на Караулова. А что я еще должен сделать? Выступать по телевизору? Не собираюсь.

Михаил Соколов: Например, показывают некую пленку, где вы запечатлены с некими личностями, о которых говорят, что они криминальные авторитеты.

Сергей Дарькин: Да.

Михаил Соколов: Вам не хочется просто ответить людям, сказать: "Это клевета, это безобразие"?

Сергей Дарькин: Я не сделал ничего предосудительного в этой жизни. И не понимаю, почему я должен за это оправдываться.

И все эксперты знают, что эта пленка, о которой ведется речь, она сфабрикована, сделана из трех пленок. Я никогда не был на этой встрече, о которой там написано.

Я не хочу об этом оправдываться, а буду подавать в суд, согласно закону.

Михаил Соколов: Вам не кажется, что Наздратенко, в некотором смысле, или те, кто организовывает эти кампании, они пользуются, может быть, тем, что вы неправильно строите отношения с местной прессой? Она же привыкла к другому отношению, к заботливому.

Сергей Дарькин: Понимаете, могу себе позволить строить такие отношения, которые мне удобны. И не считаю, что политика очень важна на данном этапе. Главное - это экономический базис. Судить о моей работе может только избиратель, а никак не Евгений Иванович Наздратенко.

Год моей работы: я считаю то, что было, и то, что сделано. Если у него есть какие-то возможности сказать, то готов соревноваться в этом. А не в том, кто лучше имеет отношения с местной прессой или у кого лучше комбинации аппаратной работы.

Да, действительно, видимо, он как бы очень большой специалист в этих делах.

Михаил Соколов: Просто эта кампания на федеральном уровне может повредить вашим экономическим планам и, собственно, имиджу края и так далее. Это же достаточно серьезное оружие.

Сергей Дарькин: Все те начинания, которые я сделал, они идут достаточно успешно, и главная моя цель - это как раз экономические темпы роста, базовая основа для того, чтобы потом уже можно было заниматься политикой.

Я считаю, что ты имеешь право сказать свое политическое мнение только тогда, когда ты что-то сделал в этой жизни. Я еще мало сделал в госуправлении. Я хочу сделать, а потом уже иметь свое мнение, точки зрения, там, например, государственного устройства, отношений с федеральным центром. Я хочу показать то, что мы можем что-то сделать на самом деле. Я глубоко убежден, что политика - не самое главное, а главное - экономический базис.

Михаил Соколов: А вы проясните нашим слушателям. Вот Борис Немцов вас принял в СПС, или все-таки вы как-то...

Сергей Дарькин: Нет, не принял.

Михаил Соколов: ... в стороне. А что же?

Сергей Дарькин: Я не состою в партии - ни в СПСе, ни в коммунистической, ни в "Единстве России".

Михаил Соколов: А почему?

Сергей Дарькин: А зачем?

Михаил Соколов: Как? Единомышленники, поддержка?

Сергей Дарькин: Я поддерживаю практически все партии, которые являются, так сказать, правого толка. То есть это СПС, это "Единство", это "Яблоко".

Михаил Соколов: То есть вам этого достаточно?



Сергей Дарькин: Конечно. Когда шли выборы, вы видели, что я ни за кого не голосовал, не агитировал. Это очень, я считаю, будет большая фора, если, например, губернатор, будет состоять в партии. В СПС, например, или в "Единстве", или в "Яблоке". Или в Коммунистической партии, да?

И Приморский край, у нас нет такого лидера здесь, большой партии. Самой большой я считаю (9 процентов) Коммунистическую партию.

Сейчас новый закон о выборах, да? Я думаю, что как раз он стимулирует роль именно региональных партий. Вот сейчас посмотрим, какие будут партии, чьи будут партии двигаться в Приморском крае. Пока, к сожалению, не очень, так сказать, развиты у нас в Приморском крае политические движения.

Михаил Соколов: Все-таки вы не думаете, что вы сделали некую ошибку, активно не играя на этих выборах?

Сергей Дарькин: Нет. Абсолютно нет. Был ряд ошибок, тактических ошибок. Смотрел, насколько демократично наше общество, насколько все-таки наши выборы демократичны.

Михаил Соколов: И демократичны?

Сергей Дарькин: Да. По крайней мере, в Приморском крае.

Михаил Соколов: После беседы с губернатором Приморья Сергеем Дарькиным могу сказать только одно: если молодой глава региона, подобно Егору Гайдару в 1992 году, продолжит делать ставку только на экономику и не поймет, что после выборов местных законодателей его могут со всех сторон блокировать в политическом пространстве, он может выпасть из тележки власти.

В Бурятии 23 июня пройдут выборы президента республики. Одновременно избирается и парламент Бурятии, Народный хурал.

Из Улан-Удэ сообщает Александр Мальцев.

Александр Мальцев: За пост главы республики на выборах, которые состоятся 23 июня, соревнуются 6 претендентов. Основная же борьба происходит между действующим президентом Леонидом Потаповым, баллотирующимся на третий срок, и депутатом Государственной думы Бато Семеновым. В избирательных бюллетенях также будет указан предприниматель Андрей Громов, который баллотировался на пост президента в 1998 году.

Кроме того, избирком зарегистрировал директора Гуманитарного института Бурятского госуниверситета Владимира Антонова, депутата Народного хурала Александра Кардаша и главу Бантовского эвенкийского района Иннокентия Дагбаева.

Последние трое поставили себе основную задачу: пройти в парламент Бурятии на выборах, которые состоятся в тот же день. Они зарегистрированы также в качестве кандидатов в депутаты Народного хурала.

Президент Потапов, как он сам заявил в местной прессе, заручился поддержкой на выборах президента России Владимира Путина. В его пользу подписали письма коллективы чуть ли не по полному списку предприятий Бурятии, профсоюзы и бюджетники.

Бато Семенов пользуется популярностью среди этнических бурят, бизнесменов и бурятской диаспоры в Москве. Его поддерживает глава Буддистской церкви России Домбай Аюшиев. Кроме того, он заручился поддержкой думской фракции "Отечество - Вся Россия", в которую входит.

Вопрос о поддерживаемой кандидатуре расколол отделение партии власти. Политсовет отделения "Единой России", члены которого всегда уверяли, что с партийной дисциплиной у них все в порядке, поделился почти наполовину при решении поддержать или не поддержать своего лидера, председателя политсовета. Центральный комитет "единороссов" публично за Семенова так и не высказался.

Говорит пресс-секретарь регионального отделения Наталия Штепа, ссылаясь на председателя исполкома бурятских "единороссов" Михаила Кравченко.

Наталия Штепа: Политсовет бурятской региональной организации "Единая Россия" поддержал Бато Семенова, председателя политсовета "Единой России" на пост президента Республики Бурятия.

Это решение было вынесено на заседание политсовета "Единая Россия". На нем присутствовало 26 из 35 членов политсовета, то есть более половины его членов. Решения по уставу принимаются простым большинством голосов. Из 26 человек 9 отказались участвовать в голосовании. Из 17 человек "за" проголосовало 16.

Таким образом, политсовет поддержал Бато Семенова. Это решение нам подтвердили в юридическом отделе Центрального исполнительного комитета партии "Единая Россия".

Александр Мальцев: Через день после заседания политсовета в средствах массовой информации распространено письмо за подписью 18-ти из 35-ти членов политсовета, то есть более половины состава. Они обратились к избирателям, призывая голосовать за Леонида Потапова. Ссылаясь на тот же, что и оппоненты, пункт устава партии, подписанты во главе с Клавдией Альцман утверждают, что выступают от имени всего политсовета.

Леонид Потапов проводит рекламную кампанию очень скромно - без громких заявлений и без публикации компромата. Все негативное в адрес его основного соперника печатается в статьях, оплаченных из фондов кандидатов Александра Кардаша и Владимира Антонова.

Бато Семенов при агитации делает ставку на свою энергичность и молодость (он на 25 лет моложе Потапова). Он подчеркивает, что как депутат Госдумы, привлек в дотационную республику значительные финансовые средства.

Опросы социологической служб "Эйдос", опубликованные в правительственной газете "Бурятия", показывают, что за Потапова отдали бы сегодня свой голос 52 процента опрошенных, за Семенова - 16,5 процентов, за остальных кандидатов проголосовали бы от 0,3 до 0,6 процента опрошенных.

XS
SM
MD
LG