Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000


Ведeт передачу Михаил Соколов

Михаил Соколов:

Инициативная группа по выборам Владимира Путина в президенты объединила недавних конкурентов: Муртазу Рахимова – Вся Россия; Анатолия Чубайса – Союз правых сил; Александра Корелина – Единство.

Страх не получить пропуск в кремль, построил в очередь алегархов, банкиров, авторитетов культуры и просто жаждущих своей доли, президентского благоволения.

Шансы коммуниста Геннадия Зюганова выглядят призрачными. На раскол левых работает кемеровский губернатор Аман Тулеев. Озабочен думской карьерой Евгений Примаков. Загадочно ведет себя Григорий Явлинский, намекая на возможность вчождения в правительство. За Путина почти все Российские губернаторы. Лишь самарский глава администрации Константин Титов проводит демонстрацию противостояния введению в россию единомыслия на выборах, предъявляя себя в качестве либеральной альтернативы Владимиру Путину.

Константин Титов:

Мы снова почувствовали все себя сильной державой, воюя с маленькой Чечней. То есть, снова все почувствовали, что мы можем быть в изоляции, и это нам ничем не грозит. А я считаю, что это нам очень сильно грозит, серьезнейшим экономическим крахом.

Мы семьдесят с лишним лет были в изоляции. Мы считали, что только мы идем правильно, а весь мир идет неправильно. Когда мы подняли железный занавес, мы увидели, что весь мир живет счастливо, свободно.

Михаил Соколов:

Разговор об оправляемой российской демократии - в программе "Выборы-2000".

Гость нашей передачи - депутат Государственной Думы России Александр Шохин, единственный российский политик, который уже в октябре предсказал уход Бориса Ельцина именно 31 декабря 1999 года. Депутату мало кто поверил. Как оказалось, зря.

Беседу с Александром Шохиным, которому невпервой выступать в роли Кассандры или Дельфийского оракула, начнем с анализа первых недель временного президентства Владимира Путина.

Александр Шохин:

Две недели все-таки прошло, когда Путин руководит государством в должности исполняющего обязанности президента. Кое-что он все-таки сделал. Переставил людей в правительстве и в администрации, сделал ряд заявлений. Как он использует ту фору, которую ему дал Ельцин, и проясняет ли он как раз вот свою программу, вот - практика какова?

Александр Шохин:

Я делал прогноз такой, что Владимир Путин будет стараться как бы не раскрываться заранее, чтобы не потерять электорат. Любая четкость в позиции его, президента, при том высоком рейтинге, который явно связан с тем, что его поддерживает и часть левых, и часть правых, и центристы, и патриоты частично, и либералы, и так далее, - любая четкость чревата тем, что кто-то отпадет из групп поддержки. Тем более, если увидит других кандидатов, которые как бы на сто процентов отражают их точку зрения, будь то коммунисты, левоцентристы, или либералы, и так далее.

Тем не менее, кое-что, действительно, заявлено или обещано. Это уже позволяет делать какие-то выводы. Меня, например, некоторые вещи удивили из того, что было сделано. Вещи, которые противоречат вот этой даже логике. Например, публичная поддержка Геннадия Селезнева на выборах губернатора Московской области.

Даже если Кремль решил продемонстрировать жесткость в отношении мэра Москвы Лужкова тем, что "красный пояс", жестко завязанный на Москве, так сказать, затянутый, появляется в лице губернатора Селезнева, Путину не следовало бы публично, похлопывая по плечу Геннадия Селезнева, заявлять о своей поддержке. Селезнев проиграл. Это - явно то засвечивание, которое не нужно.

Скажем, стопроцентная продажа, обязательная продажа валютной выручки. Явно это шаг в сторону администрирования на валютном рынке, тем более, и без того существующая семидесятипроцентная продажа валютной выручки как бы уже является довольно жесткой мерой. И ведь из одного решения многие уже моделируют всю экономическую политику, и образ этой экономической политики не самый как бы лучший для многих становится. Зачем это нужно было делать, если, по технологии, это решение принимается Государственной Думой?

Ясно, что это - новый налог. Во-первых, на экспортеров, которые являются одновременно и крупнейшими импортерами, с одной стороны. И с другой стороны - это мобилизационная экономика, имея в виду, что задачи обслуживания внешнего долга будут решаться, видимо, таким путем.

Это тоже определенный путь развития, такой - изоляционистский, что ли. И исполняющему обязанности президента ни к чему было фиксировать свою позицию по конкретному вопросу (который может для многих иметь далеко идущие последствия), при оценке его будущей экономической политики.

Но в то же время, мне кажется, что ему некоторые базовые вещи нужно провести. Новые назначения. Ну, в принципе, они не намного прояснили намерения Владимира Путина. Может быть, это и правильно. Кабинет должен быть техническим, переходным. Если он справится со своими задачами, не ухудшит и не обрушит ситуацию, многие могут, так сказать, получить и промоушн, продвинуться по службе, что называется. Ясно, что это компромиссная конструкция.

Я, честно говоря, думал, что если Путин и будет кого-то двигать, то, скорее всего, тех, с кем он "в разведку ходил". Это представители службы и питерская команда. Здесь появился неожиданный для этой схемы человек Михаил Касьянов, который явно является человеком компромиссным, который удовлетворяет многие группы влияния, поскольку, так сказать, с ними поддерживает со всеми хорошие отношения.

В принципе, мы не увидели ни одного нового лица в правительстве, ни одно известное лицо не покинуло его. Так что это перестановки, которые.... По крайней мере, одно только решение базовое, а именно - отставка Аксененко с поста первого вице-премьера, может толковаться как политическое решение. Все остальные носят оперативно-технический, транзитный характер.

В принципе, за эти две недели что-то сделано.... По той же в Чечне вроде приостановлена была операция по Грозному, но теперь она опять уже в полном объеме ведется. Не думаю, что здесь какие-то политические решения преобладают, скорее всего, тоже - тактические решения. Ну - то же смещение командующих фронтами.

С одной стороны, получив звезды героя две-три недели назад, генералы должны были оправдать высокое доверие и довести операцию до какого-то промежуточного финиша хотя бы. Тем не менее, спустя две-три недели они смещаются - и не на повышение, а просто по горизонтали перемещаются на должностном уровне. И операция после этого явно как бы идет в таком вязком режиме.

То есть, явно здесь не политические какие-то решения принимаются - притормозить кампанию, ввести переговорный компонент, или перенести центр тяжести на блокаду, скажем, в отличие от штурмов, и так далее. Здесь какие-то чисто военные технологии действуют, которые больше связаны с активностью противной стороны, скажем.

Поэтому, честно говоря, Путин держит власть, делает то минимально необходимое количество действий и принимает минимально необходимое количество решений, которые позволяют, что называется, держать ситуацию под контролем, но в то же время, в ряде случаев, эти действия могут как бы и в минус идти. Ну, та же ситуация в Чечне, та же поддержка конкретных людей. Сейчас судьбоносное будет решение для него по Думе. Он уже влез в думскую проблематику....

Михаил Соколов:

Каков ваш прогноз по Думе, собственно? Если взять сегодня, вот мы беседуем за несколько дней до восемнадцатого числа, идут консультации....

Александр Шохин:

Мне казалось, что Владимиру Путину нужно разыграть сценарий, который, с одной стороны, позволит ему упростить президентскую кампанию, с другой стороны, продемонстрировать, ну, способность, что ли, к компромиссам политическим.

Ну, в частности. Если на посту председателя Думы окажется, скажем, Степашин или Примаков - в принципе, это ходы неплохие, в том и другом случае, кстати сказать. Потому что в этом случае как бы идет вовлечение, что ли, в большую коалицию партий, которые стояли в оппозиции режиму, будь то ОВР или "Яблоко". И такого рода назначения означали бы, что Путину удается не просто на уровне персональных интриг вовлечение одних независимых кандидатов, или расколы каких-то фракций.... Ну, это не он сам этим занимается, это как процесс идет, как всегда, помимо первого лица. А все-таки на основе политического какого-то публичного, что ли, действия, формировать большие коалиции.

Скажем, Степашин становится спикером. Это, в некотором смысле, означает какую-то мягкую коалицию с "Яблоком", в том числе не исключающую того, что программные предложения "Яблока" принимаются Путиным, а Явлинский, скажем, не участвует в президентской кампании. И это, кстати, неплохо, потому что позволяет прояснить позицию Путина как кандидата в президенты, по многим вопросам, будь то права человека или экономическая программа.

По Примакову. Здесь немножко другая схема. Но это тоже демонстрация того, что Путин не будет дотаптывать своих врагов, хотя такие возможности есть. Выдвижение, скажем, Примакова на пост спикера, при этом, естественно, Примаков отказывается от президентских амбиций и, в некотором смысле, становится беспартийным спикером, активно не лоббирующим интересы ОВР, - это тоже схема, демонстрирующая то, что Путин готов цивилизованным языком с оппонентами разговаривать и превращать их в союзников. Через вовлечение в совместный процесс такой политический, нежели, так сказать, использование технологий "добивания", что ли.

И в том, и в другом случае это неплохо бы смотрелось, с точки зрения избирателя. И это помогло бы, во-первых, Путину выиграть на выборах, хотя он и сейчас имеет хорошие очень шансы даже в первом туре выиграть, но самое главное - то, что избиратель увидит, как действует будущий президент, поскольку многие его рассматривают именно как проходного кандидата в президенты. И это позволит многим голосовать за него с открытыми глазами, увидев его не на уровне деклараций каких-то кадровых заявлений, а на уровне крупного политического действия.

Михаил Соколов:

Селезнева - вы исключаете возможность такой интриги? - раз его поддержали на областных выборах, почему не поддержать в спикеры?

Александр Шохин:

Ну, вероятность такая есть, тем более - Геннадий Николаевич уж больно уверенно говорил о спикерской позиции, как о запасном аэродроме, что, в общем-то говоря, напряжет многих депутатов. Но все-таки спикер Госдумы - это третья позиция в государстве, по Конституции, и говорить о том, что не прошел губернатором - есть там "небольшой запасной аэродромчик" в виде третьей должности в государстве - это обидеть Государственную Думу.

Но в то же время Кремль явно как бы вовлек Геннадия Николаевича в какую-то игру. Если эта игра выражалась только в том, чтобы склонить к сотрудничеству Юрия Михайловича Лужкова, скажем, чтобы он потерял возможность как-то опираться на Московскую область как на свою вотчину - поддержка может закончиться. Ежели сотрудничество с Селезневым было более стратегическим, в частности, если ему отводилась какая-то роль в рамках президентской кампании, ну, например, роль раскольника внутри КПРФ, когда, скажем, за пару недель до выборов Селезнев мог бы заявить о том, что надо поддерживать Путина, и нечего там раскалывать общество, и так далее....

Я как раз и имею в виду схемы, уже реализованные тем же Аманом Тулеевым. Сейчас, я думаю, как раз сдаст свой электорат, немногочисленный, правда, Путину, и тем самым внесет раскол.

Если идея была в том, чтобы как можно больше видных коммунистов вовлечь в эту технологи и тем самым пустить кандидата КПРФ.... Ну, это другая игра, но она, как мне кажется, не стоит свеч. Путин и так может выиграть, без опоры на коллаборационистов, скажем, из рядов КПРФ. Все-таки лучше повторение схемы 1996 года, четкое фиксирование идеологических различий и принуждение коммунистов, что ли, к дрейфу в сторону социал-демократии.

Уже дрейф происходит, и, кстати сказать, я считаю, что это хорошо, не только с точки зрения той, что коммунизм идеологизированный такой, отмороженный, у нас уходит в прошлое и социал-демократизация КПРФ на глазах происходит. Но и потому, что в рамках этого более профессионального разговора, скажем, в экономической области, и Путину как кандидату в президенты придется переходить на конкретику. И говорить на таком языке, который позволит ему быть содержательным, а не просто на уровне лозунгов, которые - на уровне лозунгов - могут совпасть даже с КПРФ.

Усиление роли государства в экономике. Нормально. И либералы об этом говорят, и коммунисты. Но нужно расшифровать, что имеется в виду, какие механизмы, какие способы воздействия государства на экономику. И вот здесь польза сильных конкурентов путинских состоит в том, что мы можем увидеть и конкретную программу, и конкретную команду. А это все-таки минимальная гарантия того, что мы будем избирать понятного нам человека, а не просто человека, который волею судеб за полгода из тени вышел на авансцену.

Михаил Соколов:

Исключен ли вариант того, что Россия изберет такой вариант. Ну, скажем, Лукашенко, когда в Белоруссии в свое время очень многие вполне нормальные люди окружали Лукашенко, выдвигали его, старались вложить в него свои идеи. И после победы все эти люди оказались - кто в оппозиции, кто вообще исчез, а идеи Александр Григорьевич Лукашенко извлек свои, и весьма самобытные, которые привели Белоруссию к тому состоянию, в котором она находится?

Александр Шохин:

Вероятность есть. Я уже не одну публикацию сделал на тему возможности тоталитарного перерождения демократического российского режима. Здесь на память приходят процессы начала тридцатых годов в Германии, конец Веймарской республики, когда демократическим путем демократический веймарский режим, режим веймарской республики, был трансформирован в тоталитарный режим, когда добродушный старикашка Гинденбург передал полномочия президентские премьер-министру Гитлеру.

Я не хочу таких как бы делать аналогий в полном объеме, но то, что могут усилиться какие-то тоталитарные мотивы, это факт. Может появиться, скажем, железный занавес. Не по нашей только вине, но и, на мой взгляд, из-за явных ошибок Запада и, прежде всего, американской администрации, в формулировании позиций по отношению к России.

Надо было четко разделить все-таки экономику и политику. И если бы в конце прошлого года это разделение состоялось, у Запада было бы больше козырей на руках. И в попытках воздействовать на ту же чеченскую ситуацию. Сейчас козырей практически нет, с точки зрения российского общественного мнения. "Пытаются удушить, денег не дают", и так далее.

И если развитие событий пойдет по изоляционистскому варианту, то во многом потому, что нужно мобилизовывать деньги для обслуживания внешних долгов, а это как бы другой, административный тип экономики. Это отказ, по сути дела, - уже и на будущее - от сотрудничества с МВФ, и так далее, и так далее.

Появляется тема борьбы с пятой колонной, пособниками того же Запада, который нас пытается костлявой рукой голода удушить, и так далее. Появляется цензура та же, мы видим на примере Росинформцентра и информации, которой нас питают по поводу Чечни. Что это строго дозированная информация. Конечно, свидетельствует о том, что это война, и военная цензура всегда как бы имела место, но, с другой стороны, никаких решений ни о введении чрезвычайного положения в этой зоне, ни военного положения, до сих пор нет, поэтому основания для цензуры, видимо, нет.

Потом появятся, скажем, какие-то шумные процессы по борьбе с коррупцией. Причем, это будет не борьба с коррупцией как с явлением, а просто некоторые шумные процессы для демонстрации, так сказать, намерений, что ли, и удержания рейтинга власти.

И поэтому вот этот сдвиг может произойти. Это будет, скорее, андроповский, чем пиночетовский, скажем, вариант, но не случайно многие смотрят на Владимира Путина.... Например, академик Чазов недавно по телевидению заявил, что очень нравится ему Владимир Путин, потому что напоминает любимого им руководителя Юрия Владимировича Андропова.

Не знаю, так сказать, обрадовался ли этому комплименту Владимир Путин, или нет, но, тем не менее, часть населения как бы хотела увидеть именно такой вариант развития событий, твердую руку, которая наведет порядок в стране и разберется с олигархами, проворовавшимися чиновниками, наведет порядок на каналах телевизионных, радиоканалах, и так далее.

И, по моим ощущениям, вот этот фашизоидный ген, он, вообще-то, в любом обществе сидит, но в какие-то моменты он начинает эпидемическим таким способом распространяться. И очень важно, чтобы развитие событий в России, через президентскую кампанию, через ту же чеченскую кампанию, не привело к тому, что мы сдвинемся в эту сторону.

Нагрузка поэтому на Путина очень велика, и он сейчас не имеет права прятать свои убеждения, прятать свою программу. Хотя, еще раз подчеркну, с точки зрения избирательной технологии, ему не нужно засвечивать свою программу и раскрывать полностью свои намерения. Он может это сделать после президентских выборов.

Но мне как избирателю, хотелось бы до выборов знать....

Михаил Соколов:

Его - "расколоть", да?

Александр Шохин:

"Расколоть", да. Вот я не скрываю - хотелось бы "расколоть". Как - это вопрос другой. Хотелось бы, чтобы была демократическая альтернатива. К сожалению, те, кто может возглавить этот процесс, скажем, Григорий Явлинский, не имеют как бы сил - моральных, прежде всего, - этим заниматься, в силу того же поражения на выборах.

И дело не только в цифрах, а дело в том, что они реально проиграли эти выборы. Тот же Явлинский просто не нашел правильной тональности общения со своим электоратом и отдал часть своего электората. Часть к "Единству", часть к СПС ушла. И речь идет о том, чтобы более убедительную, что ли, эту альтернативу высказать и выстроить. Но не хватает лидеров такого демократического толка, чтобы.... Вернее, они есть, но им надо как-то объединяться и высказывать, как в свое время Межрегиональная депутатская группа делала, как бы формулировать от имени сообщества какого-то, в некотором смысле, требования к кандидатам в президенты, среди коих - главный, естественно, Владимир Путин.

Сумеют сорганизоваться как-то наши отцы российской демократии, как они сумели десять с лишним лет назад сорганизоваться, не знаю, сомнительно. Но мне кажется, что уместна вполне такая публичная инициатива по принуждению к раскрытию информации о себе и своих намерениях, и требования ко всем кандидатам должны быть выставлены. И нужно принудить... не только расколоть, скажем, кандидатов, Путина, но как бы найти способ публичной дискуссии между ними. Ну, такая общественная дискуссия, причем, не в форме текстов, которые будут писать советники и консультанты, а в форме все-таки внятного озвучивания самими кандидатами своих намерений.

Но это уже, так сказать, западный стиль президентской кампании. Ну, вполне мы доросли до этого. Так же, как и наш избиратель дорос до того, чтобы его не ставить в ситуацию безальтернативности по той причине, что все остальное - хуже.

Михаил Соколов:

У микрофона Михаил Соколов. Мы беседовали с депутатом Государственной Думы России Александром Шохиным.

Вослед клятвам верности новому лидеру Владимиру Путину ширится движение за досрочные перевыборы глав регионов. Хотят уже 26 марта закрепиться еще на четыре года у власти губернаторы: архангельский - Анатолий Ефремов, саратовский - Дмитрий Аяцков, пермский - Геннадий Игумнов, алтайский - Александр Суриков, ямальский - Юрий Неелов, ханты-мансийский - Александр Филиппенко.

Стремление хватко, по-путински, обойти конкурентов на короткой дистанции понятно. Губернаторы - организаторы досрочных кампаний 1999 года в Новгороде, Белгороде, Вологде, Омске без проблем побеждали. А вот в новом году два региона из трех, где проходили выборы губернаторов не по досрочной схеме - Новосибирская и Московская области - получили новых глав - Виктора Толоконского и Бориса Громова, и еле-еле, чудом удержал власть с Тверской области Владимир Платов.

Об этом расскажет специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Звучит песня:

Издалека долго
Течет река Волга,
Течет река Волга,
Конца и края нет.


Среди хлебов спелых...

Владимир Долин:

Песня "Течет река Волга" считается неофициальным гимном Тверской области. Накануне второго тура губернаторских выборов в Твери исполнительница этого вечного шлягера Людмила Зыкина была награждена высшим местным знаком отличия - орденом Святого Михаила Тверского.

Орден местного значения певице вручил сам действующий губернатор Владимир Платов. В ответ Людмила Зыкина заявила, что, может быть, именно из-за него, Владимира Платова, с которым они давно знакомы, она и выбрала Тверскую область для ежегодного отдыха. Теперь у нее там дача. И вообще, по мнению Зыкиной, тверичам изрядно повезло с губернатором.

Везение, в том смысле, в котором его понимает певица, не оставило жителей Тверской области и в день голосования. На состоявшемся 9 января втором туре выборов действующий губернатор, один из отцов-основателей блока "Единство", победил своего соперника коммуниста Владимира Баюнова. Разрыв между кандидатами составил всего полпроцента. Это чуть больше, чем три тысячи четыреста голосов.

Лидер коммунистов, Геннадий Зюганов, уже поставил под сомнение результаты голосования, заявив, что в Тверской области было много фактов злостных нарушений. Но председатель Центризбиркома Александр Вешняков заявляет, что каких-либо жалоб и заявлений, которые поставили бы под сомнение итоги волеизъявления тверитян, в Центральную избирательную комиссию не поступало.

Председатель политсовета тверского отделения движения "Новая сила" и лидер Союза правых сил Твери Николай Румянцев считает эти выборы для Тверской области судьбоносными.

Николай Румянцев:

Мы должны выбрать свое будущее, то есть - будущее наше экономическое. В зависимости от того, кто будет избран, соответствующим образом на ближайшие годы будет определяться уровень развития экономики Тверской области. Если мы станем совершенно "красной областью" (два кандидата-одномандатника, так сказать, коммунисты, еще губернатор) - естественно, мы не получим поддержки ни у президента будущего, ни у правительства.

Владимир Долин:

По итогам губернаторских выборов Тверь "красной областью" не стала, хотя и была на грани этого. Да и не так уж плохо обстоят дела в регионе, чтобы избиратель поголовно голосовал за левых. Свидетельство тому - размах жилищного строительства в областном центре.

В отличие от многих старинных городов, эти особняки и малоэтажные многоквартирные дома гармонично вписываются в исторический ландшафт древнего города, сложившийся в конце восемнадцатого века.

Отнюдь не дешевые квартиры в этих домах раскуплены еще не стадии строительства. О том, кто покупает суперкомфортабельные квартиры в центре Твери, рассказывает Николай Румянцев.

Николай Румянцев:

Большинство из тех, кто имеет там квартиры - это люди, которые действительно хорошо работают, и мы, собственно говоря, к этому и идем - чтобы тот, кто, как говорится, может работать, умеет это делать, я не говорю, так сказать, о том.... Сейчас вот было в предвыборной кампании очень много лозунгов, "Воры" там, и так далее. Ну, наверное, и это есть, безусловно. Но, тем не менее, просто сталкивался с этим, знаю, что есть так называемые долевого участия, там постепенно выплачивается пай.... Есть, как говорится, предприятия, которые субсидируют это строительство, помогают своим работникам.

Поэтому... ну, не все там, как говорится, одни начальники живут. Разные люди. Я думаю, что это хорошо. Я думаю, что через время будем говорить так.... Эти дома уже не будут удивлять нас, они будут естественным, нормальным уровнем для каждого человека.

Владимир Долин:

Но если с новым строительством в Твери дела обстоят благополучно, то многие памятники архитектуры - в состоянии весьма плачевном. В том числе знаменитый Путевой дворец, построенный для отдыха царей на пути из Петербурга в Москву. В начале девятнадцатого века во дворце поселилась сестра императора Александра Первого великая княгиня Екатерина Павловна. Здесь Николай Карамзин читал великой княгине главы из еще не опубликованной "Истории государства Российского". Здесь бывал Александр Пушкин.

Но памятник у Путевого дворца поставили не Карамзину, и не Пушкину, а - "козлобородому большевику", всесоюзному старосте Калинину, чье имя город носил с 1931 года до начала перестройки.

Само же здание не склонные к аскетизму губернские чекисты в 1918 году конфисковали под ГубЧК. С 1961 года в Путевом дворце обосновалась Областная художественная галерея. Сейчас богатства музея тверичам и гостям областного центра недоступны. Из тридцати четырех экспозиционных залов открыты только шесть. Остальные - в аварийном состоянии.

В прошлом году в одном из залов прорвало трубы отопления. От пара и воды многие экспонаты пострадали. Реставрация дворца идет ни шатко ни валко. Хотя дворец является памятником федерального значения, деньги на реставрацию федеральные органы выделяют крайне скупо, а на дотационный областной бюджет пока надежд нет. В областной столице немало состоятельных людей, но меценатство в Твери развития не получило.

Но не проблемы сохранения культурного наследия оказались в центре предвыборной борьбы, а то, как будет развиваться область в предстоящие четыре года. Говорит Николай Румянцев.

Николай Румянцев:

На самом деле, большие проблемы в Тверской области. Это огромное количество дорог, это огромное количество коммуникаций, это слабое сельское хозяйство, - дотационная, в общем-то, область. Хотя, с другой стороны, есть и определенный потенциал экономический, и, действительно, чтобы сдвинуть какие-то экономические моменты, вот, действительно, изменения какие-то пошли, и прогресс в экономике области. Необходимы новые законы. А законы, к сожалению, принимаются в Государственной Думе не на местном уровне.

Мы можем определенным образом как-то корректировать.... Пример тому, допустим, Самарская область, которая самостоятельно решила проблемы, у которых закон о земле другой, есть ипотечное кредитование, и так далее. И результаты, могу сказать, что, проводя политику правых сил, достигли просто колоссальных успехов.

Мы надеемся, что эту же позицию.... Платов тоже выступает, в принципе, на тех же самых позициях, поэтому мы его и поддержим, - так, по большому счету.

Владимир Долин:

В борьбе за высший пост в области сошлись не просто политические противники. Владимир Баюнов и Владимир Платов представляют альтернативные пути развития, да и их личное противостояние началось не сегодня, а еще в советские времена.

Платов работал директором Завода "Беженсксельмаш", а Баюнов возглавлял партком завода. Об этом вспоминает Владимир Баюнов.

Владимир Баюнов:

Мы с ним являемся оппонентами ни с сегодняшнего дня, ни с 1999 года, а являемся оппонентами с 1981 года. Мы вместе с ним работали на заводе "Беженсксельмаш", и все его правонарушения, которые были на заводе, я пытался пресечь. И особенно мы соприкоснулись в 1992 году, когда шла приватизация в городе Беженске.

Он работал главой администрации города, я был депутатом тогда уже малого совета, так называлась структура. Поэтому у нас с ним разнополюсные мнения по отношению к собственности. Он пытался все это раздавать, а я пытался концентрировать, и чтобы на нее работали все, кому это положено.

Владимир Долин:

Кардинально расходятся взгляды кандидатов и по земельному вопросу. Коммунист Баюнов, делегированный в прошлом составе Думы в Аграрную группу, и слышать не хочет о частной собственности на сельхозугодья.

Владимир Баюнов:

Я работал над земельным кодексом, где жестко отстаивал то, чтобы земля сельскохозяйственного назначения не была в свободном обороте, чтобы не разрешить куплю-продажу сельскохозяйственной земли.

Владимир Долин:

Основатель "Медведя" Платов, напротив, считает, что только вовлечение земли в оборот позволит поднять традиционно слабое сельское хозяйство региона.

Владимир Платов:

Земля обязательно должна быть в обороте, это совершенно очевидно. Но при этом, безусловно, должны быть очень жесткие, строгие законы, регламентирующие весь процесс, связанный с передачей земли в собственность и дальнейшее ее движение. Земля сельхозугодий - она должна работать, должна быть в частной собственности, и при этом должны быть, опять же - законом регламентированы гарантии, что земля из сельхозугодий не будет выводиться ни под каким предлогом и никаким способом.

Владимир Долин:

У Владимира Баюнова хватает оснований критиковать областную власть. Тверская область сегодня находится на восьмидесятом месте, по социально-экономическим показателям среди регионов России. Хотя в самой Твери это не чувствуется, но деревни едва выживают, в основном, за счет дачников да придорожной торговли.

В областном центре задержки зарплаты работникам бюджетной сферы - тоже обычное дело. Чтобы обеспечить накануне Нового года выплату зарплаты учителям и медицинским работникам за ноябрь, мэр Твери Александр Белоусов вынужден был обратиться в банк "Российский кредит". Искомый займ в десять миллионов рублей был получен.

Но губернатор Платов итогами своей деятельности за предыдущие четыре года доволен, хотя и говорит об этом не без доли самокритики.

Владимир Платов:

Если говорить о достижениях, то главное - это удалось остановить тот процесс развала в экономике, который наблюдался на протяжении предшествующих пяти-шести лет и, прежде всего - в промышленности. Сейчас уже можно с уверенностью сказать, что промышленность начала свой подъем, второй год уже.... Вернее, третий теперь пошел.

Второй момент. Удалось разработать программу экономического и социального развития области до 2005 года, придать этой программе статус федеральной и добиться финансирования этой программы из федерального бюджета. Сегодня, я хочу сказать, в России таких программ региональных, но со статусом федеральных, - буквально, наверное, вот на пальцах одной руки можно пересчитать.

А что не удалось сделать - это не удалось добиться большей экономической и финансовой самостоятельности.

Владимир Долин:

Однако, несмотря на самокритику, говорить о главных своих ошибках Владимир Платов не стал. Это, пожалуй, проблемы в кадровой политике. В Тверской области побит рекорд России. Четверо вице-губернаторов находятся под следствием. Неумение Платова разбираться в людях вынуждены признавать даже союзники губернатора. Говорит Николай Румянцев.

Николай Румянцев:

Были кадровые ошибки. Да, безусловно, они были. Здесь сказывался, в определенном смысле, и недостаток, будем говорить так, державного опыта. Он сейчас имеется, и, я думаю, что таких уже ошибок не будет. Вообще - таких ошибок не должно быть. Губернатор, в общем-то, говорил о том, что признает свои проблемы. Но, тем не менее, он вырос, и очень сильно.

Владимир Долин:

Следует признать и долю истины в упреках Владимира Баюнова в адрес областной администрации.

Владимир Баюнов:

Во всех структурах власти наша Тверская область фигурирует как область, где пропадают бюджетные деньги, где воруют в администрации области, где четыре заместителя губернатора были арестованы и находятся под следствием. Вот такой неприятный образ сложился в правительстве России, и такой отрицательный авторитет гуляет по всей России.

Владимир Долин:

Давнее личное противостояние и противоположные политические взгляды кандидатов определили накал предвыборной борьбы. Судя по количеству портретов Баюнова на всех заборах областного центра, нужды в средствах на предвыборную агитацию кандидат от Компартии не испытывал. Портреты дополнялись плакатами, с которых красный воин в буденовке, вперив в зрителя указующий перст, гневно вопрошает: "Ты - за народ?" "Ну, а если за народ, голосуй за народного кандидата Баюнова", - подсказывает этот образчик предвыборной агитации. Обращение к символике гражданской войны наглядно демонстрирует накал предвыборных страстей.

На исторические плакаты Баюнова штаб Платова ответил плакатами несколько футуристического содержания. На фото исполняющий обязанности президента Владимир Путин пожимает руку тверскому губернатору. Подпись гласит: "Вместе - в 2000 год". Популярность Путина работает на губернатора.

Войной плакатов дело не ограничилось. Коммунисты попытались вывести на улицу молодежь. В морозный январский день дюжина молодых людей вышла под красными флагами к резиденции губернатора. Я поинтересовался целью пикета.

Пикетчик:

Мы хотим показать, что не только пенсионеры поддерживают коммунистов и кандидатов-коммунистов, и вообще Коммунистическую партию, что и молодежь есть у нас тоже. Вот, собственно, зачем мы здесь.

Владимир Долин:

Владимир Баюнов на протяжении всей предвыборной кампании обвинял команду губернатора в использовании, мягко говоря, неспортивных методов борьбы. На что и посетовал в интервью Радио Свобода.

Владимир Баюнов:

Я не видел, чтобы применялись такие грязные технологии. Давление на глав администрации, давление на руководителей предприятий всех форм собственности, вплоть до того, что их просто снимают с работы! О запрете предоставления помещений для встреч, если даже и за это помещение, согласно договору, выплачена сумма, как положено по закону.

Даже были случаи, когда я приходил на встречу в Дом культуры, а директора Дома культуры предупреждали: не давать помещения для встречи кандидату в губернаторы Баюнову Владимиру Александровичу.

Владимир Долин:

Кульминацией грязных технологий, по словам Баюнова, стал тверской "уотергейт". О том, как это было, рассказывает сам Баюнов.

Владимир Баюнов:

Перед нашим штабом стояла машина с аппаратурой, где находились два человека, которые записывали все, что происходит в нашем штабе. Когда их наши ребята из штаба спросили, что они здесь делают, они просто нахально, грубо сказали, что "это не ваше дело, мы здесь работаем". Они сказали, что они - из электросвязи, что якобы они занимаются прослушиванием помех, которые здесь на радиолинии есть.

Мы сделали официальное заявление в избирательную комиссию, в прокуратуру, в ФСБ, в МВД, и отправили в Центризбирком тоже официальное заявление о том, какие методы применяются при подготовке выборов губернатора Тверской области.

Владимир Долин:

Областная избирательная комиссия в ответ на обращение доверенного лица кандидата заявила, что расследование действий, в которых имеется состав преступления, не входит в ее функции. Госсвязьнадзор, которому принадлежит обнаруженная машина с якобы прослушивающей аппаратурой, утверждает, что его сотрудники вели поиск источника помех телевещания, а правоохранительные органы пока хранят молчание.

Что это было - подслушивание штаба Баюнова или ловкий предвыборный ход его имиджмейкеров - пока не ясно.

Методы работы штаба Баюнова тоже чистотой не блистали. Чего стоят образчики якобы народного творчества, опубликованные накануне выборов на купленных командой Баюнова газетных площадях.

Звучит частушка:

Тратить баксы в казино
Платов стал давным-давно.
Пусть в кармане денег нет,
Возместим из госбюджета. Ух!


Владимир Долин:

Смущенные невиданным в тихой провинциальной Твери накалом предвыборной борьбы, многие тверичи растерялись и засомневались, а нужны ли губернаторские выборы вообще. На улице я разговорился со старушкой.

Старушка:

Я человек маленький, от большой политики далека, поэтому мне даже трудно судить: назначать или выбирать.

Владимир Долин:

Все-таки вот четыре года прошло под руководством Платова. Как, вы считаете, дела в области идут?

Старушка:

Я не могу сказать - я на пенсии, понимаете. Такая моя информация только из официальных... только из телевидения, и все. Даже газет нет возможности выписывать - денег нет покупать их. А так, мне кажется, везде одинаково: что - в Твери, что - в других областях. Зависит или не зависит это от губернатора, мне трудно сказать.

Владимир Долин:

Кто в необходимости выборов не сомневался, так это - активисты Союза правых сил. Они безоговорочно поддержали действующего губернатора. Николай Румянцев сформулировал позицию.

Николай Румянцев:

Это не наш кандидат, но мы его поддерживаем.

Владимир Долин:

Правые считают, что им есть что предложить действующей власти. Это, прежде всего, кадры.

Николай Румянцев:

Безответственно говорить о том, что я вот сейчас вот предложу кучу, так сказать, людей, которые могут заменить всех. Безусловно, такого уровня работа требует определенный опыт, но, кроме всего прочего - и определенной кондиции, учитывая, что изменилась.... Собственно, опыта работы в этих условиях, я думаю, ни у кого особо большого нет. А знания, которые он приобретает, и молодежь.... В общем, подход тот молодежный - необходим.

Поэтому я считаю - да, есть у нас люди, которые, мы уверены, могли бы оживить работу, изменить какие-то подходы. И мы их будем предлагать губернатору однозначно, и у нас такая договоренность есть. Я думаю, что у нас есть чем поделиться с губернатором. И я думаю, что это будет для него полезно.

Владимир Долин:

Николай Румянцев уверен, что при губернаторе Платове область пойдет по пути реформ, и это будут рыночные реформы, благодаря которым регион наконец-то выйдет из экономического кризиса.

Михаил Соколов:

Вы слушали очерк Владимира Долина о выборах в Тверской области.

Специальный корреспондент Радио Свобода Андрей Трухан вернулся из Новосибирска, где к власти пришел новый лидер.

Андрей Трухан:

Выборы губернатора Новосибирской области как нельзя лучше иллюстрируют слова из новогоднего обращения-отречения первого президента России Бориса Ельцина о том, что Россия должна войти в новое тысячелетие с новыми политиками, с новыми лицами, с новыми, умными, сильными, энергичными людьми.

Новосибирские избиратели вывели во второй тур тридцатидевятилетнего заместителя министра экономики России Ивана Старикова и сорокашестилетнего мэра Новосибирска Виктора Толоконского, оставив на третьем месте бывшего губернатора, шестидесятичетырехлетнего Виталия Муху, руководившего Новосибирской областью - с небольшим перерывом - аж с 1989 года.

Это были очень полярные выборы. Город - против деревни, московский либерал местного происхождения Стариков - против новосибирского хозяйственника Толоконского, сельский патриотизм - против городского космополитизма.

Во всех десяти районах Новосибирска избиратели отдали предпочтение своему мэру с шестилетним стажем Толоконскому, а в большинстве сельских районов фаворитом был уроженец новосибирского села Пальвино, уже четыре года работающий в Москве в качестве замминистра экономики по аграрным вопросам Стариков.

Это были очень холодные выборы.

Избиратель: Голосование проходит при температуре -38 и сильном ветре. Видимо, это объясняет низкую избирательную активность. Болотницкий район - здесь температура -32, и также ветер. В Северном районе сейчас -42.

Андрей Трухан:

Это были очень семейные выборы. Будущего губернатора Толоконского повсюду сопровождал его образцовый сын-студент, вместе со сверстниками активно агитировавший за отца. В противоположном лагере наиболее энергично и болезненно реагировал на все выпады в адрес Старикова его брат.

Из всех губернаторских выборов, состоявшихся 9 января, новосибирские - завершились самой убедительной победой лидера. Если можно считать убедительным - разрыв более чем в два процента. И они же оказались наименее спорными. Уже на следующий день после выборов, примерно за сутки до объявления их официальных итогов, Иван Стариков корректно признал свое поражение.

Иван Стариков: Я хочу, во-первых, поздравить Виктора Александровича Толоконского с победой. Я думаю, что эта победа была заслуженная, выстраданная, я думаю, что она досталась в честной и бескомпромиссной борьбе.

Андрей Трухан:

А вот Виктор Толоконский в эксклюзивном интервью корреспонденту Радио Свобода, даже когда его победа, хотя и неофициальная, уже не вызывала сомнений, никак не мог отойти от риторики избирательной кампании.

Виктор Толоконский: Для меня сегодня вопрос в этом, во втором туре, не стоит: Толоконский или Стариков, Стариков или Толоконский? Для меня стоит вопрос: добро или зло, правда или ложь?

Андрей Трухан:

И лишь под утро, расслабившись в кругу единомышленников и творцов успеха, мэр и губернатор в одном лице - Толоконский лидерски зазвучал в победном хоре.

Звучит хоровое пение:

Тебе судьбу мою вершить,
Тебе одной меня судить,
Команда молодости нашей,
Команда, без которой нам не жить.


Михаил Соколов:

Подробный рассказ Андрея Трухана о жизни Новосибирской области прозвучит в программе Выборы-2000 20 января.

XS
SM
MD
LG