Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000


Интервью с Геннадием Зюгановым и Эллой Памфиловой, выборы в Вятке

Михаил Соколов:

В последнюю предвыборную декаду кандидатам на пост президента России самое время показать себя. Что же мы видим?

Кандидаты Элла Памфилова и Евгений Савостьянов с экранов знакомят с собой народ. Кандидат Станислав Говорухин привычно клеймит криминальную революцию. Кандидата Джабраилова не видно даже на телеэкране. Кандидат губернатор Титов призвал выступить в защиту конституции. Кандидат Григорий Явлинский доказывал преимущество своего плана по замирению Чечни, о чем и дискутировал с кандидатом Аманом Тулеевым, который все нахваливает конкурента Путина. Кандидат Геннадий Зюганов открыл, что в Кремле зреет измена. Кандидат Юрий Скуратов презентовал труд о своей бессонной борьбе с коррупцией.

Появилась и книга бесед с Владимиром Путиным, явившая миру облик как будто либерала-западника, а одновременно - крепкого советского патриота родом из КГБ, что кандидату на руку. Его поддержали непримиримые оппоненты Союз правых сил и Аграрная партия. Владимир Путин агитирует за себя действием. Например, объявил о поимке Салмана Радуева. Главнокомандующий-кандидат в президенты Росси становится демиургом, творящим и войну, и мир, фигурой сверхчеловеческой, от чьей воли зависит право на жизнь сотен и тысяч людей.

Нынешний рейтинг Путина - порождение подлинных драм. Остальным ловить нечего. Кандидаты в президенты выглядят лишь статистами, украшающими предвыборное поле битвы с мировым злом. Об этом - в программе "Выборы-2000".

Опытные режиссеры избирательной кампании, осуществив декабрьский разгром блока ОВР и выведя Юрия Лужкова и Евгения Примакова из игры, сделали на президентских выборах неизбежным выигрышное для Кремля соперничество. Коммунист Геннадий Зюганов формально противостоит лидеру партии власти Владимиру Путину и легитимизирует его возвышение. Геннадий Зюганов требовал прямого теледиспута.

Но Путин отказал партнеру в праве на такой диалог. Возможно, во избежание ссор. Зато удостоил Компартию несколькими фразами в своем большом интервью - в общем, весьма благожелательными. Например: "У них (то есть - у коммунистов), есть все шансы стать современной парламентской партией в европейском смысле этого слова". Геннадию Зюганову такое внимание понравилось.

Геннадий Зюганов:

Что касается по Компартии, то с ней разговаривает сегодня весь мир, вся планета. Все прекрасно понимают, что это единственная профессиональная, грамотная, широкая общественно-политическая организация, которая имеет поддержку десятков миллионов. Партия, которая имеет ясную, четкую программу и поддерживает связь более чем с двумястами партиями левой и центристской ориентации на планете.

Михаил Соколов:

Гораздо меньше Зюганову пришелся по душе другой тезис Путина: "Коммунисты - единственная крупная, действительно, большая партия с социальной базой, но с идеологическими "тараканами". Например, требование конфискации и национализации. Не будет никакого партнерства с коммунистами, пока они придерживаются такой позиции", - говорил Владимир Путин.

Геннадий Зюганов в интервью Радио Свобода решил вежливо объясниться с высшей властью.

Геннадий Зюганов:

Там два он нашел "таракана" - это конфискация и национализация. Я бы попросил, чтобы его эксперты и советники повнимательнее прочитали наши документы. В наших документах нигде нет речи о конфискации. Что касается национализации и приватизации, то это - два рычага повышения эффективности работы производств. И их использует любая страна и любое правительство, которые озабочены ростом производства, ростом благосостояния граждан, и конкурентоспособностью своей промышленности.

Вот эти рычаги включают в зависимости от ситуации. И уверен, что любая думающая партия будет использовать такие рычаги.

Михаил Соколов:

Владимир Путин предполагает, что Компартия России постепенно трансформируется, и дает Геннадию Зюганову добрые советы. "Коммунисты либо изменят свои программные установки - и тогда они станут крупной левой партией европейского типа - или они не смогут это сделать, и тогда потеряют свою социальную базу, по мере ее естественного убывания, и постепенно будут сходить с политической сцены. Лидеры все это понимают, как это ни покажется неожиданным, и они готовятся, на мой взгляд, к тому, чтобы видоизмениться, - подчеркивает Владимир Путин. - Не могут этого сделать сегодня, боятся, что их электорат это воспримет как предательство. А ведь тут достаточно важно не упустить момент, когда, в какой степени и сколько им нужно менять в себе".

Геннадий Зюганов:

Эту версию перемен в себе в разговоре со мной опровергал....

Михаил Соколов:

Путин считает, что ваша партия превращается в социал-демократическую, но вы стесняетесь этого. Как вы это восприняли?

Геннадий Зюганов:

Я не видел такого утверждения. Мы - Компартия Российской Федерации. Мы - современная партия, которая из прошлого взяла все лучшее. Мы изучили опыт Китая и Франции, Швеции и Америки, Австрии и Испании. Мы впитали все лучшее, что было и есть в левом движении, в компартии, в социалистических, социал-демократических, народно-патриотических.

Но мы живем в России, действуем в российских условиях, исходим из российских реалий. Мы не можем быть ни шведской партией, ни испанской, потому что отличие жизни и условий Северного Кавказа гораздо большее от Якутии и Дальнего востока, чем Швеции от Испании.

Михаил Соколов:

То есть, социал-демократией вы все-таки себя не считаете?

Геннадий Зюганов:

Мы являемся партией, которая живет и действует в России.

Михаил Соколов:

Здесь, пожалуй, стоит согласиться именно с Геннадием Зюгановым. Компартия ищет свой, "особый" путь. Это путь соединения начальственного социализма с казенным православием на почве национал-патриотизма.

Что дала бы дискуссия Путина и Зюганова? Вряд ли - много. Лидер Компартии ведет свою кампанию не против Владимира Путина. Это его последняя битва с тенью Бориса Ельцина, с ненавистными олигархами и государственниками-либералами - с Березовским и Чубайсом. Дискуссии, по существу, нет. Вялый спор возможен лишь по чеченскому вопросу.

Так, Григорий Явлинский, например, пытался навязать Путину дискуссию по плану чеченского урегулирования, предполагающему переговоры с Масхадовым. Путин от такой дискуссии отмахнулся. Ну, и Геннадий Зюганов пытается идти по этому пути, что и понятно: пока соперники лидеров появляются, на краткий миг, перед публикой со своими разумениями о будущем России, волей Путина за дымами пожаров Чечни уже творится новый мир.

Агитацией "за" и "против" становится список поражений и побед. Поимка чеченского Емельки Пугачева, Салмана Радуева - плюс Путину. Бесконечный штурм одного села ничего не дает. А уничтожение десантной роты или отряда подмосковных омоновцев - явный минус.

На примере Чечни Зюганов пытается привязать Путина к команде Ельцина. Вдруг он узрел в Кремле измену. Якобы кто-то не дает изловить и предать суду чеченских лидеров, которые раз за разом выходят из окружения.

- Сейчас распространено заявление, от вашего имени, по Чечне - по необходимости расследовать связь террористов и неких кремлевских "сидельцев". Почему именно сейчас, почему такое жесткое?

Геннадий Зюганов:

Не это я хочу, не сейчас. Во-первых, прошлый состав Думы тридцать восемь раз рассматривал эти проблемы. Прошлый состав Думы формировал комиссию. Прошлый состав Думы подготовил экспертное заключение и расследовал это преступление. Прошлый состав Думы одно из главных обвинений в начале чеченской войны в убийстве более ста тысяч людей инкриминировал Ельцину.

Сегодня завершаются военные действия. Сегодня спецслужбы обязаны задержать бандитов и террористов. Но мы должны гласно провести расследование всех этих преступлений. Кто начал войну? Кто вооружал, каким образом этот гнойник был создан на теле страны и парализовал целые регионы? Каким образом весь чеченский народ стал заложником бандитов? Кто способствовал этим процессам в Москве? И так далее. В этом заинтересовано все общество, чтобы эта болезнь не повторялась, эта раковая опухоль больше не распространялась.

Поймали Радуева, умалишенного, тяжелобольного человека, который и не участвовал ни в каких боевых операциях. А как поселок какой ни окружат, так все главари и зачинщики бандформирований разбежались. Это совершенно не нормально.

Михаил Соколов:

То есть, вы считаете, что есть люди в Кремле, которые все покрывают?

Геннадий Зюганов:

Я считаю, что есть люди, которые крайне не заинтересованы в том, чтобы было реальное расследование. Они просто все делают для того, чтобы скрылись те, кто создал этот бандитский режим. Они сами способствовали созданию этого режима, сами наживались баснословно на разграблении страны.

Михаил Соколов:

В том числе - и занимающие государственные посты?

Геннадий Зюганов:

Уверен абсолютно. В том числе - и они.

Михаил Соколов:

По мнению Геннадия Зюганова, Владимиру Путину неудобно арестовывать Басаева, Хаттаба или Масхадова. Якобы их публичные показания могут подтвердить неприятные для Путина версии и догадки, - считает лидер КПРФ.

У Зюганова много вопросов в связи с взрывами домов в российских городах. Лидер КПРФ заявляет: "Все больше свидетельств, что взрывной волной "накачивали" рейтинг Путина", и требует создать парламентскую комиссию по расследованию связей федеральной власти и чеченских лидеров.

Он не случайно утверждает, что измена засела в Кремле. Попытки подтвердить идентичность нынешней власти режиму Бориса Ельцина - почти единственное его избирательное оружие, хотя всякому непредвзятому зрителю видна существенная разница. "Наследники" Ельцина не так связаны с прошлым, с перестройкой, с демократическими иллюзиями. Они - агрессивнее и жестче в отстаивании своих корпоративных интересов.

Замысел Зюганова прост. Традиционные для левых патриотов риторические парламентские заявления, вроде - "Глупость" или "Измена", должны привлечь общественное внимание, а ужесточение критики Владимира Путина должно успокоить собственных поклонников, разочарованных слабой кампанией кандидата в президенты Зюганова.

От имени левых радикалов к Зюганову, например, недавно обратилась писатель Светлана Селиванова.

Светлана Селиванова: Геннадий Андреевич, нам всем очень хочется, чтобы вы стали президентом. Но реальность такова, что этого может и не случиться. Что тогда? Имеет ли сегодня народ право на восстание? Я считаю, что, когда к нему так относятся, он имеет право на восстание. И говорить о том, что мы боимся гражданской войны.... Она произойдет, она в других формах случится. То есть, надо заниматься организацией... вот, вот, сейчас тут нет камеры... восстания. Работать на местах. То есть... иначе, действительно, мы рухнем туда, куда, так сказать, нас хотят рухнуть.

Михаил Соколов:

Геннадий Зюганов сделал вид, что не услышал призыва. Скандал замяли, но все учащающиеся подобные речи в рядах коммунистов показывают, что и после президентских выборов благосклонному к КПРФ Владимиру Путину не увидать на месте этой партии современной европейской социал-демократической структуры.

Нынешнее предвыборное информационное пространство искажено - и даже не пропагандой, или полу-цензурой. Война - как ни называй ее: с чеченским народом, или с терроризмом - в силу своей сверхзначимости занимает в десятки раз больше времени на теле- и радиоканалах, чем заочные дискуссии кандидатов об экономическом будущем России, о преодолении бедности или месте страны в мире.

Об этом - беседа с кандидатом в президенты России Эллой Памфиловой.

- Элла Александровна, ваш рейтинг в один процент вас тоже не расстраивает?

Элла Памфилова:

Нет. Титова ведь не расстраивает его рейтинг в один процент. Он даже собирается победить, по-моему, да?

Михаил Соколов:

Ну, во второй тур, по крайней мере, собирается.

Элла Памфилова:

Ну, во второй тур. Да, вот, его не расстраивает. Но ему, конечно, необходим более высокий рейтинг.

Я сказала, что я этим процентом дорожу больше, чем, может быть, другие крупные кандидаты, которые привыкли торговаться голосами избирателей, своими восемнадцатью, двадцатью, двадцатью пятью процентами. Для меня этот процент дорогого стоит.

Потому что сегодня - а, может быть, и завтра - наверное, меня не поддержит большинство. Ну, что такое: странная позиция о развитии личности, о том, что залог успеха России в человеческом развитии, и так далее? Я рассчитываю на людей думающих, слушающих и слышащих. И я благодарна каждому, кто услышал меня, и я сделаю все возможное, чтобы интересы этого процента одного отстаивать на любом уровне так, как я это могу.

Я уверена, что у меня будет больше. Но не важно: будет или не будет. Сколько будет. Чем больше будет, тем больше будет возможностей, но и это дорогого стоит. Я надеюсь, что их будет не так мало. Чем больше их будет, тем больше у меня будет силы отстаивать эту позицию перед Путиным, перед другим, кто бы там ни был. Я хочу, чтобы власть считалась со мной, как с представителем людей, которые мне поверили, и для которых эта позиция важна.

Важен человеческий аспект в политике. Я считаю, что для России это сейчас крайне важно. Мы никогда людей не ценили. Мы топтали, мы растаптывали их достоинство, поэтому мы такие слабые. Сила государства - не в ядерном потенциале. Можно сколь угодно укреплять внешнюю мощь государства, но, если общество рыхлое, слабое, если оно безликое, если человек не уважает ни себя, ни свою страну, то это государство никогда не будет сильным.

Михаил Соколов:

Но чтобы оно стало сильным, государство сейчас стало убивать, и убивать в большом количестве мирных жителей...

Элла Памфилова:

Так...

Михаил Соколов:

...имея целью - наведение порядка на части своей территории, но - абсолютно не считаясь с правами человека, с правами тех, кто жил в Чечне, независимо от их национальности. То есть - цель оправдывает средства?

Элла Памфилова:

Михаил, вы прекрасно знаете, что я всегда выступала, и выступаю против войны. Я считаю, что это - бессилие, бездарность политиков, которую никогда не компенсирует никакая сила военных. Если они доводят до войн... тем более - когда это делают сознательно. Первая война была развязана совершенно сознательно.

Далее, не вскрыв этот нарыв в первую войну, загнали вглубь эту проблему. А сейчас этот нарыв превратился в кровоточащую зияющую рану, потому что здесь, помимо наших внутренних аспектов, криминальных корней, которые тянутся из Москвы, криминально-коммерческой базы этой войны, сейчас еще прибавились геостратегические интересы зарубежных фирм - нефтяных, и так далее, и так далее. Целый клубок проблем, уже вышедший за рамки России.

Михаил Соколов:

Но нужно политическое решение?

Элла Памфилова:

Не достаточно. Нужен весь комплекс решений политических, социальных, экономических. Это многомерные действия, это тонкая национальная политика, государственного устройства. У государства должна быть стратегия, внятная стратегия развития. У государства должна быть осмысленная политика по государственному устройству, по межнациональным отношениям.

Пока ничего этого нет. Победные реляциями о том, что, вот, сегодня мы доведем операцию военную до конца, и завтра конфликт будет закончен, - это не так. Этого не будет. Потому что, вот, как я еще говорила, побывав там в октябре-ноябре, все равно мы не избежим партизанской войны. Она будет.

Не одно десятилетие то, что было развязано на Северном Кавказе, будет отдаваться в каждой российской семье. И покалеченными солдатами, и многим-многим другим. И теми людьми, которые там пострадали. И теми мальчишками, которые выросли, я не знаю, вообще... чеченские, другие, независимо от национальности, которые уже десять лет живут в зоне беспредела. Не учась, не зная, что такое нормальная жизнь.

Беда в том, что допустили это. Допустили в начале 1990-х годов и усугубили сейчас - в середине, в конце.

Михаил Соколов:

Элла Александровна, еще один вопрос, связанный с последними, в порядке поступления от губернаторов, идеями продлить срок президентства до семи лет, и губернаторов назначать. Как вы относитесь к подобным предложениям? Насколько они кажутся вам разумными, поскольку они сейчас активно обсуждаются?

Элла Памфилова:

Ну, я эту мысль высказала раньше. И я считаю, что, действительно, вертикаль власти должна быть усилена исполнительной. Я за то, чтобы, по крайней мере... да, может быть, и назначать губернаторов. Ну, по крайней мере, чтобы президент имел возможность их освобождать от занимаемой должности.

Потому что тот произвол местных удельных князьков, который мы наблюдаем.... Приезжаешь иногда в регион, и, чем дальше, вы знаете, вглубь, в провинцию, люди настолько унижены, настолько подавлены....

Люди бесправны. Они не знают своих элементарных прав. И они могут ругать своего президента, московскую власть, но они боятся своего близлежащего начальника - не дай Бог коснуться. Потому что моментально это отзовется.

Михаил Соколов:

Так, может, лучшая защита от самодурства - все-таки, суд?

Элла Памфилова:

Да, я считаю, что надо укреплять все институты власти, правовые: суд, прокуратуру, правоохранительные органы. Но исполнительная вертикаль власти должна быть, должно быть единое правовое и экономическое пространство для всех субъектов Федерации. Единственное, на чем бы я настаивала очень сильно: что исполнительная власть должна быть в большей степени подотчетной, подконтрольной. Включая президента. Не уменьшать его полномочия, а усиливать возможность законодательного и общественного контроля за деятельностью исполнительной власти, в первую очередь - президента.

Вот, здесь, я считаю, у нас слабое место. У нас, практически, нет контроля. Контроль очень слабый, и именно поэтому мы имели все эти годы невероятный произвол исполнительной власти.

Михаил Соколов:

Ну, а относительно семилетнего срока избрания президента? Владимиру Путину эта идея, кажется, по душе.

Элла Памфилова:

Для себя окончательно не решила: лучше это или хуже, чем четыре года, но то, что Путин честно высказался, - наверное, это неплохо. Наверное, хорошо, что он высказался до выборов. То есть - не скрыл свою позицию. Нравится она, или не нравится - вот, он сказал, что ему это нравится. Во всяком случае, мне понравилось, что он ее высказал. Другое дело, мы можем ее разделять, или не разделять. Не знаю. Здесь есть свои плюсы, есть и свои минусы.

Михаил Соколов:

А какие, с вашей точки зрения?

Элла Памфилова:

Плюсы? То, что больше возможности... понимаете, мы сейчас на смене эпох. Мы, действительно, государство, бродящее десять лет в потемках. Надо сформировать осмысленную стратегию развития, о чем я говорила. Это меры масштабные во всех сферах жизни надо проводить. И тут необходим определенный разбег, необходимо создать профессиональную команду и не оглядываться на то, что через два года надо уже готовиться к выборам. В этом есть свои плюсы.

Минусы при нашей системе - в том, что может быть усилен произвол исполнительной власти. Смотря, по какому пути мы пойдем. Если будет больше элементов жесткого произвола со стороны исполнительной власти - тогда это большой минус. Как, в каком исполнении это будет?.. Может быть. Для нас это очень существенно, потому что у нас, к сожалению, это наша беда - очень слабый общественный контроль. У нас очень слабые общественные гражданские институты, которые могли бы власть держать в шорах.

Михаил Соколов:

Как вы видите себя в конце 2000 года? Кем? Сотрудником администрации Путина, независимым политиком, кандидатом в губернаторы? Кем?

Элла Памфилова:

Я никогда себя не рассматривала с точки зрения должности. Для меня должность и политика - это только средство. Я буду тем же, кем я была, есть сейчас. Я буду человеком, который последовательно, на протяжении всех этих лет осуществляет программы по сохранению человека.

Понимаете, я буду делать то, что я делаю: помогать людям - тем, кому я могу - поверить в себя, подняться на ноги. Мне это удавалось, удается и, я думаю, что будет удаваться. Чем больше у меня будет возможность политического, административного и иного влияния, тем, я думаю, больше будет пользы. Мне бы хотелось, чтобы то, что я делаю сейчас на основе общественной инициативы, стало государственной политикой.

Вот, я скажу самое главное. Мы все эти годы занимались программами реабилитационными и иными. Поднимали людей на ноги, даже если они без ног порой. Мы пытались инвалидов сделать людьми состоявшимися. Которые уважают себя, потому что они могут трудиться, работать. А наше государство все эти годы молодых здоровых мужиков превращало в социальных инвалидов, лишая работы и перспективы.

Так вот, я хочу, чтобы политика государства стала такой, как то, что мы делаем по общественной инициативе. Чтобы она поднимала людей. Чтобы люди уважали себя. Чтобы они могли сами заработать себе и не просить подачек у государства.

Вот что я думаю, я себя вижу в таком качестве. А какая должность будет, или какое звание, или какой статус - посмотрим.

Михаил Соколов:

Спасибо вам, Элла Александровна, за женский взгляд на российскую политику.

Пока идет борьба за высший пост в России, в провинции - свои, неведомые столицам, предвыборные страсти. Из поездки в Киров, где пройдут 26 марта выборы губернатора Вятского края, вернулся специальный корреспондент Радио Свобода Андрей Трухан.

Андрей Трухан:

В прошлом году город Вятка, ранее - Хлынов, а ныне - Киров, отметил свое 625-летие. В 1993 году в ходе референдума подавляющее большинство жителей высказались за сохранение городом имени славного сына большевистской партии Сергея Мироновича Кирова, известного моему поколению по названию книги "Мальчик из Уржума", городка в Кировской области.

Но, оставшись кировчанами, жители, от мала до велика, от гостиничной девушки по вызову и до губернатора области, все же чаще и, пожалуй, незаметно для себя, говорят: "Мы - вятские", "Моя мать - вятская женщина", "Союз вятского народа", "вятская модель экономики".

Зимой самолеты в Вятку не летают. "Кто же зимой полетит в Киров?" - удивились в билетной кассе моему настойчивому желанию узнать, а нет ли, все же, какого-нибудь неучтенного в официальном расписании рейса на вятскую землю. Пришлось сесть в чистенький, уютный, жарко натопленный, наполовину пустой фирменный поезд "Вятка". Никаких неприятностей на пути ни туда, ни обратно, к счастью, не произошло.

Легкое волнение не удалось унять лишь на одной из последних остановок перед прибытием в Киров - станции с лирическим названием Шахунья. Именно здесь случилось пока что самое таинственное происшествие нынешней губернаторской кампании.

Рассказывает один из претендентов на пост губернатора Валентин Перваков.

Валентин Перваков:

Ну, это было 21 января. Значит, я возвращался из Москвы. Только мы отъехали от Шахуньи и, обратите внимание, въехали в Кировскую область, в 5:45 прямо под моим местом - у меня была нижняя полка купейного вагона, а сейчас уже, как бы, в СВ стараюсь не ездить, потому, там, все-таки проще.... Там - два человека, можно провокацию устроить. Когда больше народу, мне как-то спокойнее становится. И прямо под моим местом раздался взрыв.

Я потом вышел посмотреть. Из-под вагона вынесло прямо взрывом вот, эти каркасы, таких, будем считать, устройств, на которых закрепляются аккумуляторы. Два куска, почти два-три метра железа, прямо вынесло оттуда. Их просто срезало.

Ну, я, значит, приехал в Киров. Написал заявление в транспортную милицию. Ну, и через энное время прокурор транспортный сказал: "Это, вы знаете, аккумулятор взорвался".

Мне человек, который имеет с вооружением достаточно много лет общения... а я знаю, что аккумулятор, да? Если отверстие там, может, заткнулось, пусть какие-то газы накопились, но истечение газов - пфу... вот - хлопок, и больше ничего. Когда железо срезает под корень, и все потом выносит, да?.. И я знаю, как действует пороховой удар. Был именно такой - твердый, жесткий удар был. Вот и вся история.

Андрей Трухан:

Это происшествие, воспринятое многими, как предупреждение, не остановило шестидесятидвухлетнего Первакова. У него четыре соперника: действующий губернатор, тоже шестидесятидвухлетний Владимир Сергеенков, основатель первого в России Чекового инвестиционного фонда "Вятинвестфонд", ныне докторант высшей школы приватизации и предпринимательства в Москве тридцатисемилетний Андрей Алпатов, генеральный директор благотворительного фонда "Отечество", сорокавосьмилетний Сергей Шаренков и директор завода "Кирскабель", пятидесятиоднолетний Иван Козунин.

Бесспорный фаворит, по мнению и аналитиков, и избирателей, и самой команды, губернатор Сергеенков.

Говорит начальник предвыборного штаба губернатора Борис Носков.

Борис Носков:

Самый серьезный соперник у нашего кандидата, у Владимира Ниловича, как мы шутя меж собой говорим, это сам Владимир Нилович. Это единственный самый серьезный соперник.

Мы ведь были серьезно готовы к борьбе с серьезным кандидатом. В общем-то, готовились на серьезного соперника из Москвы, теоретически - который мог приехать к нам в любое время. Были различные сплетни, что приедет суперзвезда из Москвы. Ну, Жириновский, например, публично в прессе объявлял, что он приедет баллотироваться на должность губернатора Кировской области. Ну, и еще ряд других был таких намеков.

Мы готовы были бороться с Жириновским без особых проблем. Да, есть, конечно, в России до десятка фигур раскрученных, которые могли бы серьезную конкуренцию составить. Ну, помните, Лебедь, и прочие. Вот. Такой вариант. Ну, что ж. Там поборолись бы по полной программе, по-серьезному.

Андрей Трухан:

Определенные основания для оптимизма у сторонников губернатора есть. Во-первых, в последние годы экономика Вятского края переживает неплохие времена. Три ее кита - лесная и легкая промышленность, и, особенно, ВПК - явно на подъеме. Вот как оценил свои заслуги в этом в беседе со мной сам губернатор.

Владимир Сергеенков:

Если, вот, так говорить, языком лаконичным и решительным - ведь вывели область из кризиса. И удалось это сделать нашей администрации.

Андрей Трухан:

А в сорокаминутном отчете перед депутатами областной Думы он привел и впечатляющие цифры.

Владимир Сергеенков:

В 1999 году, впервые за последние пять лет был достигнут рост валового регионального продукта. Это лучшие цифры сегодня в России. Благодаря этим цифрам мы вошли в первую десятку всех регионов из 89.

В нашей области цены на говядину, сметану, яйцо, вермишель и некоторые другие продукты питания остаются одними из самых низких в сравнении с другими регионами России.

Наиболее высокие темпы роста объемов производства в минувшем году достигнуты в машиностроении - 159 процентов к уровню 1998 года. Это связано, прежде всего, с тем, что заработали оборонные предприятия. Причем, рост на "оборонке" за 1999 год составил 225 процентов.

Андрей Трухан:

Естественно, у конкурентов иное, иногда даже прямо противоположное, мнение на сей счет. Говорит Валентин Перваков.

Валентин Перваков:

Можно избираться и быть избранным, но не меньше мужества требуется и для того, чтобы, может быть, зная, что не изберешься, иметь право и возможность сказать то, что думаешь сегодня о жизни в области.

На мой взгляд - наша область в это время находится на пороге самых-самых критических моментов. Долг по зарплате бюджетникам 200 миллионов. Долг по детским пособиям - примерно, в два раза больше. Взятые кредиты в банках на зарплату и все, так сказать, показатели, составляют где-то 250 миллионов.

И все это вместе, в принципе, означает, что область - банкрот.

Андрей Трухан:

В беседе со мной губернатор, в прошлом активный и популярный лектор, вписал "вятскую модель" в широкий международный исторический контекст.

Владимир Сергеенков:

Я считаю, нужно усиление государственного вмешательства в экономику. Вот такую модель мы, в принципе-то, и создали на нашей земле вятской. Вятскую модель мы запустили, и она дала результаты, я считаю.

Это было в 1929-33 году в Соединенных Штатах Америки. Это было у Людвига Эрхарда в 1945 году, когда они начинали выстраивать программу. Это у господина Сикимото было в Японии, и у Василия Васильевича Леонтьева, когда они создавали программу выхода Японии из кризиса. Везде участвовало активно государство.

Андрей Трухан:

Впрочем, "вятская модель" не забывает и о самых конкретных человеческих потребностях. Непьющий и некурящий губернатор оказался активным пропагандистом местной водки.

Владимир Сергеенков:

"Хлебная вятская" водка, другая алкогольная продукция, является самым ликвидным товаром области на российском рынке. Мы сегодня значительную долю расчетов за электроэнергию с Пермской ГРЭС ведем нашей водкой. И, вот, там есть городок Добрянка, столица Пермской ГРЭС, там пьют сегодня только "Слободскую вятскую" водку. И говорят: "К чертовой, там, матери вся пермская, свердловская и прочая водка". На 12 миллионов рублей мы взаимозачетами отправили этой водки.

То есть, мы проводим и своеобразную интервенцию этого продукта, столь необходимого для формирования нашего бюджета. Не все знают, что в минувшем году вывоз ее в другие регионы увеличился, по сравнению с 1998 годом, в четыре раза. Дорогие друзья! В четыре раза увеличилась интервенция водки!

Андрей Трухан:

Правда, вопрос, можно ли все эти и явные, и спорные успехи занести в актив именно губернатора, остается открытым. Говорит редактор едва ли не единственной, независимой от губернаторской власти, газеты "Вятский наблюдатель" Сергей Бачинин.

Сергей Бачинин:

Статистические данные за прошлый год, действительно, внушают большое уважение к темпам развития нашей экономики.

Что касается Сергеенкова, я бы назвал его стремление стать губернатором "порождением похоти власти". Человек любит власть, как женщину, и не может от нее оторваться.

Чем хорош Владимир Нилович? Он, по-моему, является неосознанным либеральным демократом, либеральным экономистом, поскольку он не умеет руководить экономикой, и все его действия просто никакого эффекта в экономике не вызывают. Экономика развивается по своим законам.

Андрей Трухан:

По общему мнению, губернатору удалось удержать от участия в борьбе более серьезных конкурентов. Рассказывает кировский журналист Юлия Карамазова.

Юлия Карамазова:

Многие надеялись, что действующий мэр города Василий Киселев пойдет на губернаторские выборы. Как раз он-то, пожалуй, и мог бы составить реальную конкуренцию Сергеенкову. Кировчане любят своего мэра. Сам Киселев до самого последнего момента не был уверен ни в том, что будет, ни в том, что не будет участвовать в этих выборах, и уклонялся от ответа на прямые вопросы.

Причины, заставившие Киселева остаться в тени губернатора, некоторые аналитики видят в следующем. Не исключено, считает журналист газеты "Наш вариант" Виктор Андреев, что на Василия Киселева оказывалось мощное давление. Кому-то очень не хочется, чтобы Киселев оппонировал Сергеенкову, поскольку участие Киселева в выборах показало бы истинную цену нынешнего губернатора.

А еще, вероятно, Киселева сдержало недавнее решение областной Думы, которая постановила, что второго тура губернаторских выборов просто не будет. Кто наберет сходу наибольшее количество голосов, тот и победит. И потом - лучше быть мэром при Сергеенкове, чем у того же Сергеенкова в опале.

Андрей Трухан:

Губернаторскую кампанию в Кировской области, в принципе, можно рассматривать и как борьбу губернатора со своими бывшими и нынешними подчиненными. Дело в том, что три кандидата (Алпатов, Перваков, и Шаренков) ранее работали в областной администрации, а потом, по версии губернатора, были уволены за профнепригодность, или ушли сами из-за несходства взглядов с губернатором - по версии их самих.

Отсюда, по мнению простого люда, их главный коллективный мотив - месть губернатору, отстаивание своей поруганной чести.

Пятый же кандидат, Козунин, был назначен директором крупного предприятия завод "Кирскабель", благодаря губернатору. Его роль, по словам большинства из тех кировчан, с кем мне довелось побеседовать, в создании формальной альтернативы губернатору. Дабы выборы состоялись даже в случае снятия другими претендентами своих кандидатур.

На мой прямой вопрос "Являетесь ли вы подставной кандидатурой?" Козунин тоже ответил прямо.

Иван Козунин:

То, что они так говорят, может быть, это и хорошо. Это - как бы бесплатная дополнительная реклама обо мне. В конечном итоге, все будут решать избиратели. А то, что говорят, что я помогаю Сергеенкову, так это, может быть, потому, что ни для кого не секрет, я ни от кого не скрывал - что я директором предприятия стал благодаря Владимиру Ниловичу. Это он меня туда назначил.

Я ничего не вижу плохого и постыдного в том, что генеральный директор и губернатор области работают вместе. Кое в каких вещах можно с него брать пример.

Андрей Трухан:

За счет чего же собираются победить губернатора, имеющего на руках такие весомые козыри, другие претенденты?

Как выяснилось из моих личных бесед с кандидатами, главное упование - на непредсказуемость электората. Впрочем, у каждого кандидата свои достоинства. Андрей Алпатов уповает на академические знания, опыт успешного бизнесмена, а также московские связи и имя новгородского губернатора Михаила Прусака. Активную предвыборную агитацию он начал презентацией своей программы оздоровления экономики Вятского края "Сто предприятий".

Андрей Алпатов:

Мне посчастливилось работать два месяца в авторском коллективе под руководством губернатора Новгородской области Михаила Михайловича Прусака. Вот, у него есть такая книжка - "Реформы в провинции", несколько очень хороших работ....

И мы, под его руководством, еще при премьере Примакове, разработали такой проект. Он называется "Россия на рубеже. Стратегия власти". Так скажем - особый вариант реструктуризации, мы его даже назвали "Вятский вариант реструктуризации", потому что он в общей практике даже и не появлялся.

Все сто предприятий, которые мы отобрали в этот список, сегодня у нас дают около 15 процентов валового регионального продукта Кировской области. Таким образом, с определенной погрешностью, мы можем сделать вывод, что если провести эту программу оздоровления экономики "Сто предприятий", то есть, провести реформирование ста предприятий, которые попали в список, по нашему мнению, только за счет таких организационно-экономических предприятий, мы можем достигнуть роста валового регионального продукта минимум 5-7 процентов. Это очень существенно.

Андрей Трухан:

Сергей Шаренков, производственник-автомобилист, с двадцатисемилетним стажем, в своем политическом развитии пошел значительно дальше Владимира Путина, которого давно и постоянно упрекают в отсутствии программы.

Сергей Шаренков:

У меня, естественно, есть. У меня не только программа, а уже система. Есть система сбора налогов с теневой экономики. Она абсолютно отлична от других. Это блокирование Кировской области, всех транспортных магистралей блокпостами с круглосуточным дежурством, с силовиками. Я считаю, что это система работоспособна на 500 процентов, и в течение года бюджет Кировской области, за счет этой системы, можно пополнить однозначно.

То есть - на этих блокпостах должны находиться силовики, должны быть ксероксы, факсы, компьютеры, связь, транспорт, оружие. При подъезде, допустим, из Москвы любой автомобиль на автодороге останавливается. В этот компьютер заносятся данные водителя, права, документы на машину, товарно-транспортные документы, паспортные данные водителя и фотография. И, чего раньше никогда не было - паспортные данные, прописка и фотография владельца этого груза. То есть - ты из этой системы уже никогда не выскочишь. Даже взломав компьютерную сеть.

И обратно - вывозимый лес, цветной металл, и многое другое также будут фиксироваться через эту компьютерную сеть. Такой системы, по сути дела, в России нет. За границей примерное что-то есть, но не такое.

Ну, я не говорю, что - уникальная, но очень работоспособная система. Единственная, которая должна сегодня в России существовать, с которой должны наполняться бюджеты регионов, областей. Такую же систему можно поставить на границах всей России.

Дальше блокируется железная дорога. Затем речной транспорт блокируется на время навигации, "Аэрофлот". Самые жирные, денежные куски - строительство и вплоть до похоронного бизнеса.

Андрей Трухан:

Шаренков является лидером местной организации Русской социалистической партии Владимира Брынцалова, но поддержкой своего столичного шефа недоволен, и больше уповает на помощь кировской ЛДПР.

Ивану Козунину участие в губернаторских выборах необходимо по следующим соображениям.

Иван Козунин:

Пусть я даже не выиграю выборы, но то количество голосов, которое будет отдано за меня, сколько бы ни было, - это мое богатство, это моя сила на будущее. Это как бы допинг, который поможет мне ногой открывать двери любых инстанций на всех уровнях. Я уже буду знать, что пришел не я, Иван Козунин, а пришел человек, за которого определенное количество людей отдали свой голос. Понимаете? Вот, это для меня важно.

Андрей Трухан:

Как-то на глаза мне попалась фраза: "Избирателей не интересует ни программа, ни прошлое Владимира Путина. Им достаточно того, что он молод, здоров, и победил чеченцев". Сначала я обиделся за избирателей, вообще - за весь российский народ. Но встречи с кандидатами в губернаторы Кировской области, которые все без исключения заявляют о себе как о верных сторонниках Владимира Путина, почти убедили меня в правоте автора этой не очень галантной фразы.

Вот чем любезен Путин Ивану Козунину.

Иван Козунин:

Господин Путин - на сегодня реальная кандидатура, которая может навести в стране порядок. Давно пора навести. Я вижу, что, извините меня, этого человека тянет не к стакану, а в спортзал, что этот человек может спокойно взбежать на пятый этаж. И потом, он занимается самбо, и я тоже занимался самбо, понимаете? И у меня тоже есть лыжи, борьба, на уровне первого спортивного разряда.

Андрей Трухан:

Есть, правда, у соперников и отличия - и друг от друга, и от Путина. Сергей Шаренков полагает, что губернаторов следует назначать.

Сергей Шаренков:

А что касается выборов - я с Путиным, в общем-то, согласен, что мы тратим впустую колоссальные деньги на предвыборную кампанию. Треплем нервы всему населению. И, наверное, все-таки, в России надо губернаторов назначать.

Не "своих", не "ручных", а - "зубастых", как я вначале говорил, энергичных, грамотных, не вороватых, и так далее. Надо назначать. У нас - Россия, не Франция и не Америка.

Андрей Трухан:

У губернатора Сергеенкова подход более демократичный.

Владимир Сергеенков:

Я считаю, раз мы выстраиваем демократическое правовое государство, то обязательно.... Я считаю, что надо избирать. Если мы унитарное государство номенклатурного толка с элементами тоталитаризма должны создавать, то назначать нужно.

Андрей Трухан:

В Кирове и области - довольно сильное правозащитное движение. Об отношении правозащитников и простых избирателей к выборам рассказывает один из лидеров правозащитников Кирова Элеонора Головина.

Элеонора Головина:

Правозащитники никого никогда не поддерживают принципиально. Это не политическая организация. Я всегда говорю: мы над политикой. Каждый из нас голосует как личность, как гражданин. Это дело каждого. А поддерживать мы никого не имеем права, и этого никогда не делаем.

Значительная часть малообеспеченных граждан Кировской области равнодушна к кипению страстей, сопутствующих борьбе за власть. Пенсионеры, студенты, низкооплачиваемые бюджетники, безработные интересуются избирательными кампаниями, в основном, как возможностью хоть немного заработать.

Андрей Трухан:

Уже первые публичные теле- и радиодебаты показали: что, несмотря на разницу ресурсов, сдаваться никто не собирается. По их итогам, председатель облизбиркома Евгений Скорняков вынес некоторым участникам порицание, а в беседе со мной указал на возможные санкции к нарушителям.

Евгений Скорняков:

В сегодняшней передаче были некорректные высказывания в адрес отдельных кандидатов. Были высказывания, не совсем проверенные факты и данные. Ну, в частности, такие некорректные высказывания в адрес действующего губернатора были со стороны доверенного лица кандидата Первакова, со стороны кандидата Шаренкова.

У избиркома есть большие права. За грубые нарушения, неоднократные нарушения правил проведения предвыборной агитации, и так далее, избирательная комиссия вправе вынести этот вопрос на рассмотрение комиссии, вплоть до снятия с регистрации отдельных кандидатов.

У нее есть право обратиться в суд на подобные неправильные действия. Обратиться в правоохранительные органы.

Андрей Трухан:

Что ж, похоже, остроту предвыборной борьбы не может укротить даже знаменитый северный менталитет славящихся своим спокойствием и рассудительностью жителей Вятской губернии.

Андрей Трухан. Хлынов - Вятка - Киров - Москва.

Михаил Соколов:

Это был репортаж специального корреспондента Радио Свобода Андрея Трухана из Вятского края.

В Санкт-Петербурге - уже четырнадцать кандидатов в губернаторы, но главным соперником Владимира Яковлева на майских выборах, похоже, становится вице-премьер Валентина Матвиенко. Хотя в рядах анти-яковлевской оппозиции согласия нет.

Репортаж из Петербурга Виктора Резункова.

Виктор Резунков:

Судя по результатам социологических опросов, проведенных Независимым аналитическим центром, пока лидирует Владимир Яковлев. Его поддерживает более сорока семи процентов петербуржцев. Рейтинг Валентины Матвиенко, по данным фонда "Общественное мнение", за несколько дней после того, как она объявила о своем решении принять участие в выборах, резко возрос. Сейчас за нее готово проголосовать около пятнадцати процентов.

За Юрия Болдырева - около шести, и около трех процентов петербуржцев готовы отдать свои голоса за лидера регионального отделения "Яблока" Игоря Артемьева.

Вице-премьер Валентина Матвиенко, несмотря на многочисленные консультации с "Яблоком" и Союзом правых сил, как в Москве, так и в Санкт-Петербурге, так и не сумела договориться с ними о полной ее поддержке на выборах. Игорю Артемьеву Валентина Матвиенко косвенно даже предложила пост вице-губернатора в новом правительстве.

Валентина Матвиенко:

Я очень положительно отношусь к Артемьеву. Считаю, что он профессиональный человек, он очень хорошо разбирается в вопросах бюджета, и он очень был полезен, когда работал вице-губернатором. Таких людей, как Артемьев, я была бы не против - видеть в своей команде администрации города.

Виктор Резунков:

Однако, петербургское отделение "Яблока" на конференции 13 марта все-таки решило выставить кандидатуру Игоря Артемьева. Вот как объяснила это депутат Законодательного собрания из фракции "Яблоко" Наталья Евдокимова.

Наталья Евдокимова:

Пока к решению поддерживать кандидатуру Матвиенко "Яблоко" не пришло, выставило своего кандидата. Но у меня есть ощущение, что, так как выдвижение только началось, то могут появиться еще интересные фигуры на этом небосклоне. Я думаю, что это будут кандидатуры из московских петербуржцев. Первый эшелон - госпожа Матвиенко, а за ней последуют следующие, после 26 числа.

Виктор Резунков:

Косвенно предположение Натальи Евдокимовой подтверждает поведение Владимира Путина, который, во время своего последнего визита в Санкт-Петербург на встречу с Тони Блэром, демонстративно дистанцировался и от Владимира Яковлева, и от Валентины Матвиенко.

Сама же вице-премьер возможность появления из Москвы новой фигуры исключает.

Валентина Матвиенко:

Никаких московских кандидатов больше не будет.

Виктор Резунков:

Эта ставшая уже традиционной неопределенность, возникшая вокруг Валентины Матвиенко, усугубляется и позицией Союза правых сил. Петербургское отделение СПС в эти дни в усиленном режиме обсуждает свою кандидатуру, и тоже, похоже, из петербургских москвичей.

Но как бы там ни было, и "Яблоко", и СПС, и Валентина Матвиенко, преследуют одну цель: не допустить переизбрания Владимира Яковлева.

Одиноким в этом политическим спектакле выглядит Юрий Болдырев. Ему катастрофически не повезло. В день, когда он объявил о своем участии в выборах, был убит главный его спонсор бизнесмен Дмитрий Варварин.

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Санкт-Петербурга Виктора Резункова.

Вы слушали еженедельную программу московской редакции Радио Свобода "Выборы-2000".

В следующей нашей передаче, 23 марта - анализ ситуации перед президентскими выборами в России.

XS
SM
MD
LG