Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нижегородский синдром или все на борьбу с криминалом!


Михаил Соколов:

Выборы президента Якутии должны пройти в декабре, но кампания уже считается официально стартовавшей. В республике Коми - то же самое, и теперь многолетние руководители этих регионов Михаил Николаев и Юрий Спиридонов могут пойти избираться на третьи президентские сроки независимо от колебаний федерального избирательного законодательства. Не надо будет вводить и одобренную Государственной Думой двухтуровую систему выборов глав регионов.

Но всех удивил ветеран российской политики Егор Строев: выборы губернатора на Орловщине пройдут 28 октября, а Егор Строев, собрав 15 тысяч подписей, зарегистрирован уже 10 июля. Вот что значит опыт! И соперников у бессменного руководителя Орловской области, что пошел тоже избираться на третий срок, почему-то нет.

На этом фоне просто неприлично выглядит ситуация в Ростовской области. Губернаторские выборы назначены Законодательным собранием на 23 сентября, заявления от кандидатов будут принимать за 2 месяца, да и выборы двухтуровые, для победы в первом туре кандидат должен взять половину голосов при явке не менее трети избирателей. Да, видно ослабел ростовский губернатор Владимир Чуб, и выборы на Дону, в отличие от тех же орловских, могут оказаться нормальными, конкурентными.

Нижний Новгород часто называют архитектурной столицей России. В 90-е годы местные зодчие смогли создать свой стиль, свой русский модерн, здания органично вписываются в еще живую среду центра старого купеческого города. Но чуть дальше от Верхневолжской набережной, знаменитого Откоса, от Покровки с Варваркой город являет себя, как обычный, рабочий, с блочными пятиэтажками и бесконечными заводскими заборами. Ныне они, как и стены домов по всему Нижнему Новгороду, исписаны странными лозунгами: "Ксюшке - за Андрюшку", "Смерть или месть за Клима", "Прыща в губернаторы". Рядом густо намалеваны пучки свастик. Граффити, которые все обещает изничтожить мэр города Юрий Лебедев, призваны окончательно дискредитировать опасного кандидата в губернаторы, крутого бизнесмена, дважды сидевшего Андрея Климентьева. Климентьев жаловался, что не попадает на телеэкраны, и успешно представлял себя жертвой властей.

Андрей Климентьев:

Вместо телевизора, сам встречаюсь с людьми, тысячи людей приходят. Тяжело, конечно, я очень устаю, четыре месяца так, даже больше, пять, тяжело. Но что сделаешь, раз ввязался. Бой идет без правил, на их стороне КГБ, все РУБОПы, МВД, у меня во всех фирмах сидят экспертные службы.

Михаил Соколов:

Это что, значит, проверяют вас?

Андрей Климентьев:

Конечно, полные проверки. Но самое главное, что если какая-то фирма переводит мне деньги, допустим, на счет, к ним бросаются спецслужбы и сразу устраивают такие шабаши...

Михаил Соколов:

Андрей Климентьев, по данным социологов, был одним из лидеров кампании.

Установка и весьма своевременное обнаружение ФСБ подслушивающих устройств, плакатное изображение человека в противогазе, рядом знак радиационной опасности и призыв: "Нет - Булавинову!" - это способ уничтожить другого популярного кандидата в губернаторы, местного телемагната, депутата Думы Вадима Булавинова. Булавинову, который еще недавно был прочным лидером всех опросов общественного мнения, приписывают желание ввезти в Нижегородскую область ядерные отходы. Тот пытается оправдаться.

Вадим Булавинов:

Когда было голосование по радиоактивным отходам, я выступал. Есть стенограмма моего выступления, и я говорил, что ни в коем случае в таком виде законы принимать нельзя. Что нужно делать, так это перерабатывать собственные 16 тысяч тонн, и выдвинул ряд ультимативных условий, поправок, при принятии которых моя позиция может измениться. Так как поправки Минатомом и профильным комитетом приняты не были, то, естественно, в марте я голосовал против, а когда было последнее голосование, я находился уже в административном отпуске и не имел права принимать участия в голосовании вообще. Хотя "дружественная" телекомпания даже то, что я не был на заседании, умудрилась преподнести как доказательство того, что я являюсь тайным сторонником и побоялся проголосовать против.

Михаил Соколов:

Еще об одном кандидате, депутате Думы Дмитрии Савельеве, пишут, что афганец связан с "грязными" деньгами, что он лично оплачивал мэру Нижнего Новгорода Юрию Лебедеву уик-энды в московском отеле "Шератон". Ну, а про коммуниста Геннадия Ходырева день за днем сообщают: он вот-вот снимет свою кандидатуру в пользу действующего губернатора Ивана Склярова.

Все эти приметы выборов многие нижегородцы считают признаками грязной кампании. Ударов, что называется, из-за угла много. На критику, на обвинения, которые он считает несправедливыми, постоянно обижается и претендующий на переизбрание глава региона Иван Скляров. Он публично сетует на то, что не удержал в руках власть и информационный ресурс.

Иван Скляров:

Допущено растранжиривание информационного ресурса, возможность скупки телекомпаний, той же "Волги", ТНТ, "Ленинская смена плюс", "Новое дело" - ну, их перечислять нет смысла, за громадные деньги перекуплены. Понятно, что накануне выборов острота критики возрастает. Сразу тут же разворачивается и в действующую власть ударяет. Мы столько наколбасили, столько по телевидению навыступались, столько наговорили, столько наврали...

Михаил Соколов:

Впрочем, Ивану Склярову жаловаться не стоит, на его стороне целый медиахолдинг независимых газет и государственное телевидение. Депутат Вадим Булавинов контролирует телекомпанию "Сети-НН" и утверждает: он-то допускает на свой экран конкурентов.

Вадим Булавинов:

Я являюсь акционером телестанции "Сети-НН", она не ни кого не поливает грязью: ни действующего губернатора, ни кого-либо из кандидатов. Более того, ни в одном из моих агитационных материалов я не позволил себе плохо сказать ни об одном из кандидатов. Ни Климентьев, ни Скляров, ни Корнилин, ни кто-либо еще не получили с моей стороны какой-либо критики.

Михаил Соколов:

У депутата Думы Дмитрия Савельева тоже свой медиаресурс: два телеканала, "Волга" и ТНТ, и ряд газет. Но на обвинения в их ангажированности во время избирательной кампании бывший глава компании "Транснефть" реагирует с немалой обидой.

Дмитрий Савельев:

Если меня обвиняют в чем-то, то я хочу, чтобы были приведены факты определенные. На телеканале, например, Волга, можно увидеть рекламу Ходырева Геннадия Максимовича, на телеканале "Волга" можно увидеть рекламу Пантелеева Александра Ивановича, на телеканале Волга можно было видеть рекламу Климентьева Андрея Анатольевича, на телеканале "Волга" можно видеть рекламу Котерева, так же, как и мою. А вот на телеканале "Сеть НН" кроме Булавинова нельзя увидеть никого. А областное телевидение не пускает никого к себе в эфир, хотя это государственная телевизионная компания, там только один Скляров и все.

Михаил Соколов:

Куда меньшая возможность доступа к информационным ресурсам у коммуниста Геннадия Ходырева, бизнесмена Андрея Климентьева и других, уже малоизвестных кандидатов. Но все же нельзя сказать, что кто-то из сильных претендентов на нижегородское губернаторство оказался в информационной блокаде. Благодаря тому, что так расстраивает губернатора Ивана Склярова - свободе слова, нижегородские выборы не похожи на постановочные избирательные спектакли соседнего Татарстана или далекого Кузбасса. В Нижнем идет реальная, в том числе и идейная борьба, регион сейчас выбирает себе свой путь развития.

Многие здесь вспоминают 1997 год. После ухода в правительство Бориса Немцова нижегородцы проголосовали сердцем против коммуниста Геннадия Ходырева и выбрали губернатором неприметного, не владеющего членораздельной речью бывшего секретаря Арзамасского горкома КПСС, а потом мэра Нижнего Новгорода, вице-губернатора Ивана Склярова. Выбор якобы лучшего из двух зол оказался печален. При Борисе Немцове Нижегородская губерния гремела во всей российской прессе чуть ли не ежедневно: "регион реформ", "молодой губернатор", - как бы сейчас сказали, пиар был на высоте. Сегодня, в ходе предвыборной кампании, нынешнему губернатору Склярову 10 кандидатов на его пост вспоминают главное, - массу нерешенных проблем. Профессор Высшей школы экономики Василий Козлов говорит о прошедших 4-х годах так: "Немцов делал ставку на предпринимателей, Скляров стал опираться на недовольных предыдущей эпохой старых хозяйственников-директоров. Регион из полигона реформ стал превращаться в провинциальное болото".

Василий Козлов:

Мне кажется, время потеряно. Я вижу большой вклад Нижегородской области именно в предпринимательской экономике. Если она выйдет из кризиса, только через эти программы. Мне кажется, могла бы более решительно проводиться политика жилищного строительства, во многих странах этот сектор привлек длинные деньги населения. Немцов очень заботился о создании ипотечных программ, он много занимался землей, иногда, может быть, чуть преждевременно. И мне кажется, здесь был хороший шанс, продлив вот эти усилия, получить подъем этой отрасли и смежных с ней. Остается социально-зависимой бюджетная сфера, и при таком дефицитном бюджете это создает напряженность в социальной обстановке, особенно в дотационных районах, а их становится в области все больше и больше. Все-таки, глубинка остается наименее затронутой процессами реформ.

Михаил Соколов:

Впечатление создается странное. Поговоришь с людьми, такое ощущение - их мучают фантомные боли после ампутации Немцова с губернаторского кресла. Естественно, что не обходят эту тему времени, ушедшего в песок, и кандидаты. Например, один из лидеров кампании Вадим Булавинов.

Вадим Булавинов:

У нас действительно идет загнивание. Мы были тогда на 11 месте, сейчас на 61-м или 63-м, - все разные цифры приносят. Мы здорово провалились, мы остались на месте, а другие пошли вперед. Ведь мы не потеряли, мы просто отстали от тех регионов, которые стали реально заниматься... Тот же Титов, ведь нас всегда сравнивали с Самарой, и у нас были примерно равные показатели 4 года назад. А теперь Титов впереди многих регионов, а мы плетемся в хвосте рядом с Кирсаном Илюмжиновым. Вот это, конечно, неприятно, в том числе любому человеку, который считает себя нижегородцем.

Михаил Соколов:

Депутат Думы Дмитрий Савельев доказывал мне, что подсознательно нижегородцы ищут сильного и энергичного лидера.

Дмитрий Савельев:

Люди устали от болота, люди хотят преобразования, люди хотят энергии, люди хотят движения вперед.

Михаил Соколов:

Даже коммунист Геннадий Ходырев в отношении как будто идейного оппонента Бориса Немцова старался быть в разговоре со мной объективным.

Геннадий Ходырев:

С работой Бориса Ефимовича по разорению сельского хозяйства Нижегородской области я абсолютно не согласен, и тут он ущерб селу нанес очень значительный. То, что его первые шаги были в части создания конкурентной среды на территории области, они имеют место быть, как говорится. Но развития они за эти годы не получили, к сожалению. Ведь что это, мелкий и средний бизнес расцвел пышным цветом, или, там, фермер заработал? Ничего же этого нет.

Михаил Соколов:

Людям надо было самим увидеть два стиля, пережить две эпохи, Немцова и Склярова, чтобы понять: тихая бюрократическая реставрация провинциальности выглядит куда отвратительнее, чем претензии на немедленный прорыв в Европу.

Сравнить психологические портреты двух эпох жизни Нижнего Новгорода конца ХХ века я попросил директора агентства "ИФ-Регион" Наталью Астафьеву.

Наталья Астафьева:

Дело в том, что в то время, когда Немцов был губернатором Нижегородской области, у людей была некая иллюзия того, что мы движемся вперед в правильном направлении. Никто точно не знал, куда мы идем, была лишь твердая уверенность, что мы идем к несомненному позитиву. А с приходом Ивана Склярова это ощущение некой "столичности" и ощущение движения вперед, очень быстро покинуло людей, живущих в Нижегородской области. Не то чтобы речь могла идти о реинкарнации Немцова, но есть некое желание движения, поступательного позитивного движения, и достаточно выраженного, направленного.

Политику нынешней областной администрации назвать направленной, в общем, сложно. Администрация демонстрировала в последнее время, как мне кажется, некие хаотические, очень разнонаправленные движения. Происходили постоянные метания, следствием которых стала, во-первых, потеря очень важного для людей, как мне кажется, ощущения собственной особенности, ощущения того, что мы - не глухая провинция, с одной стороны, а с другой стороны - ощущение того, что завтра будет хорошо. Есть ощущение, что, возможно, будет хуже, это абсолютно новое ощущение в Нижегородской области.

Михаил Соколов:

Главный противник того реформаторского немцовского периода - предприниматель Андрей Климентьев. Бывший приятель губернатора, успешный, по выходе из советской тюрьмы, приватизатор, вскоре стал противником Немцова. Достижения того времени он не признает.

Андрей Климентьев:

При Немцове что? Не сертифицировались, не работали производства. Заводы были в долгах, сельское хозяйство - мертвое. При Склярове сельское хозяйство имело небольшой подъем, 2-3 процента. То есть, они чисто по колхозному помогали. Предприятия развиваются за счет кризиса.

Михаил Соколов:

Повод не любить власть всю скопом у Климентьева имеется. Он выиграл в 1998 году выборы мэра Нижнего Новгорода, результаты которых были властью отменены. По суду он признан расхитителем государственного кредита Навашинского судостроительного завода, ныне условно-досрочно освобожден из колонии-поселения. Климентьев не жалует нынешнего руководителя области, но он уверен - теперь Иван Скляров, лишь марионетка полпреда президента в Поволжье Сергея Кириенко.

На этом же настаивает и игравший на протестном предвыборном поле депутат Думы, член, кстати, фракции СПС Дмитрий Савельев.

Дмитрий Савельев:

Я могу сказать, что Кириенко, к сожалению, не оправдал надежд нижегородцев. Кириенко сегодня занимается вот этими политическими играми, которые мы с вами наблюдаем. Кириенко выгоден, так как слабый, Скляров. Мало того, ведь самый парадокс в чем? Он его искренне презирает, презирает искренне его, да? И в то же время помогает ему снова сохраниться при этой власти. Я с ним разговаривал, он мне, знаете, что ответил? Он говорит: "Ты самостоятельный, а этот никакой. Смотри: ему чего скажешь, то и делает".

Михаил Соколов:

Ныне Нижний Новгород украшен яркими разноцветными плакатам: на фото пожилой гражданин с окаменевшим лицом, пояснительная надпись: "Порядочный губернатор". Иван Скляров агитирует стандартно. Человек порядочный рассказывает, что удалось в области сделать то, что в других регионах давно стало нормой - наладить выплату зарплат бюджетникам.

Иван Скляров:

Нам удалось с вами, где-то полгода уже, решить вопрос регулярной выплаты заработной платы врачам, учителям. В этом году мы в начале года повысили заработную плату на 22 процента работникам бюджетной сферы, всем. Мы готовы с 1 сентября (законодательное собрание приняло решение) повысить еще на 30 процентов заработную плату в бюджетной сфере.

Михаил Соколов:

Обещания, конечно, красивые, но кто же из конкурентов их не дает? Тот же Андрей Климентьев пообещал за 100 дней обеспечить рост благосостояния жителей области вдвое, выдвинул лозунг "Сильным - работу, слабым - заботу", много говорит о социальной защите.

Главе Нижегородской областной администрации Ивану Склярову нанята мощная команда московских имиджмейкеров, административный ресурс на районном уровне - с голосованием послушной деревни, должны были бы вывести Склярова во второй тур. Команда губернатора не пытается открыто подать его как протеже Владимира Путина, плакатов с портретом президента нет, зато есть календари с фотографией исторической кремлевской встречи Путина и Склярова. Пропаганда ведется довольно грамотно, но чего-то ей все время не хватает. Может быть, причина в том, что губернатор Скляров не речист, он какой-то очень серый, даже не провинциальный, - райцентровский, и слушать его речи очень тяжело. Так что, один из методов агитации за губернатора - опора на серьезных людей. Агитирует за Склярова и глава Совета старейшин области Александр Соколов, и директор драмтеатра Владимир Вихров, и начальник хоккейной команды "Старт" Юрий Фокин.

Среди агитаторов и ректор Нижегородского университета, академик Александр Хохлов. Он добивается права провести в области интересный эксперимент - не вводить единый школьный экзамен и зачислять по его результатам в вузы, а брать в университеты всех желающих выпускников школ без всяких экзаменовок, а отсеивать уже по результатам первого года учебы. И Сергей Кириенко, и Иван Скляров предложение поддержали, потому-то ректор Хохлов готов агитировать за нынешнего губернатора.

Александр Хохлов:

Мы знаем, что может действующий губернатор, сегодняшний, - Иван Петрович, и что он не может. Для нас ясно, - если губернатор Скляров, что будет в этой сфере, он способен к нам прислушиваться. Что будет в этой сфере, если появится другой человек, - для нас ясности никакой, я уверен. И в этом смысле я консерватор.

Михаил Соколов:

На стороне Ивана Склярова - лидеры "Единства", "Отечества", часть СПС. В Нижний похвалить главу региона приезжают члены правительства, солидные лица. Глава концерна ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов своевременно объявил о желании купить обанкротившееся нефтеперерабатывающее объединение НОРСИ-ОЙЛ.

И все же кампания по сохранению Склярова на посту губернатора была бы абсолютно проигрышной, если бы в старые мехи своевременно не попытались влить новое содержание. "Поэт - Пушкин, река - Волга, губернатор - Скляров" - с такими надписями на футболках студенты-активисты кампании Ивана Склярова ходят по Нижнему Новгороду. На предвыборных плакатах губернатор нашептывает что-то миловидному кудрявому юноше. Как пояснение, рядом фраза: "Молодой премьер". Это - глава областного правительства Сергей Обозов, выдвиженец полпреда Сергея Кириенко.

В том, что за кампанией переизбрания Ивана Склярова стоит именно полпред Сергей Кириенко, не сомневается в Нижнем Новгороде никто. Причина сговора банальна. Задача Кириенко, и об этом открыто говорят члены его команды, не пропустить на губернаторство, как они говорят, криминального бизнесмена Андрея Климентьева. Климентьев отвечает одному из лидеров правых сугубой взаимностью.

Андрей Климентьев:

Какие они правые? Они красные, как пожарные машины. Кириенко - первый секретарь обкома ВЛКСМ города Горького. За границей такого "правого" Сильвио Берлускони спросит: "Who is мистер Кириенко? Гитлерюгенд!?" Вот, так будет ответ: "да". Потому что нацистские бонзы и комсомольские бонзы - разницы я не вижу.

Михаил Соколов:

А вы с ними договориться не можете?

Андрей Климентьев:

О чем мне договариваться с секретарями комсомольской организации?

Михаил Соколов:

Так они ж перековались!

Андрей Климентьев:

Перековаться можно, но в Европе не поймут. Вообще, там всегда спрашивают прошлое, кем ты был раньше.

Михаил Соколов:

А вы сидели.

Андрей Климентьев:

Ну, сидел. Президент Гавел сидел, много народа... мэр Нью-Йорка сидел, еще могу дать 5-6 руководителей - сидели, ничего, нормально работают. Почти все сидели.

Михаил Соколов:

Климентьев обвиняет Сергея Кириенко: ради сохранения своих экономических интересов в регионе полпред, утверждает бизнесмен, готов на самом деле договориться с любым, кроме него, Климентьева, кандидатом.

Андрей Климентьев:

Если выигрывают кроме меня - то это губернатор Кириенко, любой. Они все - депутаты - у него управляемые. Он не будет разрушать финансовую структуру Кириенко, которую тот здесь создал. Я буду. Он сел на нефть, электроэнергию и финансовые потоки. Думаю, у него здесь это дело не получится больше. То есть, будут работать в равных условиях. А все люди Кириенко в равных условиях жить не могут, потому что они тепличные, их просто съедят, как детишек. В джунглях кого-то должны кушать все время.

Михаил Соколов:

Вот такая прямая и явная угроза власти и заставляет полпреда Кириенко действовать. Представители властей хотели бы добиться победы губернатора Ивана Склярова, но они не волновались бы и в случае успеха кого-то из системных политиков, участвующих в нижегородских выборах: Булавинова, даже Ходырева. Им явно не хотелось снимать с дистанции скандального Андрея Климентьева, - впереди ведь еще и выборы мэра Нижнего Новгорода, а дважды пострадавший Климентьев может там точно победить. Но в то же время в неформальных беседах утверждалось, что если Климентьев станет очень серьезной помехой, несмотря на скандал, его отстранят от участия в выборах. Сам Андрей Климентьев еще неделю назад в это не верил.

Андрей Климентьев:

Меня не снимут и не посадят. Путин сказал, что Россия смешной страной уже не будет. Черепков исчерпал все резервы власти в этом направлении. Квота была на одного человека: или меня, или его. Сняли его, больше квоты нет. Поэтому им придется играть до конца.

Михаил Соколов:

Итоги правления губернатора Нижегородской области Ивана Склярова явно неутешительны. Надо было суметь довести устойчиво развивавшийся при Борисе Немцове регион почти до грани банкротства. Поэтому полпред президента в Поволжье Сергей Кириенко долго колебался, поддерживать ли губернатора, но потом все же сделал свой выбор. Иван Скляров идет на выборы, но в паре. За его спиной будет глава срочно созданного областного правительства Сергей Обозов, выдвиженец полпреда. Появление в Нижегородской области такой двуглавой власти, которой из тени управляет полпред президента, вызывает у многих местных политиков резкое отторжение. Депутат Государственной Думы, член фракции СПС Дмитрий Савельев осуждает такой подход. Нижегородское правительство Савельев пообещал упразднить.

Дмитрий Савельев:

Недееспособность губернатора привела к тому, что появилась идея создать правительство. Я считаю, что если губернатор дееспособен, если он готов взять себе в заместители профессионалов, сформировать сильную команду, то нам, по-моему, никакое правительство будет не нужно. Когда Скляров допустил очень много ошибок, которые привели к серьезным экономическим последствиям для нашей области, тогда появилась идея создать правительство, для того чтобы отобрать у губернатора, который не разбирается в экономике экономическую власть. Если придет губернатор трезвомыслящий, волевой, экономически грамотный, зачем нам тогда правительство в области?

Михаил Соколов:

Но если вы становитесь губернатором, что вы делаете с конкретными людьми, с Обозовым, с этой командой Кириенко?

Дмитрий Савельев:

Если захочет Обозов, я ему предложу стать вице-губернатором.

Михаил Соколов:

Кандидат в губернаторы Андрей Климентьев также четко знает, как он поступит с правительством Сергея Обозова.

Андрей Климентьев:

В соответствии с Конституцией вся полнота власти в субъекте Федерации принадлежит губернатору. В соответствии с Конституцией будет иск в суд, что создано оно с нарушением Конституции - раз. Второе, - мне правительство не нужно. Федеральный закон требует коллегии, коллегия будет создана, она и раньше была при облисполкоме. Меньше начальников. У Склярова 46 заместителей, я не знаю...

Михаил Соколов:

А мне говорили - 31.

Андрей Климентьев:

Ну, какая разница. Я не знаю систему управления с 31-м или с 46-ю заместителями, таких систем я не знаю. У меня будет 4.

Михаил Соколов:

Это мнение твердых оппонентов Сергея Кириенко. Двое других кандидатов, которых полпредство и Кремль считают более или менее приемлемыми - Вадим Булавинов и Геннадий Ходырев, не столь категоричны. Кандидат, член группы Народный депутат Вадим Булавинов подчеркнул, что, прежде всего, его не устраивает состав областного правительства.

Вадим Булавинов:

Дело в том, что я не готов сказать, что там команда Сергея Обозова. На сегодняшний день там, что называется, с миру по нитке. Некоторых людей продавил на назначение Иван Петрович Скляров, некоторые люди, действительно, даже не Обозова, а Кириенко. Поэтому говорить о том, что там единая команда, ну, наверное, я бы не взялся. С другой стороны, идея как таковая, в принципе, она неплохая. Проблема в том, что никто не даст, опять же, гарантии, что после избрания действующий губернатор не поменяет этих людей.

Михаил Соколов:

Для кандидата в губернаторы, коммуниста Геннадия Ходырева модель с правительством области, придуманная Сергеем Кириенко для старого губернатора, в чем-то, хоть и не во всем, все же подходит.

Геннадий Ходырев:

В принципе, я ничего не вижу плохого в создании самого правительства. С другой стороны, закон, который приняли, автоматически пытается поставить губернатора в сторону и предоставить ему возможность быть своего рода английской королевой - резать ленточки, там, ходить на приемы, вручать награды... Может быть, он так хочет. Хотя, как инструмент в руках губернатора, правительство, вы знаете, во многих регионах, существует, взять ту же Екатеринбургскую область. Она, наверное, шестой год работает, и - эффективно получается. Поэтому я в этом, так сказать, самом создании не вижу никакого греха большого.

Что касается политических заморочек, мне кажется, что тут, отодвинув губернатора в сторону, скорее всего, представитель президента хотел бы большее влияние оказывать на положение дел в области. Мне кажется, что, и противодействие моей кандидатуре осуществляется именно с этой точки зрения. Из меня сложней, конечно, делать марионетку.

Михаил Соколов:

В том, как идет избирательная кампания в Нижнем Новгороде, подчеркивают аналитики, ключевую роль играет ресурс федеральной власти, полпредства Кремля в Поволжье. О роли Сергея Кириенко в сражении за власть в Нижегородской губернии размышляет директор агентства "ИФ-Регион" Наталья Астафьева.

Наталья Астафьева:

У Сергея Владиленовича есть одна, очень милая, с моей точки зрения, особенность - он абсолютно приспосабливается к тем условиям, в которые волею судеб попадает, и начинает использовать эти условия для себя. Я не говорю, что для своей личной выгоды, но для себя, для решения каких-то задач, которые он считает важными и нужными.

Он попал в ситуацию Нижегородской области, в Нижегородскую область, которая стояла и стоит сейчас на пороге губернаторских выборов. Достаточно быстро был проведен мониторинг, по результатам которого стало очевидно, что проходных фигур много, но среди них людей, с которыми по тем или иным причинам можно договориться - ну, фактически, нет. Его выбор, естественно, пал на Ивана Петровича Склярова, который объективно является слабым губернатором. Иван Петрович, как оказалось впоследствии, буквально в течение последнего года, стал человеком, который не вполне контролирует ситуацию в Нижегородской области. Конфликты между областной и городскими властями, не санкционированный Иваном Скляровым приход олигархов на принципиальные для Нижегородской области предприятия. Он является активным участником процесса, но он не является определяющим фактором в этом процессе. Иван Петрович слаб, его позиции на губернаторских выборах тоже были очень слабы. И его начальный, стартовый рейтинг в начале избирательной кампании был очень низок. Он был на 4-й, на 5-й, по отдельным социологическим исследованиям, даже на 6-й позиции. И поэтому с ним было легко договариваться. Но он, тем не менее, я имею в виду Склярова, - действующий губернатор, и в руках его сосредоточен колоссальный административный ресурс, который при нужной юридической грамотности может очень грамотно использоваться в пользу действующего губернатора, что, собственно, и делается. Да, без явных нарушений закона, но активно используется. Иван Петрович слаб, слабый губернатор при сильном полпреде, имеющем, замечу, собственные экономические, давнишние экономические интересы на территории Нижегородской области - согласитесь, это очень удобная ситуация.

Михаил Соколов:

В том числе, укрепленная премьером молодым, и, в некотором смысле, даже имитирующем Немцова.

Наталья Астафьева:

Ну, имитировать Немцова, согласитесь, наверное, очень сложно. Некое формальное, портретное - я имею в виду, сходство есть, но у Немцова всегда было то, что называется харизмой, а харизму сымитировать фактически невозможно. Премьер нижегородского правительства Сергей Александрович Обозов харизмы лишен начисто. Если бы это было не так, то Сергей Владиленович с его огромной реальной властью вполне мог бы его привести на выборы и сделать губернатором Нижегородской области, но он отдает себе отчет в том, что Обозов неизбираем, по совершенно объективным причинам: ну, - никакой!

Михаил Соколов:

Что может предложить Нижегородской области губернатор Иван Скляров после переизбрания, и при поддержке полпреда Сергея Кириенко, и подпираемый премьером Сергеем Обозовым? Все то же топтание на месте. Между тем, Нижегородская область нуждается сейчас в интеллектуальном прорыве, считает профессор Василий Козлов.

Василий Козлов:

Удивительные люди в Нижнем Новгороде. На мой взгляд, тысячи из них сейчас не сотрудничают с властью. Поэтому огромный ресурс - вот это призвание их к активной работе. Думаю, что тот "мининский призыв", который когда-то спас Россию в смутные времена, сейчас, по аналогии, должен быть обращен прежде всего к людям, которые вот эти годы вне игры.

Михаил Соколов:

Нижегородское отделение Высшей школы экономики выявило набор минимально необходимых для региона решений. В первую очередь, отмечает Василий Козлов, это налаживание отношений с новыми инвесторами. Приход в Нижегородскую область крупных инвесторов, серьезных, солидных и весьма агрессивных монополий, пользующихся поддержкой в столице, состоялся. Профессор Козлов говорит о "большой восьмерке" компаний - новых нижегородских собственников.

Василий Козлов:

"СибАл", "Северсталь", "ЛУКОЙЛ", "Альфа-Групп", "Каскол" и так далее. Как раз восемь таких компаний, они должны уже развивать свой бизнес. Но пессимистический сценарий, которым нас иногда попугивают, что будут уведены налоги отсюда и сокращены рабочие места, мне кажется маловероятным. Скорее, если не делать ничего, каждый из этих бизнесов в отдельности, конкурируя друг с другом, по всей видимости, будет тащить "воз" в разные стороны. А он будет не только "там", а будет потихонечку сползать к этой вялой экономике, которая в последние годы характерна для Нижегородской области, несмотря на такой конъюнктурный промышленный рост, который был после дефолта.

Одна из идей - она меня, кстати, очень увлекает - это сделать умное бизнес-предложение каждому из собственников по стратегическому альянсу этой "большой восьмерки" и терпеливо создавать ситуацию "круглого стола".

Михаил Соколов:

Посмотрим, как кандидаты в нижегородские губернаторы намерены строить свои отношения с сильными мира сего. Нынешний губернатор Иван Скляров говорит об инвестициях, убеждает руководителей предприятий их искать.

Иван Скляров:

Ни одно предприятие не должно быть без инвестора. Если нет инвестора, считайте, что вы работаете без перспективы.

Михаил Соколов:

Но Скляров известен, например, тем, что он оказывал давление на многие нижегородские предприятия, например, требуя от их хозяев, как раз к выборам, повышения зарплаты, и значительного. Вряд ли такое вмешательство нравится бизнесу.

Интересно, что менталитет критика власти, популиста Андрея Климентьева мало отличается от губернаторского, для него все решается достаточно просто.

Андрей Климентьев:

Элементарно. Платите зарплату нашим рабочим и заплатите налоги, которые вы должны платить в область. Все, больше у меня нет вопросов. А налоги не будут платить - будут проблемы. По закону можно деньги уводить в сторону, вот это не позволю, потому что я эти схемы вижу, и придется платить здесь.

Михаил Соколов:

В принципе, они же могут уйти?

Андрей Климентьев:

Проверим экологию. Ни один завод не соответствует экологическим нормам. Будет закрыт и остановлен. Посмотрим, кому быстрее надоест.

Михаил Соколов:

В общем, вполне понятно, что для крупного капитала бизнесмен с тюремным опытом не слишком приятная фигура.

Депутат Вадим Булавинов упирает на то, что у него уже есть наработанные необходимые связи в мире большого бизнеса.

Вадим Булавинов:

С некоторыми из них я уже встречался и разговаривал. Те задачи, которые стоят у них и которые стоят у губернатора, - они взаимосвязаны. Мой разговор с Беляевым на ГАЗе. Он говорит: "Я поднимаю зарплату, мне нужно держать специалистов, я оплачиваю путевки для того, чтобы люди не чувствовали себя брошенными и могли нормально выкладываться в процессе труда". Задача губернатора - чтобы зарплата росла и тем самым влияла на товарооборот. Встречаемся на заводе "Красное Сормово". И ведь ни один, как их называют, олигарх не покупает предприятие, чтобы его развалить. Его задача - заработать. Следовательно, запустить производство, увеличить выпуск машин, механизмов, вообще просто товара. Для этого нужны грамотные специалисты, их надо обучить. Для этого надо платить зарплату, иначе они уйдут в другое место. А задача губернатора - как раз и заниматься этим в том числе. Это абсолютно не пересекающиеся направления. У нас задача общая. Они больше производят - следовательно, бюджет больше получает. Они увеличивают зарплату - 99 процентов подоходного налога остается в области.

Михаил Соколов:

Кандидат в губернаторы Дмитрий Савельев, получивший поддержку серьезных московских структур, доказывает свою полезность бизнесу.

Дмитрий Савельев:

Власть должна зарабатывать для региона деньги вместе с промышленными предприятиями, с бизнес-структурами, которые есть в регионе, зарабатывать их руками. Развивать регион власть должна руками этих промышленников, предпринимателей и бизнес-структур.

Михаил Соколов:

Коммунист Геннадий Ходырев указывает на то, что у него, как у бывшего секретаря обкома и министра, есть достаточный управленческий опыт.

Геннадий Ходырев:

Я нигде не сказал о том, что мы будем вот так рулить, скажем, автозаводом, "Красным Сормовом" или какими-то другими. Я считаю, что губернатор как представитель государства должен искать механизмы для сочетания личных интересов, скажем, владельцев этих крупных объединений и предприятий с общественными. А общественные интересы, они в чем? Я думаю, они совпадают и с личными интересами вот этих олигархов, как их теперь называют.

Михаил Соколов:

Значит, вы, как коммунист, с олигархами можете договориться?

Геннадий Ходырев:

Думаю, что да.

Михаил Соколов:

Попробуем взглянуть на претендентов в нижегородские губернаторы под иным углом зрения: какова их психологическая готовность проявить лидерские качества нового типа в новой экономике? Климентьев с его ходками на зону, с тщательно подавляемой приблатненностью для многих неприемлем. Сам он клеймо уголовника, правда, отвергает, предпочитая себя предъявлять обществу как жертву режима советской власти и бюрократического правления. Вот как мы побеседовали с бизнесменом о его тюремном прошлом.

Андрей Климентьев:

Российские тюрьмы - это психология, безусловно. Потому что те, кто просидел в российских тюрьмах больше 5 лет, безусловно, психологи уже.

Михаил Соколов:

Некоторые считают, что тот, кто просидел больше пяти лет - человек безнадежный.

Андрей Климентьев:

Ну, почему же? Много людей сидело, возьмите тех же диссидентов, даже потом диссертации писали. Я бы не сказал.

Михаил Соколов:

Вы хотите сказать, что опыт тюрьмы - это опыт положительный?

Андрей Климентьев:

Нет, я просто хочу сказать, что тюрьма на меня не влияет, потому что я не совершаю поступков ни на свободе, ни в тюрьме, которые не согласуются с моим внутренним миром. У меня есть философия жизни, которая, возможно, немного отличается, но она построена на принципах общечеловеческой цивилизации, и я действую, исходя из ее постулатов. И все знают, что все эти конкуренты мои, они просто меня слабее. Ни один... Один - кинорежиссер... Скляров? Я вообще говорить не хочу, после обеда пьяный, и все это знают. То есть кто там?

Михаил Соколов:

Климентьева не зря боятся, это человек, предпочитающий волю упорядоченной свободе, политический волк-одиночка и явно азартный игрок. В беседе со мной Андрей Климентьев дал весьма рискованное обещание.

Михаил Соколов:

А если вы проигрываете, что вы делаете? Если вы проигрываете первый тур?

Андрей Климентьев:

Пойду заниматься бизнесом, у меня особых проблем нет. Я не неудачник. Людям была предоставлена возможность поменять жизнь, они ею не воспользовались... Все, пусть живут при Кириенко. Но из политики я уйду, если я проиграю выборы, всё.

Михаил Соколов:

Навсегда?

Андрей Климентьев:

Да, конечно. Да, вы увидите это через 15 дней. Просто это трудно... Я ездил, встречался с людьми, люди живут, получают 100 рублей - 3 доллара в месяц. Общение с такими людьми трудно. Поэтому я больше не хочу.

Михаил Соколов:

Депутат Вадим Булавинов подает себя как политика, способного к командной игре. Единственный из всех опрошенных мной кандидатов, он заявил, что готов предложить к совместной работе в качестве представителя исполнительной власти в Совете Федерации одного из соперников.

Вадим Булавинов:

Губернатору принимать решение, кто будет представлять наши интересы в Совете Федерации, и это место, которое может занять один из кандидатов, потенциал которого позволяет получить пользу для области, если он там будет работать.

Михаил Соколов:

Пока непонятно, кого Булавинов имеет в виду, Ивана Склярова или Геннадия Ходырева, но, похоже, это примирительный жест в адрес и того, и другого в расчете на второй тур. Булавинов - создатель самой популярной в области телекомпании - "Сети-НН". Немало голосов добавила Булавину программа телекомпании "Сети-НН" - SOS - телегруппа выезжает по вызовам граждан, обиженных бюрократами. Кандидат обещает разумный подход к малому бизнесу.

В то же время за Булавиновым тянется шлейф скандальных конфликтов с бывшими партнерами. Один из них, господин Перверюха, объявил во время выборов, что с ним не рассчитались за проданные акции, что ему угрожали.

Вадим Булавинов:

Ну, как вообще?.. Он заявил на пресс-конференции, что я угрожал его здоровью тем, что оторву ему гениталии. Но любой здравомыслящий человек просто рассмеялся бы, потому что они понимают - мне его гениталии не нужны.

Михаил Соколов:

Такой симпатичный в общении, открытый и доброжелательный человек, кандидат Булавинов как публичная фигура - все же телепродукт собственного производства. Сегодня даже симпатизирующие ему нижегородцы признают, что трудно отличить личные качества этого претендента на пост губернатора от тех, которые приписаны ему рекламой.

Без всякой яркой пропаганды ведет свою кампанию кандидат компартии Геннадий Ходырев, человек немолодой, но здоровьем как будто крепкий. За десятилетие после секретарства в обкоме Ходырев успел поработать в бизнесе, был в 1998 году назначен Сергеем Кириенко министром по антимонопольным делам, на этом посту оставался в правительстве Евгения Примакова. Опытный аппаратчик, чиновник, человек с большими связями, говорят о нем.

В зале школы в районе Канавино на встречу с кандидатом-коммунистом собрались граждане не моложе 60-ти. Ходырев - кумир пенсионеров, людей, обиженных жизнью. Разговаривает с ними тепло, задушевно, ищет и находит понимание. Даже когда понятными им словами объясняет, что советскую власть уже никогда не вернуть, надо искать новые методы. Спросили его, к примеру, как будет решать жилищный вопрос. Бесплатных квартир, в отличие от тульского коллеги Стародубцева, Ходырев не обещал.

Геннадий Ходырев:

В 1993 году проголосовали за Конституцию, в соответствии с которой себя лишили многих гарантий. Нет гарантий на труд, нет гарантий на бесплатное образование и лечение. Гарантий! Право есть, но гарантий нет. И нет, так сказать, права на бесплатное жилье. Общество с 1993 года капиталистическое, демократия не общенародная, а буржуазная. Поэтому что в этом обществе делать? Есть один выход из положения, - это ипотечное кредитование, когда выдается кредит на 10 или более лет под малый процент. Такую практику я поднимался довести до руководства нашей области. К сожалению, не вняли.

Михаил Соколов:

Коммунист Ходырев может рассуждать о былых достижениях советской власти, о своих собственных успехах, обещать, что к обществу справедливости будет стремиться. Но директорам предприятий ВПК прямо говорит, что прежнего не будет, надо искать гражданские заказы, да и по земельному вопросу занимает отнюдь не самые ретроградные позиции. Но переименовываться в социалиста Ходырев не желает категорически, мол, именем не торгуем. А вот учиться у западноевропейских социал-реформистов готов.

Геннадий Ходырев явно рассчитывает на то, что избиратели устанут от жестких взаимных обвинений власти и ее оппонентов в коррупции, а вот его-то и обвинить не в чем вроде, кроме того, что коммунист. Вот Ходырев и показывает некоммунистическому электорату: он - член компартии, да коммунист нетипичный.

Коллега Ходырева по Думе, 32-летний бизнесмен Дмитрий Савельев - антитеза умудренному жизнью коммунисту, выходец с рабочей окраины Нижнего, - сделал ставку на жесткую антигубернаторскую риторику. Савельев получил негласную поддержку не допущенного до выборов мэра Нижнего Новгорода Юрия Лебедева. Отношения губернатора и мэра отвратительные, Иван Скляров обещал, что как только переизберется, изгонит Лебедева из мэрского кресла. На встречах Савельев не очень складно рубил сплеча: "Власть Ивана Склярова - криминальный режим!". Сам он создал Союз борьбы с криминалом "Защита", а его команда построила кампанию на сборе подписей за введение в России смертной казни для наркоторговцев.

Дмитрий Савельев:

Я считаю, что продажа героина в нашей области, в нашей стране - это и есть уничтожение нашего государства. Мы уничтожаем генофонд. Проблема наркомании, по большому счету, это социальная проблема, ее решать надо комплексно. А эта мера, которую мы предлагаем, она просто вынужденная.

Михаил Соколов:

В пятерке лидеров Савельев был аутсайдером, но он успешно играл на поле ранее непобедимого Климентьева, отбирая у антисистемного популиста протестный электорат, а заодно подрывал репутацию губернатора Склярова. Не зря Иван Скляров в ярости отказался участвовать в теледебатах с Дмитрием Савельевым, он чувствовал, что депутат фактически расчищал дорогу во второй тур Вадиму Булавинову и Геннадию Ходыреву. Но никто не мог исключить и того, что Савельеву удастся чудом выскочить из тени, из-за спины лидеров, и повторить приморский феномен Сергея Дарькина.

Социологи выявили несколько закономерностей кампании - плотность в группе лидеров очень высока, разрыв между Климентьевым, Булавиновым, Скляровым и Ходыревым к финишу оказался на грани ошибки - 2-4 процента. Был выявлен и спрос электората на 2 типа лидеров: первый - молодой и энергичный, второй - умудренный опытом. Под эту модель и была создана Сергеем Кириенко пара губернатор Скляров - премьер Обозов. Но тандем двух слабых фигур, даже под теневым руководством умелого политтехнолога, не смог стать убедительным для населения. Мне лично все более вероятным представляется, что одно место во втором туре может предназначаться, с учетом быстрого роста рейтинга, нетипичному коммунисту Геннадию Ходыреву, другое - хорошо раскрученному телевидением депутату Государственной Думы Вадиму Булавинову. С любым из них федеральная власть готова работать. Но возможны сюрпризы, тем более, что и облизбирком будет заседать в субботу, 14-го.

XS
SM
MD
LG