Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Калмыкия: и снова Кирсан Илюмжинов... Карелия: оппозиция берет реванш в Пудоже


Михаил Соколов: Государственная Дума России пополнилась одним депутатом. Он был избран в Ханты-Мансийском округе.

Сообщает Алекс Неймиров.

Алекс Неймиров: Соперников по предвыборной борьбе в 222-м округе было трое. Это директор Института современной женщины из Сургута Лидия Анайкина, глава города Урай Александр Сафонов и военный пенсионер Валерий Катуков из Москвы. Но после того как общественно-политическое движение "Югра", бессменным лидером которого является окружной губернатор Александр Филиппенко, поддержала кандидатуру Сафонова, многие стали называть результаты выборов предрешенными.

Так оно и случилось. При явке примерно в 30 процентов за Сафонова проголосовало 54,9 процента избирателей. Сафонов дважды побеждал на выборах главы города Урай, а это один из ключевых городов нефтяной компании "ЛУКойл".

От победы на выборах в Госдуму Александра Сафонова выиграли руководители всех градообразующих предприятий округа - "ЛУКойла", "Сургутнефтегаза", "ТНК", "Тюменьтрансгаза".

Михаил Соколов: Больше довыборов в Государственную Думу России не будет. Новые депутаты придут в парламент только в декабре 2003 года.

На выборах президента Калмыкии глава республики Кирсан Илюмжинов не смог выиграть в первом туре (47 процентов). Второй тур - в ближайшее воскресенье. Глава Международной шахматной федерации получил от организовавшего контроль за выборами в республике Центризбиркома и Кремля первое серьезное предупреждение.

Рассказывает побывавший в Калмыкии специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Владимир Долин: Президенту Калмыкии Кирсану Илюмжинову до победы в первом туре выборов не хватило всего трех процентов голосов. Для главы республики эта победа может оказаться пирровой.

Оппозиция впервые за 9 лет правления Кирсана Илюмжинова не только громко заявила о себе, но 8 оппозиционных кандидатов в общей сложности набрали 49 процентов голосов - больше, чем глава исполнительной власти. И это - несмотря на беззастенчивое использование административного ресурса командой действующего президента.

Кандидаты от оппозиции на протяжении всей предвыборной кампании не имели малейшей возможности донести до избирателей свои программы. Информационную блокаду оппозиции прорвали московские телеканалы. Из многочисленных репортажей столичных журналистов избиратели Калмыкии вряд ли узнали что-то новое о свой невеселой жизни под властью Кирсана Илюмжинова, но публичная критика в адрес президента республики, прозвучавшая из Москвы, была истолкована ими как некий сигнал Кремля о мнении федеральной власти (весомый аргумент для большинства жителей дотационной республики).

Внутренний административный ресурс действующего президента все же ограничен. Ограничен зримыми для большинства избирателей и довольно плачевными экономическими результатами его правления. Так считает занявший третье место на прошедших выборах бывший министр правительства республики, ныне генеральный директор акционерного общества "НИКойл-Калмыкия" Николай Очиров.

Николай Очиров: По истечении 9,5 лет правления Илюмжинова положение в экономике настолько критическое, когда практически из 100 с чем-то колхозов и совхозов едва-едва стоят на ногах 35-40. В селах, их большое количество, нет ни единой головы овцы, ни единой головы крупного рогатого скота, ни одного комбайна, ни одного трактора. Какой может быть административный ресурс у директора, если кроме как носить печать, он в совхозе больше не ведет никакую деятельность?

Само положение в экономике дает оппозиционным кандидатам шанс.

Владимир Долин: Но именно бедность подавляющего большинства жителей республики, по мнению лидера региональной организации "Союза правых сил" Натальи Манжиковой, обеспечивает стабильность правящего режима в Калмыкии.

Наталья Манжикова: Режим нынешней власти - тот режим, который построил действующий президент, он основывается на чувстве страха. В бедной Калмыкии потерять работу - это равносильно тому, чтобы обречь свою семью на голод.

Владимир Долин: Соперник Кирсана Илюмжинова во втором туре выборов заместитель председателя правления Банка высоких технологий Баатр Шанджиев считает, что будущее республики зависит от федерального центра.

Баатр Шанджиев: Тот режим, который правит в республике, это типичная восточная деспотия, но, к счастью, она находится в рамках Российской Федерации, и поэтому малейшее федеральное вмешательство рушит всю систему, всю пирамиду восточной деспотии.

Владимир Долин: Баатр Шанджиев не скрывал, что его поддерживает заместитель главы администрации президента Виктор Иванов. Кирсан Илюмжинов рассчитывает на помощь главы администрации Александра Волошина и даже получает ее от представителя президента в Южном федеральном округе Виктора Казанцева.

Интрига второго тура заключается в двух вопросах. У какой из противоборствующих групп федеральных чиновников административный ресурс окажется сильнее? И сумеют ли объединиться оппозиционеры ко второму туру выборов?

Еще до начала избирательной кампании оппозиционные кандидаты заявили о союзе. Каждый из них обещал призвать своих избирателей отдать голоса тому из кандидатов, которому посчастливится выйти во второй тур. В среду 7 кандидатов-оппозиционеров договорились поддержать Баатра Шанджиева.

У объединенной оппозиции немного времени для агитации. Послушная Кирсану Илюмжинову избирательная комиссия республики в рекордно короткие сроки подвела итоги первого тура и назначила второй тур выборов на воскресенье, 27 октября, ровно через неделю после первого голосования. Об этом было объявлено за минуту до истечения установленного законом срока обнародования даты выборов. Столь краткий промежуток между голосованиями - тоже своеобразный рекорд. С учетом того, что после краткого периода "бури и натиска" федеральные телеканалы забыли о выборах в степной республике, а представители Центризбиркома после первого тура посчитали свою функцию выполненной и покинули Калмыкию, недельный промежуток между турами играет на руку действующему президенту. Нейтралитет центра при отсутствии у оппозиции доступа к прессе и электронным средствам массовой информации позволяет президенту Калмыкии переломить ситуацию в свою пользу.

Михаил Соколов: Рассказывал специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.



"Город Пудож расстоянием от губернского, то есть Петрозаводска, в 120, от Вытегры - в 100, от Повенца в 180 верстах. Расположен на хребте идущей полукружием горы, внизу коей лежит прекрасный дол, пересекаемый многими глухими и прохладными разливами. По одной стороне обтекает его река Водла, текущая из Водлозера и впадающая в Онего. С прочих же окружен город полянами и лугами. В 1776 году выгорел погост до основания, а после сего две улицы выстроены по плану. В них домов 50, жителей оных до 120 человек", - писал первый олонецкий губернатор Гаврила Романович Державин в 1785 году, июля 26.

Об истории Пудожского края и его столице, основанной еще в 1382 году, рассказывает директор краеведческого музея Галина Сергеева.

Галина Сергеева: Хлебопашеством местное крестьянство не особенно увлекалось, они отдавали предпочтение льноводству, выращивали лен и сдавали его купцам. Жили обыкновенной жизнью, крестьянствовали, промыслы были развиты повсеместно, начиная с обработки дерева (искусной, причем, обработки дерева). Вот грабельки детские видите? Расписные грабельки. Еще в середине 19 века английская компания Онежского лесного торга, начиная с 1869 года, ежегодно вывозила отсюда до 30 000 бревен. И привлекали они местных купцов, как купец Майорихин из деревни Колодозеро на него они опирались. Шальский лесозавод, действительно, один из первых, он начал давать пиловочную продукцию. В 1870 году.

Михаил Соколов: Ныне Пудож уже не живет льном, главное - лес, деревообработка, рыба. Еще здесь уникальные памятники мирового значения на Бесовом носу Онежского озера - наскальные рисунки, петроглифы. Замечательная природа, Водлозерский национальный парк, озера. Именно здесь, В Пудожском округе, появилась вакансия депутата законодательного собрания республики Карелия. Полгода назад в Карелии прошли выборы главы республики, парламента, мэров городов и районов. Победила партия власти, переизбрался глава региона Сергей Катанандов. Шел он на выборы под знаменем "Единой России". Оппозиция, а ее составили справа СПС и "Яблоко", а слева компартия, проиграла. Сергей Катанандов сумет набрать 52 процента голосов, а расчеты занявших второе и третье место Артура Мяки из СПС и Василия Попова из "Яблока" на второй тур не оправдались. Тем удивительнее было то, что на выборах законодательного собрания осенью 2002 года тихий Пудожский край удостоился приезда столичных пиарщиков, "десанта" петрозаводских журналистов и наблюдателей. Здесь побывали многие министры правительства республики Карелия, здесь смещали редактора местной газеты и распространяли клеветнические листовки. Причина простая: в Пудоже на довыборах в парламент решил баллотироваться лидер оппозиции главе республике Карелия, член партии "Яблоко", в прошлом депутат и мэр Олонца Василий Попов.

Василий Попов: Здесь сосредоточены самые лучшие силы и правительства и оппозиции. Я все время думаю об этом фермопильском проходе. На небольшой территории столкнулись две армии, которые пытаются доказать, что каждая из них сильнее.

Михаил Соколов: Одна из этих армий - проигравшая.

Василий Попов: Дело в том, что молодым ребятам, которые только-только стали оформляться в идеологическую оппозицию, трудно было одержать победу в силу неопытности и малоизвестности и небольшого количества ресурсов на всей территории Карелии. А вот на территории одного района количественный ресурс, он уже отходит на второе место. Столкнулись, в первую очередь, с точки зрения качества, две команды.

Михаил Соколов: Ситуацию прокомментировал карельский политолог Анатолий Цыганков.

Анатолий Цыганков: Шла борьба не на районном уровне, шла борьба между действующей властью в республике, то есть губернаторской командой, с одной стороны, - и оппозиционной группой политиков, которая проиграла губернаторские выборы. По сути своей, речь шла о том, допустит ли губернатор победившего в апреле - и на выборах главы республики, и парламентских выборах - приход в парламент человека, категорически, кардинально оппозиционно настроенного в отношении действующей исполнительной власти. По этой причине приглашена туда не одна, а пара команд специалистов из Москвы и Петербурга, которым заплачены очень большие деньги. И по этой же причине члены правительства постоянно, в течение двух месяцев, работали в Пудожском районе. Одна группа политиков пыталась реабилитироваться, а вторая группа политиков пыталась не допустить их во власть.

Михаил Соколов: Ситуация в республике Карелия на самом деле непроста. Оппозиционеры - такие, как лидер карельского "Яблока" Александр Чаженгин, - считают ее кризисной.

Александр Чаженгин: В экономке Карелии наступил провал. Госвласть приводит фактические цифры падения объемов промышленного производства и сокращения валового внутреннего продукта. Госвласть публикует цифры невыполнения планов по сбору налогов во все уровни бюджета, включая и федеральный, и местные, и региональный бюджеты. По крайней мере, на сегодняшний день, и глава республики, и госвласть в лице министров, в лице законодательного собрания - начала говорить о тех проблемах, о которых, скажем, и яблочники, и депутаты предыдущего созыва говорили давно и открыто.

Михаил Соколов: До определенного предела наличие проблем признают и руководители Карелии. Спикер парламента Карелии Николай Левин посетовал, что, проводя централизацию ресурсов, Москва забрала у республики налог на добавленную стоимость. Очень помешало снижение экспортных цен на продукцию лесопромышленного комплекса. В то же время из центра были введены пошлины на экспорт леса и пиломатериалов. Только недавно удалось снизить до 5 процентов пошлину на бумажные мешки, сообщил Николай Левин.

Николай Левин: Таможенные пошлины были даже на так называемую "осину" - ну, одним слово, на листву; на пиломатериалы они по-прежнему остаются. Это все серьезным бременем ложится на плечи наших предприятий. Вот это тоже серьезно сказалось. По этой причине налог на прибыль стал значительно меньше.

Михаил Соколов: Николай Левин признает, что и республиканская власть была вынуждена централизовывать собственные ресурсы. Но он утверждает, что Петрозаводск о районах Карелии заботится.

Николай Левин: Я должен сказать, что принцип "50 на 50" между местными бюджетами, что есть, по собственному доходу в республике, он остается прежним. Единственное - у нас было по налогу на прибыль. Сейчас обсуждается, в частности, инвестиционная программа. Мы предполагаем не менее 50 процентов средств инвестиционной программой потратить на проблемы жилищно-коммунального хозяйства.

Михаил Соколов: Глава карельского парламента Николай Левин перечислил последние крупные инвестиции в хозяйство региона.

Николай Левин: Полтора года назад введено новое предприятие в Медевежегорском районе Карелии, ДСП, которое успешно трудится и наращивает объемы, началось уже строительство нового лесозавода в Питкярантском районе, это шведско-финский концерн "Стуру-Энцо", сто процентов собственности - зарубежная.

Михаил Соколов: В свою очередь, оппозиция критикует власть. Крупных инвесторов в Карелию приходит мало, подчеркивает Василий Попов.

Василий Попов: Инвестору необходимо состояние максимальной демократии, свободы, прозрачности, и так далее. И, во-вторых, не надо путать причину и следствие. Инвесторы не идут в Карелию не потому, что Попов говорит о том, что воруют, а потому что - воруют. Понятно, что они имеют свои источники, которые говорят о том, что политический режим в Карелии неблагоприятен для вкладывания денег.

Михаил Соколов: Власть упустила время для реформ, подчеркивает Василий Попов

Василий Попов: В 1998-99 годах после дефолта было необходимо срочно искать инвесторов под прибыльный лесной и прочий экспортный бизнес. Это не было сделано, предприятия не перевооружились. Огромные деньги, которые, тем не менее, были заработаны, разошлись по карманам и, естественно, мы свой шанс упустили. Теперь, когда ситуация на рынке стала меняться, архангелогородцы, Вологодская область, Ленинградская область, все наши соседи продолжают развиваться, а мы, по сравнению с ними, отстаем. У нас уже нет той базы, которую необходимо было создать в 1998-99 году.

Михаил Соколов: Власть это осознает, в принципе? Она пытается что-то сделать?

Василий Попов: Я, честно говоря, пытаюсь встать на место действующего главы республики и тоже задаю этот вопрос: он понимает - или не понимает. Может быть, он даже и не понимает. Вопрос заключается в том, что является целью для главы республики. И если целью его является быть человеком, о котором хорошо будут вспоминать спустя 10-15 лет, то это одно. Если он хочет, чтобы его на руках носили сегодня, и для этого он создает министерство печати, создает дополнительные пресс-службы, всех давит, - то, конечно, я считаю, что для Карелии это невыгодно.

Михаил Соколов: Вот в такой обстановке и развернулись выборы в райцентре Пудож. 10-тысячный Пудож, где все друг друга знают, недавний медвежий уголок Карелии. Он сохранил реликтовые леса и уникальную природу, потому что коммерческий транспорт был возможен только на время навигации. Лишь теперь район втягивается в бурную российскую жизнь. Строятся дороги на Мурманск, Вологду и дальше - на Москву. Есть почти достроенная трасса на Каргополь и Архангельск, все это делает городок важным транспортным узлом северной России.

Вице-мэр района Александр Терехов доволен.

Александр Терехов: На Каргополь, действительно, остался небольшой участок. Порядка 15 километров дороги, которая не в асфальте, а вся остальная дорога в асфальте. Вот в этом году 25 декабря сдают очередной участок. И сегодня здесь вся Россия, судя по номерным знакам на машинах. Это выход на Архангельскую область через Каргополь.

- Нам-то интереснее на Вологодскую область.

Александр Терехов: Это - Россия. До Вологды отсюда, от нас - 400, с небольшим, километров. Это Ярославль, Москва.

Михаил Соколов: Лес стало вывозить легче, есть перспектива и для рыболовства, рассказывает Владимир Мишуков, но жизнь здесь тяжелая. Люди буквально на золоте живут, а зарплаты нищенские. Вальщик леса зарабатывают мало, особенно на входящем в состав государственного Кареллеспрома предприятия "Пудожпромлес", которое почему-то находится на грани банкротства. Живут бедно и трудно, как в конце 19 века, замечает директор краеведческого музея Галина Сергеева.

Галина Сергеева: Лес - это основное богатство края. Хотя мало зарабатывают, нищенская зарплата. И вы знаете, вот параллель такая. Вот заметочка из "Олонецких губернских ведомостей" 1901 года, из 100 рабочих заболевали 75. Сегодня тоже такое положение не очень хорошее, в этом отношении. И нищее существование. Зарабатывали копейки - то же самое и сегодня.

Михаил Соколов: А сколько сейчас зарабатывают, тысячи 2-3, не больше?

Галина Сергеева: Я думаю, что даже и меньше.

Михаил Соколов: Молодые ребята из тех, что не пьют "по-черному", рассказывали мне о пудожской жизни.

- Сейчас недавно было убийство, 16-летний пацан убил взрослого, ну, мужика убил, зверски убил просто. Пьяные были, в общем, они. Молодежь просто вообще звереет. С работой не сказал бы, что хорошо, не сказал бы, что и тяжело. Кто хочет работать, тот, я думаю, работает. Не только на лесе, тут есть свободные вакансии в разных предприятиях. Но дело в том, что они тоже малооплачиваемые. Тысяча-две, не больше.

Михаил Соколов: Свое дело кто-то пытается завести, из молодых ребят?

- Редко, но пытаются. Становятся частными предпринимателями, чем-нибудь таким торгуют. Есть такие люди, но мало.

- Сейчас в частном предпринимательстве все друг друга давят.

- Да. Сейчас у кого больше денег, тот выше, да.

- Надо что-то новое.

- С лесом - сейчас все с лесом занимаются. Там уже бесполезно соваться, нам, по крайней мере. Там уже свои связи. Мне так кажется, что все уже поделено, вся сила лесная. Это уже бесполезно. Да лес не только в Россию идет, лес идет и за рубеж, большими количествами. И чуть ли не каждый день.

- Пропадает.

- Пропадает бесследно. Это... все в нашем районе случается.

- Можете себе такое представить, чтобы две баржи, груженные лесом, самоходки, пропали?! Взяли - и пропали?

- Лес даже на предприятиях пропадает.

Михаил Соколов: Как здесь пьют, я видел, уже возвращаясь из Пудожа. "Нет, батя, - говорил с утреца, потягивая из горла винцо, мой сосед лет 17-18 почерневшему лицом, ссохшемуся отцу, - все, я свое отпил. Больше водку жрать в Пудоже по 4 дня не будем, хватит".

Пора вернуться к традициям, считает Галина Сергеева.

Галина Сергеева: Волдозеро, Куганаволок, вот там сейчас как раз парк Водлозерский национальный, обетной грамотой перед святым Евангелием давали обещание: "Во Имя Отца и Сына, и Святаго Духа, я, нижеименованный, осознав всю скверность пьянства и грехов, от него происходящих, обещаюсь перед святым Евангелием и животворящим крестом Господним не пить ни пива, ни вина и никаких других охмеляющих напитков. Господи, помоги мне свято выполнить свое обещание и не допусти мне впасть во искушение. Аминь". И вот священник приписал через 3 месяца, что вот Михаил Завалишин свое обещание исполнил и теперь пока не пьет.



Михаил Соколов: Официальные данные. За прошлый год в Пудожском районе Карелии умерло более 500 человек, родилось 300. Из 500 - 95 самоубийств, более 100 умерло от последствий алкоголизма.

До Пудожа "Комета" из Петрозаводска идет 1 час 40 минут, стрелой рассекая черные волны Большого Онега. В устье Водлы входит аккуратно, к заставленным штабелями леса причалам Шалы. На реке уже тонкий ледок - шуга, на берегу палая листва, покрытая снегом. Ослепительно желтые лиственницы на фоне синего неба создают под лучами слепящего зимнего солнца гамму украинского флага.

Дорогу до Пудожа вдоль полноводной Водлы с Владимиром Мишуковым коротаем разговором о рыбалке.

Владимир Мишуков: Начиная с весны тут сначала первая щука идет, потом лещ идет, потом красная рыба идет. Потом белые ночи начинаются, тогда вообще ничего не попадает, нигде. Только на лесных озерах.

Потом осень начинается. Сиг идет. А сиг кончается, налим пойдет. Налим тут очень крупный, больше такого в России налима нет.

Михаил Соколов: Одни здесь дичают, а другие в краю лесорубов, рыбаков и охотников готовы работать, говорил мне Владимир Мишуков.

Проблем в районе хватает, признает, видимо, самый молодой в Карелии мэр, глава Пудожского района Денис Курицын.

Денис Курицын: К сожалению, у нас очень сложная демографическая ситуация. У нас смертность превышает рождаемость в 2 раза. Меньше рождается детей, и люди, особенно в лесных поселках, не видят перспективы.

Михаил Соколов: Перспектива Пудожа, считает мэр, в том, чтобы получить инвестиции в заготовку леса от крупнейших целлюлозно-бумажных комбинатов - Сегежского и Кондопожского, и на месте развивать деревопереработку. Перспективно и развитие горной промышленности. Не мешая существующим карьерам, можно закладывать и новые. Но инвестиций в горную индустрию пока мало, добавляет мэр Курицын.

Денис Курицын: Лишь одно предприятие я, пожалуй, назову - "Карелнеруд", которое инвестирует серьезные средства в развитие производства.

Михаил Соколов: В Пудожском крае ведется крупномасштабная разведка золота, платины, алмазов, но главное богатство - крупнейшие в России месторождения хромитовых руд, сообщил мэр Пудожа Денис Курицын.

Денис Курицын: Месторождение у нас здесь есть, месторождение феррохромитов. Это единственное месторождение в Российской Федерации, которое могло бы дать стране хром. Сегодня мы экспортируем этот металл из Финляндии, Казахстана, Турции. Сейчас проводится доразведка этого месторождения, делает это фирма "Полиметалл" (это как раз вот Санкт-Петербург). Они говорят о 1 500 рабочих мест, достаточно серьезных инвестициях в фабрику обогатительную, карьер...

Михаил Соколов: Инвесторы обещают обучить и набрать рабочих из местного населения. Этого здесь и ждут.

Баллотировавшийся в депутаты законодательного собрания Карелии оппозиционный политик Василий Попов подчеркивает: район действительно перспективный.

Василий Попов: Здесь существуют мощные объективные факторы развития района, которые - понятно, почему - не были задействованы. Понятно, кому было выгодно такое бедственное положение Пудожского района - тем людям, которые хотят в мутной воде как можно больше (если не подбирать слова) наворовать. Когда существует бардак, воруется гораздо легче.

Существуют леспромхозы, существует назначенный хозяином "Кареллеспром". "Кареллеспром" существует только на перепродаже пудожского леса, имеет стотысячные зарплаты в месяц для своих сотрудников, в то время как рабочие в лесу получают по 1 500 - 2 000. Понятно, что "Кареллеспром" живет только на перепродаже, и если такого счастья, как "Кареллеспром", в Пудожском районе бы не было, и леспромхозам пудожским просто разрешили бы продавать лес самим за границу по полной цене, то я могу сказать, что ситуация была бы уже совершенно другой.

Михаил Соколов: Местные власти здесь новоизбранные - 5 месяцев назад. Мэр Курицын выступал на выборах как представитель оппозиции, пользовался поддержкой правых партий, но, заняв кресло районного начальника, Курицын объявил, что ушел из политики. Ради того, чтобы Пудож жил без политических потрясений.

Денис Курицын: Глава должен обеспечить нормальный, спокойный политический климат в районе. Да и инвесторы не пойдут на территорию, на которой глава самоуправления ругается с главой республики.

Михаил Соколов: Но тут выяснилось, что осенью битва за мандат депутата от Пудожа оказалась матчем-реваншем оппозиции со всей партией власти. В Пудож зачастили карельские министры.

Один из лидеров "Яблока" предприниматель Василий Попов рассчитывал на то, что молодой мэр Курицын, который был избран при поддержке его партии, как минимум, не будет мешать своему партнеру. Кредо Попова, которое он выработал после работы мэром Олонецкого района, таково.

Василий Попов: Понятно: если мэр занимает жесткую, активную позицию, либо депутат занимает жесткую, активную позицию, он действительно защищает интересы своих избирателей, его район развивается по сравнению с другими районами, но ему самому, лично - достается. Во-первых, его постоянно ругают. Во-вторых, на него насылают проверки. В-третьих, обвиняют во всех грехах, которые он, естественно, не совершал.

А если ты стоишь на задних лапках (ты - это мэр, стоишь на задних лапках), если ты во всем соглашаешься с правительством, ты можешь получить орден, ты можешь стать заслуженным работником чего-либо. О тебе будут всегда хорошо писать газеты, но твой район будет опускаться, опускаться и опускаться. Это миф о том, что дружба с нашим главой республики способствует развитию районов.

Михаил Соколов: Денис Курицын заявил мне, что ради населения Пудожского района на выборах осенью он занял абсолютно нейтральную позицию.

Денис Курицын: Я постарался; была установка всей администрации: не дай Бог кто-нибудь у нас тут начнет заниматься политикой.

Михаил Соколов: Но как было удержать нейтралитет, если район посетило немало важных руководителей, а муниципальная касса была пуста? Надо закупать уголь на зиму. Мэр оказался прагматиком. Как только он увидел, что выделение денег району можно обеспечить лишь переходом на сторону власти, которую он яростно критиковал дотоле, он порвал сотрудничество с Василием Поповым.

Денис Курицын: Сотрудничество было обоюдовыгодным, поэтому обязательств финансовых, моральных и любых других перед Василием Анатольевичем у меня нет.

Михаил Соколов: Изменой Курицына прежним идеалам Василий Попов был весьма разочарован.

Василий Попов: Когда кандидат идет с одной идеологией, и он побеждает и спустя месяц-два после выборов говорит: "Как только я стал мэром, я полностью поменял свои убеждения", то это значит, что предали, в первую очередь, избирателей.

Меня беспокоит то, что я тоже, как и пудожане, поверил молодому парню, который сказал, что "я буду отстаивать интересы Пудожского района, даже если мне нужно будет ругаться. Я приведу в порядок лесной комплекс. Я не дам обворовывать лесной комплекс и Пудожский район, и все для этого сделаю"... Как только он стал мэром, он перестал не отличаться от своего конкурента, который и спорить ни с чем не хотел.



Михаил Соколов: Борьба за район с двадцатитысячным населением шла на специфическом информационном поле. Здесь есть телекомпания - филиал канала "Ника", который возглавляет лидер фракции "Единство" в местном парламенте Андрей Мазуровский, и есть 2 газеты - независимый от власти "Пудожский уезд" и "районка" "Пудожский вестник". Находясь на дотациях республиканской и районной власти, "Вестник", тем не менее, старался давать слово и начальникам, и их оппонентам.

Главный редактор "Пудожского вестника" Сергей Бразюк работать хотел, и никаких заявлений с просьбой дать ему отпуск на время выборов не писал.

Сергей Бразюк: Я не устал и готов был работать, тем более в предвыборную кампанию. Чувство ответственности, и в это время покидать редакцию, в общем-то, не собирался.

Михаил Соколов: Мэр Пудожского района Денис Курицын несколько притворно удивлялся: как же так, получился скандал. Ну, что такого: он сам, без решения райсовета в разгар выборной кампании отправил Сергея Бразюка в принудительный отпуск.

Денис Курицын: Его никто не увольнял. Он ушел в отпуск.

Михаил Соколов: Но он не хотел в отпуск, насколько я понимаю.

Денис Курицын: Насколько я понимаю, он в отпуск хотел.

Михаил Соколов: Министр печати Карелии Сергей Зоточкин в статье в газете "Северный курьер" обвинил Бразюка в развале финансов районной газеты. Сергей Бразюк написал опровержение, которое "Курьер" не печатает.

Сергей Бразюк: Текущие платежи редакции выполняются сейчас, а долги - это долги середины 1990-х годов. Но я руковожу редакцией с января 2002 года. Никаких новых долгов я не сделал, и цифры, приведенные министром печати Зоточкиным, в том числе и в газете "Курьер Карелии", в общем-то, вымышленные.

Михаил Соколов: То есть - он врет просто?

Сергей Бразюк: Если можно так сказать, то - врет.

Михаил Соколов: Мэр Курицын считает, что сотрудничество газеты с оппозиционной прессой (с газетой "Губерния") делало "Вестник" необъективным.

Денис Курицын: Сергей без согласования со мной, с представителем учредителя - администрацией местного самоуправления - заключил договор на рекламу коммерческих структур одного из кандидатов, который шел на выборы. Печатал эту рекламу, что косвенно рекламировало самого кандидата.

Михаил Соколов: Редактор "Пудожского вестника" Сергей Бразюк подтвердил: власти, в первую очередь, требовали от него разорвать рекламный договор с газетой "Губерния". Именно этот договор принес его изданию деньги, и редактор смог погасить долги по зарплате. Решение принималось наверху.

С вами кто вел беседы, вот, из руководителей?

Сергей Бразюк: Ванда Феликсовна Потенко, замминистра печати Республики Карелия, и глава местного самоуправления Денис Владимирович Курицын.

Михаил Соколов: А как они мотивировали необходимость вашего ухода?

Сергей Бразюк: Так в открытую и мотивировали. Кстати, было заявлено: "Пока - в отпуск, а потом судьба будет решаться, после выборов". И мотивировали тем, что я согласился давать в районном издании рекламу оппозиционного издания, газеты "Губерния".

Михаил Соколов: Министр печати Карелии Игорь Зоточкин заявил мне, что его зам Ванда Потенко ни при чем. Она была в Пудоже лишь для помощи в реорганизации типографии.

Игорь Зоточкин: Ванда Феликсовна в этом деле как бы участвовать не могла. То есть она не приглашала Бразюка, не предлагала ему уйти.

Михаил Соколов: Сергея Бразюка в отпуск спровадили, объявили конкурс на его место, а пост главного редактора временно занял присланный из Петербурга отставной подполковник медицинской службы Евгений Шустов. Он сам признал, что служит в некоем Институте военно-стратегического анализа. Это такая пиар-контора, которая занималась выборами в Пудоже.

Мэр Курицын считает, что газета стала "взвешенной" после смены редактора. Правда, ее содержание резко изменилось. Она пропагандировала кандидата партии власти, дорожника Александра Корсакова.

Сергей Бразюк считает, что была осуществлена специфическая форма цензуры.

Сергей Бразюк: Я считаю, например, что в нарушение законодательства выборного доминирующими там стали материалы, как раз направленные против только одного кандидата - Попова Василия Анатольевича.

Михаил Соколов: О вмешательстве власти в дела "Пудожского вестника" написала в газете "Губерния" ее главный редактор Лариса Жданова. Министр печати Карелии Игорь Зоточкин подал в прокуратуру заявление. Он считает, что его ведомство цензурой не занимается, и он обвинил журналиста Жданову в клевете.

Игорь Зоточкин: Конечно, у меня нет желания, чтобы Лариса Жданова провела там, я не знаю, свои лучшие годы жизни в тюрьме, но она ответственность-то понести должна. Она должна либо извиниться, либо объяснить читателям, что она была не права. Это нормальное явление.



Михаил Соколов: Редактор газеты "Губерния" Лариса Жданова уверена: правда на ее стороне, и у нее есть доказательства своей правоты.

Прокуратура заявление министру вернула. Жаль, что права редактора "Пудожского вестника" только вовремя не защитила, но в защиту Бразюка выступило правление Союза журналистов Карелии. Признано, что действия главы местного самоуправления Пудожского района нарушают закон о средствах массовой информации, ограничивают полномочия главного редактора, создают опасный прецедент передачи руководства средством массовой информации в руки случайного человека.

В Карелии идет подлинное наступление на свободу оппозиционного слова. Суды идут за судами. Только что политолог Анатолий Цыганков выиграл процесс у главы республики Сергея Катанандова. Глава Карелии пытался доказать, что журналист Цыганков оклеветал его, рассказав о тесной его дружбе с бизнесменом и депутатом законодательного собрания Леонидом Белугой.

Недавно, кстати, на господина Белугу было совершено покушение. Погиб охранник. После выстрела из гранатомета Белуга уехал из республики. Позже депутат вернулся, но - расстался с водочным бизнесом.

Верховный Суд России оправдал журналиста Ивана Гусева. Глава Верховного суда Карелии пытался повесить на него уголовную статью о клевете.

Министр Игорь Зоточкин пытается через прокуратуру Карелии возбудить дело о клевете против журналиста Натальи Владимирской. Опять же - за рассказы о том, как глава Карелии Сергей Катанандов тесно взаимодействует с бизнесменом Белугой.

Заметно размежевание прессы на комплиментарную, восхваляющую власть, - и оппозиционную.

"Ваша газета сама собой превратилась в партийную оппозиционную?" - спросил я главного редактора "Губернии" Ларису Жданову.

Лариса Жданова: Это и так, и не так. Вне всякого сомнения, "Губерния" на сегодня, пожалуй, единственная газета, в которой любой представитель оппозиции может найти место для публикации своих взглядов. Это правда. Больше в республике изданий таких нет.

С другой стороны, общая концепция газеты вовсе не нацелена на то, чтобы при любом удобном случае говорить какие-то гадости о правительстве. На самом деле, концепция газеты - это социальная направленность, направленность на защиту читателя. Да, когда мы видим, что правительство совершает какой-то, ну, с нашей точки зрения, неверный поступок, который бьет по жителям республики, разумеется, мы стараемся об этом писать.

Наша газета сейчас оппозиционная только потому, что остальная пресса слишком комплиментарная. Если бы все другие газеты сегодня занимались нормальной журналистикой, то, вне всякого сомнения, "Губерния" бы на их фоне выглядела достаточно ровно. А сейчас мы выглядим белой вороной только потому, что мы вроде как чего-то пишем, а остальные ничего и не пишут: все хорошо в республике. Нам эта выгодна позиция, я сразу вам говорю, потому что у нас растет тираж.

Михаил Соколов: "Губерния" постоянно подвергается проверкам, рассказывает Лариса Жданова.

Лариса Жданова: Появилось гораздо больше людей, которым нужно оправдывать свою зарплату, а цель перед ними поставлена одна... Во всей прессе республики высказывается точка зрения одного человека, Сергея Леонидовича Катанандова. Цель такая: все другие точки зрения не имеют права на существование. Если цель такая поставлена, это огромная теперь банда людей, она ринулась эту цель воплощать: различные проверки, там, СЭС на нас напускают, инспекция по труду, еще, видимо, кто-то появится.

Михаил Соколов: Спикер парламента Карелии Николай Левин утверждает: в регионе никаких гонений на прессу нет.

Николай Левин: Суд принимает решение: была клевета, не была клевета, кто прав, кто не прав. В том числе и по возможности высказываться.

Сегодня запрета на высказывания в республике никакого нет. Есть возможность высказаться где угодно.

Михаил Соколов: У многих журналистов иное мнение. Наступление на прессу не случайно. Парламент Карелии несамостоятелен, здесь лишь небольшая группа (5-6 человек из 50, среди ее лидеров - Алексей Мосунов, Наталья Азарова) пытается оппонировать весьма странным решениям большинства. Они рассказывают, что законодательное собрание до 50 вопросов, включая бюджетный отчет, успевает без дискуссий разрешить за полдня. Большинство голосует за решения правительства Карелии, как дрессированное. Недавно власти региона зачем-то одолжили коммерческому банку "Онега" 50 миллионов рублей. Пресса сообщает: в этом банке берут кредиты иные руководители.

Политолог, зампредседателя правления Союза журналистов Карелии Анатолий Цыганков делает такой вывод.

Анатолий Цыганков: Единственный сегодня участок, который действительно реально позволяет себе полемизировать с действующей властью исполнительной, который критикует эту действующую власть исполнительную, это только средства массовой информации. Оставшийся участок оппозиционности, открытой, публичной. И поэтому именно этим объясняются действия такого органа, вновь созданного в Карелии, как министерство печати, которое пытается всеми способами препятствовать работе газет, находящихся в оппозиции к действующей исполнительной власти, к губернатору.

Михаил Соколов: Перемены в регион могут прийти после прихода в Карелию структур "неолигархов". Вытесненные с центральной политической и экономической площадки, крупнейшие корпорации рвутся в регионы.

Спикер парламента Николай Левин считает, что атмосфера жизни в регионе изменилась: появляются и серьезные инвесторы.

Николай Левин: "Сибирский алюминий" - это компания, владельцами которой являются Дерипаска и Абрамович, они купили 30 процентов Надвоицкого алюминиевого завода. На самом деле, это крупный пакет, который позволяет в какой-то степени уже контролировать деятельность Надвоицкого алюминиевого завода, по крайней мере, финансовые потоки и сбыт продукции.

Сюда пришел "Базовый элемент", это компания, которую возглавляет Дерипаска. Представители "Базового элемента", в частности руководитель департамента по межрегиональным связям, были здесь у нас, в республике, где рассматривали вопросы возможного прихода в республику. Переговоры были такие здесь у нас, в законодательном собрании и в правительстве.

Вот, должен сказать, что одной из компаний базового элемента, "Континенталь-менеджмент" в лесопромышленный комплекс тоже пришла уже, в Республику Карелия, и 3 предприятия уже приобретены ими в собственность. Это два леспромхоза в Беломорском районе и лесозавод, тоже в Беломорском районе.

Михаил Соколов: Структуры Олега Дерипаски могут стать стратегическим инвестором в Карелии. Они предложили программу работы из 15 направлений. Правда, они как-то больше интересуются покупкой действующих предприятий, говорит один из лидеров "Яблока" Александр Чаженгин.

Александр Чаженгин: Есть информация о том, что Дерипаска продолжает распространять свое влияние и скупает сырьевую базу Кондапожского целлюлозно-бумажного комбината, и ведет серьезные переговоры с владельцами о покупке контрольного пакета акций Кондапожского целлюлозно-бумажного комбината.

Михаил Соколов: Власти Карелии хотели бы направить структуры базового элемента в горную промышленность, запустить их, например, в разработку месторождений молибдена в Беломорье и хрома в Пудожском районе. Кроме того, им предложено вместо попыток перекупить контрольные пакеты акций Сегежского или Кондапожского целлюлозно-бумажных комбинатов заняться лиственничной древесиной, сообщил глава законодательного собрания Карелии Николай Левин.

Николай Левин: В республике нет целлюлозного завода или целлюлозно-бумажного комбината, который бы производил эту продукцию из листвы. Примерно полтора миллиона кубов лиственных пород деревьев находятся, в принципе, невостребованные. И я думаю, что вот господину Дерипаске можно было бы воспользоваться вот этой возможностью и инвестировать средства в строительство такого завода.

Михаил Соколов: Процесс переговоров команды главы Карелии Сергея Катанандова и одной из крупнейших олигархических структур России пошел. Лидер карельского "Яблока" Александр Чаженгин уверен: новые хозяева будут не только у лесного комплекса.

Александр Чаженгин: Ни одна из существующих на сегодняшний день экономических систем в республике Карелия не способна бороться с этим проникновением. Ни с финансовой точки зрения, ни с точки зрения даже политической. Вопрос судьбы карельской политики будет решаться за "круглым столом" между такими людьми, как Дерипаска, Мордашов, представители "Альфа-груп", Фридман. Именно их представители (если они не начнут, конечно, опять же конкурировать между собой и в этой сфере), если они согласуют позиции, то именно их представитель станет следующим главой республики.

Михаил Соколов: Василий Попов замечает, что все попытки нынешней карельской власти направлять такие структуры, как у господина Дерипаски, обречены.

Василий Попов: Что касается Дерипаски, что ему губернатор? Пусть Катанандов попробует "повыделываться" против их системы. Это уже те жесткие агрессивные российские системы, для которых губернаторы либо должны стоять на задних лапках, либо их не будет.

Я думаю, что Катанандов будет строить с ними отношения, потому что они ему не по зубам. А все, кого можно отогнать - это, в первую очередь, иностранцы, которые действуют только на основе закона, и они уважают только демократию, прозрачность и отсутствие коррупции, - эти нормальные, абсолютно нормальные инвесторы, они не придут.

Михаил Соколов: Политолог Анатолий Цыганков подчеркивает: в Карелии может измениться вся политическая среда.

Анатолий Цыганков: Если до сих пор местные группы предпринимателей каким-то образом влияли на, скажем, губернатора, на его окружение, обладая незначительными ресурсами, то сегодня они просто будут вытесняться с этого рынка управления, и соответственно в будущие выборы, они значительно в малой степени как-то будут определять характер избирательной кампании. Соответственно, и Катанандов, как глава республики, и вообще все другие политики, теперь думающие о будущих выборах губернаторских, они будут, прежде всего, связывать свое участие не с действующими здесь кругами предпринимателей, а уже, прежде всего, ориентируясь на приход подобных групп, как там базовый элемент.

Михаил Соколов: Вернемся в райцентр Пудож, пока не облагодетельствованный ни властью, ни олигархами.

Как писал Гаврила Романович Державин, "пудожане ласковы, обходительны и довольно трудолюбивы, но, живя от правительства в отдалении, своевольны и несколько грубы с близким начальством".

Что и получилось. При удивительной для довыборов явке (пришла почти половина избирателей) Василий Попов получил 45 процентов, его соперник от партии власти Анатолий Корсаков 40. Василий Попов считает, что в его силах изменить характер нынешней законодательной власти Республики Карелия.

Василий Попов: Судя по тому, какие силы потратило правительство на то, чтобы меня не избрать, правительство как раз считает, что я сделаю очень много. Семь депутатов подписали открытое письмо. Многие депутаты готовы голосовать так, как положено, так, как необходимо избирателям, но не один на один сталкиваясь с правительством, а за спиной у Попова. Многие не хотят быть пешками, на многих депутатов давит ухудшение жизни их избирателей. И если появится человек, который сможет сформулировать потребности карельского общества, то противостоять этой группе депутатов будет очень и очень сложно. Я считаю, что и в законодательном собрании можно работать, и я должен буду сделать для Пудожского района очень много.

Михаил Соколов: По данным исследования "Транперенси интернейшнл", Карелия занимает в России одно из последних мест по бытовой коррупции. К примеру, здесь гаишникам не предлагают взяток, а они денег не берут. При этом в рейтинге исследователей по показателю "отъем чужих бизнесов" Карелия оказалась на первом месте в России.

Василий Попов прокомментировал эти данные так.

Василий Попов: Действительно, карелы не привыкли воровать, если говорить о массовом моменте. Очень хорошие люди внизу и, я считаю, что недостойное для этих людей правительство вверху.

Михаил Соколов: На Севере, в самом деле, живут вполне разумные люди. Молодежь хочет самой обычной, нормальной жизни.

- Хороших культурных заведений просто не хватает. Что у нас? Кабаки есть. А в них сидят... такой народ, в основном, все люди пьют-пьют-пьют-пьют.

Михаил Соколов: Как показали выборы в Пудоже, многие не согласны со своим настоящим, как и совсем тем сомнительным, что как бы от их имени и от имени закона делает нынешняя республиканская власть. Делает под прикрытием созданного в администрации главы республики Карелия идеологического управления и подчиненного ему министерства печати. А его журналисты, которым министр грозит то судом, то прокуратурой, давно считают "Министерством пропаганды".



В следующей нашей передаче 31 октября - итоги выборов президента Калмыкии.

XS
SM
MD
LG