Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ход избирательных кампаний в Амурской и Тульской областях, новая конституция Карелии и новая власть в Марий-Эл. Каким быть закону о политических партиях - интервью с депутатами Госдумы Владимиром Лысенко и Александром Чуевым


Михаил Соколов:

Говорит Радио Свобода.

В эфире еженедельная программа московской редакции Радио Свобода "Выборы-2001". У микрофона Михаил Соколов.

В Татарстане нынешний руководитель республики Минтимер Шаймиев зарегистрирован кандидатом в президенты. 25 марта ему впервые предстоит избираться на альтернативной основе. Депутат Думы Иван Грачев и замглавы Зеленодольского района Александр Федоров уже имеют официальный статус. Проверку проходят подписи в поддержку секретаря рескома компартии Татарстана Роберта Садыкова и депутата Государственной Думы России Сергея Шашурина. Если оппонентам вечного лидера Татарии удастся перевести борьбу во второй тур, это можно будет считать их большим успехом.

В Тульской области в борьбу с губернатором коммунистом Василием Стародубцевым вступил глава акционерного общества "Центргаз" Виктор Соколовский, которого поддержал популярный тульский депутат Думы Александр Коржаков. Стал кандидатом руководитель Российской финансовой корпорации Андрей Нечаев. Тульские патриоты - на стороне главы Ленинского района Андрея Самошина. Шансы давно попавшего в кремлевскую опалу красного губернатора Василия Стародубцева без проблем переизбраться 8 апреля в его тульской вотчине не представляются стопроцентными. Уводить у него голоса будет внук генерального секретаря ЦК КПСС, коммунист Андрей Брежнев.

В Амурской области завершается регистрация кандидатов на пост губернатора.

Из Благовещенска сообщает Антон Лузгин.

Антон Лузгин:

25 марта состоятся выборы главы администрации Амурской области. На этот пост претендуют семь человек, включая и нынешнего губернатора Анатолия Белоногова. Остальные шесть кандидатов - личности достаточно известные избирателям Приамурья. Среди них - федеральный инспектор по Амурской области Валерий Вощевоз, предприниматель Юрий Бобылев, депутат Государственной Думы Леонид Коротков, который подал документы на регистрацию в облизбирком буквально в последний момент.

Если до этого еще можно было говорить о том, что действующему губернатору нет альтернативы, то сейчас все далеко не однозначно. Леонид Коротков дважды избирался депутатом Государственной Думы от Амурской области. Авторитет его достаточно высок среди населения.

Действующий глава области коммунист Анатолий Белоногов - это человек старой командно-административной системы. За четыре года его губернаторства область превратилась в один из беднейших регионов России. Предвыборные обещания Белоногова о возрождении сельского хозяйства Приамурья так и остались обещаниями. Область могла бы озолотиться только на выращивании одной сои, фирменной культуры Приамурья, спрос на которую в других регионах России и за рубежом огромен. Но завод по ее глубокой переработке так и не был построен. Это только один, но очень показательный пример деятельности сегодняшней местной власти. Население сельских районов области, на которое делал ставку Анатолий Белоногов на предыдущих выборах, разочаровалось в его правлении.

Конечно, у действующего губернатора огромный административный ресурс, и к выборам он готовился заблаговременно. Так, большинство редакций районных газет были оснащены по последнему слову техники за счет областной администрации. Разумеется, на страницах этих изданий никогда не появится критических публикаций в адрес губернатора и его приближенных.

Экс-губернатор Приамурья Владимир Поливанов считает, что реальную конкуренцию Белоногову на выборах может составить генерал Виктор Лабушев. В интервью еженедельнику "Аргументы и факты - Дальний Восток" Поливанов сказал: "У генерала Лабушева серьезные связи с федеральным центром, вполне выстроенные отношения с Кремлем. То есть, его не надо учить и "раскручивать" для губернаторской работы. Нельзя столь долго держать область в состоянии латания дыр".

Среди особенностей нынешней предвыборной кампании - судебные разбирательства с журналистами. 26 января "Комсомольская правда в Приамурье" опубликовала гороскоп претендентов на кресло губернатора. После публикации последовала жалоба в облизбирком, который, в свою очередь, обратился в суд. По мнению суда, если хоть один человек проголосует так, как велит гороскоп, то это уже агитация. Редактору газеты было вынесено предупреждение.

Директор местного телевидения Владимир Покидов был оштрафован на две тысячи рублей за то, что в одной из пргограмм канала прозвучали призывы к смене местной власти. За нарушение закона о выборах был оштрафован и редактор "Амурского радио" Виктор Рыльский. Гости его авторской программы открыто призывали голосовать за того или иного кандидата, тогда как по закону это можно делать только с 23 февраля.

Михаил Соколов:

Из Благовещенска сообщал Антон Лузгин.

Принятие новой конституции Республики Карелия неожиданно привело к началу политического кризиса.

Сообщает корреспондент Радио Свобода в Петрозаводске Сергей Коробов.

Сергей Коробов:

Более чем за год до официального срока выборов в Карелии высшего должностного лица уже сегодня вполне проглядывает перспектива их проведения досрочно. И повод совершенно серьезно говорить об этом дал не кто иной, как сам председатель правительства республики Сергей Катанандов, выступив на минувшей неделе с официальным заявлением по случаю принятия карельским парламентом новой редакции конституции края.

Следует пояснить, что ныне действующий Основной закон Карелии датирован 1978 годом и по всем статьям уже давно перестал соответствовать требованиям федерального законодательства. Проект новой конституции был внесен на рассмотрение главой исполнительной власти, и процесс его обсуждения длился целых десять месяцев в атмосфере жесткого противостояния как депутатов двух палат Законодательного Собрания, так и между парламентом в целом и правительством, поскольку документ изначально был нацелен на усиление роли исполнительной власти в ущерб власти законодательной. У последней, в частности, отнималось право контроля за исполнением бюджета и утверждения в должности ключевых фигур кабинета министров. По конституции "от Сергея Катанандова", Карелия должна была стать, в сущности, президентской республикой, с колоссальными полномочиями ее лидера и бутафорским, по своей сути, парламентом.

В результате напряженной внутрипарламентской борьбы, депутатам все же удалось отстоять свои полномочия и даже их расширить, получив впервые право простым большинством голосов отправлять руководителя республики в отставку.

Но это когда-то в будущем. А пока сам Сергей Катанандов заявил о том, что может в ближайшее время уйти со своего поста, объявить досрочные выборы, да еще и запустить механизм роспуска Законодательного Собрания. И все дело в том, что, согласно новой конституции, в Карелии вводится должность главы республики, которой приданы значительно большие полномочия, чем имеются у нынешнего председателя правительства. В мае прошлого года это новое наименование первого лица края утвердил всенародным голосованием республиканский референдум.

Но, по проекту основного закона Сергея Катанандова, предполагалось, что новый титул обретет своего хозяина только после очередных выборов 2002 года. Депутаты же Законодательного Собрания прописали эту статью таким образом, что председатель правительства сразу, с подписанием им конституции, получает и новое наименование своей должности. И вот с этим-то Сергей Катанандов категорически отказывается соглашаться - под предлогом того, что без выборов нельзя менять статус действующего руководителя республики и наделять его новыми полномочиями, поскольку это противоречит федеральному законодательству, да и избиратели в 1998 году выбирали не главу Карелии, а председателя правительства.

Однако, по мнению наблюдателей, вовсе даже не стремление соответствовать букве закона и быть верным своим избирателям руководит действиями главы исполнительной власти, а желание во что бы то ни стало, цепляясь за любой повод, выйти на досрочные выборы. На это его толкает, в частности, наметившееся ухудшение экономической ситуации в Карелии. Правительству республики, живущей на экспорте, не удалось должным образом извлечь пользу из ситуации, возникшей после августовского дефолта, и через год избиратели и политические противники Сергею Катанандову это, несомненно, припомнят.

С другой стороны, на положение вещей влияет и отсутствие определенности в отношении к нему со стороны федерального центра, который, в соответствии с недавно рожденной традицией, вполне может в 2002 году заслать в Карелию своего кандидата. Тем более, что - пусть неформально, но глава правительства Карелии находится в рядах лужковского "Отечества", а не путинского "Единства", что не может не сказаться на его участи.

На соответствующие мысли наводит и знакомство с карельским бюджетом на этот год, в котором почему-то заложены серьезные денежные суммы на проведение выборов, которых, в общем-то, по плану быть не должно, а также на работу со средствами массовой информации в размерах, превышающих аналогичные цифры прошлых лет.

Благоприятным для объявления Сергеем Катанандовым досрочных выборов является и тот факт, что на сегодня он практически не имеет оппонентов, готовых посоревноваться с ним на равных. Через год этого преимущества у него может и не быть.

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Петрозаводска Сергея Коробова.

После отставки губернатора Приморского края Евгения Наздратенко и его срочного отъезда в Москву представитель президента на Дальнем Востоке генерал Пуликовский начал расчистку предвыборного поля. Ушла в отставку часть вице-губернаторов, оживились претенденты на вакантный пост.

Из Владивостока сообщает Марина Лобода.

Марина Лобода:

В понедельник 19 февраля краевая Дума определит дату выборов губернатора Приморья. Депутаты все больше склоняются к тому, что голосование следует отнести на максимальный по времени срок. Как заявил спикер Думы Сергей Жеков, это позволит избирателям ближе познакомиться с кандидатами и принять более взвешенное решение. Так что есть вероятность, что выбирать губернатора будем 5 августа. С голосованием, по закону, мы должны уложиться в шестимесячный срок.

Тем не менее, уже сейчас в приморских политических кругах и местной прессе активно обсуждаются возможные претенденты на вакантную должность. Мнения сходятся в том, что бороться за пост губернатора будет четыре группы влияния. Во-первых, и это будет главная сила, - люди, благословленные Кремлем. Здесь могут быть и "варяги", и местные выдвиженцы.

Из возможных "варягов" чаще всего называют имена министра транспорта Сергея Франка и первого заместителя полномочного представителя президента в Дальневосточном округе Геннадия Опанасенко. Оба они - выходцы из Приморья, немало здесь поработали. И это, бесспорно, их плюс. Преимущество Франка - его моряцкое прошлое, а эта каста людей пользуется в Приморье особым уважением. Преимущество Опанасенко в том, что в последние годы он работал заместителем у хабаровского губернатора Ишаева, а значит - в курсе всех местных проблем.

Известно, что Кремль серьезно присматривается и к местным кандидатурам. Причем, не из числа популярных в Приморье политиков, а к серьезным хозяйственным руководителям. Из неофициальных, но вполне достоверных источников стало известно, что на смотрины в столицу уже ездили начальник морского торгового порта Михаил Рубканов, начальник Дальневосточного морского пароходства Александр Луговец и начальник приморского отделения железной дороги Геннадий Тарабаров. Все это крепкие хозяйственники, сумевшие в эпоху Евгения Наздратенко сохранить достойный и мудрый нейтралитет и ни в чем не испачкаться.

Своего кандидата на пост губернатора намерены выдвинуть и сторонники Евгения Наздратенко. Сам он, как известно, отказался от участия в выборах, однако отправленные в отставку его заместители уже объявили себя оппозицией нынешней власти Приморья. Наиболее вероятные с ее стороны претенденты - бывший вице-губернатор края Константин Толстошеин и нынешний спикер краевой Думы Сергей Жеков (он уже заявил о своем участии в выборах).

Теперь о бывшей приморской оппозиции. Противники Евгения Наздратенко также намерены реализовать свои давние губернаторские амбиции. Об этом уже заявил экс-мэр Владивостока Виктор Черепков. Не исключено выдвижение начальника Приморского морского пароходства Александра Кириличева. Однако (оговорился он) лишь в том случае, если Кремль не выдвинет серьезной кандидатуры.

Напомним, Кириличев был сильным соперником Евгения Наздратенко на выборах губернатора в позапрошлом году, опередив его по набранным голосам в главном городе края - Владивостоке.

Михаил Соколов:

Рассказывала Марина Лобода.

Сейчас Евгения Наздратенко манят "хлебной" должностью с Москве, чтобы он окончательно отказался от участи в новых выборах. Господин Наздратенко желает получить от Кремля не просто новый пост, но твердые гарантии своего будущего и защиту от уголовного преследования. Он знает: потеря членства в Совете Федерации и опоры на региональный административный ресурс может после окончательной смены власти в Приморье, независимо от новой московской должности, легко превратить его в обычного подследственного.

В нашей рубрике "Жизнь после выборов": новые власти Марий Эл во главе с президентом Леонидом Маркеловым разбираются с наследством его предшественника Вячеслава Кислицына.

Рассказывает Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева:

9 февраля в республике Марий Эл в связи с обвинением во взяточничестве был арестован председатель местной избирательной комиссии Юрий Петров. Недавно избранный президент республики Леонид Маркелов утверждает: Петров был одним из ближайших сподвижников прежнего марийского президента Вячеслава Кислицына.

Леонид Маркелов:

Юрий Павлович Петров - это была опора Кислицына, человек, который шел на любые нарушения, любые злоупотребления, чтобы не допустить представителей оппозиции во власть. Понимаете, любым образом, будь это выборы депутатов государственного собрания, будь это выборы депутатов Госдумы. У нас и так выборы проходили раньше - жесткая система административной власти. Говорили, как надо голосовать. Наблюдатели на участки не допускались, при подсчете голосов они удалялись, если кандидат оппозиции выигрывал.

Лиля Пальвелева:

Председатель избирательной комиссии не одинок. Как сообщает Леонид Маркелов, правоохранительные органы заинтересовались и другими людьми из окружения бывшего президента.

Леонид Маркелов:

В правительство попали шесть или девять человек, которые имели судимости. Правая рука его - человек достаточно одиозный, который имел две судимости, причем, серьезные - за взятки, за хищения в особо крупных размерах. Поэтому и сложилось мнение, что вокруг Кислицына - криминал.

Существует оперативная информация по поводу тех или иных действий замов Кислицына, его окружения. Вот буквально через несколько дней состоится судебное заседание по делу "правой руки", экономического советника Кислицына господина Одинцова. Наверное, прозвучат конкретные эпизоды и факты.

Я выступал на двух коллегиях от МВД и прокуратуры и сказал, что я буду вынужден передать ряд материалов по тем должникам, которые, получив от Кислицына некие материальные ценности, до сих пор не вернули. Это касается и брата Вячеслава Александровича, который задолжал пять миллионов рублей Марийскому комбинату хлебопродуктов, и возвращать долг не хочет, вместо этого, так сказать, там какие-то махинации....

Я могу сказать и о многих других людях, которые причастны к использованию бюджетных средств и материального имущества не целевым образом.

Лиля Пальвелева:

Новый марийский президент уверен: небезупречен и сам Вячеслав Кислицын.

Леонид Маркелов:

Судя по долгам, которые мне оставил Кислицын, долги колоссальные, и нет никаких нормативно-правовых документов, по которым я эти долги могу получить. Приходит гуманитарная помощь, не без президента это приходит в республику - и пропадает. Я, со своей стороны, должен, конечно, прореагировать, передать документы и попросить найти то, что у нас пропало. Потому что уже сейчас нам предъявляют требования (бюджету республики Марий Эл), и я должен платить деньгами, которые я хотел бы направить на выплату зарплат и выплату детских пособий. Я же не могу за эти средства рассчитываться с грехами Кислицына.

Если там есть состав преступления, в его действиях, то я думаю, правоохранительные органы в состоянии разобраться.

Лиля Пальвелева:

В наследство Леониду Маркелову Вячеслав Кислицын оставил не только долги (а это, ни много, ни мало - 20 миллиардов рублей), но и очень необычные документы.

Леонид Маркелов:

У Кислицына было создано специальное, скажем, подразделение, которое опиралось на работников правоохранительных органов, собирало компромат, инсценировало уголовные дела с целью давить оппозицию. Я обнаружил часть документов и, поскольку мне неинтересно этим заниматься... это было, в общем-то, на всех практически министров, глав администрации, известных людей республики, просто я дал команду этот компромат или, скажем так - оперативные разработки, докладные записки - уничтожить. Но для себя хотя бы уточнил, какие работники из каких структур помогали Кислицыну осуществлять вот эти вот самые меры.

Лиля Пальвелева:

Методы работы бывшего президента Марий Эл Леонид Маркелов называет далекими от цивилизованных.

Леонид Маркелов:

Я думаю, что нормальный человек в пять утра с трудом сможет участвовать в каких-либо совещаниях, тем более, когда тебя привозят в наручниках ночью для беседы или допроса с президентом. Но, во всяком случае, такие факты были. Он создал систему управления, когда все зависело целиком от него, и на сегодняшний день республика просто вздохнула.

У нас министры - самостоятельные фигуры, которые могут принимать решения, проявлять инициативу какую-то. У нас предприниматели не обкладываются на сегодняшний день никакой данью. У нас родственники Кислицына удалены из сферы бизнеса. На одной из последних встреч он просил сохранить за ним бизнес на территории республики. Это значит - пшеницу поставляет брат, бензин поставляет сват и так далее. И я в корне не согласен с этим, в связи с чем - я Вячеславу Александровичу отказал. У нас поставляют уголь и бензин те, кто дают самую дешевую цену и самый качественный продукт.

Лиля Пальвелева:

Стараниями моего предшественника, говорит Леонид Маркелов, Республика Марий Эл приобрела репутацию криминальной территории.

Леонид Маркелов:

Это все зависит от власти. Если власть сама не будет играть первую скрипку в выстраивании криминальной лестницы, тогда все это отомрет само собой. Коррупция была в верхних эшелонах власти.

Лиля Пальвелева:

Как выразился Леонид Маркелов, самое главное сегодня - это экономическая и политическая вменяемость региона. Новым президентом разработана программа по преодолению экономического кризиса в Марий Эл, и особые надежды Маркелов возлагает на недавно разведанные нефтяные месторождения с неплохим, в общем-то, объемом - 10 миллионов тонн.

Зная буйный характер Кислицына, утверждает Леонид Маркелов, проводившие изыскания компании попросту боялись сообщать президенту о результатах своей работы, а инвесторы по этой же причине не торопились вкладывать деньги.

Михаил Соколов:

Рассказывала Лиля Пальвелева.

В Воронежской области новые власти сейчас занялись кампанией по выборам областной Думы. Они состоятся 25 марта.

Сообщает Михаил Жеребятьев.

Михаил Жеребятьев:

Победивший 24 декабря прошлого года на губернаторских выборах в Воронежской области начальник местного управления ФСБ Владимир Кулаков в ходе своей кампании неоднократно обещал разобраться с делами прежней администрации. За прошедший месяц Кулаковым была инициирована проверка деятельности администрации Верхнехавского района, "малой родины" бывшего губернатора Ивана Шабанова. Глава района Самат Магомедов считается креатурой прежнего главы области. Аналитики не исключают, что Шабанов именно в этом районе может предпринять попытку вернуться в областную политику на волне очередных выборов.

25 марта жителям Воронежской области предстоит избрать депутатов областной Думы и городского муниципального совета областного центра. Голосование проводится по однотуровой схеме. В областную Думу избираются 45 депутатов по одномандатным округам, в Горсовет - 34 депутата от 17 двухмандатных.

Новый воронежский губернатор недвусмысленно заявил, что предпочитает видеть в депутатских креслах совершенно новых людей, способных к конструктивному взаимодействию с исполнительной властью в деле вывода области из кризиса. Повод для заявления губернатору дали сами депутаты. В ходе рутинного утверждения кандидатур заместителей Кулакова областная дума тайным голосованием отвергла пять из двенадцати предложенных губернатором претендентов на должности заместителей главы области. Причем, депутаты сделали это, скорее, как говорится, "по простоте душевной".

Просьбы и домогательства старого губернатора депутаты удовлетворяли со второго-третьего захода. Иначе получилось с новым губернатором. Мало того, что Кулаков незамедлительно объявил депутатам о нежелании ходить в очередной раз на поклон к Думе, он также обратился прямо к избирателям с призывом поддержать его курс и соответственно кандидатов, способных сотрудничать с исполнительной властью.

Кто окажется в фаворе у губернатора, до сих пор не совсем понятно, поскольку Кулаков успел дистанцироваться от основных организованных групп участников предстоящих выборов. А в качестве таковых намерены выступить идущая самостоятельным списком местная организация "Единства", представители директорского корпуса и аграрного лобби.

После провала депутатами кандидатур заместителей, у губернатора появился формальный повод обидеться на "Единство". Имея почти половину голосов в Думе, депутаты от этой фракции, поддерживавшие на выборах губернатора, не уловили в нужный момент настроение исполнительной власти. Генералам от промышленности и офицерам от сельского хозяйства областная исполнительная власть также намекнула, что все экономические беды проистекают от налоговых льгот, щедро раздававшихся нынешней Думой.

Хотя слухи о подготовке некоего губернаторского списка продолжают гулять по коридорам воронежской власти, практически все серьезные потенциальные кандидаты уже определились, в составе какой из коалиций они примут участие в борьбе за депутатские мандаты.

Подобное блокирование на выборах наблюдается в Воронеже впервые. Примечательно также и то, то все партии и корпоративные группы, которые намерены участвовать в выборах, включая коммунистов, декларируют стопроцентную лояльность губернатору. Кстати, на днях коммунисты обнародовали свой список. Главная сенсация коммунистической презентации своих кандидатов - отсутствие в этом списке фамилии бывшего губернатора Шабанова.

Михаил Соколов:

Из Воронежа сообщал Михаил Жеребятьев.

Гости московской студии Радио Свобода - депутаты Государственной Думы России Владимир Лысенко (группа "Регионы России") и Александр Чуев (фракция "Единство"). Мы обсудим принятый Государственной Думой в первом чтении закон о политических партиях. Он сейчас ждет депутатских поправок и, по многим прогнозам, будет в скорректированном виде одобрен где-то в конце марта или в начале апреля.

Оба гостя были авторами своих собственных вариантов закона о политических партиях, и у меня такой, общий - вопрос. Как авторы альтернативных законопроектов, считаете ли вы принципиальным сохранение тех количественных параметров, той планки, которая есть в президентском варианте (то есть 10 000 членов, 100 человек в каждом регионе, отделения в половине регионов России)?

Александр Чуев, пожалуйста.

Александр Чуев:

Численность в 10 000 человек в данном случае, я считаю, это несущественно - пять, десять или пятнадцать тысяч человек будет. То есть, я считаю, это не влияет серьезно на партийное строительство в России.

Что касается 45 субъектов Российской Федерации, это действительно существенно. Потому что, если мы говорим об общероссийских политических партиях, если мы говорим о том, что они осуществляют свою деятельность на всей территории, значит, хотя бы половина субъектов в партии должна состоять.

Если говорить о ста членах партии в каждом регионе, то это тоже нормальная цифра. Но, в принципе, здесь можно варьировать, я думаю, в зависимости от регионов. Может быть, и во втором чтении и наш комитет примет такую поправку - где большая численность, там может быть побольше, где меньшая численность жителей, проживающих в регионе, там может быть поменьше.

Михаил Соколов:

Владимир Лысенко?

Владимир Лысенко:

Я все-таки думаю, что может быть, нужно было оставить 5 000 членов, которые были в законе об общественных объединениях для политических партий. Потому что, на самом деле, если мы посмотрим реально вот на численность существующих партий, то тенденция такова: больше всего всегда - у левых. Они опираются на пролетария, на бедные слои населения, а эти люди, как правило, именно личным участием борются за диктатуру пролетариата и за всякие коммунистические ценности.

Вторая по численности будет, естественно, партия власти. Сколько губернатору скажут, столько и запишет. А больше всего от этой меры пострадают все-таки правые партии, поскольку они опираются, в основном, на класс предпринимателей.

Поэтому я думаю, что этот закон как раз создаст больше проблем именно для демократического фланга политического спектра. Вот, скажем, Республиканская партия, одна из старейших в России, в 1990 году выросла из демократической платформы. У нас было и 20 000 членов, когда мы выходили из КПСС, потом у нас численность сократилась - вот сейчас до 6 000 членов. Поэтому для нас, конечно, это будет серьезная задача - добрать до 10 000 членов. Я думаю, что за два года эту задачу можно решить.

Но мне кажется, что есть намного более важные задачи, какие-то конкретные дела и цели, чем ходить вот собирать этих, в общем-то, членов по городам и весям Российской Федерации. Мне кажется, что численность для России, вообще, мы считаем, не главный критерий. Я вот с Вешняковым сколько дискутировал, говорил, что вот критерий главный должен быть, все-таки участие в выборах политических партий, а не численность членов.

Михаил Соколов:

Вот, кстати, об участии в выборах. Там, в законопроекте, также есть обязательная программа, да? Участие в комплекте выборов - это и выборы президентские, и губернаторские, и парламентские, и муниципальные. И не участвуешь пять лет - угроза роспуска партии.

Вот вопрос господину Чуеву. Кстати говоря, вы лидер Христианско-демократической партии, Владимир Лысенко - лидер Республиканской партии. Вот как вы, собственно, собираетесь, предположим, с вашей партией участвовать во всех этих выборах? Ведь в законе нет фразы "или", на что намекал Вешняков. Пока там четкое "и". Надо участвовать во всех этих выборах.

Александр Чуев:

Понятно. Ну, участвовать в выборах, я надеюсь, будет намного проще, чем раньше. Если будет новый избирательный закон, то я надеюсь, что зарегистрированные политические партии смогут беспрепятственно выдвигать своих кандидатов и не собирать при этом подписи или сдавать денежный залог.

Но, тем не менее, я считаю, что вместо "и" должно быть, безусловно, "или". Партия может хотя бы в одних выборах участвовать, этого вполне достаточно. Не всякая партия захочет выдвигать своего кандидата в президенты, это очевидно. Поэтому я думаю, что во втором чтении мы это обязательно подправим.

Кстати, я хотел, так сказать, не согласиться вот с коллегой Лысенко в том, что, действительно проблемы будут у демократических партий. Проблемы будут у разных партий. Конечно, у коммунистов такой проблемы будет меньше, у них численность, действительно, исторически больше. Это ясно. Но 10 000 - я не считаю это проблемой. В нашей партии тоже сейчас нет еще 10 000, у нас тоже где-то порядка шести-семи тысяч членов. Но я думаю, что не будет проблемы собрать и десять, и пятнадцать.

Задача стоит только чисто организационная, я думаю.

Михаил Соколов:

Владимир Николаевич, вы как относитесь к этому обязательному участию? Все-таки 18 губернаторских выборов вместо даже президентских или, там, по-моему, 30 (если я не ошибаюсь) выборов в субъектах Федерации, это тоже достаточно много.

Владимир Лысенко:

Все-таки закон предполагает, что нужно участвовать в парламентских двух выборах за пять лет и принимать участие в каких-то региональных выборах. Ну, во всем мире, в общем-то, этот принцип есть. Там, вот я знаю, в Германии, там, по-моему, 0,5 процента надо набрать.

Я так понимаю, что главный критерий на Западе - именно сбор подписей. То есть, либо партия все-таки собирает подписи и допускается до выборов, и тем самым она доказывает (а если на выборах еще полпроцента собрала), что она как бы состоит не только из своих собственных членов, но что и какая-то часть населения знает эту партию и ее поддерживает. Мне кажется, это главный критерий.

Кстати, я думаю, что у "Яблока" тоже с членством могут быть проблемы очень серьезные. Но то, что эта партия на двух выборах или даже на трех уже имеет 5 процентов, мне кажется это главный критерий. И сами избиратели должны определять, должна ли эта партия быть в парламенте, является она партией или не является.

У меня был... диплом в МГУ. Я на истфаке кончал кафедру истории КПСС, у меня называлась работа "Количественный и качественный состав большевистской партии в 1917 году". И там главный критерий был - вот какая партия больше членов - такая самая лучшая. Поскольку у большевиков было больше, чем у кадетов (кадетов там всего было 100 человек)...

Михаил Соколов:

Эсэров было больше.

Владимир Лысенко:

А эсэров было больше. И вот, было обидно: как же так, вот эсэров больше. Но они - крестьянство. Крестьянство в России было большое, рабочий класс тогда был маленький. Поэтому мне кажется, это вот наши все-таки большевистские вот эти тенденции, они у нас настолько живучие....

Поэтому для Вешнякова бальзам на сердце, вот, как бы, 10 000. А я знаю, что "Единство" там, по-моему, даже 70 000 предлагало. Кстати, вот ввели бы они вот эту цифру, и тогда бы сразу с КПРФ остались на двоих, и вообще бы тогда никаких конкурентов не надо бы было больше придумывать.

Александр Чуев:

Самое главное - это то, что все-таки закон есть, и политические партии, как, в общем-то, участники политического процесса в России - теперь появились, после первого чтения как бы уже теперь законодательно. И наша задача во втором чтении все-таки - доработать этот закон. Поправок - море. "Единство" - и вот в моем лице - будет вносить большое количество поправок (несколько десятков), и другие фракции, партии, движения, отдельные депутаты. Я думаю, что это будут сотни и сотни поправок.

Михаил Соколов:

Еще один вопрос, это - региональные партии. Тоже - вопрос дискуссионный. Нужно ли их, собственно, закрыть?

Владимир Николаевич Лысенко.

Владимир Лысенко:

Я считаю, что они должны сохраниться. Во-первых, мы - федеративное государство, которое, по определению.... Фактически в большинстве, кроме Индии, федеративных стран существуют региональные партии. Причем, из них есть даже довольно такие - ершистые. Мы знаем, вот, партия Квебека в Канаде, которая выступает за отделение Квебека от Канады, многие десятилетия выступает, и даже она - вторая сегодня в парламенте Канады. Но абсолютно ни у кого не возникает такой мысли, скажем, ликвидировать вообще все региональные партии и под этим соусом решить эту проблему.

Мы даже запросили Минюст, и, по их данным, у нас в регионах примерно половина как раз партийцев состоит в региональных различных политических партиях, объединениях и движениях. Поэтому вот росчерком пера мы фактически лишаемся значительной части политически активного населения, которое желало бы, в общем-то, решать какие-то местные политические проблемы, боролось, я не знаю, там, за свои собственные интересы. Правильные они, не правильные - я считаю, это дело суда и конституции.

Этим же вопросом мы и так уменьшаем тот очень малый процент политически активного населения, который сегодня есть в России. И вот, если в Германии 4 процента граждан этой страны состоят в партиях, в Швеции около 10, то в России 0,5 процента. Если мы сейчас еще половину от них отрежем, и как бы они уйдут в никуда, как в свое время из демплатформы несколько миллионов коммунистов ушли и больше, как говорится, участвовать в политике не захотели. Я думаю, что для бюрократии это будет главный подарок. Они скажут: "Ну, наконец-то, этих болтунов, этих политиков, этих демократов, которые постоянно лезут во все вопросы, пытаются какие-то там мнения граждан доносить, - а теперь мы будем все решать".

Поэтому на местах ликвидация вот этих организаций, я считаю, что может очень большой бедой аукнуться. Но и очевидно, что самой главной нашей партии, партии бюрократии, которая всегда находилась у власти, может быть, кроме начала 1990-х годов, сегодня хочется восстановить снова свою монополию на власть.

Как только это будет ликвидировано, то есть, вот эта поросль, которая подпитывает политическую элиту и большие политические партии, - то, я думаю, что им будет очень легко потом разобраться и с самими вот нашими, скажем, ведущими шестью политическими партиями.

Михаил Соколов:

Вопрос Александру Чуеву.

А вы считаете тоже, как ваш лидер, лидер вашей фракции Борис Грызлов, что любая региональная идеология, отличная от представленных в Думе партий, - это сепаратизм? Или у вас какое-то особое мнение?

Александр Чуев:

Нет, ну, у Грызлова такой позиции все-таки нет. Я думаю, что это трактовка позиции. На самом деле, могут существовать региональные идеологии какие-то, и вполне могут существовать региональные партии, несмотря на этот закон. Я вот об этом хочу сказать.

Дело в том, что закон не регулирует этот вопрос. Он говорит, что партии осуществляют свою деятельность на территории Российской Федерации. Он регулирует деятельность только всероссийских партий. На самом деле, если мы говорим о региональных партиях, то речь идет о том, что они могут создаваться своими местными законами. Вот, существуют местные выборы в Законодательные Собрания, в представительные, выборы губернатора. Они регулируются своими местными законами.

Проблема другая. Если говорить о федеральных выборах, если говорить о силе и участии этих региональных партий и сил в процессе, он будет уменьшен. Так сказать, эти партии будут менее влиять на процесс. Но, на самом деле, это даже, может быть, и хорошо. Почему? Потому что сегодня губернаторы, довольно сильные, "под себя" часто в регионах формируют определенные движения, определенные коалиции именно регионального свойства. За примерами далеко ходить не надо...

Михаил Соколов:

Ну, Россель, например.

Александр Чуев:

Россель. Прекрасный пример, да. Как раз баллотировался в этом регионе. Формируют "под себя" такие силы, там "Возрождение Урала" и так далее, например, и другие, - и эти силы, в общем-то, выполняют, решают те задачи, которые им ставят.

Причем, очень часто эти силы являются самодовлеющими и, на самом деле, местным отделениям всероссийских политических партий в этих условиях иногда приходится трудно работать.

Так вот, в данном случае мы ставим их в равное положение. Даже не просто в равное положение, а мы даем приоритет местным отделениям партий перед ними в определенных вопросах федерального значения. И в этом смысле, я считаю, что это будет очень хорошо. Эти силы вынуждены будут приходить в те или иные политические партии, выбирать ту или иную идеологию. Потому что на сегодняшний день, как правило, эти силы могут и никакой идеологии не иметь, а просто быть объединены тем же административным ресурсом только на местном уровне, уровне субъекта Федерации.

Владимир Лысенко:

Вот я с Александром хотел не согласиться. Дело в том, что и Вешняков сказал, что для него это принципиальный вопрос о том, что не должно быть никаких региональных партий, а только - федеральные. Кстати, Юрий Михайлович Лужков очень жестко эту позицию "Отечества" отстаивает - что "хватит нам региональных партий".

На самом деле, проблема есть. Я одним из первых заявлял, что у нас в большей части субъектов уже сложились практически авторитарные режимы. Весь вопрос в том, что лучше, все-таки - иметь авторитарные режимы в регионах как противовес созданию авторитарного режима в целом в России, либо сейчас в Москве у нас сложится как бы под руководством нового президента авторитарный режим, и тогда - отсутствие вот в регионах хоть какой-то оппозиции. Я думаю, что просто тогда и уже проблем никаких не будет для создания такого режима.

Поэтому здесь - оба "зла", и надо выбирать меньшее. Я думаю, что меньшее все-таки - оставить эти партии в регионах, тем более что - есть очень хорошее лекарство. Это ввести такую же смешанную систему выборов в законодательное собрание субъектов Федерации, и тогда и федеральные партии, и конкуренция между региональными партиями выйдет на совершенно новый уровень.

Это озвучивалось от администрации президента (я фамилии не буду называть), где-то с полгода назад. Но пока оно, я так понимаю, является предметом торга с региональными элитами политическими, с губернаторами. Мы видим, что вот два срока "продали", как говорится, за лояльность губернаторов президенту. И сейчас посмешище сделали из нашего комитета, который пять лет пробивал через Ельцина закон о двух сроках для губернатора, чтобы они, действительно, сменились, наконец, и пришло какое-то новое поколение руководителей в регионы. Дума вначале проголосовала практически единогласно за этот закон, и также почти двумя третями потом проголосовала в обратном направлении. И сейчас мне просто даже стыдно смотреть людям в глаза, они говорят: "Владимир Николаевич, ну что же у вас за Дума? - говорят. - Вы, вообще, принимаете решения, и через несколько недель - противоположные. Что у вас за депутаты? Там есть принципиальные люди?"

Михаил Соколов:

Но "Единство", кстати, в общем-то, проводником оказалось этой идеи, так я понимаю?

Александр Чуев:

Что вы имеете в виду? Третий срок?

Михаил Соколов:

Третий срок, например. Вашими голосами это прошло.

Александр Чуев:

Сменяемость губернаторов - иногда это полезно, иногда, так сказать, быстрая сменяемость - это не очень полезно. Если где-то есть сильные губернаторы, которые могут остаться на третий срок, это может быть и тоже неплохо, да? В ряде регионов.

Другой вопрос, что, конечно, здесь надо смотреть, и на самом деле, у президента при этом механизмы сейчас появились воздействия на местные власти на уровне субъектов Федерации.

Михаил Соколов:

То есть, позвонить Наздратенко, и он сразу уйдет?

Александр Чуев:

Не, не надо "позвонить" даже. Нет, а просто...

Михаил Соколов:

Пока единственный пример - это "позвонить".

Александр Чуев:

Пока - да, но президент и снять может...

Владимир Лысенко:

Если он не является членом Совет Федерации, а если он остается, то и Совет Федерации должен голосовать.

Михаил Соколов:

Но это - на полгода.

Александр Чуев:

Да. Ну, это как бы, да, это уже не...

Владимир Лысенко:

Наздратенко не мог бы снять вот сейчас, кстати.

Александр Чуев:

На самом деле, что касается Вешнякова, я все-таки хочу вернуться к теме...

Михаил Соколов:

И пропорциональной системе...

Александр Чуев:

Да, и пропорциональной системе. По конституции Российской Федерации, в общем-то, может ли Дума законом определить выборы во всех субъектах Федерации? На самом деле - нет.

Михаил Соколов:

Но рамки может поставить.

Александр Чуев:

Рамки поставить какие-то может, но только...

Михаил Соколов:

Но, она - обязательность, пропорциональная...

Александр Чуев:

Понятно. На самом деле, сейчас в некоторых субъектах существует пропорциональная система в России.

Владимир Лысенко:

Но их очень мало в России.

Александр Чуев:

Да, очень мало. Ничего страшного в этом также нет, но при этом кто будет участвовать, на каких условиях будет участвовать в выборах, все-таки будет определяться местным законом. Основы избирательного законодательства, гарантии избирательных прав - да, это федеральная задача, но и не более того.

Михаил Соколов:

А вы - "за" или "против", все-таки, вот, чтобы...

Александр Чуев:

Пропорциональную систему...

Михаил Соколов:

Основами, да...

Александр Чуев:

Я, честно говоря, "за". И могу объяснить почему, да? Когда речь идет о партийных списках каких-то и о какой-то идеологии, которая может быть воплощена на местном уровне, то это гораздо полезнее и интереснее, чем какая-то группа, которую лепит то губернатор, то мэр города, а третью, опять-таки, какой-то предприниматель крупный.

То есть, по существу, если мы смотрим на местные выборы, на выборы в субъектах, мы видим сегодня столкновение каких-то корпоративных интересов - и не более того. Столкновения идеологий развития регионов нет, каких-то серьезных программ развития регионов - в том числе, так сказать, финансово подкрепленных, - нет. Ничего этого нет. Есть только столкновение интересов групп, которые определенное влияние делят между собой, политическое влияние в регионе.

Именно исходя из этого, может быть, в ряде случаев вот такие проблемы у нас возникают в регионах, в том числе и по свету, по теплу, и по многим другим социальным вопросам.

Владимир Лысенко:

Но я хотел сказать, что представители фракции "Единство" еще дальше пошли. У нас депутат Ледник внес вообще поправку отменить выборы вообще губернаторов и мэров, и чтобы всех президент назначал...

Александр Чуев:

Ледник - это еще не "Единство", это так, в частном порядке...

Владимир Лысенко:

Да, а второй внес... давайте всех президентов ликвидируем, пусть у нас один Владимир Владимирович остается! Они пробуют как бы почву, щупают общественное мнение. И, кстати, сегодня на "Российских регионах" когда рассматривался вопрос, Георгий Иванович Тихонов сказал: "Да давно пора уже все эти выборы отменить. Эта демократия уже ни к черту никому не нужна".

И, кстати, я думаю, что так думает не только Георгий Иванович, и далеко не мало депутатов, которые его точку зрения разделяют. Но так думают очень многие граждане Российской Федерации. На селе уже давно готовы отменить выборы, и, кстати, это самое страшное, что сегодня мы за десять лет получили.

Я уверен, что мы к авторитарному режиму неизбежно просто будем скатываться. И тут даже дело не Путине. Говорят, что вот Путин пришел, вот он такой. Просто само время, сами условия нашей страны подвели к тому, что нужен человек, вот такой, достаточно жесткий, который готов, в случае необходимости, пойти по этому пути.

Михаил Соколов:

Александр Чуев, ваши возражения?

Александр Чуев:

Ну, кстати говоря, я хочу сразу заметить: Путин сам, если о нем говорить, он не выступает.... Вот на последней встрече с ним (вот когда фракция "Единство" встречалась, мы обсуждали этот вопрос), он не выступает за то, чтобы партий количество сократилось и так далее. Он считает, что это процесс времени, он должен идти естественным путем. Здесь как раз его позиции достаточно, так сказать, умеренные и достаточно ясные.

Что же касается выборов в субъектах и все-таки партийных списков. Я все-таки еще раз хочу подчеркнуть, что, на мой взгляд, если выборы будут идти по партийным спискам, то никакого авторитаризма в этом не будет. Наоборот. Мы разобьем авторитаризм, который сегодня установился. Ведь у нас жуткие диспропорции по регионам есть - между развитием одних регионов и других, в том числе экономическим и социальным.

Именно из-за того, что губернатор, садясь на какое-то место... вот, пришел губернатор, там, в Ульяновскую область или еще куда-то, занял это место, подобрал под себя Законодательное Собрание - и все. То есть, установился очень жесткий, четкий совершенно режим, в том числе, так сказать, там нет реальной экономической свободы. Там есть какие-то проблемы. В ряде регионов, вообще принимались, там, правила о запрете вывозы, там, или ввоза в регион отдельных товаров.

То есть, на самом деле, вот эту часть власти необходимо, конечно, отнимать из регионов, потому что она используется во вред, во вред, в данном случае, стране.

Что же касается того, что вот изменение этой ситуации приведет к тому, что центр усилится за счет этого, и просто мы сдвинемся в какую-то авторитарную сторону, я, например, считаю, что - нет. Более того, граждане, например, уже привыкли. Я вот здесь не согласен с коллегой Лысенко. Я считаю, что граждане никому уже право теперь выбирать не отдадут никогда. То есть, они привыкли, и все-таки ряд опросов общественного мнения показывает, что они хотят выбирать - и будут выбирать. И, даже понимая, что да, сегодня, там, есть обман...

Михаил Соколов:

Еще один вопрос. Это государственное финансирование партий и возможность государственных служащих состоять в партиях. Я попросил бы коротко ваши комментарии.

Александр Чуев?

Александр Чуев:

Фракция "Единство" выступала и выступает (и здесь я здесь ничего нового не скажу) за то, чтобы государственные служащие в полном объеме (ну, за исключением каких-то, так сказать, силовых ведомств и так далее) имели право быть членами политических партий. Мы выступаем за это. Мы выступаем за государственное финансирование политических партий.

Что касается того финансирования, которое предложено в законе, может быть, его немножечко надо корректировать, может быть, даже где-то увеличивать, но мы считаем, что без государственного финансирования политические партии будут вынуждены становиться в той ли иной степени придатком или выразителем интересов той или иной корпорации, компании или финансово-промышленной группы. Потому что на сегодняшний день, я хочу это подчеркнуть, финансово самостоятельных партий в России практически нет, включая и коммунистов, потому что у них тоже возможности сбора членских взносов или жизни, так сказать, на какие-то собственные ресурсы, они уже практически исчерпались на сегодняшний день. Потому что, в общем-то, возможности финансовые - не те уже.

И, исходя из этого, реально, чтобы жить, партии нужны деньги. Хоть какие-то деньги - для того, чтобы содержать свой аппарат, проводить мероприятия. Сколь бы велика или мала эта партия ни была.

Поэтому мы считаем, что государство в равной степени (ну, естественно, исходя из результатов выборов, независимо от идеологии) должно финансировать политические партии.

Михаил Соколов:

Владимир Лысенко?

Владимир Лысенко:

Я думаю, что в дальнейшем, действительно, можно перейти на государственное финансирование. Я принципиально не являюсь противником этой меры.

Я считаю, что в данных конкретных условиях, когда в стране ситуация неважная, и пенсии, и зарплаты очень маленькие, введение этой меры (а она будет, прежде всего, сейчас как бы обсуждаться нашими согражданами) приведет к дальнейшей дискредитации самого института политических партий. И старушки мне уже в округе (хотя у меня округ в Москве, Северный округ - вроде бы, почти центр) уже вчера на встрече высказались. Сказали, что "Вот, вы нам опять дармоедов на шею вешаете". То есть, они не будут там разбираться - маленькие там им деньги, или большие, дадут. Они получают эти несчастные пенсии, и для них вот все разговоры о том, что какие-то партии еще что-то будут получать, очень плохо.

Что касается партийности наших высших руководителей, я считаю, что это самый наиважнейший, может быть, принципиальный вопрос. Если бы Борис Николаевич Ельцин все-таки вошел в "Демократическую Россию", от нее бы баллотировался в президенты, и потом "Демроссия" могла бы на своем съезде принять решение, что он не выдвигается на второй срок, и он бы не пошел, мы, может быть, жили бы сегодня в другой стране.

Но, поскольку Владимир Владимирович Путин, который поддержал "Единство" на выборах, когда оно создавалось, но когда оно победило, практически заняло второе место, не вошел в это "Единство" и не стал членом этой партии, - это очень плохо. Мы опять живем в беспартийной стране, партии - это игрушки для того, чтобы в Думе принимать законы, а реальная власть находится у бюрократии.

Поэтому, пока у нас премьер не будет партийный, пока у нас правительство не будет формироваться победившей на выборах партией, мы будем жить не в демократическом, а в полудемократическом обществе. И главную роль, к сожалению, будет играть не конкуренция политическая - как двигатель прогресса так и его экономики, а будет играть класс бюрократии, который, к сожалению, как историк заявляю, 300 лет правил Россией, и, боюсь, что еще будет столько же править.

Михаил Соколов:

Александр Чуев?

Александр Чуев:

Нет, я не считаю, что править будет, но насчет чиновников абсолютно согласен. Я считаю, что необходимо, чтоб правительства были партийные, и необходимо, чтобы Дума участвовала. Может быть, действительно, здесь нужно и подумать в будущем, так сказать, о расширении некоторых возможностей для законодательной власти участвовать формировании правительства. Может быть, не сейчас, но я не исключаю такой мысли. Ничего крамольного в этом нет, и никакую президентскую власть это, я считаю, не ослабит. Вполне нормально.

Просто вопрос в том, что совершенно понятно, да, страна действительно беспартийная. Тут я согласен. И не просто беспартийная, она как-то категорично стала беспартийной после избрания первого всенародно избранного президента и никак не может от этой беспартийности вот избавиться теперь.

Михаил Соколов:

Спасибо. Гостями московской студии Радио Свобода в программе "Выборы-2001" были Владимир Лысенко, депутат Государственной Думы, группа "Российские Регионы", Республиканская партия, и Александр Чуев, фракция "Единство", Христианско-демократическая партия.

В следующей нашей передаче 22 февраля - политическая ситуация в Карелии, Курская область после поражения Александра Руцкого.

XS
SM
MD
LG