Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Медведь в кепке": взгляд изнутри - Вячеслава Володина. Карелия меняет избирательную систему

  • Вячеслав Володин

В Нижегородской области губернаторские выборы состоятся 15 июля. До 30 мая проходит этап сбора подписей. О намерении баллотироваться заявили депутаты Государственной Думы Вадим Булавинов (пропрезидентская группа "Народный депутат"), Геннадий Ходырев (фракция компартии), Дмитрий Савельев (СПС), а также губернатор Нижегородской области Иван Скляров.

Скляров непопулярен в столице Нижнем Новгороде, но пользуется достаточным влиянием в сельской местности. Административный ресурс и сделка с федеральной властью - пост областного премьера передан Сергею Обозову, ставленнику полпреда Сергея Кириенко - дает Ивану Склярову шанс оказаться во втором туре. Уже зарегистрирован условно досрочно освобожденный из заключения бизнесмен Андрей Климентьев. Стал кандидатом и его брат Сергей Климентьев.

Андрей Климентьев в 1997 году выиграл выборы мэра Нижнего Новгорода, но победа была не признана. Сам же он осужден Верховным Судом на шесть лет лишения свободы за расхищения госкредита. Андрей Климентьев объявил, что его доходы в 2000 году составляли 800 рублей. За недостоверность декларации постараются зацепиться противники яркого популиста, незаинтересованные в том, чтобы авторитетный политик оказался во втором туре нижегородских выборов.

Событием апреля стало сообщение о том, что на базе прокремлевского "Единства" и "Отечества" Юрия Лужкова будет создана единая мощная партия. Интересно, что при формальном паритете сторон, при объединении ОВР и "Единства", формальное лидерство в политсовете соединившихся после схватки 1999 года партий центральной и региональной власти получил мэр Москвы Юрий Лужков. А фактическим главой координационного совета "блока четырех" в Государственной Думе (это фракции "Единство" и "Отечество - Вся Россия" и группы "Народный депутат" и "Регионы России") оказывается глава фракции ОВР Евгений Примаков.

Снят с повестки дня и вопрос о досрочных выборах в Государственную Думу. Кремлю это теперь не нужно. Блок имеет большинство в парламенте. Детали и перспективы подобного объединения, создания мощной партии власти я обсужу в программе "Выборы-2001" с гостем московской студии Радио Свобода, первым заместителем руководителя фракции ОВР в Государственной Думе, членом объединительного политсовета "Единства" и "Отечества" Вячеславом Володиным.

Вячеслав Володин - доктор юридических наук, в прошлом - первый вице-губернатор Саратовской области.

- Одно из главных событий апреля - это пакт между "Единством" и "Отечеством". Вы - не последний человек в ОВР, приоткройте все-таки тайну: сколько шли вот эти переговоры, и кто был, собственно, инициатором?

Вячеслав Володин:

Переговоры шли все последнее время, где-то в течение полугода велись консультации не только здесь, на федеральном уровне, но и на региональном, проводились встречи в рамках каждого региона, в рамках федеральных округов. Ряд проектов по выборам губернаторов, руководителей регионов мы проводили вместе. Как пример - такие регионы, как Марий Эл, Владимирская область. Это - вот то, что у меня в памяти, последние выборы.

Поэтому все это как бы потом анализировалось, и я так понимаю, что немаловажную роль сыграло именно в вопросах "да" или "нет" вот такому объединению.

Михаил Соколов:

Вячеслав, когда вы поняли, собственно, что получится такое объединение, несмотря на прошлое, на тот накал жесточайший кампании 1999 года, когда "Единство" и блок ОВР казались непримиримыми противниками?

Вячеслав Володин:

Ну, после того, как Лужков и Шойгу сделали заявление.

Михаил Соколов:

А до этого не гарантировано было?

Вячеслав Володин:

Ну, до этого.... Вы понимаете, слишком много было противников такого объединения, ведь оно сегодня задевает интересы очень многих. Поэтому не афишировалась вся эта работа, переговоры велись, встречи проводились, но как-то публично заявления не делались.

Михаил Соколов:

Я вот читал комментарий, что Евгений Примаков был не в восторге от такого плана объединения, как-то он оказался вытолкнутым в сторону Лужковым и Шойгу. Что вы на это-то скажете?

Вячеслав Володин:

Евгений Максимович проводил консультации по этому вопросу, он был в курсе, что такая работа проводится. Вместе с этим, он сам старался не участвовать в этих процессах, потому что изначально, как только прошли выборы в Государственную Думу, он сказал, что не является членом какой-то партии, он независимый человек. И, как независимый политик, он занимается работой чисто в Государственной Думе, возглавляет фракцию и не считает нужным участвовать в этой партийной работе.

Поэтому я бы не сказал, что кто-то кого-то оттеснил, просто каждый занимался свой работой.

Михаил Соколов:

Но, тем не менее, Евгений Примаков заявлял, что он - за роспуск и "Отечества", и "Единства". Вот за такой механизм - за создание новой партии, а не за слияние или вступление одной части в другую. Это несколько расходится, с концепцией, например, людей из "Единства".

Вячеслав Володин:

А вы знаете, скорее всего, вот концепция Примакова будет принята. Она сейчас всерьез рассматривается. Дело ведь заключается в том, что нет закона о партиях, и пока нет закона о партиях, мы вынуждены, проводя вот это объединение, делать поправку на то, что в выборах, допустим, может участвовать политическое объединение, которое создано не менее года назад.

Таких вот проблемных вопросов очень много. Нам, как правильно сказал Шойгу, "нужно пройти по лезвию ножа", с тем, чтобы все правильно сделать, потому что, не дай Бог, будут досрочные выборы, или нам же обязательно нужно будет участвовать в региональных выборах, которые идут буквально каждый месяц, а наша политическая организация не будет иметь такой возможности. Тогда мы подведем просто тех людей, которые в нас поверят, поверят в нашу программу, и нас упрекнут, скажут: "Что же вы сидите, что же вы бездействуете? Почему мы вас не видим в том регионе, в другом регионе? Почему вы не участвуете в избирательной кампании всех уровней?"

Поэтому вариантов много, сейчас эти варианты анализируются. Действительно, партия может быть создана вновь, может быть создана путем преобразования двух политических общественных организаций, могут остаться эти политические организации, а могут быть и распущены. Вариантов, я подчеркиваю, множество. Сейчас идет как раз вот отбор того единственного, по которому пойдут две общественные организации - "Единство" и "Отечество". И как раз этими вопросами будет заниматься координационный совет, который создан на паритетных началах, по восемь человек от "Единства" и "Отечества".

Михаил Соколов:

Ну, то есть, не будет такой схемы, какую раньше практиковало "Единство", что все, желающие стать вот членами такой партии поддержки Кремля, должны вступать в индивидуальном порядке, а свои организации желательно бы распустить? То есть, вы - не младший партнер?

Вячеслав Володин:

Не бывает младших партнеров, старших партнеров. Мы считаем, что это объединение равных, мы не ищем слабые места у "Единства", и надеюсь, что "Единство" такую же позицию занимает по отношению к нам. Поэтому тот потенциал, который мы несем в себе, те сильные стороны, которые "Единство" имеет, мы их объединим и действительно постараемся все сделать для того, чтобы это была мощная партия, партия центристов, которая бы действительно помогла жить сегодня, в нелегких условиях, людям, помогла им реализовать себя, и мы могли бы большое количество вопросов решить в парламенте, во всех уровнях государственной власти именно базируясь вот на центристские свои взгляды и на такую мощную партию.

Михаил Соколов:

Почему Юрий Лужков стал главой вот этого объединительного политсовета? Это какая-то уступка со стороны, опять же, "Единства"? Или вот просто так получилось?

Вячеслав Володин:

Можно по-разному рассуждать: уступка, признание заслуг, вес Лужкова. Принято вот такое решение.

Михаил Соколов:

Некоторые считают, что пострадает облик как раз "Отечества", вашей организации - как такой умеренно критичной к власти организации левого толка. То есть, вас оттянут вправо, и вы будете голосовать так же послушно, как голосует "Единство", в духе линии правительства и президента.

Вячеслав Володин:

Мы свой облик постараемся сохранить. В Думе наша фракция самостоятельна, и мы как проводили свою линию, так и будем ее проводить. Мы проанализировали свою позицию по отношению к президентским инициативам, можно нас смело считать пропрезидентской фракцией, хотя мы об этом никогда не заявляли. Но все инициативы президента наша фракция поддержала. И практически по всем вопросам мы выступали солидарно. Поэтому я не думаю, что наша позиция изменится.

Заседание фракции, которое прошло, показало, что мы так же обсуждаем каждый вопрос, заседания фракции проходят очень интересно. При этом по каждому вопросу идет дискуссия. Мы выходим уже в зал убежденными в своей правоте. А если правительство будет вносить законопроекты, которые мы не можем поддержать, мы их не будем поддерживать.

Михаил Соколов:

Но вот у вас был конфликт ведь с правительством по вопросу о приватизации, о том, чтобы разрешить приватизацию определенного количества объектов, быструю, для преодоления проблем, так сказать, экономических, бюджетного дефицита. А теперь как вы будете (если вы будете), вот, в таком пропрезидентском, проправительственном блоке, - с этим конкретным вопросом поступать?

Вячеслав Володин:

Мы приняли в рамках фракции решение обратиться к координационному совету четырех фракций с просьбой: провести совместное заседание четырех фракций, это где-то 238 депутатов, с тем, чтобы обсудить два вопроса. Первый вопрос - это законодательство о приватизации в России, которое мы хотели бы послушать именно вот в рамках четырех фракций, пообсуждать. Более того, у нас назначены официально эксперты этого закона именно от фракции - это Геннадий Кулик и Георгий Боос. И мы хотели бы также поговорить о налоговом законодательстве, также в рамках четырех фракций. Вот вам конкретный пример того, что наша позиция остается.

Кроме того, мы предлагаем, чтобы эту позицию поддержали другие фракции, вот, в рамках нашего такого координационного совета.

Михаил Соколов:

То есть, вы карт-бланш правительству в вопросе приватизации без программы, без изменения законодательства давать пока не готовы?

Вячеслав Володин:

Нет, не готовы, мы даже не обсуждаем этот вопрос.

Михаил Соколов:

Еще одно мнение, опять же в связи с вашим объединением "Отечества" и "Единства". Создается такая партия-монстр, партия чиновников вроде КПСС, но не с коммунистической, а с государственно-патриотической такой идеологией. Что скажете?

Вячеслав Володин:

Крупная большая партия планирует создаваться, партия государственников, партия, которая исповедует центристские взгляды. А что касается чиновников, то чиновники разные бывают. Если хорошие чиновники к нам войдут в нашу партию, то это будет очень здорово, очень хорошо.

На любой работе есть человек, который хорошо исполняет свои обязанности, а есть тот, кто исполняет их недобросовестно. Поэтому считаю, что чиновники здесь не должны никак дискриминироваться.

Михаил Соколов:

Ну, вот пример. Ваш бывший шеф, саратовский губернатор Дмитрий Аяцков приказал преподавателям Поволжской академии госслужбы, да и главам администраций всем дружно вступать в "Единство", чтобы к объединению представителей "Единства" было больше, чем представителей "Отечества". Как прокомментируете?

Вячеслав Володин:

Я уже комментировал этот вопрос. Мне позвонили из Саратова. Я сказал, что это - "мертвые души". Я не знаю, куда расписки об этих "мертвых душах" планируется представлять, чтобы получить от этого дивиденды. Не надо же, вот, приводить такие нехорошие примеры. Неудачные. Я думаю, куда больше - удачных. Мы вовремя как бы отреагировали на эту ситуацию. И, понимаете, даже те чиновники, которым было предложено вступить в "Единство", я думаю, что они сами понимают комичность этой ситуации. Ну, на то и Дмитрий Федорович, он вообще - неординарная личность.

Михаил Соколов:

Большой оригинал, да?

Вячеслав Володин:

Да. Он предлагает зачастую много вот таких вот оригинальных походов и решений. Его Россия знает, и я не думаю, что, вот, по этому поступку будут судить обо всей организации, что в нее загоняют такими решениями всех членов.

Михаил Соколов:

То есть, это единичный случай оригинала саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова?

Вячеслав Володин:

Будем считать, что это - бесплатный PR для организации, когда о ней говорят, этот вопрос обсуждают, и здесь не нужно никаких делать заказов на рекламу.

Михаил Соколов:

Скажите, а вы не боитесь, что, вот, вас начнут покидать несогласные? Кстати, есть ли они вообще? Вот, например, "Единство" покинули четверо депутатов, которые очень резко критикуют московскую мэрию, да и Сергея Шойгу, не любят они стиль московского мэра. А у вас все в порядке в ОВР? Нет несогласных?

Вячеслав Володин:

У нас с этим все в порядке. Есть несогласные. Мы постоянно обсуждаем любой вопрос, который мы рассматриваем, никогда не бывает так, что "одобрямс" - и пойдемте дальше". Кстати, после того, когда Юрий Лужков выступил с совместным заявлением с Сергеем Шойгу, фракция обсуждала заявление двух лидеров. Обсуждали мы его достаточно долго. Были разные мнения, позиции.

Фракция ОВР - это не только члены организации "Отечество", это и представители Аграрной партии, женского движения, и независимые депутаты. Поэтому было очень много разных точек зрения. Но, по итогам обсуждения, мы приняли солидарное решение поддержать позицию мэра города Москвы Юрия Михайловича Лужкова, лидера "Отечества", и выступить с обращением ко всем центристским силам в Думе с просьбой создать координационный совет, потому что мы считаем, что наши позиции надо сближать.

Работа на одном политическом поле, когда мы между собой не имеем контакта, когда мы, по многим вопросам голосуя одинаково, но заранее не прогнозируем эту работу, это неправильно, это только несет ослабление вообще наших позиций. Поэтому мы считаем, что надо своими вот такими вот амбициями поступиться и сделать все возможное, чтобы была единая центристская партия, которая действительно могла бы проводить законы, которые сегодня мы проводить в Думе не можем.

Сегодня в Думе нет ни одной партии, ни одной фракции, ни одной депутатской группы, которая бы могла взять и просто принять большинством голосов законодательные акты. В прошлой Думе более двухсот голосов было у коммунистов. Сегодня же конфигурация Думы такова, что порядка 130 голосов у представителей левых, где-то порядка 50 голосов у представителей правых, а вот все остальное - это представители центристских сил.

Михаил Соколов:

Или - "болото".

Вячеслав Володин:

Да, вы правы, или - "болото". И это "болото" - надо, чтобы сегодня не было "болота". Надо, чтобы сегодня мы выбрались, вот, из этого состояния и, действительно, объединили усилия, с тем чтобы начали проводить ясные, понятные законы, которые сегодня нужны стране, начали действовать программно. А не так, вот, как мы, я говорю, идем в тумане, там, латая законодательное одеяло изо дня в день, не понимая, чем же это все закончится.

Я вас уверяю, что это действительно так, и такая ситуация сегодня в Думе.

Михаил Соколов:

Вячеслав Викторович, ну, вот давайте конкретный пример возьмем. Вот у вас, с одной стороны, есть такой союзник и член фракции "Союз труда", представляющий интересы профсоюзов бывших официальных. Андрей Исаев - довольно яркая личность, и он ведет борьбу против правительственного варианта Трудового кодекса, считая его слишком жестким, пробуржуазным, и так далее. С другой стороны, "Единство", в общем, поддерживает правительство во многих его инициативах. Вот с этой конкретно историей что вы будете делать? Она очень такая показательная и для людей интересная, для избирателей.

Вячеслав Володин:

Я и мои коллеги, мы поддерживаем Андрея Исаева. И наша позиция: действительно, мы считаем, что сегодня нельзя принимать правительственный вариант КЗОТа, надо его дорабатывать. И, по предложению именно нашей фракции, была создана рабочая комиссия, которая должна на базе предложенного варианта законопроекта Комитета по социальной политике и правительственного варианта выработать тот вариант, который бы сегодня устроил всех - и правительство, и Думу. Вот сейчас идет работа над этим законом.

Кстати, я разговаривал с Андреем Константиновичем, и он мне сказал, что две главы уже пройдены, и больших каких-то шероховатостей при рассмотрении этого закона не было.

Михаил Соколов:

Тот есть, социальные завоевания трудящихся будете защищать от правых?

Вячеслав Володин:

Мы будем защищать и, более того, будем стараться убедить и представителей фракции "Единство", что мы обязательно должны этим заниматься. Ведь центристы - это не правые, центристы - это люди, которые говорят о социальной ориентации общества.

Михаил Соколов:

Назовите себя социал-демократами тогда.

Вячеслав Володин:

Ну, социал-демократами я думаю, что нам называть еще себя рано, но если говорить, вот, о нашей нише, то это коалиция такая широкая центристов, где есть представители более левых, а где есть представители и правых, но все-таки это центристские позиции.

Михаил Соколов:

Еще один конкретный тоже вопрос - земельный оборот. Все-таки у вас есть там аграрии, не левые, а - более правые. Что вы будете с этим, с этой проблемой - делать? В конце концов, без оборота земли очень трудно развивать нормальную рыночную экономику.

Вячеслав Володин:

Мы обсуждали и эту проблему. И обсуждали ее в рамках 17 главы Гражданского кодекса. Вопрос очень серьезный для России, и мы старались сделать все возможное для того, чтобы здесь не было решения сплеча так называемого. У нас достаточно яркие представители села работают во фракции, и, обсуждая этот вопрос, все-таки большинство фракции, за исключением, по-моему, трех, максимум четырех депутатов из сорока семи, высказались за поддержку 17 главы. Но 17 глава как раз не решает одну проблему, это оборот сельскохозяйственных земель. Вот этот вопрос мы вынесли для решения на потом.

Мы считаем, что земля под предприятиями должна находиться в обороте. Земля, которую имеет человек на приусадебном участке, на дачном участке. А вот что касается земель сельскохозяйственного назначения, оборот этих земель, это - будущее рассмотрение. Также этот вопрос мы планируем послушать на одном из заседаний координационного совета, чтобы представители правительства нам его доложили, высказали свое соображение. Мы не отказываемся от рассмотрения этого вопроса, но считаем, что просто здесь торопливость ни к чему.

Михаил Соколов:

Но на откуп регионам вы это отдавать не собираетесь? Вот, в Саратовской области ведь действует закон об обороте сельхозземель и о частной собственности, но как-то таких больших успехов там я не очень замечал. Не очень покупают, я бы сказал.

Вячеслав Володин:

Я считаю, что вообще нельзя допускать, когда региональное законодательство вот так вот берет - и решает такие проблемы серьезнейшие.

Михаил Соколов:

А президент Путин, между прочим, сказал, что можно в этом духе решать.

Вячеслав Володин:

В этом духе можно решать, когда принят федеральный закон и часть полномочий передана регионам, вот.

Михаил Соколов:

То есть, особенности, да?

Вячеслав Володин:

Особенности, конечно. Но рамочный закон должен быть федеральный. А когда, допустим, в рамках региона принимаются такие законы, и, поймите, вот, завтра возникнут какие-то коллизии, они не подтверждены федеральными законами, и люди просто окажутся в глупом положении. С одной стороны, он - собственник, с другой стороны, федерального законодательства нет, и он будет просто в суде проигрывать дела, а это плохо. У людей от этого не увеличится вера в государство, вера во власть и вера в закон.

Вы знаете, эксперименты хороши, но хорошо, если эти эксперименты санкционированы.

Михаил Соколов:

Я хотел у вас поинтересоваться союзниками. Вот у вас такой большой блок в Думе получается, ну, 220-230 голосов. А, собственно, союзники вам нужны? И, какие?

Вячеслав Володин:

238 голосов у нас блок получается.

Михаил Соколов:

По головам посчитали. До единого.

Вячеслав Володин:

По головам тоже посчитали: до единого. Но, если только, вот, вы вычли тех, кто ушел из фракции "Единство", четверых, тогда получается 234. Есть еще резерв - независимые депутаты. Возможна конфигурация, когда союзниками будет выступать СПС и "Яблоко". Есть вопросы, когда союзником могут выступать и выступают представители фракции КП РФ и агропромышленной группы.

Михаил Соколов:

А как вы...

Вячеслав Володин:

Чаще всего агропромышленной группы...

Михаил Соколов:

Как вы определите, вот, круг союзов с теми и с другими?

Вячеслав Володин:

Я как-то вот задумался над этим, проводил небольшие такие изыскания. И обратил внимание, что вопросы государственного строительства, вопросы укрепления федеральной власти больше всего поддерживаются представителями именно левых партий, левых фракций. Законопроект о порядке формирования Совета Федерации, потом гимн - все эти законы поддерживались, как правило, агропромышленной группой.

Михаил Соколов:

То есть, просоветские такие.

Вячеслав Володин:

По-разному можно говорить. А я бы сказал, что - "государственнические".

Есть, вообще, такие законы, которые, если даже их назвать просоветскими, но, если они несут пользу, то, я думаю, что, как их ни называй, они просто - нужные законы. А есть законодательные акты, которые поддерживает Союз правых сил, ну, ту же 17 главу Кодекса гражданского о праве собственности на землю. Здесь поддержали правые, "Яблоко"...

По мере движения и будут определяться союзники.

Михаил Соколов:

То есть, вы - в духе, так сказать, кремлевской линии, да? В экономике - либералы, а в политике - государственники, пытающиеся опереться на советский опыт.

Вячеслав Володин:

Было бы правильно, чтобы у нас и в экономике, и в политике были государственники. Вот, большинство думское представлено государственниками. Парадокс: в исполнительной власти, в правительстве - правые, либералы, которые в Думе имеют опору лишь на 10 процентов голосов.

Михаил Соколов:

Может, они - лучшие специалисты?

Вячеслав Володин:

В чем?

Михаил Соколов:

В управлении. В экономике.

Вячеслав Володин:

Ну, знаете, если проанализировать 10 последних лет, то я бы не взялся давать такую оценку, что лучшие специалисты правят у нас государством.

Михаил Соколов:

А теперь вот экономический подъем, и президент его отмечает.

Вячеслав Володин:

Ну, экономический подъем, действительно, есть, но за счет конъюнктуры цены на нефть, за счет того, что обвалился рубль.

Михаил Соколов:

Девальвация - нормальный экономический метод. Все можно трактовать - то с одной стороны, то с другой...

Вячеслав Володин:

Трактовать можно как угодно, но сегодня излишний либерализм, он России вреден. Бремя реформ тогда будет вынуждено нести население. Это можно делать только до определенной черты, а потом просто-напросто возникнут обратные процессы.

Поэтому мы, как можем, в Думе те законодательные инициативы, которые сегодня от правительства исходят, их все-таки корректируем с тем, чтобы население не чувствовало на себе всю тяжесть тех реформ, которые предлагают либералы.

Михаил Соколов:

Есть же сферы (как мне кажется), где либерализм не может быть излишним. Ну, например, сферы, связанные с предпринимательством. Вот, например, правительство собирается значительно сократить список областей лицензирования. Ну, вот, например, здесь, в Москве мэр и ваш лидер Юрий Лужков так все зарегулировал, что, извините, без взяток люди открыть свое новое дело не могут. И взятки дают и пожарникам, и милиции, и Бог знает кому. И регистрационным палатам, и всем-всем-всем.

Наверное, эта сфера требует либерализации. Или вы будете защищать опыт московской мэрии?

Вячеслав Володин:

Вы, кстати, перечислили все службы, которые относятся к федеральному ведению. Эти службы не подчиняются Лужкову. И пожарные, и милиция - все подчиняются федеральному руководству.

Михаил Соколов:

Но есть и муниципальная милиция. Тоже заходит.

Вячеслав Володин:

Нет. Нет. Вы знаете, после того, когда принят закон о том, что главный милиционер каждого региона назначается и освобождается министром федеральным, у нас практически муниципальных таких служб сегодня не существует.

Михаил Соколов:

И районные управы вмешиваются, и так далее. Префекты.

Вячеслав Володин:

Ну, вот, понимаете, из того перечня, который вы сказали, большинство все-таки это федеральных чиновников. И поэтому этот вопрос регулируется именно федеральным законодательством.

Михаил Соколов:

Но поддерживаете идею правительства?

Вячеслав Володин:

Да, мы поддерживаем идею правительства, потому что в этом случае сможем сказать: вот, посмотрите, было такое количество лицензий, и каждый предприниматель должен был ходить по кабинетам и, действительно, там, вынужден был давать взятки, чиновники "волокитили" эти вопросы. А мы сегодня эту проблему решили. И решили ее - на федеральном уровне.

Просто-напросто вы поймите, что как раз здесь региональные-то уровни власти ни при чем. Все то, с чем сталкиваемся мы в экономике, это как раз плод всех предыдущих решений тех либералов, которые были во главе правительства.

Михаил Соколов:

Ну, наложившихся на советское законодательство, согласитесь.

Вячеслав Володин:

Я согласен, но именно - либералов. Плод того же Гайдара, потому что он после себя оставил определенное наследие. Долгое время Виктор Степанович Черномырдин...

Михаил Соколов:

Известный либерал!

Вячеслав Володин:

Ну, здесь я не могу сказать, либерал он или нет, но его заместители, во всяком случае, были большими либералами.

Поэтому, вот, все то, о чем вы сказали, это как раз наследие, оставленное именно представителями правых.

Михаил Соколов:

А Евгений Максимович Примаков - совсем ни при чем? Премьером не был целый год?

Вячеслав Володин:

Евгений Максимович Примаков, я думаю, что как раз в течение восьми месяцев делал все возможное для того, чтобы страна, вообще, просто в пропасть не упала, потому что то, что случилось тогда в России, - ну, хотелось бы, чтобы еще раз никогда не произошло.

Михаил Соколов:

Но по жизни оказался стихийным либералом, поскольку не вмешивался во многие процессы, а все само собой шло.

Вячеслав Володин:

Во всяком случае, от этого хуже не стало.

Михаил Соколов:

Вмешался - было бы хуже.

Вячеслав Володин:

Надо было знать, куда не вмешиваться. А вот истинные либералы, они вмешивались во все, и в результате получилось, что мы вынуждены сейчас по каждому чиху брать лицензию и ходить по кабинетам и давать взятки.

Михаил Соколов:

Региональное лицензирование тоже существует.

Вячеслав Володин:

А региональное лицензирование существует...

Михаил Соколов:

И марки всякие водочные...

Вячеслав Володин:

Нет, я здесь с вами поспорю, потому что я к этому имел отношение. Я имею в виду, к работе на региональном уровне.

Региональное лицензирование существует лишь в небольшой доле осуществления этого вида деятельности, самой-самой минимальной. Этот вид, как бы, лицензии также определен федеральным законодательством. Поэтому, вот, будут приняты федеральные законы, и все станет на свои места и на уровне региональном, и, естественно, перестанут пожарники брать взятки.

Потому что вот сейчас это все в руках именно либерального правительства. Именно либеральное правительство мы подталкиваем к тому, чтобы, наконец, они провели эти реформы. Здесь мы не тормозим процессы. Здесь мы, наоборот, говорим: "Давайте будем делать".

Единственное, наверное, замучили их инициативами своими, когда говорим о том, что необходимо поднять первый разряд тарифной сетки и, наконец, его сделать таким, чтобы люди могли жить. А за счет именно вот этого первого разряда живут такие категории наших работников как нянечки, уборщицы. Огромная-огромная категория людей.

Здесь вот мы встречаем сопротивление либералов. У нас - различия. Но мы каждый день именно думаем о том, как нам социально защитить людей, которые живут в эпоху перемен.

Михаил Соколов:

Не отпирайтесь, вы - социал-демократ. Вы сейчас защищали, собственно, программу нормальных западноевропейских социал-демократов.

Вячеслав Володин:

Ну, у нас это называется - "нормальный центризм", у них называется - "социал-демократия". Что ж, Швеция... мы же тоже долго думали, что это - капитализм. Оказалось - социализм.

Михаил Соколов:

Мне бы хотелось с вами поговорить - поскольку наша программа называется "Выборы", - о региональных выборах. Такой пример (его поднимал ваш коллега Георгий Боос), как история в Балаково, да? Знакомая вам территория. Мэра города, который недобрал один процент в первом туре, снимают с выборов; то ли население, то ли сторонники мэра выборы срывают; губернатор заставляет депутатов отменить прямые выборы; суд не решается выносить решение и отправляет дело в долгий ящик Конституционного Суда. Вот такая вот коллизия. И даже какие-то голоса о выходе, там, из состава Саратовской области, - конечно, смешные.

Но вот что, действительно, делать? Ведь вмешательство получается государственной власти региона в дела муниципальные. Или - нет?

Вячеслав Володин:

Да, действительно. Так грустно от того, что все вот так вот происходит.

Сегодня у нас нет правового государства. Мы его не построили. Беда в этом. Я не думаю, что мы сталкиваемся с такими ситуациями только в Балаково. Балаково показательно. Балаково - это как раз вот город, где были нарушены все законы. Когда суд принял сначала одно решение в пользу Саурина и сказал: "Проблем здесь нет, Алексей Иванович. Участвуйте в выборах". В выборах человек поучаствовал, набрал 49,6 процентов голосов в первом туре, вышел во второй тур. После того, когда увидели, что он 100 процентов побеждает, до чего додумались? Додумались до того, что взяли и, в связи с тем, что он неправильно заполнил декларацию (хотя уже первый тур состоялся), взяли и человека сняли с участия в избирательной кампании. А оставили для участия в избирательной кампании тех кандидатов, которые набрали там по 10 процентов голосов.

Маразм, самый настоящий, да? Потому что люди для себя определили, кто им нужен, кто должен быть мэром. Те, кто сегодня является властями предержащими в Саратовской области, взяли, все это растоптали и сказали: "Нет, мы считаем, что должен быть не Саурин, а должен быть, там, другой. И ваше волеизъявление нам не интересно. Нам на него начхать".

Поле этого просто я не мог прийти в себя. Как же такое возможно? Ведь вот есть лидер, его люди поддержали. Вот есть закон. Согласно закону он избирался. Но когда решение суд принимает, кстати, коллегиально одно, потом принимает абсолютно противоположное.... Кроме этого, человека в это время избирают депутатом. Потом мы узнаем, что по его округу несколько позже назначаются повторные выборы, там, где он набрал 73 процента. Проблем, вообще, нет никаких с тем, чтобы доказать легитимность его избрания и тому подобное.

Благо, что Центризбирком уже России вмешался в эту ситуацию, отменил решение областного избиркома, предложил отменить городскому совету города Балаково решение о назначении по этому 20 округу новых выборов - как, вот, по депутатскому. Несмотря на это, городской Совет решения не отменил. Вынуждена вмешаться была прокуратура, суд. И только уже решением суда были выборы отменены. Но задействовано такое количество в этом было людей, такое количество энергии! А ведь вопрос-то очевиден. Были нарушены все законы, которые вот только можно было бы нарушить. Никто ответственность, конечно, не понес. Пострадало 10 раз уже население города Балаково.

Сегодняшняя система власти, как она выстроена, сегодняшние законы, вот, в том виде, какие они есть, оказывается, они не работоспособны. Оказывается, что один уровень власти может не подчиняться другому. Оказывается, что, вот, нарушение прав человека может осуществляться. Это, конечно, очень плохо.

Михаил Соколов:

Ну, в принципе, как вы думаете, нужны поправки в избирательное законодательство, срочные? Ну, такого типа, например, как запрещающие снимать кандидата в последний момент? За час - за два до выборов, вот, как недавно это случилось в Сочи? Безотносительно к человеку, да?

Или, например, вот, одна еще хитрость. Например, суды некоторые не хотят решать вопросы по существу, а отправляют вопрос в Конституционный Суд, как это случилось в Туле с вашим коллегой по "Отечеству" Виктором Соколовским. Он не хотел баллотироваться во втором туре. Его заставили фактически, не дали снять кандидатуру. И - провели выборы. Ну, и тульский суд решил, что "Пусть Конституционный Суд разбирается вместо нас, через полгода или, там, через год". Эти хитрости, наверное, они уже многим видны.

Вячеслав Володин:

Действительно - это хитрости, и они очевидны. Конечно, придется вносить изменения в законодательство, потому что без этого, наверное, ситуацию не переломить.

Но даже сегодня, когда где-то, действительно, есть коллизия в законах.... Но есть все-таки, там, дух закона, да? - аналогия правоприменения и так далее. Беда в том, что безмолвствует огромное количество ведомств федеральных, надзорных, вот, когда случается нарушение закона. Суды, которые вроде бы сегодня получили полную независимость, - судьи назначаются пожизненно, им определена неплохая заработная плата, они неподотчетны никому. Даже если судью привлечь к уголовной ответственности, любого районного судью, требуется обязательно санкция генерального прокурора. Посмотрите, какие решения приняты в адрес судебной власти. И вместе с этим суды - подконтрольны, суды не независимы, суды обросли коррупцией, бюрократия сплошная.

Вот, я беру тот же Балаково. Поглядите: решение - одно, потом - противоположное. Суды - как машина, которая должна работать в независимом таком режиме, более того, в режиме наиболее оперативном. Это не срабатывает, потому что нет меры ответственности судей. Судьи все-таки не обеспечены материально-технически так, как они должны. Не решен ряд вопросов. И, в результате этого, как правило - волокита. В результате этого - давление на суд. Местные органы власти решают те вопросы судей, которые не решаются годами федеральными властями. Получается зависимость и, как результат, вот такие решения, как в том же Балаково, в Туле, и масса примеров.

Потому что любая PR-кампания, избирательная кампания, она приспосабливается под условия и ищет лазейки. И уже многие стали решать проблему выборов, не агитируя избирателей, а решают проблему выборов в суде. Приходят, определяют сильнейшего, собирают на него компромат, смотрят, где он там какие два рубля не дописал, не указал, а если не он, то его члены семьи, и со всем этим идут в суд и продавливают решение о снятии этого кандидата.

Печально все это. Поэтому предстоит огромная работа. Я думаю, что за один год однозначно ничего не изменишь, но, во всяком случае, если только судебная реформа начнется, это будет очень хорошо.

Михаил Соколов:

И еще один вопрос, одна тема - свободы слова, тема апреля, опять же. Вот, в том же Саратове, кстати говоря, суд принял два противоположных решения за два дня - по законности собрания акционеров НТВ. Вот, с точки зрения вашей, с точки зрения ваших коллег по фракции, все-таки дело НТВ - это дело политическое, или спор собственников?

Вячеслав Володин:

Если говорить о решении суда, такое же прямо противоположное решение предыдущему, принял суд Балаково решение в отношении выборов Саурина. И я вам скажу, что НТВ здесь как-то от позиции освещения этой ситуации отошло, не стало в этот конфликт вмешиваться, освещать его. Ну, может быть, не интересно было. Ну, а потом, через полтора месяца, сами столкнулись с такой же ситуацией и в той же области.

Я не думаю, что нужно комментировать что-то. Просто я считаю, что принципы должны быть. Не может судья или суд принимать решения, прямо противоположные одно другому. Если такие решения принимаются, значит, должен кто-то за такие решения отвечать. Какое-то из них было неправильным.

Михаил Соколов:

Но вы-то все-таки - на чьей стороне? На стороне "Газпрома", на стороне Кремля? Я не знаю, вот некоторые считают...

Вячеслав Володин:

На стороне закона.

Михаил Соколов:

А по закону - неопределенно, вы считаете?

Вячеслав Володин:

Я вам объяснял свое состояние, когда я пытался изучить ситуацию по Балаково. Я изучал законодательство, я изучал те решения, которые вышли, я видел, что везде закон был нарушен.

Изучая ситуацию по НТВ.... А мы искренне хотели помочь коллективу НТВ, потому что я люблю, допустим, эти передачи, этот канал. Высоко очень ценю творческие способности того коллектива, который работает на НТВ. Так вот, как бы кто ни говорил, но, столкнувшись с этой ситуацией, мы увидели, что все-таки это - конфликт собственников. С одной стороны, это - "Газпром-Медиа", с другой стороны - Гусинский. И, вот, беда-то как раз заключается в том, что в этом конфликте пострадал коллектив. Я считаю, что нужно было сделать все возможное, чтобы как раз, вот, коллектив, который работает на НТВ, который сделал этот канал, чтобы он не пострадал. А плохо то, что многие ушли.

Михаил Соколов:

Вячеслав Викторович, вот вы сейчас создаете новую большую партию, создаете блок "Отечества" и "Единства". Вы, наверное, сверяете свои действия с действиями президента. На данный момент, случись досрочные выборы, во-первых, вы пойдете на эти выборы вот таким единым блоком, если это парламентские выборы, и если этот блок потом будет иметь большинство, он будет поддерживать Владимира Путина и его переизбрание на следующих выборах?

Вячеслав Володин:

Политическая организация "Отечества" поддержала Владимира Владимировича на прошлых выборах. Мы не обсуждали проблемы следующих выборов. Как президент - да, он нас устраивает, и мы считаем, что он должен более энергично проводить работу в том же направлении именно как президент. Это - позиция нашей организации.

Что касается выборов в Государственную Думу, то, наверняка, мы пойдем уже вместе в рамках новой партии. Для этого и происходит это объединение.

Михаил Соколов:

Эти выборы не могут оказаться досрочными?

Вячеслав Володин:

Все может быть. У нас в государстве есть процедура объявления досрочных выборов. Вы знаете, что в том случае, если Дума не принимает бюджет, в том случае, если будет смена правительства, и Дума не согласует кандидатуру премьера, - то есть, таких вариантов масса.

Но я считаю, что, возможно, до роспуска Думы речь не дойдет, потому что все-таки депутаты - мудрые люди и понимают, что надо искать какие-то компромиссы. Если они разумные, то обязательно их найти можно. Ну, а если принципами поступиться нельзя, что ж, нужно будет идти тогда на роспуск, на новые досрочные выборы и избираться вновь. А как иначе?

Самое главное - чтобы тебе стыдно не было за то, что ты вот сделал. А выборы новые можно пережить.

Михаил Соколов:

В Республике Карелия законодатели в первом чтении одобрили пакет местных законов о выборах.

Сергей Коробов:

Особый интерес вызывают проекты законов о выборах главы республики и о выборах депутатов законодательного собрания, появление которых связано с недавними изменениями в конституции края. Согласно им, председатель правительства Карелии переименовывается в главу республики, а двухпалатный парламент превращается в однопалатный. Принятие этих законов диктуется и необходимостью приведения местного законодательства в соответствие с федеральным.

Инициированный исполнительной властью закон о выборах главы республики, по мнению многих наблюдателей, призван обеспечить переизбрание нынешнего руководителя Карелии Сергея Катанандова на новый срок. Скажем, согласно законопроекту кандидаты-госслужащие в период предвыборной кампании могут не выходить в отпуск, проводя агитацию в свободное от работы время. Примечательно и снижение авторами закона до минимума показателя явки избирателей. С 50 процентов он опускается до 25, снижая тем самым качественный уровень выборов и способствуя успеху кандидатов с изначально наилучшими шансами.

Существующее положение о том, что кандидат в губернаторы должен прожить в Карелии не менее года, отменяется. Существенны изменения в финансовой области. Собирать подписи для регистрации теперь не обязательно, достаточно внести залог в полторы тысячи минимальных размеров оплаты труда, то есть - 300 000 рублей. А объем избирательного фонда увеличивается в 10 раз. Сегодня это 2 миллиона рублей.

Новым для карельского законодательства является требование ко всем кандидатам задекларировать свои доходы, представить сведения об имеющихся судимостях. И самое интересное - законопроект о выборах главы республики допускает возможность участия во втором туре выборов одного кандидата, если вдруг все другие соперники от участия отказались.

Именно по этому пункту можно предполагать наиболее горячие споры во время процедуры второго чтения закона, если таковые, вообще, будут. Законодательная власть Карелии, под копирку с федеральной, все больше подпадает под влияние власти исполнительной, принимая необходимые ей решения.

Этот процесс будет, очевидно, завершен с принятием закона о выборах депутатов законодательного собрания. В соответствии с ним впервые в Карелии депутаты будут представлять не свой родной город или район, а определенное число избирателей. По новой нарезке округов, избираться будет по одному депутату от 10 000 жителей. По этой схеме, столичный Петрозаводск сможет избрать себе 21 депутата, а, скажем, малонаселенная национальная волость - ни одного. Деньги и административный ресурс, по существующим прогнозам, приведут через год в карельский парламент исключительно крупных хозяйственников и глав местных администраций, чьи интересы окончательно сблизят в Карелии законодательную и исполнительную власти.

Итогов же законотворчества на тему выборов следует ожидать гораздо раньше - в начале июня, когда депутаты рассмотрят новые законы во втором чтении.

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Петрозаводска корреспондента Радио Свобода Сергея Коробова.

В следующей нашей передаче 10 мая - Нижний Новгород на старте губернаторской кампании, Тува принимает конституцию.

XS
SM
MD
LG