Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Лукашенко: путь к "элегантной победе" - с привкусом крови


Михаил Соколов:

Говорит Радио Свобода. В эфире еженедельная программа "Выборы-2001". У микрофона Михаил Соколов.

Минский стадион "Динамо" на матче "Белоруссия - Украина" 1 сентября был заполнен до отказа. Победа давала команде Эдуарда Малофеева шанс попасть в финал чемпионата мира. На футбол прибыл президент и кандидат в президенты Александр Лукашенко. Это объявление диктора трибуны встретили свистом. Сосед объяснил: "Примета. Батька явился - победы не видать". Милиция вытаскивала с мест "младофронтовцев", показавших Лукашенко ненавистный ему бело-красно-белый национальный флаг, ложу для начальства закидали антипрезидентскими листовками.

"2 : 0" - в пользу Украины. Рекламная акция в пользу президента Белоруссии не удалась.

Лукашенко покинул стадион до конца матча. Следующую игру со сборной Польши в отсутствие президента сборная Белоруссии выиграла. Вместе со стадионом радовался лидер единого фронта оппозиции кандидат в президенты, глава белорусских профсоюзов Владимир Гончарик.

Разогнавший в 1996 году белорусский парламент, Александр Лукашенко ныне пытается добиться международного признания на Западе, имитировав свободные выборы президента Белоруссии. Лукашенко обвиняют в причастности к похищению лидеров оппозиции Гончара и Захаренко.

Правду об этом скрыть не удастся, считает глава движения "За новую Беларусь" Василий Леонов.

Василий Леонов:

Ведь о том, что убивали, знало в Белоруссии, по информации отдельных людей, около 30 человек. Это же нельзя утаить в секрете.

Михаил Соколов:

"9 вэресеня - выборы президента Республики Беларусь". Эти красно-зеленые плакаты на улицах Минска напоминают о том, что после семилетнего перерыва граждане десятимиллионной страны получат 9 сентября возможность проголосовать на выборах главы государства. Независимые газеты в Минске раскупаются уже утром.

Претендуют на президентский пост лишь трое.

Нынешний руководитель, Александр Лукашенко. Опора Лукашенко - назначаемая им самодержавно-властная вертикаль, включающая и прокуратуру, и суд, и силовые структуры. Налицо - его талант оратора-популиста, изображающего истинного народолюбца.

Лидер Федерации профсоюзов Владимир Гончарик (он возглавляет ее почти 15 лет) стал единым кандидатом широкой гражданской коалиции, выступающей за восстановление демократии в стране. Во главе ее - видные "бывшие": экс-премьер Михаил Чигирь, экс-министр внешней торговли Михаил Маринич, экс-министр обороны генерал Павел Козловский, экс-губернатор Семен Домаш. В блок вошли полярные силы: консерваторы из Белорусского народного фронта, демократы из Объединенной гражданской партии, партия коммунистов Белоруссии.

На поле эпатажей и политических шоу выступает третий кандидат - эксцентричный вождь Либерально-демократической партии Белоруссии Сергей Гайдукевич, напоминающий Владимира Жириновского.

О старте президентской кампании в Белоруссии расскажет корреспондент Радио Свобода в Минске Виталий Цыганков.

Виталий Цыганков:

Первый президент Белоруссии Александр Лукашенко был избран на 5 лет в июле 1994 года. Однако осенью 1996 года Лукашенко провел референдум о принятии новой редакции Конституции, в результате которого - разогнал законный парламент и продлил свои полномочия еще на 2 года.

22 человека подали заявки на регистрацию своих инициативных групп. Чтобы претендент был зарегистрирован в качестве кандидата в президенты, его инициативная группа должна была собрать в течение месяца не менее 100 000 подписей избирателей.

Пожалуй, самой большой сенсацией на этапе сбора подписей стал отказ от дальнейшей борьбы Натальи Машеровой, дочери бывшего первого секретаря компартии Белоруссии Петра Машерова, самой популярной исторической фигуры для сегодняшних белорусов. Машерова претендовала занять нишу третьей силы.

Второй сенсацией стало то, что только 4 кандидата смогли собрать необходимые 100 000 подписей и зарегистрироваться кандидатами в президенты. Это - действующий глава государства Александр Лукашенко, два представителя оппозиции (председатель Федерации профсоюзов Владимир Гончарик и бывший руководитель Грозненской области Семен Домаш), а также - председатель Либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич.

Оппозиции довольно долго не удавалось определиться с единым кандидатом, который должен противостоять Лукашенко. Еще в мае 5 политиков самого разного спектра, от лидера коммунистов Сергея Калякина до либерального бывшего премьера Михаила Чигиря, объявили о создании совместной коалиции, так называемой "пятерки". Ими был выбран следующий сценарий. Сначала потенциальные кандидаты самостоятельно собирают подписи, а потом - из тех, кто сможет пройти этот этап, определится единый оппозиционный кандидат.

В таком подходе аналитики усматривали много недостатков, главный из которых - в том, что фамилия единого кандидата стала известна только за несколько недель до даты голосования, и времени на его раскрутку фактически не остается.

Действительно, только 21 июля оппозиционная "пятерка" на своей встрече назвала имя единого кандидата. Им стал председатель Федерации профсоюзов Владимир Гончарик. В соответствии с подписанным соглашением между Гончариком и другим демократическим кандидатом Семеном Домашем, Домаш снял свою кандидатуру в пользу Гончарика, получая взамен гарантии, что после победы на выборах Домаш занимает пост премьер-министра Белоруссии.

Михаил Соколов:

Рассказывал Виталий Цыганков.

Нынешний Минск россиянину чем-то покажется похожим на крупные губернские города России пятилетней давности, а чем-то - нет. Широкие зеленые проспекты, довольно чисто, на улицах много милиции, сравнительно мало машин, зато - вчетверо дешевле, чем в Москве, метро. Даже в центре маловато кафе и ресторанов, высоки цены на импортные товары, а на свои - сравнимые с российскими.

Пенсии платят своевременно - небольшие, правда. Зарплаты в Белоруссии ниже российских, в столице - долларов по 50. Сейчас, к выборам, власти их повышают, дойдя где-то до 70-ти. Портит картину инфляция. Она была в Белоруссии год назад 300 процентов, сейчас снизилась до 200.

Власти утверждают, что им удается, сохранив госсектор, обеспечивать социальную стабильность, низкую безработицу. Президент Лукашенко доказывает: его власть добилась существенных успехов: достроила Дворец республики, строит метро. Лукашенко - фанат хоккея, и в республике один за другим возводятся ледовые дворцы.

Какова цена этой роскоши, оппоненты режима не устают напоминать.

Ситуацию в Белоруссии я попросил оценить известного экономиста, бывшего главу Национального банка Белоруссии Станислава Богданкевича.

Станислав Богданкевич:

У нас сегодня 38-40 процентов, в целом, по экономике - убыточных предприятий. Это экономика-банкрот, на все 100 процентов. А если взять промышленный комплекс, там убыточных - до 80 процентов.

То есть, у нас инвестиции постоянно сокращаются. У нас износ оборудования и техники в отдельных отраслях превысил 90 процентов.

Михаил Соколов:

В разгар предвыборной кампании стало известно о переговорах, которые владелец "Сибирского алюминия" Олег Дерипаска вел с руководством Белоруссии. В обмен на финансирование кампании Александра Лукашенко власти дали обещание: "СибАл" получит Минский автомобильный завод.

Профессор Богданкевич считает, что для интереса к Белоруссии у российских олигархов есть основания.

Станислав Богданкевич:

У нас есть возможность некоторые производства остановить, реконструировать.

Лукашенко со своей командой не может не видеть коллапс своей политики. Он уже в своей программе заявил, что чуть ли не будет поддерживать всемерно предпринимательство (я имею в виду, что он пойдет на либерализацию экономических отношений). 7 лет он на это не шел, а сейчас он заявляет, что будто бы он созрел уже для таких шагов. И по поводу приватизации он начинает говорить - все, крупная и мелкая и так далее.

То есть, если капитал, полагая, а вдруг все-таки придут иные силы, в стране, которые, может быть, все-таки попытаются осуществить либерализацию экономики, на национальной основе решили воспользоваться моментом и "забить" у нас здесь место.

Михаил Соколов:

Лидер Белорусского народного фронта Винцук Вечорка не верит в то, что россияне получат обещанное режимом Лукашенко.

Винцук Вечорка:

Это большая ошибка российского бизнеса - надеяться на то, что послушный Кремлю Лукашенко позволит российскому бизнесу здесь укрепить свои позиции. Лукашенко, как мы знаем, обещает разные вкусные куски.

Победа Лукашенко будет пирровой, и, в любом случае, я даю ему максимум полтора-два года после этой победы. Потому что она не будет признана международным сообществом, во-первых. Потому что его ждет международная, в том числе, экономическая изоляция, во-вторых. И потому что он будет консервировать известные способы страной и экономикой, которые еще никого не приводили к процветанию. Это - в-третьих.

Михаил Соколов:

Опора нынешней власти - глубинка. Как же живет белорусская провинция?

От Минска до границы Чернобыльской зоны 450 километров на юг. Четырехтысячный городок Брагин похож на полувымершую деревню. Ассортимент центрального универсама - водка, хлеб, ржавая селедка, да камбала. С утра завезли мокрую вареную колбасу, недешевую. Из России. У дверей - хитрый дед с бутылкой мутного пива.

Старик:

Нам нормально.

Михаил Соколов:

Пенсию-то платят?

Старик:

Платят. И регулярно платят, день в день. И добавляют каждый месяц.

Михаил Соколов:

А цены как?

Старик:

А что цены? Цены ж...

Михаил Соколов:

Растут?

Старик:

Разве знаешь каждую цену! Цены, как были, так, по-моему, есть. Я не знаю.

Михаил Соколов:

Чего-то тут у вас в магазине-то пустовато, прямо скажем.

Старик:

Пустовато?

Михаил Соколов:

С товаром плохо. Или ничего?

Старик:

Кто его знает? Вот пиво надо - дак взял. Помидоры надо - дак взял. Вот, бачишь, каких красавцев? А дальше - горилка. Дак это позже возьму, после обеда. До обеда еще пить нельзя.

Михаил Соколов:

А на выборы-то пойдете?

Старик:

На выборы? Ну, а кто на выборы не ходит? На выборы все ходим.

Михаил Соколов:

И за кого голосовать знаете?

Старик:

Будет видно, за кого. Там побачим. А что, он - плохо для людей? Зарплату добавляют, пенсию добавляют. Все нормально. А что дальше надо? А новый пообещает, а что он даст? А ничего.

Михаил Соколов:

Местное начальство считает, что все идет хорошо. С оглядкой на председателя райисполкома горожане нахваливали Александра Лукашенко.

Дальше едем в деревню Соболи, откуда людей сначала эвакуировали из-за чернобыльского радиоактивного заражения, а потом нынешний глава государства, хоть стронцевый фон и не изменился, разрешил желающим вернуться. Пусть уж доживают.

В колхозе "Путь к коммунизму" было 3 000 человек. Сегодня - 120. В стороне от начальства люди говорят куда свободнее.

Житель:

Вот колхоз сейчас "Соболенко" называется, видимо, потому что был предколхоза, да?, - у нас дед.... И теперь - убыток, убыток...

Житель:

Потому что никто не помогает.

Житель:

Никому не надо, и все. Это так, махни рукой.

Житель:

Скотникам... коров пасет, 25 000 в месяц получает. Что это за деньги? Да это, вообще - плевать на все.

Житель:

Зарплаты вообще не дают. Не дают. За три месяца получают люди один раз в месяц. Что я получил, 30 000...

Жительница:

Что, як жить?

Жительница:

Лекарства еще купи. Шприцы еще - все, все платное.

Житель:

А что нет? А свои... А ты со своими простынями придешь туда, ляжешь. Еще надо купить.

- А сколько зарплата?

Житель:

18 000 .

- А почему?

Житель:

А потому что.

Жительница:

А чем кормить тогда, если рожать? Чем кормить, если такие цены?

Житель:

Пока зарплату дадут, уже подымутся цены. Их люди ждут, ждут... Уже цены подскочили.

Почему сейчас все бросились в коммерческие предприятия. Почему все? Бросились они в коммерческие предприятия - хорошо. Потом пошли налоги. Что толку!

Он вышел на базар, ему - за место заплати. Дали налог, продавать ему нечего. Ему, я не знаю, как это...

Плюс сейчас эти границы у нас, так? Что привези - арестовали. Это красиво?

А еще у нас соединение идет. Я не пойму, когда это соединение кончится.

Старые люди привыкли к чему? Им главное - вовремя пенсию. Им дали вовремя, и вот они говорят: "Нам хорошо". И все. А как молодежь, никого не интересует.

Интересно, не интересно.... Почему сейчас уголовщина развелась? Потому что негде работать людям. Работать негде.

Михаил Соколов:

Замечу: чтобы получить рубли российские, надо делить белорусские на 50, тогда и будете знать, сколько получают в Белоруссии колхозники.

Городок Наровля живет получше. Работает кондитерская фабрика. И здесь, прямо перед районным домом культуры, куда пришли, в основном, пенсионеры, между ними разворачиваются жаркие споры.

Пенсионер:

В Польше одно, в Венгрии другое, там - третье. Мы сами должны. Ну вы же сейчас мне тычете, что мы не лучше? Мы разве хуже поляков? Ну зачем нам поляки эти, если мы белорусы?

- Поляки 500 долларов получают. А вы сколько?

Пенсионер:

Ну пускай.

Пенсионерка:

Даже старушки идут в церковь, первую молитву дают за Александра Григорьевича. А потом уже - не важно. Вот пускай.

Пенсионер:

А это они не пустят в эфир. Не пустят, не бойся.

А потом уже свои нужды отмаливают.

Пенсионер:

За Лукашенко, говорят, и руками, и ногами будем голосовать. И никого им не надо. Пока налаживал он дело, никто не баллотировался. А наладил - уже уселись.

Пенсионер:

Лукашенко сказал, что мы будем такой порядок делать, как при Гитлере.

Пенсионер:

Слышь-ка! А Миша когда стал - Шушкевич - во власть, и что? Если бы Лукашенко не взял заводы большие - хана.

Что на Украине делается? Моя сестра живет, одна и вторая. Нищая. А высшее образование. Нищие стали при Кучме.

Только Лукашенко.

Пенсионерка:

Лукашенко имеет на своих счетах 2,2 миллиарда долларов.

Пенсионер:

А и того не было.

Пенсионерка:

Нет, у него, у него личные счета. Самый богатый и самый...

Пенсионер:

Кто?

Пенсионерка:

...большой вор и коррупционер - это Лукашенко. Александр Григорьевич Лукашенко.

Михаил Соколов:

Машина государственной пропаганды, агитирующей за Александра Лукашенко и против Владимира Гончарика, во время выборов работает на полную мощь. О каком бы то ни было равенстве возможностей говорить просто не приходится. Кроме того, за Лукашенко агитируют и российские телеканалы.

Один из видных деятелей оппозиии, лидер движения "За новую Беларусь" Василий Леонов заявил.

Василий Леонов:

Я не ожидал, что столь бездумную политику будет проводить политическое руководство России. Для меня это полная неожиданность. Запрет на выход объективной информации на всех телеканалах России.

А уж в связи с тем, что 80 процентов белорусов смотрят российское телевидение, - отсюда мы заблокированы. Вот это делается. Вот это оружие массового поражения. У оппозиции отняла Россия, Кремль. Хочу подчеркнуть четко - Кремль.

Михаил Соколов:

Белорусское телевидение промывает мозги не хуже северокорейского. Александр Лукашенко не сходит с экранов. Он открывает памятники и школы, беседует с деятелями искусства и колхозниками. Он - везде.

Критики власти изображаются в духе указаний вождя - предателями и националистами. Возможности ответить телепропагандистам в эфире у оппозиции нет - ни у демократов, ни у коммунистов.

А ведь интересно узнать у того же лидера партии коммунистов Белоруссии Сергея Калякина, что их объединило.

Сергей Калякин:

Идет борьба между буржуазной диктатурой и буржуазной демократией. Вот носитель буржуазной диктатуры - это Лукашенко, а носитель буржуазной демократии - это Гончарик.

Мы не хотим повторить опыт немцев, когда социалисты и коммунисты, так сказать, посчитали, что они каждый пойдут своей дорогой, в результате Гитлер пришел к власти, и они потом свои проблемы обсуждали в концлагерях.

Михаил Соколов:

Для вас Лукашенко - это аналог Гитлера такого?

Сергей Калякин:

Ну, скажем так, даже... ну, молодого, скажем, раннего, так сказать. Гитлер тоже же не сразу пришел к тому, к чему пришел.

Да, очень многое похоже. Тем более что Александр Григорьевич в свое время сказал, что ему вообще импонирует тот порядок, который был при Гитлере в Германии, правда, тот немного "перегнул" в какой-то период.

Михаил Соколов:

К выборам Александр Лукашенко лично провел крупнейшие в истории независимой Белоруссии военные учения всех силовых структур.

Как считает бывший министр обороны Павел Козловский, это было рекламное мероприятие.

Павел Козловский:

... войска выходили на учения, они собирали в воинских частях по крупицам то, что можно им. На 4 танка, скажем, или на 4 самолета из 40.

То есть - армия в нищем состоянии. Младший офицерский состав разбегается.

И, конечно, это - как один из спектаклей сегодняшних.

Михаил Соколов:

Президент Белоруссии появился на командном пункте в камуфляже, на парадной трибуне оказался чуть ли не в маршальской форме. На погонах у него сиял герб республики. Объяснили - таков мундир главнокомандующего.

Все это показывало белорусское телевидение, на котором альтернативные президенту кандидаты получали право на 2 тридцатиминутных телевыступления в записи.

Государственная пресса, печатая программу Владимира Гончарика, подвергла ее цензуре. Неоднократно арестовывались тиражи оппозиционных газет. Приостанавливалась работа типографии "Мэджик", где печатаются независимые издания. Глава Госкомпечати Белоруссии Михаил Подгайный считает, что все тут нормально.

Михаил Подгайный:

Типография "Мэджик" работает, как и работала. Тиражи газет выходят. Поэтому я здесь никакой проблемы не вижу.

Михаил Соколов:

Есть, например, информация, что сейчас "Советская Белоруссия" отпечатана с материалами в пользу Александра Лукашенко. Это вообще законно?

Михаил Подгайный:

Все зависит от того, как это сделано, как это оформлено. Если сегодня, допустим, газета двухсоттысячным тиражом печатается в том же "Мэджике".... Газета "Народная воля" вышла полумиллионным тиражом на прошлой неделе в поддержку одного из кандидатов в президенты. Я думаю, что и такие контрметоды, контраргументы - могут быть.

Михаил Соколов:

С печатью, вы считаете, проблем нет сейчас?

Михаил Подгайный:

Я думаю, нет. Что касается тиражей газет, для того, чтобы довести разные точки зрения до избирателей, то их у нас достаточное количество в Белоруссии. И печатаются все они сегодня в Белоруссии.

Михаил Соколов:

В крупных для Белоруссии городах, где распространяется оппозиционная пресса, все-таки информационная ситуация отличается от глубинки.

В Мозыре, на встречу с Владимиром Гончариком пришло около 1 000 человек. Был полный зал, спокойный разговор. Кандидат мог объяснить: для него главное - привести в Белоруссию инвестиции из Запада и с Востока. Не покушается он на социальное государство, будет его развивать. Будет пресекать коррупцию, поставит власть под контроль народа. Ликвидирует секретные внебюджетные президентские фонды. На нынешнюю государственную символику Гончарик не покушается, но он прекратит преследования за использование исторического красно-бело-красного национального флага.

В Минске в воскресенье 2 сентября на митинге-встрече побывало тысячи четыре. Власти подготовились к мероприятию и заняли большую часть Октябрьской площади ярмаркой. Люди пришли и открыто высказывали свое мнение.

Жительница:

...за единого кандидата, Гончарика. За то, чтобы была демократия в стране, чтобы не было этого произвола чиновничьего, не только чиновничьего, и полицейского.

Житель:

За единого кандидата от оппозиции. Потому что это - перемены. За ним стоит команда, которая способна у нас в Белоруссии действительно поменять ситуацию.

Жительница:

Я за Гончарика тоже. Хочу, чтобы Беларусь была цивилизованной страной, демократичной. Чтобы не было фашизма, диктатуры, этого вранья каждый день по телевизору, по радио, везде.

Жительница:

Да, я за Гончарика. За будущее детей. И незалежность Беларуси. И мне хочется, чтобы наша Краина была свободной и вольной.

Михаил Соколов:

Кандидат Сергей Гайдукевич - незаметен. Выступил он по белорусскому телевидению, назвал режим Лукашенко диктатурой. Незамедлительно на экране появилось интервью Владимира Жириновского, осудившего Гайдукевича за критику президента. Гайдукевич добился от Центризбиркома решения, согласно которому белорусское телевидение должно было предоставить ему эфир для ответа Жириновскому. Но выхода на экран он так и не получил. После чего продолжал сидеть в своем офисе, раздавая интервью.

Черноволосый и усатый, похожий на сытого котяру, Гайдукевич прыгает перед вами в кресле, размахивает руками на фоне карты Белоруссии и обрушивает на собеседника нескончаемые словесные потоки.

Сергей Гайдукевич:

В 2000 году перейдя рубеж пенсионеров в 62 года, коммунист Гончарик, секретарь обкома партии, горкома партии, Высшей школы ЦК вместе с коммунистом Леоновым, коммунистом Калякиным, коммунистом Лашкевичем, прибывшим с России, коммунистами Даниловым, Григорьевым, Дементеем организовали маленький коммунистический переворот в демократическом движении.

Почему господин Статкевич, председатель Социал-демократической партии "Народная громада", который ходил здесь на баррикады, даже не взят в доверенные лица? Он собирал ему более половины подписей.

Кто мне ответит на эти вопросы? Кто?

Михаил Соколов:

Получается, вы своей критикой помогаете Александру Лукашенко.

Сергей Гайдукевич:

Господину Лукашенко достанется от меня в оставшиеся дни раз в 10 больше, чем господину Гончарику.

Михаил Соколов:

Естественно, Лукашенко Гайдукевич критиковать не стал. Не случайно оппозиционеры воспринимают его как политического клоуна, нанятого властью.

Однако недооценивать Гайдукевича не стоит. И третий претендент, оставаясь вне критики, может набрать процентов до 10 голосов.

4 сентября к Дворцу республики в Минске подъезжали колонны автобусов. Из них выходила хорошо одетая публика, вся, как на подбор, старше 40. Директора, районное начальство, дамы из райисполкомов и РОНО, колхозные председатели, по несколько ветеранов. В общем, тысячи четыре представителей республиканской номенклатуры съехались на встречу с президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко.

Стоимость аренды зала такова, что она должна была полностью "съесть" предвыборный фонд кандидата Лукашенко, составляющий около 13 000 долларов. А ведь, кроме аренды и транспорта, потратились и на обед для начальства.

До начала собрания Александр Лукашенко побеседовал с народом.

Александр Лукашенко:

Вот сейчас видите, 3 000 сидит в зале людей, и вы будете меня хвалить там. Ну, я этого не приемлю. Не за что меня хвалить. Я вас прошу, не делайте это. Вы только мне сделаете во вред.

Если вы не хотите...

Голос из зала:

Не хочу.

Александр Лукашенко:

Ну, лучше не надо.

Михаил Соколов:

С трибуны белорусский президент заявил: мол, перехваливают его. "Включишь утюг - и там Лукашенко. Не надо". Зал подобострастно хихикал.

Четыре часа президент Белоруссии говорил о своих успехах и недостатках, обещал поднять зарплату до 250 долларов, чтобы искусственно стимулировать спрос. Обещал раскрепостить бизнес.

Бывший министр внешней торговли Белоруссии, посол в Балтии Михаил Маринич слышал немало таких обещаний.

Михаил Маринич:

Человеку, чтобы зарегистрировать предприятие, кафе, там, или же мастерскую, нужно, по подсчетам их специалистов, не менее 8-10 месяцев. Пройти 51 организацию, 51 согласование.

Михаил Соколов:

Своих противников Александр Лукашенко называл "предателями". Он заявил, что все они находятся на финансировании у американского посольства. Пообещал вышвырнуть после выборов из Белоруссии посла ОБСЕ Викка, сообщил, что российско-белорусская разведка (есть, оказывается, такая), украла из посольства США в Минске текст обращения госсекретаря Колина Пауэлла, и за 10 дней до публикации он лежал на столе у президента Белоруссии.

Александр Лукашенко слишком часто говорит неправду, заявил оппозиционер Анатолий Лебедько.

Анатолий Лебедько:

Александр Григорьевич, поклавши руку на сердце, томным голосом говорит: "Уважаемые ветераны, я понимаю вашу боль. Мой отец также погиб в годы войны".

Александр Григорьевич родился 9 годов, как закончилася война. Долго его носила матерь.

Михаил Соколов:

Теперь же Александр Лукашенко сообщил: бежавшая в Великобританию бывшая глава Национального банка Тамара Винникова опровергает собственное интервью газете "Коммерсант" о финансовых аферах президента и готова вернуться в Минск, чтобы рассказать правду о делах оппозиции. "И я ее приму, как бы тяжело мне ни было", - заявил Александр Лукашенко.

На следующий день Винникова подтвердила аутентичность своего интервью. В Минск, в лапы к Александру Лукашенко, державшему ее в тюрьме и под домашним арестом, она не собирается.

Оппозиции удалось слегка испортить настроение кандидата. Октябрьскую площадь, несмотря на уговоры министра внутренних дел Владимира Наумова, так и не покинули противники режима.

Лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько давал мне интервью, когда на него напали крепкие, коротко стриженые парни.

Анатолий Лебедько:

Сама цель - привлечь внимание граждан Белоруссии к политическим похищениям и политическим убийствам оппонентов нынешнего режима.

В мае текущего года, когда провели социологические опросы, оказалось, что больше половины граждан Белоруссии вообще не знают, что в Белоруссии исчезают политики...

Раздаются крики:

Представьтесь. Кто вы такой? Не трогай...

Представьтесь, кто вы такие? Удостоверения предоставьте! Что такое? Кто ты такой?

Михаил Соколов:

Но атаку удалось отбить. Около полусотни пикетчиков были окружены ОМОНовцами в штатском и заблокированы. До Александра Лукашенко долетали крики скандировавших "Позор!".

Скандирующие:

Гоньба! Гоньба!

Михаил Соколов:

Президент Белоруссии заявил: сейчас в его стране немало журналистов, и не все из них - друзья. Поэтому он попросил не разгонять демонстрацию. И потом притворно удивился с трибуны: за что же его наградили гоньбой?

Генерал Юрий Захаренко, вице-спикер парламента Виктор Гончар, бизнесмен Анатолий Красовский, тележурналист Дмитрий Завадский - все они пропали при загадочных обстоятельствах.

Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Минске Виталий Цыганков.

Виталий Цыганков:

Вечером 7 мая 1999 года бывший министр внутренних дел, один из лидеров белорусской оппозиции Юрий Захаренко, как обычно, позвонил родным и сообщил, что будет дома минут через 10. Однако домой он не вернулся. Позже свидетели рассказывали, что видели, как несколько человек запихивали в автомобиль мужчину, который отчаянно сопротивлялся и просил о помощи.

Через несколько месяцев, 16 сентября, исчез заместитель председателя Верховного Совета бывший вице-премьер Виктор Гончар и его друг, бизнесмен Анатолий Красовский. Гончар был на то время, пожалуй, самым харизматическим лидером белорусской оппозиции и многими рассматривался как наиболее реальный конкурент Лукашенко на президентских выборах.

А 7 июля 2000 года исчез оператор ОРТ Дмитрий Завадский, который был когда-то личным оператором Александра Лукашенко.

Официальные власти до сих пор не могут предоставить никакой вразумительной версии исчезновениям Гончара, Красовского и Захаренко. Дело Завадского в этом смысле - исключение. Прокуратура уже закончила его официальное расследование, однако выводы следствия не убеждают в Белоруссии никого.

11 июня этого года независимые масс-медиа получили текст и видеокадры с записанными интервью теперь уже бывших следователей белорусской прокуратуры. Один из них, Дмитрий Петрушкевич - работник следственной группы прокуратуры, которая занималась делом Дмитрия Завадского. Дмитрий Петрушкевич, а также другой бывший сотрудник прокуратуры Олег Случек заявили, что в Белоруссии по приказу властей создана специальная группа, занимающаяся устранением неугодных власти людей. Именно в этот "эскадрон смерти" входят обвиняемые по делу Завадского - Игнатович и Малик.

Всего же, по утверждениям авторов письма, эта группа осуществила более 30 убийств. Она была создана в 1996 году по приказу Виктора Шеймана, тогда секретаря Совета Безопасности, а ныне Генерального прокурора. Группа начала с устранения криминальных авторитетов, но затем стала получать и политические заказы. По утверждениям авторов письма, почерк именно этой группы прослеживается в исчезновении Гончара и Захаренко.

Новая волна разоблачений появилась 17 июля, когда кандидат в президенты от широкой гражданской коалиции Владимир Гончарик на пресс-конференции обнародовал ксерокопии скандальных документов о причастности властей к исчезновениям известных людей.

Самый содержательный документ - письменный рапорт начальника криминальной милиции МВД Белоруссии заместителя министра внутренних дел Николая Лопатика. В своем рапорте Лопатик докладывает, что в апреле 1999 года Госсекретарь Совета Безопасности Виктор Шейман, который сейчас является Генеральным прокурором, дал указание физически уничтожить Юрия Захаренко. Акция захвата и последующего уничтожения Захаренко была проведена Дмитрием Павлюченко, командиром роты СОБРа, и четырьмя его бойцами.

По такой же схеме, утверждает в своем рапорте Лопатик, в сентябре 1999 года Павлюченко провел акцию захвата и уничтожения Виктора Гончара и Анатолия Красовского.

Недавно нынешний министр внутренних дел Владимир Наумов фактически подтвердил наличие этого рапорта.

Михаил Соколов:

Рассказывал Виталий Цыганков.

Официальную позицию белорусских властей изложил в интервью Радио Свобода председатель комиссии по национальной безопасности палаты представителей парламента Республики Беларусь Борис Биккенин.

Борис Биккенин:

Следствие идет, уголовные дела возбуждены. Работа идет активная. Я думаю, в ближайшее время эти вопросы будут решены. Поставят точки над пропавшими людьми, исчезнувшими людьми.

Михаил Соколов:

Глава МВД Белоруссии Владимир Наумов от интервью отказывается.

Владимир Наумов:

А что, не совершаются преступления, которые скрываются десятилетиями?

Михаил Соколов:

Однако в разговоре с родственниками пропавших о рапорте криминалиста Николая Лопатика Наумов почти проговорился.

Владимир Наумов:

Я не думал, что совершенно секретный рапорт станет достоянием...

Михаил Соколов:

Он лишь сетует: в прессу попал секретный документ.

Александр Лукашенко упорно отрицает, что следы ведут к его соратникам. Однако лидер компартии Белоруссии Сергей Калякин указывает: есть косвенные обстоятельства, которые говорят о причастности режима к исчезновениям людей.

Сергей Калякин:

Когда были арестованы по подозрению в причастности к убийству оператора ОРТ Завадского Павлюченко, руководитель одного из спецподразделений Белоруссии, в течение 2 дней были освобождены от должности все руководители силовых структур - предсовбеза Шейман, затем Генеральный прокурор Божелко, председатель Комитета госбезопасности Мацкевич.

Потом Шейман из Совбеза перемещается в прокуратуру. И работники прокуратуры говорят: сразу начинают разваливать вот это все дело по Завадскому, по пропавшим людям, начинают исчезать документы из дел. Люди в прокуратуре пытаются эти документы тоже копировать и снимать, так сказать, на всякий случай себе, для своей страховки.

Было невнятное выступление руководителя государства: "Я не позволю никому чернить те подразделения, которые созданы по моему указанию и мной лично".

Михаил Соколов:

Бывший первый секретарь Могилевского обкома КПСС, затем министр сельского хозяйства Василий Леонов сам стал жертвой репрессий. Он пытался реформировать колхозы, не поддержал плебисцит 1997 года. В итоге по сфабрикованному обвинению получил 4 года тюрьмы.

Василий Леонов:

Когда состоялся выбор народа, - ну что ж, в оппозицию я не хотел идти. Я не ставил политических целей. И Лукашенко пригласил и попросил меня стать министром - с обещанием, что я буду заниматься реформами. Что мы проведем коренные изменения собственности на селе. Это был август 1994 года.

Но через год он понял, что колхозы - это опора власти, и все. Я уже потом проводил реформы вопреки его политике. В какой-то степени его слово связывало, он не мог публично запретить. Он публично говорил: "Колхозы сохраним", а я - непублично - колхозов 300 реформировал. Из 2 500.

- Вы хотели частную собственность ввести?

Василий Леонов:

Конечно. И она вводилась в 300 хозяйствах. Акционерные общества были, а это же форма частной собственности.

Когда арестовали меня, в одну ночь все превратились в колхозы. Лукашенко приказал "вернуться в колхоз". Назад. Все. Даже то, что вот выкупали крестьяне, часть была формы приватизации - за наличные, например, переработку (делили там тракторы, сараи), а предприятия перерабатывающие выкупали, вносили деньги, - это все осталось там, национализированное, все.

Михаил Соколов:

Денег...

Василий Леонов:

Никто не возвращал. За ночь... Да никто ведь не спрашивал. Боялись, что наручники оденут. Какие деньги?

Михаил Соколов:

Именно Василию Леонову при свидетелях доверился бывший Генеральный прокурор Олег Божелко, рассказав, как действовали президентские спецподразделения, как убивали политиков из специального "расстрельного" пистолета, взятого из Минского следственного изолятора.

Василий Леонов:

Там речь шла не только о том, как Лукашенко на него ругался, кричал, рычал: "Прекратите копать, искать Захаренко, Красовского, Гончара! Что вы хотите, гробы носить? Ты ведь довел меня до истощения, до изнурения. Я пью таблетки, глотаю горстями..." Это так Бажелко передавал слова Лукашенко о том, что он постоянно вмешивался и мешал следствию.

И ведь была масса других разговоров. О том, что творит Лукашенко. Это в моральном плане просто гадко, говорить не хочется. Но я слушал. Это моральное растление, так будем говорить.

Ну, а все остальное, когда он кого-то обвиняет в воровстве, так речь шла и о воровстве, похищениях, о крупных похищениях. О выдаче взяток тому, кто сегодня за него приехал сюда агитировать.

Михаил Соколов:

Вы имеете в виду российских политиков?

Василий Леонов:

Прежде всего, их.

Он много чего знает. И я был удивлен, когда он приехал сюда, не сделал официально никаких заявлений. Я удивился. Если он не будет слушать власти, то власть его должна убрать.

Михаил Соколов:

Мы заговорили о видимо убитых политиках. И я получил такой ответ:

Василий Леонов:

По словам Божелко, не "видимо", а - убивают. И по рапорту генерала Лопатика, не "видимо", а - убивают. И убивают - с ведома и по указанию Лукашенки.

Это все - по словам Божелки. Я на него ссылаюсь, и у меня есть три свидетеля, которые дали "добро", что если их безопасность будет обеспечена, придут, приедут на любой суд.

Я ведь на пресс-конференции сказал Лукашенко: "Подавай на меня в суд. Гарантируй безопасность, и свидетели будут". Он не подает в суд. Он только лишь усилил за мной наружное наблюдение, и все.

Михаил Соколов:

Я спросил Василия Леонова о судьбе генерала МВД Юрия Захаренко.

Василий Леонов:

Божелко говорит, что все узнали. Узнали, где похоронен, и узнали всех исполнителей. Так сказал Божелко.

Все это известно, и все доложено Лукашенке, и, как говорит Божелко, они пришли с сообщением о том, что они должны арестовать Шеймана, имея в виду, что потом придет арестовывать и Лукашенко.

Благие были у них намерения, но методы осуществления этих намерений оказались слабыми.

Михаил Соколов:

Сейчас стало известно многое о финансовых операциях окружения белорусского президента, о бесконтрольной торговле оружием, о различных фирмах, которые работали под крышей Управления делами администрации президента Белоруссии. Немало сообщил скрывающийся в России "белорусский Павел Бородин", Иван Титенков.

Лидеры широкой коалиции попытались повлиять на команду Лукашенко. Они объявили, что амнистируют тех деятелей режима, у кого нет крови на руках, в том числе - и белорусского президента (подтвердил Василий Леонов).

Василий Леонов:

Это я действительно предлагал, и Гончарик согласился. И он потом подтвердил и объявил, что если он не причастен к убийствам, по всем статьям будет амнистирован. Чтобы он не привел к кровопролитию. Да Бог с ним, деньги разворованы.

Михаил Соколов:

Александр Лукашенко вновь и вновь заявляет о политиканстве своих противников, обвиняет их в том, что они развалили дело о пропаже людей. Белорусский президент весьма театрально сыграл свою роль на сцене Дворца республики. "Пропавших надо искать. Может быть, и я виноват в том, что не встретился с родственниками", - печально заключил господин Лукашенко.

Лидер белорусских профсоюзов Владимир Гончарик - невысокого роста, черноволосый. Когда волнуется, становится похож на взъерошенного грача. Человек он, тем не менее, флегматичный и спокойный, но когда говорит о "краденных", в голосе появляется металл.

Гончарик обращался к Владимиру Путину. Передал ему документы о пропавших. Просил обеспечить свободу выборов в Белоруссии.

С этого я и начал разговор с кандидатом в президенты.

- Владимир Иванович, вы вот обратились к Владимиру Путину с просьбой гарантировать свободу выборов в Белоруссии. Почему? И какая-то была ли официальная реакция? Неофициальная?

Владимир Гончарик:

Нет, официальной реакции не было, а неофициальная такова, что Россия все-таки хочет сохранить нейтралитет (хотя мне сейчас с трудом в это верится, судя по ситуации на российских телеканалах).

Вот, а обратился потому, что я исходил из следующего. Внутри страны обеспечить нормальные, честные выборы практически невозможно, а в рамках Союза с Россией, поскольку президентом или руководителем этого образования является Путин, я думаю, его слово бы действительно было весомым.

Так ли это будет, не знаю. Не знаю - по одной причине, что мне кажется, что Россия и правительство России, администрация президента недооценивают ту ситуацию, которая сегодня сложилась в Белоруссии в плане дискредитации самого слова "Союз с Россией".

Михаил Соколов:

Владимир Иванович, вы, выступая на митинге, сказали, что нынешний режим в Белоруссии - преступный.

Вы считаете уже практически доказанным то, что по указанию власти были уничтожены политические противники режима Гончар, Захаренко и так далее?

Владимир Гончарик:

У меня нет оснований сомневаться в достоверности документов. Там названы конкретные фамилии Шеймана, Сивакова и Павлюченко. А доказать степень их вины - это должен суд. Расследование. Но этого не ведется, и не ведется - по вине Лукашенко. Поэтому я делаю такой вывод.

Михаил Соколов:

Если режим преступный, то какие-то институты его требуют реформы, или просто-напросто - упразднения.

Как вы будете строить отношения - если станете президентом, - с нынешним КГБ, Комитетом госконтроля, спецслужбами, спецназом, СОБРом, вот этой "гвардией Лукашенко"?

Владимир Гончарик:

Ну, все это будет в рамках закона, как и прочие конституционные реформы. Мы должны сделать сначала Конституцию, которая действительно отвечает на эти вопросы, то есть - разделение властей, баланс власти, независимая судебная система. Плюс, конечно, проведем реорганизацию и тех органов, которые вы назвали, включая и все те спецподразделения, которые созданы неизвестно для каких целей.

Вернее - известно, для каких целей.

Михаил Соколов:

Если говорить о конституционной реформе, в какие сроки вы думаете это провести?

Владимир Гончарик:

Я думаю, это - полгода.

Михаил Соколов:

Вы сейчас называли, несколько дней назад, цифры рейтингов. Рейтинг ваш, рейтинг Лукашенко, они близки. Официальная власть называет совершенно другие цифры - там, в 10 раз меньше ваш рейтинг, чем рейтинг Лукашенко.

Есть ощущение, что готовится просто-напросто фальсификация, чтобы назвать вот эти цифры, которые называются как цифры опросов, как результаты выборов. Вы к этому готовы?

Владимир Гончарик:

Да, я знаю, что это готовится. Более того, я знаю, что на совещании была озвучена цифра победы Лукашенко в первом туре - 61 процент. Но это тоже нереально. Мы действительно будем делать все, чтобы такого не случилось.

Михаил Соколов:

Согласно социологическим опросам, более половины избирателей Белоруссии уверены, что результаты выборов будут фальсифицированы.

Запад добивался честных выборов. Лукашенко заявил к приезду наблюдателей ОБСЕ, что ему все равно, признает кто-то итоги президентских выборов или не признает.

У противников власти есть серьезные опасения - фальсификации будут. Об этом сообщил лидер движения "За новую Беларусь" Василий Леонов.

Василий Леонов:

Сидят два работника Совбеза сейчас в каждом райисполкоме и говорят: "Если за Лукашенку не будет 71 процент, сам стреляйся. Или посадим". Вот такой откровенный разговор идет с председателем райисполкома.

А я приду, - разговор с ними наш.

Михаил Соколов:

Лидер Белорусского народного фронта Винцук Вечорка надеется на систему независимого наблюдения.

Винцук Вечорка:

Главное здесь будет - не допустить фальсификации на промежуточном этапе, на этапе передачи данных снизу вверх.

И в том случае, если будет разрыв цифр, которые даст ЦИК, и которые даст сеть независимого наблюдения, я думаю, многие люди все-таки выйдут на площадь для того, чтобы задать вопросы, как так получилось, где потерялась победа демократического кандидата?

Михаил Соколов:

На митинге в Минске лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько призвал избирателей выйти вечером 9 сентября на Октябрьскую площадь.

Анатолий Лебедько:

Здесь, в этом здании, которое находится на площади Октябрьской, будет находиться кандидат в президенты от широкой гражданской коалиции Владимир Гончарик. И для его сторонников совершенно нормально, если они придут и в это время будут находиться рядом с ним, ждать результатов выборов.

Но Лукашенко сказал, что он верит, что его не сдадут спецподразделения "Алмаз", "Вымпел", белорусский СОБР. У нас нет таких подразделений в оппозиции, мы рассчитываем просто на неравнодушных граждан.

Михаил Соколов:

Александру Лукашенко все время видится судьба Милошевича. Он действительно заявил, что спецназ и СОБР будут защищать президента.

Армия и МВД обделены режимом, а вот спецподразделения к активным действиям готовятся, заявил генерал Павел Козловский.

Павел Козловский:

У него есть СОБР, ОМОН, Служба охраны президента. В армии же настоящей настрой антипрезидентский....

Михаил Соколов:

Лидер движения "За новую Беларусь" Василий Леонов также получил информацию об активизации спецслужб.

Василий Леонов:

Силовые структуры все подтягиваются в столицу. Вот это точно знаю. Все батальоны МВД идут сюда, воевать со своим народом. Отморозков там много.

Михаил Соколов:

Сегодня многие аналитики в Москве и на Западе считают, что Александру Лукашенко удалось создать репрессивный авторитарный режим. Но в Белоруссии люди, от власти не зависимые, дают Александру Лукашенко год-два. Велика опасность социального взрыва, экономика обессилена, номенклатура устала от непредсказуемого тиранства.

Будет возрастать давление Запада, в том числе, и через Москву, считает Василий Леонов.

Василий Леонов:

Я знаете, на что рассчитываю? Что элитный клуб, наконец, поставят на место Путина.

Идти в элитный клуб с таким смердючим козлом нельзя.

А он же просится в "восьмерку", это же элитный клуб. Он же говорит, что он идет в цивилизацию, Владимир Владимирович. С кем он идет?

Михаил Соколов:

Любой, побывавший в Белоруссии, видит, что появилось новое поколение. Белорусская молодежь, в отличие от российских сверстников, ходит на выборы. Она клеит листовки, участвует в различных акциях и на 80 процентов (таковы данные опросов) презирает действующую власть.

Белорус в первом поколении, как он себя называет, в прошлом секретарь обкома КПСС и министр сельского хозяйства, а потом заключенный Василий Леонов сказал мне, что, глядя на своих внуков, делает печальный вывод.

Василий Леонов:

Сегодня очевидно, простите, ежу ясно, что Путин держит и поддерживает Лукашенко. Так ведь вся молодежь это тоже видит. Что же растит Россия в Белоруссии?

Да. Лукашенко выполняет тут историческую миссию - оттолкнуть белорусов от россиян. И Путин помогает ему забивать этот клин под Смоленском.

Михаил Соколов:

Диктатура в центре Европы становится анахронизмом. Александру Лукашенко кажется, что кругом него - заговоры и предатели, а это просто нормальная жизнь рвется через границы в Беларусь, создавая у столпов режима в Минске ощущение того, что, если против них не большинство народа, то против них работает неумолимое время.

Вы слушали еженедельную программу Радио Свобода "Выборы-2001".

В следующей нашей передаче 13 сентября - события 9 сентября в Белоруссии, итоги выборов, ход кампании в губерниях России (Ростовская, Орловская области).

XS
SM
MD
LG