Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Муниципальная реформа. Гость передачи - советник Президента России Сергей Самойлов


Обаятельного миллиардера Платона в фильме Павла Лунгина ход борьбы за власть и деньги превращает в безжалостного "Олигарха". Зритель прощается с героем в году эдак 1996, а дальнейшее жизнеописание Платона рисует итог выборов 22 сентября в Красноярском крае.

Партнер Владимира Потанина, олигарх из концерна "Норильский никель" и уже 2 года губернатор Таймыра, Александр Хлопонин становится главой грандиозного, от Саян до Ледовитого океана, Красноярского края. Сражение двух сверхмонополий, "Русского алюминия" и "Норильского никеля" закончено. Идеология местничества, "нашизм" главы законодательного собрания Александра Усса побежден не без помощи федеральных информационных ресурсов. Выбор сибиряков справедлив: никелевая сверхмонополия, оплачивавшая 70 процентов расхода края, в нынешней системе концернов-"чеболей" обязана была взять под контроль свои бюджетные расходы на красноярский народ.

Если молодому энергичному лидеру удастся и в Красноярске, как на Таймыре, показать эффективность современного менеджмента, то после красноярской серии в продолжение "Олигарха" можно готовить "Олигарх-3", как новому во власти человеку бизнеса в 2008 году откроется дорога из Сибири в Кремль.

Гость московской студии Радио Свобода - советник президента России Сергей Самойлов. Мы будем обсуждать тему муниципальной реформы, и вопросы вместе со мной гостю будут задавать и региональные корреспонденты Радио Свобода.

Сергей Николаевич, вы ответственный секретарь комиссии под руководством заместителя главы администрации президента Дмитрия Козака по подготовке муниципальной реформы. Как вы сформулируете, до чего дошла ваша группа, ваша комиссия, каков главный принцип этой реформы?

Сергей Самойлов: В основе проведения самой реформы - цель оказывать наиболее эффективно услуги населению, которые предусмотрены Конституцией и федеральным законодательством, и оказывать их на том уровне власти, который сделать это может наиболее оптимально, наиболее быстро и наиболее эффективно. Это - цель.

Не было задачи, связанной с тем, чтобы децентрализовать власть или наоборот, забрать основные ее рычаги в федеральный центр. В основе стоит избиратель, гражданин России, и цель - защитить его права, свободы, обеспечивать ему необходимые условия.

Второе, до чего мы дошли: мы проанализировали более 200 федеральных законов по самым разным направлениям - от имущественных отношений, финансовых отношений, проблем социальной защиты, охраны среды обитания и устройства самой власти на всех ее уровнях и местного самоуправления. Вывод - не очень утешительный. Он связан, в основном, с блоками этих законов, которые предусматривают совместные полномочия; эти полномочия не разграничены законодательно, или их разграничение произведено достаточно формально. И судебные механизмы защиты любого человека, который хотел бы доказать неэффективность исполнения в отношении его тех или иных услуг, он не может этого сделать эффективно.

Поэтому мы отработали это законодательство и разделили на несколько частей нашу работу. Более 100 федеральных законов - по ним предложения готовятся нашей комиссией для внесения от имени президента их в Федеральное Собрание, начиная с осени 2002 года, и в 2003 году. Это - законы, которые касаются устройства власти, местного самоуправления. Это - вопросы, которые касаются межбюджетных отношений. Это - вопросы, которые касаются социального блока - вопросы здравоохранения, культуры (не полностью, но в значительной степени).

Есть примерно такая же часть федеральных законов, по которым мы отработали свои предложения, как должны быть разграничены полномочия между уровнями публичной власти, и эти законы будут вноситься в установленном порядке правительством Российской Федерации в 2002 - 2003 годах. Созданы рабочие группы, которые работают над реальными поправками в целый блок вот этих федеральных законов.

Это я считаю сегодня главным результатом: что мы определились концептуально по всем направлениям разграничения полномочий, оттрактовали, что такое сегодня совместные полномочия, механизм передачи этих полномочий, не обязательно через договорную систему и соглашения, хотя мы предусматриваем и эти конституционные механизмы. Передача законодательным путем.

Михаил Соколов: Вот тема такая: это замена прямых выборов главы муниципального уровня выборами его депутатами местной думы или наймом управляющего.

Вот наш корреспондент в Ставрополе Лада Леденева как раз эту тему затрагивает и говорит, что в краевой думе находится на рассмотрении устав города Ставрополя, и пока не ясно, будут ли ставропольского главу выбирать всенародно или изберут из числа депутатов городской думы. Сейчас система такая, что по контракту работает нынешний мэр Ставрополя Иван Тимошенко, который занял место прежнего, выбранного населением, главы города Михаила Кузьмина.

Вот, собственно, ее вопрос. Имеют ли право ставропольские депутаты принимать решение о замене всенародного голосования на такие, более, ну, скажем так, принимаемые узким кругом варианты (дума изберет, или будет контракт) в новой системе?

Сергей Самойлов: Ныне действующий закон об общих принципах организации местного самоуправления не препятствует и такого рода появлению городского градоначальника. С другой стороны, когда был принят закон, то каждое муниципальное образование прежде, чем определить - избирать или нанимать по найму, принимать городского главу или главу местного самоуправления, - разрабатывали и обсуждали с населением, с основными общественно-политическими силами, а во многих случаях и на референдумах, обсуждали уставы муниципального образования, где заложена подобная норма.

Если в уставе города Ставрополя предусмотрены прямые выборы местного градоначальника, то они и могут проводиться только как прямые. Если будут внесены тем же органом, который принимал устав по всем нормам закона, изменения, связанные с другой процедурой, то это полнее допустимо.

Но что мы предлагаем по процедуре избрания?

Что касается самих муниципальных образований, городских, сельских, то, конечно, там, где населенный пункт соответствует уровню муниципалитета, то выборы вполне могут и должны быть прямыми, выборы своего руководителя.

Михаил Соколов: То есть - это крупный какой-то город, да?

Сергей Самойлов: Это не обязательно может быть крупный. Это, допустим, городок численностью свыше 5 000 - 7 000 человек или сельское поселение, в котором проживает не менее 1 000 человек. Там прямые выборы представительного органа, руководителя, значит, этого органа.

Что же касается ныне действующих административных единиц, как районы, то мы предполагаем, что, может быть, и без изменений границ этих районов они должны превратиться в муниципальные округа, в которые делегирует часть своих полномочий муниципальное образование. Ну, например, самые простые - каждый муниципалитет должен убирать мусор на своих улицах, на своей территории. Но каждому муниципалитету создать перерабатывающее предприятие, которое бы утилизировало это, конечно, никаких средств не хватит. Отсюда у нас и загрязненность, во многом, природы. Поэтому, конечно, это полномочие может исполнять муниципальный округ.

С другой стороны, и государство будет делегировать на уровень муниципального округа часть своих полномочий. Происходит следующее, что если, например, в рамках муниципального округа (то есть в рамках действующего района) находится, там, 10 - 12 муниципальных образований, каждое из них, условно говоря, делегирует прямыми выборами по 2 представителя в этот совет муниципального округа независимо от численности населения в этом муниципалитете. Поэтому получается 20 - 24 человека, которые и нанимают руководителя муниципального вот этого округа. И они решают вопрос о перечислении денег от муниципалитетов в муниципальный округ, и часть денег делегирует туда государство и контролирует на уровне муниципального округа.

То есть вот здесь прямым голосованием района или 10 - 12 муниципальных образований избрание этого руководителя невозможно. Он нанимается, потому что нет соподчиненности муниципалитета муниципальному округу.

Михаил Соколов: Скажите, а вот в этом муниципальном округе они, собственно, эти избранники, или выдвиженцы снизу, - они действительно сами нанимают этого управляющего муниципального, или они его будут нанимать, скажем, по указанию губернатора?

Почему я спрашиваю? Вот, например, из Оренбургской области наш корреспондент Татьяна Морозова, она указала на довольно странную, например, систему, когда глав сельских районов выбирают не избиратели всего района, а из числа выбранных депутатов районного совета, к тому же - по предложению губернатора.

Кстати говоря, похожее вот было в Башкирии, по-моему, а в Татарии просто глав районов назначал президент Шаймиев (ну, они потом проходили проверку на выборах в Государственный Совет, но чаще всего избирались).

Скажите, что будет вот с такими, собственно, системами полу-назначения, скажем так?

Сергей Самойлов: Ваши примеры говорят как раз об одном из выводов, которые сделала комиссия. О том, что в конституционном смысле местное самоуправление в России не состоялось.

Что такое "конституционное", имеется в виду? Ну, первое, это то, что местное самоуправление у нас по поселенческому принципу. Не может быть район муниципальным образованием. Это административно-территориальное деление. Второе это то, что, по Конституции, органы местного самоуправления не имеют права делегировать выполнение своих полномочий государственной власти, органам государственной власти.

Михаил Соколов: То есть они отделены.

Сергей Самойлов: Они отделены. С другой стороны, Конституция предусматривает механизм передачи части государственных полномочий на уровень муниципальных образований с передачей им финансовых средств. Поэтому все нововведения и все эксперименты за 10 с лишним лет, которые прошли, связанные с системой местного самоуправления, они, конечно, ходили всегда по лезвию ножа в том плане, что как, с одной стороны, вроде и показать, что конституционные принципы должны действовать, и, с другой стороны, не потерять управляемость, административную вертикаль, и, соответственно, под видом того, что муниципальные образования все дотационные, держать финансы в своих руках и перераспределять их зачастую и по принципу лояльности, а не по принципу бюджетной обеспеченности каждого жителя, проживающего в той или иной территории.

Поэтому должна быть унифицирована теперь система, а именно, что если это поселение, здесь руководитель избирается муниципалитетом для исполнения функций, которые являются собственными полномочиями муниципального образования. Там, где муниципальное образование консолидирует свои усилия, - и дает под это деньги, они нанимают человека.

Какая существует, естественно, проблема? Она заключается в том, что если государство делегирует значительную часть своих полномочий субъектам, а через субъекты - и муниципальным образованиям (именно не каждому муниципальному образованию, а муниципальным округам), то, естественно, у нее должны быть рычаги влияния, воздействия на человека, который здесь выполняет эти государственные полномочия. И контроль за расходованием такого рода средств идет уже не со стороны только совета муниципального округа, а и со стороны государства. И есть и административная ответственность, которая может наступить за невыполнение делегированных государственных полномочий. Если они делегированы в точном соответствии с законом, обеспечены финансовыми ресурсами, но не исполняются.

И вот здесь, конечно, есть так же как бы Сцилла и Харибда, когда совет нанимает такого человека, который будет выполнять не только полномочия, данные ему советом, но и данные ему государственной властью. Поэтому вот этот механизм согласования, он должен, конечно, быть прописан в законах субъектов Федерации.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, а все же вот там, где фактически почти 10 лет выборов на этом уровне не проводилось (вот Башкирия, Татария, да и Оренбург - такие подозрительные выборы), они будут проведены? Не назначение вот президентом Татарстана, не назначение президентом Башкортостана.

Сергей Самойлов: Выборы главы района федеральным законодательством, строго говоря, не предусмотрены.

Михаил Соколов: Но Конституционный Суд признавал ряд законов этих субъектов Федерации неконституционными.

Сергей Самойлов: Это другой разговор. Что касается поселенческого принципа, еще раз говорю, что вот в муниципалитетах, муниципальные образования, у них должен быть легитимный руководитель местного самоуправления, а не государственный... не государством назначенный чиновник. Это однозначно.

Что касается районов, то здесь как раз вот мы стремимся к тому, чтобы здесь была найдена именно вот на переходном периоде формула, когда все должно проходить в строгом соответствии с Конституцией. То есть здесь должен быть человек, который представляет интересы муниципалитетов, в первую очередь, а потом уже интересы государства.

Михаил Соколов: Ну что же, давайте послушаем Омск. Наш корреспондент Татьяна Кондратовская расскажет о том, как развивалась ситуация в жизни между мэрией и, собственно, губернским уровнем управления.

Татьяна Кондратовская: Самоуправление как форма самодеятельности населения в Омске ликвидировано. Противостояние мэра Омска Валерия Росщупкина и губернатора Леонида Полежаева продолжалось около 7 лет. После подключения к решению проблемы аппарата сибирского полпреда Валерий Рощупкин ушел в отставку. Выборы нового мэра наблюдатели назвали фактическим назначением Евгения Белова, одобренного губернатором. Против его конкурента прокуратура возбудила уголовное дело.

После недавних выборов в горсовет мандаты двух депутатов от оппозиции были блокированы судом по заявлению их соперников - чиновников городского уровня. Сейчас горсовет парализован, а Омском руководит губернатор Леонид Полежаев. Мэр целиком зависит от областной администрации, а органы территориального самоуправления вошли в структуру мэрии.

По мнению политологов, совместными усилиями судов, прокуратуры, чиновников областного и федерального уровня, самоуправление в Омске ликвидировано, а под разговоры об укреплении вертикали власти продолжается усиление местных царьков.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, ну вот, собственно, наш корреспондент рассказала об этой ситуации. Наверное, конфликт губернатора Полежаева и мэра Рощупкина проходил на ваших глазах (вы работали в администрации президента).

Собственно, вот как быть с крупными городами? Ведь это конфликт достаточно стандартный: губернатор, мэр делят полномочия, делят бюджет, обид много...

Сергей Самойлов: На самом деле, ситуация с межбюджетными отношениями, она и послужила главной причиной для большинства конфликтов между губернаторами и мэрами. И если взять Рощупкина и Полежаева, то если вспомнить историю, то, как раз, Рощупкин был заместителем Полежаева в областной администрации и был делегирован на город после снятия указом тогда мэра Омска. И вроде близкие по духу, по команде - люди потихоньку расходились, потому что их разводили самые разные интересы.

Но еще раз говорю: проблема как раз заключается в том, что многие нормы жизни сделаны "по понятиям" между уровнями власти, а не по закону. И поэтому отсутствие четкого разграничения полномочий между муниципальными образованиями, особенно такими крупными, какими являются города, основные доноры областных, краевых и республиканских бюджетов, и между органами власти субъектов Федерации и порождает эти конфликты. Поэтому я допускаю сегодня то, что значительное огосударствление местного самоуправления произошло и, наверное, в городе Омске, как говорит корреспондент.

Мы сейчас не ставим для себя задачу разобраться именно в этом конфликте. Просто этот конфликт, как никакой другой, тоже показывает, что нужны четкие нормативы отчислений, бюджетной наполняемости для каждого уровня власти, для каждого муниципального образования, и четкая процедура их делегирования. Чтобы любой орган был бы как бы проводящей сетью для денег, которые предназначены для конкретного жителя, будь то пенсионер, будь то представитель бюджетной сферы или будь то предприятие, которое занимается содержанием жилищно-коммунальной сферы. Вот это должно быть четко сделано.

И вот здесь, когда мы стали внимательно смотреть, то мы в законах и в проектах законов об общих принципах организации органов местного самоуправления и об общих принципах организации органов государственно власти субъектов федерации предусмотрели целые разделы и статьи, которые подробно расписывают собственные полномочия этих уровней власти (а для населения они все равно - власть, даже если местное самоуправление отделено от государства) и делегированные полномочия. И сегодня таких полномочий у этих уровней власти насчитывается, у каждого, не менее чем по 40 таких полномочий. То есть, есть, чем каждому уровню заняться, не пересекаясь и не конфликтуя по одному и тому же полномочию - кто больше здесь делает, и кто вообще должен выполнять ту или иную функцию.

Вот это мы считали очень важной задачей. С моей точки зрения и с точки зрения комиссии, это позволит до минимума сократить количество конфликтов.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, а вот как быть с такой проблемой еще: наш корреспондент Анна Липина из Псковской области тоже обращает внимание на вопрос, связанный опять же с избранием. Ну, скажем, депутаты в Печорском районе лишили полномочий мэра, избранного населением, Александра Рогова. Были внесены изменения в устав района, все это зарегистрировала областная администрация, хотя раньше это все регистрировала (подобные вот решения по уставам) федеральная власть, ее представительство, так сказать, в органах юстиции.

Как получается все-таки, что можно взять и одним росчерком пера или одним решением, так сказать, районного собрания ликвидировать человека, избранного на определенный срок, вместе с должностью, да? Неужели наша юридическая система такое дозволяет?

Сергей Самойлов: Ну, если это происходит, к сожалению, значит, это можно. Во всяком случае, законно или незаконно, но...

Михаил Соколов: Суды идут.

Сергей Самойлов: Вообще, неправильно в период становления системы власти, местного самоуправления, в первую очередь, в России, менять правила игры моментально.

Вот мы даже с вами говорим сейчас о том, что комиссия предлагает, но закон об основах местного самоуправления будет содержать большой раздел переходных полномочий, где будет прописан механизм перехода. А не так, что закон если приняли, завтра проснулись, и все - все уже...

Михаил Соколов: Ни мэра нет, никого нет.

Сергей Самойлов: ... нелигитимны. "Значит, мы теперь будем жить по-новому".

Вот что касается Печорского района, я в курсе этого конфликта. Вопрос может стоять только так: если меняется принцип избрания руководителя, принцип организации местного самоуправления, закон может быть принят в рамках полномочий, которые имеет муниципалитет, но реализация его - только по истечении срока полномочий действующей ныне системы власти. Человек должен доработать, потому что он избирался по этим правилам. Он имеет легитимность полную, и его прямые выборы населением не могут быть перечеркнуты решением представительного органа власти. Это, конечно, грубейшее нарушение общеюридической правовой практики, что в этом смысле происходит.

Поэтому мы тоже очень осторожны, и раздавалось много тревожных слов в наш адрес о том, что "вот они затевают реформу, сейчас опять что-то начнется, опять все начнут ломать..." Мы все-таки считаем, что законы базовые должны быть приняты, затем, естественно, должны быть пересмотрены межбюджетные отношения и налоговая система. И когда мы введем финансовую основу под эти законы, вот тогда и начинать этот переход.

Михаил Соколов: Наш корреспондент в Астрахани Владимир Паньков ставит вопрос об ответственности и главы города и о возможности совмещения постов сразу в исполнительной и законодательной власти.

Владимир Паньков: Предусмотрено ли в программе муниципальной реформы введение какой-либо ответственности муниципальных властей? В Астрахани мэр города является также председателем городского совета. Фактически соединив в своих руках исполнительную и законодательную власть городского уровня, мэр города Игорь Безрукавников до следующих выборов ни перед кем не отвечает за свои действия.

Сергей Самойлов: Что касается конкретно Астрахани и деятельности мэра, конечно, всегда части населения и, наверное, политических сил кажется, что у них хуже, чем у других, что у них больше авторитарности и меньше ответственности власти перед населением.

Последние 3 года, во всяком случае, в проведении конкурсов на наиболее благоустроенный город Астрахань всегда занимает первые и вторые места, и мне сложно сказать, что такой результат достигается без участия власти города и мэра в том числе.

Михаил Соколов: А вот - совместительство?

Сергей Самойлов: У нас есть некое заблуждение. Оно связано с тем, что на уровне местного самоуправления мы потому и не говорим, что это - власть. Это не государственная власть. Нельзя допустить совмещения двух ветвей власти именно в государственной власти. Муниципалитет - принцип разделения властей здесь не действует. Здесь, наоборот, многообразие моделей устройства самой власти... самого управления муниципального.

Поэтому здесь все зависит от того (я еще раз повторяю), чтобы сам устав, первоначально который принимается, чтобы он разрабатывался и принимался с максимальным участием населения. Чтобы, выбирая тот или иной вариант устройства муниципального управления, население было к этому причастно. Но, в то же время, менять постоянно правила игры в зависимости от того, значит, какие настроения, какая политическая сила больше в городе превалирует, это нецелесообразно.

Поэтому это не совмещение исполнительной и законодательной власти. Это, в общем-то, одна из форм муниципального управления.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, но все-таки есть ведь проблема и ответственности. Вот, кстати говоря, на нее опять же обращает внимание еще один наш корреспондент, Николай Зюзев.

В Коми, в Ухте были около года тяжбы между мэром Марцинковским и депутатами. Депутаты сняли его с должности, на место избрали другого человека. Суд его восстанавливал. В общем, потратили там несколько миллионов рублей из бюджета на суды. Полная неразбериха. Сейчас продолжается примерно то же самое в Сыктывкаре, тоже судятся с мэром.

Все-таки должен же быть, наверное, какой-то механизм, скажем так, импичмента, если депутатов не устраивает мэр, или горожан не устраивает мэр. Наверное, нужно как-то все-таки это унифицированно прописать, да? В вашей концепции это есть или нет?

Сергей Самойлов: Да, обязательно. Здесь есть механизмы, которые вполне реально законодательно закрепить. Но, наверное, оно проще тогда, когда если по найму нанимается, и там сразу предусматриваются причины для расторжения контракта, которые могут быть причинами для расторжения контракта. И мы сейчас такие причины предусматриваем.

Второе это решение судебное, которое связано не только с мнением населения - как бы, что вот они думают, что он работает плохо, или даже, может, видят, что он работает не очень эффективно. Конкретные есть законы, конкретные финансовые нарушения, за которые, если ты пошел в управление муниципальное, ты можешь нести судебную ответственность и по суду быть отстранен от должности.

Михаил Соколов: То есть будет такой перечень?

Сергей Самойлов: Да, такой перечень будет. И далее, мы же ведь говорим о том, что у нас по факту органы местного самоуправления выполняют значительный объем функций государственных. Мы сейчас предлагаем перевести их на уровень муниципального округа, то есть на уровень как бы вот района, и поскольку этот человек не прямым голосованием всего населения района избирается, а именно с двух сторон происходит вот этот паритет, то прописываются и нормы, которые позволят отстранить от должности этого человека со сторон государства.

Михаил Соколов: А снизу-то все-таки есть. Как быть?

Сергей Самойлов: Вопрос освобождения путем референдума, наверное, он тоже имеет право быть, но это не очень эффективный механизм. Он должен быть прописан в уставе муниципального образования, чтобы привести в исполнение это мог муниципальный орган или судебный орган, или орган государственной власти. В зависимости от того, кому здесь предписано.

Сам по себе референдум, как правило, в истории пока нашей российской назвать положительнее примеры проведения референдумов я не могу.

Михаил Соколов: Хорошо, давайте о деньгах теперь поговорим. Вот наш корреспондент из Тюмени Алекс Неймиров задает свой вопрос.

Алекс Неймиров: Сергей Николаевич, как вы считаете, есть ли перспектива с принятием закона о местном самоуправлении установить проценты отчислений прибыли крупных городов (таких, как Тюмень) в областные бюджеты?

У нас депутатов городской думы, в частности Александра Жируна, с которым мне удалось поговорить, не устраивает существующая пропорция.

Александр Жирун: Все зависит вот от того, будет вот этот принят закон, дадут нам здесь в городе возможность управлять теми финансами, направления тех средств, которые необходимы городу для того, чтобы жители не чувствовали себя некомфортно, так скажем. Пока ведь город не имеет такой возможности.

Сход граждан постановил: 500 метров вот этой улицы отремонтировать. Но ни в одном бюджете это не находит отражения. Что сверху спустили, то и распределили, понимаете?

Михаил Соколов: За улицу теперь отвечать придется вам, Сергей Николаевич.

Сергей Самойлов: Нет, дело в том, что принцип, который предлагает комиссия, он заключается в следующем: если мы законодательно определяем, что это собственные полномочия органов местного самоуправления, то должны быть определены доходные источники, то есть должны быть налоги в целом или же расщепленные налоги, часть средств которых остается для выполнения этих собственных полномочий. И это легко просчитать - стоимость собственных полномочий и средств, которые тогда должны здесь оставаться.

Поскольку налоговая база значительной части муниципалитетов, она весьма и весьма слаба, особенно сельских, то, конечно, это должны быть налоги, которые реально можно создавать и можно здесь их поощрять. Ну, допустим, налог на недвижимость. Это видно - вот она, недвижимость. Ясно видно, что местная власть может стимулировать развитие объектов недвижимости, жилищного строительства и так далее, и эти налоги будут пополнять...

Михаил Соколов: Земельный, наверное, налог?

Сергей Самойлов: Земельный налог, да. Подоходный налог. Ну, подоходный налог - даже это спорно. Почему? Потому что у нас подоходные налоги платятся по месту работы, а не по месту жительства.

Михаил Соколов: Ну да, бедные и богатые.

Сергей Самойлов: Да, и значительная часть, допустим, жителей Подмосковья работает в Москве и платит сюда. И так же у каждого областного центра подбрюшье все, значит, все районы, которые около городов крупных, они работают в этих городах. Поэтому подоходный налог - это как бы расщепляемый налог.

Ну, то есть я говорю о том, что если это собственные полномочия, это должны быть доходные источники. Далее: если это делегированные полномочия, то обсчитывается, что будет стоить органам местного самоуправления выполнение этого полномочия, делегированного государством. И здесь тогда так же обсчитывается и выделяется субвенция, которая может идти с федерального уровня через бюджет субъекта Федерации по нормативу на муниципальное образование.

Михаил Соколов: Скажите, а как вы относитесь вот к такому эксперименту, о котором рассказал наш корреспондент в Самаре Сергей Хазов? Мэр Самары Георгий Лиманский решил финансировать бюджетную сферу города исключительно за счет средств своего бюджета. В результате этого эксперимента врачи и педагоги лишились федеральных надбавок, стали получать зарплаты меньше, чем в других городах. Исчезла стабильность выплаты зарплат. Ну, в общем, довольно странный эксперимент, но губернатор Титов заявил, то не может отменить распоряжение мэра Самары и вернуть федеральные деньги бюджетникам.

Вообще, насколько законны такие вот интересные эксперименты на людях?

Сергей Самойлов: Здесь надо смотреть конкретно на нормативные документы, но, конечно, эти решения органов власти подлежат судебному рассмотрению - и, с моей точки зрения, отмене.

Михаил Соколов: Еще один вопрос Сергею Самойлову. Столичные города. Ну, Москва, прежде всего. На мой взгляд, фактически отсутствует, несмотря на решение Конституционного Суда, реальный муниципальный уровень. То есть многие главы районов, муниципалитетов до самого низа, до ДЭЗа все назначено, да? И вот получается так: с одной стороны, есть красивая витрина, освещение и так далее, а с другой стороны, люди в обычной жизни сталкиваются с грязью, неубранным мусором и Бог знает чем - помойками прямо в центре города. И ответственности вот этих назначенных чиновников перед населением - никакой.

И вдруг мы узнаем (вот буквально на днях), что опять московская мэрия заявляет, что принципиальная позиция Юрия Лужкова - назначать глав вот этих управ низовых по предложению префектов.

Какова все-таки ваша позиция, тех, кто занимается вот этим муниципальным уровнем? Как обеспечить в большом городе вот этот низовой контроль, самоуправление и так далее?

Сергей Самойлов: Москва является и субъектом федерации. Поэтому совершенно естественно, что она должна носить все атрибуты, которые свойственны государственной власти субъекта федерации, и в этой связи они и ищут адекватную модель устройства здесь власти. Могу сказать только одно: что если будут приняты решения, которые не соответствуют - и не будут соответствовать - принятому закону об основах местного самоуправления, то, естественно, такие решения будут отменены.

Вы правы в том, что во всех европейских городах, которые являются столицами своих стран, тем не менее, есть уровень местного самоуправления. Порядка от 50 до 100 муниципальных образований, которые находятся под крышей этого города, где избираются руководители местного самоуправления.

Я уверен в том, что и предлагаемый нами вариант, связанный с тем, чтобы местное самоуправление было в рамках крупных городов и, в том числе, городах Москве и Санкт-Петербурге, оно будет реализовано именно таким образом.

Михаил Соколов: Вы не опасаетесь, что ваши планы реформ могут столкнуться вот с саботажем чиновников и политических деятелей, которые, в общем, десятилетия сопротивляются проведению муниципальных реформ? Ну, точки опять же известны - Татарстан, Башкортостан, да и Москва тоже.

Сергей Самойлов: Я хочу сказать о том, что да, конечно, у нас есть свои традиции (многие считают, что есть какой-то свой особый путь), но, тем не менее, мы изучили практику построения федеративных отношений многих европейских государств, которые можно назвать федеративными, в частности Германия. Взять ту же Испанию - за 25 лет, прошедших после режима Франко, страна сделала большой рывок вперед и, в первую очередь, за счет правильного распределения полномочий между муниципалитетами, между регионами и федеральным центром.

И, может быть, это, к сожалению, не самый лучший путь, но другого пути нет. Почему? Потому что значительная часть полномочий должна быть сконцентрирована там, где живет население. И поэтому мы будем идти в сторону увеличения объема полномочий субъектам Российской Федерации и на муниципальный уровень. Но именно в четком соотношении именно в законодательном плане. Опять же, не по политической лояльности, не по лоббистской силе руководителей, не "по понятиям", а именно по закону.

Поэтому, конечно, мы и не предполагаем, что это легкая проблема. Я, например, много ведь работал с руководителями субъектов Федерации и очень себе хорошо представляю тот объем проблем, забот, которые на них сталкиваются. И для того чтобы их реализовывать, им нужны были административные рычаги.

Просто если сама экономическая ситуация, общественно-политическая ситуация в стране будет стабильна, то перераспределение этих полномочий будет идти более спокойно.

И вторая причина, наверное, веская в том, что если мы с трудом находим управленцев хороших на верхнем уровне власти, то найти их на каждое муниципальное образование очень и очень сложно. И уровень самостоятельности, он же ведь порождает и уровень ответственности, уровень профессионализма требует. И, конечно, здесь мы сталкиваемся с проблемами значительного количества муниципальных образований, которые не имеют подготовленных руководителей, даже и избранных населением, прошедшим через сито выборов, но не обладающих профессиональными навыками.

Но лучше все-таки идти этим путем, чем административным - администрировать и назначать, потому что и период назначений показал, что назначаем мы тоже не всегда самых умных.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, вот я не могу не затронуть еще одну проблему. Я слышал от чиновников федерального уровня, что вот давать туда, деньги на уровень самоуправления, и полномочия (ну, вот вы говорите, что полномочия и деньги будут сопряжены) опасно, потому что нет контрольных механизмов, контрольной какой-то сферы, и коррупция на этом уровне очень высокая. Вы согласны с таким мнением?

Сергей Самойлов: Опасность, она есть везде, на всех уровнях такая проблема ставится. Проблема на федеральном уровне, в газетах и вообще в прессе, и в бытовых разговорах об этом слышишь. А почему это не должны говорить там, где люди живут, и вот они по сторонам смотрят и видят это все ближе к ним? И совершенно естественно, что такая проблема, она и реально существует, она и обсуждается людьми. Даже если ее и нет, она все равно будет обсуждаться.

Значит, другой разговор, что если это собственные полномочия местного самоуправления, то рычаг контроля за этим это вопрос представительного органа власти. Потому что не может государство контролировать деньги, которые муниципальное образование получает в виде доходных источников для того, чтобы подметать улицы, значит, для того, чтобы делать детские сады, или наоборот, будет строить какой-то кинотеатр. То есть это его право. Если они так решили муниципальным своим собранием, значит, они так решили.

А если получается, что если мы делегировали и говорим: "Милый, вот тебе деньги, которые ты должен будешь потратить на заработную плату педагогам. Вот эти деньги ты должен потратить будешь для того, чтобы, значит, создать нормальную градостроительную политику и так далее... Экологический контроль обеспечить. Вот это тебе деньги дает государство для этого", - но тогда спрос за реализацию этих денег уже носит и административный характер, возможность освобождения нерадивого руководителя или, во всяком случае, реального воздействия на него органами государственной власти.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, вы (раз вы все-таки советник президента России), естественно, с президентом говорили об основных параметрах муниципальной реформы. Собственно президент какие вам указания дал? Оставить муниципалитеты выборными, дать им реальную базу? Я так понимаю, по крайней мере, если из нашего разговора делать вывод. И как все-таки видится, когда новая система вступит в силу - до или после президентских выборов?

Сергей Самойлов: Что касается президента, то мы по каждому направлению проводимой нами работы (у нас их было 8 направлений) делали служебные записки с предлагаемыми вариантами, и на всех на них есть резолюции президента. И были доклады президенту по этим направлениям. По всем есть четкая позиция.

Второе, что 31 мая под председательством президента прошло заседание нашей комиссии, на котором были подведены итоги анализа действующего законодательства. То есть той задачи, которую нам поставил президент в указе. И вот этот доклад был, разговор был предметный, на нем присутствовали члены комиссии, которые представляют все уровни власти (у нас есть мэры, есть губернаторы, руководители законодательных собраний и представители федеральной власти). И был очень четкий анализ.

Значит, задача стояла только одна: что законы должны быть не под действующую власть (сегодня она одна, завтра она другая). Они должны быть устойчивыми, с точки зрения интересов и защиты прав населения. Это - законы, которые помогали бы человеку или органу соответствующему в судебном порядке решать споры и найти защиту своих интересов, а не у вышестоящего чиновника или у той или иной политической силы. Вот главная задача, которая была поставлена президентом. Задача или децентрализовать власть, или централизовать власть - ее не было.

С точки зрения реальных сроков, сами представляете, что, понимая законодательный процесс в Федеральном Собрании, мы не можем сказать о том, что мы сейчас вот осенью весь пакет законопроектов проведем. Конечно, это кропотливая и серьезная работа, причем, есть предложения, которые требуют и политической воли, и которые невыгодны в предвыборный год, в частности, для Государственной Думы. Потому что у нас есть предложения, связанные с социальным блоком вопросов, значительно которые меняют структуру не финансируемых мандатов федеральных, которые мы льготы обещаем, а финансировать - не финансируем. И перебросить их просто на плечи муниципалов или субъектов Федерации мы тоже не можем. Нужны другие механизмы.

Поэтому первые законы, законопроекты или как изменения и дополнения в законы об общих принципах организации органов государственной власти и общих принципах организации местного самоуправления, они будут внесены осенью в Федеральное Собрание. И еще ряд законов, которые являются отраслевыми.

Михаил Соколов: Моим собеседником был советник президента России Сергей Самойлов.

Теперь - новости партийной жизни.

На своем внеочередном съезде 21 сентября партия "Либеральная Россия" чохом проголосовала за все требуемые Министерством юстиции поправки, и теперь, если в дело не вмешается политическая конъюнктура, может добиваться для участия в парламентских выборах повторной регистрации.

Сопредседатель партии Борис Березовский на этот раз явился на съезд не в виртуальном виде, а по телефону. Из хрипящего динамика делегаты услышали, что Соединенные Штаты Америки перестали быть гарантом демократии, поэтому следует объявить о периоде строительства демократии "в отдельно взятой" России. Власть российская, как считает Березовский, ограничив право народа на референдумы, теперь перейдет от строительства вертикали управления к возведению вертикали в экономике.

Березовский сообщил: хотя "Союз правых сил" и "Яблоко" запятнали себя соглашательством с Кремлем, союз с ними возможен, и тут же предложил съезду очередной раунд дискуссии об использовании в борьбе с режимом Владимира Путина патриотических сил. Березовский объявил, что лучше коммунистическая и патриотическая оппозиция, чем полное отсутствие оппозиции. В ельцинскую эпоху угрозой полного разрушения системы коммунисты заставляли либеральную власть совершенствоваться, уверен Березовский.

Упреждая речь сопредседателя партии, другой ее лидер Виктор Похмелкин к тому моменту уже объявил, что, вслед за "серыми", к власти приходят "черные" - черносотенцы и национал-патриоты. Похмелкин отметил, что идеалом партии не является ельцинский период всевластия олигархии.

А другой сопредседатель, Сергей Юшенков, сообщил, что никакой речи о союзе с так называемыми патриотами-антилибералами быть не может.

Но Березовский упорно доказывал залу, что возможно перековать патриотов-государственников в патриотом-либералов, несмотря на то, то российская практика таких примеров не знает.

Как стало известно, лондонский изгнанник начал и практическую деятельность в этой сфере. Например, встречался с главным редактором газеты "Завтра" Александром Прохановым. Якобы ведутся переговоры о взаимодействии с Народно-патриотическим союзом.

Просматривается намерение Березовского устроить Кремлю Канны, нанося президенту удары с левого и с правого флангов. Ничего удивительного в таком подходе нет. Как известно, в начале 1996 года Березовский пытался найти общий язык с Геннадием Зюгановым, а после думских выборов 1999 года способствовал образованию блока компартии и "Единства". Региональные власти вопреки расчетам Березовского сдали федерализм Кремлю, и компартия - единственная мощная системная сила, способная хоть как-то оппонировать режиму Владимира Путина.

Предположу, что Березовского не пугает печальная семья Саввы Морозова, ради борьбы с царизмом стакнувшегося с большевиками.

На съезде после насмешек делегатов, интересовавшихся, где обещанные партии средства, Березовский заявил, что, хотя его не устраивает слабый натиск "Либеральной России" на власть, он подтверждает свое намерение выделить на проведение предвыборной кампании порядка 100 миллионов долларов. Но вряд ли либералы дождутся обещанного денежного дождя. Еще до съезда руководители партии отвергли очередное предложение Бориса Березовского вести в партии пост единственного лидера. Три сопредседателя - Сергей Юшенков, Виктор Похмелкин и Борис Золотухин - продолжают перечить единственному спонсору "Либеральной России". В свою очередь, он уже во всеуслышание объявил, что не согласен со многим, что происходит в партии, и намекнул: пока он финансирует "Либеральную Россию", но если найдутся другие, с удовольствием передаст им это непростое дело.

В случае если Березовский от рассуждений о пользе коммунистов и патриотов в качестве "щук, взбадривающих карасей либерализма", перейдет к попыткам не только привечать в Лондоне, но и спонсировать патриотические силы, и это получит огласку, можно прогнозировать скорый "развод" московского руководства "Либеральной России" с ведущим свою партию их лондонским коллегой.

В следующей передаче 3 октября - итоги выборов мэра Нижнего Новгорода и выборов депутата Государственной Думы России от Омска.

XS
SM
MD
LG