Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000


Выборы в Санкт-Петербурге

Михаил Соколов:

В Санкт-Петербурге осталось девять кандидатов в губернаторы. Массовика-затейника Вячеслава Марычева, бизнесмена Сергея Иванова - за массу недостоверных подписей отстранил от участия в выборах Горизбирком.

В тот же день в багажнике "линкольна" господина Иванова, главы юридического отдела Балтийской финансово-промышленной группы, была обнаружена радиоуправляемая мина. Группа контролирует примерно треть сбыта бензина в Санкт-Петербурге и получает настойчивые предложения о сотрудничестве от конкурирующих структур.

Снял свою кандидатуру депутат Государственной Думы России Петр Шелищ; он расчищает дорогу главе питерского "Яблока" Игорю Артемьеву. Союз правых сил и "Яблоко" должны, по результатам опросов, до 6 мая решить, кто станет единым кандидатом демократических сил уже в первом туре - Артемьев или депутат Думы Юлий Рыбаков.

Лидер опросов, губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев, формально не ведет избирательной кампании. Методика агитации делом давно обкатана. Есть что открыть, где выступить. В Петербурге 29 апреля, на открытии чемпионата мира по хоккею, появятся исполняющий обязанности президента Владимир Путин и японский премьер Йосиро Мори, рядом с губернатором. Лояльных же Смольному местных телеканалов и газет для их идейной борьбы с оппонентами достаточно.

О выборах и всем, что с ними связано, беседа с Владимиром Яковлевым и Игорем Артемьевым в программе "Выборы-2000".

В Смольном, резиденции петербургского губернатора, обнаружился бодрый настрой на победу в первом туре. Мы вместе с корреспондентом Радио Свобода в Петербурге Виктором Резунковым взяли интервью у главы петербургской администрации Владимира Яковлева.

- Владимир Анатольевич, насколько для вас была важна та поддержка, которую вам оказал избранный президент Владимир Путин? Все-таки он сдержал свое слово, сказав в Санкт-Петербургском университете: "Поддерживаю Яковлева Владимира Анатольевича", - и, в общем, его выполняет.

Владимир Яковлев: Я думаю, что президент должен быть верен своему слову, от этого будет зависеть его дальнейший авторитет. Поэтому, на мой взгляд, он проявил то, что должен проявлять вообще человек, водрузивший на себя вот такую тяжесть власти.

Для меня это, естественно, понятные взаимоотношения, и для меня это, естественно, является определенной поддержкой.

Михаил Соколов:

Владимир Путин фактически расчистил, в некотором смысле, поле для вашей потенциальной победы. Степашин не играет, Матвиенко не баллотируется. Она попробовала, посмотрела здесь, увидела, что ей, видимо, в городе делать нечего. Вот это, вы считаете, тоже помощь?

Владимир Яковлев:

Ну, трудно сказать, помощь это, или не помощь. Я думаю, что это - объективная ситуация, которая складывается в нашем городе.

Михаил Соколов:

Наверное, вы с Владимиром Путиным не только беседовали о чемпионате мира по хоккею, когда он сюда прилетел, или только хоккей?

Владимир Яковлев:

Ну, естественно, говорили и о вопросах предстоящих выборов губернаторских, говорили о том, что делается в городе, и насколько реально кто из претендентов, в общем-то, может претендовать. Ведь Владимир Владимирович знает ситуацию не хуже, чем я. Ту информацию о рейтинговых делах, которая, в общем-то, измеряется в нашем городе, до него, наверное, в первую очередь доводят. Поэтому я считаю, что здесь просто объективная оценка того, что было.

Виктор Резунков:

В последнее время, Владимир Анатольевич, в питерских средствах массовой информации постоянно идет разговор о том, что в Санкт-Петербурге начинает активно действовать Борис Березовский.... Причем - захват порта морского, и так далее, и тому подобное.

Вот немножко прокомментируйте эту ситуацию.

Владимир Яковлев:

Это - надуманная ситуация. У нас же ведь все равно, нет одного, так придумают другое. Ну, приехал Березовский, ну, поговорили с Березовским о делах, по России, о политике российской. Никто не говорил о том, что пишется во всей прессе. Мы ни разу не говорили про порт. Мы не говорили про какие-то вопросы, связанные с естественными монополиями. Мы не говорили про производство.

Та интерпретация идет с разных сторон. Для чего это делается? Делается в целях... кто корыстных - рассорить кого-то с кем-то.

Нет никаких договоренностей ни по одному вот из вопросов, которые поднимаются в прессе.

Михаил Соколов:

А Березовский вам кажется человеком стратегически мыслящим, который способен дать какое-то направление развития, дать интересные мысли, идеи, и так далее?

Владимир Яковлев:

Скажу, что Березовский в истории российского государства может играть и положительную, и отрицательную роль. В том, что это человек умный и грамотный и может выстроить четкую позицию в каком-то направлении, сомнений ни у кого уже не должно просто быть. Поговорить с этим человеком вообще интересно, а поступать уже каждый регион каждый губернатор, и в том числе я, значит, должны по-своему.

Значит, меня избирают жители города, и я должен работать в интересах жителей города.

Михаил Соколов:

Владимир Анатольевич, вот мы с вами общались примерно пять месяцев назад, тогда эта тема не звучала так определенно и, в общем, уже как реалистичная, хотя мы ею и заканчивали разговор тогда - о придании Санкт-Петербургу столичных функций.

Сейчас, с избранием Владимира Путина, многие считают, что вполне реально передать Петербургу ряд функций, которые сосредоточены в Москве.

С вашей точки зрения, это - единственный быстрый способ получить дополнительные инвестиции для развития Петербурга?

Владимир Яковлев:

В том числе. Но не единственный путь, и мы это доказываем своими делами. Создание налогового климата, создание нормальных взаимоотношений внутри, построение прозрачной политики, в плане инвестиций. Это первая часть, первая очередь, которую должны создавать в регионах, в том числе - в Питере. Мы и создаем.

Рост инвестиций сам за себя говорит. Если в 1995 году - 90 миллионов долларов, в прошлом году - 706 миллионов долларов, это уже о чем-то говорит. И дальше намечается рост инвестиций.

В то же время, придание определенных функций городу.... Мы на столичные функции не хотим претендовать. И мы не хотим... как некоторые пытаются искажать мои слова о том, что мы хотим превратиться вновь в столицу России. Никоим образом. Но часть функций могли бы сюда, действительно, перейти.

Допустим, я начал этот разговор несколько лет назад. Обратите внимание - мне удалось увидеть вначале Егора Семеновича Строева; он подтвердил это. Мы провели выездное заседание Совета Федерации. Условия для совета Федерации я думаю, здесь были бы не хуже, чем в Москве.

Государственная Дума, в принципе, могла бы здесь работать более спокойно, чем в Москве, и заниматься законотворческой деятельностью.

О переводе каких-то министерств.... Ну, наверное, трудно министерство оторвать от общего тела правительственного, поэтому, наверное, сложно.

Но вот, допустим, регистр морской - это функция, федеральная, но она уже находится в городе, и никогда не переходила в столицу. Геральдическая служба носит федеральный характер, она находится в Санкт-Петербурге. То есть, у нас часть столичных функций уже как бы присутствует. Поэтому если бы Совет Федерации и Государственная Дума могли бы сюда переехать, я уверен, что многие вопросы, связанные с развитием региона между Москвой и Санкт-Петербургом, развивались бы гораздо активнее. Подчеркиваю - между Москвой и Санкт-Петербургом. Это и Калининская, и Псковская, и Новгородская, Ленинградская область и Санкт-Петербург.

Михаил Соколов:

Владимир Анатольевич, а вы не думали о компромиссе, так сказать? Предположим, Дума проводила бы летнюю сессию в Петербурге, или - Совет Федерации, вот как-то начать с этого хотя бы?

Владимир Яковлев:

Дорогостоящая штука, и я думаю, что на это вряд ли кто пойдет.

Михаил Соколов:

То есть, постоянный должен быть переезд?

Владимир Яковлев:

Потому что выездные дела требуют колоссальных затрат. Мы провели здесь выездное заседание Совета Федерации, при минимальных условиях. Но можно представить, что если, допустим, Государственная Дума, с огромным аппаратом, - надо переезжать с места на место, принимать решения, гостиницы, транспорт, и прочее.... Я думаю, что это не целесообразно.

И самое главное: ну, наверное, не надо думать о сегодняшней Государственной Думе и о сегодняшнем Совете Федерации. Необходимо продумать на перспективу. Пусть следующий состав, допустим, через четыре года, когда там переизберутся основные люди. За это время ведь надо подготовиться, надо построить дом для заседаний, место есть, напротив Таврического дворца, и мы в принципе, могли бы сделать.

Ну, теперь - о функциях федеральных. Вот, допустим, я упустил еще один вопрос. Ассамблея стран СНГ. Это международный уровень, федеральная функция присутствует здесь. И, в общем-то, никто и не отрицает, что Санкт-Петербург действительно является, в этом плане, столицей.

Белоруссия-Россия. Почему нет? Почему не здесь, допустим, главная штаб-квартира могла бы быть?

Михаил Соколов:

Владимир Анатольевич, вот сейчас в Санкт-Петербурге будет чемпионат мира по хоккею, и даже на финальный матч президент собирается приехать, так все совпадает, что это и с выборами будет. Почему это для вас так вот важно, это событие? Говорят, что вы хотите даже Олимпиаду после этого пригласить попытаться, добиться?

Владимир Яковлев:

Для меня важно проведение чемпионата мира, но, прежде всего, это важно для авторитета России. Чемпионат мира - за него ведет борьбу каждая страна. Город - хорошо, но ведет страна борьбу за то, чтобы получить чемпионат мира, и мы этим должны гордиться, что мы получили. Но мы получили в условиях, когда пять правительств, практически, заменилось, и никто никакой поддержки, кроме моральной, не оказал.

Хотя в этот период многие страны дают беспроцентные ссуды, решают еще вопросы по кредитам...

Михаил Соколов:

То есть, вы льгот не получили?

Владимир Яковлев:

Никаких льгот мы не получили. Нам приходилось заниматься всем, в общем-то, самим. И только в последнее время, начиная с сентября, с приходом Владимира Владимировича Путина, мы получили льготы по таможне, на период проведения мероприятий по ввозному оборудованию, которое придется ввозить. Мы получили все-таки отсрочки, это очень важно. И мы получили кредит, который составляет пятнадцать процентов от общего объема затрат наших. Все остальное мы взяли на себя здесь, у нас в городе.

В то же время, Владимир Владимирович приедет пока на открытие чемпионата мира. Он будет открывать двадцать девятого, и двадцать девятого апреля здесь пройдет встреча на высшем уровне с премьер-министром Японии.

То есть, можно сказать, что еще одна функция города появляется, когда встречи на высоком уровне проходят в Санкт-Петербурге. С Тони Блэром прошла встреча совсем недавно, вторая встреча - с премьер-министром Японии. Это тоже надо приветствовать, и я думаю, что это тоже создает определенный имидж, авторитет нашему городу.

Михаил Соколов:

Владимир Анатольевич, ваши оппоненты говорят, что на те деньги, которые пошли на ледовый дворец, можно было выкупить часть долга Санкт-Петербурга по достаточно низкой цене, как это сделал Юрий Лужков в Москве, а сейчас все равно долги придется выкупать, но уже совершенно на других условиях, в более тяжелой ситуации? То есть, как бы...

Владимир Яковлев:

Я думаю, что оппонентам говорить нечего больше, поэтому они уже перескакивают на эту тему. До сих пор эти оппоненты говорили, что дворца не будет, он не будет построен, потом - деньги не найдут. Потом эти оппоненты хотели эти деньги поделить. Деньги, которых в бюджете нет, привлекаются. А это - создание рабочих мест.

Уже пора бы научиться понимать, и не заниматься только лишь популизмом, потому что люди уже начинают, в общем-то, соображать. И люди уже начинают осознавать, кто их и как - дурачит. Поэтому с оппонентами здесь очень просто. Оппонентам надо что-то говорить, поскольку действий у них пока никаких нет. Вот, если бы у них были дела, тогда можно было бы спорить. А сейчас даже спорить-то не о чем.

Михаил Соколов:

Владимир Анатольевич, но вот господин Артемьев работал с вами в администрации. Многие считают, что бездефицитный бюджет Петербурга, в значительной степени, его заслуга. Вот, вы можете объективно оценить деятельность Артемьева рядом с вами, тем более что он считается одним из ваших серьезных соперников? Ну, основным....

Владимир Яковлев:

Значит, я не считаю его основным соперником, таких соперников там - девять.

Во второй части, как оценка действий.... У него действительно была возможность, как у представителя "Яблока", зарекомендовать себя, показать "Яблоко" в действии. К сожалению, "Яблоко" все время находится, вот, в такой ситуации, когда ничего не может сделать.

Это, вот, по принципу (я уже не первый раз говорю), когда человек тонет, на берегу собралась огромная группа людей, и, вот, они думают, как спасти, и не знают. И вдруг появляется один, такой... ну, говорим, наверное, человек - во всем белом. Приходит и говорит: "Слушайте, я знаю.... Но - не буду". Вот, примерно, так работает и Артемьев.

Артемьеву надо было бы поработать еще подольше, и многие вопросы были бы решены. А он испугался, что неправильно составил бюджет 1999 года, ошибся на очень большую цифру, и поэтому сразу же объявил, что бюджет будет не исполнен. Вы бы видели чудака, который сам составлял бюджет, настаивал на его принятии, и через месяц объявляет, что он не будет исполнен. Что учителя не получат отпускные, а 1 сентября надо закрывать контору под названием "Комитет финансов".

Так вот, все его опасения были опровергнуты конкретными делами. Поэтому как работал Артемьев, и как работал комитет - две разницы. Комитет - да, работал, принимал решения. Он понял, что без Артемьева им работать гораздо проще, потому что нет политики.

Виктор Резунков:

Владимир Анатольевич, ваши оппоненты тут сообщили недавно в прессе о том, что главным координатором вашего предвыборного штаба является некий Михаил Амаилашвили. Такой... Михаил Амаилашвили, известный. Миша Кутаисский, как он себя называет. Вот, пожалуйста, прокомментируйте это сообщение.

Владимир Яковлев:

На глупость глупостью отвечать я не хочу. Я только знаю, что, допустим, Марат Гельман уж очень здорово помогает работать. Вначале Матвиенко помогал, он об этом заявлял в "Коммерсанте". А теперь свои услуги продает любому из оппонентов, включая, как раз всех - Рыбакова, Артемьева и прочих. Поэтому к ним можно обратиться.

Михаил Соколов:

Владимир Анатольевич, а, вообще, как вы все-таки считаете - эти выборы пройдут "чище", чем предыдущие, скажем, в Законодательное собрание, поскольку тогда на федеральный уровень было выброшено довольно много... ну, скажем так - дурно пахнущих историй, и все это имело определенные последствия? Ну, вот, сейчас, два депутата Законодательного собрания арестованы, еще двое находятся под следствием. То есть, в общем, безотносительно того, кто их выдвигал и так далее, получился не лучший состав.

Владимир Яковлев:

Вы знаете, я скажу, что - на самом деле, не лучший состав. Все, что в городе делается плохое, обычно привязывается к губернатору. Все что хорошее - к отдельным лицам. В том числе, которые уехали... кто уехал в Москву.

Я могу сказать на это сказать совершенно авторитетно, по-другому. Уважаемым избирателям нужно думать, кого выбирают. Вот, когда они начнут задумываться, поймут, что здесь нужны те люди, кто будет здесь работать, а не "хакамады", которые избираются, уезжают и забывают про свой город. И, мало того - еще обливают грязью. Вот, если люди начнут разбираться, многое решится.

А если говорить о компромате и прочих делах, я воспринимаю компромат, слово само, только тогда, когда есть суд. Когда суд принял решение. Все остальное - это не компромат, а это политический обман в период различного рода выборных кампаний.

И последнее, из этой же части. Я, как губернатор, если обратили внимание, занимаюсь конкретными делами, и всех заверяю - я не занимаюсь никакими действиями против своих оппонентов, как вы называете. Не рекламирую себя дополнительной литературой. И все, кто ходят от моего имени по домам, по квартирам, где угодно - мы никого не посылаем. Никаких листовок мы не расклеивали, и не будем расклеивать. Нет интереса у губернатора этим заниматься. Это абсолютно твердо.

А все остальные - кричат. Один кричит, что у него кого-то побили, отобрали листки. Второй заявляет другое.... Поэтому.... У нас есть поговорка: на ком горит шапка. Поэтому те громко и начинают кричать.

Михаил Соколов:

Владимир Анатольевич, а вы не жалеете, что в свое время вы, так или иначе, поддержали Шутова и Шевченко на этих выборах? Все-таки, люди не самой лучшей репутации. Я понимаю, что губернатор...

Владимир Яковлев:

Я могу сказать...

Михаил Соколов:

...попадает в сложную ситуацию...

Владимир Яковлев:

Я могу сказать, что губернатор, на самом деле, находится в сложной ситуации. Я никогда не занимался персональной поддержкой одного, другого либо третьего, и, наверное, никто об этом сказать не может. Другой разговор - что какие-то вопросы, связанные с выборной кампанией, в общем плане, в общих списках, могут присутствовать.

Михаил Соколов:

Пять месяцев назад мы с вами разговаривали о том, что очень много тех печальных событий, убийств, так до конца и не расследовано. Сейчас что-то изменилось? Что правоохранительные органы смогли сделать?

Владимир Яковлев:

Кое-что начинает появляться, но - в виде дополнительных, извините, фигурантов... как это называется, в том или ином деле. Ясно, что, допустим, по Филипову - это тобольские дела. По Маневичу появляется очень много различных предположений, но расследование идет под контролем Федеральной службы безопасности. То же самое - по Старовойтовой.

Поэтому я думаю, что по этим вопросам следует, в общем-то, наверное, активнее спрашивать эти службы. Я, со своей стороны, это делаю и пока получаю ответы, что "дело продолжается, с контроля не снимается". И я, как губернатор, наверное, наиболее заинтересован в том, чтобы расследование этих дел происходило быстрее.

Мы видим результаты, в принципе. По итогам трех месяцев... не трех даже - пяти последних месяцев, идет спад по количеству правонарушений. Это, в общем-то, говорит о нормальных делах, хотя по различного рода убийствам... как бы их ни пытался кто-то переводить в политический характер, они относятся к чисто экономическим делам. И это подтверждает сегодня следствие.

Михаил Соколов:

Владимир Анатольевич, а вы испытываете политическое давление с использованием правоохранительных органов? Я имею в виду историю со съездом движения "Вся Россия", когда пытаются и на вас бросить тень - там, незаконное финансирование и так далее....

Владимир Яковлев:

Вы знаете, сегодня законного финансирования, похоже, нет ни у одного движения, и поэтому здесь требуются законодательные документы. Пора бы уже с этим разобраться. И не случайно на одном из заседаний с участием всех фракций тот же Жириновский выступил и сказал - это совместное наше заседание было руководителей двух палат, руководителей комитетов и фракций - о том, что пора бы вообще - решить. Потому что в скором будущем все остальные могут оказаться тоже на поле, которое может преследоваться.

Я имею в виду, в том числе и государственное финансирование, потому что любого рода спонсорство может заканчиваться вот такими делами.

Михаил Соколов:

А говорят, что все-таки здесь, в Петербурге появится еще фигура премьер-министра правительства, чтобы как-то облегчить вашу деятельность. Это возможно или нет?

Владимир Яковлев:

Я думаю, что это только говорят. Это очередная выдумка кого-то. Интересная штука, да? Говорят о том, - и в уставе прописано города, и представители "Яблока" настояли на этом, и они поклялись, чуть ли, не знаю... на молоке своей матери, - что никоим образом устав не должны менять, и что губернатор несет ответственность за все, что происходит в Петербурге.

А теперь хотят не избранного, а назначаемого премьер-министра, который будет отвечать за все, а губернатор будет присутствовать. Представляете, у губернатора какая жизнь может быть?

Михаил Соколов:

Владимир Анатольевич, пожалуй, пара последних вопросов. У вас есть влиятельные противники? Вот, вы сами можете сказать об этом?

Владимир Яковлев:

Ну, я думаю, что у любого, наверное, человека по жизни есть противники. И они существуют. Только одни - осознанные, другие - неосознанные. Есть и влиятельные противники, те, которые занимаются различного рода инсинуациями и давлением по поводу отключения, переключения, и прочее.... Но они являются, на мой взгляд, противниками не только губернатора Санкт-Петербурга, но и России в целом.

Михаил Соколов:

Вы рассчитываете на победу в первом туре?

Владимир Яковлев:

Давайте это отдадим нашим избирателям.

Михаил Соколов:

Но, тем не менее, надо как-то настраивать себя.

Владимир Яковлев:

Я настроен, а вот избиратели должны на это отвечать.

Михаил Соколов:

У микрофона - Михаил Соколов вместе с петербургским корреспондентом Радио Свобода Виктором Резунковым беседовали с губернатором Санкт-Петербурга Владимиром Яковлевым.

Лидер питерского "Яблока" Игорь Артемьев, бывший вице-губернатор по финансовым вопросам, а ныне депутат Государственной Думы России, на выборах 14 мая рассчитывает стать главным оппонентом Владимира Яковлева.

Виктор Резунков:

Сейчас команда Яковлева достаточно спокойно относится к тому, что вы участвуете в выборах, вообще - ко всем соперникам. Они, практически, считают, что игра уже вся сделана, и, в общем, будет формальный такой акт народного одобрения деятельности губернатора в течение четырех лет.

- Что может этому помешать, как вы считаете?

Игорь Артемьев:

Я очень рад, что команда губернатора так думает. Если она действительно так думает, то это хорошо. Это вносит такой элемент интереса для нас - воспользоваться тем, что команда Яковлева, как вы говорите, сегодня считает, что все дело уже сделано, и постараться доказать населению, а не команде Яковлева, что, на самом деле, ситуация принципиально иная.

Что касается будущей кампании, того, как она складывается, я подчеркнул бы, что мы будем действовать решительно, мы будем отстаивать наши ценности, о которых мы неоднократно говорили, и те, что изложены в программе, которую мы предлагаем петербуржцам. Мы будем максимально встречаться с людьми, и рассказывать ту правду, за которую мы идем в бой.

Михаил Соколов:

Если говорить о позиции Владимира Путина: насколько важно было для Яковлева получить то, что он получил - поддержку? И насколько важна была вот эта "расчистка поля"? То есть, не участвуют ни Степашин, ни Матвиенко, - и участвует Яковлев, поддержанный Путиным.

Игорь Артемьев:

Владимир Яковлев - это главный охотник за поддержкой Москвы. Посмотрите, сколько было сделано шагов самых разнообразных для того, чтобы получить нынешнего президента России. И какое счастье излучал Владимир Яковлев, когда президент сказал, что он будет его поддерживать на выборах.

Очень много людей, которые первоначально заявляли о своем участии в избирательной кампании, и, в конце концов, не стали участвовать только потому, что их не поддержала Москва. Вы знаете, для меня это очень странно. Вообще, наверное, для любого человека, который родился в нашем городе, в Петербурге, вообще, было бы странно охотиться за поддержкой из Москвы. Наверное, те люди, которые проработали долго там, в столице, уже просто без этого не могут обходиться.

Когда многие люди уходят на работу в столицу, они теряют некие петербургские навыки, становятся отчасти москвичами. А я все время работал в Петербурге, я еще пока, надеюсь, этих навыков не утратил.

Конечно, повлияло на расклады то, что многие известные люди - тот же Сергей Степашин или Валентина Матвиенко - отказались участвовать в выборах. Но вспомните ситуацию ноября прошлого года. Мы в одиночку боролись против того, что делает Яковлев. Мы единственные, кто бросил ему вызов. Не боясь ничего, не дожидаясь - поддержит нас Кремль, или Белый Дом, или кто-то еще. Мы делаем свою работу, и будем ее делать.

Надеюсь, что петербуржцы смогут убедиться в том, что наши намерения самые серьезные.

Михаил Соколов:

Давайте подведем итоги этих четырех лет, да? Вы вместе с Яковлевым пришли к власти, потом вы ушли, он остался. Вот, вы приходили туда с одной программой, а после вашего ухода многое там изменилось, и реализована несколько иная программа. Где эти отличия - что вы хотели сделать, и что получилось уже без вашего участия под руководством губернатора?

Игорь Артемьев:

Мы пришли в Смольный в 1996 году с нынешним губернатором вместе потому, что у нас было коалиционное соглашение, ради которого мы пошли во власть. Мы считали, что главными приоритетами должны быть финансово-экономическая реформа в нашем городе, которую нам удалось в очень короткие сроки провести, и которая сегодня позволяет Петербургу быть лучшим финансово-управляемым и стабильным регионом во всей России. Это - не мои слова. Это слова международных и российских экспертов, причем - всех. Они все, фактически, об этом говорят. И, кроме того, мы должны были укрепить приоритеты прав человека и защиты прав личности. Вот зачем мы шли туда, в администрацию.

В 1998 году в Смольном появились бандиты, и Яковлев прекратил исполнение коалиционного соглашения. Как только это произошло, мы немедленно покинули администрацию, перейдя в оппозицию, для того, чтобы уже из оппозиции оказывать давление на городские власти, разъяснять свою позицию и политику горожанам, для того, чтобы продолжать то дело, ради которого мы ходили в администрацию.

Михаил Соколов:

Что вас не устраивает, на данный момент, в экономической ситуации в городе?

Игорь Артемьев:

Меня не устраивает воровство. И мы никак не можем согласиться с тем, что полностью ликвидирована конкурсность в экономической системе, что конкуренция не развивается, а фактически ей ставятся препятствия, господствует протекционизм. Малый бизнес загнан не то что в подвал - вообще, он находится в таком загоне, что развиваться не может. Идет речь о введении новых налогов. Идет речь о том, что администрация постоянно незаконными поборами связывает частный бизнес в нашем городе.

Город не имеет никакой промышленной политики. Город не имеет никаких внятных приоритетов развития, кроме декларируемых, каждый раз - разных. Не решен ни один вопрос - ни в жилищной сфере, ни в социальной сфере, я имею в виду - из тех, которые декларировал губернатор в 1996 году. Монополизированы средства массовой информации. Свободы и права граждан, ради защиты которых мы шли туда, попираются еще больше. Чиновник стал еще более сильной фигурой, чем раньше. А люди, которым он должен служить, все больше и больше чувствуют себя обманутыми и не имеющими никакой возможности влиять на ситуацию.

Иными словами, Яковлев законсервировал худшие черты советского строя, против которых мы в 1990 году - может быть, тогда мы казались многим романтиками - боролись, и будем бороться. Понимаете, вот сегодня он олицетворяет, наверное, такое вот.... Есть такое впечатление, что он такой крепкий хозяйственник, и так далее. А на самом деле, он - главный бюрократ города. На самом деле, он - главный душитель свободы в нашем городе. И я убежден, и я действительно не могу с этим смириться.

Михаил Соколов:

А вы что-нибудь хорошее о Яковлеве можете сказать?

Игорь Артемьев:

Несомненно. Я считаю, что Владимир Анатольевич Яковлев знает хозяйство нашего города. Он возглавлял важнейшее звено в распределительной системе советского коммунального хозяйства. Я думаю, что он очень честно исполнял свой долг, чтобы именно то количество раковин, дверей, дверных ручек, унитазов поступало именно на те строительные объекты, на которые полагалось, чтобы поступало именно столько. За всем за этим следил Госснаб.

А когда он привел в Смольный, после нашего ухода, эту команду, с которой он там занимался этой работой, я думаю, что мы получили эту степень бюрократизации.

Но то, что он знает наш город (я имею в виду вот строительные площадки), знает и то, как строился город, и то, что он участвовал во всех процессах, которые происходили (кстати, не всегда плохих, и хорошее было в то время, несомненно, правда?), вот он имеет такой опыт, он знает. Знает, что происходило тогда, знает, что происходит сегодня.

А что он выбирает в качестве позиций на будущее, я уже сказал.

Михаил Соколов:

Как вы объясните энергетический кризис, который буквально сейчас произошел, отключение энергии, угрозы отключить электротранспорт, и так далее?

Игорь Артемьев:

Здесь все очень просто. Яковлеву нужно завершить свои амбициозные проекты, без которых город мог прожить. И сейчас он загоняет скрытую кредиторскую задолженность, то есть - не платит по своим обязательствам энергетикам для того, чтобы построить, например, ледовый дворец. Справиться со своими обязательствами.... Если так дело пойдет дальше, то очень скоро он перестанет платить заработную плату. Если дальше еще появятся один-два таких же замечательных проекта, которые прямо городу не нужны, но, тем не менее, Яковлев по каким-то соображениям считает, что такие памятники должны (как ледовый дворец) существовать в нашем городе, то, естественно, это приводит к скрытому недофинансированию важнейших отраслей. В данном случае речь идет об энергетике.

Михаил Соколов:

Кстати, Яковлев говорит, что, вот, ледовый дворец окупится, что вы зря выступали против строительства транспортной развязки.... Где-то он прав, нет?

Игорь Артемьев:

Ледовый дворец не окупится. Для того чтобы ледовый дворец окупился, необходимо закрыть практически все концертные и спортивные объекты нашего города и загнать туда силком всех артистов, футболистов, хоккеистов и так далее. Тогда, может быть, он и окупится.

Что касается транспортной развязки, то против транспортных развязок может выступать только какой-то странный человек, не живущий в нашем городе. Мы же говорили о критерии экономической эффективности. То, что в эту транспортную развязку вложено в два раза денег больше, чем она стоит, - это плохо. И, кроме того, что лучше - сделать треть дорог города, или построить одну развязку? Я выбираю треть дорог. Я могу это доказать.

Поэтому речь идет о том, что эти объекты построены таким образом и за такие деньги, когда можно было бы сделать этот, как минимум, в два раза лучше. И более того - ну, скажете, Артемьев говорит, потому что еще неизвестно, сможет он справиться или нет со всеми этими делами.... Потому что в других городах реально на это уходит в два раза меньше материальных ресурсов. Вот в чем парадокс.

Михаил Соколов:

Скажите, а вот ваш основной оппонент, Владимир Анатольевич Яковлев, с вашей точки зрения, он - самостоятельный политик, или он выполняет волю определенной группы людей? Вот сейчас, например, у него были контакты с Березовским, Волошиным, и так далее.

Игорь Артемьев:

Я считаю, что был период, когда он мог, если бы пожелал, быть независимым политиком. Это был 1996 год, 1997 год, когда он мог отцепиться от той московской группировки, которая финансировала его избирательную кампанию. Вы помните, что я тогда тоже был кандидатом в губернаторы. Мы вели независимую кампанию. А он тогда финансировался на деньги Коржакова и Сосковца и, возможно, Березовского. Об этом очень много ваши коллеги-журналисты говорили. У него был такой шанс.

Но во всех своих слабостях, когда они проявлялись, он всегда икал поддержку людей из Москвы. И мы это наблюдаем сейчас.

На самом деле, после ухода Степашина и Матвиенко, Яковлев остается единственной и самой, конечно, серьезной промосковской ставкой.

Михаил Соколов:

Вот эта череда убийств, которая, правда, затрагивает элиту города - финансовую элиту, политическую элиту - как вы считаете, при сохранении нынешней системы власти в Петербурге она продолжится? Или, все-таки, те, кто были бандитами, они теперь - крупные предприниматели, и так далее, и, в общем, с ними уже можно иметь дело? То есть - они цивилизуются?

Игорь Артемьев:

Так вот, обратите внимание, что сама власть говорит это устами вице-губернаторов и самого губернатора. Она говорит: "Те, кто раньше убивал, грабил, насиловал, сжигал и приобрел себе состояние, сейчас стали респектабельными бизнесменами. И зачем теперь их преследовать? Зачем, вообще, обращать на них внимание? Все нормально. Они - бизнесмены. Мы с ними, - как говорит власть сегодняшняя, - и собираемся работать".

И работают, и заключают договора. И вице-губернаторы стоят на фотографиях в обнимку с бандитами, с откровенными. Ну, пожалуйста, перечитайте "Деловой Петербург" за последние несколько месяцев. Вы увидите там Кумарина в разных ракурсах с самыми разными представителями администрации. Вы увидите депутата Законодательного собрания Шутова или Шевченко в самых разных ракурсах с губернатором Петербурга. Это что, не так, что ли? Так. Это видит весь город.

Пока администрация остается важнейшей "распасующей" структурой между бандитскими кланами, пока чиновники имеют такой колоссальный ресурс влияния на экономику, на отношения собственности, на смену собственников, на банкротство предприятий, на все остальное, - у нас будут продолжаться политические и экономические убийства. От этого никуда не денешься. И такая власть будет не в состоянии навести порядок. И в экономической сфере будет процветать воровство.

Михаил Соколов:

А что вы ответите опять же тому же губернатору Яковлеву, который везде говорит: "Ну, правоохранительные органы мне же не подчиняются. Ни ФСБ, ни МВД. Они мне что-то говорят...". И так далее. Вот, предположим, вы - на его месте, что вы делаете с тем же МВД, ФСБ, и так далее, которые, кстати, достаточно тоже коррумпированы, связаны с бандитами, и являются некоторые структуры просто прямыми "крышами"?

Игорь Артемьев:

Губернатору подчиняется Главное управление внутренних дел. Что ему еще нужно для борьбы с бандитами? Ему что, нужно обязательно еще, чтобы новые полки и дивизии у него здесь были, которые называют... там, уже городовых вводил каких-то, помните? Еще кого-то.... Может, ему спецназ нужно свой собственный еще получить?

У него есть самая мощная, самая серьезная, великолепно вооруженная структура Главк, Главное управление внутренних дел, которое подчиняется ему. И говорить о том, что губернатор не несет ответственности за ситуацию в городе.... Вы знаете, что в нашем городе, к сожалению великому, больше всего происходит, чем где-либо по стране, в относительных единицах разбойных нападений и грабежей, например. Ну, просто не приходится.... Это вызывает удивление просто.

Просто он всячески пытается обо всем, что плохого в городе, сказать "Это - федералы", а хорошее - все, что делается, - это у нас губернатор Яковлев, солнышко в окошке. На самом деле, я просто считаю, что это проблема номер один сегодня - борьба с преступностью. И власть сама порождает сегодня преступность. Именно потому, что она ограничивает конкуренцию. Именно потому, что она ставит препоны экономике. Именно потому, что есть разные - есть свои и чужие в экономике.

И такая власть.... Она может, конечно, починить несколько улиц в городе, или сделать Малую Садовую, это правда. Но она не может обеспечить никакого экономического развития городу. Это просто невозможно.

Игорь Артемьев:

А как вы хотите строить отношения с Законодательным собранием, которое достаточно криминализованно? Вот, два депутата арестованы, двое или трое - под следствием. Расколота, не может избрать спикера.... Может быть, следует идти на досрочные выборы этого органа?

Игорь Артемьев:

Давайте вспомним, почему оно было криминализовано. Вот, все уголовные дела, которые сегодня заведены, как известно, заведены на представителей так называемого "петербургского списка". Это - прямые ставленники губернатора города в городском парламенте. Это так. Это неопровержимая вещь, правда?

Я предпочел бы взаимодействие с Законодательным собранием, депутатом которого я был девять лет, уважительное. Я думаю, что в Законодательном собрании очень много людей, которые болеют за город. И нужно просто открыто и честно говорить им о целях администрации, вовремя вносить законопроекты, прекратить дергать этих людей постоянно - то калачом, прелагая им, там, квартиры какие-то, машины, там, какие-то мигалки постоянные на крыше их автомобилей.... Это так администрация у нас покупает депутатов. И - одновременно - прекратить на них давить.

Я думаю, что городской парламент еще мог бы стать украшением городской политической жизни, если бы администрация не была заинтересована в том, чтобы он фактически не работал, что мы наблюдаем сейчас.

Игорь Артемьев:

Слой социальной поддержки губернатора - это пенсионеры, люди, которые не так давно приехали в Петербург, часть рабочих, и так далее, которые думают, как бы не стало хуже.

Игорь Артемьев:

Люди сегодня обездолены, и у многих просто уже такая ситуация, что любой какой-то лучик в их жизни - пусть даже маленький, на первый взгляд - является единственным таким лучиком надежды. И нужно просто об этом помнить всегда. Прежде всего, в отношении наших стариков, наверное.

Поэтому все, что делается в городе, должно делаться для людей. Я считаю, что сегодня можно делать в городе в два-три раза больше. Можно пенсии увеличить в полтора раза, и мы неоднократно говорили, за счет чего. Можно увеличить социальные пособия. Но главное - сделать саму систему социальной помощи гораздо более эффективной, чем она есть сейчас.

Треть своих социальных расходов город по-прежнему направляет богатым людям, которые в этом не нуждаются абсолютно, вместо того, чтобы эти деньги направить бедным. Вот такая реформа должна быть проведена.

Ведь мы с 1996 по 1998 год делали реформу в финансовой сфере. И сейчас у города гораздо лучшее положение, чем у других субъектов Российской Федерации. Надо сделать социальную реформу. Вот именно таким образом, на основании адресной социальной помощи. Тогда и нашим старикам, и другим неимущим сегодня будет легче жить.

Михаил Соколов:

В какой-то степени... вот, сейчас я так почувствовал, вы пользуетесь... ну, такими анти-московскими лозунгами, может быть, даже. Что, вот, Яковлева поддерживает Москва, а вас не поддерживает, поэтому вы можете на этом заработать определенные очки.

С другой стороны, именно Москва, по-моему, начала расследование съезда движения "Вся Россия", и там прояснились какие-то механизмы, которыми пользовалась власть для незаконного финансирования политической структуры.

Рассчитываете ли вы на то, что могут появиться какие-то новые материалы, связанные с расследованием этих дел? Того же съезда "Всей России", или криминальных, других афер?

Игорь Артемьев:

Знаете, вы никогда не услышите от меня, например, антироссийской риторики, да? А, вот, от лидера "Всей России", такого политического движения, которое многие сейчас стали уже забывать, от Владимира Яковлева мы все это слышали. И сепаратизм был....

Я хочу сказать о том, что те процессы, которые идут сегодня в городе, в том числе, по борьбе с криминалом, и активная позиция прокуратуры, - это то, что следует приветствовать. Причем, не имеет значения - эта активная позиция проявляется в отношении губернатора города, каких-то других чиновников, или каких-то мошенников в нашем городе, иных, не связанных с администрацией. Они просто должны знать свое дело и хорошо работать. И мы должны их поддерживать в борьбе против бандитов.

В этом смысле, все бывает по-разному. Ведь не бывает черного и белого, да? Вот, скажем, Москва - плохая, а Петербург - хороший, мы во всем - хороши, а Москва во всем - плохая. Так не бывает.

Я просто хочу сказать, что написано в Конституции, что мы свои политические дела с губернатором имеем право решать сами; так дайте нам их решать! Мы же ничего другого не просим. Я люблю Москву, как город. Мне там нравится... там хорошие дороги сделаны, в отличие от нашего города. Там светло. Лужкову это удалось сделать. А Яковлеву не удалось сделать.

Хотя мы, я еще раз говорю, как финансисты, обеспечили то, что у Петербурга в сопоставимых ценах доходы росли в три раза быстрее, чем в Москве. Понимаете? Я могу это доказать. И, тем не менее, у нас город - темный.

Но, тем не менее, я еще раз говорю - политически имеем право? Дайте нам это право реализовать. Спокойно и без напряжения.

Михаил Соколов:

Одним из козырей кампании Яковлева становится очень интересная тема придания Петербургу столичных функций. Раньше, я помню, политики (даже Галина Старовойтова) выступали резко против, и, видимо, общественное мнение было против. Сейчас что-то меняется, да? И как вы относитесь к этой теме?

Игорь Артемьев:

Знаете, я считаю, что возвращение Петербургу столичной функции - это дело верное и правильное. Петербург недаром называется "северной столицей". Потому что в сознании людей он связан с блестящим периодом Российской империи, с расцветом нашей экономики, если хотите - культуры. Поэтому возвращение было бы делом исторически справедливым.

А то, что наши политики часто говорят о том, что это не всегда хорошо, так это потому, что все понимают, как опасна столичная бюрократия, которая вокруг себя может просто задушить и омертвить, в общем, любое живое дело.

Поэтому есть разные точки зрения. Мы же говорили о такой возможности очень давно. Мы говорили об этом еще с 1990 года, когда демократический Ленсовет впервые ставил вопрос об особых отношениях с Федерацией, об особом столичном статусе, и даже был написан проект федерального закона на эту тему. Я был одним из его соавторов еще в 1990 году. Важно только, чтобы это опять же не закончилось такой политической болтовней накануне выборов, а было положено в основу неких важных федеральных документов, которые должны быть внесены в российский парламент.

Михаил Соколов:

Но с чего начать, как вы считаете?

Игорь Артемьев:

Я бы начал бы с того, что предложил бы сделать закон о столичных функциях в Российской Федерации. Чтобы не было у нас только закона о столице, городе Москве, чтобы статус северной столицы юридически был узаконен. То есть, вообще говоря, можно сделать такой закон, который бы говорил о том, что Петербург тоже выполняет столичные функции. И в связи с этим является столичным городом.

Михаил Соколов:

И что? Что бы вы хотели получить?

Игорь Артемьев:

Я считаю, что здесь, на северо-западе России, можно развивать целый ряд функций Центрального банка. Это очень было бы важно. Кроме того, я полагаю, что Нижняя палата парламента тоже со временем могла бы вернуться в Таврический дворец.

Михаил Соколов:

Губернатор Яковлев, как лидер, оторвался от целой группы кандидатов, которая его... как бы, преследует, да? Вы, Рыбаков, Болдырев, и так далее. Как вы будете строить отношения со своими, я не знаю - оппонентами и в то же время потенциальными союзниками?

Игорь Артемьев:

Понимаете, может быть, сейчас такой момент есть именно в Петербурге в общем контексте объединения демократических сил, когда нам следует подняться над собственными амбициями. И следует объединиться для того, чтобы постараться победить господина Яковлева. Только объединившись, мы сможем это сделать. Это очевидно сегодня для всех.

В этом смысле, и наша тактика так и строится. Мы намерены поддерживать самые уважительные отношения со всеми кандидатами, которые сегодня противостоят Яковлеву. Каждого из них мы знаем много лет. И должен сказать, что с каждым готовы работать.

Вне всякого сомнения, мы будем обсуждать самые разные возможности. Сегодня ведь для всех ситуация очевидна. Ну, так сегодня сложилось. Поэтому мы и работаем с коллегами из других демократических партий, будем продолжать эту работу. И я должен вам сказать, что эти переговоры очень эффективны, в отличие от тех, скажем, которые мы вели в прошлом году.

Михаил Соколов:

Ну, так выборы пройдут в два тура?

Игорь Артемьев:

Они пройдут точно в два тура. Я это просто знаю.

Михаил Соколов:

У микрофона Михаил Соколов. Вместе с петербургским корреспондентом Виктором Резунковым мы встречались с кандидатом в губернаторы Санкт-Петербурга Игорем Артемьевым. Напомню, что губернаторские выборы в Петербурге пройдут 14 мая, но уже с 29 апреля начинается досрочное голосование.

В следующем выпуске нашей передачи 4 мая мы продолжим разговор о губернаторских выборах в Санкт-Петербурге.

XS
SM
MD
LG