Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приморье между харизмой и технологиями. Как кинешемцы коммуниста в Думу послали. СПС как партия = правые + либералы - демократы


Михаил Соколов:

Во времена российской думской монархии 1906-1917 годов кадеты или октябристы легально существовали, но пристав или околоточный мог закрыть как неугодное сборище - любое партсобрание. История может через столетие повториться. Большинство депутатов Государственной Думы, проголосовавших за закон "О политических партиях", уверены, что во втором чтении они устранили изъяны президентского законопроекта. На самом деле, Россию все так же ждет неучастие в выборах партий региональных, поголовный учет всех членов любой партии, запрет коллективного членства, право органов ликвидировать партию, если ее численность упадет ниже списочной. Государственное финансирование партий по результатам выборов делает политиков поднадзорными Счетной палаты.

Кремлем поставлена задача - унификация многопартийности, превращение ее в "малопартийность" в рамках полицейского государства. Не партии будут инструментом общественного контроля над государством, а наоборот - бюрократия станет пользоваться ими для манипулирования гражданским обществом.

Интересно, что закон "О политических партиях" поддержала фракция "Яблоко", а Союз правых сил проголосовал "против".

О создании на базе Союза правых сил политической партии - во второй части программы "Выборы-2001". В первой - итоги выборов губернатора Приморского края.

Сергей Дарькин, владивостокский предприниматель, первым вышел во второй тур выборов губернатора Приморского края. 24 процента голосов, поданных за новичка, в политике стали сенсацией. Вторым был, что и предсказывалось почти всеми аналитиками, бывший мэр Владивостока депутат Государственной Думы Виктор Черепков. Взлет популярности Дарькина был сродни финишу Владимира Жириновского в 1993 году.

Как финишировала избирательная кампания в Приморье? Об этом рассказывает корреспондент Радио Свобода во Владивостоке Марина Лобода.

Марина Лобода:

24 мая, в предпоследний день агитационной кампании, из эфира государственной телекомпании "ОТВ-Прим" внезапно исчезли все рекламные ролики основных претендентов на губернаторский пост - вице-губернатора Валентина Дубинина, начальника Приморского пароходства Александра Кирилличева и предпринимателя Сергея Дарькина. На телеэкране остался один кандидат - заместитель полпреда в Дальневосточном округе Геннадий Апанасенко.

Руководство компании ссылалось на то, что им якобы поступило распоряжение краевой избирательной комиссии, предписывающее снять рекламу указанных кандидатов. Как выяснилось, бумага была фальшивая. Правда, в последний день агитации ошибка была исправлена, и телезрители могли насладиться в кавычках одними и теми же роликами трех кандидатов, которые без остановки крутили в эфире несколько часов подряд.

Еще более вопиющее нарушение произошло на канале государственной телекомпании "Владивосток". За день до голосования, когда по закону вся предвыборная агитация категорически запрещена, в эфире местного телевидения два раза подряд прокрутили фильм, компрометирующий кандидатов на пост губернатора - Дубинина, Кирилличева и Дарькина. По факту грубейшего нарушения правил предвыборной агитации ведется расследование.

Михаил Соколов:

На фоне разнообразных безобразий, предшествовавшая агитационная кампания за Сергея Дарькина выглядела строгой и спокойной. Приморье устало от лиц старых, а тут - наглядная демонстрация дееспособности. Рыболовные предприятия действуют. Дарькин - хозяин двенадцати судов, из них четыре - недавно построил. А еще создал прибыльную фирму "Дальсоя". На презентации его программы доктора и кандидаты наук рассказывали о чудодейственных способах поднять уровень жизни в крае за год в четыре раза.

Одно изобретение пиарщиков кандидата - кампания "Здесь нам жить" - было очень рискованным. Люди в желтых майках, якобы добровольцы, подметали и убирали улицы Владивостока и других городов. Уборка городов за счет избирательного фонда кандидата в любом месте кроме Приморья квалифицировалась бы как подкуп избирателей. Именно этот сюжет и становится поводом для жалоб и судебного разбирательства.

Бывший губернатор Приморского края Евгений Наздратенко поддержал бизнесмена в самый последний момент кампании. Только тогда конкуренты очнулись - вот он, "наследник Наздратенко", хотя об этом можно было бы и догадаться. Дарькин - глава близкого к власти банка "Приморье".

До последних дней на Сергея Дарькина как на аутсайдера не нападали. Затем в прессу были сброшены некие данные о прошлом кандидата. Якобы Дарькин стал полноправным владельцем фирмы "РОЛИЗ" после ухода в мир иной одного из ее создателей, "авторитетного" гражданина Сергея Баулова по кличке "Баул".

Рассказывает Марина Лобода.

Марина Лобода:

За пару дней до голосования во многих бесплатных агитизданиях появились впечатляющие публикации, обвиняющие открытым текстом Сергея Дарькина в связях с местным криминалитетом, в "грязном" происхождении его капиталов и - чуть ли не в заказных убийствах. А за день до голосования весь забор тюрьмы следственного изолятора Владивостока был обклеен плакатами Сергея Дарькина с его предвыборным лозунгом "Нам здесь жить".

Михаил Соколов:

Похоже, целили уже не в Дарькина, хотели насторожить Кремль. Но, с точки зрения московских циников, окажись даже часть разоблачений правдой, компромат, отданный в руки федеральной власти, дает Москве целую связку ключей к потенциальному лидеру региона.

Депутат Государственной Думы Виктор Черепков не имел информационного поля, Вся его кампания, казалось, шла на старом ресурсе популярности. Образ политика, честного и бескомпромиссного, помогал кандидату. Так он и получил свои 20 процентов голосов.

Со мной в московской студии Радио Свобода - консультант Виктора Черепкова Юрий Любашевский, глава русской школы PR.

Юрий Яковлевич, объясните нашим слушателям, почему Сергей Дарькин - первый, Виктор Черепков - второй.

Юрий Любашевский:

Дело в том, что есть три фактора. Личностный фактор, административный и технологический.

У Дарькина блестяще сработал технологический фактор. С ним работали очень хорошие профессионалы. Я думаю, что - лучшие, чем с кем бы то ни было. И что самое главное, общая беда и общая такая мечта всех профессионалов - он, видно, их слушался. Это бывает редко.

Личностный фактор у него был нулевой, так что можно считать, что это просто рекордная ситуация.

Есть еще четвертый фактор, который не упоминается. Это - денежный фактор. У Дарькина сыграло все. Сыграла его симпатичная внешность, сыграла его... ну, даже - неизвестность. Атмосфера такая, что все надоело. То есть, кроме тех 20 процентов, которые всегда проголосуют за Черепкова без всякой технологии... потому что технологию там трудно добавить и нет возможности, потому что нет пресловутого четвертого фактора, нет денег у Черепкова.... Поэтому - здорово сработали.

Повлияли еще некоторые вещи. Впервые Дарькину удалось серьезно затронуть молодежь. Это, вообще, общая проблема для России всегда. Сам молодой, выглядит хорошо, акции какие-то были проведены (благо, были возможности).

Если, скажем, наконец-то власть оставит этот несчастный край, несчастных избирателей в покое, у Дарькина есть шанс выиграть как, равно, и шанс - проиграть. Вот здесь сильно зависит, как Виктор Иванович Черепков сумеет воспользоваться избирательными технологиями, которые он, в общем, не любит, которые ему не нужны. Он идет в этом плане достаточно напрямую. То есть - за счет того, что у него есть авторитет, есть дела конкретные.

Михаил Соколов:

Юрий Яковлевич, почему провалились кандидаты власти: и основной, Апанасенко, и запасной, Дубинин, с которым тоже Кремль имел контакты?

Юрий Любашевский:

Личностного фактора у Апанасенко не было, у Дубинина был довольно слабый. То есть - несколько процентов. Ну, личностный фактор - это то, с чем приходит человек в день объявления выборов. Это понятно. Технологический - они использовали очень слабо, как достаточно скучные (уже об этом, наверное, писали), нетворческие чиновники. Которые, в общем, в глубине души считают, что "меня и так должны избрать". Технологии там были слабенькие, неинтересные, скучные. Трудно было что-то сделать.

Дальше. Административный фактор. Ну, как уже много раз говорили, он был раздроблен. Это уже плохо. Но самое главное - дело в том, что административный фактор тоже имеет некоторые технологические приемы. Здесь он использован был крайне неумело, особенно, конечно, в кампании Апанасенко. То есть, я думаю, что сработал хорошо известный в пропаганде и в PR-е "эффект бумеранга".

Дальше, вот так называемое "сияние" личности или передача голосов, что примерно то же самое. Значит, это срабатывает очень редко. Это сработало, когда, скажем, Путин поддержал СПС. И все. Путин, на гребне славы уже, ничего не мог сделать в Санкт-Петербурге.

Я когда-то подсчитал, очень приблизительно, потом проверил на экспертах. Максимум, что можно здесь получить, это - четверть голосов. Владивосток - далеко. Я не думаю, что там вот так вот сильно действует авторитет Путина.

Михаил Соколов:

Скажите, а какова роль в вашем успехе, в том числе и вашего кандидата, Евгения Наздратенко?

Юрий Любашевский:

Евгений Иванович очень осторожно относится. Он, видно, дал какие-то обещания. То, что он встретился с Черепковым, я думаю, что это ошибка Виктора Ивановича. Встречаться не надо было.

Михаил Соколов:

Он поддержал и Дарькина.

Юрий Любашевский:

Это сложный вопрос. Значит, началось ведь несколько не так. Раскопали, что Дарькин, на самом деле, является креатурой и выдвиженцем, и продолжателем дела Наздратенко. Имелось в виду - разоблачить Дарькина, но получилось, возможно, наоборот. Потому что у Наздратенко есть твердые сторонники. Я думаю, что это сработало на Дарькина больше, чем против Дарькина, потому что ненависти к Наздратенко нет в крае. Он очень харизматический человек, человек очень интересный, человек очень яркий. Если бы он участвовал, я думаю, он бы выиграл эти выборы.

Михаил Соколов:

Черепков - антисистемный человек. Это такая вот позиция Москвы, позиция многих ваших противников.

Как вы будете с этим тезисом бороться, с заявлением о том, что для федеральной власти депутат Черепков в роли губернатора абсолютно неприемлем?

Юрий Любашевский:

Черепков не ворует и не берет взяток. Ну, это не просто чудаковатость. Это - сумасшествие в нынешней России. Такие люди Кремлю не нужны, причем, это решается не на уровне серьезных опасений, а автоматически.

Михаил Соколов:

То есть - вербовке не подлежит.

Юрий Любашевский:

Совершенно верно.

Дело в том, что никаких действий против власти, против центра Черепков не предпринимал никогда. То есть, он не более оппозиционен, чем любой, скажем, коммунистический деятель, и даже менее. Он совершенно реально работал во Владивостоке, и не зря Владивосток за него голосует очень активно.

Черепков, как блестящий инженер и блестящий системный аналитик, ну, он превосходит, конечно, любого из этих политиков на десять голов. И большинство губернаторов. Он вытащит край, вне всякого сомнения. Он изобретает всякого рода системы работающие. Он не занимается саморекламой, он рассказывает о том, что он делает. Ему можно просто показать правду о себе, о своей деятельности. Ему надо доказать это центру.

Ему трудно поломать стереотип, конечно. Это я понимаю.

Михаил Соколов:

Что будет решающим фактором для вас на второй тур 17 июня? Для победы?

Юрий Любашевский:

То, что можно было - выжато. Поиск новых целевых групп. Какие еще группы могут проголосовать за Черепкова.

Но это все в том случае, если власти наконец-то оставят Приморье в покое. И поймут, что есть элементарная вещь, - что народ должен выбирать своих губернаторов. Потом можно с ними работать. Можно, как правильно сказал Сурков, "можно потом снимать". Но надо дать выбрать.

Михаил Соколов:

Гостем программы "Выборы-2001" был политконсультант Юрий Любашевский.

События в Приморье я попросил также прокомментировать людей, известных в этом регионе. Это депутат приморской краевой Думы Сергей Соловьев и политолог и журналист Андрей Калачинский.

Можно ли говорить о том, что Сергей Дарькин - вне политики? Сергей Соловьев, пожалуйста.

Сергей Соловьев:

Он давно уже ушел в мир иной, а о контактах Дарькина с Наздратенко людям посвященным известно было давно. Не случайно Наздратенко приписывают фразу, что Дарькин - это он в молодости. Евгений Иванович поддерживал Сергея Михайловича Дарькина на протяжении всей кампании. В районах очень часто крутились видеозаписи, в которых Евгений Иванович призывал голосовать за Дарькина.

Я думаю, что подтверждением того, что Евгений Иванович поддерживал Дарькина, является и то, что в штабе Дарькина работало очень много людей из бывшей команды Наздратенко. Те преимущества, которые были у Дарькина, допустим, на телеканале краевого телевидения "ОТВ-Прим", как раз и обеспечивал бывший соратник Наздратенко Андрей Холенко.

Михаил Соколов:

Политолог Андрей Калачинский.

Действительно, у Дарькина была, по-моему, самая дорогая кампания. Так?

Андрей Калачинский:

Если верить тем данным, которые опубликованы в Интернете (там идет речь о тех суммах, которые были собраны на предвыборные счета кандидатов), то больше всего, если мне не изменяет память, денег было на счету господина Дубинина - около 15 миллионов. Около 13 миллионов на счету Апанасенко, а у Дарькина ровно 10 миллионов.

В городе Владивостоке только два кандидата имели роскошную, скажем так, наглядную агитацию. Эти огромные постеры. Это был кандидат Апанасенко, и вторым был кандидат Дарькин. По одной из версий, городская администрация брала очень льготные деньги за аренду этих мест.

Михаил Соколов:

На второе место вышел вечный участник дальневосточных выборов депутат Государственной Думы Виктор Черепков, который, как казалось, не вел практически вообще никакой кампании, выпустил три газеты, и, тем не менее, в городе Владивостоке за него голосовало около половины избирателей. Как вы это объясните?

Сергей Соловьев.

Сергей Соловьев:

Виктор Иванович во время всей своей работы подготовил такой итог голосования. И газет было выпущено гораздо больше, и ресурс у него был огромный. Реальные затраты на предвыборную кампанию и у Дарькина, и у Черепкова - гораздо выше тех, которые официально показаны в крайизбиркоме.

Михаил Соколов:

Андрей Калачинский.

Каковы, с вашей точки зрения, возможности Черепкова?

Андрей Калачинский:

Я думаю, что Черепков уже заслужил себе добрую память о Владивостоке. Причем, я говорю без иронии. Это человек, который проявил себя и показал, что, даже не имея под рукой никакого большого административного ресурса, можно смело вступать в бой и иногда выигрывать. Это - уникальный человек.

Михаил Соколов:

Я беседовал с депутатом приморской краевой думы Сергеем Соловьевым и политологом Андреем Калачинским.

Кандидат в губернаторы Приморского края Сергей Дарькин в последние дни находился в Москве, искал взаимопонимания с администрацией президента.

"Мы представляем его программу действий в случае, если он станет губернатором, и она нас устраивает", - заявил замглавы администрации Кремля Владислав Сурков. Главной своей задачей, как губернатора, Дарькин объявил пополнение краевого бюджета. "Мы не хотим сидеть на шее у Москвы, хотим зарабатывать деньги сами", - сказал кандидат.

Штаб оказавшегося третьим кандидата Геннадия Апанасенко, заместителя полномочного представителя Кремля в Дальневосточном федеральном округе, сделал отчаянную попытку добиться отмены регистрации Сергея Дарькина через краевой суд.

Об этих баталиях расскажет Марина Лобода.

Марина Лобода:

Первое заседание длилось недолго. При открытии заявительница, гражданка К., ссылаясь на сомнительную репутацию ответчика Дарькина и его якобы связей с криминалитетом, попросила суд удалить из зала прессу, так как она "опасается за свою жизнь".

По словам очевидцев, когда началось заседание, к зданию суда подъехало несколько иномарок, и крепкие парни пытались пройти в зал. Охрана не пропустила их, зал был переполнен. Уже через 20 минут подступа к зданию были перекрыты ОМОНовцами. Одновременно выяснилось, что исчезли два свидетеля. Суд попросил заявительницу поискать их, та вышла из зала и больше уже не вернулась. Заседание было прервано.

В четверг Приморский краевой суд продолжил рассмотрение жалобы с требованием отменить регистрацию Сергея Дарькина, однако, как заявил судья, исчезнувшая заявительница уже отозвала свой иск и попросила считать все ее показания не соответствующими действительности.

Зато появился новый жалобщик - сам Геннадий Апанасенко. По словам представителя Апанасенко юриста Валентина Панова, в избирательный штаб позвонил аноним, сообщивший, что у кандидата-предпринимателя есть "Мицубиси"-джип и "Мицубиси"-автобус, не внесенные им в декларацию. На этом основании, Апанасенко потребовал аннулировать регистрацию Сергея Дарькина.

Уже через полчаса на столе судьи лежал официальный ответ начальника УВД Приморья генерала Васильева. В нем значилось, что оба авто давно уже не принадлежат кандидату.

Между тем, представители Апанасенко предъявили еще один иск. Сергей Дарькин обвиняется в нецелевом использовании средств избирательного фонда, пустив их на уборку городов и поселков края.

Михаил Соколов:

Из Владивостока сообщала корреспондент Радио Свобода Марина Лобода.

Процесс - на момент выхода программы "Выборы-2001" в эфир -еще не завершен.

Итоги выборов в Приморье оказались событием знаковым для всей Российской Федерации. Об этом я побеседовал с одним из лидеров Союза правых сил Ириной Хакамадой.

Ирина Хакамада:

Приморье - специфический регион, в котором давно федеральная власть не имеет вообще никакого веса. В силу того, что там конфликт - затяжной, и конфликт этот никак эффективно не разрешался властью. Потом, все экономические трудности, которые испытал этот регион, не увязываются, как это часто бывает, с проблемой губернатора. Они увязываются с неэффективностью федеральной власти.

Поэтому люди делают собственный выбор, и выбор не так уж легко делать в этих условиях, а тем более - ориентироваться на партию власти.

Михаил Соколов:

А вы не думаете, что это, вот, системный кризис уже путинской системы правления? То есть, в регионы не удается спустить таких маленьких "путиных", отражения, точнее, президента, и расставить, вот, всех по своим местам. И получаются совершенно невероятные, непредсказуемые какие-то ситуации, с одной стороны. А с другой стороны - приходится все равно идти, как и при Ельцине, на поклон к старым таким матерым руководителям феодального типа - и к Рахимову Кириенко ходит, и к Шаймиеву. А здесь со ставленником Наздратенко и с самим Наздратенко придется торговаться.

Ирина Хакамада:

Если Путин хочет выстроить централизованную систему с назначением губернаторов и уничтожением всех демократических институтов, то это - кризис. Но я не думаю, что он собирается это делать, на самом деле. 89 регионов, 89 губернаторов, где каждый выстраивает свою личную унию в губернии и никак не зависит от федерации, - это проблема.

И я думаю, что Путин - в поисках. Первый признак, что он пока в поисках, вот, "проба пера" с этими семью генерал-губернаторами. По-моему, наиболее успешный среди них - это Кириенко. А все остальное как-то не очень пляшет. И то - пока не замечен никакой эффект. Все равно президенту приходится все решать самому.

Вообще, у нас византийская страна. У нас, вот, все ползут к главному. У меня такое впечатление, что нас в течение 5-6 лет ожидают попытки изменения Конституции, изменения административного управления Россией.

Михаил Соколов:

Это было мнение Ирины Хакамады. Она говорила о проблемах глобальных. Но на данный момент можно задуматься и о том, чего конкретно хотел хозяин Кремля, выманивая Евгения Наздратенко из губернаторского кабинета во Владивостоке в Москву, и что из этого вышло.

Предположим, Путин искренне хотел наведения порядка, но его назначенцы показали: они-то желали иного. Команда полпреда Константина Пуликовского засветила свои реальные хозяйственные интересы. За время кураторства генерала над Приморьем такие фирмы как "Дальнефтепродукт" и "Бор" перешли под контроль чуждых региону бизнесменов, что перепугало местную элиту. Пуликовский буквально штурмовал Приморье, давил, стал сотрудничать с одиозным вице-губернатором Константином Толстошеиным и в итоге - провалился.

Московские чиновники администрации президента маневрировали получше, прикрывая кавалерийские атаки Пуликовского. Им пришлось искать запасных кандидатов (Касатонова, Дубинина), потом пополнять круг "избранных" Дарькиным и Кирилличевым, но в результате - и Москва, и Хабаровск успели продемонстрировать Приморью полный набор грязных приемов и беспринципности.

Пока полпредство президента на Дальнем Востоке - в проигрыше, а Кремль - в некоем недоумении. Чиновники ведут диалог с Сергеем Дарькиным, а в полном выигрыше - экс-губернатор Евгений Наздратенко.

В Ивановской области 27 мая состоялись выборы депутата Государственной Думы России.

В Кинешме побывал специальный корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров:

Двое охотников за цветными металлами, рискуя собственной жизнью, забрались ночью на 75-тиметровую телевышку и сняли с нее антенно-фидерное устройство. Произошло это невероятное событие 28 апреля 2001 года в уютной и тихой Кинешме, что расположена в верховьях Волги. Добыча верхолазов - около 40 килограммов меди, серебряной латуни и дюралюминия, которые были украдены и сданы в приемный пункт. В результате - в разгар предвыборной кампании стотысячная Кинешма лишилась единственного городского телеканала "Антенна". Конечно, кинешемцы не потеряли связь с внешним миром. В Ивановской области исправно вещают все основные федеральные каналы, но глубинка иногда предпочитает смотреть что-то свое, "родное и близкое". Так считает главный пострадавший, владелец компании "Антенна" Сергей Пискунов.

Сергей Пискунов:

В основном, ущерб больше для жителей, чем для нас. Местные новости, "Калейдоскоп", молодежный канал местный имеется в виду. Потом, официальная часть какая-то, какие-то постановления, решения, которые принимает администрация, касающиеся всех нас.

Мумин Шакиров:

Кража цветных металлов в России - рядовое преступление, но в Ивановской области этот вид наживы принял массовый характер. Обнищавший и обедневший народ тащит все - "нержавейку" с могильных плит, алюминиевую посуду с дачных участков, с крыш домов телеантенны, телефонный кабель, снимает провода с линий электропередач. Одним словом, ворует все то, что можно выгодно сдать заготовщикам "цветмета".

Энергетический кризис в Ивановской области с регулярными веерными отключеньями предприятий-должников - на руку преступникам. В битве за кабель гибнут люди.

Глава телекомпании "Антенна" Сергей Пискунов стал свидетелем такой трагедии, произошедшей в Кинешме.

Сергей Пискунов:

Утром, где-то часов в девять - в десятом, звонок. "Ребята, тут у нас такой случай. Мужик срезал сеть, срезал провода 6 киловольт..." Журналисты были в разъезде. Я, значит, схватил камеру и туда поехал с приятелем.

Едем. Ну, забор, прочее.... Дождичек прошел. Все мокрое, трава. И дымок такой какой-то тут у забора. В канаве лежит человек, горит. Горит именно, такое пламя - пахнет шашлыками. Нога отгорела, а рядом провод валяется. Под ним тоже как-то выгорела трава.

Но уже все отключено.

Ну, одет хорошо. Как оказалось, один из работников охраны.

Мумин Шакиров:

По данным милиции, незаконный оборот цветных металлов в регионе составляет миллионы долларов в год.

Ивановская область - абсолютный аутсайдер по многим экономическим показателям. Это готов подтвердить и сам новоизбранный губернатор коммунист Владимир Тихонов.

Владимир Тихонов:

Допустим, по уровню смертности мы были на 3 месте в России, по уровню рождаемости на 85 месте, по размеру заработной платы на 83 месте...

Мумин Шакиров:

Как и большинство новоизбранных губернаторов, Владимир Тихонов пришел в местный "Белый дом" со своей командой. Ивановская организация компартии Российской Федерации - самая многочисленная и самая влиятельная сила в области - стала кузницей кадров для новой администрации региона. Рядовые коммунисты, с кем мне приходилось общаться, пока доверяют своему партийному боссу и между собой называют его исключительно по имени и отчеству - Владимир Ильич.

Владимир Ильич, в свою очередь, оправдывает оказанное ему доверие и, по возможности, окружает себя аппаратчиками обкома КП РФ, а там, где нельзя своих людей назначить, "помогает" им избраться. Так произошло и в Кинешемском избирательном округе, где освободилось место депутата Государственной Думы, которое более пяти лет занимал сам нынешний губернатор Владимир Тихонов. Бывший парламентарий не бросил своих избирателей и предложил вместо себя своего бывшего помощника по Госдуме, а ныне - главу комитета по образованию ивановской администрации, коммунистку Валентину Крутову.

Сделал это губернатор Тихонов максимально аккуратно.

Владимир Тихонов:

Никто меня сегодня не может обвинить в том, что я вмешивался в выборную кампанию, хотя один из кандидатов - он действительно мой кандидат. Мы выдвинули моего бывшего помощника, это - по линии областной организации компартии. Это действительно кандидат мой.

Но я и в этих условиях сам не стал вмешиваться в выборную кампанию. Соответственно, вот такого вмешательства не было. Этот акцент мог бы сыграть большую роль, если бы я это озвучил. Я этого нигде не озвучил, и мне единственный раз задали такой вопрос на областном радио. Я вынужден был сказать, что "я не собираюсь нарушать действующее законодательство о выборах", поэтому "у меня есть кандидат, фамилию я его озвучивать не буду - для того, чтобы не оказывать давления на волеизъявление избирателей". Я говорю: "Если вы сами детально познакомитесь с их биографиями, то вы сами сделаете вывод".

Мумин Шакиров:

Но прежде Владимир Тихонов, учитывая предвыборный расклад, расчистил поле для своего товарища о партии. Довыборы по 79 округу, где право голоса имеют около 400 000 избирателей, как горожан, так и селян, потеряли остроту и интригу после того, как с дистанции сошел бывший губернатор Курской области Александр Руцкой. За месяц до голосования Владимир Тихонов провел с глазу на глаз доверительную беседу с опальным политиком и посоветовал ему не испытывать в Кинешме свою судьбу.

Владимир Тихонов:

Руцкой приехал ко мне перед тем, как выдвинуть свою кандидатуру и внести залог перед выборной кампанией деньгами. У нас состоялся разговор. Разговор был в течение пяти минут.

Я ему в ходе этого разговора сказал: "Я рекомендую сделать одно - проанализировать итоги выборных кампаний на территории Ивановской области в предыдущие годы". Я говорю: "Если вы это сделаете, то вы увидите, что еще ни разу на территории Ивановской области, какие бы деньги ни вкладывались, не победил человек, который на территории области не прописан и никогда прописан не был".

Он в тот же день после этого разговора, по моей информации, внес залог, но потом, видимо, поразмыслив (я не исключаю, что определенный нажим был и из Москвы), он принял решение снять свою кандидатуру.

Мумин Шакиров:

Другой конкурент Крутовой, московский предприниматель Виктор Елизаров, также прошел собеседование в ивановском "Белом доме", Там его недвусмысленно предупредили, что администрация не потерпит грязных технологий. Сейчас трудно оценить, что повлияло на качество предвыборной работы бизнесмена Елизарова (упреждающий разговор с губернатором или что-то другое), но, имея солидный избирательный фонд - около 400 000 рублей, - а за спиной, как сказал мне губернатор Тихонов, могущественное Министерство по атомной энергетике, - команда Елизарова кампанию провела слабо. Да и сам кандидат рассказывал о своей программе скучно и поверхностно, хотя и выглядела она вполне прилично.

Виктор Елизаров:

Краеугольным камнем и, вообще, флагом - это борьба с бедностью. Потому что все остальные проблемы, которые здесь возникают, социальные или любые другие, они отсюда и вытекают.

Как бороться? Это, в том числе, и подъем текстильной промышленности. Для этого есть некие возможности, в том числе - у депутата. Социальные программы на более высоком уровне, с более полным финансированием. Это, прежде всего, решение, я говорю, энергетических проблем (веерные отключения) и развязывание этого узла. Это создание новых рабочих мест и восстановление швейных цехов, которые в селах у нас находятся.

Мумин Шакиров:

В итоге Елизаров 27 мая проиграл с треском. Крутова набрала 55 процентов, Елизаров не дотянул даже до 30.

Надо отдать должное коммунистке Крутовой, - она одержима, открыта и говорит то, что думает. Валентина Крутова точно знает, зачем идет в Думу, тем более что там ее ждут соратники по партии.

Валентина Крутова:

Я сейчас говорю - при факте победы я буду голосовать категорически против того, чтобы землю-матушку продавать. Природой дана земля, и она должна принадлежать человеку, который работает на земле.

Второй вопрос - по КЗОТу. Ведь этот КЗОТ-то - крепостнический. Да Боже мой! Восемь часов будешь работать - работай. Так, а вдруг хозяин сказал: "Нет, ты будешь работать 12 часов"? А может быть и 17 часов. Так коммунисты и аграрии категорически встали против этого КЗОТа, который нам хотели предложить. Его отодвинули. Пока. Если буду там я, Крутова Валентина Васильевна, я буду категорически голосовать против этого КЗОТа.

Мумин Шакиров:

Довыборы в Государственную Думу по Кинешемскому округу не вызвали интереса ни у общественности, ни у журналистов, ни, тем более, у рядовых избирателей. Жители Кинешмы и ее окрестностей в день голосования отдали предпочтение огородам и садовым участкам, основному источнику пропитания и доходов.

В итоге - выборы едва не провалились. Только к 2 часам ночи выяснилось, что необходимая планка явки - 25 процентов от общего количества избирателей - преодолена на весьма сомнительные 0.2 процента.

Но губернатор доволен. Выборы состоялись.

А что же кинешемцы? Здесь цифры и поступки избирателей говорят сами за себя. Равнодушие и апатия. Иначе и не может быть, когда средняя зарплата по округу, как и по всей области, 1 500 рублей в месяц. Цены на продукты питания московские. Основа экономики города, текстильная промышленность и машиностроение, в обвале. Безработица. Об умирающем сельском хозяйстве и о несостоявшихся фермерах лучше не вспоминать.

Кинешма, как и вся Ивановская область, классический депрессивный регион, выживающий за счет дотаций из центра (они составляют 50 процентов от местного бюджета), с бедным, озлобленным и "левеющим" населением и с бездарными руководителями, которых за километр обходят богатые инвесторы.

А ведь когда-то Кинешма была рыбацкой столицей Верхневолжья, крупным текстильным центром царской России. От великого прошлого остались лишь красивый природный ландшафт и нестареющие церкви. Город, как говорится, стоит на семи холмах и на трех реках - на Кинешемке, на Козохе, которые и впадают в Волгу. Одним словом, курортный пейзаж и чистый воздух. Этим малым и довольствуются пока терпеливые и безмятежные горожане.

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Ивановской области, из Кинешмы, специального корреспондента Радио Свобода Мумина Шакирова. 27 мая состоялись выборы в ростовскую городскую Думу. В них приняло участие около 29 процентов избирателей.

Из Ростова-на-Дону сообщает наш корреспондент Сергей Слепцов.

Сергей Слепцов:

Не оправдались расчеты политических партий. Из 12 кандидатов от "Яблока" депутатами стали лишь двое, а из 16 коммунистов, вступивших в предвыборную борьбу, вотум доверия получили лишь 3 коммуниста.

Интересна и такая деталь. Из 13 депутатов бывшего состава городской думы на второй срок избраны 9. Устав города Ростова-на-Дону содержит норму, согласно которой председателем городской Думы является мэр города. Эту должность уже второй срок занимает вполне лояльный к областной власти Михаил Чернышов. Сложившиеся в Ростове властные традиции не оставляют надежд на изменения в уставе города, а значит и городская дума имеет серьезные шансы сохранить свой статус придатка к исполнительной власти, который лишен реальных рычагов управления городским хозяйством.

Этим, отчасти, объясняется и столь низкая активность ростовчан на выборах. Потому что, независимо от состава городской Думы, горожанам остаются давно наболевшие и ставшие привычными коммунальные проблемы. Может быть, поэтому больше 11 процентов избирателей, которые все же пришли на избирательные участки, проголосовали против всех кандидатов.

Михаил Соколов:

Рассказывал корреспондент Радио Свобода на Дону Сергей Слепцов.

Съезд Союза правых сил, стартовавший утром 26 мая, оказался беспрецедентно долгим. 22 часа делегаты вели мужественную борьбу не столько за само преобразование союза в партию, сколько за те позиции, которые в руководстве займут лидеры.

Авторитет пятерки лидеров (Чубайса, Гайдара, Немцова, Хакамады и Кириенко) сомнению не подвергался, однако на пост "лица партии", председателя Политсовета, были готовы выдвигаться трое кандидатов - Борис Немцов, Егор Гайдар и Алексей Кара-Мурза.

Этой весной опорой Бориса Немцова, к удивлению многих, стали не личные сторонники, а наиболее сервильные элементы СПС из "Новой силы" Сергея Кириенко, настроенные на то, чтобы плыть в фарватере путинской политики. В деле НТВ Немцов проявлял крайнюю осторожность, и не случайно именно Поволжский полпред президента Сергей Кириенко выдвинул Бориса Немцова на пост главы партии.

Сергей Кириенко:

Количество лидеров? Для меня однозначно - один лидер партии. Вот был блестящий пример о том, что на одной голове стоять неудобно, а на пяти лучше. Может, на ноги пора ставить?

Я считаю, что, если мы хотим построить реальную действующую партию, то мы должны иметь сильные региональные организации, мы должны иметь работающую структуру, а значит одного лидера. И я считаю, что мы должны избрать этим лидером Бориса Немцова.

Михаил Соколов:

За Немцова, по воле Анатолия Чубайса, был партаппарат СПС, да и центристы. Сам же лидер, Борис Немцов, много говорил об успехах правых, сетуя, правда, на недостаточность паблисити.

Борис Немцов:

Выйдите на улицу, на Ленинский проспект, и попробуйте задать вопрос: "Скажите, а кто добился того, чтобы двенадцатилетние школы, разрушительная эта идея, не будет реализована у нас в России?" Кто из прохожих, вы думаете, ответит на этот вопрос?

Задайте вопрос: "А кто все-таки был инициатором и проводником идеи об отмене оборотных налогов (важнейших для экономики России решений) и установления 13-процентного подоходного налога?" Да один из 100 скажет, что это - Гайдар.

Почему мы не говорим о том, что мы требуем политического решения чеченского урегулирования (важнейшая позиция Союза правых сил)?

Короче говоря, просветительские задачи - это для нас базовый приоритет.

Михаил Соколов:

На пребывавшего почти год в глубокой политической тени Егора Гайдара сделали ставку его однопартийцы из только что распущенного "Демократического выбора России". Одни обеспокоены потенциальным сползанием СПС на ультраправые позиции, другие не разделяют восторга авторитарным курсом президента Путина.

Недовольство идейной платформой новой партии вылилось в критику ее устава, и с трибуны Егор Гайдар отстаивал демократизацию основного закона жизни СПС.

Егор Гайдар:

Добьемся того, чтобы устав наш был уставом достаточно либеральным, уставом, который позволяет меньшинству отстаивать свою точку зрения, который обеспечивает внутрипартийную демократию.

Михаил Соколов:

Было заметно, что Егор Гайдар действовал как-то вяло, без особого энтузиазма. Давление на него в последнее время снизилось.

Радикалы, последовательно оппонировавшие путинскому режиму, заранее объявили, что в Союз правых сил не войдут. На съезде Сергей Юшенков попрощался с правыми.

Сергей Юшенков:

Я надеюсь на то, что, в конечном итоге, мы сможем добиться, чтобы в нашей стране никогда не утвердилась двухпартийная система, не в европейском, конечно, смысле, а чисто в российском смысле. У нас может быть двухпартийная система, только надо иметь в виду, что одна партия - это будет партия "идущих вместе", а другая - сидящих вместе.

Михаил Соколов:

Третий претендент на лидерство, Алексей Кара-Мурза, небезуспешно занимался саморекламой, решив сыграть роль выразителя интересов региональных организаций.

Алексей Кара-Мурза: Кто-нибудь знает, что в Архангельске 18 процентов СПС получил на последних выборах? В Смоленске 12 процентов. Это больше, чем в Москве. Вот наш ресурс.

Михаил Соколов:

Впрочем, несмотря на накал дискуссий, на обмен любезностями в прессе перед съездом, кризис в верхах партии к началу мероприятия, на самом деле, был почти притушен. На предсъездовской встрече Анатолия Чубайса, Бориса Немцова, Егора Гайдара был найден размен - уступки по уставу в обмен на неучастие Гайдара в выборах главы партии. Оставалось только приручить партийные массы. Что и произошло.

Правда, поначалу большинство съезда попыталось обойтись без компромиссов (продавить свой проект устава) и было встречено угрозой "меньшевиков" из ДВР заблокировать принятие документа в целом. Обиженные гайдаровцы и регионалы могли бы получить треть голосов или спровоцировать раскол, что было бы воспринято как провал съезда. Тогда статусные лидеры уступили ветеранам демократического движения.

Уступка, собственно, демократам одна - право на неисполнение решений партии, неприемлемых для меньшинства. Провинциалам даны две "кости". Во-первых, совет партии, где представлены региональные лидеры, может корректировать решения Политсовета. Во-вторых, местные организации решают вопрос о своем руководстве без вмешательства центра.

Можно отметить и еще одну деталь. Всегда державшийся во внутрипартийных баталиях центристской линии Борис Немцов, похоже, в борьбе с ДВР вынужденно воспользовался поддержкой консервативного крыла СПС, которое в шутку называют "комсомольцами Кириенко".

После избрания Немцов с облегчением переменил фронт и поддержал на пост главы Исполкома партии, умеренного либерала Бориса Минца, а не соратницу Поволжского полпреда Любовь Глебову. В дружбе с Гайдаром Немцов обещает навести порядок и во фракции Союза правых сил в Думе.

Борис Немцов:

Элементы популизма в деятельности фракции есть. И связаны они, во-первых, с тем, что ряд одномандатных депутатов считают, что лучше выглядеть пристойно перед избирателями, пусть даже и не очень честно, чем занимать принципиальную позицию.

Я считаю, что нам надо себя вести честно и по совести. Если, например, в бюджете нет денег, то нечего голосовать за индексацию пенсий. А если мы знаем, что "северный завоз" при льготах разворовывается, то нечего поддерживать этот популистский закон.

Мы с Егором постоянно на эту тему говорим. Эта у нас позиция на 100 процентов совпадает.

Егор Гайдар:

Я согласен, собственно, со всем, что сказал Борис Ефимович. Демократическая фракция демократически принимает решения. Не все эти решения мне, например, нравятся. Я действительно согласен с тем, что иногда они бывают левее, чем это необходимо.

Михаил Соколов:

Оставшиеся в Союзе правых сил либералы Гайдара дают вождям возможность говорить об исторической преемственности в создании новой партии. Правда, сейчас она выглядит как историческая связь, скорее, с достопамятным "Выбором России", неудачным первым изданием партии власти, где либералы и демократы были разбавлены сонмом ельцинских бюрократов.

Формально, по отношению к нынешней власти, согласована позиция поддержки либеральных шагов президента Владимира Путина, но внутри СПС есть серьезные идейные расхождения, отмечает депутат Государственной Думы Юлий Рыбаков. Его можно считать единственным, наверное, на съезде последним представителем поколения диссидентов.

Юлий Рыбаков:

Я боюсь создания проправительственной, пропрезидентской партии, так сказать, № 2, которая будет озабочена, в первую очередь, экономическими реформами стратегического масштаба и укреплением влияния в верхних эшелонах власти, а вовсе не демократическими свободами, которые я считаю приоритетом.

Михаил Соколов:

Но теория проверяется практикой. Непоследовательность, готовность к двусмысленным альянсам с властью, маневрирование, столь ярко проявившееся во время кризиса НТВ, уже видели все. СПС пока представляется организацией неустойчивой, которую могут расшатать как изнутри, так и извне. Например, с радикального антипутинского фланга.

Еще перед съездом не вошедшие в СПС депутаты Думы Сергей Юшенков и Владимир Головлев решили принять помощь в создании оппозиционной структуры от Бориса Березовского. У этой партии будет бодрое название - "Союз демократических сил".

Факт, ниша или зазор между социал-либеральным "Яблоком" и право-консервативным СПС действительно есть, поскольку обе структуры регулярно, хотя и не синхронно, часто приближаются к кремлевскому берегу.

В России нет ни одной силы, которая внятно и ясно объявила бы себя антивоенной, предложив серьезное решение чеченского вопроса. Но Борис Березовский в глазах населения выглядит хуже Чубайса - как злодей. Так что перспективы проекта Юшенкова на сегодня туманны.

С другой стороны к СПС в качестве фактора давления могут пристроить сбоку еще одно объединение. Ключевые фигуры блока "новых-новых правых": Борис Федоров, Михаил Прусак, Андрей Илларионов.

Ирина Хакамада прокомментировала появление "призраков" политических новообразований.

Ирина Хакамада:

Проект достаточно успешный, если Березовский туда вложит огромные деньги. Потому что, в принципе, деньги сейчас решают очень многое. Если иметь в виду, что у Бориса Березовского еще есть влияние... не то что влияние, он - владелец телевизионного канала и вливает туда еще деньги, проект будет достаточно успешно работать. А что из этого получится, в конечном счете, жизнь покажет.

Пока что, мне кажется, удерживается модель, кто в конкурентной борьбе сможет продемонстрировать свои мускулы.

Михаил Соколов:

Конкуренция - двигатель прогресса, но остается только констатировать: сбывается прогноз полугодичной давности, который был сделан в программе "Выборы-2001". Партийное объединение на правом фланге действительно стало сопровождаться неизбежным размежеванием. Но хотя расходятся, собственно, правые государственники-патриоты, наследники Василия Шульгина, и либералы-западники кадетского толка, центров притяжения становится больше, чем два. Не только "правеющий" СПС и "левеющее" "Яблоко", но и деньги, как деловых оппонентов режима, так и самого режима. И самый интересный вопрос - хватит ли в России на них на всех избирателей.

В следующей нашей передаче 7 июня - новости политики из Нижнего Новгорода, Иркутска, других регионов России.

XS
SM
MD
LG