Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тройственный союз бюрократии, выборы в Якутии, на Орловщие, в Чувашии, - обсуждаем текущую политику вместе с одним из лидеров СПС Виктором Похмелкиным


Михаил Соколов:

Третий съезд движения "Единство" на втором часу работы, лишь при семи голосовавших "против", дружно поддержал предложение своего лидера Сергея Шойгу объединиться с "Отечеством" Юрия Лужкова в одну партию. А через пару часов съезд Союза "Отечества" и "Единства" принял в ряды этой организации движение "Вся Россия" президента Татарстана Минтимера Шаймиева и санкт-петербургского губернатора Владимира Яковлева. Тройственный союз 1 декабря преобразовывается в единую центристскую партию власти.



Юрий Лужков смирил политические амбиции, и, казалось, объединительный процесс автоматически делает Сергея Шойгу первым лицом новой партийной машины. Шойгу начал было в верхах вести себя как вождь партии "Единого Отечества". И вот в субботу Сергею Шойгу пришлось давать соратникам неприятные публичные разъяснения в связи, как он выразился, "с подарком неких сил съезду".

Постоянные разговоры о следствии в Министерстве по чрезвычайным ситуациям взбудоражили делегатов. Шойгу утверждал: уголовного дела против него как министра нет, в МЧС - обычные проверки. Общеупотребительная версия: Кремль методично выдавливает из власти старые ельцинские кадры, выдвигая питерцев с чекистским прошлым. Он и дал понять Шойгу: незаменимых героев у России нет. Вождь у страны один - президент Путин.



Вместе со мной в московской студии - наш гость, депутат Государственной Думы, первый зам. руководителя фракции "Союз правых сил" в Думе Виктор Похмелкин.

Я хочу начать с темы последних недель, это вот идет процесс такой создания партии власти. "Отечество", "Единство" консолидируются, принимают "Всю Россию". Как вот вам, Виктор Валерьевич, видится эта партия "Единого Отечества", этот блок бюрократии от Лужкова до Шойгу? Это дееспособная политическая сила, и вообще, надолго ли она или она повторит судьбу ДВР, НДР, которые вы тоже видели?



Виктор Похмелкин:

Партия власти, то бишь - партия бюрократии, в России вечна, это очевидно. Названия, вывески, люди там, конечно, могут меняться, и будут меняться довольно легко. Беда этой конструкции состоит в том, что она опирается не на каких-то реальных избирателей, на те или иные социальные группы, не на структуру гражданского общества, а на существующий властный механизм.

Но, с другой стороны, это и характеризует ее классовую природу, то есть, характер понятен - это бюрократия. Номенклатура, чиновничество, как угодно, то есть, люди, которые находятся у власти либо поддерживают ее. В этом смысле Путин - лидер этой партии до тех пор, пока он президент страны. Если завтра его не изберут, просто про Путина можно забыть.

То, что сейчас их всех объединили, это означает, что власть в России сконцентрирована в одних руках. Пока были различные бюрократически группировки, противостоящие друг другу, и не было такой концентрации власти, была возможность, так сказать, существования нескольких партий. Наряду с "Выбором России", которая, кстати, была неоднородной партией, была партия "Единство и согласие" Шахрая, тоже ее люди входили в правительство. Наряду с НДР какое-то время существовало "Отечество", которое не сливалось с ним, наоборот, многие люди из "Нашего дома - России" стали переходить в партию Лужкова, потом появилось "Единство".



А вот сегодня возникла необходимость у бюрократии консолидировать все свои ряды, они начинают понимать, их вожди и идеологи, что междоусобица вредна для класса в целом, и потому вот этот общий классовый интерес начал доминировать над интересами отдельных кланов. Логично, понятно, для страны крайне опасно, потому что единая концентрированная бюрократия, конечно, причинит гораздо вреда обществу, чем ее отдельные разрозненные отряды.

Михаил Соколов:

Каков ваш прогноз: Вот сам Владимир Путин, он возглавит эту партию Шойгу-Лужкова-Шаймиева, о чем его, собственно, просят лидеры этой структуры?



Виктор Похмелкин:

Понятно, что им это нужно "до зарезу". Для Путина, мне кажется, это было если не политической смертью, то колоссальной политической ошибкой. Сегодня все-таки Путин воспринимается как всенародный президент, как человек, который устраивает людей самых разных убеждений, от либералов до нацистов. И он, в общем, ведет такую политику: шаг влево - шаг вправо, кусочек либералам небольшой, в виде, допустим, налоговой или земельной реформы - кусочек государственникам, вроде гимна советского, других вещей. Как только он занимает четкую политическую позицию, олицетворяется с той или ной партией, а уж тем более с партией бюрократии, он теряет серьезно и справа, и слева и, как мне кажется, дает козыри его политическим оппонентам.

Я думаю, что у него в окружении неглупые люди, вряд ли они посоветуют ему делать этот шаг. Меня бы, как оппонента партии бюрократии, очень бы устроило, чтобы Путин ее возглавил. Но я боюсь, что он этого не сделает.

Михаил Соколов:

Со съездом "Единства" совпали слухи о расследовании деятельности Сергея Шойгу, и, действительно, различные разоблачения. Все более очевидно многим, что Генеральная прокуратура наносит удары по разным, там, олигархам, министрам, корпорациям, я бы сказал, в таком плановом порядке. Вот вы видите, действительно, систему вот в этой борьбе с коррупцией, которую ведет нынешняя прокуратура?



Виктор Похмелкин:

Да нет, прокуратура ведь наша никогда борьбу с коррупцией всерьез не вела. Одна кампания сменяет другую, это еще с советских времен повелось, так и сейчас. Есть заказ политический, так сказать, он выполняется.

Михаил Соколов:

То есть, вы думаете, что есть черный список, так сказать, "на отстрел"?

Виктор Похмелкин:



Я думаю, что даже не то что черный список, просто с одной стороны этакая стихийная, в виде броуновского движения, борьба бюрократических группировок, хотя бы потому, что в партию-то они объединились, а капиталы разные, финансовые потоки разные, есть, так сказать, еще различные бюрократические кланы с точки зрения пребывания у власти, вот, скажем в период ельцинского правления и в новой бюрократии. Борьба, конечно, тут идет, и она всегда будет идти. И прокуратура в ней используется в качестве вот такой "фомки", я не знаю, или в качестве скальпеля, чего угодно. Но не тонкий инструмент, конечно, а довольно туповатый, но, тем не менее, это инструмент, в данном случае. Это с одной стороны.

С другой стороны, конечно, прокуратура борется за свое собственное выживание именно как вот такого ведомства, которое имеет широчайшие полномочия и ни за что, в общем, не отвечает. И ей надо показать, что она что-то делает. Потому что на самом деле, когда у вас нет ни одного конкретного результата: с законностью в стране плохо, с преступностью плохо, а вроде как бы за все это должна отвечать прокуратура, - надо показать видимость активности. Это, так сказать, совпадает в данном случае. Ну, и на все это налагается уже как бы межличностная борьба каких-то, так сказать, конкретных людей за те или иные финансовые ли ресурсы, либо за место под солнцем, которые просто, видя всю эту ситуацию, вбрасывают тот или иной компромат, или инспирируют определенные процессы.



Вот все это вместе рождает ту самую ситуацию, которая, в общем, честно говоря, вызывает противные чувства, потому что это ничего общего не имеет с наведением правового порядка в стране, а, по сути, является самой гнусной разновидностью политиканства.

Михаил Соколов:

Ну, что ж, перейдем к ситуации в регионах. Вот в одном из таких экзотических регионов, это Еврейская автономная область, прошли выборы в местное законодательное собрание. Послушаем репортаж.

Владимир Иващенко:

Главной неожиданностью прошедших в минувшее воскресенье выборов депутатов законодательного собрания Еврейской автономной области стало, пожалуй, поражение всех 11 кандидатов, выдвигавшихся местным отделением Коммунистической партии Российской Федерации. Накануне коммунистам наоборот прочили победу, и, прежде, всего потому, что еврейская автономия раньше всегда считалась красной, то есть голосующей преимущественно за представителей Народно-патриотического союза России. Так было, например, на предыдущих, двухлетней давности, выборах Государственной Думы Российской Федерации, Биробиджанской городской Думы, где левые вообще смогли набрать большинство.

Но в итоге 14 мест в областном парламенте достались кандидатам, поддержанным не участвовавшими напрямую в выборах "Единством" и "Яблоком", а пятнадцатым стал профессиональный спасатель Вячеслав Тимошков, опередивший своего основного соперника, врача Павла Винникова из блока "Единство", всего на пять голосов.

Примечательно, что на вторых ролях во многих округах оказались, опять же, не коммунисты, а уральцы, сумевшие подобрать группу молодых кандидатов, смело критиковавших местную власть и в то же время предлагавших свои пути подъема экономики в дотационной области.

Представители КПРФ построили борьбу как раз на одной критике и разоблачениях, что, видимо, уже стало утомлять избирателей.

Михаил Соколов:

Рассказывал Владимир Иващенко, это был репортаж из Биробиджана.

И мой вопрос депутату Государственной Думы Виктору Похмелкину. Вот я видел данные ВЦИОМа, опросов, популярность компартии стала падать неожиданно, 39 было процентов, теперь 31, вот такой вот исход выборов в Еврейской автономии. Вот вы верите, например, вы часто бываете у себя в Перми, что коммунисты, действительно, стали терять избирателя?

Виктор Похмелкин:

Знаете, мне трудно вот именно применительно к Перми говорить, коммунисты никогда не были популярны в нашем регионе. И в самые лучшие для себя времена там их кандидаты с трудом где-то там проходили по округам, почти не получалось у них, а по спискам партийным они там имели 9-10 процентов, не больше.

Но в целом я понимаю, что, в общем, стареет избиратель КПРФ традиционный, а ничего нового эта партия предложить обществу не может. То есть, как бы процесс социал-демократизации, который мог бы быть спасительным для нее, не происходит. Пытаются усидеть на двух стульях. Это, кстати, беда многих наших сегодняшних политических партий, я это и к СПС отношу. И поэтому, конечно, уровень доверия падает. Это - во-первых.

Во-вторых, вот речь-то ведь идет о региональных выборах. А надо сказать, что люди-то вообще значимость партий не понимают. Вот за людей они готовы голосовать, Я так понял, что ни один кандидат, напрямую выдвинутый от партии, не победил. Прошли люди там при поддержке партии, а это совсем другая...

Михаил Соколов:

Это потом выяснилось.

Виктор Похмелкин:

Да. Это совсем другая история. Выдвигались они от группы избирателей, как независимые кандидаты. И там голосовали за врачей там, за предпринимателей, не знаю, за кого еще. Ну, то есть, за личность. А не за партию. То есть, партии свою нужность не доказали еще обществу, новые партии. Ну, а КПФР - старая партия и, так сказать, по-моему, просто уже происходит естественный процесс разочарования. Так что, как мне кажется, сегодня политические партии должны что-то очень серьезное делать для того, чтобы люди вообще поняли их необходимость. И, прежде всего, конечно, как мне кажется, надо отказаться от партсистемы, когда люди голосуют за партийный список во главе с вождем и не зная, в общем, тех, кто по этому списку проходит.

Я принципиальный сторонник того, чтобы кандидаты от партии избирались и в Государственную Думу, и во все остальные органы по округам, чтобы за них голосовали в личном качестве. Тогда, если партия найдет 20, 15, а еще лучше 200 кандидатов, способных достойно выступить в округах, тогда это действительно сильная партия. Если в этой партии есть только один лидер, который набирает там 5-6-7 процентов, ну, я считаю, что у этой партии политического будущего нет.

Михаил Соколов:

Спасибо. Еще одни выборы законодателей прошли также в Астрахани. Послушаем материал Владимира Тимкова.

Владимир Тимков:

Стали известны предварительные итоги выборов в областное представительное собрание, пошедших в минувшее воскресенье, 28 октября. Самый громкий сандал избирательной кампании случился в последний перед выборами день. В этот день, когда уже запрещена политическая агитация, появилось множество листовок. Одна из этих листовок послужила поводом окружной избирательной комиссии номер 22 для снятия с регистрации депутата прошлого созыва Сергея Баженова. Но решение окружной избирательной комиссии кандидат Сергей Баженов успел оспорить в областной избирательной комиссии. Поскольку доказательств причастности самого Баженова к появлению листовок не было, облизбирком восстановил регистрацию кандидата, и он уверенно победил на выборах, набрав больше 60 процентов голосов избирателей.

Впрочем, не только Сергей Баженов, но и 14 других депутатов прошлого созыва из 27 принявших участие в выборах сумели переизбраться на новый срок. Среди новых депутатов представительного собрания больше всего директоров крупных предприятий - людей, обладающих солидной финансовой поддержкой. Это и Михаил Столяров, директор "Астраханьэнерго", и Виталий Курсков, директор крупного судостроительного завода, и Николай Макаренков, директор предприятия "Промстройматериалы", и Игорь Негирев, глава крупнейшей страховой компании. К этой же категории можно отнести и Николая Кабачика, главврача крупнейшей в области Александро-Маринской больницы.

Еще больше увеличил свое представительство в законодательном собрании "Астраханьгазпром". Теперь депутатские мандаты есть не только у генерального директора Виктора Щугорева, но и у двух его заместителей - Владимира Коломойца и Александра Саушина, а также начальника дочернего предприятия "Астраханьгазпрома" Геннадия Гнеучева.

Среди новых депутатов ОПС можно также отметить Петра Гужвина, сына губернатора Астраханской области Анатолия Гужвина. Впрочем, в его победе мало кто сомневался.

Михаил Соколов:

Рассказывал Владимир Тимков.

И мой вопрос - депутату Государственной Думы Виктору Похмелкину. Виктор Валерьевич, ну, вот, вы видите, здесь коммунистами даже в Астрахани не очень-то и пахнет, а такие солидные люди идут и, в общем, вполне справедливо говорили, что там одна из партий была это партия "Астраханьгазпрома" на выборах.

Вот новый вариант закона о гарантиях избирательных прав граждан предполагает, а возможно, это будет, действительно, уже внесено, как такая необходимость введения партийных списков вот на региональный уровень, на выборы в законодательное собрание. Как вы это себе представляете?

Виктор Похмелкин:

Будет выставляться список во главе с тем или иным вождем, а может быть, и не во главе, я не знаю, какие...

Михаил Соколов:

Но они должны от центральных партий идти?

Виктор Похмелкин:



Да, от центральных партий. 50 процентов Законодательного собрания региона будет представлено партийными списками. Мало того, что у нас сегодня Совет Федерации уже перестал представлять интересы регионов, сейчас еще дело идет к тому, что и Законодательные собрания субъектов Федерации перестанут представлять, по крайней мере, на половину, интересы регионов, а будут выражать позиции московских вождей. Вот, на самом деле, к чему ведет эта ситуация.

Я прошу понять правильно. Я вообще - сторонник партийной политической системы, чтобы партии активно участвовали, в том числе на выборах в Законодательное собрание. Но создавать им искусственные тепличные условия.... Пусть выдвигают кандидатов в округах. Кто же мешает? И пусть их кандидаты от партии борются, так сказать, между собой и с независимыми кандидатами и доказывают свою нужность, полезность, и так далее. Нет, избран другой путь. Давайте нам по спискам, и волей-неволей на 50 процентов будет избираться таким образом.

Самое печальное, что Совет Федерации, который, на самом деле. должен был остановить бы это дело, защищая интересы регионов, он это не сделает.

Есть, правда, один плюс. Конечно, надо выводить выборы в регионах из-под контроля местной исполнительной власти, вот это правда. И в этом смысле наличие партийных списков и голосование по ним будет в меньшей степени зависеть от регионального административного ресурса. Потому что - очевидно, что в закон о гарантиях избирательных прав будет внесена эта норма, и уже буквально со следующего цикла на выборы в Законодательных собраний субъектов Федерации 50 процентов депутатов будет избираться по партийным спискам. Это просто та реальность, с которой нам всем придется жить и существовать.

Михаил Соколов:

Но нынешние же рейтинги, они дадут тогда место в этих Законодательных собраниях тем, кто постоянно проигрывает в борьбе с административным ресурсом, то есть, СПС, "Яблоко", то есть, в общем, силы достаточно оппозиционные могут оказаться представленными.

Виктор Похмелкин:

Этого надо еще добиться и доказать. Понимаете, если вы имеете возможность реально провести людей в округах, то тогда, в общем, так сказать, вам не помешает и список. Если вы в округах работаете плохо, вряд ли вы что-то получите, особенно в борьбе с такими монстрами, как партия власти или КПРФ, во многих регионах, где позиции КПРФ продолжают оставаться очень сильными.

Так что на самом деле, от силы одного-двух дополнительных депутатов могут получить такие партии, как Союз правых сил, "Яблоко", может быть, другие, ЛДПР. Но - не более того. Причем, придут они, повторяю, не в горниле, там, борьбы с другими кандидатами, а потому что голосовать будут за Явлинского, за Жириновского, фактически-то принадлежность к этому списку будет означать вот это. Вот с такой, конечно, конструкцией я согласиться не могу. Я еще раз повторяю: я сторонник того, чтобы люди голосовали за кандидатов в личном качестве, естественно, зная их партийную принадлежность.

Михаил Соколов:

Следующая наша тема - предвыборная ситуация в Чувашии. Из Чебоксар сообщает Дмитрий Лишнев.

Дмитрий Лишнев:

18 октября в Чебоксары на поезде, как простой гражданин, прибыл полномочный представитель президента России в Совете Федерации Вячеслав Хижняков. И первым делом он направился в парламент республики, где, общаясь с депутатами, однозначно заявил, что поддержкой Кремля пользуется не кто иной, как президент Чувашии Николай Федоров. А на вопрос, с чьего же ведома действующий генерал-лейтенант ФСБ Воронов участвует в выборах в качестве кандидата, ответил, что ему, как полномочному представителю президента Российской Федерации, ничего не известно о поддержке генерала президентом Путиным или его администрацией.

Во второй половине того же дня на пресс-конференции случился скандальный конфуз. Отвечая на вопросы, Вячеслав Хижняков поведал, что президент Путин благословил Николая Федорова на третий срок еще в июне сего года, во время визита в Чувашию, хотя, как известно, Владимир Путин ни разу не посещал Чувашию в дни празднования чувашской государственности, предпочтя в прошлом году веселью в Чебоксарах проводимый в то же самое время сабантуй в Казани.

Кульминационным моментом на пресс-конференции Вячеслава Хижнякова стало появление генерала Воронова, который однозначно обвинил полномочного представителя президента России в Совете Федерации в нарушении законодательства, выразившемся в проведении агитации за еще не зарегистрированного кандидата.

Станислав Воронов:

То, что господин Хижняков в ходе этого визита допустил...

Дмитрий Лишнев:

Говорит Станислав Воронов.

Станислав Воронов:

...это явно выходило за пределы предоставленных ему полномочий. В Государственном совете Чувашской республики он откровенно допустил выпады против меня. По этим выпадам я обратился в суд за защитой своей чести и достоинства.

Дмитрий Лишнев:

В Чувашию через неделю приехал сам председатель Центризбиркома России Александр Вешняков. Если кампания началась, то правила уже не меняются, сказал он на импровизированной пресс-конференции, отвечая на насущный вопрос, может ли президент Федоров баллотироваться на третий срок. К действующему чувашскому президенту претензий, подобных претензиям Центризбиркома России к действующему президенту Якутии, Александром Вешняковым высказано не было.

А в настоящее время собрали подписи и зарегистрированы Центризбиркомом Чувашии три кандидата: первый секретарь чувашского обкома КПФР депутат Госдумы Валентин Шурчанов, а также новый персонаж на сцене публичной политики, но хорошо известный в Чувашии бывший начальник республиканского управления ФСБ генерал-лейтенант Станислав Воронов.

Вчера Центризбиркомом республики в качестве кандидата на пост президента Чувашии был зарегистрирован действующий президент Николай Федоров. По мнению членов группы поддержки Станислава Воронова, все кандидаты, истинно желающие смены президента, логикой жизни будут вынуждены объединиться вокруг фигуры генерала. В то же время первый секретарь Чебоксарского горкома КПРФ депутат Госсовета Чувашии Игорь Маляков уверено заявил, что лидер коммунистов республики имеет, как никогда, значительные шансы победить на предстоящих выборах, а посему не согласится на вторую роль.

Коммунисты надеются и ждут помощи Кремля, с которым у президента Чувашии сложились, как известно, прохладные отношения, для удаления Николая Федорова с занимаемого поста. Вместе с тем, чувашская организация партии "Единство" на прошедшей конференции преобладающим большинством голосов поддержала выдвижение действующего президента Чувашии для переизбрания на третий срок.

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Чебоксар нашего корреспондента Дмитрия Лишнева.

И - вопрос депутату Государственной Думы России Виктору Похмелкину. Хотел вас спросить еще о позиции СПС по отношению еще к одному региону, где пройдут выборы президента, это Чувашия, зарегистрирован кандидатом Николай Федоров, президент Чувашии, и Союз правых сил там выдвинул своего кандидата. Вот, собственно, Федоров достаточно сильный руководитель, не боящийся критиковать Кремль. Почему правые, так сказать, повели свою парию там?

Виктор Похмелкин:

Я не согласен с решением, которое было принято, и лично буду поддерживать Николая Федорова. Я считаю, что он - вполне достойный президент свой республики и, что самое главное, в нынешних условиях он, действительно, один из немногих региональных лидеров, не боящихся искренне говорить правду, как он ее понимает, в глаза высшей власти. Я не всегда согласен, так сказать, с его оценками конкретными там, и так далее, но это другой вопрос. Но сегодня это - самое ценное качество любого политика - честность и способность говорить правду, несмотря на то, что власти это не понравится. Таких людей сегодня надо поддерживать обязательно.

Ну, это одна из тех ошибок, которые, в общем, допускают сегодня. А может быть, и не ошибка, может быть, здесь такая сложная интрига. Не секрет ведь, что в СПС есть крыло, которое активнейшим образом сотрудничает с Кремлем и, более того, тянет СПС именно в ту сторону, чтобы стать вторым изданием "Единства". Вот я принадлежу к другому крылу, которое считает, что Союз правых сил для того, чтобы сохраниться и не потерять себя, и просто элементарно исходя из человеческих представлений, должен сегодня все-таки в большей степени играть оппозиционную роль именно как либеральная оппозиция. И именно с этой точки зрения я полагаю, что в Чувашии следовало бы поддержать Николая Федорова. Я надеюсь, что он победит там и без поддержки Союза правых сил.

Михаил Соколов:

С результатом для себя привычным, 91 процент голосов, переизбрался губернатором Орловской области нынешний глава Совета Федерации Егор Строев.

Репортаж побывавшего в Орле специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина.

Владимир Долин:

Выборы, которые в третий раз триумфально выиграл Егор Строев, вряд ли можно назвать альтернативными.

Вот мнение избирателя Валентины Азаровой.

Валентина Азарова: Выдвинулись три кандидата: Мац, Молканов и Зябкин. Но простите меня, я послушала, как они выступают со своей предвыборной кампанией и говорят: "Какой Егор Семенович, ну, какой Егор Семенович хороший! Ну, какой Егор Семенович серебряный, золотой, яхонтовый!"

Владимир Долин:

Кандидаты от оппозиции Вячеслав Алексеев и Владимир Капустянский, поддержанные Союзом правых сил, не были зарегистрированы областной избирательной комиссией. Областной суд согласился с доводами избиркома.

Сам Егор Строев избирательную кампанию практически не вел, разве что на каждой магазинной витрине, как в Орле, так и в самой захолустной деревеньке, висел портрет главы областной администрации. Председатель Совета Федерации напоминал согражданам, что Орловщина является родиной Тургенева, Лескова и Фета. Поверху надпись: "Мы - за Строева, Строев - за нас".

Егор Строев во власти - патриарх. Свое восхождение по партийной лестнице начал еще в 60-е годы прошлого века. В 1985 году он возглавил обком КПСС, а в 1990 году стал членом Политбюро. В 1993 году он впервые выигрывает выборы главы администрации области.

В истории Орловщины, как считает лидер орловских правых Вячеслав Алексеев, начался период реставрации.

Вячеслав Алексеев:

То, что он сделал, это сродни реваншу ГКЧП. Вот чего они добивались тогда, чего они хотели вернуть в 1991 году, он вернул здесь, на территории Орловской области.

Владимир Долин:

Возглавив область, Егор Строев провел тотальную чистку в чиновных рядах.

Вячеслав Алексеев:

Весь кадровый потенциал старой партийной номенклатуры, он находится у власти и по сей день.

Владимир Долин:

Те же, кому пришлось уйти, были уволены де-факто с волчьим билетом.

Вспоминает бывший начальник управления внутренних дел области, второй раз бросивший перчатку Егору Строеву на нынешних губернаторских выборах, Владимир Капустянский.

Владимир Капустянский:

После того, когда меня отправили в отставку в 1995 году, я два года нигде не мог устроиться в Орле на работу, нигде. Вот, со своими званиями, учеными степенями, наградами, имея пять поощрений от президента Российской Федерации. Меня все боялись брать.

Владимир Долин:

Причину своей опалы Владимир Капустянский видит в кадровой политике губернатора.

Владимир Капустянский:

Строеву нужны не профессионалы, ему нужны угодники.

Владимир Долин:

Егор Строев неоднократно заявлял о себе как о стороннике рынка с сильным государственным регулированием. Как на пример торжества рыночных отношений в области, здесь любят ссылаться на фирму "Орловская нива", монополизировавшую закупку сельскохозяйственной продукции и продажу селянам техники.

Вячеслав Алексеев считает, что эта фирма была создана незаконно.

Вячеслав Алексеев:

"Орловская нива" создавалась с грубейшими нарушениями законодательства Российской Федерации о создании акционерных обществ. У нее был не надлежащий учредитель. Не Комитет по управлению имущество, не фонд имущества, а управление сельского хозяйства, которому Строев, в нарушение опять-таки, грубейшее нарушение законодательства, предоставил права и коммерческой организации, и государственного органа управления.

Владимир Долин:

Итоги деятельности сельскохозяйственной корпорации не утешают.

Вячеслав Алексеев:

Она придавила настолько сельское хозяйство, что априори ей все должны, этой фирме. "Орловская нива" сделала вечными должниками все колхозы, фермеров, крестьянские подворья, и так далее.

Владимир Долин:

В результате, крестьяне ищут заработки в сферах, от сельскохозяйственного производства весьма далеких.

Рассказывает бывший начальник Мценского районного отдела милиции Николай Бологов.

Николай Бологов:

Спасское-Лутовиново, значит, за две ночи три деревни оставили без электричества. Около двадцати километров проводов сняли.

Владимир Долин:

Сегодня, как утверждает Вячеслав Алексеев, область находится на 61 месте по покупательской способности граждан. 40 процентов орловчан живут за чертой бедности. А долги областного бюджета достигли 68 миллиарда рублей. Но избиратели области об этом не знают. Вся печатная и электронная пресса находится под жестким контролем исполнительной власти. Поэтому вряд ли стоит удивляться единодушию избирателей на прошедших выборах, на которых не было представлено какой-либо альтернативы действующему губернатору.

Михаил Соколов:

Это был репортаж нашего специального корреспондента Владимира Долина.

И мой вопрос - гостю московской студии "Радио Свобода" Виктору Похмелкину, депутату Государственной Думы, Союз правых сил.

Виктор Валерьевич. Вот ваши коллеги по СПС пытались баллотироваться в Орле, но как-то за них партия очень вяло вступалась, даже шума большого не было. А ведь, в общем, ситуация такая, что, действительно, Строев переизбрался абсолютно безальтернативно, с подставными кандидатами, что обрекает, кстати, Орловскую вот на такую жизнь, о которой рассказывал мой коллега.



Виктор Похмелкин:

Да, конечно, Союз правых сил явно не доработал в Орловской области. Очевидно, что, видимо, результат конкретный был бы тем же, и то, что 91 процент проголосовал, при всех там подтасовках, и так далее, все-таки я думаю, что, действительно, люди голосовали за Строева во многом сознательно, и так сказать, боятся каких бы то ни было перемен, несмотря на то, что многие понимают, что не все благополучно.

Если говорить о вообще работе партии в регионах, то пока многие из них не готовы к тому, чтобы реально бороться с губернаторами, тем более, такими, как Егор Степанович Строев, это объективная реальность. Это не значит, что надо просто пропускать их без борьбы. Конечно, здесь Союз правых сил и другие демократические организации должны были подумать о том, чтобы выставить кандидата и защитить его, в том числе в правовом и политическом отношении, и, может быть, тогда просто соотношение сил было бы другое. Но сегодня пока партии власти, и федеральная, и региональная, намного сильнее, чем те политические организации, которые пытаются опираться на позиции тех или иных групп избирателей.

Михаил Соколов:

Кстати говоря, нынешний президент Владимир Путин, когда пришел к власти, сделал такую заявку, действительно, на борьбу вот с этими вот "феодами", да? "Феод" Строева, "феод" Шаймиева, как-то вот какую-то унификацию, а закончилось все это тем, что эти люди становятся просто опорой власти. Как вы это объясните?

Виктор Похмелкин:

Ну, все понятно. Понимаете, было как бы общее правило принято, и из него разу стали делаться массовые исключения. Был принят, конечно, вы помните, закон, что нельзя избираться на более чем на два срока подряд, и тут же было сделано исключение для Шаймиева. Дальше пошли исключения для других.

Михаил Соколов:

И для Строева, кстати, тоже.

Виктор Похмелкин:

Да, для Строева сейчас такое исключение сделано, для многих региональных лидеров, которые заявили о своей лояльности. То есть, на самом деле, не реформа государственности интересует, а интересует, чтобы все были покорны. Вот была некая фронда в лице губернаторов, которые, в общем, имели свои вотчины. Покончили, так сказать, с их феодальной вольницей, поставили в строй, и после этого они перестали мешать.

Так что проблема, как мне кажется, сегодня состоит в том, что глубинных демократических реформ российской государственности не произошло. Только перераспределение властных полномочий из регионов в центр, и мы получили вместо, скажем, феодальной раздробленности абсолютную монархию. В известной мере, это более прогрессивная форма, но если она закостенеет, то легко сбивается в тоталитарный режим, и тогда, в сущности, мало уже никому не покажется.

Так что сегодня, как мне кажется, либеральные силы общества должны бороться против концентрации власти в руках федерального руководства.

Михаил Соколов:

Из правил и исключений для больших республиканских вождей есть, опять же, исключение. Это нынешняя история с выборами президента Якутии. Ее глава Михаил Николаев хочет стать руководителем региона в третий раз, несмотря на статью республиканской конституции, это запрещающую, и решение Верховного суда России. И, похоже, что Москва, действительно, не хочет его переизбрания.

Репортаж из Якутска Сергея Суранова.

Сергей Суранов:

Президент Якутии Михаил Николаев все же добился аудиенции у президента России Владимира Путина.

Михаил Николаев:

Он сказал дословно следующее: "Михаил Ефимович, я вам в третий раз говорю: я вас поддерживаю и то, что вы делаете, меня устраивает. То, что сегодня пытаются поднять юридические нюансы, это дело юристов".

Сергей Суранов:

Однако никаких официальных подтверждений рассказам Николаева о президентской благосклонности так и не последовало. Во вторник уже этой недели Центризбирком России неожиданно для многих отложил рассмотрение жалобы депутатов якутского парламента на регистрацию Николаева кандидатом в президенты. Большинство членов комиссии высказались за то, чтобы дать Верховному суду республики принять решение по аналогичной жалобе двух граждан. После заседания Александр Вешняков подтвердил позицию большинства членов ЦИКа: Михаил Николаев не может участвовать в выборах, назначенных на 23 декабря.

В Якутске Верховный суд республики в минувший понедельник начал рассматривать жалобы Иннокентия Елисеева и Василия Акимова. В зал суда их привело несогласие с решением якутской избирательной комиссии о регистрации кандидатом в президенты Михаила Николаева. И тот, и другой заявители не видят правовых оснований для такого решения ни с точки зрения федерального, ни с точки зрения якутского республиканского законодательств.

Идентичность жалоб позволила председателю суда Марии Семеновой объединить их в одно производство. Однако, в понедельник заседание суда, по существу, так и не началось, поскольку после технического перерыва Василий Акимов в зал суда почему-то не явился.

Как же развивается избирательная кампания в Якутии? По разным опросам общественного мнения, сегодня в верхние части рейтингов попадают президент алмазной компании "Алроса" Вячеслав Штыров, главный федеральный инспектор по Якутии, Магаданской и Амурской областям Руслан Шипков, президент корпорации САПИ Федот Тумусов и заместитель генпрокурора России Василий Колмогоров. Из этой четверки за пределами Якутии менее всего известен, ну, пожалуй, Федот Тумусов. САПИ расшифровывается как "Сахаалмазпрофинвест". Цель корпорации - использовать 2-процентные отчисления от доходов компании "Алроса" на социально-экономическое развитие районов, где эта компания алмазы добывает.

Чрезвычайно лакомый кусочек, надо сказать, алмазных денег достался САПИ и ее президенту Тумусову в начале 90-х годов в пору становления якутского суверенитета и расцвета личных отношений Николаева и Тумусова. Но все это в прошлом, и сейчас Тумусов едва ли не самый ярый и публичный противник президента Якутии.

Избирательная кампания в республике пока находится, можно сказать, в зачаточном состоянии, кандидаты, по крайней мере, встречам со своими избирателями предпочитают встречи с журналистами. Зачастую речь идет о местных проблемах, и только Василий Колмогоров, заместитель генпрокурора России, вышел на глобальную тему. В одном из интервью он сказал, что при восстановлении Ленска бесследно пропали 1 миллиард 200 миллионов рублей, так что ему будет чем заняться в республике на посту президента.

Избиратели же ожидают завершения судебной центризбиркомовской тяжбы и гадают, кого действующий президент Михаил Николаев в случае юридического поражения объявит своим преемником.

Михаил Соколов:

Рассказывал Сергей Суранов.

Верховный суд Якутии откровенно подыграл президенту республики Михаилу Николаеву. Вместо рассмотрения жалобы на незаконность его регистрации суд отказался от вынесения решения, предложив сначала вынести свой вердикт о законности нормы основного закона Якутии, запрещающей одному лицу занимать должность президента три срока, Конституционному суду России. А он может рассмотреть запрос только через полгода.

Глава Центральной избирательной комиссии России Александр Вешняков хочет инициировать отмену решения якутского суда Верховным судом России.

Александр Вешняков:

Первое, что надо сказать по этой ситуации: необходимость судебной реформы не только назрела, но она перезрела. Это показывает яркий пример того, что происходит сейчас в Верховном суде Республики Якутия.

К нам уже поступил ряд возмущенных заявлений граждан из Республики Якутия. С их точки зрения, Верховный суд Якутии полностью игнорирует позицию Верховного суда России, и, по оценке заявителей, которые к нам обратились, это делается умышленно Верховным судом Республики Якутия.

В связи с этим мы готовим обращение в Генеральную прокуратуру, чтобы она внесла протест на такие действия Верховного суда Республики Якутия и в этом протесте обратилась в Верховный суд России принять это дело и рассмотреть его и по данной ситуации, и, вообще, по существу.

Михаил Соколов:

Виктор Валерьевич, вот как вы видите ситуацию в Якутии? Александр Вешняков очень активно выступает от имени Центризбиркома о том, что Михаил Николаев не может баллотироваться на третий срок. Владимир Путин занял такую вот нейтральную позицию. "Пусть разберутся юристы, а мы будем делать свое дело", - сказал он господину Николаеву, как гласит вот этот апокриф.

Что, собственно, происходит? Почему Якутия вдруг выпала из этого ряда территорий, с которыми Кремль договорился?

Виктор Похмелкин:

Ну, с Николаевым все понятно. Как бы вспоминается известное выражение: "Если нельзя, но очень хочется, то можно". Это его мотив. И потом, ему, конечно обидно. Почему, собственно говоря, можно Шаймиеву, можно, там, Строеву, а вот он выпал? Не знаю всей подоплеки отношений. Ясно одно - что действительно выпал. Тем самым Кремль демонстрирует такой избирательный подход. Может быть, не во всем угодил каким-то олигархам, с которыми Кремль считается. Не могу сказать в полном объеме.

Важно другое здесь. Нет равного масштаба, применяемого ко всем абсолютно губернаторам. По одним делаются исключения. Ну, делается формально, как бы, юридически чисто, через проведение законов. Но можно было бы, так сказать, в закон провести и более широкую поправку, которая разрешила бы и Николаеву баллотироваться на третий срок. Чем он в этом смысле хуже?

Нет, специально ограничили как бы, оградили вольер. Здесь фактически позиция Путина означает, что он "сдал" Николаева. Потому что надо называть вещи своими именами. Это, в общем, подход тоже такой, сугубо субъективный. Не угодил. Не понравился.

И это стиль нынешней власти, так сказать, когда именно потому, что не угодил и не понравился, начинают - ну, не скажу, расправляться, но в данном случае просто перестают поддерживать.

А в других случаях, не менее сомнительных с правовой точки зрения, тем не менее - поддерживают, потому что региональный барон, в общем, угоден сюзерену.

В общем, что это означает? Что, на самом деле, система феодальных отношений осталась.

Михаил Соколов:

Разноуровневая федерация с разным уровнем любви Центра...

Виктор Похмелкин:

Да, да. Как у нас есть равноудаленные олигархи. Вот теперь неравно удаленные региональные руководители. Вот так еще можно сказать.

Так что все нормально. Мы продолжаем жить в условиях феодализма, только уже, так сказать, где центр тяжести не на феодальную вотчину перенесен, а на вот это централизованное бюрократическое государство во главе с его руководителем.

Михаил Соколов:

Еще один вопрос Виктору Похмелкину.

Вот не могу вас не спросить о происходящем в СПС Довольно много таких сообщений, которые, видимо, ваших сторонников не радуют. Так и не преодолен раскол в московской организации сторонников и противников сотрудничеств с мэром Москвы Юрием Лужковым. В Санкт-Петербурге местную организацию центр просто разогнал. Скажем, довольно часто из самого аппарата СПС идут такие утечки, достаточно неприятные, например, для вашей группы. Когда говорится, что, скажем, депутат Головлев, которого прокуратура хотела привлечь к уголовной ответственности, "куплен Березовским" (я цитирую) для раскола правых, а вот вы лично стали "рупором Березовского".

Вообще, что происходит вот сейчас в СПС?

Виктор Похмелкин:

Интересные утечки, кстати, сам стиль вот этой вот работы. Потому что я думаю, что не осмелится ни один из лидеров СПС, членов СПС заявить это публично от себя. А утечки дают.

Это, к сожалению, следствие той неблагополучной ситуации, которая сложилась сегодня в Союзе правых сил. Дело в том, что есть, как бы, идеологические расхождения и есть разногласия по принципам организационного строения.

Как я уже сказал: либо мы все-таки находимся у власти и являемся частью правящей коалиции.... Надо такой выбор сделать. Тогда понятно, что в СПС нет места людям, которые выступают с последовательно либеральных позиций. Либо мы все-таки занимаем оппозиционную нишу, потому что вот между двух стульев не усидеть. Для меня это совершенно очевидно. Особенно в условиях, когда ситуация политическая все более и более усложняется и становится все более жесткой.

Тем не менее, так сказать, пока мы не определились. Мы тут вроде как бы с одной стороны хотим оказаться и святее Папы Римского, но, с другой стороны, и с властью ссориться не хотим.

Вот это первая причина, по которой, в общем, идет неблагополучие в СПС. Надо определяться в ту или в другую сторону.

И второе. Весь вопрос в том, должна ли быть СПС партией, объединяющей многих интересных и сильных, и ярких личностей, либо она должна стать партией вождя. Вот борьба идет по этой линии. Мне кажется, что все-таки Борис Немцов объективно, может быть, он сам этого не хочет (я на это надеюсь), но объективно ведет дело к созданию единой вождистской партии.

Даже вот как бы с полемики-то публичной.... Я ведь сам выступаю и говорю о неблагополучии в СПС, со своей точки зрения. А вы ссылаетесь на "утечку из аппарата". Но ведь из моего аппарата никаких утечек не происходит, правда? Это ведь тоже как бы показатель.

То есть с человеком, который имеет другую точку зрения, не хотят, как бы, разговаривать нормально, а предпринимается попытка его дискредитации.

Если мы превратимся в вождистскую партию, СПС обречен. Просто обречен. Вот посмотрите - скажем, сегодня у партии рейтинг выше, чем у любого отдельного ее лидера. Кстати, уникальная ситуация. Между прочим, в этом есть и элемент положительный. Это значит, что нам и надо строить такую партию, которая была бы идеологической, которая воспринималась бы как некое единое целое.

Вместо этого идет постоянный раскол. Ну, какой смысл был отталкивать, скажем, Сергея Юшенкова? Я не буду о Головлеве говорить (это сегодня как бы под сомнением эта фигура, хотя я его уважаю), но уж Сергей Юшенков - абсолютно чистый человек. Все, кто его знает, это прекрасно понимают. И он сегодня - сопредседатель движения "Либеральная Россия". Его потеряли по дороге.

Сергея Ковалева потеряли. Я один остался в СПС пока, держу этот либеральный фронт. И, в общем, конечно, все труднее и труднее это делать.

А потеряет окончательно СПС либералов в своих рядах, ну, что ж - ясно, что она превратится в еще одну партию номенклатуры, может быть, чуть более продвинутую, чем "Единство", но, в сущности, по своей классовой природе, ничем от нее не отличающуюся. Это будет, как мне кажется, конец СПС, но это не будет концом либерального движения.

Я очень надеюсь, что вот это нам удастся спасти, так или иначе, потому что есть еще "Либеральная Россия" в кавычках, движение наше, есть все-таки партия "Яблоко", которая (я надеюсь), в конце концов, все-таки поймет, что тут "Яблоко" примерно в таком же положении находится, что все же надо определяться, и быть в подбрюшье этого режима - это политическая гибель.

Я очень надеюсь на то, что нам удастся выставить к следующим выборам широкую либеральную коалицию. Желательно бы - с Союзом правых сил. Если не получится, ну что ж, значит - без.

Михаил Соколов:

Вы не считаете, что, вообще, вот этот вот раскол на сторонников сотрудничества с властью, обслуживания ее, и противников нынешнего курса, он просто неизбежен? Причем, он, по всей видимости, произойдет не только на правом фланге, но и на левом. Наверное, расколются и коммунисты, и, наверное, в СПС, и в "Яблоке" выделятся группы, которые не хотят принимать те или иные неприемлемые для них элементы курса Владимира Путина и четко заявят о своей оппозиционности.

Виктор Похмелкин:

Я не исключаю, что, возможно, вообще, произойдет новое переструктурирование политическое сцены Российской Федерации. Это вполне возможно. Но, по крайней мере, то, что ситуация абсолютно ненормальная, в стране, где нет оппозиции правящей партии, просто нет демократии. Это очевидно. При том, что в обществе есть люди, несогласные....

Опять же, ну, даже если представить, что президент - это некая фигура, стоящая над всеми (предположим, так его пытаются нарисовать), но все равно есть правительство. Есть, там, администрация президента, есть региональное руководство, которое проводит ту или иную линию. И что, все с ней согласны?

Вот смотрите. Мы только что слышали, как критикуют Егора Строева люди. А Строева поддерживает Путин, Строева поддерживает администрация президента. Значит, поддерживая администрацию, мы поддерживаем Строева? Нет. А если нет, то как это объяснить людям-то? У людей-то простой вопрос: вы с властью, за власть? И тогда, естественно, вы несете ответственность за то, что она делает, пользуетесь и плюсами, и минусами. Или вы против власти? И тогда понятно, что вы стремитесь сменить ее демократическим путем на выборах.

Ничего тут промежуточного не получится. Поэтому, как мне кажется, судьба Союза правых сил и всех остальных политических партий зависит от того выбора, который они сделают. Не исключено, что выбор этот пойдет как бы не между организациями, а внутри каждой из них. Совсем этого не исключаю.

Но мне кажется, мы могли бы все-таки, разделившись на разные политические партии, сохранить возможность создания на выборах единой праволиберальной коалиции. В которую могли бы войти даже и более лояльные по отношению к власти структуры, но разделяющие определенные взгляды и позиции. Это возможность еще не потеряна, и именно поэтому я пока продолжаю оставаться в Союзе правых сил - и надеюсь, что мне удастся вот этот мостик все-таки между всеми либералами наладить.

Не получится - ну, что ж, тогда, видимо, правому флангу будет грозить если не раскол, то, в общем, серьезные структурные изменения.

Михаил Соколов:

Спасибо. Гостем московской студии Радио Свобода был Виктор Похмелкин, первый заместитель руководителя фракции "Союз правых сил" в Государственной Думе.

В следующей нашей передаче 8 ноября обсуждаем новый вариант закона о гарантиях избирательных прав граждан.

XS
SM
MD
LG