Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000




Михаил Соколов:

Парламентский кризис избавляет Россию от иллюзий и стереотипов. Потенциально возможное думское некоммунистическое большинство обернулось удивившим многих кадровым союзом коммунистов и Кремля. Раздел постов в руководстве Государственной Думы между подчиненными Владимира Путина и товарищами Геннадия Зюганова - своего рода ревизия результатов парламентских выборов. Ревизия, дающая исполняющему обязанности президента возможность технологично взять парламент под свой контроль.

Одни считают, что Кремлю нужен был удобный глава парламента, коммунист Геннадий Селезнев, притершийся к прежней власти. Другие видят жесткую игру на добивание с помощью коммунистов группировки Лужкова-Примаков. Третьи уверены: соглашение КПРФ с "Медведем" - сделка с прицелом на президентские выборы. Мол, коммунисты сыграют в борьбе с Кремлем в поддавки.

"Медведь", ухватив дюжину руководящих кресел, явно "полинял". Загадочный Владимир Путин проявил себя. Его недавние поклонники делают выводы. Говорит Борис Немцов.

Борис Немцов:

Если Путин будет молчать, если он тем самым поддержит все то, что произошло, я думаю, что, если его политическая ориентация была продемонстрирована, то я для себя лично не вижу возможности его поддерживать.

Михаил Соколов:

Анализ событий, меняющих весь политический пейзаж перед президентскими выборами в России - во второй части программы "Выборы-2000". В первой - репортаж из Новосибирской области.

Подведены итоги губернаторских выборов в Новосибирской области. Рассказывает специальный корреспондент Радио Свобода Андрей Трухан.

Андрей Трухан:

Выборы губернатора Новосибирской области как нельзя лучше иллюстрируют слова из новогоднего обращения-отречения первого президента России Бориса Ельцина о том, что Россия должна войти в новое тысячелетие с новыми политиками, с новыми лицами, с новыми, умными, сильными, энергичными людьми.

Новосибирские избиратели вывели во второй тур тридцатидевятилетнего заместителя министра экономики России Ивана Старикова и сорокашестилетнего мэра Новосибирска Виктора Толоконского, оставив на третьем месте бывшего губернатора, шестидесятичетырехлетнего Виталия Муху, руководившего Новосибирской областью, с небольшим перерывом, аж с 1989 года.

Бывший губернатор, постоянный, хотя и мягкий оппозиционер Кремлю, чаще дружил с коммунистами, а в последние месяцы был замечен в связях с блоком "Отечество - Вся Россия". Наверное, этим объясняется нежелание кремлевской партии власти поддержать уже засидевшегося на своем месте, по мнению избирателей, Муху.

Это были очень музыкальные выборы. И расставание с Виталием Петровичем Мухой прошло под самую популярную, по всеобщему признанию, мелодию губернаторской кампании.

Звучит песня:

Расставания близится горечь,
А потом станет вновь хорошо.
До свиданья, Виталий Петрович,
Возвращайся, откуда пришел.


Андрей Трухан:

Между тем, веселая внешне борьба велась совсем не за яркий приз. Социально-экономическое положение Новосибирской области не вызывает зависти соседей. Потерявший былые госзаказы ВПК, хиреющая на скудном финансировании некогда блестящая наука Академгородка, голосующего ныне, в основном, за коммунистов, остановившееся на распутье сельское хозяйство. Вот как характеризует ситуацию в области член предвыборного штаба Ивана Старикова Яков Савченко.

Яков Савченко:

Значителен областной долг, очень запутана хозяйственная ситуация. Обстановка - существенно хуже, чем, к примеру, в Красноярском крае, чем в Томской области. Может быть, немного лучше, чем в Алтае, но существенно хуже, чем в окружающих регионах.

Вообще область, в принципе, достаточно бедная. То есть, здесь нет каких-то больших запасов полезных ископаемых. Соответственно - перерабатывающая промышленность не развита. В основном - промышленность, ориентированная на ВПК. Сейчас, естественно, какие-либо заказы от ВПК отсутствуют, либо представлены в очень незначительной степени.

Сельское хозяйство - тоже рискованное, в ряде областей оно просто невозможно, потому что тут - тайга, болота. Барабинские степи тоже не являются плодородной местностью.

Поэтому особых таких ресурсов область не содержит. Вот был научный потенциал в Академгородке, который сейчас, за последние годы, растерян. Был ИТР на всех заводах, который разбежался. Короче говоря, проблем очень много.

Андрей Трухан:

Если же добавить к этому невнятную политику Виталия Мухи и ошибки его предвыборной кампании, то ничего удивительного в поражении бывшего губернатора уже в первом туре нет. Вот мнение на этот счет журналиста новосибирской газеты "Новая Сибирь" Андрея Кузнецова.

Андрей Кузнецов:

Тут сыграли роль несколько факторов. В нашем регионе жизнь была, скажем так, не сахар. Город - смело могу сказать - живет хорошо, несмотря на все социологические выкладки, которые показывают, что он живет плохо. А вот село, которое представляет собой вот ровно половину Новосибирской области, то за четыре года просто вот хозяйства разваливаются. У людей нет работы, нет денег, нет какой-то вот особой надежды на завтрашний день.

И во многом вина за это лежала именно на губернаторе. Потому что вот система взаимодействия с сельскими хозяйствами, которую он построил через продовольственную кооперацию.... У нас есть такое вот государственное унитарное предприятие, которое занимается поставками на село нефтепродуктов, семян, запчастей, техники какой-то, а взамен оно, соответственно, забирает у селян урожай.

А у продовольственной корпорации, по сути, была монополия, поэтому на ней лежит вина за состояние сельского хозяйства. Это объективно просто так.

Но здесь есть еще один замечательный момент. Глава продовольственной корпорации, Александр Морозов, был руководителем предвыборного штаба Мухи.

Но на самом деле они наделали кучу глупостей. Сначала они не проводили вообще никаких мероприятий. Не было рекламы, не было там практически ничего, была только контрпропаганда против Виктора Толоконского, против основного кандидата.

Андрей Трухан:

Таким образом, мэр Новосибирска Виктор Толоконский вышел во второй тур с неплохими оценками горожан его работы. А Иван Стариков попытался противопоставить ему концепцию либеральных реформ. Вот ее суть, в изложении самого кандидата.

Иван Стариков:

Для того чтобы обеспечить выполнение требований социального кодекса, нужно ровным счетом запустить экономику здесь, в Новосибирской области. Потому что я говорил и повторяю: успех не зависит от успеха там, в Москве, а - от успеха здесь, на месте.

А для этого нужно будет снять все глупости, все ограничения, все те хомуты и петли, которые сегодня наброшены на часть экономики. И народ будет относиться к экономике достаточно серьезно. Это нужно будет довести до каждого предприятия, и каждому из предприятий выписать свой рецепт. Делать то, от чего никуда не денешься.

Я называл эти цифры. Я считаю, что за два года экономика Новосибирской области должна в два раза "прирасти". И валовой региональный продукт, который сегодня измеряется тридцатью пятью миллиардами рублей, тоже. У нас есть все возможности, у нас есть все основания говорить о том, что через два года у нас будет (должно быть!) семьдесят миллиардов рублей, и что не по двенадцать тысяч (крайне низкий показатель, производства на одного человека), по двадцать четыре - минимум. И Новосибирская область тогда уйдет из числа дотационных регионов России.

Вы мне, наверное, зададите вопрос: "А в чем была все-таки разница между вами и Толоконским?" И я отвечу: я хотел - и думаю, что за этим будущее - построить открытую либеральную экономику. С равными правилами игры для всех хозяйствующих субъектов, для всех людей дела. Виктор Александрович все-таки тяготел к построению государственного номенклатурного капитализма. Не получится в России построить этот вид политической системы, или государственного устройства, - мы люди совершенно другие. Мы не Латинская Америка.

Андрей Трухан:

Свою передовую либеральную концепцию Стариков подкрепил яркой агитацией. Рассказывает Андрей Кузнецов.

Андрей Кузнецов:

На самом деле, было очень увлекательно, когда у нас трехсоттысячным тиражом целый год выходила газета "За мэра", и таким же тиражом выходила газета "За губернатора". И вот эти вот газеты друг друга валили, старались....

Кстати, на этом-то фоне Стариков и проскочил. Потому что у него была своя игра. У него была самая оригинальная агитация, это как бы вот признают специалисты. Он раскидывал не только листовки и газеты традиционные. Ну, вот, например, по телевизору в виде рекламного ролика шла песня, то есть такой видеоклип, "Гимн Сибири", а Стариков там, значит, ходил на этом на всем фоне, по пейзажам, по полям, по лесам.

Андрей Трухан:

У этого видеоклипа была и своя аудиоверсия, существовавшая в двух вариантах: классическом, более медленном, и быстром, предназначенном для исполнения в молодежных клубах и дискотеках.

Вот фрагмент классического варианта "сибирского гимна" Ивана Старикова.

Звучит песня:

В синий простор льется река.
Где бы на свете я не был,
Я вспоминал ее берега
И над рекой - небо.


Андрей Трухан:

К предвыборным же частушкам, кстати, почему-то даже в день выборов звучавшим с экрана телевизора, вообще несть числа.

Звучат частушки:

Шли горячие деньки
При воде холодной.
Ошибетесь, мужики, -
Будете голодны.

Приходите, девки, в баню,
Не платите дешево.
Выбирайте из Елбани
Мужичка хорошего.


Андрей Трухан:

Хороший мужичок из Елбани - это, несомненно, Иван Стариков, некогда работавший агрономом совхоза "Елбанский".

Это были очень полярные и очень понятные выборы. Город - против деревни, московский либерал местного происхождения Стариков - против новосибирского хозяйственника Толоконского, сельский патриотизм - против городского космополитизма.

Во всех десяти районах Новосибирска избиратели отдали предпочтение своему мэру с шестилетним стажем - Толоконскому, а в большинстве сельских районов фаворитом был уроженец новосибирского села Пайвино, уже четыре года работающий в Москве в качестве замминистра экономики по аграрным вопросам, Стариков.

Это были очень холодные выборы.

Диктор:

Голосование проходит при температуре -38 и сильном ветре.

Андрей Трухан:

Вероятно, именно холод существенно уменьшил количество голосовавших во втором туре. И холод же, возможно, остудил многие горячие головы, прежде всего коммунистов, руководители которых призвали сторонников своего кандидата, первого секретаря обкома КПРФ Виктора Кузнецова, занявшего в первом туре четвертое место, проголосовать против обоих кандидатов.

Но против Старикова и Толоконского проголосовали лишь около двенадцати процентов избирателей. Таким оказался партийный потенциал левых.

Вышедшие во второй тур кандидаты усиленно подчеркивали свою независимость от Москвы, в то же время намекая на зависимость конкурента от федеральной власти.

Виктор Толоконский:

То, что Стариков работал все время в Москве с Чубайсом, это, действительно, факт биографии, это никем не отрицаемый факт. И сегодня, поскольку все-таки у нас в стране, в экономике, безусловно, клановость некоторая присутствует, и поэтому эти связи проявляются во многих и прошлых делах. Избиратели тоже, наверное, во втором туре, скорее бы поддерживали Старикова, поскольку он им больше известен по Москве, чем я.

Я все-таки - человек, мало сегодня связанный с кем-то в столице, не имеющий ни перед кем никаких обязательств, человек, который совершенно однозначно и жестко ставит условие, что он не может быть никем управляемым, он будет самостоятельно вести свою работу, свою политику.

Никогда в жизни ни виделся, ни по телефону разговаривал.... То есть - я Березовского знаю, как знает любой человек в России и, наверное, очень многие в мире, видел на экранах телевизоров. Отношение к нему - я не могу сказать.... Человека, которого никогда не видел, не говорил, не знаешь подробности его дел, прошлого. Я не могу сказать, что он - одиозная совершенно фигура. Ну, по первому впечатлению он тоже у меня особого доверия не вызывает, это совершенно очевидно.

Андрей Трухан:

Тем не менее, в сознании значительной части избирателей оба кандидата оказались ставленниками различных московских кланов.

Избиратель:

Вокруг меня все говорят, что вот, Толоконский - это Березовский, Стариков - это Чубайс. Значит, наверное, что-то.... Нет же дыма без огня, значит, есть какие-то влияния из Москвы.

Андрей Трухан:

Еще перед первым туром, с подачи неизвестной газеты без выходных данных (но, тем не менее, признанной местными наблюдателями только по им одним известным признакам изданием бывшего губернатора Виталия Мухи) возникла тема национальности кандидатов. Вот мнение рядового избирателя, стороника Ивана Старикова.

Избиратель:

Я вот недавно был в микрорайоне, и там, на жилых домах написаны, конечно, дискредитирующие лозунги против Толоконского. Это некрасиво. Но подспудно это играет роль, безусловно, и вот почему. Потому что Толоконский, находясь на руководящей должности в течение шести лет, он вокруг себя все-таки формировал, так сказать, лиц чиновничьего аппарата ближе к своей национальности.

Андрей Трухан:

Правда, по мнению члена штаба Старикова Якова Савченко, не стоит преувеличивать влияние национального вопроса на итоги выборов.

Яков Савченко:

Стариков совершено не является антисемитом ни в каком выражении, и если какая-то часть его поддерживает, исходя из того, что он не еврей, а русский, - ну, что ж, мы не можем им запретить голосовать за Старикова в этом случае. Но вся избирательная кампания Старикова строилась безо всякой оглядки на такого рода голоса. Такие настроения, вероятно, присутствуют, но они не являются массовыми или определяющими.

И я думаю, что если процента три-четыре избирателя из всех обращают на это дело внимание на территории области, то это - максимум.

Андрей Трухан:

Своя точка зрения на роль национального вопроса на выборах есть и у избранного губернатора Виктора Толоконского.

Виктор Толоконский:

Конечно, сыграло это тоже, из области грязных технологий. Я никогда не скрывал: да, у меня отец по национальности еврей. Отец прожил очень славную жизнь, это для меня очень много значит, и я горжусь своим отцом. Он никогда не скрывал, и я это не скрывал. Мама у меня во всех поколениях русская, и совершенно естественно, что и мы (у меня еще брат) - по национальности русские.

У меня жена (девичья фамилия Попова) тоже во всех поколениях русская. Я всю жизнь прожил здесь, я очень многих знаю людей самых разных национальностей, знаю и замечательных людей еврейской нации, и горжусь, что они составляют славу и гордость нашего города. Есть замечательные врачи, есть педагоги, есть почетный гражданин Новосибирска, удивительный, уникальный дирижер Кац.

Не думаю, что кто-то когда-то до этих выборов такой вопрос - про меня или про кого-то - задавал. Но опять же, в этих позициях, вот той грязи, вот это было тоже использовано, тоже названо. Поэтому на какую-то часть людей, наверное, это оказало влияние, а думаю, что для большинства людей - нет.

Андрей Трухан:

Это были очень семейные выборы. Будущего губернатора Толоконского повсюду сопровождал его образцовый сын-студент, вместе со сверстниками активно агитировавший за отца. В противоположном лагере наиболее энергично и болезненно реагировал на все выпады в адрес Старикова его брат.

Свой выбор, за Толоконского или за Старикова, проголосовавшие, покинув избирательный участок, объясняли основательно и по-разному.

Избиратель:

Голосовал за мэра, потому что он мне ближе, только из этих соображений. Ближе живет, ближе вижу. А другого кандидата я слабо знаю.

Избиратель:

Я считаю, что он экономически теперь, по вопросу сельского хозяйства, по аграрным вопросам достаточно подготовлен, и поэтому может сдвинуть с тех негативных позиций, в которых находится Новосибирская область.

Избиратель:

Мне кажется, от него толку больше будет.

Избиратель:

Нравится, как мэр. О Старикове я вообще ничего не знаю.

Избирательница:

Был мэр, а теперь он у нас будет губернатором. Он энергичный, молодой, семья у него хорошая. В общем, мы за него единогласно за него проголосовали с мужем. Думаем, что у нас жизнь в области будет достойной.

Избирательница:

Еще он если научится коров доить, это самое, как Стариков...

Избиратель:

И сметану будем есть.

Избиратель:

Они совсем разные люди.

Избирательница:

Потому что я считаю, что Стариков, он.... Губернатор же как - он по области, по деревням там.... Ну, раз Стариков родился в деревне, значит, он там разбирается, и вообще. А Толоконский никогда не жил в деревне. Мэр он хороший, я согласна. Если бы это были выборы мэра, я бы голосовала за Толоконского, а так как это - губернатора, то я - за Старикова.

Андрей Трухан:

Были, впрочем, и курьезы.

Избирательница:

Я - за обоих. За Толоконского, наверное, неправильно сделала, да? И за Толоконского, и за Старикова, птичку так поставила - Стариков и Толоконский.

Избиратель:

Всего вам хорошего. Дай Бог вам проголосовать, за кого там - нам хоть за черта, лишь бы хорошо было.

Андрей Трухан:

Самым крутым из всех встреченных мной поклонников Виктора Толоконского оказался шестилетний Рома, который прямо в избирательной кабине заставил свою молодую и энергичную бабушку (напротив, сторонницу Ивана Старикова) проголосовать все-таки за мэра, вопреки ее убеждениям.

Малыш не только оказался в состоянии объяснить свою позицию, но и выказал интерес к федеральной политике.

Бабушка:

Чуть ли не бросился в слезы: "Будем голосовать только за Толоконского". Мой Ромочка, внук.

Рома:

Нравится он мне. Тем, что как-то хорошо управляет городом, и все это бесплатно как бы.

Бабушка:

А еще давно за Бориса Николаевича голосовали....

Рома:

Ну?

Бабушка:

Помнишь?

Рома:

Но это было зря, потому что теперь тут кризис. Он раньше хорошо управлял, а теперь уже заболел. Не может прямо, отказался.

Андрей Трухан:

Последний предвыборный день и день самих выборов Толоконский и Стариков провели своеобразно. Замминистра экономики уехал в родной район, где в затворничестве отказывался от любых встреч с избирателями и журналистами, что, вероятно, по духу и букве полностью соответствовало закону о выборах.

А вот его конкурент, в качестве действующего мэра, в эти же два дня активно колесил по Новосибирску, то открывая областную выставку, то поздравляя молодоженов или родителей новорожденного, то наблюдая за ходом ликвидации небольшой канализационной аварии.

Возможно, это и не полностью соответствовало духу закона о выборах, но, вполне вероятно, принесло Толоконскому необходимый минимальный перевес над более пассивным в последние сутки соперником.

Из всех губернаторских выборов, состоявшихся 9 января, новосибирские завершились самой убедительной победой лидера, если можно считать убедительным разрыв в более чем два процента. И они же оказались наименее спорными, в конечном итоге. Уже на следующий день после выборов, примерно за сутки до объявления их официальных итогов, Иван Стариков корректно признал свое поражение.

Иван Стариков:

Я хочу, во-первых, поздравить Виктора Александровича Толоконского с победой. Я думаю, что эта победа была заслуженная, выстраданная, я думаю, что она досталась в честной и бескомпромиссной борьбе.

Андрей Трухан:

"Но, - предупредил Стариков, - ситуация в области такова, что победитель будет вынужден выполнять мою либеральную программу, иначе у него ничего не получится".

Виктор Толоконский публично не высказал согласия со своим проигравшим оппонентом. Но, возможно, именно осознание серьезности проблем, пришедших с успехом на выборах, не мешало Виктору Толоконскому в эксклюзивном интервью корреспонденту Радио Свобода, даже когда его победа, хотя и неофициальная, уже не вызвала сомнений; он никак не мог отойти от риторики избирательной кампании.

Виктор Толоконский:

Для меня сегодня вопрос в этом, во втором туре, не стоит - Толоконский или Стариков, Стариков или Толоконский? Для меня стоит вопрос: добро или зло, правда или ложь? Вот что для меня очень важно.

Андрей Трухан:

И лишь под утро, расслабившись в кругу единомышленников и творцов успеха, мэр и губернатор в одном лице, Толоконский лидерски зазвучал в победном хоре.

Звучит хоровое пение:

Тебе судьбу мою вершить,

Тебе одной меня судить,

Команда молодости нашей,

Команда, без которой нам не жить.

Андрей Трухан:

Свою нынешнюю команду губернатор Толоконский намерен, в основном, оставить в аппарате мэрии, взяв с собой в областную администрацию лишь наиболее сильных организаторов. Изгонять никого из прежнего аппарата он не собирается. Подобная преемственность, по Толоконскому, должна ликвидировать после выборов нового мэра Новосибирска, намеченных на 26 марта, конфликт между руководством города и области.

Михаил Соколов:

Прозвучал репортаж из Новосибирской области Андрея Трухана.

Владимир Путин. Кто он такой? Задавали этот вопрос в первых числах января. Загадочный кандидат в президенты, за которого, по данным опросов, готовы как будто голосовать половина избирателей России. Имиджмейкеры скупыми штрихами лепят телеобраз нового президента. Журналисты по крупицам собирают материалы об исполняющем обязанности главы государства. И это вполне понятно: офицеры спецслужб оставляют мало следов. Появляются статьи, как и кого вербовал разведчик Путин. Они мало что проясняют.

Политики, близкие к Путину, добиваясь решения о его поддержке в своем кругу, пускают в ход личные воспоминания. На совещании актива Союза правых сил 14 января Анатолий Чубайс заявил, что, имея выбор - Путин, Примаков или Зюганов, - он, Чубайс, поддерживает Владимира Путина. И не только потому, что тот - его товарищ. Он делает это, поскольку знает истинные взгляды исполняющего обязанности президента по вопросам собственности, реформ и прав человека, и они с его позицией не расходятся. Тогда от Чубайса, как мне сообщили, коллеги потребовали фактов.

Первая история из неизвестной стране истории жизни и.о. президента была о том, как Владимир Путин вел себя, когда после поражения Анатолия Собчака на губернаторских выборах Михаил Барсуков пожелал организовать арест бывшего мэра Санкт-Петербурга по сфабрикованному делу. "Я знаю, как удалось спасти Собчака, - сказал Чубайс. - Зачем это было Путину? Все, что он сделал по этому делу, делалось им по соображениям морали", - сказал Чубайс.

Вторая история. Директора ФСБ Путина, который и не думал тогда о президентстве, вызвал премьер Евгений Примаков и приказал взять в полную разработку одного лидера думской фракции и одного известного журналиста. Ответ Путина был таков: "Во-первых, это незаконно. Во-вторых, вы не в праве давать мне такие указания. В-третьих, такой приказ может отдать только президент. В-четвертых, если такой приказ Борис Николаевич мне отдаст, я тут же подам в отставку".

"Это была позиция, - сказал Чубайс. - Путин имел шанс получить звонок от Бориса Николаевича и немедленно отправиться в отставку".

Анатолий Чубайс убедил тогда многих либералов, которые и раньше были готовы к безусловной поддержке на выборах Владимира Путина. У иных еще до начала работы Государственной Думы появились сомнения. Как только и.о. президента Путин взялся за дело, оно явно разошлось с прежним имиджем премьера.

Не случайно лидер Союза правых сил Сергей Кириенко категорически осудил поддержку Путина на выборах питерского губернатора Владимира Яковлева и как будто одобренную поначалу и.о. президента идею стопроцентной продажи валютной выручки, подчеркивая, что его, Кириенко, интересуют именно дела.

Сергей Кириенко:

Для меня поддержка Путина - это не поддержка личности, а поддержка дел, о чем мы говорили в период избирательной кампании. Наши позиции будут совпадать не всегда. Это показали результаты выборов в Московской области.

В общем, я откровенно доволен, что нам удалось победить на этих выборах, потому что избирательный штаб Союза правых сил на выборах в Московской области поддерживал Бориса Громова, и нам удалось победить. Жаль, что мы в данном случае выступали против администрации президента и правительства. Ну, а по сути получается конкуренция с позицией Владимира Путина. Но это тот случай, когда наши позиции не совпали.

Мы поддерживаем дела, а не человека.

Михаил Соколов:

По иным делам решил судить о кандидате в президенты Владимире Путине правозащитник и депутат Думы Сергей Ковалев.

Сергей Ковалев:

Ну, я не знаю, Чубайсу виднее все эти там достойные эпизоды из жизни Путина. Я сужу о Путине по другим вещам, которые не надо выискивать в личных воспоминаниях. Они очевидны и предъявлены всему обществу. Язык не поворачивается сказать "Путин лжет", потому что он не лжет, а нагло врет.

Вот весь мир знает, что за взрыв произошел в Грозном на рынке. Это русская ракета. Тогдашний премьер-министр, а теперешний без пяти минут президент просто врет своим коллегам, отрицая этот факт.

Заявлено - не без участия нашей верховной государственной власти теперь - что надлежит выиграть информационную войну. Как это делается? Что это значит, вообще: выигрывать информационную войну? Это значит: врите, ребята. Другого смысла эти слова не имеют.

Так вот, наряду с этим враньем, несущимся отовсюду, еще и введена жесточайшая военная цензура. Если в полуоткрытых условиях мне удавалось побывать, в прошлую войну, на фильтропунктах, а уж людей, прошедших через эти фильтропункты, я сотни слышал.... Так если в тех условиях там происходило то, что там происходило, то - что сейчас? А происходило ведь что? Пытки. Массовые. Фактически не было ни одного задержанного человека, направлявшегося на фильтропункт, который не подвергся бы жесточайшим избиениям. А многих травили собаками. А многих пытали электрически током. А сколько было бессудных расстрелов?

Можно себе представить, что там происходит сейчас. Алхан-Юрт - это такой просочившийся маленький эпизодик.

Михаил Соколов:

Несмотря на подобные доводы, один из лидеров Союза правых сил Ирина Хакамада уверена, что нужно работать с Владимиром Путиным, выдвинув ему ряд условий.

Ирина Хакамада:

Еще есть время до февраля. И мы будем смотреть, и мы должны объявить свои требования. Мы их тоже не объявили, на самом деле.

Михаил Соколов:

То есть, на съезде вы их объявите?

Ирина Хакамада:

Да.

Михаил Соколов:

Вскоре появилась новая возможность судить о кандидате в президенты Владимире Путине по его конкретной деятельности. 18 января коммунист Геннадий Селезнев был избран спикером Государственной Думы России. Его поддержала своя партия КПРФ и те, кто на выборах демонстрировал себя обществу как не коммунисты - путинский "Медведь".

С парламентской трибуны Путин заявил, что власти нужна широкая опора в Государственной Думе. Эту опору кремлевские технологи создали самым простым способом. У "Единства", "Медведя" с присными было сто тридцать голосов. У КПРФ с сателлитами - чуть больше ста сорока. Вместе - почти конституционное большинство. Родился даже афоризм "Сила КПРФ - в "Единстве".

По прямому указанию главы администрации президента Александра Волошина и его заместителя Владислава Суркова, "Медведь" отказался от полномасштабного пакетного соглашения по распределению постов в Думе, с учетом интересов всех думских фракций.

Номинальный глава "Единства" Борис Грызлов сговора на пару с КПРф не слишком стеснялся.

Борис Грызлов:

Сегодня президент говорил, что мы не делим Думу на плохих, хороших, на чужих и своих. Это депутаты, которых избрал народ, и мы стремимся к консолидации. И нас интересует пакетное соглашение.

Михаил Соколов:

Но база для консолидации, наверное, не только кадровые вопросы, но и какая-то позитивная программа, правда? У коммунистов и у вас она несколько отличается все-таки.

Борис Грызлов:

Безусловно, программа отличается, но и они, и мы - россияне, это граждане, за них тоже проголосовало порядка шестнадцати миллионов человек. Тут нет повода для конфронтации.

Михаил Соколов:

Главные игроки решили делить должности "по-братски". Спикера - коммунистам, первого зама - "Единству", комитеты роздали участникам двух коалиций, с учетом интересов союзных групп. У коммунистов - аграрно-промышленная группа, у "Единства" - "Народный депутат".

Всем остальным предложили по одному комитету, а "Яблоку" в тот момент - и вовсе ничего. Видимо, Григорию Явлинскому "отлились" смелые речи.

Григорий Явлинский:

Мы удивлены политикой администрации президента и политикой Кремля, политикой "Единства", которые ничего лучше не придумали, как с первых же дней создать такой нерушимый блок коммунистов и "беспринципных".

Михаил Соколов:

В знак протеста против фактически безальтернативных открытых выборов спикера кандидаты: от Союза правых сил - Виктор Похмелкин, от "Отечества - Всей России" - Евгений Примаков и от "Яблока" - Сергей Степашин, сняли свои кандидатуры, их фракции ушли из зала. О причинах говорит один из лидеров правых Борис Немцов.

Борис Немцов:

Нас объединяет нежелание участвовать в фарсе, желание сделать так, чтобы все-таки соблюдались элементарные основы демократии. Согласитесь, что избрание без всяких альтернатив, открытым голосованием "товарища" Селезнева.... Мы протестуем против такой недемократичной процедуры, и нам очень не нравится, что обмануты миллионы избирателей, которые голосовали за Путина, но - не за коммунистов.

Михаил Соколов:

В организации сделки сыграл роль вездесущий Борис Березовский. Простой депутат Госдумы провел консультации с Геннадием Зюгановым. В предвыборном апреле 1996 года, напомню, олигарх уже предлагал Кремлю полюбовно договариваться с коммунистами и организовал знаменитое "Письмо тринадцати" в поддержку идеи приручения КПРФ путем введения левых - под контролем - во власть.

В новых условиях проект реализовался в здании на Охотном ряду, и подлинный интеллектуальный лидер одной из групп в высшем эшелоне власти Борис Березовский объясняет суть решения, которое, как он уверен, не повредит репутации Владимира Путина.

Борис Березовский:

Я за Путина не думал. Это его оценка, и я не думаю, что она как-то ударит по его рейтингу.

Здесь был всплеск эмоций. Эмоции переживутся, и все вернется, мне кажется, в очень рациональное, очень конструктивное русло. Дело в том, что в работе Селезнева мало что изменится. Речь идет о том, что Селезнев работал в одних условиях, а сейчас он будет работать в других условиях. Поэтому он просто должен будет подчиняться новым условиям. Что он делал и раньше. Он подчинялся тем условиям, а теперь он подчинится этим, новым условиям.

Так что в смысле его работы ничего не изменится. Он просто будет работать в новых условиях, но так же, как и работал раньше.

Михаил Соколов:

То есть, блок с коммунистами - это надолго?

Борис Березовский:

Не вижу никакого блока с коммунистами. Я не считаю, что сегодня состоялся какой-то новый союз. Решался вполне конкретный вопрос. Выбор был, по существу, между Селезневым и Примаковым. И мой выбор лично был в пользу Селезнева, а не в пользу Примакова. Примаков из этого положения сегодня пытался сделать начало избирательной своей кампании. Мне кажется - достаточно глупо и неумело, как он это делал и раньше. Но, тем не менее, он так понимает роль политика и так он понимает политическую игру.

Но это его выбор. И я поэтому, абсолютно как бы не стесняясь, не отказываясь ни от каких своих убеждений, которые всем хорошо известны, говорю, что - да, сегодня, когда передо мной стоял выбор между Примаковым и Селезневым, я сделал выбор в пользу Селезнева.

Михаил Соколов:

А циничный раздел комитетов - так что даже "Яблоку" вообще ничего не предложили?

Борис Березовский:

Вы знаете, я не принимал участие в этой работе, поскольку, вы знаете, я не являюсь членом ни одной из фракций. Я считаю, что это - система договоренностей. Я не могу назвать ее циничной, потому что это система договоренностей большинства. Насколько она корректна, это другой вопрос. Мне кажется, она не очень корректна. Нельзя пренебрегать мнением меньшинства.

Вот в том разделе, который состоялся, мнение меньшинства, по существу, игнорировано. И это неправильно. Но я думаю, что здесь все, безусловно, будет исправлено. И те, кто сегодня получил преимущество, просто поймут, что это преимущество имеет цену тогда, когда оно не является абсолютным.

Михаил Соколов:

Был же вариант некоммунистического большинства без Примакова. Был вариант выдвижения Жукова, были варианты какие-то со Степашиным....

Борис Березовский:

Во всех тех вариантах, о которых я знаю, вероятность того, что проходил именно Примаков, была очень высокая.

Михаил Соколов:

С вашей точки зрения - в чем выигрыш тогда Кремля сейчас, вот в этой ситуации? И что он получает к президентским выборам?

Борис Березовский:

Примаков на месте спикера - это достаточно сильная кандидатура на выборах президента. Хотя многие считают, что сегодня выборы президентские практически уже состоялись, и президент известен, - я так не считаю. Я считаю, что ситуация в России меняется очень пластично и динамично.

Мы все были свидетелями тому, как ситуация изменилась кардинальным образом за три месяца. Не уверен, что она не могла бы измениться опять, или не может измениться опять, если будет добавлен импульс тем силам, которые представляет Примаков. И именно в его лице.

Михаил Соколов:

А отталкивание правых вас не тревожит?

Борис Березовский:

А я не считаю, что произошло отталкивание правых. Правые, они абсолютно рациональны. И это просто всплеск эмоций. И они вернутся нормально, к нормальной работе, именно руководствуясь, прежде всего, рациональным смыслом, а не эмоциональным.

Михаил Соколов:

Борис Немцов не верит, что Березовский так уж запросто вхож к Владимиру Путину, но влияние олигарха на власть он признает.

Борис Немцов:

Он, исходя из своих каких-то странных убеждений, если вы помните, Борис Абрамович говорил, что нужно запретить коммунистическую партию, вот.... А вчерашнее его голосование за Селезнева, вместе с Ромой Абрамовичем, это, конечно, классика политической гибкости, я бы сказал.

Я считаю, что такая близость Бориса Абрамовича к коммунистам их тоже возможности несколько снижает, хотя их избиратели не очень разборчивы и не очень политически грамотны. Они - просто так, с детства, коммунисты, и все.

Кроме того, это дискредитирует и самого Путина. Потому что как представитель спецслужб, как человек, которого, по крайней мере, никто публично не обвинили в коррупции, он не может себя окружать людьми с подмоченной репутацией. Это еще один элемент разочарования, который, я думаю, будет играть против кандидата в президенты Путина.

Михаил Соколов:

Должности в Думе поделены так. Компартия и союзная Аграрно-промышленная группа получили десять комитетов. "Медведь" и его сателлит Нардеп - двенадцать. ЛДПР - один. Меньшевикам (Союзу правых сил, "Отечеству - Всей России" и "Российским регионам") оставляют вакансии: комитеты по законодательству, делам СНГ и бюджету.

"Отказники" ведут себя по-разному. Лидеры "Яблока" и СПС делают упор на политике. Лидер ОВР, Евгений Примаков, хоть и говорит о борьбе за демократию, обильно сетует на обделенность думскими постами.

Евгений Примаков:

Компартия получает девять комитетов, а мы один. Вот вам и демократия.

Михаил Соколов:

Уже такое расхождение в подходах делает случайно родившуюся коалицию меньшинства вроде бы политически малоперспективной.

Блок КПРФ-"Единство", замешанный на элементарном желании сильных диктовать свою волю, пока ситуативен. Недолгим может быть и тактический союз демократов с олигархически-феодальной верхушкой. Пока Евгений Примаков, Сергей Кириенко и Григорий Явлинский приняли мало к чему обязывающие решения трех фракций создать координационный совет, постов в рамках сделки Кремля и компартии не принимать, в пленарных заседаниях парламента не участвовать, создать трехсторонние рабочие группы для совместной законотворческой работы.

Сейчас все зыбко, но завтра ситуация может и законсервироваться. В Кремле есть желающие работать с коммунистами. В лагере Примакова-Лужкова думают, как подтянуть к себе "Яблоко" и Союз правых сил. Объясняет член политсовета "Отечества" депутат Владимир Лысенко.

Владимир Лысенко:

Путина просто подставили этим скандалом, потому что одним вчерашним днем он теряет поддержку демократической, либеральной интеллигенции, которая стоит и за "Яблоком", и Союзом правых сил.

Я думаю, что проиграли и коммунисты, поскольку, затеяв такой торг и протащив Селезнева такой огромной кровью, я считаю, что они сегодня просто обязаны уже Путину и администрации президента тем, что он им отдал четвертый пост в стране. Поэтому Зюганов, идя в президенты, уже не будет иметь такой свободы рук в обличении, так сказать, антинародного режима, как он называл, во главе с господином Путиным.

Вот эта коалиция, которая сейчас сформировалась - я не знаю, насколько она долговечна.... Но если она мощно сейчас начнет работать, при поддержке нескольких каналов телевидения, которые готовы ее показывать, и если в Чечне события будут развиваться так же, как последний месяц, - я не исключаю, что через два месяца ситуация будет не такая радужная для исполняющего обязанности, как была еще месяц тому назад.

Михаил Соколов:

Организаторы раздела постов в Государственной Думе исходили из того, что протестующие находятся в разных отношениях с Кремлем и не смогут сфромировать коалицию для участия в президентских выборах.

Действительно, Сергей Кириенко власть не критикует жестко. Он твердит, что хотел бы прояснить позицию Владимира Путина.

Сергей Кириенко:

Прояснение позиции в данном случае должно носить публичный характер. Я считаю, что эта позиция должна прозвучать.

Михаил Соколов:

Владимир Путин, между тем, сказал, что не ожидал подобного развития событий в Думе, но, мол, такое положение характерно не только для российского парламента. Путин, как и в скандальной истории с незаконным смещением руководства компании "Транснефть", брать на себя ответственность за корректировку уже принятых решений не собирается.

Что важно? Оказалось, Путин, руками своих технологов, реанимировал и своих соперников. Евгений Примаков о своем участии в президентских выборах впервые сказал следующее.

Евгений Примаков:

Нет, я не могу вам сказать, хотя я ничего не исключаю.

Михаил Соколов:

В устах бывшего премьера - это почти "да".

В выигрыше от думского скандала оказался и Григорий Явлинский, который твердо решил участвовать в выборах президента России.

Григорий Явлинский:

Я принял решение участвовать в президентских выборах. Я являюсь политическим оппонентом Владимира Путина. Я ничего не жду. Я начал избирательную кампанию.

Михаил Соколов:

Ответственность за случившееся в Думе Григорий Явлинский возложил лично на Владимира Путина.

Григорий Явлинский:

За то, что впервые с 1993 года произошел серьезный парламентский кризис, несет ответственность человек, который исполняет обязанности президента. Это - безусловно. И если он сейчас не сможет показать, что он может урегулировать этот кризис, это очень плохо и для страны, и для всей политической ситуации.

Михаил Соколов:

В разгар думских споров Явлинский беседовал с Путиным. И.о. президента сообщил, что он - за то, чтобы Владимир Лукин из "Яблока" возглавил международный комитет, но если это не помешает пакетному соглашению. Так что лидер "Яблока", который надеялся на поддержку из Кремля, просто не понял - его приглашали вступить в партию Путина и за это дать доступ во власть.

Как видим теперь, Путину не очень нужны коалиционные партнеры, с которыми надо договариваться. Ему нужны подчиненные, которые готовы получать "отмеренное" из рук. Коммунисты к этому оказались готовы. "Яблоко" - нет.

Григорий Явлинский может теперь получить поддержку на выборах не только от части интеллигенции, но и от Евгения Примакова, если тот сам не будет баллотироваться, от группы московского мэра, от телеканалов НТВ и ТВЦ, чьи хозяева Путина пока не воспевают. Иной фигуры для быстрой раскрутки эта партия не имеет.

Ситуация, конечно, может измениться. Иные политики надеются, что беспринципный союз КПРФ и "Медведя" всерьез будет дееспособен только в кадровых вопросах. Таково мнение лидера группы "Российские регионы" Олега Морозова.

Олег Морозов:

Я не верю в наличие этой коалиции. Сейчас это - "междусобойчик" такой, связанный с необходимостью решить вопросы такого, я бы сказал, кадрового порядка. Как вы думаете, что будет, если сегодня поставить на голосование в палате Земельный кодекс? Как будет голосовать эта коалиция? Вот тут же она и прикажет долго жить.

Михаил Соколов:

Об этом же говорит и Сергей Кириенко, который, похоже, хочет получить возможность достойно вернуться к альянсу с хозяином Кремля.

Сергей Кириенко:

У меня своя оценка долгосрочности альянса коммунистов и "Единства". Вот я хочу посмотреть, как этот альянс проголосует за СНВ-2. Я хочу посмотреть, как этот альянс проголосует за налоговые законы. Я хочу посмотреть, как он будет голосовать по вопросам собственности. Вот здесь все встанет на свои места.

Михаил Соколов:

Каким же может быть сотрудничество коммунистов и партии власти? Надо заметить, что по вопросам отношений с Западом, особого пути России, необходимости войны в Чечне в нынешних формах, игнорирования соблюдения прав человека и манипулирования средствами массовой информации - здесь позиции похожи. Свое отношение к демократическим процедурам новообретенные партнеры уже показали. Пока разводят левых и партию Путина только экономика, но с какими-то принципиальными решениями по хозяйственным вопросам высшая власть может выходить в Думу после президентских выборов.

В ближайшее время у Кремля есть широкое поле возможностей. Получив слабого спикера, Кремль может просто требовать платы за кресло, может заставить КПРФ голосовать против убеждений, угрожая новым альянсом "Медведя" с Союзом правых сил, "Яблоком" и другими некоммунистами. Понятно, СПС и "Яблоко", как только речь зайдет о программных вопросах, в зал вернутся. Все знают: "Медведю" по указке из администрации президента ничего не стоит "сменить окраску". При таком давлении, когда партия власти будет напоминать всегда левым, что она в любой момент может найти себе партнеров справа, блок КПРФ и "Медведя" может существовать, несмотря на президентские выборы, достаточно долго.

К тому же, есть еще один аргумент, считают аналитики. Дрейф и.о. президента влево может понравиться зюгановскому электорату. Больше половины избирателей поддержат Владимира Путина, второго тура выборов не будет. Тем более, если на раскол левых будет работать кемеровский губернатор Аман Тулеев.

Таковы мотивы отказа Кремля от некоммунистической коалиции в парламенте, заимствованные мной у лояльных Владимиру Путину политологов.

Есть контр-версия. Отказав Примакову в мифическом предвыборном штабе и не поддержав компромиссную фигуру спикера-некоммуниста (например, Сергея Степашина или Александра Жукова), стратеги из Кремля оказали Владимиру Путину медвежью услугу.

Говорит Борис Немцов.

Борис Немцов:

Избрав коммуниста, они тем самым создали из Государственной Думы предвыборный штаб товарища Зюганова, который за государственные деньги теперь будет активно готовиться к выборам президента, поддерживая - опять-таки за бюджетные средства - коммуниста. Я считаю, что Путин немедленно должен отправить в отставку тех кремлевских администраторов, которые были ответственны за подготовку первого заседания Государственной Думы. Я считаю, что он должен начать немедленный диалог с лидерами фракций Государственной Думы. Если он хочет без особых проблем стать президентом России, то это для него лучший выход.

Михаил Соколов:

Из разговоров с видными левыми я, например, сделал вывод - Компартия не собирается вести игру с Путиным в поддавки. Не та это партия, которая позволяет своим вождям сдавать полученные позиции. Самостоятельную кампанию Тулеева коммунисты не боятся. Его потенциал без партаппарата - процента три-четыре. Да и отнимет он их не у дисциплинированных левых, а у самого исполняющего обязанности президента.

Своим почитателям сделку в Думе вожди коммунистов объяснят просто. "Мы обвели Путина вокруг пальца, получили ключевые позиции в парламенте, отогнали от власти ненавистных правых и "Яблоко", "по-ленински" раскололи фронт буржуазных партий, создали Путину новых врагов. И все практически бесплатно. Теперь за работу, товарищи. Второй тур неизбежен".

С этим, правда, не согласен Борис Березовский.

Борис Березовский:

Это исключено.

Михаил Соколов:

Сегодня, на самом деле, мы видим первые результаты событий 31 декабря. Как показывает практика двух Государственных Дум, кремлевские чиновники учились договариваться с коммунистами, и - научились. Они ныне конкретизировали и легализовали обкатанную, но не афишировавшуюся практику. Как заметил Борис Немцов, подобная открытая поддержка Геннадия Селезнева была бы невозможна при Борисе Ельцине, но вполне возможна при Владимире Путине.

Все произошедшее очень серьезно меняет пейзаж перед президентскими выборами. После того, как исполняющий обязанности президента стал принимать решения, маска жесткого и волевого вождя спала. Выявилось - Путин делает неельцинские ошибки. К тому же, он подвержен, как и предшественник, клановым влияниям. В такой момент выдвижение кандидатом в президенты Григория Явлинского или Константина Титова, которое ранее многим казалось бессмысленным, после думского переворота не будет пустой тратой сил.

Говорит Сергей Ковалев.

Сергей Ковалев:

Надо ли поддерживать кого-то, не имеющего шансов, в отличие от Путина? Полагаю, что это было бы полезно, если бы такой кандидат, заведомо идущий на проигрыш, имел бы четкую, прозрачную, открытую, жестко высказанную позицию, в самом деле - либеральную и в самом деле - демократическую. И я думаю, что из сегодняшнего предположительного списка со многими "но" таким мог бы оказаться Явлинский. Если он набрался бы мужества занять такую очень жесткую позицию, я, вероятно, снова агитировал бы за него.

Михаил Соколов:

На президентских выборах 26 марта теперь разыгрывается третье место. Политик, который его займет, предопределит, переживет ли эту весну думский блок президента Владимира Путина с Коммунистической партией Российской Федерации.

Вы слушали еженедельную программу Радио Свобода "Выборы-2000". Следующая наша передача 27 января - разговор о предстоящих 26 марта губернаторских выборах.

XS
SM
MD
LG