Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000


Подготовка к президентским выборам. Интервью с Аманом Тулеевым

Михаил Соколов:

Рейтинг популярности главы Компартии Геннадия Зюганова уже не поднимается выше 20%, а у исполняющего обязанности президента Владимира Путина этот показатель стоит на 59%. Кремлевский аппарат уже рисует волшебные контуры будущей России - возможно, без выборов. Отмена избрания губернаторов и замена их прямым назначением или, на худой конец, утверждением предложенного Кремлем правителя местными законодателями - давняя мечта, а главе администрации будет на откуп дано право назначать мэров и глав районов. Так, вопреки Конституции России, это уже тихо происходит в Башкирии и Татарии, где оппозиция декоративна.

Впрочем, возможны варианты. В Приморье, к примеру, признают лишь удобные для губернатора Евгения Наздратенко результаты голосований. Если что сразу не нравится - выборы отменяют заранее, а ежели неправильные итоги - для отмены результатов есть суд. Так что нынешний опыт имитации выборов ничем не хуже циничного назначенчества.

Удивительна лишь наивность провинциалов, рассчитывающих просидеть два срока выборными, а потом еще пару сроков - назначенными. Нынешняя лесть и срочное "возглавление" местного "Единства" - еще не гарантия будущего назначения.

О коммунистах, выборах, регионах, назначении губернаторов - сегодня в программе "Выборы-2000". Интервью с кандидатом в президенты России Аманом Тулеевым.

Регистрация претендентов в президенты завершена. Их осталось одиннадцать - десять мужчин и одна женщина. Кандидат номер один - Владимир Путин - до изнеможения продолжает агитировать страну своими трудами. Временный глава государства делает вид, что никакого конкурента в лице коммуниста Геннадия Зюганова для него не существует.

Кампания Путина так проста, что даже штаб в богатом особняке на Якиманке, изъятом у банкира Смоленского, выглядит как излишняя роскошь. Трудись себе на благо России, да и делай заявления. Путин обещает довести войну в Чечне до полного восстановления территориальной целостности и управляемости, проводит совещания и встречи.

В отличие от Бориса Ельцина, он способен произнести слово "секс" и призвать народ изгнать его - вместе с насилием - с телеэкранов, или принять в Кремле в числе прочих ветеранов гэкачеписта Дмитрия Язова.

Особенно кандидату удаются встречи с детьми. Они не задают неуместных вопросов о числе погибших в Чечне или об Андрее Бабицком. Впрочем, и интеллигенция ведет себя с Путин по-детски. В Иркутске во время встречи в музее творческие работники лишь выпрашивали денег на завоз "звезд" на берега Байкала, предавались сентиментальным воспоминаниям и музицировали кандидату нечто классическое.

О трудах и.о. президента всех россиян сообщают все телеканалы и пул прирученных журналистов, но переплюнуло всех агентство ИНТЕРФАКС. Подольститься оно решило даже к собачке Путина, - видимо, чтоб ласкова была - и рассказало о жизни премьерского пуделя.

Но и этого мало. У народа решили вызвать волну сочувствия. Метод простой. Сначала РИА-Новости распространяет слух о готовящемся в Санкт-Петербурге на и.о. президента покушении. Потом слух неслышно отвергают, теракт не готовится, но угроза есть, говорят спецслужбы. А затем Владимир Путин, дав интервью радио "Балтика", смело встает у гроба Анатолия Собчака. Сцена - в стиле картины "Клятва 1924 года". И смерть, и похороны - все становится декорацией предвыборной пьесы.

А в регионах для поддержки Владимира Путина спешно сколачиваются все новые организации движения "Единство". Феодалы, еще недавно смотревшие в рот Юрию Лужкову и Евгению Примакову, теперь перебегают в стан победителя. Из Башкирии репортаж Артура Асафьева.

Артур Асафьев:

Еще в январе президент Башкирии Муртаза Рахимов заявил, что на избрание Путина он всегда найдет денег. И в настоящий момент практически все властные структуры республики уже превратились в местные штабы Владимира Путина. Во главе республиканского избирательного штаба встал руководитель президентской администрации Исмагил Габитов. Формально - по такому случаю - он ушел в отпуск, но руководить избирательной кампанией продолжает из своего служебного кабинета.

Недавно в Уфе прошла учредительная конференция республиканского отделения движения "Единство". Уже за два часа до ее открытия республиканское радио известило своих слушателей о том, что председателем отделения избран заместитель спикера Государственного собрания Башкирии Салават Кусимов. Совет отделения оказался буквально напичкан представителями местной номенклатуры.

Не прекращаются верноподданнические жесты и непосредственно в сторону Кремля. Так, уже почти все депутаты Государственной Думы, прошедшие в Башкирии по списку блока "Отечество - Вся Россия", покинули свою фракцию и оказались во фракции "Единство" и группе "Народный депутат".

Многие общественно-политические организации республики, в том числе и местное отделение движения "Отечество", под давлением президентской администрации сделали заявления о безусловной поддержке Путина. Руководство республики заранее обещает обеспечить Путину не менее 65% голосов избирателей Башкирии.

Михаил Соколов:

В воскресенье, 27 февраля, "Единство" проведет свой учредительный съезд, и не где-нибудь, а в Кремлевском дворце съездов.

Что остается кандидату Компартии Геннадию Зюганову? Он продолжает упорно агитировать лево-патриотический электорат. Раньше Зюганов требовал отставки Бориса Ельцина, но тот страну покинул на наследника. С Путиным Геннадий Зюганов не спорит, и теперь взялся за обличение Чубайса. Вождь КПРФ тщетно зовет премьера на дебаты. Но он, видно, забыл, что дискутируют лишь с равными.

Остальные же кандидаты работают. Они получат по часу времени на каждом из федеральных телеканалов. Подарок для любого политика. И для большинства из девяти остающихся мишенью станет именно лидер Компартии.

Расстановка сил такова. Кемеровский губернатор Аман Тулеев разоблачает недееспособность коммунистов. Это мы еще услышим во второй части программы Выборы-2000. Пока рейтинг Тулеева тянет на 3%. Об идейной и организационной импотенции Компартии рассказывает и создатель нового союза левых партий, кандидат в президенты Алексей Подберезкин.

Алексей Подберезкин:

Трансформация в КПРФ произошла. Они хотят превратиться в "партию КПСС". Когда есть одна партия в многопартийной системе, которая под себя поджимает все остальные партии и как бы становится направляющей, решающей... как она там?.. Определяющей.

Ну, вот, например, выбираться должен губернатор. Им должен быть секретарь обкома. Плохой... может, он пьяница, может, он вор, понимаете? Но потому, что он секретарь обкома, он должен быть губернатором, депутатом... в правительство. Не потому, что он должен быть профессионалом, а потому, что он как бы отвечает... секретарь по промышленности. Значит, мы уже знаем, кто может быть у нас вице-премьером по промышленности.

Надоело все это. Это не профессионализм, это абсолютное отсутствие какого-то чувства ответственности перед страной. Это просто желание монополизировать власть у партии. Но это было уже. Это абсолютно неверный ход.

Эти изменения произошли в КПРФ примерно в 1997 году. Я их впервые почувствовал на съезде, когда был там гостем. Мне стало скучно, через сорок минут я ушел.

Михаил Соколов:

Даже процент голосов, уведенный у Компартии Подберезкиным, может помочь Путину победить в первом туре. Тем более что против Владимира Путина Алексей Подберезкин не выступает.

Алексей Подберезкин:

Даже в моей собственной организации, в нашей организации, движении "Духовное наследие" - очень сильны настроения в поддержку Путина. Потому что, ну.... И трудно что-то возражать. Он просто использует куски нашей программы десятилетней давности, какие-то наши идеи и приоритеты.

Вот, например, он говорил о приоритете нравственных и духовных ценностей, да? Ну, как я могу против этого возражать, когда это - "номер один" в нашей программе? Поэтому у нас пока сейчас нет никаких принципиальных расхождений, и в этом смысле мы можем вполне его поддержать.

Михаил Соколов:

Все перечисленные деятели от Путина до Зюганова едут на одном коньке - государственничестве. Собственно, левые - в духе 20 века - идеи в нынешней России непопулярны. Неслучайно в своих рекламных программных тезисах Компартия выступает как истинно народническая партия. Народолюбивая КПРФ говорит о защите неимущих, но настоящую заботу о пенсионерах и обездоленных лучше вождя Компартии продемонстрирует социально озабоченная, искренняя Элла Памфилова.

Кандидат Памфилова позиционирует себя как сторонник левых идей и играет на феминистской ноте.

Элла Памфилова:

Я верю в наших женщин, в русских женщин. Я верю, что мы можем сделать очень многое, и я верю, что наша главная задача сейчас - помочь нашим мужчинам поверить в себя. Чтобы они были сильными, потому что сейчас самая главная беда России - в слабости мужчин.

У всех нас, в том числе и у Путина, самый серьезный оппонент на выборах - это бедственная ситуация в стране. Вот с этим придется сражаться всем.

Михаил Соколов:

Кем-то спонсируемый поход Памфиловой во власть - опять же процент, отнятый у Геннадия Зюганова.

Страна потеряла потенциальных претендентов на место в Кремле, Евгения Примакова и Юрия Лужкова. На святом месте героя отечества появился депутат-режиссер Станислав Говорухин, который и от демократов ушел, и от коммунистов ушел. Деятель культуры - фигура яркая, и доля критики от Говорухина, безусловно, достанется Владимиру Путину.

Станислав Говорухин:

Я вам могу сказать одно. Путин поддерживал, и будет поддерживать, защищать интересы олигархии.

Михаил Соколов:

И в связи с чеченской войной у Станислава Говорухина особая позиция.

Станислав Говорухин:

Нам к концу марта объявят о полной и безоговорочной победе в Чечне, и это будет означать начало настоящих бед России, потому что вся страна будет работать на восстановление Чечни, а дома будут взрываться, а значит, деньги эти нет смысла тратить, их лучше разворовывать. Будет вестись партизанская война. Мы породили сотни и тысячи кровников. Подрастут девяти-десятилетние мальчишки, которые будут ненавидеть все русское, каждого русского, всю Россию.

Михаил Соколов:

Речи Станислава Говорухина полезны. Критика зовет народ идти на выборы, обеспечивает явку. К тому же (никуда не деться!) - чтобы не путали его с Зюгановым, Станислав Говорухин будет жестко атаковать коммунистов.

Станислав Говорухин:

Вот сегодня фракция секретарей обкомов и коммерсантов будет защищать интересы трудящихся? Да конечно - это чушь собачья! Это абсолютный обман, и они готовят еще больший сговор. Прозрачна, ясна эта кремлевская технология. Если не удастся победить Путину в первом туре, то во втором его спарринг-партнером должен быть Зюганов. И тогда победа Путина стопроцентно гарантирована.

Я вам скажу больше. Я сообщаю какие-нибудь факты по телевидению, скажем, с трибуны или... еще ни разу не соврал. Я вам говорю, как точно установленный факт, что фракция КПРФ... Зюганов получил на свои выборы из Кремля 90 миллионов рублей. Они заинтересованы в такой оппозиции. Им нужна такая оппозиция.

Значит, результат нам сегодня уже ясен.

Михаил Соколов:

Рассказывая про кремлевские деньги, Станислав Говорухин еще так талантливо покажет приспособленчество и пресмыкательство верхушки КПРФ перед настоящей властью. Ну, а голую правду борьбы с коррупцией способен (куда лучше Зюганова) показать подследственный генпрокурор Юрий Скуратов.

Юрий Скуратов:

Я, безусловно, в ходе избирательной кампании буду говорить о коррупции в России, буду говорить о конкретных вещах, о конкретных лицах, связанных с причастностью их к коррупции. Это все будет, безусловно, но, скажем, сразу после регистрации, так сказать, этого никто не обещал, и никогда я об этом не говорил.

Михаил Соколов:

Человек, похожий на клиента путан, для Путина - не опасен. К выгоде новой команды вся критика Скуратова будет направлена в прошлое. Она бьет по окружению Ельцина, по надоевшим олигархам Абрамовичу и Березовскому, по их другу, главе администрации Александру Волошину, по отодвинутому в тень Павлу Бородину.

Юрий Скуратов расчищает поле для будущих кадровых решений президента России. Таков сценарий. Персонажи выборной пьесы расставлены точно так, чтобы гарантированно отнять у Геннадия Зюганова шансы выйти даже во второй тур. Забавно и то, что и сам лидер коммунистов Геннадий Зюганов это понимает.

Геннадий Зюганов:

Используется здесь та же схема выборная, которая была на прошлых выборах. Сначала объединяли Руцкого с Ельциным, потом эту роль лже-патриота сыграл Жириновский, а затем очень эффективно выпал на эту роль Лебедь. Я сожалею глубоко, что Тулеев идет по тому же пути.

Михаил Соколов:

А как противостоять этой схеме? Это одна и та же....

Геннадий Зюганов:

А я уверен, что граждане разберутся.

Михаил Соколов:

Если лидер Компартии готов в который раз беззаветно наступать на знакомые грабли, если он не меняет тактику, а идет в открыто поставленный капкан - значит, он вполне сознательно помогает своему как будто оппоненту Владимиру Путину. Не случайно же и.о. президента Зюганов не критикует, только просится к нему на дебаты.

К выгоде Владимира Путина кампания могла бы оказаться и "обезжиренной". Лидер ЛДПР весьма вяло собирался обжаловать свои права в Центризбиркоме. Он явно в конкуренты не набивался. Сейчас Владимир Жириновский грозит выиграть процесс в Верховном Суде, если на суд не будет некоего давления. Интересуюсь - не из Кремля ли?

Владимир Жириновский:

Конечно, у нас поле одно. Тут некоторые как бы говорят, что сейчас победить может кандидат, который играет только на патриотическом поле. Ну, естественно.... А это поле сужается. На этом поле, в принципе, я бы мог кому-то помешать. Но с другой стороны, резко ослабнет внимание к выборам. И так неизвестно - сколько придет. Ведь достаточно прийти сорока девяти с половиной процентам - все, выборы не состоятся. А если Зюганов с Явлинским снимут кандидатуры за неделю до выборов? Кто будет на выборах тогда?

Михаил Соколов:

Жириновский явно предупредил Кремль. С одной стороны, отсутствие его на выборах Путину опасно, а с другой - и не очень. В пятницу из решения Верховного Суда России станет ясно, как Жириновским решили воспользоваться на этот раз.

Самый забавный кандидат, который ни на что не влияет, миллионер Умар Джабраилов. Владелец гостиниц и "торговой ямы" на Манежной интересен тем, что он не способен связать несколько слов в осмысленную фразу. Вот как озабоченно он говорит о решении судьбы Чечни.

Умар Джабраилов:

Она должна быть решена только мирно. От террористов как избавляться.... Есть у нас на это МВД и министерство обороны. Вопросы к ним, не ко мне.

Михаил Соколов:

Но и кандидат Джабраилов нужен. Это - экспортный, для Запада, товар. Полезный чеченец. Как можно обвинять Кремль чуть ли не в геноциде, когда видный представитель гонимого, избранного для наведения ужаса на страну северокавказского народа, имеет возможность законно претендовать на высшую власть?

В качестве оппонента Владимира Путина способен с программной позицией "Яблока" привычно выступить его лидер Григорий Явлинский, но пока он зовет исполняющего обязанности президента в партнеры. Первым делом Григорий Явлинский предложил исполнительной власти свой мирный план чеченского урегулирования. Григорий Явлинский говорил о нем с корреспондентом Радио Свобода Лилей Пальвелевой.

Лиля Пальвелева:

Григорий Алексеевич, какими будут ваши самые первые шаги в предвыборной борьбе?

Григорий Явлинский:

У меня большой перечень дел, но самым первым делом будет вновь обращение к исполняющему обязанности и правительству с предложениями политического урегулирования ситуации на Северном Кавказе.

Мной подготовлен план, который может спасти многие тысячи жизней. План, который - если он будет реализовываться федеральным центром - покажет политическую перспективу. Мы проиграли три года мира, потому что не имели политической цели. Мы заплатили огромную цену за все то, что сейчас есть в Чечне. Больше бессмысленного уничтожения городов и людей нельзя допустить. Необходимы последовательные, четко выверенные, понятные, подкрепленные финансовыми ресурсами, волей действия, которые положат начало нормальной жизни на Северном Кавказе.

России не нужна Кавказская война. России нужна кавказская политика. Нам есть что вспомнить из того, что делали наши предки в 19 веке. Нам есть, о чем сегодня говорить, и что предлагать. Вот это и будут самые первые мои шаги в кампании.

Эта кампания не выборов отдельных личностей. Эта кампания носит принципиальный характер. Она, может быть, определит судьбу России на очень долгое время.

Лиля Пальвелева:

По вашим ощущениям, Владимир Путин готов с вами обсуждать эти проблемы?

Григорий Явлинский:

Я уже заявлял о необходимости обсуждения этих проблем. Я готов отправить ему этот план в любом виде. Он может его обсуждать со мной, он может его обсуждать со всем обществом. Важно, чтобы начались какие-то осмысленные действия.

Михаил Соколов:

План отправлен в Кремль, ответа пока нет. Мы будем ждать, что будет делать Григорий Явлинский.

Лидер "Яблока" мог бы претендовать на хороший результат на этих выборах. Все-таки - вечный оппозиционер, представитель демократического лагеря. Но ситуация оказалась таковой, что ни Евгений Примаков, ни Юрий Лужков, на поддержку которых Явлинский явно рассчитывал, поддержать его - даже тайно - не рискнули. К тому же, демократы расколоты, и Григория Явлинского "обложили". Часть голосов у него может увести бывший замглавы администрации президента Евгений Савостьянов, один из основателей демократического движения, пытавшийся преобразовать советскую госбезопасность. Он считает себя правым и апеллирует к надеждам времен перестройки.

Евгений Савостьянов: Настала пора вернуться к идеалам 1989-1990 года. Госаппарат должен служить обществу, а не контролировать его.

Михаил Соколов:

Но Савостьянов публике не известен. И все же, похоже, готов, в конце концов, уступить роль первого в этой части электората Явлинскому.

Зато еще один демократический кандидат, самарский губернатор Константин Титов, это проблема для Григория Явлинского. Играет на том же поле. Впрочем, Титов - проблема и для собственных соратников по Союзу правых сил, где он является главой Координационного совета. После долгого заседания КС Союза правых сил принял решение не оказывать никому из кандидатов в президенты в первом туре поддержки. Голосовали единогласно. Был "за" и сам Константин Титов.

Константин Титов:

Решили, что "Единство" - сильнее. Принято, мне кажется, в этом варианте единственно верное решение. Союз правых сил не поддерживает ни одного кандидата. "Лейбл" Союза правых сил никто на себе нести не может, и штабы Союза правых сил работать ни на одного кандидата не могут, а региональные отделения партий, входящих в Союз правых сил, вольны определиться и работать сами.

Михаил Соколов:

Вот, поддержкой старых демократических партий - крестьянской, "Демроссии", свободно-демократической - Константину Титову и придется ограничиться.

Титов, правда, помешал заработать политический капитал на солидарной поддержке Владимира Путина Союза правых сил Анатолию Чубайсу и Сергею Кириенко. Он ехидно рекомендовал трансформировать декабрьский лозунг СПС "Кириенко в Думу, Путина в президенты" таким образом.

Константин Титов:

Путина - в президенты. Подпись: С. Кириенко.

Михаил Соколов:

Сейчас у финансово-промышленных структур, поддерживающих Константина Титова, стали почему-то возникать проблемы, и многие теперь уверены, что самарский губернатор, в конце концов, снимет свою кандидатуру в пользу Владимира Путина. А, возможно, Григория Явлинского. Но Константин Титов пока бодрится.

Константин Титов:

Почему вы все решили, что я буду снимать свою кандидатуру с президентских выборов? А если Григорий говорит, что он во второй тур входит, а почему мне не войти во второй тур? За мной есть практика работы, есть успешная практика. А вот все, о чем говорит один кандидат, что он будет делать, другой кандидат как бы уже делает.

Михаил Соколов:

Подведем некоторые итоги. На выборах 1996 года главный водораздел проходил между сторонниками Компартии и их разнообразными оппонентами. Это и дало возможность Борису Ельцину победить. Сейчас тот же вновь разыгрываемый Кремлем искусственный конфликт между властью и подставляющей ей плечо Компартией для будущего России не существенен. Важна иная линия размежевания между самыми разнообразными государственниками, левыми и правыми, всеми игнорирующими проблемы прав личности и демократами всех видов, считающими приоритетом соблюдение прав человека. Первых - большинство, а в свою очередь, большая часть из них становится на сторону не столь старомодного, как Геннадий Зюганов, а вполне понятного Владимира Путина. Что и предопределит исход голосования 26 марта.

Гость московской студии Радио Свобода - кандидат в президенты России, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев.

- В 1996 году вы выступали в качестве дублера Геннадия Зюганова и хотели помочь ему избраться. Теперь вы - конкурент Геннадия Зюганова. Причем, вы сказали, сниматься, скажем, в его пользу, или в чью-то другую, тоже не собираетесь. Почему так получилось?

Аман Тулеев:

Ну, я многим обязан партии, не скрываю этого. Партийный билет у меня до сих пор лежит. Я, правда, не член партии, потому что я - губернатор. У нас есть закон, и губернатор любой, да и руководитель, - я считаю, должен быть вне партий. Для него одинаково должно быть, из какой партии человек, - главное, он должен служить своим людям, своим избирателям.

Я, действительно, сознательно участвовал в прошлых выборах и сознательно сбрасывал голоса на Зюганова. Почему? Ну, есть чисто человеческий фактор. Давайте рассуждать так. Вот всем, что у меня есть, я, в принципе-то, обязан партии, советской власти. Никогда этого не забываю. Они мне дали бесплатное образование, отдых и квартиру. Я спокойно шагал в любой стране, за бесценок, там, и прочие дела. То есть, бесплатное образование, труд, отдых, медицина. Об этом никогда порядочный человек не должен забывать. Так же, как и об ошибках, которые были, начиная от репрессий и другими делами.

Причем, я - пахал (в полном смысле этого слова) на Геннадия Андреевича, и у меня была мысль такая. Я думал: вот ракета, есть вторая ступень. Вторая ступень должна подтолкнуть первую, и - привет: он выходит и становится президентом.

Но уже в середине кампании я понял, что мы ее проигрываем. Почему? Потому что на местах были бездарные первые секретари обкомов, у которых в башке было только - разделить. Которые не смогли внятно говорить с людьми, в большинстве регионов, к сожалению, и в большинстве, даже в то время, многие не пользовались авторитетом.

Бездарно провели саму кампанию. Было очень много просчетов. Обо всем этом я сказал с горечью Геннадию Андреевичу после выборов. Но заявил и другое: "Геннадий Андреевич, если кампанию проиграли, во второй раз лидер выходить не должен. Лидер, который провалился, теперь должен думать: а кто же выйдет на следующей кампании?

И еще одно. Это не обязательно должен быть коммунист. В России очень много талантливых, легендарных личностей. Разницы нет. Лишь бы он воспринимал программу партии, и не обязательно, повторяю - коммунист, и надо работать на него".

Михаил Соколов:

Вы себя имели в виду?

Аман Тулеев:

Нет, не себя. Очень много личностей, очень много. У меня нет личных амбиций, и, честно говоря, президентство для меня никогда не было самоцелью.

Затем были съезды, если вспомнить историю. Все это я говорил не за углом. Сначала я с ним говорил. Но у него подлое окружение, начиная от Купцова, которое, вообще, не понятно, чего добивается. И вот этот разрыв между верхушкой, во главе с Геннадием Андреевичем Зюгановым (которого я все равно считаю товарищем) и его окружением, он становился все больше и больше.

Молодежи становилось все меньше и меньше. А речи были одни и те же: "Россия у последней черты", "Россия у последней черты", и так далее.

Михаил Соколов:

Ну, и - "Ельцина в отставку". Вот, теперь Ельцин в отставке.

Аман Тулеев:

Очень много было моментов, мы же в Государственной Думе... я повторяю: я, зампредседателя Народно-партиотического союза... имели контрольный пакет голосов в Госдуме. Очень много губернаторов, их называли красными потом, помните, был термин "красный пояс", было у власти.

Михаил Соколов:

Но, по-моему, порядка сорока губернаторов - где-то, тридцать пять, сорок....

Аман Тулеев:

Да, за тридцать. И было правительство Примакова, где были коммунисты. Вот, я рассказываю, как перед иконой. Я вздохнул, думал: "Господи, вразуми. Вот он, звездный час, когда можно все, что говорили людям, сделать. И социально защитить ветеранов. И поддержать молодежь. И поддержать детей". Потому что контрольный пакет голосов в Думе - более тридцати губернаторов в регионе и лояльное правительство, в котором находятся коммунисты.

На что ушло время? На бездарные словопрения. На какие-то бездарные поездки. И ничего реального предпринято не было. Я много раз говорил: "Геннадий Андреевич, заканчивай. Заканчивай. Возьми регион какой-нибудь, приезжай, размотай. И скажи: "Люди, мы сделали вот это. Вам стало хоть на йоту жить лучше"".

Ничего этого не произошло.

Михаил Соколов:

Ну, наоборот - реально предпринятого много чего было: была попытка импичмента, и правительство Примакова, как все и предполагали, рухнуло.

Аман Тулеев:

И рухнуло, благодаря вот бездарной политике верхушки КПРФ. Все больше и больше была видна бездарность. Она и сейчас видна. Ну, примеры. Ну, вот, в Белгороде Савченко - ну, прекрасный губернатор. Ну, я его знаю хорошо, и знаю, что это легендарный человек. Нет - на выборах выставляют другого человека только из-за того, что он - коммунист.

Ну, хорошо. Разве можно так подходить? Надо же подходить с мерки, кто больше принесет пользы российскому народу. В данном случае, большую пользу принесет ведь Савченко. А вы что сделали? Ради того, что он член партии.

Я высказал это ему в глаза. Я говорю: "Слушай, это уже подлость. Потому что этот человек слабее, он будет практиковаться на живых людях. Мы потеряем авторитет партии".

В конечном итоге, вроде бы соглашались, но делали свое дело.

Михаил Соколов:

Аман Гумирович, скажите, а вот почему вы, тем не менее, уже имея такие претензии, по крайней мере, последний год, вот как мы с вами разговариваем, - тем не менее, вы остались в четвертом списке КПРФ на думские выборы?

Аман Тулеев:

Я ведь выступал на съездах и высказывал все это впрямую. Потом говорил один на один с Геннадием Андреевичем. Говорил: "Хочешь - давай рассуждать трезво. В партии остаются ветераны. Дай Бог им здоровья, чтобы они дольше жили. Где молодежь?" И предлагал один из вариантов. "Вот, выборы в Государственную Думу. Ну, первые секретари, что ты их тянешь в эту... в Думе что им делать? Пусть сидят в регионах, пусть вкалывают и работают, укрепляют партию".

Нет. Все идут "на халяву", все идут по партийным спискам. Даже боятся. Какой ты коммунист, если ты боишься выйти лицом к лицу к народу и побороться в одномандатном округе?

И все. Они сидят здесь - значит, заработки приличные, машины есть, кабинеты есть, загранкомандировки есть и общие речи есть. Только нет конкретных дел.

Обо всем этом было сказано. Вот - обо всем! Когда сказал, мне было официально сказано: давай вместе. Давай, ты пойдешь под списком номер три. Мы твои замечания учтем все. Я согласился, потому что слишком много связано. Я действительно считаю многие программные заявления, в том числе бесплатное образование, отдых, медицина, государственность, - в моем понятии, они до сих пор нужны, я их буду отстаивать.

Потом начались разговоры: "А вы знаете, Тулеев что-то начал критиковать нас. Критикует часто. Он, наверное, договорился, - и, в частности, называли администрацию президента. - Есть риск. Давайте, мы его затолкнем не третьим, а четвертым".

Михаил Соколов:

Ну, и вы обиделись?

Аман Тулеев:

Обиделся. В личном плане - обиделся. Потому что столько времени идти вместе.... Ну, давайте честно называть вещи прямым именем.

Михаил Соколов:

Ну, вас заподозрили в предательстве, да?

Аман Тулеев:

Я доставал ведь каштаны из огня и доставал голоса, но сам никогда не шел в Госдуму, а стоял в стороне, ради дела. Чисто по-человечески обиделся, это любой бы обиделся. Но я прошел, и все равно какие-то проценты принес.

Теперь опять начинаются разговоры. "А, он идет самостоятельно". Да, иду, Потому что я теперь уже с верхушкой партии не согласен. Я не согласен с программой партии и иду, несмотря на то, что Путин Владимир Владимирович идет, потому что я не согласен с экономическим курсом, с разделом экономического курса, который касается регионов. Я не могу, чтобы так по-хамски относились к людям, которые живут хоть в Сибири, хоть в центральной части, хоть где.

У меня есть свое видение. Я считаю: чем больше я наберу процентов, тем больше любой из тех, кто там ни будет президентом, обязан будет прислушаться и скорректировать свою программу.

Михаил Соколов:

Ну, вот, говорят, ваш разрыв был связан - с коммунистами - с тем, что весьма нелюбимый вами предприниматель Живило финансирует компартию. Вы спросили об этом Зюганова. Ответ получили?

Аман Тулеев:

Да, я получил ответ. Они сказали, что они не связаны с Живилами, что у них просто нормальные отношения с ними, и так далее. Но когда началась борьба за передел собственности на Кузнецком металлургическом комбинате, а этот комбинат - национальная гордость Российской Федерации, когда братья Живило решили купить комбинат (сначала искусственно обанкротили, за триста миллионов долларов), и забрать его себе, - я ведь обратился и к Госдуме, и в том числе - и к партии КПРФ. Никто меня не поддержал, никто. Мы остались один на один.

А от коммунистов, наоборот, приехал господин Чунько (от фракции КПРФ), а потом приехал зампредседателся Госдумы Бабурин (он тоже к патриотам относился). И так меня полоскали и защищали эту финансово-промышленную группу вот этих международных бандитов - я называю вещи своими именами - "Миком", который обманывал людей, металлургов, выкачивал деньги, превращал Кузбасс в колонию, что у меня ум набекрень пошел.

Я начал писать телеграммы? "Мужики, вы что делаете?! Вы с людьми или против людей?!" Потому что 97 процентов населения Кузбасса было против продажи Кузнецкого металлургического комбината.

Или вот этот призыв, помните, когда были рельсовые войны? Опять полфракции ведь КПРФ сидело на рельсах. А я говорю: "Мужики, - я извиняюсь за выражение, - вы что, охренели? Вы посмотрите, мы же разрубили Россию пополам. Поезда не идут, людей мучаем, экономика страдает. Если мы еще трое суток просидим на рельсах, мы остановим комбинаты, мы вышвырнем триста тысяч людей. Домны пошли на тихий ход!"

И когда тот же Чуриков (я называю конкретные фамилии) мне говорит: "Да шут с ним! Чем хуже, тем лучше. Вроде протрезвеет", - вот тогда, конечно, разрыв пошел полнейший с верхушкой партии.

Михаил Соколов:

А Путин вас все-таки поддержал вот в этой ситуации, и поэтому вы ему благодарны? В ситуации с Живило, с "Микомом", с....

Аман Тулеев:

Владимиру Владимировичу я благодарен. Я пришел и доложил ему о широкомасштабной коррупции и попросил прислать мощную следственную бригаду, чтобы она и убедилась в том, я прав или не прав. Он это сделал. И когда они увидели масштабы коррупции, масштабы воровства, то сам потом Владимир Владимирович выступил и заявил, что надо заканчивать с этим беззаконием финансово-промышленной группы "Миком". За это я ему благодарен.

Михаил Соколов:

Если вы всерьез идете на выборы, а рейтинг у вас пока не очень высокий, вот, докажите это. Предположим, вы готовы были бы войти в такую коалицию, которую пытаются создать кандидаты левого толка: Памфилова, Говорухин Подберезкин, а затем выдвинуть единого кандидата, у кого, так сказать, рейтинг выше?

Аман Тулеев:

Я, к сожалению, всех их уважаю и не могу, не имею права морального, люди за них подписались, говорить плохо. Но я иду независимо, иду до конца и ни на кого не собираюсь сбрасывать голоса. Это моя принципиальная позиция.

Михаил Соколов:

Но если бы они предложили вас поддержать? Вот они увидели, что у вас рейтинг выше, и сказали: "Давайте, вот мы за Тулеева будем".

Аман Тулеев:

Это был бы хороший вариант, но все у нас "великие" и выше себя считают только звезды, поэтому этого не произойдет.

Михаил Соколов:

Вы выступили за укрупнение регионов, сказали, что поддерживаете назначение губернаторов центральной властью. Значит ли это, что вы были бы готовы принять от Владимира Путина назначение губернатором такой укрупненной области, какого-нибудь "Большого Кузбасса", так сказать, Томская область, Алтайский край, собственно Кузбасс?

Аман Тулеев:

Это не предвыборный трюк. Я об этом говорю четвертый год. Я работал членом правительства, был министром в составе, когда премьером был Черномырдин Виктор Степанович. У меня есть докладная на Черномырдина, на Примакова со своим видением, и я об этом говорил Путину Владимиру Владимировичу.

Вы знаете, Россия - не управляемая. Вертикальной власти практически нет. Даже элементарные решения, которое можно провести быстрее для защиты наших людей, для улучшения жизни наших людей, не проходят. Как удельные княжества. Денег мало, и у них свойство такое, что их никогда не будет хватать.

Я вижу всю эту дурь, которая творится внизу. И я ведь предлагаю хорошую вещь. Я не трогаю Москву, не трогаю Питер. Не трогаю национальные республики. Я предлагаю объединить регионы, которые взаимно дополняют друг друга экономически, технологически, технически, климатически, географически. И даже оттого, что мы консолидируем бюджет, люди уже на третий день заживут лучше. Будет меньше дури. Упадут границы. А то ведь, захочу - вывожу зерно, не захочу - не вывожу зерно. То дам уголь, то не дам уголь. То дам металлолом, то не дам металлолом. Что там только не творится!

Я строю аэропорт, второй строит аэропорт. Расстояние между ними 200 километров, а японцев всего шесть человек, а мы потом орем - а у нас денег не хватает. А, может, мне нужно вкладывать деньги в другой район, чтобы было больше хлеба, а не мучаться у себя, потому что у нас - край вечнозеленых помидоров? И у меня никогда не вырастет столько зерна, сколько мне нужно. Это очевидно. Это все понимают. Но почему это не делать? И все согласны со мной.

Губернаторы - это сила. Можно потерять голоса в выборной кампании. Губернаторы это понимают, но каждый боится. Кто останется?

В отношении меня и вот того же вопроса, я возвращаюсь.... Вот, говорят, "Тулеев идет, потому что его заставили, и он хочет отобрать у меня голоса, а потом вроде он войдет в правительство". Я официально отказываюсь входить в состав правительства. Я не желаю. Мне интереснее работать в регионе.

Михаил Соколов:

А в большом регионе?

Аман Тулеев:

У нас нет личных отношений с Владимиром Владимировичем Путиным. Команда все равно будет набираться, скорее всего, питерская, ну, судя по моим предположениям, и в правительстве, и здесь. Я не настолько близко знаю, какой будет подход к назначению, но одно официально заявляю: если вы объедините регионы, и у вас будут сомнения, кого назначать, я могу написать заявление, что я не претендую, но вы объедините. Потому что я вижу, что это выгодно государству.

Михаил Соколов:

А почему все-таки не выбирать глав таких больших регионов, а назначать? Смысл - какой?

Аман Тулеев:

Смысл...

Михаил Соколов:

Система уже сложилась выборная.

Аман Тулеев:

Смысл - вот какой. Дисциплины нет, и я считаю, что если уходит премьер, все члены правительства вместе с ним должны уходить, и должны уходить губернаторы, которые им назначены. Тогда это будет единая команда, не будет ударов в спину, решения будут приниматься моментально. Будут быстрее и оперативнее решаться. Единая команда.

Потом, когда мы поднимем экономику - я считаю, года через три-четыре это произойдет - после этого - да. В этих же регионах - свободные выборы. Но в объединенных регионах нужно дать экономические права такие, какие имеют наши национальные республики. Я, к примеру. Татарстан....

Михаил Соколов:

Но Конституцию менять придется, да?

Аман Тулеев:

Придется, придется. Для этого есть Госдума, есть правила, законы, которые все знают.

Михаил Соколов:

Вы сказали такую фразу недавно, что страна не доросла до демократии. Но если она не доросла, действительно, - тогда отменить все выборы, или вот бойкотировать те, которые многие считают фарсом. Вот, некоторые - например, Владимир Буковский, известный человек - выступили за голосование против всех. Другие говорят, что не надо ходить просто на выборы, где есть один лидер, а все остальные, извините, подставные.

Ну, действительно, вот участие в пьесе с известным финалом может и вашу карьеру такую вот порушить. Скажут - ну, вот, он подыгрывает, и все. Массовка.

Аман Тулеев:

Я не отношу себя к этому. Самое главное, чтобы совесть перед людьми и перед Богом была чиста. Я не могу допустить такого, как случилось в прошлом году, когда регион признали самым динамично развивающимся - Кузбасс, когда рост промышленного производства 21 процент, а в среднем по России - семь-восемь, а казна у меня пустая. Я должен деньги направо-налево раздавать, не считая. За мной стоят три миллиона двести человек, и это не только в моем регионе, и в других.

Я иду сознательно, чтобы скорректировать курс реформ, прекратить бандитизм в отношении регионов. Никто меня не купит. Это невозможно просто сделать.

Третье. Я ведь заявляю, что я не иду ни в какой состав правительства. Я остаюсь в регионе. Логики нет.

Последнее. Все говорят - безальтернативные выборы, и так далее. А что вы идете тогда? Кто вас, на цепи, что ли, всех остальных, тянет? Ну, я ж иду....

Михаил Соколов:

Можешь не ходить?..

Аман Тулеев:

Можешь не ходить, что ты вопишь, что ты орешь, значит?

Третье. Иди сам, если ты такой умный, и участвуй, и доказывай, что ты умнее других. Поэтому, вы знаете, это лай из подворотни. По-моему, другого слова просто нет.

Михаил Соколов:

Но Путин вам симпатичен? Все-таки, он государственник, он - судя уже по последним действиям - не либерал. Значит, вам бы в его команду как-то.

Аман Тулеев:

Мне нужно дело сделать. Но я его уважаю. Плохо знаю личные качества Владимира Владимировича, но тогда, как встречался с ним, как с премьером и исполняющим обязанности главы государства, первое, что мне нравится, он быстро схватывает суть. Это очень важно. То есть, как в народе говорят - не жует.

Второе. Решительность действий. По многим, значит, вот позициям.

Третье. Схожесть позиций. Правда, не все выполняется. Может быть, аппарат еще старый, может быть, вот эта вот кухня не срабатывает, чиновничья. И по многим позициям он мне близок, и, самое главное, он - государственник.

Михаил Соколов:

Не проще ли просто взять и поддержать? Вот многие губернаторы, Суриков в Барнауле, тот же Черногоров в Ставрополе, они просто поддерживают, там, местные "единства" создают, и так далее.

Аман Тулеев:

Это их проблемы. И то, что они делают, каждый губернатор делает осознанно. А мне нужно, чтобы программа была скорректирована, и скорректирована так, как я ее вижу. Если меня поддержат, я буду благодарен. Если нет - выходит, я в чем-то не прав.

Михаил Соколов:

Ох, Аман Гумирович, не убедили вы меня. Все-таки, вы - опять дублер.

Аман Тулеев:

Ну, выходит, я.... Надо было попроще, на каком-то другом, балалаечном языке, может быть, рассказать, что я все-таки - не дублер.

Михаил Соколов:

Ну, и на том спасибо.

В заключение, о ближайших региональных выборах. 27 февраля избирается мэр Пскова. Кампания идет в атмосфере противостояния городской и областной власти.

Репортаж Анны Липиной.

Анна Липина:

Взаимоотношения главы областного центра и губернатора всегда были сложными. Город Псков является один из немногих доноров областного бюджета, но при этом доля финансирования города за последние годы неуклонно снижалась.

Политические пристрастия сторон конфликта тоже диаметрально противоположны. Губернатор Михайлов лишь недавно прекратил свое членство в ЛДПР, возглавив региональное отделение блока "Единство", а мэр города Пскова Прокофьев - бывший член "ДемРоссии", назначенный на должность мэра Борисом Ельциным еще в 1992 году. Он - политический старожил, не скрывающий своих симпатий к Гайдару, Чубайсу, Явлинскому.

На должность главы города Пскова баллотируется семь кандидатов. Кроме Александра Прокофьева, который твердо решил продлить свои полномочия, на кресло мэра претендует его первый заместитель - Михаил Хоронен, поддержанный КПРФ, и несколько предпринимателей и военных.

Выборы мэра Пскова не обошлись без громких скандалов. Уже несколько недель газеты, радио, телевидение (в том числе и центральные) муссируют скандальную историю с заместителем действующего мэра Владимиром Ивченко. Он был задержан по подозрению в совершении особо тяжкого преступления - неоднократное изнасилование несовершеннолетних. Александр Прокофьев в этой, действительно, щекотливой ситуации пытается сохранять спокойствие, не уставая заявлять о том, что окончательную точку в этом деле может поставить только суд.

Впрочем, и фаворит областной администрации Валерий Евдокименков, руководитель завода "Псковкабель", тоже, как выяснилось, не святой. Несколько лет назад городской суд признал его виновным в сокрытии прибыли и неуплате налогов. Тогда Валерий Евдокименков отделался крупным штрафом и легким испугом.

Примечательно, что номер городской газеты "Новости Пскова" с этой скандальной информацией не только в массовом порядке скупался для дальнейшего уничтожения командой Евдокименкова, но и изымался из почтовых ящиков горожан.

Многие наблюдатели считают, что удержать свой пост действующему мэру Александру Прокофьеву будет нелегко, однако обилие кандидатов убедительно свидетельствует о том, что второго тура не избежать.

Михаил Соколов:

О псковских выборах рассказала Анна Липина.

В следующем выпуске нашей передачи 2 марта мы расскажем о предстоящих довыборах в Государственную Думу.

XS
SM
MD
LG