Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Маргелов: рождение партии Путина - партии "Единого Отечества". Сергей Иваненко: какой будет "Единая Россия"? "Дело Игрунова" и кризис в "Яблоке", партия Явлинского на региональных выборах


Михаил Соколов:

Говорит Радио Свобода. В эфире еженедельная программа "Выборы-2001". У микрофона Михаил Соколов.

14 октября в Чертановском округе Москвы низкая явка не дала возможности занят место в Думе получившему 70 процентов голосов владельцу торговой сели "Седьмой континент" Владимиру Груздеву, который просит теперь совместить новый тур выборов с декабрьскими в Мосгордуму.

В Петербурге, уже второй раз победив с 45 процентами голосов, также из-за низкой явки избирателей не попал в Думу кандидат компартии Юрий Савельев. Результаты представителя партии губернатора Яковлева Натальи Петуховой, 26 процентов, и общего кандидата СПС, "Яблока" и "Единства" профессора Юрия Солонина показали: выиграть у левых может только объединенный кандидат правых и центра.

На выборах в Белгородскую областную Думу голосование прошло в 32 округах из 35. В составе новой думы 8 глав местного самоуправления, 16 руководителей фирм и предприятий. Как и предполагалось, белгородский парламент будет под контролем губернатора Евгения Савченко. Коммунистам удалось провести двух кандидатов. Раньше в Думе они имели треть мест. Зато среди избиравшихся как независимые кандидаты 8 членов партии "Единство".

А в Туве кандидат "Единства" Сергей Монгуш, поддержанный Сергеем Шойгу, проиграл выборы в Думу представителю "Отечества" заму главы правительства республики Чилгычи Ондару.

В уютной тиши Колонного зала более 800 участников съезда движения "Отечество" уже к двум часам дня 13 октября всего при одном голосе "против" поддержали предложение своего лидера Юрия Лужкова слиться с партией "Единство" в новую всероссийскую партию. "Всей России" Владимира Яковлева и Минтимера Шаймиева отвели роль третьего составляющего. 27 октября союз "Отечества" и "Единства" примет "Всю Россию" в свой блок, а 1-3 декабря пройдет учредительный съезд партии "Единство власти".

Так, по воле Кремля после ухода с поста лидера фракции "Отечество - Вся Россия" Евгения Примакова завершается этап раскола в верхах. Московская бюрократическая группировка и ряд мощных элит, - татарская, к примеру, в обмен на право кормления в своих вотчинах, - сдают свои политические ресурсы Кремлю. Примаков же ожидает лоббируемого кремлевскими чекистами из власти назначения председателем Совета Федерации, но у него есть сильный конкурент, нынешний вице-премьер Валентина Матвиенко.

Мэр Москвы говорил на съезде "Отечества" о конструктивном сотрудничестве с президентом, о приверженности идеям Социнтерна и социал-демократии. Своими противниками он назвал неких олигархов, радикалов и лично Анатолия Чубайса. Лужков отыграл обычную роль - яркого популиста. Привычно требовал передела бюджета в пользу регионов, как и подобает социалисту, настаивал на увеличении социальных расходов, не указав, где взять на это денег. Вождь "Отечества" назвал свою цену консолидации. По его мнению, президент - центрист, в Думе у "блока четырех" большинство, а к власти допущены другие.

Юрий Лужков:

Руководство в Государственной Думе в большинстве своем принадлежит коммунистам, к меньшинству. Это вообще довольно уникальное явление, которое свойственно только России. С другой стороны, само правительство является откровенно либеральным, даже во многих направлениях радикально либеральным, оно больше тяготеет к Союзу правых сил.

Михаил Соколов:

Но вряд ли самодержавному в отношениях с правительством Кремлю понравится пропаганда Лужковым неокадетской идеи ответственного перед парламентом кабинета министров. Мечтателя из "Отечества" могло бы отрезвить то, что создание аппарата новой партии взято администрацией под жесткий контроль.

Об объединительных процессах в московской студии Радио Свобода я беседовал с членом политсовета "Единства", членом Совета Федерации России Михаилом Маргеловым.

- Михаил, итак, "Отечество" и "Единство" приняли решение 16 октября проводить 27 октября съезд, на нем принимать в свой союз движение "Вся Россия", а затем проводить уже учредительный съезд. Довольно сложная конструкция. Кстати, на каждый съезд посылается чуть ли не по тысяче делегатов. Это - чтобы съезд вообще этой партии напоминал съезд КПСС?



Михаил Маргелов:

Да нет, просто членов в партиях оказалось много, может быть, неожиданно для многих наблюдателей, многих журналистов. Странным образом партийное строительство десять лет спустя после 1991 года как-то увлекло наших граждан, удивительным образом люди стали вступать в члены политических партий.

Михаил Соколов:

Особенно - руководители на местах, районные, городские...

Михаил Маргелов:

Не только, не только, не только. Бизнес-элита потянулась, потянулись те, кто долгое время был, скажем так, в маргинальном секторе, я имею в виду представителей субрегиональных посттоталитарных элит, интеллигенция.

Михаил Соколов:

В общем, повторяете путь "Выбора России" и НДР. Масса людей хотят быть в партии власти.

Михаил Маргелов:

Бесспорно, это есть, но помимо этого есть и люди, которые утрудились, скажем, прочитать программу партии "Единство".

Михаил Соколов:

Скажете, у объединенной партии, вот некоторые опросы показывают, будет меньше избирателей, чем порознь у "Единства" и "Отечества"...

Михаил Маргелов:

Это нормальная ситуация.

Михаил Соколов:

Почему?



Михаил Маргелов:

Ну, всегда при сложении сумм, на любых выборах, когда, скажем, стандартная ситуация, какой-то из кандидатов отдает свои голоса кому-то, снимая себя, скажем, за три дня до выборов, не получается стопроцентной суммы.

Михаил Соколов:

Почему все-таки вам нужны эти четыре процента голосов, которые есть у "Отечества" Юрия Лужкова, по последнему опросу? А может, половина этих четырех процентов?

Михаил Маргелов:

Дело даже не только в этих четырех процентах или в половине от них. Дело в том, что ведь в "Отечество" в свое время шли те люди, которые шли в партию власти, которые, ну, патологически не могут быть оппозицией власти. Так получилось, что они ошиблись дверью, они зашли в другую партию. Партией власти оказалась, в общем, партия "Единство". Поэтому этих людей надо срочнейшим образом возвращать, вернуть их в нормальные комфортные условия. Им некомфортно быть оппозицией, стоять на ветру.

Михаил Соколов:

А вот многие из тех, кто шел в "Единство", например, они сейчас говорят, что они не шли в партию Лужкова, в партию феодальных баронов, партию Шаймиева, они шли в партию Путина. Вот один даже из деятелей московского "Единства" по фамилии Виктор Петрухин был изгнан из партии за подобные жалобы в Кремль.

Михаил Маргелов:

Каждый сам для себя это решает, членство в партии индивидуальное.

Михаил Соколов:

Выгнали человека. Считал не желательным объединение с "Отечеством".

Михаил Маргелов:

Ну, значит, так решила первичная организация. Вообще, выгонять иногда, на самом деле, полезно. Мы вот в Совете Федерации из группы "Федерация" тоже собираемся троих выгнать за голосование по Земельному кодексу, которое не соответствовало решению о консолидированном голосовании, которое мы приняли.

Михаил Соколов:

То есть, у вас как в КПСС было - демократический централизм?

Михаил Маргелов:

Как в КПСС - нет, а вот как в Республиканской партии США - пожалуй, да.

Михаил Соколов:

Идеолог "Отечества", господин Владиславлев сказал, что "Отечество" идет на объединение с "Единством", потому что там нет кукловодов "Единства" образца 1999 года. Вы были одним из менеджеров (то есть - кукловодов) этой компании. Как вы будете с Владиславлевым решать общую задачу? Он же с вами как бы боролся, и сейчас, наверное, памятлив.



Михаил Маргелов:

Кукловодом я не был, не скрою, моя команда не работала на выборах партии "Единство". Действительно, я был как бы говорящей головой, рупором, пресс-секретарем в течение, по-моему, последних трех недель перед выборами. Поэтому кукловодских функций за собой здесь не вижу. С господином Владиславлевым я лично пока не знаком, готов познакомиться в любой момент, и не предвижу, что у нас будут с ним какие-то непарламентские дебаты.

Михаил Соколов:

Он имел в виду, что в "Единстве" уже нет тех людей, которые раздражали "Отечество". Это так?

Михаил Маргелов:

Я не знаю, кто именно в "Единстве" раздражал "Отечество". Фракция практически в том составе, в котором она была избрана в 1999 году, первичные организации только растут. В общем-то, костяк-то весь тот, который шел в 1999 году.

Михаил Соколов:

Идеология "Отечества", вот как показал последний съезд, в некотором смысле - лево-популистская. Лужков на съезде, собственно, повторил идеи раздувания бюджета, социальных выплат, прямого финансирования промышленности.

А в "Единстве" - наоборот. В "Единстве" как раз есть консервативный, либеральный элемент, представляющий интересы крупного бизнеса, хотя и сросшегося с чиновниками. Кто все-таки будет диктовать свою волю в этой партии, либералы или популисты левого толка?

Михаил Маргелов:

Была на президиуме политсовета дискуссия по поводу одного из пунктов в программе конкретных дел партии "Единство", в частности, по пункту, который касался бюджета, того, как вообще "Единство" будет относиться к госбюджету. Аппаратом исполкома была предложена формулировка, на наш взгляд, совершенно неприемлемая, мы ее оспорили. Как раз сейчас будем приводить вот эти документы к тому пониманию консерватизма, который мы себе видим, и, в общем-то, изгонять популизм из проектов документов для съезда. Популизма, естественно, не будет.

Но что касается социальной ориентированности: социальная ориентированность ни в коем случае не противоречит идеологи консерватизма. Даже самые либеральные экономисты всегда признавали термин "company with social responsibility", да? То есть, компания с социальной ответственностью.

Михаил Соколов:

Просто консерватизм может быть в наших условиях российских - советский, да? - возвращающий к советскому прошлому, а может быть консерватизм в западном смысле этого слова.

Михаил Маргелов:

Да ну, Господь с вами, у нас к советскому прошлому даже коммунисты уже с трудом возвращаются, они же ленинский лозунг "Мир - народам, земля - крестьянам!" расширили, он теперь звучит "Мир - народам, земля - крестьянам, "Ауди" - к подъезду!"

Михаил Соколов:

Кто будут союзники новой партии справа и слева? Вот Юрий Лужков как-то, после своего съезда, немножко обидел партию Райкова, Народную партию, сказав, что ей надо там из Думы выйти сначала, прежде чем объединяться. С другой стороны, довольно резко высказывался по поводу либералов из СПС. Вы эту позицию будете корректировать?



Михаил Маргелов:

Я не думаю, что сейчас время говорить о союзниках. Сейчас время создавать партию. Что же касается союзников, то об этом надо будет говорить, может быть, через год. Потому что идет процесс структурирования политического поля, создаются новые политические партии, как-то стали консолидироваться, объединяться, скажем, представители малого бизнеса, да? Свою партию создает, вернее, трансформирует Демпартию Михаил Прусак. Идет процесс политической консолидации, действительно, у фракции "Народный депутат".

Михаил Соколов:

Вот и Березовский обещал новую партию.

Михаил Маргелов:

Дай Аллах ему здоровья. Ну, что тут можно сказать?

Михаил Соколов:

Думская работа вам ничего не подсказывает относительно союзников?

Михаил Маргелов:

Позитивная, можно сказать о том, что идет работа с Союзом правых сил, позитивное идет сотрудничество с "Регионами России", отраслевые нефракционные формирования тоже демонстрирую свою эффективность. Сейчас довлеет конфуцианский принцип: "Пусть расцветает сто цветов, пусть соперничают сто школ".

Михаил Соколов:

Вот расцветает только компартия, у нее рейтинг все растет, там 35 процентов, 37. Вас это не пугает?

Михаил Маргелов:

По последним опросам, все-таки у "Единства" 28, у компартии - 25, но дело не в этом.

Михаил Соколов:

Разные опросы.

Михаил Маргелов:

Ха-ха.

Михаил Соколов:

Кто заказывал.

Михаил Маргелов:

Ну, что касается компартии, я здесь совершенно согласен с тем, что компартии нашей российской пора возвращать свое историческое название - Российская социал-демократическая рабочая партия.

Михаил Соколов:

Это вы, как верный путинец, говорите.

Михаил Маргелов:

Я это говорю, как бывший сотрудник международного отдела ЦК КПСС, в первую очередь.

Михаил Соколов:

Верите ли вы, вот что сбудется мечта Юрия Михайловича Лужкова? Он сказал что хочет, чтобы партию возглавил лично президент России, правда, почему-то не сказал фамилию, но, наверное, он имел в виду Владимира Путина. Вот вы в это верите?

Михаил Маргелов:

Не знаю. Вот во время предвыборной кампании 1999 года тоже было много разговоров на тему, возглавит Путин партию "Единство", не возглавит он эту партию. Я думаю, что здесь, как говорят политологи, мяч - на стороне поля президента. Ему решать. Но, исходя из логики развития политических систем во всем мире, действительно, наверное, было бы логично, чтобы именно победившая на выборах политическая партия выдвигала бы своего лидера. Но я не думаю, что это может произойти очень быстро.

Михаил Соколов:

То есть, для этого вам надо победить на парламентских выборах 2003 года?

Михаил Маргелов:

Ну, давайте уж дальше. Для этого надо еще потом прийти и к выборному принципу формирования Совета Федерации, который сейчас у нас формируется, как сенат США формировался до 1910 года, и так далее, и так далее, и так далее. То есть, путь вообще нашей политической системе предстоит пройти довольно большой. Так что я не стал бы забегать сейчас вперед и остался бы консерватором.

Михаил Соколов:

Гостем московской студии Радио Свобода в программе "Выборы-2001" был Михаил Маргелов, член политсовета партии "Единство", член Совета Федерации.

Гость московской студии Радио Свобода - зам. руководителя фракции "Яблоко" Сергей Иваненко.

Итак, начнем с вот такого события. Это объединение "Отечества", "Единства" и теперь уже "Всей России". Согласны ли вы с тезисом о том, что эта партия "Единство" будет сильнее предшественников, поскольку есть вот вождь, Путин, есть дисциплина?

Сергей Иваненко:

Я думаю, что в партию Путина можно объединить до сотни различных общественно-политических организаций - и "Отечество", и "Вся Россия", и много других. Но от этого количество голосов, которые получит эта партия на президентских и парламентских выборах, не увеличится.

Потому что все это - разновидности партии власти, и избиратель голосует за Путина. Вот ту структуру, на которую укажет наш президент, за нее избиратель и будет голосовать. А вот такое объединение, на самом деле, просто означает поглощение "Единством" как вот этой потенциальной партией президента Путина, поглощение всех остальных таких формирований.

Михаил Соколов:

А если Путин возглавит эту партию лично? Вообще, вы в это верите?

Сергей Иваненко:

Это не имеет значения. Имеет значение то, что он укажет на нее пальцем. Если президент скажет, что "Вот за эту партию надо голосовать, потому что это моя партия", то она наберет необходимое количество голосов в Государственную Думу, независимо от того, кто будет формально ее возглавлять.

У нас люди пока не очень четко себе представляют, что выборы в парламент и выборы президентские - это все-таки разные выборы. В парламенте те люди, которых туда выбирают, должны работать, они должны что-то делать. Все-таки есть такое ощущение, что парламент - это, скорее, больше награда, чем, в общем-то, какая-то обязанность.

Михаил Соколов:

Одни объединяются, а другие сейчас и разъединяются.

Вот у вас в вашей партии "Яблоко" Григорий Явлинский даже взял на себя руководство Московской региональной организацией, поскольку ее бывший лидер в столице депутат Думы Вячеслав Игрунов вместе с группой сторонников покинул вас. Объявил, что в партии процветает авторитарность, что это инструмент обслуживания президентских амбиций лидера, а он вот - последовательный сторонник участия в исполнительной власти, и теперь отстаивает необходимость сотрудничества с президентом.

Вячеслав Игрунов:

Меня, первое: не устраивает собирание пяти процентов голосов на каждый выборах. Я ориентирован на гораздо большие цифры, чтобы иметь возможность влиять. А во-вторых, меня не устраивает заранее заявленная позиция, что мы находимся в оппозиции.

Я полагаю, что политическая партия должна быть независимой, и в том случае, когда ее линия совпадает с линией администрации, работать вместе с администрацией. В тех случаях, когда расходится, находиться в оппозиции. А заранее декларировать, что "Мы - партия оппозиции" - это не мой подход.

Михаил Соколов:

Как вы прокомментируете заявление и действия вашего бывшего коллеги?



Сергей Иваненко:

Мы, конечно, сожалеем, что есть люди, которые выходят из "Яблока". Правда, я должен сказать, что за последний год численность партии выросла в полтора раза. Сегодня она достигает почти 11 000 человек. И, естественно, в такой относительно большой для демократической России партии существует такая миграция: кто-то уходит, кто-то приходит.

Я выскажусь по существу дела. Мы действительно находимся в оппозиции, в системной оппозиции курсу на построение в России корпоративного полицейского государства. И будем всячески этому препятствовать и бороться всеми имеющимися у нас средствами. Мы боремся за права и свободы человека, мы отстаиваем эти позиции и в Государственной Думе, и вне ее - в тех возможностях, которые у нас есть.

Но в то же самое время надо понимать, что мы не являемся оппозицией партии власти в классическом смысле этого слова. Потому что классическая позиция - это оппозиция, которая, проще говоря, голосует против закона, в котором написано, что дважды два - четыре, только потому, что этот закон внесла партия правящая.

Мы все-таки находимся в несколько других условиях. У нас политическая ситуация пока еще не стабилизировалась, и в этом смысле мы делаем ровно то, о чем говорит господин Игрунов. Мы, конечно, сотрудничаем с властью тогда, когда они предлагают разумные меры.

Ну, например, налоговая реформа. Мы ее полностью поддержали. Более того, мы ее предлагали 10 лет назад. Мы поддерживаем, скажем, судебную реформу - то, что вот сегодня, хоть и непоследовательно, но делается.

Поэтому говорить о том, что это неконструктивная позиция - просто передержки.

На самом деле, то, что один из бывших лидеров "Яблока" выходит из партии, с моей точки зрения, вызвано, в основном, личными причинами.

Михаил Соколов:

Простите, а вы на конференции московской действительно говорили, что Игрунов раскалывает партию по заказу Кремля и на кремлевские деньги? А он вот это все опровергает.

Сергей Иваненко:

Я на московском собрании (закрытом, кстати говоря; мы так договорились) говорил о том, что есть сведения, о которых очень часто говорят, что близкие друзья господина Игрунова, например, такие как Глеб Павловский, действительно имеют соответствующие намерения и цели. Но я, конечно, не следователь, я не могу сказать, было ли такое задание или нет, мне это неизвестно.

Но объективно - безусловно, есть в Кремле люди (и политтехнологи, и в том числе и ответственные сотрудники), которые не хотят видеть "Яблоко" на политической сцене России. И это является фактом.

Михаил Соколов:

А я вот сделал вывод, что уход команды Игрунова вряд ли повлияет на электоральные позиции "Яблока". Ну, поскольку, на мой взгляд, это лидерская партия, и очень зависит ее рейтинг от рейтинга Григория Явлинского. Господин Игрунов вот с этим не согласился.

Вячеслав Игрунов:

Имидж партии, из которой все время кто-то уходит, но никто не приходит, постепенно понижает рейтинг партии.

Рейтинг партии "Яблоко" объясняется количеством неухоженных людей, которые хотят выразить свой протест нынешней государственной политике, придерживаются демократических взглядов, но им голосовать не за кого. Как только в стране появится реальная политическая сила, играющая на этом же поле, рейтинг "Яблока" стремительно упадет.

Михаил Соколов:

Вопрос Сергею Иваненко. Вы осознаете вот такую, действительно, угрозу?



Сергей Иваненко:

Я слышу эти разговоры все те годы, которые существует "Яблоко". Я думаю, что есть очень серьезные интересы, которые состоят в том, чтобы мы исчезли с политической сцены России. Это действительно так. Что касается рейтингов, то мы все знаем им цену.

Мы знаем доподлинно другое, что "Яблоко" представляет собой политическую силу, которая отражает абсолютно реальные взгляды абсолютно реальных людей, граждан России. Этих людей - миллионы. Это взгляды, которые состоят в том, что в России должна быть демократическая рыночная и гражданско-правовая система, в которой власть должна служить обществу и быть под ее контролем. И независимо от того, как будет называться эта партия, будем ли мы в этой партии или кто-то другой, значит, эта система взглядов существует, и она будет представлена в российской политической элите.

Если говорить вот об этих прогнозах, то я думаю, что они ни на чем не основаны. Они, скорее, отражают желания тех или иных людей.

Безусловно, существует конкуренция, и очень многие бы хотели занять вот то место, которое сегодня занимает "Яблоко". В разных целях, для разных задач. Но это обычно нормальная политическая конкуренция, и я, например, буду приветствовать создание таких либеральных демократических партий, которые в открытой честной борьбе смогут выиграть у "Яблока". Я буду только это приветствовать.

Но пока я вижу другое. Пока я вижу создание из Кремля псевдолиберальных, псевдодемократических партий с риторикой. Смысл этих партий только в одном: чтобы быть таким цветочком в петлице вот нового государственного мышления. Быть партией, которая говорит о либерализме, а на самом деле - делает все то, что ей говорит хозяин Кремля.

И в этом смысле, наверное, правда, что сегодня в России нет независимой самостоятельной гражданской политической силы, кроме "Яблока". Поэтому оно вызывает такое раздражение.

Михаил Соколов:

Вы с Союзом правых сил договорились о совместных действиях в кампании региональных выборов. В этом году их достаточно много, в конце - законодательные собрания. Но вот пока что-то особых успехов я не вижу.

Скажем, в Белгороде вот были только что выборы. Там "Яблоко" не смогло толком выступить, по-моему. Там один или два кандидата было.

В Петербурге совместный кандидат "Яблока", "Единства" и СПС занял третье место...

Сергей Иваненко:

Региональные выборы - здесь мы действительно проводим согласование. Тоже, согласовываем-то мы все успешно, но вот пока результатов таких крупных, прорывных, нет. Пока у нас нет ни одного губернатора, который выиграл выборы. Не получаем мы большинства мест в законодательных собраниях.

Но все же, если сравнивать от достигнутого, то есть все-таки пойти по такому "госплановскому" принципу, то справедливости ради надо сказать, что динамика у нас очень неплохая.

Ну, буквально несколько цифр. Вот если говорить о "Яблоке", то в 2000 году у нас не было ни одного избранного мэра или главы администрации в России. В 2001 году их 11 человек. Это мэры городов, таких как Арзамас, Зеленокумск (это Ставропольский край), таких как Кропоткин (это Краснодарский край). Некоторые даже сельские администрации теперь возглавляют члены партии "Яблоко".

Конечно, это согласованные кандидаты. Я думаю, такие же кандидаты избранные есть и у СПС.

На выборах в законодательные собрания у "Яблока" вот в этом году избрано 16 депутатов законодательных собраний.

Ну, не Бог весть что, конечно, но это все-таки динамика. Потому что сегодня их у нас 45. Следовательно, год назад их было заметно меньше.

И очень неплохие результаты у нас на выборах в местное самоуправление. У нас несколько сотен людей избраны муниципальными советниками. Ну, то есть - теми людьми, которым не платят зарплату, у которых нет особых финансовых полномочий, поэтому ни власть, ни криминал пока туда не добрались. Там проходят относительно честные выборы в этом смысле. И вот здесь у нас достаточно широкое представительство.

Поэтому мы достаточно оптимистично расцениваем итоги выборов 2001 года. Сейчас готовимся провести выборы, вот, 16 декабря. Серьезные очень выборы. Это Московская городская дума. 10 человек мы выдвинули от "Яблока". Согласовали с СПС, между прочим, округа.

Это Московская областная дума. У нас 7 кандидатов, и тоже согласованный список с СПС. мы разделили округа.

Поэтому мы движемся достаточно уверенно, хотя пока, действительно, прорывов нет.

Михаил Соколов:

Ну что ж, послушаем новости о ближайших выборах. 21 ноября избираются на 5 лет 26 депутатов Новгородской областной Думы.

Из Новгорода сообщает Светлана Герасимова.

Светлана Герасимова:

В общероссийскую прессу в новгородской кампании попали лишь 2 факта, приведшие к сокращению числа кандидатов: ночное убийство кандидата в депутаты из города Боровичи сорокашестилетнего предпринимателя Николая Петрова, которое правоохранительные органы Боровичского района уже утром квалифицировали как не политическое; сократило число претендентов на депутатский мандат и внезапное за 5 дней до выборов снятие своей кандидатуры бывшим заместителем председателя областной Думы Любовью Андреевой (представитель президента по Северо-западному федеральному округу Виктор Черкесов объявил о назначении Андреевой в его аппарат инспектором по Новгородской области).

А между тем социальные опросы пока замеряют настроение электората. Электорат к Думе областной почти прохладен. По данным опроса Общественного фонда "Сфера согласия", более 40 процентов граждан определенно ничего не знают о работе Думы, а еще более 30 процентов затруднились с ответом. Политическая ориентация будущих областных депутатов тоже мало значима для новгородцев. 44 процента избирателей не отдают предпочтения ни одной из представленных в области партий.

Впрочем, почти никто из партий особое рвение в предвыборной гонке и не проявлял. Поддержать своих трех кандидатов приезжал лидер Союза правых сил Борис Немцов. ЛДПР, хотя и выдвинуло немало кандидатов, но оказалось без финансовой помощи из московского центра. От коммунистов в кандидатах - сам лидер областной организации компартии Валерий Гайдым.

Видно и без прогнозов, что из 88 кандидатов серьезно претендуют на победу известные люди - руководители крупных и успешно действующих прелдприятий, а также главы местного самоуправления, главы районных администраций. Они и в прежнем созыве областной думы составляли почти половину. Нет сомнений, так произойдет и на этот раз.

И если активистов-общественников главы районов и генеральные директора очень беспокоят в качестве депутатов, то губернатор области Михаил Прусак ситуацию оценивает прагматически. Для практической работы местных законодателей значение имеет их опыт преодоления проблем, а не талант рассказывать о них.

Михаил Соколов:

Сообщала из Новгорода Светлана Герасимова.

Вопрос - Сергею Иваненко. Вот так тихо проходит кампания в вотчине Михаила Прусака. Вот новгородский губернатор, он добился определенных успехов в экономической области, в привлечении инвестиций. И, по-моему, в том, чтобы вытоптать политическое поле у себя.

И вот теперь как-то удивительно, что Прусак строит всероссийскую демократическую партию, и, кстати говоря, тут получается так, что в некотором смысле, на обломках "Яблока". Например, в Калининграде от вас ушел один из руководителей, депутат в областной Думе Витаутас Лопата, и вот он был на пресс-конференции с Михаилом Прусаком уже в качестве руководителя отделения демпартии.

Как вы это все объясните?



Сергей Иваненко:

На самом деле, я с интересом прослушал репортаж. Я-то думал, что только у "Яблока" в Новгороде не очень сильная организация, а оказалось, что не только у "Яблока". И вообще там политическая жизнь тех партий, которые представлены в Думе, не очень активна.

Да, мы знаем эту ситуацию. Мы пытаемся укреплять сейчас наши организации. Действительно, "Яблоко" пока еще не во всех субъектах Федерации имеет такие устойчивые позиции, и Новгород это одна из таких областей, где мы пока еще не можем ничем похвастаться.

Что касается Михаила Прусака, я согласен с вами. Он действительно способный губернатор. Взгляды его тоже мне известны, и в основе своей они близки к тем взглядам, которые излагает... ну, во всяком случае, СПС и "Яблоко", отчасти. И я думаю, что, наверное, его личность сыграла свою роль в том, что политический процесс там не очень активен. И в этом смысле я могу привести пример с Борисом Немцовым, который, будучи молодым способным губернатором Нижегородской области, находился примерно в таком же политическом положении, когда из полутора миллионов избирателей Нижнего Новгорода миллион проголосовал за него на губернатора. И других политических партий там было незаметно.

Если говорить о политических перспективах Михаила Прусака на федеральной политической арене, то я хочу обратить опять внимание на тот же самый пример с Борисом Ефимовичем Немцовым, который, переехав из Нижнего Новгорода на работу в правительство в Москву, очень сильно потерял свои позиции.

Это очень тяжелое дело - создавать федеральную партию. Поэтому я не думаю, что к следующим парламентским выборам он сможет создать такую партию, которая будет успешно и на равных конкурировать с патриархами российской политической сцены.

Михаил Соколов:

Еще один конфликт последнего времени - это выборы мэра Ижевска. Он завершился весьма странным разменом. Федеральные власти вопреки сопротивлению власти Удмуртии назначили своего представителя главой республиканской телерадиокомпании, а главный федеральный инспектор и кандидат на пост мэра столицы Удмуртии Сергей Чикуров снял свою кандидатуру. И теперь у поддерживаемого властями исполняющего обязанности мэра Ижевска Виктора Балакина не осталось солидных конкурентов.

Из Ижевска сообщает Алексей Пентегов.

Алексей Пентегов:

Версий, по которым Сергей Чикуров мог быть отстранен от участия в выборах, много. Официальную озвучил Сергей Кириенко. По его словам, главный федеральный инспектор должен не участвовать в выборах, а заниматься своими непосредственными обязанностями - обеспечивать законность их проведения. Однако если бы Кириенко действительно так думал, то заявил бы об этом сразу, а не за неделю до начала голосования.

Главный редактор ижевской газеты "День" Сергей Щукин полагает, что Кириенко просто не знал о многих фактах биографии своего подчиненного.

Сергей Щукин:

Насколько мне известно, Кириенко во время своего визита имел самую продолжительную беседу с руководителем Удмуртского управления ФСБ Арзамасовым. Арзамасов ознакомил Кириенко с компрометирующими сведениями, компрометирующими главного федерального инспектора.

Алексей Пентегов:

По словам Сергея Щукина, республиканское руководство узнало обо всех жизненных перипетиях главного федерального инспектора, а ранее крупного бизнесмена Сергея Чикурова.

Тем не менее, говорит главный редактор газеты "День", именно при косвенном участии руководства Удмуртии Сергей Чикуров год назад был назначен на свою нынешнюю должность.

Сергей Щукин:

Комизм ситуации заключается в том, что тогда смещали Балакина, который числился в политических оппонентах республиканского руководства.

Когда он был выгоден, его поддерживали, когда он, так сказать, разошелся с республиканским истеблишментом, его сейчас топят.

Алексей Пентегов:

Есть и еще одна версия схода Сергея Чикурова с дистанции всего за неделю до выборов, и связана она с громким скандалом вокруг государственной телерадиокомпании "Удмуртия".

(Напомню, что 6 октября телекомпания была отключена от эфира на метровом канале и вещала на запасном, дециметровом. Председатель Всероссийской телерадиокомпании Олег Добродеев заявил тогда в интервью "Интерфаксу", что замена руководителя обусловлена политической ангажированностью удмуртского государственного телевидения. Этот мощный информационный ресурс с подачи руководства республики был направлен на поддержку кандидата от власти Виктора Балакина.

Президент Удмуртии Александр Волков выступал за то, чтобы кандидатура гендиректора республиканской телерадиокомпании обязательно согласовывалась с удмуртским парламентом.)

Сергей Кириенко и Олег Добродеев прилетели в Ижевск с уже готовым планом решения. Во всяком случае, в ижевском аэропорту после получасовой беседы с Волковым Сергей Кириенко заявил журналистам, что взаимопонимание с обеих сторон достигнуто.

Сергей Кириенко:

Никаким политическим выборам, никаким политическим амбициям нельзя дать в угоду соблюдение закона. То есть принципиальным является безусловное, точное соблюдение закона. Это будет соблюдено.

Алексей Пентегов:

Президент Удмуртии Александр Волков разделил мнение полномочного представителя.

Александр Волков:

Мы находим согласованное решение. Это главное.

Алексей Пентегов:

В тот же день исполняющий обязанности гендиректора ГТРК "Удмуртия" Сергей Никитин приступил к работе, а вещание телеканала было восстановлено в полном объеме.

На встрече с коллективом удмуртского телевидения Олег Добродеев заявил, что Сергей Никитин останется на этом посту вплоть до окончания выборов в Ижевске и будет контролировать редакционную политику телерадиокомпании (цитирую): "В одной руке у нас будет секундомер, а в другой закон "О выборах". Ни одному кандидату не будет предоставлено больше времени в эфире, чем это положено по закону".

После 21 октября на должность гендиректора телекомпании будет назначен руководитель из Удмуртии.

Такое легкое разрешение конфликта некоторые аналитики склонны объяснять тем, что Кириенко попросту обменял неучастие Чикурова в выборах на возможность поставить во главе удмуртского государственного телевидения своего человека.

Политолог и главный редактор газеты "День" Сергей Щукин не согласен с такой точкой зрения.

Сергей Щукин:

Это не размен. Другое дело, что для республиканских властей, может быть, это был определенный компромисс, когда они добились таких слов Кириенко, когда он нейтрализовался от избирательной кампании. Но я думаю, что республиканские власти еще поймут, что вообще-то они больше потеряли. Они потеряли телевидение.

Алексей Пентегов:

Республиканские власти могли бы потерять и влияние на республиканскую прокуратуру, однако, Генеральный Прокурор России Владимир Устинов не подписал рапорт главного прокурора Удмуртии Зыкова об отставке и ограничился строгим выговором. Кроме того, в столице Удмуртии продолжает работу следственная бригада Генеральной прокуратуры России. Ей предстоит выяснить, почему исполняющий обязанности гендиректора ГТРК Удмуртии Сергей Никитин не был допущен на территорию телерадиокомпании, и кто именно отдал такое распоряжение.

Михаил Соколов:

Мой вопрос Сергею Иваненко.

Вот депутатов убеждали, что путинская федеративная реформа будет пресекать феодализм. Помню, вот ваш коллега Сергей Митрохин очень активно этот тезис развивал.

И вот мы видим конкретную вещь. В Ижевске такой вот, прикрытый ханжескими речами полпреда, идет просто циничный размен: должность мэра - на главу отделения федеральной компании.



Сергей Иваненко:

Собственно говоря, реформы-то как таковой-то и не было. Была только первая попытка, первая часть этой реформы. Феодальных баронов перевели под власть вновь избранного монарха, но на этом все и закончилось. Потому что, как говорится, до Бога высоко, до царя далеко.

Сейчас наша политическая и экономическая жизнь в регионах протекает по несколько измененному, но все же старому сценарию. Если раньше были они полновластными хозяевами 24 часа в сутки, то сейчас они - полновластные хозяева, кроме того времени, когда на часик к ним в аэропорт залетит полномочный представитель президента. И вот за этот час, ну, наверное, можно отдать одну-другую должность и тем самым как бы успокоить вот эту волну. А все остальное время все там продолжается, как и было.

Поэтому, на самом деле, никакой особой федеративной реформы не было. Просто центр имеет теперь возможность какие-то вопросы вот таким образом решать.

Я не думаю, что это равноценная и тем более систематическая такая обменная работа, торговая, которая налажена в России. Я думаю, что, если бы она была систематической, может быть, из этого было бы больше пользы.

Ну, это я, конечно, иронизирую по этому поводу, но, по крайней мере, ситуация была бы какая-то другая.

Я думаю, что все еще впереди, и я возлагаю особые надежды (может быть, это прозвучит парадоксально) на реформу Совета Федерации. Потому что мне кажется, что если мы перейдем к системе прямых выборов в Совет Федерации от соответствующих территорий и создадим еще один дополнительный институт, но уже представительной демократии, тогда будет вот какой-то хоть баланс, и будет хоть какой-то противовес вот этой связке губернатор - полпред - президент.

Наверное, не везде и не всегда, и не сразу это получится, но никакого другого способа, кроме как прямые выборы населением своих представителей, которые в федеральных органах власти представляют их интересы и независимы от всех других органов власти, ну существует.

До тех пор, пока у нас Совет Федерации будет таким марионеточным, то очень трудно представить себе другой тип взаимоотношений центра и регионов.

Михаил Соколов:

Спасибо Сергею Иваненко.

9 декабря в Самарской области пройдут выборы депутатов губернского Законодательного собрания. Об этом рассказывает Сергей Хазов.

Сергей Хазов:

В борьбу за места в Самарской губернской Думе сегодня активно включились лишь две политические силы - "Единство" и компартия России.

Коммунисты идут на выборы 9 декабря, объединившись со сторонниками мэра Самары Георгия Лиманского. Объединенные силы КПРФ и самарских чиновников обещают выдвинуть своих кандидатов по всем 25 избирательным округам губернии.

Облсовет пропрезидентской партии "Единство" также занят формированием команды кандидатов для участия в выборах в губернскую думу. Ожидается, что среди них будут известные в области руководители. К примеру, начальник Куйбышевской железной дороги Евгений Плохов.

Единственное, что немного отвлекло самарских "медведей" от предвыборной гонки, так это конфликт, разыгравшийся внутри регионального отделения партии. Суть его - в неприятии рядовыми партийцами личности прежнего лидера Геннадия Звягина. По их мнению, выдвигаясь кандидатом на выборах самарского губернатора и мэра, руководитель дочерней фирмы "Газпрома" господин Звягин слишком рьяно использовал свою принадлежность к "Единству", компрометируя пропрезидентскую партию.

Увлеченность политикой негативно сказалась на профессиональной карьере Звягина. Во время визита в Самару председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер сообщил, что Геннадий Звягин снят с поста директор "Самаратрансгаза".

На областной конференции "медведей" 22 сентября попытка Звягина переизбраться на пост лидера самарского регионального отделения партии "Единство" потерпела неудачу. Губернские "медведи" поддержали кандидатуру рекомендованного федеральным центром бизнесмена Юрия Севастьянова.

Губернатор Самарской области Константин Титов может поддержать как представителей федеральной партии власти, так и своих соратников по социал-демократическим проектам.

Его давний противник Геннадий Звягин, по его собственным словам, отчаиваться не собирается и намерен выдвинуть свою кандидатуру на выборах депутатов губернской Думы. В дальнейшем Звягин не исключает даже свое избрание спикером областного Законодательного собрания. В этом стремлении он не одинок.

Такая же мечта и у самарского мэра Георгия Лиманского.

Самарская областная организация "Яблока" не имеет в своем активе раскрученных политиков, а потому намеревается идти на выборы в губернский парламент, объединившись в единый блок с Союзом правых сил.

Михаил Соколов:

Губернатор Самарской области Константин Титов так прокомментировал предвыборную ситуацию в регионе.

Константин Титов:

Действительно, у нас господин Лиманский пользуется поддержкой коммунистов, и действительно он препятствует проведению реформ, которые сегодня провозгласил президент. Это - реформа образования, реформа жилищно-коммунального хозяйства. Это все то, что проходит на земле, что улучшает качество жизни горожан, что способствует развитию города и экономики города.

Да, он здесь с ними, четко, профессионально в этом блоке, и нам всем это надо учитывать.

В отношении "Единства" и Российской партии социальной демократии. Я встречался с лидерами "Единства". Мы определили, что у нас нет идеологических разногласий. Нам не стоит работать друг против друга, нам надо работать вместе на кандидатов, которые бы сегодня реализовывали то, что делается президентом, реализовывали наши идеи в рамках субъекта Федерации. И мы заключили такой союз с "Единством". У нас нет противоречий.

Михаил Соколов:

Это случилось после того, как руководителем самарского "Единства" перестал быть ваш постоянный оппонент господин Звягин?

Константин Титов:

Были серьезные противоречия, потому что вот это как бы околопартийная фразеология Звягина ни в коей мере не отражала ни программу "Единства", партии "Единство", ни те задачи, которые фракция "Единства" решала в Государственной Думе.

Он шел на выборы мэра и критиковал губернатора, который проводит политику, согласованную со своей партией, согласованную со своими предвыборными обещаниями. И он это критиковал. А поддерживал господина Лиманского, который поддерживает коммунистов.

Как я с таким человеком могу работать, когда у него в одной партии несколько лиц?

Поэтому сегодня у меня никаких противоречий с "Единством" нет, мы работаем конструктивно. И я встречей с господином Севастьяновым, лидером местной организации областной, доволен. Мы обо всех параметрах работы совместной договорились.

Михаил Соколов:

Вопрос Сергею Иваненко.

Вам с господином Титовым придется, наверное, договариваться. Он ведь вот со своей Объединенной социал-демократической партией Яковлева - Горбачева - Рыбкина тоже хочет занять нишу "Яблока". Так?

Сергей Иваненко:

Действительно формируется двух-, трехпартийная система, если иметь в виду направления политические. Значит, первое направление - это партия власти, как бы она там ни называлась.

Михаил Соколов:

Они себя считают консерваторами.

Сергей Иваненко:

Неважно, как они считают, но важно, что они все считают себя подчиненными Владимира Путина. Вот это, мне кажется, гораздо более яркий и точный критерий отношения к этой партии.

Вторая партия - это коммунисты, это Зюганов и избиратель коммунистов.

И третья группа партий - это партии демократические. Я бы не стал их сегодня делить на социал-демократические, скажем, и либерально-демократические. Я думаю, что сегодня у России задача все-таки несколько другого масштаба, чем определить, какой должен быть налог на добавленную стоимость, 20 процентов или 22 процента (что отличает либералов и социал-демократов в других странах мира).

Все-таки у нас другие задачи. Это - борьба за свободу слова, это - борьба против войны в Чечне. Это - обеспечение прав и свобод, элементарных гражданских прав и свобод граждан. И в этом смысле я не вижу никаких противоречий с такими партиями как партия социал-демократов и "Яблоко", и СПС, между прочим.

Михаил Соколов:

Кроме войны в Чечне.

Сергей Иваненко:

... как партия Титова, партия Горбачева.

Ну, существуют разногласия по отдельным и в том числе существенным вопросам, но, кстати говоря, если говорить о войне в Чечне, то мы видим эволюцию СПС...

Михаил Соколов:

Наверное, и у партии власти есть определенная эволюция сейчас.

Сергей Иваненко:

Да, между прочим, сегодня после заявления, правда, нашего президента, уже никто не говорит о том, что не надо вести никаких переговоров с чеченскими боевиками. А это - то, за что нас третировали еще два года назад. Всем памятны эти знаменитые истории с ярлыками, с обвинениями в предательстве. И все это очень, конечно, трагично обошлось для нашей страны. Вот такой военный психоз.

Поэтому я думаю, что сегодня существует объективное поле для того, чтобы в рамках вот этого третьего направления пути демократических партий, которые стоят на относительно независимой платформе, независимой от власти и отличной от коммунистов. И в этом смысле я думаю, что возможно создание самых широких коалиций вплоть до создания единых списков на парламентские выборы, вплоть до выдвижения единого кандидата на президентские выборы.

Михаил Соколов:

На президентских выборах 2004 года?

Сергей Иваненко:

2004 года, да.

Михаил Соколов:

Спасибо.

В следующей нашей передаче 25 октября специальный репортаж Андрея Трухана из Астраханской области.

XS
SM
MD
LG