Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Лукашенкина победа"


Михаил Соколов:

11 сентября 2001 года мир вступил в двадцать первый век. Календарные даты не совпадают с вехами смены эпох. Именно 1 августа 1914 года с мировой войной начался изменивший все на планете исторический век двадцатый. Ужас глобальных терактов против Америки, потенциальная мировая война сил диктата против либеральной цивилизации и демократии стали возможны, в том числе, и из-за нередкого непротивления не раз безнаказанно торжествовавшему в веке двадцатом абсолютному злу.

Средневековое мировоззрение нелюдей, из безопасного далека направляющих именем веры террористов-ассасинов, чтобы убить десятки тысяч ради торжества своих идей, на самом деле, принципиально неотличимо от истинных взглядов на цену жизни иных, даже по-европейски выглядящих персон, мнящих себя сверхчеловеками. Во главе минимум полудюжины стран стоят деятели, ставящие жизнь человека не выше муравьиной.

Лидер последней европейской диктатуры, как и все, соболезнует народу США, но даже на фоне трагедии мирового масштаба нельзя забыть о боли его страны, где власть выдавала лицензии на убийство видных политиков.

Репортаж о прошедших в Белоруссии президентских выборах, которые и выборами-то трудно назвать, в программе "Выборы-2001".

С кольца Дворца профсоюзов в Минске лиц людей в тысячной толпе почти не видно. Сотни открытых мокрых зонтов, блестевших в свете прожекторов телекамер, прикрывают тех, кто вышел, несмотря на проливной дождь, по призыву оппозиции на Октябрьскую площадь вечером в воскресенье. В кульминационный момент 9 сентября более 3 000 человек стояло под бело-красно-белыми знаменами и скандировало "Живе Беларусь!"

Пред своими сторонниками появился кандидат в президенты, лидер широкой гражданской коалиции Владимир Гончарик. Хрипящие усилители еле доносили до людей его слова.

Владимир Гончарик:

И мы все сделаем для того, чтобы ушел в прошлое этот режим.

Михаил Соколов:

Выборы в Белоруссии трудно назвать собственно выборами. Неравенство возможностей кандидатов, доминирование президента Александра Лукашенко на белорусском телевидении и российских телеканалах, помпезные встречи главы государства с хорошо отобранными избирателями, рассылка в каждый дом пропрезидентских газет - все это говорит само за себя.

Применялась цензура. Оппозиционные газеты - такие, как "Народная воля" - выходили с белыми пятнами на первой полосе. Шло уничтожение предвыборных листовок, продолжались налеты спецслужб на офисы партий и движений независимых наблюдателей. Как заметил лидер движения "За новую Беларусь" Василий Леонов, в условиях государственного контроля за всем и вся: это не свободные выборы, в лучшем случае - политическая борьба, в худшем же - продолжение войны иными, пока мирными, средствами.

В состояние войны политический процесс в Белоруссии перевел именно Александр Лукашенко. На его совести разгон парламента в 1996 году, незаконный плебисцит и акции физического уничтожения политических оппонентов.

Уже вечером 9 сентября оппозиционеры знали: режим Лукашенко пошел на массовые фальсификации, особенно во время досрочного голосования. Но с ясными и понятными речами все как-то тянули. Молодые люди со значками движения сопротивления "Зубр" потягивали пиво, прижимали к себе девушек и поругивали власти. Белградским вариантом, которым заводил себя и пугал других президент Александр Лукашенко, в Минске и не пахло. Толпа не была ни агрессивной, ни заряженной на какие-то активные действия. Люди ждали.

Лидеры широкой гражданской коалиции приняли почти все правила игры, навязанные им диктатурой, жаждавшей легитимации на выборах. Кандидат в президенты профсоюзный лидер Владимир Гончарик, вышедший на первую роль буквально в последний момент, провел кампанию достойно, но ему трудно было сладить с пропагандистской машиной. Противники режима считали: сработает фактор анти-Лукашенко. Те, кого действующий глава республики раздражает, проголосуют за Гончарика. Но для этого они должны были знать, кто такой Гончарик, а их голоса должны были быть правильно сосчитаны.

На белорусском предвыборном телеэкране, по подсчетам экспертов, более 70 процентов времени занимала информация о Лукашенко, менее 20 - о Гончарике. При этом о президенте - вся позитивная, а о его сопернике - на 90 процентов негативная.

В чем еще было преимущество власти? Гончарик говорил на встречах, Лукашенко сообщал об успехах по телевидению. За 4 месяца зарплаты подняли наполовину, печатный станок поработал, банки выдали кредиты. Умные горожане закупают российские рубли и доллары. Курс рубля белорусского за неделю на моих глазах упал процентов на 10. Деревенские бабули обеднели, не узнав об этом.

Александру Лукашенко надо отдать должное снедающей его жажде власти: провел сражение за сохранение себя как "последний и решительный бой". И в день выборов он отнюдь не дремал. Ложь, чтобы в нее поверили, должна быть не просто грандиозной. Она должна произноситься решительно и своевременно.

Уже через полчаса после завершения голосования в Белоруссии Лукашенко собрал в своей резиденции избранную прессу - якобы для того, чтобы показать, что он не прячется в бункере.

Александр Лукашенко:

Лукашенко демонстративно перед вашими вот этими демонстрантами вчера, как это в обычный день обычным кортежем рабочим прибыл в резиденцию к 20:00. Она не охранялась. Ни одного солдата, ни одного офицера, кроме обычной дежурной службы, службы безопасности. Никаких заборов, баррикад вокруг резиденции не было.

Михаил Соколов:

Прятаться храбрецу Лукашенко не было нужды. На штурм никто не собирался, а в казармах наготове сидел ОМОН и спецчасти. Для Лукашенко просто важно было первым оповестить народ, сообщить о своей полной и окончательной победе, создать информационный шум, морально раздавить несогласных.

Центризбирком еще давал только данные с закрытых участков (этим результатам позавидовал бы Сталин), а благая весть о победе Лукашенко с результатом в 75 процентов "за" транслировалась по всей стране. Источником данным стал сам президент.

Вслед за пресс-конференцией в резиденции на экранах мониторов в пресс-центре Центризбиркома также стали появляться цифры, как будто подтверждающие эту версию: 75 у Лукашенко, 15 у Гончарика, пара процентов у вождя Либерально-демократической партии Гайдукевича. Эдакие официальные данные об "элегантной", как назвал ее Александр Лукашенко, его победе застали кандидата от гражданской коалиции Владимира Гончарика на ночной площади.

Владимир Гончарик:

Ну, если эти цифры, то - фантастические цифры. У Лукашенки, что он за 80 процентов набрал. Это - полная фальсификация.

Опротестовывать будем, насколько возможно.

Михаил Соколов:

Примерно в полночь Гончарик должен был появиться перед прессой. Все было сделано бестолково и уныло. Стекла в дверях Дворца культуры были разбиты какими-то упитыми бритоголовыми, отсутствовал свет в зале, унылы были соратники. Гончарик сделал официальное заявление.

Владимир Гончарик:

Нами получены цифры истинных итогов голосования. Мы оглашаем эти итоги, потому что народ должен знать правду.

Гайдукевич - 7,1%, Гончарик - 40,8%, Лукашенко - 46,7%.

Мы заявляем, что данные результаты полностью отвечают действительности и дают нам право требовать проведения второго тура выборов. Это позволит гражданам Белоруссии определить истинного президента Республики Беларусь.

Михаил Соколов:

Гончарик быстро покинул демонстрантов, до утра бесцельно бродивших по Октябрьской площади.

В это время глава Центризбиркома Белоруссии госпожа Ермошина объявляла о том, что за Лукашенко - три четверти избирателей. Битва на информационном поле была властью выиграна, и фантастические официальные данные, и взятые неизвестно откуда цифр оппозиции (46 у Лукашенко против 40 у Гончарика) являются виртуальными. Истинного же волеизъявления народа Белоруссии не знает никто.

Для этого режим сделал все возможное. В помещение Центральной избирательной комиссии не допускали наблюдателей и прессу. Там гуляла лишь камера белорусского национального телевидения. В течение дня с избирательных участков гнали независимых наблюдателей. Были своевременно, как раз под голосование, лишены аккредитации почти 2 000 представителей правозащитной организации "Весна" и Фонда имени Сапеги. Тех наблюдателей, которые были на участках, не больно-то слушали.

И все же кое-что оппозиции удалось узнать. В ее распоряжении - перечень из восьми сотен нарушений.

Известный своим громовым голосом лидер партии коммунистов Белоруссии Сергей Калякин рассказал, что он видел на участке № 1 Советского района в Минске.

Сергей Калякин:

Там вообще выкинули все бюллетени на стол, их потом никто вообще не считал. Их сразу начали запаковывать в пакет. И после этого начали писать протокол результатов голосования.

Мы заявили о том, что там произошел вброс бюллетеней, поэтому считать они уже не могли. Они просто, так сказать, не глядя ни на что, запаковали этот пакет и затем нарисовали результаты.

Председатель участковой комиссии господин Жуков сказал, что "мы все сделали правильно, и мы поехали в территориальную комиссию".

Мы сопровождали их в территориальную комиссию, сделали там соответствующее заявление, соответствующее заявление было сделано в Центральную избирательную комиссию. И после трех часов такого усиленного нажима и международных наблюдателей, меня как доверенного лица кандидата, нескольких еще независимых наблюдателей...

Нам удалось практически невозможное, что не было сделано нигде. Районная комиссия пересчитала бюллетени, которые находились в запакованном пакете. Мы оказались правы. Там оказалось бюллетеней больше, чем было зафиксировано в протоколе.

Я утверждаю, что такие же факты имели место по всем практически, может, за исключением некоторых избирательных участков города Минска, в частности. Поэтому я считаю, что рассматривать официальные результаты выборов просто бессмысленно.

Михаил Соколов:

Белорусские спецслужбы кормили народ россказнями о некоей операции западных разведок "Белый аист". План свержения господина Лукашенко - увлекательное чтиво в духе Юлиана Семенова - был, естественно, похищен славными чекистами и миллионным тиражом распубликован газетой "Советская Беларусь".

Забавно, что после выборов Лукашенко сказал, что о "Белом аисте" пора забыть. Правильно. Что вспоминать о примитивном вранье?

Между тем, если у кого и были настоящие планы действий во время выборов, так это у девяти действующих в Белоруссии спецслужб. В Белоруссии один официальный провайдер сети Интернет. Факт: в день голосования и ночью доступ из Белоруссии на сайты оппозиции был заблокирован. Шла настоящая компьютерная война.

Власть нанесла удар по информационной системе противника. Получить картину голосования по республике было почти невозможно. Система независимого наблюдения во главе с Мечиславом Грибом была просто парализована. В штабах были отключены телефоны, факсы, мобильная связь, сообщил один из руководителей "Нэзалэжного назирания" Михаил Кобаса.

Михаил Кобаса:

Начиная с 7 часов вечера и начиная с Могилева пошло отключение телефонов. Отключены были телефоны могилевские, потом гомельские. В Витебске самом, в Минске частично. Также, в том числе, и сотовые некоторые телефоны.

Нам понадобилось некоторое время, чтобы среагировать на все эти события, и, тем не менее, нам удалось собрать сведения из 402 избирательных участков.

Михаил Соколов:

Руководитель сети независимого наблюдения Мечислав Гриб сообщил: его организация ни подтвердить, ни опровергнуть официальные данные не может.

У ЦИКа что-то плохо с арифметикой. По словам Гриба, число голосовавших досрочно, дома и на участках не сходится с общим количеством избиравших.

Многочисленные нарушения фиксировали западные наблюдатели. Демократичными выборы в Белоруссии не признали наблюдатели ОБСЕ. Зато глава Центризбиркома России господин Вешняков ничего особенного не заметил. 12 из 13 депутатов Государственной Думы России, в основном, коммунисты и центристы, подписали заявление о демократичности выборов в Белоруссии.

Глава делегации господин Пастухов в весьма хамском стиле бывшего лидера ВЛКСМ пытался лишить слова депутата Думы от Союза правых сил Вадима Бондаря, который не подписал заявление и на пресс-конференции стал рассказывать о безобразиях в Гродненской области. Добросовестно выполнявший свой долг, депутат обнаружил фактически не опечатанные урны, зафиксировал факты давления. Вадим Бондарь даже стал свидетелем обыска КГБ в штабе независимых наблюдателей.

Вадим Бондарь:

Я был свидетелем как раз при проведении обыска, когда выписывали повестку руководителю вот этого штаба наблюдения за выборами для альтернативного подсчета. И на следующий день я пытался его вызволить из КГБ.

Михаил Соколов:

Это где было?

Вадим Бондарь:

Это в городе Гродно.

Это все на полном серьезе, понимаете? Это не шутки. Это ночь уже. Началось где-то в 11 часов. Вот в 11 часов мы пошли искать свидетеля. Я скажу: большая проблема - найти свидетеля в 11 часов вечера с субботы на воскресенье.

С большим трудом, значит, вот мы нашли этих свидетелей, которые согласились. А кагебешники с собой привели женщин. Но ребята с КГБ, они ведь тоже люди, понимаете? С ними разговариваешь.... Я говорю: "А вам это что вот... Вам это приятно, все это делать?" Ну, так, рукой машет - что вы! Ну, есть приказ, да? Вот, показали листовку, которую, значит, они должны найти в этом офисе. Там листовка какая-то с призывом к свержению строя. Я не знаю, кто изготовил эту листовку. Могу догадываться, кому это выгодно было - изготовить эти листовки. Да, это провокация очевидная.

Но, возможно, вот там мое присутствие как-то помогло, но как бы все окончилось хорошо. Я не знаю, что бы было, если бы там меня не оказалось.

Михаил Соколов:

Господина Бондаря нарочитая слепота его коллег из Думы не удивила.

Вадим Бондарь:

Я изначально знал, что некоторые займут такую позицию. Две трети делегации - было очевидно заранее. Когда у нас была такая установочная встреча в российском посольстве, посол так достаточно прозрачно говорил о том, чего ждет он, например, как посол, чего хотят депутаты, тоже депутаты высказывались.

Госпожа Астраханкина, например, даже спросила: "А скажите нам конкретно, что надо делать, чтобы нейтрализовать вот этих самых вот наблюдателей, которые там хотят все испортить?"

Да, посол нам рассказал о заговоре, который здесь вот эти вот наблюдатели придумали.

Поэтому как бы я... для меня это неожиданностью не было.

Михаил Соколов:

Вадим Бондарь считает, что Александр Лукашенко благодаря своей харизме и энергии мог бы победить и в условиях честных выборов. Мог бы, да не захотел рискнуть, пойти даже на относительно приличные, по российским меркам, выборы с доминированием в прессе, но без нарисованной победы. А ведь без наглой фальсификации батька белорусский получил бы международное признание.

Выходит, Лукашенко знал реальные цифры. Выбор второго тура не был предопределен. Вот и пришлось пойти по пути подтасовок с опорой на свой сталинский подсчет и на свой Центризбирком.

Глава центральной комиссии по выборам "железная леди" режима Лидия Ермошина на протесты наблюдателей внимания не обращала. Она не считает нарушением и бесплатное распространение многомиллионного тиража газеты "Советская Беларусь" с программой Лукашенко и клеветой на его противников. Не является нарушением даже и то, что в день выборов белорусское телевидение показывало речь президента, разъяснявшего избирателям прямо на участке свою программу.

Все было сделано в лоб, но достаточно технично. Исполнителей хватило.

У минского диктатора был простой выбор: или сохранить всевластие, или лишиться всего, а возможно, и свободы. Похожая альтернатива была и у так называемой вертикали районно-городских назначенцев президента Лукашенко, которые больше всего боятся выборов на муниципальном уровне, ведущих к смене унаследованного от советской власти начальства.

Политиканы, у которых и так хватает сторонников, вывели итоговую цифру, показывающую сверхлегитимность. Доверие половины всего населения Белоруссии. Им нужно это было, прежде всего, для того, чтобы указать оппозиции на ее место.

Лукашенко торжествует.

Александр Лукашенко:

Досрочно проголосовало 14,7, по-моему, процента наших избирателей.

Ну, хорошо. 15 процентов проголосовало досрочно. Говорят, что там были фальсификации. Ну, давайте от Лукашенко отнимем эти 15 процентов, учитывая там, что там все за меня проголосовали, и отдадим Гончарику 15 процентов к его 15. У меня останется 60 процентов, у него станет около 30. Ну, что изменится?

Михаил Соколов:

Оппозиция же старается доказать, что ее поддерживает более дарованного властью ей миллиона избирателей. Противники диктатуры борются за общественное мнение. Они собираются проводить акции протеста, заявил Владимир Гончарик.

Владимир Гончарик:

Массовые акции протеста, к которым мы будем более тщательно готовиться. Одними призывами мы не сможем привлечь массовый выход людей на улицу, и мы должны поработать серьезно в трудовых коллективах.

Михаил Соколов:

Пока для активного сопротивления силовой вертикали режима у оппозиции нет прочной социальной опоры. На стороне Лукашенко не только аппарат, но и апатия народа, размышляющего о том, как бы хуже не стало.

Пока белорусскому батьке удается сохранять поддержку села, городской бедноты и люмпена. Господин Лукашенко точно отвечает на тягу слоев с низким образованием к самодержавной внеклассовой власти, которая стоит выше закона и способна вершить под лозунгом справедливости похожий на расправу высший суд.

Не случайно значительная часть белорусов не захотела поверить в то, что за бесследным исчезновением бывшего вице-премьера Виктора Гончара, экс-министра внутренних дел генерала Юрия Захаренко, бизнесмена Анатолия Красовского и тележурналиста Дмитрия Завадского стоят спецслужбы Лукашенко и его соратники Шейман и Сиваков. А часть просто решила, что власть имеет право выдавать лицензии на убийство.

Один из лидеров оппозиции, Василий Леонов, считает, что на уничтожение оппонентов президент Белоруссии пошел перед выборами из страха перед конкурентами.

Василий Леонов:

Они представляли наибольшую опасность.

Возник Захаренко, генерал, которого знает армия, которого знает МВД. Авторитетный, напористый, энергичный, разумный человек. Начал там делать свой Союз офицеров.

Потом - Гончар, он его знал. Он постоянно его боялся.

Потом - Чигирь. Тот за решеткой. Нам с ним повезло.

Михаил Соколов:

На встрече с прессой послу выборов Александр Лукашенко журналист Владимир Казначеев спросил, не хочет ли президент теперь сказать правду о пропавших политиках, чтобы его "элегантная" победа не имела привкуса крови.

Александр Лукашенко:

У моей элегантной победы, дорогой соотечественник или кто вы, не знаю, нет никаких привкусов, кроме нормальной сладкой победы белорусского народа, а не президента Белоруссии.

Я так понимаю, что, наверное, вы хорошо осведомлены о таких политических провокациях, может быть, и были участниками, я не хочу вас здесь обидеть в этом, оскорбить ни в коем случае всего этого. Я хочу вам цивилизованно ответить вот в присутствии западных представителей.

Скажите, пожалуйста, если уголовное дело возбуждено в какой-то западной стране (в Великобритании, Франции, США, Германии), скажите, вам позволено... власть это уголовное дело, особенно если касается пропавших без вести людей, и разваливать это уголовное дело? Следствие по которому не закончено и идет?

Если бы вы это посмели сделать, - с вами бы в этих демократических государствах разобрались бы в течение суток. Для вас это было большой политикой, большой жатвой, как это сегодня операция определенная проходит в одной из славянских государств. Эта "жатва" у вас не получилась, не удалась.

Смею заверить авторитетно, как в народе говорят, спустя неделю-другую вы об этом забудете. Забудете. Для вас это будет картой отыгранной.

В-третьих, это боль не ваша. Это - боль, прежде всего, родных людей, которых сегодня мы, к сожалению, и это правда, не нашли. И это - боль моя, потому что я глава государства. Я за это отвечаю. А у вас это шантаж и политика.

Поэтому мы будем в рамках наших законов делать все, чтобы и этих людей найти. Найти и представить вам определенные доказательства.

Поэтому, как видите, о крови вам еще рано говорить, не шантажируйте родных и близких. Я сегодня не могу сказать, что этих людей нет в живых, а вы уже давно их приговорили к смерти. Не торопитесь.

Михаил Соколов:

Как-то подозрительно нервничал президент Белоруссии Александр Лукашенко, которому явно испортили праздник. 10 октября глава Белоруссии появился на огромной сцене Дворца республики. Декорации за спиной актера-президента - красно-зеленое полотнище с гербом, на заднике - бесконечно голубое небо с намалеванными белыми облаками. Зал полон ветеранов и соратников, вопросы журналистов перемежались поздравлениями и невоздержанными излияниями в любви.

Первенствовала в славословии депутат Государственной Думы России Валентина Иванова. На таки-то почитателей, часто небескорыстных (профессор Иванова патронирует некий Университет интеграции), Минск и рассчитывает. А небезызвестный Павел Бородин нахваливает Лукашенко. Для него это самый надежный партнер.

Павел Бородин:

Есть такой старый анекдот. Красавица говорит: "Милый, ты на мене обещал жениться". Он говорит: "Мало ли что на тебе обещал".

Это - в анекдоте, а не в жизни. Лукашенко ничего не обещает. Он все делает. Да вы посмотрите вот, вы, москвичи, там, жители Европы, я весь мир объехал, где такая чистота, как в Минске? Где так красиво? Где все пострижено, где все аккуратно? Где?

В Москве? Грязь, дерьмо и вонь. В России? Грязь, дерьмо и вонь. Европа? Просто - в полном дерьме.

Михаил Соколов:

После выборов Александр Лукашенко заявил, что он готов налаживать отношения с Западом, но готов ли к этому Запад? Например, действующий председатель ОБСЕ Киммо Кильюнен заявил, что президентские выборы 2001 в Белоруссии не соответствуют международным стандартам Совета Европы, а пресс-секретарь Госдепартамента США Филипп Рикер заявил: "Соединенные Штаты расценивают выборы, как не внушающие доверия и не демократические". США, по словам Рикера, проведут консультации со своими европейскими союзниками для принятия мер, направленных на продвижение принципов гражданского общества и восстановление демократии в бывшей советской республике.

Глава думского комитета по делам СНГ Борис Пастухов в Минске поучал западных коллег: не затопчите ростки демократии, которые есть в Белоруссии. Но ростки демократии собирается вытаптывать сама белорусская власть. Всем в Минске известны обещания Лукашенко после 9 октября разобраться с врагами.

Владимир Гончарик знает, что президент Белоруссии провел совещание, на котором заказана программа морального уничтожения лидеров оппозиции.

Владимир Гончарик:

Достоверные источники. С победой на выборах и избранием президента Лукашенко Генеральной Прокуратурой при активном участии Комитета государственной безопасности в отношении единого кандидата Гончарика и его окружения - Леонова, Маринича и, возможно, других лиц из числа оппозиции - после выборов будет проведена кампания с целью (это дословно записано) "политического их уничтожения и привлечения к уголовной ответственности в интересах отмежевания руководства страны от материалов, которые всколыхнули страну и мировую общественность, по поводу исчезновения Захаренко, Гончара, Красовского и Завадского".

Для этого с 10 сентября за ними и их родственниками будет организовано и установлено наружное наблюдение (как будто его сейчас нет).

После официального вступления в должность президента Лукашенко Гончарик, Леонов, Маринич и другие лидеры оппозиции будут приглашены в генеральную Прокуратуру для дачи объяснений по факту получения материалов следствия по уголовным делам, связанным с исчезновением Красовского, Гончара, Захаренко и Завадского. Им будет предъявлено обвинение в разглашении материалов следствия, подкупе должностных лиц или даче взятки. Обвинение будет зависеть от результатов бесед с ними".

Этот документ поступил из тех структур, которые этим занимаются, которые очень информированы. Из двух источников.

Михаил Соколов:

В первой же своей тронной речи Александр Лукашенко не раз агрессивно атаковал оппозицию.

Александр Лукашенко:

Жалко, когда делаешь что-то для страны, стараешься, а потом приходит кто-то, очернит все (а что очернили, то это вы уже слышали). Но мало того, что... я и сейчас хочу подчеркнуть, растащат по карманам, разворуют. А вы знаете, кто шел к власти.

Один посидел в следственном изоляторе, второй в тюрьме посидел...

Михаил Соколов:

Клевета и дискредитация давно стали любимым методом белорусского президента, считает глава движения "За новую Беларусь" Василий Леонов.

Василий Леонов:

Лукашенко таким делом занимался постоянно и занимается сейчас. Он, например, говорит: Чигирь уворовал 2 миллиона, потом 20, потом 40. А потом в суд принесли, что он где-то якобы превысил свои полномочия.

Мастер и этого жанра.

Михаил Соколов:

Александр Лукашенко ныне хвалит НТВ за объективность, но обещает закрыть в Белоруссии вещание ТВ-6 и по-отечески предупреждает прессу.

Александр Лукашенко:

Мы не позволим оскорблять белорусский народ и его выбор.

Михаил Соколов:

Известна страсть Александра Лукашенко к поиску врагов. Теперь, после выборов, он нашел очередной заговор - в вузовской среде. Преподаватели, якобы недовольные тем, что он лично отслеживает ход вступительных экзаменов, натравили на него студентов.

Александр Лукашенко:

Я в предвыборную кампанию ушел в данном случае от студенческой молодежи. Пусть ее немного, но это молодежь. Притом, будущая элита нашей страны. И получил от них оплеуху.

Я не говорю, что там проголосовала молодежь за кого-то больше, чем за меня. Но тех 70 процентов среди студенческой молодежи я не имел.

Я думаю, что очень неважно сработало руководство вузов, на которых я понадеялся. Я думаю, что я смогу доказать, прежде всего, студенческой молодежи, что я их президент, и другого президента им не надо.

Михаил Соколов:

И вот, студентов-активистов "Зубра" и "Молодого фронта", участников демонстраций 9 и 10 сентября, уже начали вызывать на беседы в Комитет государственной безопасности Беларуси.

Вот такова истинная программа победителя: поиск врагов, неугодных и неудобных.

Александр Лукашенко почистил свою команду. Шефом администрации сделал генерала КГБ Урала Латыпова, задвинул с этой должности в помощники Михаила Мясниковича, якобы готовившего дворцовый переворот. Главой Совета Безопасности (это в Белоруссии не консультативный орган, а спецслужба, что-то вроде разведки внутри других силовых ведомств) стал недавний шеф охраны президента Геннадий Невыглаз. Убран из администрации засвеченный скандалом с "эскадронами смерти" бывший министр внутренних дел Юрий Сиваков.

Александр Лукашенко заявил, что страна будет идти в экономике прежним курсом, но пообещал некие послабления. Прочитал текст со словом "либерализация", а потом объяснил, что оно означает.

Александр Лукашенко:

Я - не сторонник хаоса и анархии. И вы не получите столько либерализации или хаоса под видом либерализации, сколько вы хотите. Это я вам гарантирую.

Михаил Соколов:

Какое будущее ждет Беларусь? Об этом я побеседовал с бывшим премьер-министром республики Михаилом Чигирем, уже успевшим "посидеть в тюрьме".

Михаил Чигирь:

Ну, во-первых, это международная изоляция. Во-вторых, будут заморожены взаимоотношения с Россией на том непродуктивном уровне, на котором они находятся сейчас. То есть, будет происходить, как и происходило: на словах создание союза, интеграция, на деле - расхождение законодательной базы в противоположных направлениях.

Михаил Соколов:

Вы довольно хорошо знаете всю российскую элиту. Вы можете объяснить их логику поведения?

Михаил Чигирь:

Здесь два момента. Во-первых, Лукашенко удалось убедить, что все, кроме него, как бы не на стороне союза с Россией. Все, кто находится в оппозиции. Это ложное убеждение, но оно все-таки имеет место быть.

Второй момент. Мне непонятно поведение России в той части, что ведь на стороне Лукашенко только люди преклонного возраста. Молодежь абсолютно никакой поддержки не оказывает Лукашенко. И поэтому у Лукашенко нет будущего. А раз нет будущего у Лукашенко, зачем Россия поддерживает Лукашенко?

Михаил Соколов:

Ваши собеседники российские, вот если вы такие аргументы приводите людям из элиты, что они вам могут ответить?

Михаил Чигирь:

"Ну, все равно он останется. Он вас там передавит, как клопов". Я говорю: "А зачем вы это допускаете?" Ведь это тоже неправильно. Все равно, время придет. Все равно, справедливость восторжествует.

Ну, что, это разве выборы?

Михаил Соколов:

Известный белорусский экономист Станислав Богданкевич дает авторитарному режиму Лукашенко в неизменном виде от силы 2-3 года.

Диктатура с недееспособной экономикой, сидящей на дотации Москвы, выглядит обреченной на катастрофу, уверен бывший министр внешних связей Михаил Маринич.

Михаил Маринич:

Что такое введение эмбарго для Белоруссии? Это просто катастрофа. Более 40 процентов торговли идет на западные рынки, и Россия бесплатно белорусскую продукцию брать не будет. И перекрыть, например, 40 процентов сырьевых ресурсов, которые мы для производственных целей экспортируем из дальнего зарубежья, не из России, а из стран Запада, это будет не по силам даже России.

Я не верю в то, что российский капитал сможет спасти Белоруссию.

Михаил Соколов:

Некоторые, как кандидат в президенты Сергей Гайдукевич, предполагают: Лукашенко, который уже не раз водил Кремль за нос, обещая сдать свою страну России, на этот раз пойдет Москве навстречу.

Сергей Гайдукевич:

Он уйдет. Союзный парламент избирается весной 2002 года. Знаю, куда он уходит, и знаю, какие структуры готовятся.

Михаил Соколов:

Опора для Лукашенко - системные интересы нескольких российских монополий с государственным участием. Есть специфический интерес: минский режим является партнером военно-промышленного комплекса России по продаже вооружений в те зоны, куда Москва не может их направлять напрямую.

Белоруссия нужна и как дешевый транзитно-сырьевой коридор. В роли главного наставника по этой части выступает небезызвестный Павел Бородин.

Павел Бородин:

Вы представляете, что такое транспортный коридор? Это примерно где-то 30-45 служб заказчиков, это примерно 500-600 фирм-исполнителей. Это десятки тысяч, а то и сотни тысяч работающих.

Коммунисты ведь не дураки были. Они придумывали то БАМ, то целину, то электрификацию всей страны. И мы сейчас должны что-то придумать в Союзе. А мы уже придумали.

Михаил Соколов:

В меньшей степени Лукашенко необходим диверсифицирующим свой бизнес олигархам, которых интересует не более десятка белорусских предприятий. Олигархам Лукашенко нужен сейчас, пока обещает им сладкие куски белорусской экономики - "НАФТА" и "Полимир", МАЗ, БелАЗ и "Белшину". Не получив здесь и сейчас обещанное Минском, российские воротилы могут повернуться к оппозиции. Получив, захотят вывода белорусской экономики из поля бесправия. Хотя бы на российский уровень.

Беларусь крупной частной собственностью, хотя и под пятой иноземных магнатов, уже не поместье "лукашенкина клана". Даже такая экономика будет создавать базу для сил обновления, уверен профессор Станислав Богданкевич.

Станислав Богданкевич:

Даже нынешняя Россия и при нынешнем Лукашенке будет побуждать его проводить преобразования в экономических отношениях. И вот эта вот база людей-собственников вынудит менять систему власти. И эти преобразования станут могильщиком этого тоталитарного режима, как могильщиком, скажем, в Чили стали.

Михаил Соколов:

Мнение, что диктатура в Белоруссии будет эволюционировать вместе с Россией, распространено. Но в реальности этого сценария есть и сомнения. В России есть территории, где с демократией дела обстоят еще хуже, чем в Белоруссии - есть феодально-клановые режимы, которые совсем не реформируются. На уровне Федерации усиливается влияние спецслужб, и Александр Лукашенко чувствует мощную поддержку такой Москвы.

Оппозиционеры обещают, что они борьбу продолжать будут. Вечером 10 сентября на Октябрьскую площадь вышло около 4 000 человек. Пока ресурс гражданской коалиции - молодежь в Минске и в нескольких крупных городах. Профсоюзы пока не очень дееспособны.

Владимир Гончарик обещает организованное сопротивление.

Владимир Гончарик:

Наша задача сегодня - не допустить растерянности некоей, осознания того, что вот, мол, ничего нельзя сделать, что режим очень сильный, что он победит, и так далее. Это далеко не так.

Поэтому нужна нормальная работа. И очень важно, чтобы эти действия были скоординированы - всех структур, которые вот объединились в широкую гражданскую коалицию.

Михаил Соколов:

Западные журналисты любят описывать пародийно экзотический характер нынешней диктатуры Александра Лукашенко. Мундир генералиссимуса, который надевал бывший замполит зоны, или знаменитое президентское косноязычие - давний повод для насмешек и анекдотов.

Анекдотичность не меняет сути минского режима. Глава белорусского государства, заявляющий сейчас о победе над грязными технологиями, давно уже по уши в политической грязи, и тем, кто ему жмет руки, не стоит забывать: Лукашенко так и не отвел подозрений, что руки его в крови.

На этом можно завершить рассказ о так называемых выборах в Белоруссии, не закрыв белорусскую тему в программе "Выборы". Прежде всего, потому, что, признав такие выборы, российская власть в лице Владимира Путина дала и своей стране сигнал: подобное лукашенкиным выборам вполне легитимно, возможно и признаваемо и в России.

Теперь, собственно, о выборах в российских регионах.

Странным образом идет кампания в Орловской области. За полтора месяца до губернаторских выборов, которые пройдут 28 октября, зарегистрирован лишь один кандидат - бессменный руководитель региона Егор Строев.

Рассказывает Елена Годлевская.

Елена Годлевская:

Если бы Орловщина по экономическим показателям и уровню жизни населения занимала лидирующее место в России, безальтернативность Строева можно было бы объяснить позитивно: дескать, от добра добра не ищут. Однако все обстоит совершенно иначе.

Согласно статистическим данным, Орловская область находится лишь в седьмом десятке регионов по уровню жизни, а ее долг составляет сумму, почти вчетверо превышающую годовой совокупный продукт, который она производит.

Именно поэтому независимые местные аналитики видят причины безальтернативности Строева на предстоящих губернаторских выборах не в его исключительности, о которой без устали твердят местные средства массовой информации и чиновники всех уровней, а в создании жесткой обстановки нетерпимости местной власти к любым проявлениям самостоятельности, будь то в экономике, общественной жизни или политике.

По утверждению руководителя орловского отделения Союза правых сил Вячеслава Алексеева (к слову, единственной в области общественно-политической организации, не поддержавшей нынешнего главу администрации), люди просто боятся быть оппонентами Строеву. Сегодня вся мыслящая элита Орловщины загнана в подполье, считает Вячеслав Алексеев. Впрочем, он полагает, что оппозиция власти в Орловской области все же есть, и это не только члены Союза правых сил, но и многие руководители районов, хозяйств, предприятий. Они еще не готовы выступить открыто, но, как утверждает Алексеев, тайно уже предлагают финансовую поддержку тем, кто согласился бы открыто составить конкуренцию Строеву и имел определенные шансы на успех.

Около двух недель назад такой человек появился. Это - генерал-майор милиции Геннадий Капустянский, в свое время возглавлявший Управление внутренних дел по Орловской области и не сработавшийся со Строевым. Правда, станет ли он кандидатом в губернаторы, это еще вопрос. Группа его поддержки утверждает, что руководителям предприятий уже отдано негласное распоряжение - не пускать на свою территорию сборщиков подписей за Капустянского. И вряд ли многие осмелятся ослушаться, хотя все понимают, что такого рода указания незаконны.

Чтобы Геннадия Капустянского зарегистрировали в качестве кандидата, необходимо собрать около 15 000 подписей. Это оказывается огромной цифрой для области, где все вынуждены жить с оглядкой на власть.

И все же малочисленная оппозиция надеется на лучшее. Победой здесь считают регистрацию независимого от местной власти кандидата и возможность рассказать людям, как на самом деле обстоят дела в Орловской области, о которой чиновники и местные средства массовой информации говорят не иначе, как об образце управления и хозяйствования, и продемонстрировать, что далеко не все население поддерживает нынешнее руководство области.

Михаил Соколов:

Рассказывала Елена Годлевская.

Фактически началась борьба вокруг предстоящих 23 декабря выборов в законодательное собрание Красноярского края. Политическую обстановку в регионе анализирует корреспондент Радио Свобода Александр Макаров.

Александр Макаров:

Выборы в этом году будут проходить по новым правилам, депутаты утвердили их после ожесточенной дискуссии с администрацией края, которая предлагала, по большому счету, оставить все, как есть. Споры продолжались почти год, тем не менее, законодатели победили.

Теперь выборы депутатов в представительный орган власти Красноярского края будут проходить в один тур. И еще одна значимая поправка к закону о выборах, вызвавшая наибольшее раздражение у красноярского губернатора Александра Лебедя. Теперь потенциальный кандидат в депутаты не обязан лично присутствовать в избирательной комиссии при регистрации документов. Это значит, что бывший председатель совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолий Быков может смело баллотироваться в Законодательное собрание края. Несмотря на то, что он уже давно, почти год, сидит в Лефортово, Анатолий Быков по-прежнему пользуется большим влиянием в крае и особенно в Красноярске. У него очень хорошие шансы на личную победу.

Однако владелец одного из крупнейших пакетов акций КрАЗа вряд ли ограничится одним мандатом. На последних выборах в Красноярский городской совет избирательное объединение имени Анатолия Быкова заняло третье место и смогло сформировать там собственную фракцию.

Главным оппонентом Анатолия Быкова будет общественно-политическое движение "Честь и Родина", его в последнее время все чаще и чаще называют партией власти. Однако сколько-нибудь крупных политических побед у этого движения пока нет. Выборы в Красноярский городской совет "Честь и Родина" с треском проиграла, они не получили даже одного мандата. При этом не помогла и открытая поддержка Александра Лебедя.

Лидер регионального отделения партии власти Игорь Захаров утверждает, что они учли ошибки прошлого. По его словам, сейчас движение способно завоевать не менее трети из 42 депутатских мандатов в Законодательном собрании. И действительно, во многих районных и маленьких городах края представители "Честь и Родина" заняли ответственные посты.

Администрация Красноярского края, кстати, и не собирается скрывать свою заинтересованность в формировании послушного и управляемого Законодательного собрания. Естественно, совсем не пропустить в депутаты оппозиционеров власти не удастся. Эксперты не сомневаются, что такие яркие ее представители, как нынешний председатель Законодательного собрания Александр Усс или политолог Вячеслав Новиков, получат мандаты, - слишком велик их авторитет в крае. Так что главная задача идеологов от администрации - не допустить создания в законодательном собрании фракции, которая могла бы действенно противостоять Александру Лебедю.

Интенсивные переговоры сейчас ведутся со всеми заинтересованными политическими силами. Традиционно лояльных по отношению к Лебедю красноярских коммунистов, судя по всему, заинтересовали возможностью получить место председателя законодательного собрания. На него уже давно претендует лидер красноярской городской организации КПРФ Всеволод Севастьянов. По прогнозам экспертов, красноярские коммунисты получат не менее 8 мест в законодательном собрании края.

Большая игра идет вокруг местного отделения "Единства". На роль лидера здесь претендовал Александр Усс, однако главный его оппонент Александр Лебедь сделал все, чтобы этого не произошло. Стало известно, что Сергей Шойгу, который всячески демонстрирует свои близкие отношения с красноярским губернатором, предложил возглавить региональный список "Единства" мэру Красноярска Петру Тимашкову. Этот человек пользуется большим авторитетом в городе, где сосредоточена треть избирателей края. Петр Тимашков, по его собственным словам, пообещал подумать над предложением министра МЧС, однако при этом заявил следующее: "Если я соглашусь, то главной нашей задачей будет поиск компромисса. Война - это не мое".

Красноярское "Единство" также намерено включить в свой список под № 2 кого-то из северян. Предположительно это будет заместитель генерального директора РАО "Норильский никель" Джон Хагаджеев или мэр Норильска Олег Бударагин. Третьим будет кто-то из представителей села.

Впрочем, северяне готовы принять участие в выборах и без чужой поддержки. В этом году выставить своих претендентов намерена Северная партия. Эта политическая организация была создана года три тому назад в Норильске при поддержке Норильского горно-металлургического комбината. Лидер Северной партии Игорь Захаринский уже заявил, что они будут выдвигать своих кандидатов и по одномандатным округам, и по спискам. Причем он рассчитывает, как минимум, на три места в Законодательном собрании.

Михаил Соколов:

Ситуацию в Красноярском крае анализировал Александр Макаров.

В Ростовской области в разгаре весьма странная кампания по выборам губернатора. Альтернативы главе региона Владимиру Чубу, по воле избирательной комиссии, пока нет.

Рассказывает Владимир Долин.

Владимир Долин:

В Ростове-на-Дону шутят на тему предстоящих 23 сентября губернаторских выборов. "Нам предстоит выбирать из полутора кандидатов", - смеются жители столицы юга России.

Не смешно только коммунистам. Столь причудливая электоральная комбинация сложилась после снятия с дистанции кандидата от КПРФ и главного соперника действующего губернатора Леонида Иванченко. Областная избирательная комиссия считает, что свыше 10 процентов подписей, собранных в поддержку кандидата левых сил, из числа проверенных оказались сфальсифицированными.

В результате, в избирательных бюллетенях значатся две фамилии: действующего губернатора Владимира Чуба и заместителя главы администрации одного из районов области Петра Волошина. Похоже, роль Петра Волошина состоит лишь в том, чтобы придать переизбранию Владимира Чуба легитимный характер. Все-таки выборы должны быть альтернативными. Поэтому Петр Волошин не призывает ростовчан голосовать за себя, а лишь просит явиться на избирательные участки в день выборов.

Вполне вероятно, что избиратели, лишенные возможности выбирать, проголосуют ногами, и выборы не состоятся из-за низкой явки граждан.

Кандидат от КПРФ Леонид Иванченко и обком компартии не сдаются. Пока сторонники Иванченко сумели добиться от Центризбиркома решения о повторной проверке спорных подписей. Параллельно коммунисты обжаловали решение областной избирательной комиссии в суде. Но областной суд не спешит с разбирательством дела.

Действующий губернатор Владимир Чуб уверен в победе и даже не стал брать отпуск на время избирательной кампании. Но если Леонид Иванченко будет восстановлен в правах кандидата на губернаторский пост, то его шансы, как пострадавшего от властей, существенно повысятся.

Михаил Соколов:

Это был репортаж специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина из Ростова-на-Дону.

В следующей нашей передаче 20 сентября - специальный репортаж Владимира Долина из Ростовской области.

XS
SM
MD
LG