Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000




Михаил Соколов:

Думский кризис как будто не оказал существенного влияния на президентский рейтинг Владимира Путина. Сорок два процента опрошенных ВЦИОМ считают, что и.о. президента имеет отношение к конфликту в Думе, и тридцать восемь процентов - против шестнадцати - думают, что Путин действует правильно. Но избрание Геннадия Селезнева спикером- не победа. Двадцать семь процентов одобряют это событие, двадцать пять - "против".

По данным опроса ОРПИ, тридцать два процента за блок "Единства" и Компартии, тридцать - против. В то же время, тридцать восемь процентов опрошенных ВЦИОМ уверены: Дума теперь под контролем администрации президента. Но сорок четыре процента, против двадцати семи, отстаивают неприятный для организаторов сделки тезис о том, что демократия - защита прав меньшинства.

Борис Березовский утверждает: меньшинство сдается.

Борис Березовский:

Они вернутся, вернутся на сто процентов. Элементарная логика там, политическая, тривиальная, да?

Михаил Соколов:

А с вашей точки зрения: Путин сделал правильный ход?

Борис Березовский:

Он, как глава государства, должен был сделать все для того, чтобы кризис, который возник в одной из ветвей власти, попытаться разрешить, не вмешиваясь в работу этой ветви власти, что он и сделал.

Михаил Соколов:

"Отечество-Вся Россия", "Яблоко" и Союз правых сил постепенно вернутся к нормальной думской работе. О том, кто выиграл от происшедшего парламентского кризиса, и кто проиграл, беседа с депутатом Государственной Думы Владимиром Рыжковым в программе "Выборы-2000".

Гость нашей передачи - депутат Государственной Думы России Владимир Рыжков, бывший лидер фракции НДР, ныне рядовой член фракции "Единство". Как бывает, перемещение с высот власти обостряет зрение.

Добрый день, Владимир Александрович.

Владимир Рыжков:

Добрый день.

Михаил Соколов:

Итак, ваша фракция сдала пост руководителя Думы коммунистам, спровоцировала парламентский кризис, бойкот трех фракций. Кризис утрясал Путин. Стоили двенадцать комитетов на коалицию из "Единства" и группы "Народный депутат такой вот цены, когда парламент трясет неделю?

Владимир Рыжков:

Я выразил свою позицию голосованием. Я воздержался при голосовании за Селезнева, я голосовал против избрания Жириновского вице-спикером и не голосовал за этот пакет. Я считаю, что цена несоразмерна тем потерям, которые в итоге получил и Владимир Путин - и, в целом, дело реформ и демократии в России.

Конечно, делать трагедию из того, что произошло в Думе, не стоит. Уж на самом деле, делать трагедию из того, что кто-то получил посты, а кто-то не получил.... Это через три-четыре месяца уже будет не актуально, и об этом все забудут. Но мне бы, например, гораздо приятнее было видеть на посту председателя комитета по международным делам не Дмитрия Рогозина, а Владимира Лукина. И я не слышал еще ни одного внятного объяснения, почему фракция "Яблоко" не получила ни одного председательского поста. Я не услышал ни одного внятного объяснения, почему Владимир Лукин этот пост потерял.

Или, скажем, комитет по экономической политике. Мне гораздо приятнее было бы увидеть на этом посту не Сергея Глазьева, а, скажем, Ирину Хакамаду или Бориса Немцова, то есть - кого-то из правых. И я до сих пор не получил никаких внятных объяснений, почему это не произошло.

Вот такие вопросы можно задавать очень много, в том числе - и по посту спикера. Я очень хорошо, на самом деле, отношусь к Геннадию Селезневу. Я был у него первым заместителем и считаю, что это вполне достойный, приличный, толковый, профессиональный человек. Но ведь была возможность получить некоммунистического спикера. Я до сих пор не получил никаких внятных объяснений, почему этого не случилось.

Уже очень скоро вот это решение, оно себя даст знать. Как только начнется работа над инвестиционным законодательством, которое все практически идет в комитете теперь Глазьева, - как только начнется работа над законодательством, скажем, по разделу продукции и по другим вопросам, связанным со структурной реформой, которая во многом будет идти в комитете Маслюкова, по промышленности. А уж тем более - как только зайдет речь о государственном строе, конституции, об избирательном законодательстве, которое теперь в комитете у Лукьянова; как только речь зайдет о трудностях России на внешнеполитической арене, а они сейчас нарастают с каждым днем.... Мы видим, что происходит в Страсбурге, что произошло на днях в Брюсселе, как ужесточается позиция Запада по отношению к России из-за ситуации в Чечне.... Тогда мы вспомним Лукина.

Поэтому, на мой взгляд, вот эта циничная как бы позиция, что "нам все равно, с кем договариваться", которая была озвучена лидером "Единства", лишь бы получить побольше комитетов, привела к временному успеху, но в стратегическом плане - это поражение. Потому что ряд ключевых комитетов оказались в руках у левых. Более того, коммунисты получили гораздо больше комитетов, чем могли рассчитывать по итогам парламентских выборов, потому что они потеряли примерно пятьдесят-шестьдесят мандатов, по сравнению с прошлой Думой. При этом они не только не утратили своего влияния в парламенте, они его даже укрепили и усилили.

И вот это объяснить никакими рациональными аргументами невозможно. И не стоили те комитеты, которые получило "Единство" и "Народный депутат", вот этого стратегического поражения.

Михаил Соколов:

Я попробую тогда защитить позиции фракции "Единство" и Кремля, который руководил вот таким вот соглашением. Борис Березовский говорит, что задача была - не пропустить на пост спикера Евгения Примакова. Эта задача выполнена.

Кремль теперь имеет право через "Единство" блокироваться, с кем он хочет. Хочет создавать правоцентристскую коалицию с ОВР, "Яблоком" и СПС по сущностным каким-то вопросам - пожалуйста. Хочет с коммунистами проголосовать за какой-нибудь зажим свободы печати или, так сказать, за усиление государственного регулирования - тоже, пожалуйста. То есть - полная свобода рук. Задача технологически, на самом деле, выполнена. Разве не так?

Владимир Рыжков:

Это то, что Маркс и Энгельс, по-моему, называли "бонапартизмом". Главный принцип политики - "цель оправдывает средства". Любые коалиции хороши, если они ведут к достижению нужной нам цели. Это политика, лишенная всяких ценностей и всяких моральных основ. Я не являюсь сторонником такой политики, и именно поэтому я и не поддержал все, что происходило в Думе в первые дни.

Я считаю, что вообще - это цинизм абсолютный. "Кинуть" - в политической тусовке это сейчас самое модное слово. Сначала, значит, "кинуть" своих стратегических союзников справа ("Яблоко", СПС, ОВР), потом как бы погладить их по головке и сказать: "Ну, берите то, что вам дают", - что, кстати, сейчас и происходит. Сергей Кириенко прямо сказал, что "Ну, что ж делать? Ну, возьмем то, что дают, и - слава Богу."

Михаил Соколов:

"Зато работать будем".

Владимир Рыжков:

"Зато работать будем". Над законами. А потом делать уже с ними стратегический альянс. Мне кажется, что это все не совсем прилично, и не очень эффективно.

Вот такая неразборчивая политика приведет к неразборчивым результатам. Если я не ошибаюсь, то по последним данным ФОМа (я не знаю, опубликованы они или нет), но первый же опрос, который был проведен после вот этого думского скандала, показал, что Владимир Путин потерял около четырех-пяти пунктов.

Михаил Соколов:

По ВЦИОМу, например, у него 60% поддержки....

Владимир Рыжков:

Ну, вот....

Михаил Соколов:

...и, кстати говоря, интересны еще данные - 32% опрошенных поддержали коалицию КПРФ и "Единства", правда, 30% - "против". То есть, в общем-то, примерно одинаково.

Владимир Рыжков:

А это.... Нет, это и есть тревожащий для Владимира Путина факт, потому что, если у него поддержка от 50% до 60%, что справедливо, то в обществе, наряду с этим, существует глубокий раскол по отношению к этому альянсу. Это означает, что, если бы он дальше пошел по этому пути и не сделал бы примиряющих шагов в сторону СПС и ОВР, что сделано было абсолютно правильно, то потери могли быть еще большими.

Михаил Соколов:

А почему было все-таки сделано это с таким запозданием? С вашей точки зрения, вот, Грызлова позвали в Кремль после встречи?..

Владимир Рыжков:

Ну, мне кажется....

Михаил Соколов:

...Кириенко с Волошиным....

Владимир Рыжков:

Мне кажется, что они были застигнуты врасплох столь дружной и резкой реакцией вот этих трех. Кремль не ожидал, что они все вместе смогут так долго продержаться. Сейчас эта коалиция фактически распалась, но вот это их единство в течение недели было неожиданным для Кремля, и они просто, видимо, не знали, как реагировать.

А что же касается слов Березовского о том, что тем самым был предотвращен альянс ОВР и коммунистов, то под этим предположением нет никаких оснований. Дело в том, что коммунисты задолго до первого заседания Госдумы назвали своего кандидата. Им сразу стал Геннадий Селезнев. И, насколько я знаю коммунистов, они не стали бы менять свою точку зрения.

Так что в этом смысле, у Евгения Примакова не было шансов. Если бы Кремль захотел избрать некоммунистического спикера....

Михаил Соколов:

Ну, например Александра Жукова.

Владимир Рыжков:

...например, Александра Жукова или того же Сергея Степашина, чье имя многократно называлось, у него были все возможности для этого. Для этого нужно было лишь только собрать совещание "Единства", СПС, "Яблока" и "Отечества - Всей России" и найти компромиссную фигуру. И такой фигурой мог бы быть и Александр Жуков, и Олег Морозов, и Сергей Степашин, и так далее.

Однако, Кремль, действительно, в данном случае приоритетным сделал захват как можно большего числа комитетов. Для этого - им показалось, что самое правильное - найти альянс с коммунистами. Они эту операцию сделали. В результате - они захватили комитеты, но стратегически, на мой взгляд, проиграли.

Михаил Соколов:

Владимир Александрович, я, честно говоря, не очень уверен в реформаторском потенциале Владимира Путина, поскольку стратегия дел у него довольно часто сейчас заменяется такими имитациями предвыборными, пиаровскими. Кроме, конечно, чеченской войны, которая есть реальность. И есть даже такие тревожные сигналы.... Правда, это в рубрике "Слухи", "Московские новости". Но, тем не менее - очень большая подборка о том, что готовятся, например, решения, ущемляющие прессу, о сокращении числа аккредитованных при Думе, правительстве, Совете Федерации, журналистов. О том, что ограничат даже право депутатов приглашать к себе журналистов и людей. Специальную структуру создадут от службы охраны, и говорится даже в "Московских новостях", что эти проекты готовятся по прямому приказанию и.о. президента и лично секретарем Совета безопасности генералом Сергеем Ивановым.

Есть ощущение, что власть не будет особо церемониться - ни с прессой, ни с демократическими свободами. Кстати, вот, "Единство", ваш лидер Борис Грызлов сказал, что будет либерально-консервативным. То есть, это значит, что вы будете голосовать за ужесточение режима вместе с коммунистами, а вместе с правыми - за экономический либерализм?

Владимир Рыжков:

Слово "консерватизм" активно ввело в политическую жизнь движение "Наш дом - Россия". Это было....

Михаил Соколов:

Но не очень удачно....

Владимир Рыжков:

Да, ну, это по-разному можно оценивать. Я, например, не считаю наш проигрыш на выборах потерей лица и политического самоуважения. Мы отбросили партию власти. Мы не стали опираться на административный ресурс и сделали попытку стать частью гражданского общества. И, кстати, очень жаль, что нам эта попытка не удалась. Жаль для всех для нас.

Михаил Соколов:

Но "Единство"-то - лучше, получилось, укоренено. Там, знаете, мелкие и средние чиновники....

Владимир Рыжков:

"Единство" - это чисто....

Михаил Соколов:

...крепкие парни с "мобилами", такие....

Владимир Рыжков:

...чистая партия власти на сегодняшний день, которая выиграла благодаря чисто административному ресурсу.

Михаил Соколов:

Но я вот вижу в Думе, извините, не представителей партии власти, а мелкую номенклатуру и представителей среднего бизнеса, связанного... ну, так скажем, с "серым"... я не хочу сказать - "с криминалом", ну, вот с серыми какими-то такими....

Владимир Рыжков:

Они просто выдвинуты партией власти. Они выдвинуты региональной партией власти. Почему выдвинуты - в каждом конкретном случае можно отдельно разбираться, но в любом случае - это партия власти.

Михаил Соколов:

Но они эффективнее, значит, чем НДР, которая была представлена более крепкой номенклатурой, более высокой региональной и федеральной?

Владимир Рыжков:

Да. В этот раз оказалось, что у них гораздо больше возможностей.

Михаил Соколов:

Так, консерватизм, все-таки, это будет антиреформаторство....

Владимир Рыжков:

Что касается консерватизма....

Михаил Соколов:

...в сфере, вот, гражданского общества?

Владимир Рыжков:

Что касается консерватизма, то, во-первых, я хочу сказать, что я не хотел бы комментировать слухи. Это, как говорит Евгений Максимович Примаков, контрпродуктивно. Это его любимое словечко. Но дело в том, что Владимир Путин, на мой взгляд, в предстоящие два месяца.... На мой взгляд, Владимир Путин не будет делать ничего такого, что могло бы вызвать к нему неприязнь - как со стороны либералов, так и со стороны коммунистов.

Михаил Соколов:

Но в Думе-то - сделал.

Владимир Рыжков:

Я квалифицирую это как ошибку. И сейчас придерживаюсь той же точки зрения. Поэтому я убежден, что он не будет делать никаких резких шагов. Это логика любой избирательной кампании. Так же действуют и за два месяца до выборов американские президенты и британские премьер-министры, и так далее. Это нормальная логика. Его истинную программу и истинную линию его поведения мы выясним только после его успеха на выборах, в котором мало кто сомневается.

Я могу сказать, что я не верю и не думаю, что это будет линия на ограничение свободы, ограничение прессы, ограничение свободы слова.... Я так не считаю.

Михаил Соколов:

Доказательства?

Владимир Рыжков:

Доказательства простые. Что у вас нет доказательств обратного. И сомневаться в том, что он будет проводить либеральную нормальную политику.... Я не сомневаюсь. И вы знаете, что я поддерживаю эту кандидатуру и считаю, что так оно и будет.

В том же случае, если, не дай Бог, это начнет происходить, я уверен в том, что в России найдется достаточно политиков (и один из них сейчас находится в этой студии), для того чтобы выступить резко против подобных действий. Но я еще раз повторяю, что я этих действий от Владимира Путина не жду.

Михаил Соколов:

Владимир Александрович, вот еще одна мысль, это, собственно, о третьем месте на президентских выборах и о логике оппозиции. Была такая тройственная группировка, тройственный союз. Он, судя по всему, теперь распался, поскольку возвращаются фракции в Государственную Думу, кто-то с поднятой головой, кто-то - с не очень поднятой....

С вашей точки зрения, ясно, что коммунист, скорее всего, будет главным противником Путина. Может быть, они в два тура сыграют, может быть, в один, скорее всего. Все-таки - о третьем лице. Есть шансы, что появится кандидат (ну, тот же Явлинский), которого поддержит от безысходности, например, "Отечество-Вся Россия", и он, действительно, займет третье место и будет таким фактором давления со стороны гражданского общества? Будет влиять на Кремль, на Путина, и так далее?

Владимир Рыжков:

Я бы очень хотел, чтобы был третий кандидат, кандидат от гражданского общества. На самом деле, сейчас есть кандидат от партии власти, есть кандидат от коммунистов, но такого сильного, реально оппонирующего кандидата от гражданского общества, от либеральной части общества, к сожалению нет.

Есть ли шансы на то, что, скажем, СПС поддержит Явлинского? Никаких, на мой взгляд. Вся линия поведения Кириенко и правых в последние два-три дня, говорят о том, что они, действительно, напуганы такой перспективой.

Михаил Соколов:

Несмотря на выдвижение Титова?

Владимир Рыжков:

Несмотря на Титова. Но мне кажется, что нет таких шансов. Есть ли шансы, что "Отечество - Вся Россия", а точнее, Примаков поддержит Явлинского? Вполне возможно, на мой взгляд. Как раз Примаков - это тот политик, который может быть выше своих личных амбиций и может публично поддержать, скажем, Григория Явлинского как оппонента.

Не знаю, добавит ли это голосов, или нет. Мне кажется, что может добавить, я это расцениваю как вполне вероятный вариант развития событий. И, кстати, в Думе сейчас, насколько мне известно, как раз Примаков и Явлинский стараются выдерживать эту единую позицию в этом конфликте. В то время как Союз правых сил уже отдрейфовал в сторону, и Кириенко, вот как раз, может быть, в ближайшие минуты будет уговаривать своих партнеров по такой случайной коалиции вернуться в зал, принять предложенные условия, и так далее.

Михаил Соколов:

Еще один вопрос. Среди тех, кто формулирует сейчас правила игры - Борис Березовский. И он довольно интересно обозначил задачи, как он видит, задачи, так сказать, правых, правоцентристов.

Борис Березовский:

Задача правой коалиции, прежде всего, - помочь новой власти создать институциональные структуры новой власти. То есть, сейчас нам удалось достичь в некоторой степени консолидации власти. Следующая задача - это консолидация элит. Причем, мы достигли консолидации власти справа, а не слева, как этого хотело предыдущее правительство Примакова. Евгений Максимович тоже совершенно верно понимал задачу, что задача состоит в консолидации власти. Но он пытался власть консолидировать слева. Вот сейчас возникла консолидация власти справа.

Вот для того, чтобы это движение поддержать, необходимо сделать следующий шаг. Достичь консолидации элит. А уж следующий шаг - консолидация общества. Так вот, для того, чтобы достичь консолидации элит, правая оппозиция должна осознать это как главную задачу, а не борьбу за власть, как это они на сегодня представляют.

Михаил Соколов:

Ну, вот, это мнение Бориса Березовского. Владимир Александрович Рыжков, что вы об этом думаете?

Владимир Рыжков:

Ну, Борис Абрамович в данном случае выражается достаточно темно, вот. Я не совсем.... Ведь прежде чем обсуждать такие сложные темы, нужно установить, что мы понимаем под терминами. Вот, что он, например, понимает под "консолидацией власти"?

Михаил Соколов:

Ну, я думаю, то, что произошло в Думе. Вот консолидация власти, это одна часть....

Владимир Рыжков:

Ничего себе....

Михаил Соколов:

...одна часть номенклатуры....

Владимир Рыжков:

...консолидация власти справа. Какая же тут консолидация справа? Я думаю, что он имеет в виду нечто другое. Он имеет в виду то, что сейчас практически вся правящая элита страны, так или иначе, поддерживает Путина. Видимо, это он имеет в виду....

Михаил Соколов:

Может быть и это.

Владимир Рыжков:

...что бывшие сторонники, скажем, Примакова, дружными рядами заявляют о поддержке Путина. Шаймиев, Рахимов, Яковлев, и так далее. Это он имеет в виду.

Теперь. Не совсем понятно, что он подразумевает под "институционализацией власти" и, вообще - правых, правого сектора. Если он подразумевает создание мощной массовой партии во главе с Путиным - а такой проект существует, и он сейчас активно обсуждается и в Кремле, и в обществе, и в элите.... То есть, как бы есть такая проблема, Михаил, реальная проблема. Ельцин десять лет был надпартийным лидером. Он был президентом "всея Руси", который не был ассоциирован с какими-то определенными партийными структурами. Это реальная проблема.

Михаил Соколов:

Но повторить это невозможно?

Владимир Рыжков:

Повторить это можно....

Михаил Соколов:

Трудно.

Владимир Рыжков:

...но трудно, потому что все-таки в России, как показывают исследования Юрия Левады за 1990-е годы, число людей, которые мыслят как граждане и представляют из себя основу гражданского общества, хоть и медленно, но растет. Оно выросло примерно, на 10% за эти десять лет - с 20% до 30%. Это означает, что все в большей и большей степени наше общество требует партийной структуризации, требует идеологической идентификации политиков. И в этом смысле перед Владимиром Путиным неизбежно встанет выбор. Продолжать вот эту византийскую традицию надпартийного лидерства или поступить так, как поступил де Голль в 1958-м году, когда он вернулся со своей дачи, будучи призван французской нацией. Первое, что он сделал - он написал новую конституцию, объявил досрочные выборы и создал голлийскую партию.

И сейчас тот же самый выбор стоит и перед Владимиром Путиным. Если это имеет в виду Борис Березовский, то есть - создание такой правоцентристской, консервативной партии власти во главе с будущим президентом, это серьезный проект, и я считаю этот проект одновременно привлекательным и опасным.

Привлекателен он в том смысле, что впервые в России может появиться политическая сила, которая будет ставить хоть в какие-то рамки главу государства. Политическая сила, перед которой он хотя бы формально будет подотчетен. Политическая сила, которая будет конкурировать на выборах местных, региональных и федеральных с другими партиями. Такого не было никогда.

Опасность заключается в том, что это может очень сильно напоминать Узбекистан, или какую-нибудь другую подобную страну, где в партию президента входят все начальники снизу доверху, и потеря должности одновременно означает исключение из партии и, напротив, обретение должности одновременно означает обретение поста в этой партии.

Михаил Соколов:

А НДР в такую структуру может войти?

Владимир Рыжков:

При двух условиях. Первое условие - если эта партия будет идеологическая. То есть, она будет разделять систему ценностей, которая нам дорога. То, что я называю новым российским консерватизмом - сочетание свобод, либерализма, свобод людей с сильным, эффективным, некоррумпированным государством, и так далее.

Второе условие - если эта партия будет ассоциироваться не только с начальниками, но и с публичными политиками. То есть, если эта партия будет конкурировать идейно, идеологически публично. Не путем административного давления - "дайте нам 30% на выборах, а то я тебя с работы сниму" (как это было на последних декабрьских выборах с известным объединением, о котором мы сегодня уже говорили), а путем открытой публичной полемики, скажем, с СПС, с "Яблоком", с коммунистами и так далее.

Если эти два условия будут соблюдаться, мы примем участие. Я, по крайней мере, за себя могу сказать. Если же это будет исключительно административная вертикаль, построенная по принципу "начальники выстроились, назвали себя партией и стали управлять страной", то мне представляется, что это будет шаг назад от гражданского общества, и участвовать в этом будет нельзя.

Михаил Соколов:

Определился список тех, кто идет на досрочные перевыборы глав регионов. Удобные выборы 26 марта организовали губернаторы Муромской, Кировской и Саратовской областей, Алтайского края, Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского округов. В Тюмени, Архангельске и Перми эта комбинация провалилась.

Ситуацию в регионах мы начнем с Алтайского края и обсудим ее с депутатом Государственной Думы Владимиром Рыжковым. Вы - депутат от Барнаула. Там намечены губернаторские выборы. Сейчас мы послушаем материал нашего корреспондента Олега Купчинского. Я думаю, что вы потом выскажете свое мнение о ситуации.

Олег Купчинский: 25 января в Алтайском краевом суде состоялось слушание по иску краевой организации Союза правых сил к депутатам краевого Законодательного собрания. Алтайские правые протестуют против решения депутатов о переносе губернаторских выборов на 26 марта. Правые настаивают на том, что выборы должны состояться в декабре 2000-го года, как это и предполагалось раньше. Краевой совет Союза правых сил заявил, цитирую - "перенос выборов нарушает конституционные права граждан. Краевая администрация накопила громадный внутренний долг и предчувствует обострение финансовой ситуации к концу года". Конец цитаты.

Суд отклонил иск Союза правых сил. Теперь правые намерены подать жалобу в Конституционный суд России.

Кроме того, правые выдвинули и своего кандидата в губернаторы, Владимира Райфикешта. Он в свое время уже руководил краем, затем являлся полномочным представителем президента на Алтае. Кроме них, официально зарегистрированы еще два кандидата - малознакомые лидерам края фигуры.

В ходе опроса, проведенного Алтайской Школой политических исследований, выяснилось, что сегодня в предпочтениях избирателей с огромным отрывом лидирует Александр Суриков. За него готовы проголосовать 49% опрошенных. Других реальных претендентов просто нет. Председатель краевого Законодательного собрания Александр Назарчук и руководитель налоговой инспекции по краю Лев Коршунов от борьбы отказались.

Кандидатуру Сурикова выдвинули алтайские коммунисты. Другого кандидата у левых нет. На конференции Народно-патриотического союза они, тем не менее, критиковали губернатора за поддержку Владимира Путина. На это Суриков ответил, цитирую, "Путин еще ничем себя не скомпроментировал, а ситуация явно не в пользу Зюганова. Он уже один раз проиграл". В то же время Суриков заверил коммунистов, что останется сторонником социалистического выбора.

Михаил Соколов:

Итак - Владимир Александрович Рыжков, депутат Государственной Думы от Барнаула. Ну, что, сторонник социалистического выборы и Владимира Путина Александр Суриков переизберется губернатором Алтайского края?

Владимир Рыжков:

Да, я думаю, что нет никаких иных альтернатив такому развитию событий. Действительно, он сейчас не имеет конкурентов, а те возможные конкуренты, которых Олег Купчинский в своем репортаже назвал, отказались от гонки. Те же, кто выдвинулся, не имеют шансов на то, чтобы составить реальную конкуренцию Александру Сурикову.

Я... единственное - не совсем согласен с мыслью о том, что перенос выборов это какое-то грубое нарушение Конституции и так далее. Это может не нравиться, но это все сделано в соответствии с законом.

Михаил Соколов:

Ну, это зависит от обстоятельств. Здесь вроде бы все было корректно.

Владимир Рыжков:

Нет, здесь все абсолютно корректно. Есть закон об основных гарантиях избирательных прав граждан, где такие переносы допускаются, а в данном случае....

Михаил Соколов:

Жаль.

Владимир Рыжков:

Закон может быть плох, но это - закон. В данном случае речь идет о том, что они решили совместить выборы президентские с целым шлейфом местных выборов. Там в этот же день избирается не только губернатор, избирается краевое Законодательное собрание, которое, кстати, сейчас переименовано в краевой Совет народных депутатов. Избирается мэр города Барнаула и других городов. Избираются советники городские и районные....

Что касается других конкурентов, то Владимир Райфикешт, у которого я работал заместителем (это было пять лет назад) - это очень приличный, прекрасный человек. Человек очень твердых демократических, либеральных убеждений, очень порядочный, очень толковый. Человек очень искренний. Я отношусь к нему с глубочайшим уважением, но, к великому сожалению, шансов против Сурикова у него - практически никаких. Он провел "primаries" на думских выборах, набрал очень немного - два или три процента в Бийском округе, и это показывает, что сейчас его популярность и поддержка очень низка.

Что касается фигуры Сурикова, то, на мой взгляд, она достаточно типична для современной России. В крае он опирается на левых, на коммунистов, на Аграрную партию. В Москве у него реноме прагматика, который способен поддерживать и президента, и правительство в работе над бюджетом. Он - член трехсторонней комиссии, он - зампред бюджетного комитета Совета Федерации. Для Москвы он - вполне приемлемая фигура. И это вот выражается в этом символе, о котором вы сказали: "выдвигаясь от коммунистов, но - поддерживая Владимира Путина".

Это вполне показывает прагматизм и лояльность на федеральном уровне и опору на левых на региональном уровне, потому что у нас на Алтае коммунисты доминируют. По разным причинам, в том числе и потому, что очень большое число сельских избирателей на Алтае. Вот, кстати, я своей победой в Барнауле переломил немножко эту ситуацию, потому что Барнаул тоже был представлен в прошлой Думе депутатом-коммунистом. Вот, моя победа позволила немножко переломить ситуацию в сторону демократов-реформаторов.

Михаил Соколов:

Это был Владимир Рыжков, депутат Государственной Думы России, фракция "Единство".

Разговор о губернаторских выборах мы продолжим с директором Института региональных проблем Максимом Диановым.

Начнем мы разговор о выборах губернаторов, которые состоятся 26 марта, в один день с президентскими выборами, с Тюменской области, в состав которой входят Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа. Рассказывает наш корреспондент Алекс Неймиров.

Алекс Неймиров:

Первыми о намерении совместить президентские выборы с выборами окружного губернатора заявили в Ханты-Мансийске. 9 января Дума Ханты-Мансийского автономного округа на восемь месяцев сократила срок полномочий действующего губернатора Александра Филипенко.

В тот же день президиум политсовета межрегионального общественно-политического движения "ЮГРА" высказался в поддержку кандидатуры Владимира Путина на должность президента Российской Федерации и обратился к местным отделениям движения с просьбой о поддержке кандидатуры Александра Филипенко на предстоящих выборах окружного губернатора.

Cледует отметить, что во время последней избирательной кампании "ЮГРА", лидером которой является Александр Филипенко, активно поддерживало блок "Отечество - Вся Россия". Но в Ханты-Мансийском округе ОВР набрало всего около семи процентов голосов избирателей. Пытаясь исправить стратегическую ошибку и укрепить пошатнувшийся авторитет "ЮГРЫ", лидеры движения сделали ставку на сотрудничество с высокорейтинговыми политиками.

В частности, губернатор Филипенко провел переговоры с депутатом Курбаном Амировым, избранным в Госдуму России по региональному списку блока "Медведь". Затем, 20 января в Ханты-Мансийске состоялась конференция местного отделения движения "Единство", в состав которого вошло большинство представителей общественно-политического движения "ЮГРА". Возглавил территориальное отделение "Единства" помощник Филипенко Геннадий Корепанов.

К этому моменту проведено общее собрание региональных представителей и инициативных групп избирателей, на котором Александр Филипенко дал согласие выдвинуть свою кандидатуру на пост губернатора Ханты-Мансийского округа.

Известно, что конкуренцию ему составит Сергей Отрошенко, председатель Всероссийской партии пенсионеров. Он первым получил разрешение окружной избирательной комиссии на сбор подписей. Господина Отрошенко хорошо помнят как мастера грязных технологий на выборах областного губернатора в 1996 году.

Второй северный округ на территории Тюменской области, Ямало-Ненецкий, также будет выбирать своего губернатора не в апреле, как планировалось ранее, а 26 марта. Решение о досрочных выборах принято на состоявшемся 12 января в Салехарде заседании окружной Думы. На нем присутствовал Виктор Черномырдин, депутат Госдумы России от Ямала, которому мощную поддержку на прошедших выборах оказывал губернатор округа Юрий Неелов. Вероятно, пришло время поменяться ролями.

По информации окружной избирательной комиссии, Юрий Неелов пока единственный претендент на должность губернатора Ямало-Ненецкого округа и начавший сбор подписей.

Скандал возник в связи с предложением досрочно избрать третьего губернатора, губернатора Тюменской области. Леонид Рокецкий обратился к областным депутатам с этим предложением, но Дума отклонила вариант совмещения выборов губернатора Тюменской области с президентскими выборами.

Леонид Рокецкий не скрывал своего раздражения. Он выступил с заявлением, в котором фактически обвинил депутатов в предательстве интересов единства области.

На следующий день подал в отставку вице-губернатор Валерий Первушин, вероятно, не справившийся с последним заданием. Дума выступила с ответным заявлением, объясняя свою позицию не "поднаружными" отношениями и не личными амбициями депутатов, а желанием соблюсти законность.

В официальных трактовках противостояния областной Думы Леониду Рокецкому говорится о подоплеке конфликта. По мнению депутата тюменской областной Думы Александра Черепанова, при совмещении выборов, цитирую, "у Рокецкого больше шансов стать губернатором, так как создаются неравные условия для других кандидатов в губернаторы". Понятно, что имеются в виду, прежде всего, давние соперники Рокецкого Неелов и Отрошенко, занятые окружными выборами.

Михаил Соколов:

Это был репортаж Алекса Неймирова. А в московской студии Радио Свобода - Максим Дианов, генеральный директор Института региональных проблем.

Судя по всему, Александр Филипенко и Юрий Неелов могут сохранить свои посты, а у Рокецкого ситуация стала сложной?

Максим Дианов: Действительно, у Рокецкого очень слабые шансы, при той ситуации, которая сложилась сейчас. То есть - юридической, я имею в виду, невозможность перенести срок девять месяцев. Это не только его проблема. Это проблема многих. В частности, я знаю, В Марий-Эл - тоже пытались. Тем не менее, шанс у Рокецкого есть достаточно хороший. У него очень сильный административный ресурс. Он очень грамотно воспользовался им в 1995-96 году на выборах в Думу, президентских и, соответственно, своих.

Но существует серьезный конфликт. Во-первых, Ханты-Мансийский - это самый крупный из автономных образований. На Ханты-Мансийский, если его брать отдельно, - единственный субъект федерации, которого обгоняет только Москва.

Ямало-Ненецкий - тоже входит в двадцатку, ну, в двадцать пять, может быть, самых крупных, по промышленному потенциалу и по промышленному производству, регионов. А Тюмень даже, по-моему, и в пятьдесят не попадает. Губернаторы входящих автономных образований в область на самом деле оказываются более экономически и финансово сильными, чем сам губернатор.

Отрошенко здесь, так сказать, фигура.... Второе-третье место занять, конечно, он может, за счет, ну, чисто - технологий, за счет собственной известности. Но метод борьбы с ним Рокецкий уже, так сказать, нашел. И я думаю, что и Филипенко справится с Отрошенко, несмотря на всю его популярность и возможности, в том числе и - людские.

Но проблема-то как раз в том, что и Ямал, и Ханты-Мансийский округ пытаются играть свою, самостоятельную роль. Это естественно, потому что они сильные, а право силы у нас в почете.

Существует настроение, и я думаю, что это будет лейтмотивом вообще губернаторской кампании, это объединить в умах людей Тюменскую область в единый механизм. И я думаю....

Михаил Соколов:

А может быть такой вариант, что вот или Филипенко, или Неелов, переизбравшись в округе, потом пойдут на губернаторские выборы?

Максим Дианов: Вот я к этому как раз и подвожу. Если и Филипенко, и Неелов - выиграют свои выборы, то у них будет просто открыта дорога. Ну, договорятся они или не договорятся, это вопрос второй, но у каждого из них будет открыта дорога, что вот Рокецкий не смог Тюменскую область объединить под собой. Так вот - "Давайте, мы попробуем. У нас кто больше получит процент голосов...." А я думаю - это Неелов, наверное, все-таки будет. Просто у него - более управляемый электорат, с точки зрения того, что он сконцентрирован в тринадцати основных населенных пунктах, а остальное... это где-то восемьдесят-восемьдесят пять примерно процентов, а остальное - это поселки, которые мало влияют.

У Филипенко ситуация сложнее. Там и людей больше, то есть, там, по-моему, более восьмисот тысяч человек избирателей, у Неелова - триста десять. Но и много там различных экономических противоречий. И понятно, что чем больше губернатор сидит, тем больше у него конфликтов возникает с теми, с кем он работает, по экономике.

Поэтому Филипенко будет несколько сложнее. И Неелов, если, например, как в прошлый раз, он получит порядка семидесяти процентов, то он будет претендовать, естественно, на роль объединителя Тюмени.

Михаил Соколов:

А можно совмещать, быть дважды губернатором? Закон не запрещает?

Максим Дианов:

Запрещения нет, но и разрешения нет. Но разрешения можно, в общем, добиться.

Михаил Соколов:

В местной Думе?

Максим Дианов:

Да, в местной Думе, совершенно верно. Причем, если попросят и, соответственно, и Думу Ямала, и Думу Ханты-Мансийска, ну... почему нет?

Михаил Соколов:

Следующий сюжет. Саратов. После провала Дмитрия Аяцкова на думских выборах, здесь есть опасность определенная победы коммунистов. Рассказывает Ольга Бакуткина.

Ольга Бакуткина:

Решение саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова идти на досрочные выборы, совместив их с президентскими, на прошлой неделе обрело юридическую форму. Областная Дума утвердила поправки к закону о губернаторских выборах. И хотя Дмитрий Аяцков в качестве мотивировки этого решения представил исключительно экономическую целесообразность, политическая его подоплека несомненна.

В Областной избирательной комиссии зарегистрированы уже пять кандидатов на губернаторское кресло. Это - сам Дмитрий Аяцков; выдвинутый саратовским отделением Российского союза офицеров запаса, Валерий Рашкин; депутат четвертой Государственной Думы, секретарь Саратовского обкома КПРФ, одержавший победу на недавних выборах по Саратовскому округу, а также не поддержанный избирателями того же округа - Спартак Танаканян; генеральный директор закрытого акционерного общества "Строительный дом "Саратов"" и пенсионер, в прошлом офицер ФСБ, Александр Шишанов. Эти двое кандидатов оказались в списке благодаря самовыдвижению.

Всего одним избирателем на губернаторский пост выдвинут корреспондент государственной телерадиовещательной компании "Саратов" Григорий Ахтырко. Политический шоу-мен и скандально известный в городе журналист, постоянно находящийся в оппозиции к властям, независимо от политического режима, в очередной раз эпатирует публику, противопоставляя свою кандидатуру первым лицам в губернии.

Остается два реальных кандидата на пост губернатора: ныне действующий - Дмитрий Аяцков, и коммунист Валерий Рашкин.

Декабрьская победа коммунистов на выборах, вернувшая Саратовскую область в "красный пояс" России, продемонстрировала уязвимость предвыборных технологий губернаторской команды. Неожиданное сотрудничество "Единства" и коммунистов в Госдуме показало избирателям, что не так страшна КПРФ, как ее "малюют". Все это, в условиях Саратовской области, может привести к коммунистическому выбору вполне демократическую часть электората. Тем более что за четыре предыдущих года не реализована значительная доля широко разрекламированных программ, и поднадоевший лидер выглядит в своих обещаниях не столь убедительным.

По мнению саратовского политолога Юрия Танберга, ситуация вокруг выборов зависит от того, насколько слаженно будет работать идеологическая машина Дмитрия Аяцкова.

Михаил Соколов:

Репортаж из Саратова Ольги Бакуткиной.

Итак, вопрос Максиму Дианову. Собственно, ситуация в Саратове может перевернуться? То есть - Аяцков, вечный саратовский губернатор, уйдет, или нет?

Максим Дианов:

Может. Я не думаю, правда, что у него большие шансы проиграть. Потому что при всем, скажем так, уважении к коммунистам, я с ними работал, у них все-таки есть очень высокий отрицательный электорат, то есть - те люди, которые за них голосовать никогда не будут. Они готовы проголосовать за кого угодно, но только против коммунистов. И вот если Аяцкову удастся мобилизовать вот эту группу, тогда он останется и все для него хорошо закончится.

Но тут есть у него одна проблема. Дело в том, что, в принципе, у нас, в административном плане, любят людей, которые меняют свои убеждения, в зависимости от того, какой ветер дут на самом верху. А вот передовые избиратели к этому относятся очень критически. Перемена курса Аяцкого и его ориентировка на Путина может ему, в общем-то, достаточно дорого стоить, именно среди его сторонников. А там достаточно большая группа не твердых сторонников, а тех, которых он устраивает, но они за него могут и не проголосовать.

Михаил Соколов:

То есть - могут не прийти просто?

Максим Дианов:

Да, просто могут не прийти, проигнорировать эти выборы. Поэтому у Аяцкова встает проблема явки. А поскольку 26 марта, ну, назовем так, для Саратова, наверное, не самое хорошее время.... Посевная еще не началась, до уборочной еще далеко. На самом деле, ему, наверное, было бы выгоднее все-таки дождаться своего сентябрьского окончания полномочий и, в условиях высокой явки, за счет сельского электората (а там он очень сильный и очень влиятельный) попытаться с большей вероятностью.

Но, тем не менее, есть тут фактор времени. Какие будут у саратовского губернатора отношения с новым президентом к сентябрю? Поэтому Аяцков, конечно, решил подстраховаться. Он считает, что эти риски более велики, чем те, которые имеются сейчас.

По всем политологическим, социологическим анализам, рейтинг Путина не будет таким большим, каков он сейчас. Ну, это естественный процесс. Нельзя так держать очень долго высокий рейтинг. Он имеет такой колебательный, как правило, характер. К марту поддержка Путина и вот участие в его, так сказать, команде - Аяцковау тоже могут стоить, ну, может быть, малого процента, но, тем не менее, тоже - снижение голосов. То есть, если он себя будет идентифицировать с Путиным, а, судя по всему, он именно так начал свою кампанию и будет ее так именно и вести.... В общем, то, что у Путина упадет, там, на семь-восемь процентов, я думаю, у Аяцкова, по тем же самым причинам, упадет - на три-пять.

Михаил Соколов:

Но он рассчитывает, наверное, на пропаганду, на такие экстравагантные опять заявления. Это сработать может?

Максим Дианов:

В крупных городах, то есть там, где больше пятидесяти-семидесяти тысяч избирателей, не жителей - избирателей, это работает. А вот по сельскому электорату, я думаю, коммунисты все-таки у него.... Если не удастся ему административным путем добиться хорошего результата.... Я не имею в виду фальсификации. Есть достаточно много законных путей административного давления на избирателей, которые позволяют многим губернаторам получать достаточно приличный результат именно в сельских районах.

Выборы в один тур - это одна стратегия. Выборы в два тура - другая. В один тур у коммунистов безусловное преимущество, почти во всех регионах, ну, в половине, по крайней мере. В двухтуровых выборах у коммунистов проблемы. То есть - им нужно найти хорошего союзника, который занимает место между правыми и левыми, который бы их поддержал. Тогда они выиграют, как произошло, например, да, в Оренбургской области. То есть, там союзники, которых, извините, "мочил" Елагин, они, естественно, за Елагина своих избирателей не призывали голосовать. Призывали голосовать против Елагина. А против Елагина - это за Чернышова.

Михаил Соколов:

Следующий адрес - Кировская область, Вятка. Как считает наш корреспондент Юлия Карамазова, здесь возможны весьма интересные выборы.

Юлия Карамазова:

На сегодняшний день, как сообщили в Областной избирательной комиссии, зарегистрированы пять инициативных групп, выдвинувших своих кандидатов на этот пост. Номер один присвоен инициативной группе, собирающей подписи в поддержку Владимира Сергиенкова, ныне действующего губернатора. Имена других выдвигаемых кандидатов: Иван Казунин, генеральный директор предприятия "Кирскабель", Александр Середкин, депутат областной Думы, Сергей Шаренков, волго-вятский региональный фонд "Отечество", и Валентин Перваков, 24 декабря прошлого года восстановленный в должности председателя Фонда имущества Кировской области.

Добрая половина кировской прессы публикует на своих страницах сообщения пресс-служб городской и областной администраций в их первозданном виде, повествуя о все новых и новых благодеяниях губернатора Сергиенкова. Такие негласные рекламы тиражируются круглый год.

Пока не делает никаких заявлений о своем намерении участвовать в выборах и мэр города Василий Киселев, хотя определенная часть электората этого ожидает. Мэр тянет время и, как пишет газета "Вятский наблюдатель", ищет поддержки одновременно у коммунистов и Союза правых сил, набравшего на декабрьских выборах более девяти процентов голосов.

С коммунистами дружен и Сергиенков, тогда как с последним номером списка выдвигаемых кандидатов Валентином Перваковым, у Владимира Сергиенкова давно испортились отношения. Полгода назад губернатор отстранил Первакова от должности председателя областного Фонда имущества Кировской области, как потом оказалось - незаконно. Восстановленный в должности Перваков первым делом отправился в суд с иском на Сергиенкова, который, по убеждению председателя, оскорбил его честь и достоинство во время публичного выступления на заводе "Авитек" осенью прошлого года.

Однако, по просьбе Сергиенкова, Октябрьский районный суд отложил слушание этого дела до апреля, в связи, цитирую, "с необходимостью обеспечить проведение чистых и честных выборов губернатора Кировской области".

Михаил Соколов:

Рассказывала Юлия Карамазова. А вопрос Максиму Дианову, генеральному директору Института региональных проблем.

Ну, по всей видимости, чистые и честные выборы здесь приведут к победе действующего губернатора?

Максим Дианов:

Да, это наиболее сильный кандидат. И даже, несмотря на то, что у него испортились отношения с коммунистами, я не думаю, что он повторит судьбу тамбовского Рябова, где такая же была, в общем, казалось бы, ситуация. Но дело в том, что у Сергиенкова в 1995-6 годах был, скажем так - собственный рейтинг. Не рейтинг коммунистического лидера, а именно - собственный. И он достаточно велик. Поддержка местных коммунистов ему нужна, но она не будет для него решающей. Ему гораздо более важна поддержка центра, то есть - Зюганова, красных губернаторов.

А эта польза от средств массовой информации, которую он очень хорошо понял... он этим и пользуется. То есть - Кировская область очень удачно ведет пропагандистскую кампанию на протяжении вот тех трех лет, которые прошли. И они используют.... Слово "восхваление", может быть, это слишком сильно, но - рекламу своего губернатора именно для той избирательной кампании, которая сейчас, собственно, и началась. И, в отличие от многих губернаторов, он поступил достаточно мудро и начал свою кампанию сразу, как только закончилась предыдущая. Я считаю так.

Михаил Соколов:

И, пожалуй, последнее. Это - Мурманск. Андрей Королев, наш корреспондент, сообщил, что у Юрия Евдокимова, нынешнего губернатора, практически нет соперников. По всей видимости, он переизберется, так. Максим?

Максим Дианов:

Конечно. Тем более что Мурманская область входит в один и не многих регионов, которые всегда были демократичными на протяжения выборов 1991-99 годов. На них всегда получали очень высокий процент... противники коммунистов, назовем так. И, собственно, и Ельцин там всегда получал очень хорошие результаты.

То что Козырев там два раза избирался депутатом, который в любой другой области вряд ли смог бы себе такое позволить, говорит о том, что у Евдокимова, действительно, нет там серьезных соперников.

Михаил Соколов:

Спасибо. Вместе с политологом Максимом Диановым мы обсудили перспективы досрочных губернских выборов.

Вы слушали еженедельную программу московской редакции Радио Свобода "Выборы-2000". В следующей нашей передаче, 3 февраля, мы продолжим тему досрочных президентских выборов.

XS
SM
MD
LG