Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Большая барьерная игра. Либеральная Россия минус Борис Березовский


Михаил Соколов: На выборах главы Калининграда 6 октября победил, набрав 61 процент голосов при явке трети избирателей, мэр города Юрий Савенко. Мэр Юрий Савенко обещал защищать бюджетные интересы Калининграда в споре за 200 миллионов рублей перед губернатором и в областном собрании.

Юрий Савенко: Есть достаточно мощная группа на сегодняшний день, которая поддерживает и защищает. Это, прежде всего, депутаты от города, их, по-моему, 11 человек. Но этого недостаточно для преодоления вето. Поэтому понятно, что депутаты, которые представляют другие муниципальные образования, отстаивают позицию своих муниципальных образований. Это естественно.

Пока сказать о том, что я мог бы создать какое-то лобби, я не могу об этом говорить.

Михаил Соколов: Выборы в Калининграде показали: впервые использованная новая версия закона о гарантиях избирательных прав граждан дает дополнительные козыри представителю власти, зато она лишает шансов оппозицию, не имеющую сравнимых средств и доступа в массовую прессу. Депутаты калининградской областной думы Игорь Рудников и Витаутас Лопата, рассказавшие немало о спорных делах мэрии, набрали, соответственно, 17 и 9 процентов голосов, что в условиях информационной блокады можно считать достаточно хорошим результатом.

Красноярский и нижегородский выборные скандалы, похоже, лишь раззадорили власти Тувы. На выборах мэра Кызыла (а они пройдут 13 октября) административный ресурс задействован на полную мощь. Главное, что поняли тувинские власти: надо обзавестись вхожими в Кремль ходоками. Те прикроют. И вот членами Совета Федерации они назначили банкира "из питерских" Сергея Пугачева и вдову Анатолия Собчака Людмилу Нарусову. Она называет себя крестной матерью путинской команды.

Нынешнего главу города, лидера местного "Союза правых сил" Александра Кашина, выбивают из мэрии.

Из Кызыла сообщает Александр Филатенко.

Александр Филатенко: На кресло столичного градоначальника претендуют 12 человек, и, по прогнозам, его займет высокопоставленный правительственный чиновник - первый заместитель председателя правительства Тувы Дмитрий Донгак. Как показывают опросы, которые публикует местная пресса, ему симпатизируют более 30 процентов кызылчан.

В обойме кандидатов еще несколько представителей исполнительной власти. Это заместитель председателя правительства Виктор Вусатый, исполняющий обязанности министра юстиции Тувы Александр Язев и другие. Список большой - от предпринимателей, которых называют самыми богатыми людьми Тувы, до безработных.

"Столь наглого, демонстративного пренебрежения к законам, столь открытого их нарушения и той же уверенной наглости, что за это ничего не будет, Россия еще не знала". Так написал в своем официальном обращении в прокуратуру Тувы мэр Кызыла Александр Кашин. В доказательство он приводит и такой факт: решением Кызылской территориальной избирательной комиссии в городе сформирована 31 избирательная комиссия. В них есть и члены СПС, в руководящий состав регионального отделения которого входит и Александр Кашин. "Заявляю для прокуратуры, что никаких конференций и политсоветов "Союз правых сил" по выдвижению в состав комиссии членов Союза не проводил. Протоколы о выдвижении заполнялись посторонними людьми", - пишет Александр Кашин.

Кызылская территориальная избирательная комиссия не зарегистрировала Александра Кашина кандидатом на должность мэра. Отказ комиссия мотивировала тем, что в подписных листах не указывалась дата выдачи паспорта избирателям, что якобы предусмотрено новым федеральным законодательством.

25 сентября Кызылский городской суд отменил постановление территориальной избирательной комиссии о снятии Александра Кашина с регистрации и обязал зарегистрировать его в качестве кандидата на пост мэра.

Территориальная избирательная комиссия твердо настроена идти дальше, до Верховного Суда России. Поэтому местные эксперты единодушны в мнении, что для ныне действующего мэра Александра Кашина поезд уже ушел. Многие, в том числе и оппоненты Александра Кашина, забывают, что новое выборное законодательство позволяет аннулировать итоги любых выборов. Такой исход возможен, например, в том случае, если Верховный Суд России восстановит его в должности кандидата, пусть это произойдет даже спустя месяц после выборов. Тем более что бороться до конца и пройти все судебные инстанции намерен и бывший депутат парламента Экир-Оол Манчин, которого территориальная избирательная комиссия также не зарегистрировала в качестве кандидата на пост мэра.

А пока "заблокированный" Александр Кашин грозит наводнить весь город в день выборов, 13 октября, листовками с призывом голосовать против всех.

Михаил Соколов: Из Кызыла сообщал Александр Филатенко.

13 октября выборы мэра пройдут и в Липецке. Здесь один властный ресурс соревнуется с другим.

Из Липецка сообщает Андрей Юдин.

Андрей Юдин: На центральных улицах Липецка за счет областного бюджета укладывают свежий асфальт. Дороги ремонтируют по инициативе губернатора Липецкой области Олега Королева. Глава области делом поддерживает своего заместителя Людмилу Куракову. Но наибольшую активность проявляет нынешний мэр Липецка Александр Коробейников. Его поддерживают чиновники городской администрации.

По инициативе областной администрации и депутатов законодательного собрания Липецкой области 9 октября состоялась внеочередная сессия, на которой заместителем председателя был избран депутат и мэр Александр Коробейников. Но, как выяснилось, депутатов обманули, пообещав, что мэр снимет свою кандидатуру на этих выборах. Однако Александр Коробейников попросил отпуск и официально заявил, что должен оправдать надежды своих избирателей.

Главный конкурент мэра - председатель городского совета депутатов Липецка Михаил Гулевский. Его поддерживает липецкое городское отделение партии "Единая Россия". На стороне Гулевского и большинство депутатов горсовета. Многие из них - представители так называемого "стального лобби", общественной организации "Люди дела", созданной по инициативе председателя совета директоров Новолипецкого металлургического комбината Владимира Лисина.

Сторонники мэра Александра Коробейникова пикетируют городской совет депутатов, обвиняют Михаила Гулевского в подготовке гибельной для горожан жилищно-коммунальной реформы. В свою очередь, сторонники Гулевского клеймят позором мэра Коробейникова за развал системы городского транспорта.

Депутата областного законодательного собрания Николая Бирюкова, как претендента на пост мэра, поддержали липецкие коммунисты. Самый богатый и самый молодой претендент на пост мэра хоть и опирается теперь на помощь КПРФ, представляет и новую силу - тех, кто поднялся. А еще недавно мастер спорта по боксу Николай Бирюков считался одним из лидеров местной спортивной группировки, "крышевавшей" многих липецких предпринимателей.

Неизвестные разослали всем членам городской избирательной комиссии анонимные письма. В них они предупреждают об уголовной ответственности за фальсификацию выборов и требуют соблюдать законность при проведении голосования. Взволнованный председатель городской избирательной комиссии Сергей Малышев официально обратился к начальнику Липецкого городского управления внутренних дел Василию Стешину с требованием установить авторов столь возмутительных посланий.

Михаил Соколов: Из Липецка сообщал Андрей Юдин.

Президент России Владимир Путин отпраздновал 50-летие. Сам юбиляр был и в жизни, и на экранах - ну как обычно, но сонм подобострастных поздравителей заполонил все. Региональные организации "Единой России" затопили Кремль потоком поздравительных детских открыток, а формальные вожди этой партии на сходке в подмосковном пансионате явно перестарались. Видно, в состоянии верноподданнического опьянения от здравиц на пленуме шеф аппарата "Единой России" Александр Беспалов требовал от Путина вступить в партию.

Генсеку Беспалову удалось всколыхнуть политическую элиту очередным смелым планом перепахивания политического поля. Новатор объявил: задача партии - выстроить новый барьер для прохождения в Думу. Не нынешние - 5, а 12,5 процентов. Учитывая то, что среди депутатов более 150 - уже члены "Единой России", и человек 70 или сочувствующие, или беспартийные путинцы или деятели союзной Народной партии, к такой угрозе всем остальным пришлось отнестись серьезно. Тем более - что "Единая Россия" не воспринимается как самостоятельный политический субъект. Это, скорее, машина для голосования по вопросам, решенным в администрации президента, и пока несколько примитивный инструмент сетевой пропаганды.

Федеральные телеканалы обеспечили предложению невиданную рекламу. На следующий день функционеры "Единой России" стали разбираться, что же они нагородили. Лидер фракции "Единство" Владимир Пехтин, в самом деле, выступал весьма осторожно.

Владимир Пехтин: Дискуссия идет, и я думаю, что основная задача выполнена. Мы обсуждаем это и примем решение: то ли это будет 12,5, то ли это будет 7 процентов. Я считаю, что, наверное, 5 процентов - это барьер, который несколько низок. И я считаю, что это должно быть в пределах 10 процентов.

Михаил Соколов: В свою очередь, лидеры "малых, но гордых" партий обвиняли власть в тоталитаризме, как Григорий Явлинский.

Григорий Явлинский: Игры, связанные с изменением правил выборов, просто лежат в русле дискредитации самих выборов и постепенно все большего установления этого авторитарно-корпоративного способа во внутренней политике.

Михаил Соколов: Один из лидеров "Союза правых сил" Ирина Хакамада также не очень стесняла себя в выражениях.

Ирина Хакамада: Вбрасываемая идея в 12,5 процентов - это идея фактически превращения России в абсолютно авторитарную страну, причем, без каких-либо уже украшательств и прикрытий. На последних выборах это - сильнейшее влияние административно ресурса и даже последняя точка, поставленная президентом, где было показано, кто хозяин в доме, вне зависимости от правовой процедуры, плюс "Единство", которое инициирует 12,5 процентов. А "Единство" - это не партия, это фактически клуб административных чиновников среднего звена, которые выполняют просто решения президента и правительства, то есть, фактически у нас, действительно, возникает однопартийная система.

Россия объективно, не потому, что нам так хочется, - можно заменить "Яблоко" и СПС на то, что вырастет в будущем, - но объективно в ближайшие 10 лет должна на самом деле формироваться по трехпартийной системе. В центре - административный ресурс, ничего с этим не поделаешь, слева - оппозиция левая, и справа - оппозиция правая. И все, кто пытается искусственно эту картину уничтожить, фактически уничтожает волеизъявление трети народа. Потому что где-то 30 процентов населения, даже если в чем-то согласны с президентом, на самом деле желает в парламенте, в представительном органе власти, видят силу будущего. А так они увидят тупое настоящее и беспросветное прошлое.

Михаил Соколов: Смогли заработать капитал на защите малых партий и коммунисты. Геннадий Зюганов усиленно демонстрировал свое благородство.

Геннадий Зюганов: Партия власти прекрасно понимает, что у нее реальный соперник только компартия, и решила, чтобы мы на этом политическом поле остались вдвоем. На мой взгляд, это нечестное, несправедливое и нескромное решение. Мы такое решение не поддержим.

Михаил Соколов: Близкий к Кремлю политолог Сергей Марков невысоко оценил качество PR-акции "Единой России".

Сергей Марков: Кремль предпочтет сохранение нынешней системы. Идея о 12-процентом барьере вообще является, с моей точки зрения, безумной, поскольку она вводит, по сути дела, запретительный барьер. Она приведет к тому, что в парламенте окажутся только две партии, это как бы единая партия власти и партия коммунистов. Это нанесет очень серьезный удар по диалогу России с европейцами, с американцами, вообще с Западом, и этим самым нанесет удар по стратегическому направлению российской политики, которым является европеизация внутренних институтов и интеграция с Европой.

Ведь в случае 12-процентного барьера так называемая либерально-демократическая оппозиция в лице "Яблока" не сможет попасть в парламент, и СПС, либерально-рыночная оппозиция тоже не сможет попасть в состав парламента. Российское правительство будет обвинено в некоторых диктаторских интенциях, и это будет стоить России десятки миллиардов долларов.

Михаил Соколов: Ощущение того, что господин Беспалов и те, кто его поддержал, "перевозбудились", по мере интриги все увеличивалось. Замруководителя фракции "Отечество - Вся Россия" Константин Косачев стал весьма мягок.

Константин Косачев: Наша фракция внесла поправки в закон о выборах депутатов Государственной Думы, предусматривающий повышение этой планки до 7 процентов для блоков, и, видимо, мы внесем еще одну уточняющую поправку, которая будет предусматривать такое же повышение с 5 до 7 процентов для политических партий.

Михаил Соколов: Идею коллег по четверке пропрезидентских фракций не поддержал лидер Народной партии Геннадий Райков. Этот и понятно: пока рейтинг НПР 2-3 процента. Резко выступили "против" и спикеры палат Сергей Миронов и Геннадий Селезнев. У одного Партия жизни, у другого - Партия возрождения России, и обе не очень популярны.

Еще недавно рекламировавший идею 12-процентного барьера лидер группы "Российские регионы" Олег Морозов стал отыгрывать назад.

Олег Морозов: Соблазн, конечно, есть, соблазн есть поднять планку для того, чтобы, как вы понимаете, иметь преимущество сильного. Но пока какого-то окончательного решения на этот счет ни Генеральный совет "Единой России", ни депутатские объединения не принимали.

Михаил Соколов: Потенциальные жертвы избирательной репрессии явно приободрились. Заместитель руководителя фракции "Яблоко" Сергей Иваненко заявил:

Сергей Иваненко: Первое, что пришло мне голову, это знаменитая прибаутка, которая появилась в конце 1970-х годов, когда Леонид Ильич Брежнев поднял цену на водку с 3 до 5 рублей, народ сразу ему ответил: "Передайте Ильичу: нам и 10 по плечу. Ну, а если будет больше, то мы сделаем, как в Польше!".

Михаил Соколов: Представители "Союза правых сил" пытались выяснить в "черном ящике" кремлевской власти, что же происходит.

Рассказывает заместитель руководителя фракции СПС Борис Надеждин.

Борис Надеждин: Это вот - кто такие? Это верхушка партийной машины "Единой России" во главе с Беспаловым, которые хотят застабилизировать себя. У них задача простая: привязать к ним президента (понятно, да?), заставить всех играть в правила, что "мы главные, мы навсегда". Больше ничего.

Михаил Соколов: Наблюдатели заметили: "Единая Россия" подчас начинает жить своей отдельной от "родителей" из кремлевской администрации жизнью. Партаппарат во главе с питерцем Александром Беспаловым пытается "построить" думские фракции, стать главным, выдает в общество очередные порции раздражающего PR-а. Искусственно созданный муляж всероссийской партии вдруг оживает и без команды исторгает из себя такие политические инициативы, которые пугают хозяев, отмечает политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Пионтковский: "Единая Россия" - да, это напоминает легенду о Франкенштейне. Иногда она пугает, конечно, Кремль.

Многие говорят, что карьера господина Беспалова как-то уже близится к завершению. Слишком одиозная это фигура. Будут их, наверное, вводить в какие-то рамки управляемой демократии.

Михаил Соколов: Обслуживающих власть специалистов ужасает убогое интеллектуальное качество инициатив "Единой России".

Мнение политолога Сергея Маркова, "единороссам": надо учиться у католического ордена "Опус Дэи".

Сергей Марков: "Опус Дэи" - это была великолепная, по сути дела, правящая организация в период позднего франкизма и на переходе от франкизма к демократии. "Опус Дэи", прежде всего, предъявляла требования ни к каким-то законам, чтобы ему было больше прав, - а, прежде всего, к моральным качествам собственных членов.

Мне кажется, что партия "Единая Россия" должна, прежде всего, ввести очень жесткие критерии принятия в свои члены.

Михаил Соколов: В итоге заместителя главы администрации президента Вячеслава Суркова заставили выйти из тени. Он заявил, что радикальные предложения "Единой России" просто неприемлемы. Увеличение порога прохождения партий в Госдуму возможно, но не в близкой перспективе. Это может произойти, например, к парламентским выборам 2007 года.

Александр Беспалов - клиент, видимо, других околопрезидентских структур. Если судить по последнему его интервью изданию "Газета", он в своих заблуждениях упорствует. Что - отступать? Инициатива не была невыгодна власти - появилась возможность давления на ЛДПР, СПС и особенно на "Яблоко", проявлявшее оппозиционный нрав при обсуждении реформы электроэнергетики. Стало возможным полностью не оплачивать им и старые счета. К примеру, за голосование, ограничившее право на референдум. Вместо обещанного ускорения военной реформы теперь может быть убрана искусственно созданная "барьерная угроза".

А некоторым во власти уже стало интересно - может быть, действительно стимулировать эксперимент по принудительному объединению СПС и "Яблока"?

Свершилось предсказанное 2 недели назад. Борис Березовский исключен из партии, которую сам финансировал и помогал создавать. Находящийся в опале олигарх в своем лондонском поместье вел увлекательные диалоги с сопредседателем Народно-патриотического союза, главным редактором газеты "Завтра" Александром Прохановым. Получилось весьма забавное чтение. История проекта "Путин", рассказы о внутренней пустоте президента ("есть рейтинг, но нет авторитета"), размышления о русскости и еврействе, их роли в судьбах России. Словом, Борис Березовский многословно и многослойно исповедовался редактору-черносотенцу, что и задело возмущенных либералов.

Причина - в том, что он презентовал недели 2 назад идею право-левого антипутинского фронта, объединяющего как либералов, так и коммунистов с так называемыми патриотами. Березовский, похоже, воспринял идеи одного из идеологов "новых правых", геополитика Александра Дугина. Дугин подчеркивает, что в России существует обездоленное большинство народа, не получившее реального материального выигрыша от реформ прошедшего десятилетия. Этот слой адекватно не представлен во власти, и, по Дугину, только такая масса может быстро стать опорой подлинной, борющейся с Кремлем за власть, а не за участие в такой, как нынешняя КПРФ, оппозиции.

Александр Дугин: Отсутствие субъектности у КПРФ может быть восполнено наличием полной субъектности, например, у таких олигархов, как Березовский. Я полагаю, что сочетание национального нелиберального подхода и некоего актора полноценного, политологического, может поставить на повестку дня вопрос о появлении совершенно нового политического представительства этого обездоленного большинства.

Речь должна идти о существовании левой экономики и правой политики.

Михаил Соколов: Это - о стратегии Березовского. Тактику Березовского объясняет Ирина Хакамада.

Ирина Хакамада: Борис Березовский - это уникальная, талантливая личность, но беспредельно циничная. Там как бы каждый раз выбирается приоритет, и ради этого приоритета партнеры меняются - в зависимости от того, на чьей стороне сила.

Значит, Борис Березовский не живет в России. У него здесь нет предприятий, поэтому, в отличие от российских олигархов даже, он, на самом деле, заинтересован только в одном - чем хуже, тем лучше. Для того чтобы расшатать систему. И здесь его позиции совпадают с коммунистами. Поэтому она нашел себе естественных союзников, и "Либеральная Россия" из-за этого вошла с ним в конфликт.

На самом деле, он действительно хочет работать с более сильным оппозиционным ресурсом. Это, естественно, коммунисты, а не крошечная "Либеральная Россия".

Михаил Соколов: Проханов в своем интервью заявил, что левые патриоты должны взять деньги ("народные деньги", как он говорит) у Березовского так же, как Ленин брал деньги у немцев, Саввы Морозова и (как он говорит) евреев. А коммунистам как вот такие заявления Проханова? Они возьмут деньги или нет?

Ирина Хакамада: Я думаю, что если у коммунистов денег не хватает (а я думаю, у них сейчас не хватает, потому что Кремль повел серьезную борьбу за сокращение источников их финансирования), они возьмут деньги. А под каким демагогическим лозунгом, это не имеет значения. Большие деньги берут все. И, как мы даже заметили, правозащитники каждый раз тоже, но - объясняя это разными причинами.

И Березовский этим силен. У него большие капиталы, и он может финансировать любой проект.

Михаил Соколов: "Либеральная Россия" расстается со своим сопредседателем. Об этом - в программе "Выборы-2002".

Политсовет "Либеральной России" 9 октября исключил из рядов партии ее сопредседателя Бориса Березовского: 22 за, 4 против, и 4 воздержались. Борис Березовский может апеллировать к съезду. За помощь в создании партии бизнесмену объявили благодарность.

Сопредседатель партии Виктор Похмелкин подчеркнул, что власти преследуют Березовского неправомерно, и должен быть решен вопрос о его возвращении в Россию.

Позицию "Либеральной России" один из ее лидеров Сергей Юшенков объяснил в интервью Радио Свобода.

Сергей Николаевич, что должен был бы сделать Борис Березовский, чтобы вы смогли восстановить, ваша партия, восстановить с ним прежние отношения?

Сергей Юшенков: Неожиданный такой вопрос. Мне даже трудно сказать, что он мог бы сделать. Если я скажу, что он ничего не может сделать для того, чтобы восстановить отношения, значит, я как бы вот нарушаю заповеди, о которых он так прекрасно говорил в том же интервью Проханову. То есть лишаю человека возможности покаяться, да?

Я думаю, что в ближайшее время - ничего он не может такого сделать, потому что мгновенно мировоззрение не меняется. Я очень четко делал анализ наших взглядов: что процентов на 80 они совпадают, что они расходятся по вопросам отношения к так называемому национально-государственному устройству России. Он предлагает устроить Россию по национальному признаку. Это для нас неприемлемо.

Далее. Его отношение к патриотизму. Не содержательная часть как такового патриотизма имелось в виду. (Здесь, когда начинаешь расшифровывать "Что вы понимаете под патриотами", я думаю, что вряд ли будут здесь какие-то существенные разногласия между нами. Мы все патриоты - в том смысле, что мечтаем о том, чтобы каждому человеку в нашей стране жилось хорошо, чтобы права и свободы личности действительно были здесь не пустым звуком). А речь идет о том, что в нашей стране понятие патриотизма и вообще само название патриотических сил приватизировано анти-либеральными силами. И даже я бы сказал - наиболее оголтелой частью этих национал-патриотических сил. Шовинистами, антисемитами, скинхедами - даже вот такие и маргинальные в том числе какие-то направления.

Но это наиболее воинственная часть, на самом деле. Это наиболее опасная часть.

И, конечно, говорить в этих условиях не просто о перековке патриотов в либералов, не просто либералов в патриотов как бы, как образно выражался тот же Борис Абрамович, а говорить о союзе с этими патриотическими силами, - ну, это просто не понимать контекста современной политической жизни нашей в стране. Ну, ладно бы речь шла только о понимании, но это фактически дискредитация либерального движения и демократического движения в целом. С таким патриотизмом повенчать либерализм невозможно.

Я понимаю, может быть, Борис Абрамович, как натура творческая, может быть, даже где-то поэтическая, может быть, в его голове остаются какие-то такие строки еще от Есенина:

"Розу белую с черной жабой я хотел на земле повенчать...". "Пусть не вышли, пусть не сбылись помыслы розовых дней, но коли черти в душе гнездились, значит ангелы жили в ней".

Но к политике, к реальной политике это не имеет никакого отношения. Или это имеет очень косвенное отношение.

Тем более что, на самом деле, исторические примеры свидетельствуют как бы об обратном. Объединение не либералов и нацистов, национал-коммунистов, я не знаю, было возможным, а объединение либералов с коммунистами против национал-коммунистов - вот такие союзы были в истории. Наоборот, союзов не было нигде, ни в какой стране.

Мы долго говорили с Борисом Абрамовичем на эти темы. Это же не вдруг возникло. Я львиную долю своего доклада посвятил именно критике воззрений так называемого союза "Либеральной России" с патриотами и говорил о том, что главными стратегическими союзниками для нас являются, прежде всего, СПС и "Яблоко". А вовсе не какие-то там национал-патриотические, левые или коммунистические силы.

А Борис Абрамович исповедовал как бы другую точку зрения.

Мы просто пришли к выводу: да, спасибо Борису Абрамовичу за предшествующий период финансирования, но нам не нужны будут ни 100 миллионов долларов, ни даже 100 миллиардов, если вдруг такая сумма может оказаться. Мы не можем разменивать нашу идеологию на долларовый эквивалент, если хотите.

Михаил Соколов: Сергей Николаевич, но получается, что Березовский показал, что он не идеологический политик, а прагматический, борющийся; вот он поставил задачу борьбы с режимом Путина и готов опираться просто-напросто на любые силы, которые могут более серьезно, чем, например, ваша либеральная партия, не очень многочисленная, противостоять действующему режиму.



Сергей Юшенков: Уже был такой эксперимент в истории нашей страны, когда на обездоленное большинство опиралась одна политическая партия. И она получила, с помощью махинаций и насилия, это большинство. И что в конечном итоге стало с нашей страной, - мы эту историю не должны забывать.

Да, наша партия немногочисленная, но она по своему составу численному превосходит и "Яблоко", и СПС.

Я думаю, что либеральная идеология в большей мере выражает интересы, в том числе и обездоленного большинства, именно в силу того, что либерализм предполагает ответы на вопрос "Как сделать общий пирог, производимый обществом, больше".

Что касается борьбы Бориса Абрамовича с путинским режимом, к огромному сожалению, как нам вначале казалось, она действительно имела под собой очень серьезную почву системного характера. То есть не устранение, скажем, Путина как президента России, а как изменение нынешней системы. То есть, это и создание структуры гражданского общества (и Борис Абрамович давал деньги на создание структур соответствующих), это постановка вопроса о необходимости гражданского контроля за спецслужбами и так далее (и соответствующие шаги он тоже предпринимал). Эти направления его деятельности совпадали и с нашим видением, и с нашими конкретными шагами.

Но постепенно он перевел вот эту борьбу из плоскости против вот этих тенденций в системе власти против просто персоны Путина. Я бы не сказал "постепенно". С самого начала он как бы об этом заявлял, но параллельно с этим он говорил о некоей такой необходимости системного подхода. И мне кажется, что здесь произошла некая подмена понятий.

Бороться с Путиным - ну, это бессмысленно. Его избрали огромным большинством, у него огромный рейтинг. И мы не говорим о том, что не надо быть в оппозиции к Путину. Мы, по-моему, самая жесткая и последовательная оппозиционная партия на демократическом фланге. Об этом говорят и наши голосования, и наши выступления, наши заявления, наши практические шаги, и так далее. Но мы не хотим сводить проблему нашей оппозиционности только к персоне. Если мы говорим об оппозиции именно системе власти, которая формируется, здесь для нас не могут быть коммунисты союзниками. Национал-патриоты - тем более.

Да потому что многие установки коммунистов и национал-патриотов сегодня этой властью воплощаются в жизнь, и наиболее худшие, наиболее чудовищные черты этого режима поддерживаются и коммунистами, и национал-патриотами. И вы хотите, чтобы мы объединились для того, чтобы создать наш режим власти в стране еще более чудовищным? Ну, уж извольте!

Я-то, знаете, еще думаю, что если бы Березовский, на самом деле, не был сопредседателем партии "Либеральная Россия", а был бы просто бизнесменом, олигархом, в данном случае - олигархом в оппозиции к власти, в таком случае его позиция в отношении того, кому давать, а кому не давать деньги, это его личная позиция. Но он - сопредседатель партии "Либеральная Россия", и как сопредседатель партии "Либеральная Россия" финансирует фактически главных противников "Либеральной России". Ну, как там говорят? Определитесь, господин Березовский, с кем вы. Он определился. Он - с Прохановым.

У меня создалось такое впечатление, что он думает, что, на самом деле, деньги решают все, деньги определяют. Я думаю, что в этом вопросе он глубоко заблуждается.

Михаил Соколов: Моим собеседником был сопредседатель партии "Либеральная Россия" Сергей Юшенков.

Другой - видимо, уже бывший - сопредседатель "Либеральной России" Борис Березовский в беседе со мной сообщил: себя он виновным не считает, поскольку следовал своим убеждениям, которые от коллег по партии не скрывал.

Борис Березовский: Я действительно считаю, что важно объединить идеи либерализма и патриотизма для того, чтобы Россия продвигалась по пути реформ успешно. Я именно понимание изложил в своем "Манифесте российского либерализма", который опубликовал до первого учредительного съезда, я имею в виду - "Либеральной России". И тут самое главное, что именно этот документ лег в основу программных документов учредительного съезда, то есть программы и декларации, которая была написана мной и была одобрена съездом. Поэтому, что касается содержательной стороны, то ничто никак не изменилось. Я вот то, что думал на протяжении последних 5-6 лет, изложил это в "Манифесте" и от этой позиции нисколько не отошел. Поэтому как бы немножко странно, что мне сейчас вменяют в вину именно то, что было поддержано, и что составляет существо идеологии "Либеральной России".

Михаил Соколов: Но одно дело думать, другое дело практика, другое дело - конкретные люди, конкретный господин Проханов, которому либералы, работавшие с вами, не хотят подавать руки.

Борис Березовский: У нас в уставе не написано, что нельзя подавать руку своему оппоненту или даже противнику. Поэтому никаких уставных положений я не нарушал.

А что касается моей личной позиции по отношению к господину Проханову и к газете "Завтра", то она совершенно точная. Я считаю, что абсолютно важно разговаривать с оппонентами. Чего говорить с теми, кто согласен? Они и так согласны.

Это та же самая позиция, которая у меня относительно переговоров в Чечне. Чего договариваться с Кадыровым? Кадыров и так сделает, что захотят, да? А вот разговаривать с тем, кого мы называем боевиками, а они сами себя называют повстанцами, - это совершенно другое дело, непростое дело.

Поэтому я считаю, что когда мне господин Проханов предложил выступить на страницах его газеты и без купюр, то, что я думаю на самом деле, я действительно принял это предложение с благодарностью. И я считаю, что то, что я получил возможность говорить на ту аудиторию, на которую раньше не имел никакой возможности выходить, это очень важно. И, более того, та реакция, которую сегодня вы можете видеть на сайтах газеты "Завтра" по поводу моей первой публикации (вот, не знаю, сегодня или завтра выйдет продолжение этой публикации), она свидетельствует о том, что действительно этот разговор очень важен, действительно есть те, которые не приемлют вообще саму идею разговора, и есть те, которые готовы разговаривать. Есть те, которые упрекают меня за то, что стал говорить с Прохановым, а есть те, которые упрекают Проханова за то, что он стал разговаривать со мной.

Так что я считаю, что как раз уход от разговора - это и есть большой дефект в позиции, будь то либералы, будь то кто угодно постольку, поскольку это боязнь аргументировать свою позицию даже перед теми, кто тебя ненавидит.

Михаил Соколов: Дело в том, что, судя по всему, господин Проханов считает, что брать у вас деньги или, так сказать, с вами иметь такие сношения вполне разумно (все равно, что Ленин и большевики пользовались услугами германского генштаба или Саввы Морозова). То есть их цель - сотрудничать с вами ради революции. Вот только непонятно, какой - красной или коричневой. А у вас - другая цель.



Борис Березовский: Тут тоже нужно к этому подходить, оценивая все стороны проблемы. Ну, Проханов разговаривает со своей аудиторией, он им говорит вот на этом языке: "Мы экспроприируем у Березовского..." Так он говорит, по-моему, да?

Михаил Соколов: Да, да.

Борис Березовский: "... экспроприируем у Березовского деньги, которые он отнял у народа". Ну, вот слово "экспроприация" меня вообще не смущает в устах Проханова, потому что он у меня ничего не экспроприировал, а вот государство у меня экспроприировало. Уже, по факту, да? ОРТ, ТВ-6, ну и другие компании (я не буду их перечислять). Это уже свершившийся факт.

Так что вот со стороны Проханова я могу только ожидать такого действия, а со стороны существующей власти это действие уже произошло. И не только по отношению ко мне, должен заметить. История "СибУра", история с брэндами "Столичная" и "Московская" - это все то же самое, попытка национализировать, провести через Думу закон о национализации. Это попытка уже ведь не господина Проханова, а это попытка сегодняшней власти.

Так что все эти "-измы", они весьма условны. Ровно так же, как недавно было голосование в Думе по вопросу о запрете референдума. Вот там все с точки зрения политической логики было поставлено с ног на голову постольку, поскольку коммунисты препятствовали прохождению безусловно антидемократического закона, а демократы как раз разрушали одно из основных, фундаментальных положений демократического устройства государства.

Этим бы, кажется, должна была озаботиться партия "Либеральная Россия". Как это так, что мы участвуем в разрушении демократического механизма непосредственно?

Я уже не говорю о том, что само голосование по этому вопросу было антиконституционным. А Похмелкин - юрист, и знает, что такого сорта решение может приниматься только Конституционным собранием, но нисколько не Думой.

Михаил Соколов: То есть вы считаете, что коммунистов использовать для защиты демократии не только разумно, но и морально, и, так сказать, полезно для нынешнего состояния демократии в России?

Борис Березовский: Ой, вы знаете, когда начинают совмещать политику... политику и мораль... Вот когда идеология и мораль - это мне все понятно, да? А вот когда политику и мораль, и говорят вот: "А как же вам не стыдно, что вы подали руку Проханову?", - вы знаете, честно вам скажу, абсолютно не стыдно.

Более того, считаю абсолютно целесообразным начать серьезный разговор с патриотами, да? и при этом абсолютно согласен, что это слово сегодня приватизировано (это правда), в основном, национал-фашистами, русскими национал-фашистами. Это совсем не значит, что нет возможности придать этому слову правильное содержание. И более того, я считаю, что задача-то как раз и состоит в том, чтобы не сдавать без боя те важные как бы идеи, те важные слова, которыми потом пользуются те, кто хочет, на самом деле, или погрузить Россию опять в тоталитарную власть, либо разрушить Россию вообще.

И поэтому я считаю, что когда мы избегаем вот этих слов ("патриот", например, да?), мы проявляем слабость, а не силу, что совершенно несопоставимо с занятием политикой.

Михаил Соколов: Борис Абрамович, некоторые считают, что вы сделали просто достаточно циничный политический ход, объявив о помощи или поддержке, или возможном союзе с коммунистами и вот с этими правыми (или новыми правыми), поскольку поняли, что существует некое такое обездоленное большинство, которое не получило материальных выгод от реформ, и это единственная сила, которая может быть опорой реальной оппозиции Владимиру Путину.

Борис Березовский: Вы знаете, я и не скрывал, я сказал, что лучше коммунистическая оппозиция, чем отсутствие оппозиции вообще. Постольку поскольку отсутствие оппозиции вообще означает точно наступление тоталитарного режима в России. Я думаю, что это сложно отрицать. К тому же, вы знаете, я не первооткрыватель вот такой философии что ли политической. Один такой известный-известный человек в политике сказал, что власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно.

Так вот то, что происходит в России, в России происходит становление абсолютной власти, которая абсолютно развратит все общество, и погибнет собственно и общество, и страна в результате вот этого разврата.

Михаил Соколов: Как вы отнесетесь к такому тезису: ваше исключение из "Либеральной России" очень выгодно всем формам либеральных партий, поскольку внимание Кремля переключается с правой оппозиции или полу-оппозиции на левый фланг, и даже если денег Зюганову не дадите, все равно с ним будут бороться с удвоенной силой?

Борис Березовский: Как это ни цинично, а вот мы уже договорились, что мы не будем судить эмоциями, поскольку эмоции здесь как бы ни при чем. Вот как это ни цинично, но мне кажется, что действительно то, что происходит, позволит сблизить позиции тех, кто считает себя либералами. Я специально говорю "те, кто считает себя либералами". К сожалению, они ими не являются, но, тем не менее, как бы вот "других писателей у нас нет", да? Поэтому от этого будет некий положительный эффект.

С другой стороны, я считаю, что переключение власти на противостояние левой части спектра политического тоже полезно, постольку поскольку это укрепит левый спектр, что, с моей точки зрения, абсолютно важно. Причем, я хочу, чтобы было точное понимание: левые, в сегодняшней российской терминологии, и коммунисты - это далеко не одно и то же. Но я считаю, что, действительно, в целом, левое как бы движение в России испытывает глубокий кризис, хотя имеет колоссальную социальную базу для становления политической силы.

Михаил Соколов: Вы будете их перековывать в социал-демократов?

Борис Березовский: Вы знаете, я никого ни в кого не перековываю. Просто читаю, что вот то, что так взбудоражилась вся политическая как бы тусовка российская в связи вот с в общем незначительным событием: ну, Березовский сделал вот такое заявление. Должен подчеркнуть еще раз - не новое, но на него в этот раз обратили внимание. Ну, вот там взбудоражился, возбудился Юшенков, Похмелкин, ну, еще ряд сотоварищей. И, на самом деле, я считаю, что это совсем неплохо. Неплохо потому, что вот это болото политическое, которое, безусловно, вы все наблюдаете в России, запах этого болота смрадный сюда в Лондон доносится, - вот все-таки какое-то шевеление начало происходить. И если я, в том числе, участвовал в том, чтобы расшевелить это болото, я считаю, что уже неплохо.

Михаил Соколов: Борис Абрамович, вот вам задавал Проханов вопрос "Кто такой Березовский - Меньшиков в Березове, Наполеон на Св. Елене?", но я был добавил иную аналогию: Троцкий в Принкипо, в Мексике, политик, не сознающий обреченности своего дела и отчаянно борющийся с ужасающим его ходом времени.

Борис Березовский: Я ответил на этот вопрос: никем, кроме самого себя, я не ощущаю. Никогда не пытался делать жизнь "с кого-то".

Михаил Соколов: А вы отрицаете то, что есть определенный риск в вашей позиции? То есть, ваши действия из-за границы так же, как действия Троцкого давали Сталину повод для жесточайшей партийной чистки, будут для многих в Москве поводом для того, чтобы отправлять по пути Владимира Головлева своих оппонентов, не разбираясь, либералы это или коммунисты.

Борис Березовский: Я не исключаю, поскольку вы сами как бы сейчас продекларировали, что сегодняшняя власть похожа на сталинскую, вы же такие аналогии проводите. Пытаетесь провести аналогию между мной и Троцким, которого там топориком по голове, да? Участь остальных - такая же, как участь тех, кто противостоял Сталину внутри страны.

Я считаю, что, на самом деле, эта аналогия допустима, хотя мы живем не в середине того века, не в первой половине 20 века, а в начале 21, и все сильно изменилось, прежде всего, внешний мир сильно изменился.

Михаил Соколов: Слава Богу.

Борис Березовский: Ну, я бы сказал "Слава Богу". Вот здесь мы с вами совпадаем.

Михаил Соколов: Будете ли вы пытаться как-то апеллировать, отстаивать свои позиции в партии "Либеральная Россия"?

Борис Березовский: Формальное как бы разбирательство свидетельствует о том, что то решение, которое сегодня было принято на политсовете, оно неправомочно. Ну, начнем с того, что меня сопредседателем избирал съезд партии, а не политсовет, поэтому только съезд партии (если партия действительно считает себя либеральной, демократической), только те, кто меня избрал, могут меня и снять.

Михаил Соколов: В партию вас принимал политсовет, я помню.

Борис Березовский: Ну, вы заблуждаетесь. В сопредседатели меня избирал съезд партии. Это - первое. Но уж если съезд партии должен меня снимать, и только он, с поста сопредседателя, то, естественно, вопрос о моем членстве в партии может решаться только после этого, а не до того. Постольку поскольку это было решение высшего органа партийного - избрать меня сопредседателем. Оно не могло произойти без того, чтобы я не был членом партии. Поэтому все теперь должно ровно в обратном порядке решаться, если, опять, стоять на позициях устава партии, а устав партии, как утверждают те, кто его писал, он либеральный по существу.

Поэтому то решение, которое сегодня состоялось, оно противоправно. Вот на этих позициях я и стою.

Я, естественно, никому навязывать себя не собираюсь, но я несу ответственность перед съездом партии, а не перед политсоветом партии. И как решит съезд, так я и в соответствии с решениями съезда точно и поступлю.

Михаил Соколов: Борис Абрамович, я правильно вас понимаю, вы будете апеллировать к съезду, требовать права выступить на съезде партии и отстоять свою позицию на съезде партии?

Борис Березовский: Я, безусловно, буду апеллировать к съезду партии, когда он будет назначен. Вот это как раз в компетенции политсовета, и, естественно, я изложу свою позицию на съезде партии.

Михаил Соколов: Но за это время, наверное, пройдет регистрация партии, так понимаю. Как раз без вас.

Борис Березовский: Ну, вот это мне неизвестно. Но если Похмелкин и Юшенков действительно договорились с господином Чайка и с Кремлем, о чем мне, собственно, господин Похмелкин и сообщил, когда сказал, что вот "меня просили проголосовать за отмену референдума", и после чего это сделал Сурков, и, по-видимому, тогда же был разговор о том, чтобы избавиться от меня.

Собственно, я не понимаю, зачем весь этот понадобился цирк, поскольку я сам предложил выйти из партии. Вот до последнего съезда я предложил решение, что я ухожу из партии, тогда ее зарегистрируют. Но, по-видимому, понадобилось вот такое публичное как бы признание в любви к Кремлю путем вот такой сцены, отречения - для того, чтобы быть гарантированно зарегистрированным.

Михаил Соколов: Ну, пожалуй, последняя новость. Лидер "Яблока" Григорий Явлинский объявил, что готов вести переговоры о коалиции с освобожденной от влияния Бориса Березовского "Либеральной Россией". Вам это нравится?

Борис Березовский: Ну, вот мы только что об этом с вами говорили. Я сказал, что я думаю, что это может вот в такой постановке способствовать процессу, как вы сказали, сближения позиций. И, в общем-то, самому процессу сближения позиция я только рад.

Михаил Соколов: Перемены в "Либеральной России" меняют положение в стане правых. Григорий Явлинский в интервью Радио Свобода заявил, что теперь "Яблоко" готово вести переговоры с "Либеральной Россией" о совместной деятельности.

Григорий Явлинский: Что касается ухода Березовского из "Либеральной России", это открывает возможности серьезных содержательных разговоров с "Либеральной Россией".

Михаил Соколов: Сопредседатель "Либеральной России" Виктор Похмелкин сообщил в интервью Радио Свобода, что взаимодействие с "Яблоком" вполне реально.

Виктор Похмелкин: "Яблоко" - наш ближайший союзник из всех демократических организаций. Есть только одно обстоятельство. "Яблоко" должно бы все-таки более определенно и четко высказать свою позицию по отношению к нынешней власти.

Михаил Соколов: Левые ведут себя крайне осторожно. Борис Березовский никогда не финансировал и не будет финансировать Народно-патриотический союз России, заявил Геннадий Зюганов.

Что бы публично ни говорил Геннадий Зюганов, теперь Кремль будет подозревать его в опасной связи с олигархом - гением тактических схваток за власть, впрочем, регулярно проигрывавшем на стратегическом пространстве российского времени.

В следующей передаче 17 октября - Калмыкия перед выборами президента республики.

XS
SM
MD
LG