Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000


Михаил Соколов:

Земская рать была разбита правительством Приамурской области. Эскадра адмирала Старка ушла в Шанхай. 25 октября 1922 года Народно-революционная армия вступила во Владивосток. Приморье было последним оплотом сопротивления большевизму и гипотетически могло бы оторваться от Советской России. Как шла политическая борьба в тот период, рассказывает автор книг по истории Дальне-Восточной республики профессор Борис Мухачев.

Борис Мухачев:

После майского, 1921 года, переворота во Владивостоке к власти пришло правительство Меркулова. Они устанавливали либерально-демократическую власть и рыночную экономику. Там парламент должен был действовать, собственно, как в любом буржуазно-демократическом государстве... должно было развиваться.

Другой вариант -который предложил генерал Дитерикс. Он решил создать здесь монархическое государство, обратиться к родственникам императора Николая II, которые были в Европе с тем, чтобы они согласились дать свое имя. Ему казалось, что идея монархии все-таки еще жива в народе.

Михаил Соколов:

В Приморье уже на рубеже 21 века продолжается все та же борьба авторитарной и демократической тенденций. О противостоянии губернатора Наздратенко и депутата Думы Черепкова - в программе "Выборы-2000".

Владивосток - в обыденном современном российском сознании - это Тихий океан, бухта Золотой Рог, может быть - Амурский залив, остров Русский, сопки, улица Светлановская, цитата из Высоцкого "Открыт закрытый порт Владивосток", где у причала можно увидеть крейсер "Варяг". И обязательно - слитые воедино, как близнецы Кастор и Поллукс, вечные антиподы - дважды избранный губернатор Евгений Наздратенко и дважды бывший мэр Владивостока Виктор Черепков - ныне депутат Государственной Думы.

Виктора Черепкова дважды убирали из мэрии, серого дома на Океанском проспекте, - один раз обвинив во взятке. Ныне знатные фальсификаторы (среди них и - генерал налоговой полиции) осуждены или освобождены от наказания в связи с амнистией. Правдоискатель вернулся в свой кабинет и за год успел организовать строительство целой сети транспортных развязок. Для города, где в каждой второй семье есть подержанная японская машина, это стало спасением от пробок.

Второй раз Черепков был смещен с должности указом президента Ельцина и после шумных скандалов, митингов и пикетирований вынесен ОМОНом из здания мэрии. На место мэра губернатор Наздратенко назначил новоприобретенного союзника Юрия Копылова, в прошлом политработника и секретаря райкома, неудачливого бизнесмена, зама мэра Черепкова, им же и уволенного, забавного мужчину, прославившегося анекдотическими речами.

Любит Копылов священнослужителей, хотя и зовет их "попами". Он открыл православную гимназию и всем через свои газеты рассказывает, что на борьбу с предшественником, Черепковым, его благословил сам Патриарх.

Юрий Копылов:

Патриарх приказал... Семьдесят два года... Директор вот этой православной гимназии, вот этот отец... Какой он отец? Ему 34 года. Он, вообще, славный мужик. У него такая... и он очень такой плодовитый попик.

Михаил Соколов:

Краевое руководство не один раз блокировало попытки Виктора Черепкова сместить Юрия Копылова и вернуться во власть. Свою неприязнь к бывшему мэру губернатор Евгений Наздратенко даже не пытается скрывать.

Евгений Наздратенко:

Это уровень, простите, заболевания. А когда 26 врачей-психиатров обратились к президенту России Ельцину: "Мы просим освидетельствовать человека". Это уже о чем-то говорит, в конце концов, понимаете?

Или вы посмотрите бумагу, когда он тут митинг собирает. Это же Троцкий!

Михаил Соколов:

Правда, жители Владивостока несколько иного мнения. Не один раз они срывали выборы городской власти, когда от участия в них отстраняли господина Черепкова. Последний раз Центризбирком России поправил местную окружную комиссию и признал победу Черепкова на думских выборах 26 марта. В этот же день губернатор Евгений Наздратенко был переизбран на второй срок, намного обойдя лидера оппозиции генерального директора Дальневосточного морского пароходства Александра Кириличева. Правда, в самом Владивостоке в этой борьбе был зафиксирован практически ничейный результат.

18 июня во Владивостоке пройдут выборы мэра города. По своему накалу борьба за власть в городе с миллионным населением беспрецедентна - ставки слишком высоки. Губернатору победа его назначенца дает возможность загнать оппозицию в подполье. Выигрыш любого из противников Наздратенко открывает возможность для проведения реформ.

Наздратенко отнюдь не придерживается левых идей. Он не "красный губернатор", но он создает монополию не только на власть, но и на распределение ресурсов. Без проблем выживает лишь лояльный бизнес. Авторитарный стиль руководства краем (выходца из старательской артели, где только силой можно было держать в повиновении блатных) выглядит архаично и отталкивает инвесторов, - уверен депутат краевой Думы и кандидат на пост мэра Владивостока Сергей Грац.

Сергей Грац:

Схема работы краевой власти, то есть - жесткое давление, жесткая постановка "под себя" и потом уже - диктат воли.

Михаил Соколов:

Из-за насаждаемого Наздратенко монополизма узкой группы приближенных экономическая ситуация в крае тяжелая, считает удачливый бизнесмен Александр Кириличев.

Александр Кириличев:

Крах, банкротство края - можно так сказать.

Михаил Соколов:

В магазине я обнаружил: значительная часть молочной продукции - хабаровская. Невероятно, но на фоне общероссийского подъема отечественного производства во Владивостоке не поднимается даже пищевая промышленность. По официальной статистике - в крае упали объемы производства практически во всех сферах. Серый, полулегальный сектор охватывает более 65 процентов экономики.

Глава комитета по экономике и бюджету краевой Думы Юрий Рыбалкин рассказывает, что ранее доходы от вылова рыбы составляли 37 процентов бюджета края. Сегодня - 4,2. Это при том, что объемы учтенной переработанной рыбной продукции возросли.

И еще пример. Дальнегорское акционерное общество "Бор" контролирует 40 процентов мирового производства этого элемента. По расчетам специалистов, его хозяева получают до полутора миллионов долларов прибыли. При этом официально фирма имеет гигантские долги по оплате за электроэнергию и по зарплатам.

Крупные инвесторы - "Coca-Cola", "Mars", "Hyundai" - замораживают свои проекты в Приморье. Дальновидные судовладельцы переводят свои пароходы под удобный флаг. И это понятно, объясняет депутат думы Юрий Рыбалкин.

Юрий Рыбалкин:

Если в 1996 году на Приморский край приходилось 1,5 процента иностранных инвестиций, пришедших в Россию, то 1999 году уже приходится 0,4 процента. Помните скандалы в акционерном обществе "Восток-Трансфлот", когда силовыми методами иностранных инвесторов пытались лишить принадлежащей им собственности? Вопреки закону, исполнительная власть вмешивается в финансово-экономическую деятельность хозяйствующих субъектов акционерных обществ. Доводятся до банкротства и разрушения совместные предприятия на территории Приморского края. Объекты совместной собственности, построенные с привлечением иностранных инвестиций, имеют построечную стоимость в полтора - в два раза выше реальной только из-за того, что пришлось платить взятки и мзду чиновникам всех рангов.

Михаил Соколов:

На таком фоне разворачивается борьба за власть в краевой столице. Соперников было девять. Лидер антигубернаторской оппозиции - Виктор Черепков. Все опросы сходятся на том, что он имеет твердый электорат поддержки, до 20 процентов голосов, но многим кажется очень радикальным в своей борьбе с губернатором Наздратенко.

Виктор Черепков:

Если вас встретили в подъезде бандиты и отбирают у вас кошелек, вы с ними что, консенсус будете находить, или все же будете - хотя бы мысленно, но - сопротивляться? Если бы Наздратенко и его команда изменили подходы к решению экономических проблем, а также бюджетных отношений и, самое главное, вместе попытались со всеми нами перекрыть коррупционные каналы, да я бы его портрет не то, что в квартире, в спальне бы своей повесил и каждый день, значит, украшал цветами.

Но сегодня дело даже не в Наздратенко. Им создана система, которая не позволит ему уже сегодня, даже если он пожелает, перекрыть эти коррупционные каналы, потому что уже система будет работать против него.

Михаил Соколов:

Бывший первый заместитель бывшего мэра Николай Белецкий представляет Союз правых сил. В прошлом тренер, ныне менеджер - уверен, что ситуация стала благоприятнее для укрощения губернатора.

Николай Белецкий:

Он назначен управляющим округом, товарищ Пуликовский. И структура управления в России резко меняется. Заметили мы это или не заметили, она резко меняется. И любой губернатор, любой избранный мэр... вот, сейчас это не будет запорожская вольница на откуп князьям удельным, Приморский край. Это будет деталь в механизме власти, которая будет снизу контролироваться федеральными органами прокуратуры, которые будут замыкаться на Пуликовского, а Пуликовский будет докладывать президенту очень быстро, с отдачей в вертикаль.

Михаил Соколов:

Еще один оппозиционер - лидер движения "Согласие", сорокалетний коммерсант и депутат краевой думы Сергей Грац. Он был начальником предвыборного штаба Александра Кириличева, но поддерживает неплохие отношения и с некоторыми из замов губернатора. Бывший старпом и капитан дальнего плавания в чем-то копирует манеры Сергея Кириенко.

Один из основных противников Наздратенко, глава Дальневосточного пароходства Кириличев выступил на стороне двух политиков.

Александр Кириличев:

Николай Михайлович Белецкий. Мне он нравится системностью своей, толковостью, так можно сказать. Ну, и неплохая кандидатура Граца, все-таки. Я наблюдаю за ним, что он начинает немножко меняться.

Михаил Соколов:

Депутат краевой Думы, издатель газеты "Дальневосточная окраина" Владимир Гильгенберг считает себя независимым претендентом на пост мэра. Он уверен, что возможно сыграть на усталости горожан от конфликта Черепков-Наздратенко.

Владимир Гильгенберг:

Я понимаю, что губернатор ведет в пучину наш край, что показатели ухудшаются. Мы проигрываем Хабаровскому краю. Когда-то мы были намного сильнее. Ну, надо считаться; если 80 процентов избрало, надо с этим считаться. То есть, всю жизнь потратить на войну с губернатором, в результате потерять город, как Виктор Иванович... дважды его выбрасывали. В общем-то, где-то он сам виноват.

Уметь искать компромиссы, я считаю, это, в общем-то, искусство политика.

Михаил Соколов:

В центре - симпатизирующий "Яблоку" пивной магнат Валентин Лагненко. Этот депутат краевой Думы не ссорился с Евгением Наздратенко, но схлестнулся с градоправителем Копыловым.

Валентин Лагненко:

Владивосток - сложный город. Наше предприятие -самое крупное на Дальнем Востоке, и, казалось бы, нам надо развиваться, но не получается. У нас компания есть, иностранные акционеры. То есть, инвестиции могут пойти, но должен быть климат - политический, экономический. Гарантии должны быть для того, чтобы капитал здесь развивался.

Во главе города в последнее время были люди, которые и по возрасту, и по убеждениям... ну, скажем так - далеки от современности.

Вот, столкнулся с большим непониманием, то есть, мы работаем, а нас, как бы, еще больше нагружают, грубо говоря. Мы заплатили в прошлом году 68 миллионов налогов, но понимания от города нет. Есть постоянные споры о том, что мы еще отапливаем поселок Трудовое, тут 25 000 населения. Не рассчитываются с нами за теплоэнергию.

Михаил Соколов:

Горизбирком пытался снять Лагненко с регистрации, но его права защитил суд.

Другого кандидата, начальника мореходного училища Вячеслава Седых, избирком только что снял с дистанции. Дело в суде. Известный депутат краевой Думы, ранее не раз голосовавший по указанию губернатора, вдруг стал выступать за смену власти в городе.

Еще двое - Александр Бокалов, глава артели "Рюрик и Камчатка", также мало известен, как и директор ООО "Эфес" Николай Рассоленко, дублер, исполняющий обязанности мэра Юрия Копылова.

Сам же выдвиженец краевой власти - Юрий Копылов за полтора года в мэрии успел "проявить себя". Например, загорелся планом перебросить через бухту Золотой Рог на мыс Чуркин канатную дорогу.

Юрий Копылов:

...съездили в Австрию и увидели, что вся эта Австрия живет именно так. Что это - никаких проблем. Да, адреналин вбрасывается тому, кому страшновато... там, темные кабины, и так далее. Некоторые кабины с "Кока-колой", некоторые - с виски. Сел - пять долларов, вышел - двадцать пять долларов, что выпил по пути, так сказать, чего-то, там, и так далее.

Михаил Соколов:

Прожекты вызвали язвительные комментарии того же Виктора Черепкова.

Виктор Черепков:

У нас дорога канатная... где 147 дней ураганный ветер... она, вообще, не может эксплуатироваться в эти дни.

Михаил Соколов:

Даже Евгений Наздратенко просит своего протеже не суетиться.

Евгений Наздратенко:

Я, может быть, против, так сказать, там, канатной ситуации - она явно не созрела. И не глупее были и предыдущие руководители края, которые говорили: "Да, мы хорошо знаем, как сделать мост через Амурский залив. Нам бы только денег побольше".

Михаил Соколов:

Но градоначальник Копылов упорствует.

Юрий Копылов:

Все это удовольствие стоит 10 миллионов. А там 85 000 человек маются. Объезжать нужно тринадцать километров вокруг. Да кому же это надо? В конце концов, я сам... поэтому я... проживши на Калинина, 19, возле "Спорттоваров", знаю все это, откровенно... Всю жизнь "шнурковал" оттуда, и что это такое, в конце концов...

Михаил Соколов:

Утро второго дня во Владивостоке я встретил в одноименной гостинице. Полюбовавшись восходом солнца над Золотым Рогом, обнаружил отсутствие электричества, а в кранах - какой бы то ни было воды. В утренней газете прочитал об угрозе отключения всех трамваев и троллейбусов (они в городе бесплатные) - мэрия за них не расплачивается с "Дальэнерго".

Замгендиректора "Дальэнерго" Андрей Якимчук, отключавший уже четыре троллейбусных маршрута, признает: энергетики больше не могут терпеть. Им не по силам финансировать бесплатный транспорт и муниципальные предприятия, которые не платят ничего. Уже нет возможности вести даже текущий ремонт оборудования.

Энергетический кризис в эпоху градоначальника Копылова стал нормой жизни. Между тем, противники главы города имеют планы разрешения этой ситуации.

Говорит Николай Белецкий.

Николай Белецкий:

Я смогу договориться и в правительстве, и в администрации президента для разрешения вопросов... и в РАО ЕЭС... для того, чтобы здесь электростанции были переданы в аренду городу. Сегодня ряд территорий Свердловской и так далее... взяли, практически, за небольшую цену или взаимообменно - в аренду, и мэр города должен отвечать за тепло.

Михаил Соколов:

Состояние городского хозяйства анализирует депутат краевой Думы Юрий Рыбалкин.

Юрий Рыбалкин:

Системы водообеспечения, имеющиеся, находятся в аварийном состоянии. Износ основных фондов оставляет 75-80 процентов. Нового строительства не ведется. Тепло и теплоснабжение - в упадочном состоянии.

Михаил Соколов:

На импровизированном митинге жители домов на улице Хабаровской весьма тепло встретили представителя городской администрации.

Житель:

А вы лучше скажите, как вы голосования устраиваете. Досрочные. Как досрочные голосования устраиваете, и сейчас... Наздратенко вы устроили в своем районе голосование заранее.

Житель:

Пришел - пусть выступит. Нам скажет что-нибудь умное. Народу.

Жительница:

Как подъезды нам отремонтировал...

Михаил Соколов:

Теперь многие выступают за возвращение Виктора Черепкова, несмотря на то, что при нем тоже бывало несладко. Он конфликтовал с "Дальэнерго", пытался выбить из федерального бюджета трансферты, не всегда удачно реформировал жилищно-коммунальную сферу, хотел добиться, чтобы врачам платила не муниципальная власть, а фонд медицинского страхования, и потому оставлял их без зарплаты, давая "Скорой" лишь субсидии.

Черепков революционизировал жизнь, ссорился со своими замами, снимал их с работы, делал разносы, во всем винил врагов из администрации края. Он уверен, что якобы нецелевым образом используются 600 миллионов рублей, выделенных на детские пособия, 200 ветеранских, 300 не выделяются фондом медстраха здравоохранению, пропадают 700 миллионов коммунальных дотаций.

Виктор Черепков:

Три с половиной миллиарда! А бюджет города Владивостока при мне был один миллиард. Значит, три с половиной миллиарда не просто не додаются детям, ветеранам, а - изъято из оборота. Куда? Это знает только "братва". Поэтому борьба идет. И мне... из-за того, что я не могу как-то смириться с Наздратенко или наздратенковцами...

Если бы я был мэром Партизанска, где только одни брошенные шахты, безработные шахтеры и голодные собаки ходят, потому что все помойки уже обобрали шахтеры - им на что-то надо жить, - меня бы никто там не трогал. Ну, и пусть он в этом голодном Партизанске...

Идет борьба за жирный кусок Владивостока. Это единственный еще не до конца разворованный город, который может как-то жить.

Но самое главное и страшное даже не это. Ну, уворовали бюджетные деньги, налогоплательщик на следующий год что-то заплатил... Они уничтожили всю доходную базу. Они уничтожили рыбодобывающий, транспортный флот. Вся промышленность стоит.

Михаил Соколов:

Популизм Виктора Черепкова многие терпели. Его только очень недоброжелательный критик может упрекнуть в личной непорядочности, а в нынешнем Приморье это - уже немало. Да, при нем муниципальные власти шли на пропаганду успехов мэрии и борьбу с краевой властью. Печаталась бесплатная газета. Но ведь и нынешняя власть вливает огромные деньги в пропагандистскую машину.

Говорит Владимир Гильгенберг.

Владимир Гильгенберг:

До 30 процентов бюджета (я могу ошибиться незначительно) уходит на "войну". Подкармливать СМИ двух лагерей - это очень тяжелое бремя для бюджета.

Михаил Соколов:

Нынешний Владивосток, с его давно не крашенными, облупившимися фасадами на центральных улицах, плохо заасфальтированными дорогами - вполне обычный пост-советский город. Но сейчас его украшают гигантские стеклянные витрины с цветными фотопортретами передовиков жилищно-коммунального хозяйства и муниципальной сферы. Под лозунгом "Это наша работа" сообщается, сколько квадратных метров починено, дворов выметено, подъездом отремонтировано. Следов, правда, этих трудов не заметно.

Чья это реклама, и за чей счет она размещена - догадаться нетрудно. Сторонники Виктора Чрепкова верят - это единственный честный человек в Приморье, в личный карман мэра ничего не "капнуло".

Впрочем, губернатор Наздратенко уверен в обратном.

Евгений Наздратенко:

Акт есть. Министерства финансов Российской Федерации. КРУ Министерства финансов. Этот акт - вот он лежит, его раздали всем. Там... дурно становится - на эти суммы... 160 миллиардов туда-сюда, понимаете? - и ни рубля найти не могут. Замы отвечают - так или иначе, косвенно. По шесть лет получают, по пять лет лагерей.

Михаил Соколов:

Виктор Черепков, в свою очередь, нападки отвергает.

Виктор Черепков:

Если бы хоть какая-то зацепка была по уголовным делам, я давно бы бряцал кандалами и не давал вам интервью. Потому и подбрасывали, что ничего не могут найти. И не потому, что трудно найти. Они бросили все силы, КРУ города, КРУ края... Не хватило - они КРУ Хабаровского края прихватили. Но за этими уголовными делами ничего нет. Нет у них ничего.

Михаил Соколов:

В свою очередь, бывший заместитель главы города Николай Белецкий отмечает: все дела, затеянные краевой прокуратурой, заканчиваются ничем. Так что они - политические.

Николай Белецкий:

Я лично слышу, на протяжении шести последних лет, что Черепкова посадят. Вот я жду. Создан ряд уголовных дел. В результате - Черепкова отстранили по уголовному делу первый раз. Вынесли его из мэрии, но на выходе почему-то сегодня посадили на скамью подсудимых генерала Бондаренко, работников УВД отстранили, прокуратуры. Тех, кто занимались фальсификацией уголовного дела.

Семь лет тратятся бюджетные деньги, идет злоупотребление с использованием служебного положения. Опять же - бандитами не занимаются. Черепков опять на свободе. Тогда у меня вопрос. Или они врут, или они профессионально непригодны.

Есть и третий ответ. Что это просто надутое политическое преследование и безответственность должностных лиц, которые сегодня за уши втянуты в политику... правоохранительной системы Приморского края. Они, как бы, создали этот сговор, и за счет его пытаются у населения украсть конституционные права избирать и быть избранными. Чему мы, в общем-то, здесь и сопротивляемся.

Михаил Соколов:

Вот таков накал борьбы за пост мэра Владивостока.

Несбыточная мечта - увидеть выборы, где конкурирует не компромат, а программы кандидатов. Некоторые следы подобной дискуссии мне удалось найти во Владивостоке. Нынешний градоначальник Юрий Копылов обещает сделать город порт-о-франко. Порт-о-франко - это свободная от таможенных пошлин зона, а на ее введение во Владивостоке сегодня не пойдет ни одна вменяемая власть. Это не мешает кандидату агитировать народ мифом о "вольном городе Черноморске".

Практически все кандидаты в мэры верят, что Владивосток может стать мировым туристическим центром. Условий для этого, правда, никаких. В Амурском заливе опасно купаться. Деньги на строительство очистных сооружений в городе, который в перспективе мог бы стать центром отдыха и туризма, уже выделены международными организациями. Но нынешние власти Приморья давать их не спешат, сообщил мне кандидат в мэры Сергей Грац.

Сергей Грац:

Мешает сегодня одно. Международный экологический фонд выставил свои условия - что ни одного доллара не должно уйти мимо экологии. На экологию они готовы добавить, значит, куда-то вправо-влево - нет.

Три подписи должно быть под любой платежкой. Это подпись того предприятия "Экоморе", которое здесь разрабатывает и является проводником этого проекта. Подпись администрации и подпись представителя международного фонда. К сожалению, такая схема администрацию не устраивает. Почему - вам, наверное, понятно.

Михаил Соколов:

Исполняющий обязанности мэра Копылов не унывает. Он прилюдно пообещал, что скоро появится новая технология - из фекалий вот-вот будут добывать мазут. Так и решат экологическую и энергетическую проблемы Владивостока.

Юрий Копылов:

Мы сделаем это дело, и я думаю, что нам надо все добро завезти туда, и мы мазут, собственно, будем делать. Это, вот, может, через годика два. Это биологическая масса. Оказывается, очень просто все придумано.

Михаил Соколов:

Опасения инвесторов, видящих и прожектерство, и коррупцию, понятны. Противники Наздратенко указывают на то, что губернатора, назначившего мэром Копылова, не смутила его яркая биография.

Рассказывает Николай Белецкий.

Николай Блецкий: Юрий Михайлович Копылов, амнистированный два года назад, был осужден за финансовые злоупотребления с бюджетом. На него есть "крючок" у губернатора, и губернатор его руками может делать все что угодно. Вот что такое связка "Евгений Иванович и Юрий Михайлович Копылов".

В этом смысле, это законы, может быть, зоны и паханов.

Михаил Соколов:

Другой кандидат в мэры, деликатный пивовар Валентин Рудненко, высказался о Юрие Копылове помягче.

Валентин Рудненко:

Юрий Михайлович Копылов проявил себя достаточно активно, будучи временным исполняющим обязанности главы администрации Владивостока. Дорожное строительство он очень активно ведет. Поэтому, когда я буду мэром, я предложу Юрию Михайловичу, допустим, пост замначальника дорожно-строительного управления, которое занимается ремонтом и восстановлением дорог. Но, правда, без права финансовой подписи.

Михаил Соколов:

Вряд ли случайно сейчас во Владивостоке с приватизацией происходят невероятные вещи. Только что в газете "Арсеньевские вести" опубликовано распоряжение исполняющего обязанности мэра Копылова. Участок лакомой земли в центре города отнят у отделения Центрального Банка и передан акционерному обществу "Приморскнефтегаз". Это подтвердил кандидат в мэры Владимир Гильгенберг.

Владимир Гильгенберг:

Земля под строительство офиса... Ну, естественно, исторический центр отдать за копейки без конкурса - это уже идет счет на сотни тысяч долларов. Кому - фирме сына губернатора.

Михаил Соколов:

Хозяин ста проценов акций "Приморскнефтегаза" - сын губернатора Наздратенко Андрей. В аренду этой же фирме за бесценок отданы пять городских кинотеатров. Надо ли объяснять, что управляющий городом Юрий Копылов пользуется доверием губернатора Евгения Наздратенко?

Юрий Копылов:

Конечно, легче, так сказать, копать переход, там, раздавать подарки друзьям, подвывать, стоя на площади... А есть вещь, которая крайне необходима. Это свет, это тепло, это выпечка хлеба. Поэтому, естественно, громко выражаю свои мысли по поводу выборов в городе Владивостоке.

Михаил Соколов:

Кандидат от власти прославился неуемным популизмом. Правда, иногда, как говорится, его "заносит", поскольку его речи - это просто поток сознания.

Юрий Копылов:

Нищета, которая у нас потихоньку наступает, и разруха, которая идет - она неминуемо коснется всех сфер жизни и деятельности города Владивостока. Никуда мы от этого не денемся.

Михаил Соколов:

Действительно - никуда. Единственным капитальным строением, сооруженным в эпоху нынешнего градоначальника, стал городской крематорий. Юрий Копылов с радостью рассказывает, как он лично повел на кладбищенскую экскурсию ветеранов войны.

Юрий Копылов:

При нас - председатель и городского совета ветераном поездили, показали им крематорий, они говорят: "Нам надо мемориальное место для того, чтобы не везде хоронили участников Великой Отечественной, а в одном месте хоронили". Поехали. Отвели мы эту землю, вырезали березы, все, что было, пеньки эти выкорчевали. Но при этом надо было видеть, как они радовались, когда увидели свое место захоронения. Жуть невероятная! До чего же надо русского человека довести этой жизнью, откровенно говоря! Видя собственную могилу, радоваться будет.

Поэтому та работа, которую мы строили и строим сейчас, она направлена как раз на созидание, на мало-мало поддержку.

Михаил Соколов:

После этого рассказа нынешнего руководителя города Владивостока Юрия Копылова в зале, слушавшем этого кандидата в мэры, наступила гробовая тишина.

В магазинах Владивостока продается водка "Губернатор Приморья". Портреты Евгения Наздратенко висят в кабинетах чиновников городской и районных администраций. Так было при Ельцине, так и осталось при Путине.

У самого Евгения Наздратенко - портрет Муравьева-Амурского. Под ликом блестящего генерал-губернатора, отвечая на мой вопрос, глава края без стеснения заявил, что он поддерживает на выборах Юрия Копылова.

Евгений Наздратенко:

Я бы хотел видеть Копылова, безусловно, если бы меня спросили о кандидате. Хотя, вне всякого сомнения, там, конечно, совсем не безоблачная ситуация. Он человек, и что-то делает такое, с чем я не согласен. Но, по большому счету, он любит этот город, он хозяйственник, он делает для меня понятные, внятные поступки.

Михаил Соколов:

Политика ловкого и хитрого, Евгения Наздратенко не смущает то, что подобная открытая агитация противоречит закону. У него ведь под рукой не только свои юристы, но и "прикормленная" пресса. Интересно, что бюджетные расходы на средства массовой информации края профинансированы более чем на сто процентов. А вот выплата детских пособий - процентов на двадцать. Без создания виртуального мира успехов и достижений краевая власть не выстояла бы.

Губернатор Приморья убеждает: благодаря ему, в крае процветает полный плюрализм, в газета пишут о нем все, что хотят. Вызывают из Москвы комиссии, которые, правда, никаких нарушений не находят. Евгений Наздратенко сообщил мне, что, возможно, в связи с административной реформой, лишения депутатской неприкосновенности (ныне он обладает ею как член Совета Федерации) он не опасается.

Евгений Наздратенко:

Как говорится - ну, Бог с ним. Уж нет человека, которого так бы светили на рентгене, как меня, в этой стране. Ну, ради Бога, пусть проверяют опять, кровь какая у меня, какой я веры, сколько во мне еврейской крови, сколько всего, понимаете? Во мне все проверили. Что дед, Яков Осипович, еврей. Ну, и что? Еврей - что дальше? Мать - немка, ну, и что дальше? Немка. Еще что? Отец - украинец. Значит, я - русский. Вот так примерно все, живущие по этому самому...

Ну, все писали в газетах. Какой национальности. Как какой-нибудь момент, о воровстве говорят: "Ну, он же... дед - Яков Осипович". Ну, Яков Осипович, еще что? А ворую я, может быть, меньше Ивана Петровича.

Михаил Соколов:

В Приморье создана действительно удивительная система. Если читать самые тиражные газеты, смотреть три канала местного телевидения, на все лады восхваляющие Наздратенко и Копылова, можно ничего не узнать о важнейших событиях политической жизни, в том числе - и о ходе избирательной кампании.

Об освещении выборов я беседовал с директором Дальневосточного филиала Национального института прессы Андреем Калачинским. Начали с местных газет.

Андрей Калачинский:

На рынке СМИ девять десятых все-таки - это издания и редакции, лояльные нынешней власти. Потому что быть лояльными власти всегда экономически выгоднее, политически благонадежнее - и журналисту. Ну, удобнее работать так. Причем, парадокс Владивостока в том, на мой взгляд, что именно самые профессиональные издания выбирают этот путь лояльности, а не путь независимости.

У нас есть, наверное, две газеты, которые по праву называют себя оппозиционными, не независимыми именно, а оппозиционными, потому что они сильно критикуют краевую администрацию и нынешние городские власти. Это "Завтра России из Владивостока" и, наверное, "Арсеньевские вести".

Есть газета "Утро России", очень мной уважаемая, которая пытается работать более объективно. Но у нее незначительный тираж, и она тоже не укомплектована сотрудниками.

А лучшие наши газеты, такие как газета "Владивосток" и газета "Новости" - они, к сожалению, скорее, прокопыловсккие.

Михаил Соколов:

Обстановка на телевидении и радио гораздо хуже, - считает Андрей Калачинский

Андрей Калачинский:

Две радиостанции, одна из них - это "Радио Владивосток", другая - "Радио ЛЕММА", позволяют себе давать максимально широкий спектр взглядов - как сторонников администрации, так и ее противников. Другие каналы либо избегают это все, скрываясь за музыкой, либо, как государственный канал, выбирают одну сторону.

На телевидении, к сожалению, ситуация хуже. Телевидение чрезвычайно зависимо от местных властей, по разным причинам. Поэтому почти все каналы, может быть, кроме телекомпании "Лица-23", которая имела неприятности с властями, стараются давать очень лояльную информацию. Либо отказываются от размещения рекламы неугодных властям кандидатов.

Михаил Соколов:

В общем, ясно, что плюрализм если и процветает кое-где, то не благодаря заботе губернатора.

Конфликт губернатора Наздратенко и бывшего мэра Черепкова привел к немалым житейским проблемам. От них устали. Многие во Владивостоке поддержали бы депутата краевой думы Юрия Рыбалкина.

Юрий Рыбалкин:

Вакханалия в городе Владивостоке и в Приморье не закончится до тех пор, пока с политической арены не уйдет нынешний губернатор и антипод его - Черепков. Городу и краю эти два политических лидера, которые находятся в связке, не нужны.

Для Владивостока, для владивостокцев, зло номер один - это нынешний губернатор. И его "мудрое", в кавычках, правление краем. Черепков - это тот клин, с помощью которого можно вышибить клин Наздратенко.

Михаил Соколов:

В то же время, парадоксальное противостояние создало здесь и некоторые основы гражданского общества. Это отметил "вольно" мыслящий глава краевого избиркома Сергей Князев.

Сергей Князев: Может быть, это и хорошо, что есть оппозиция. Оппозиция такая - не мнимая, не опереточная, а, во всяком случае, оппозиция, которая на виду не только в Приморском крае, а у всей России.

Ну, что хорошего, когда мы смотрим на Хабаровск? Вот тишь, да гладь, да Божья благодать. А, может, эта тишь да гладь сродни болоту?..

Михаил Соколов:

Слой самостоятельно мыслящих граждан, которые нуждаются в объективной информации и не ждут милости от властей, в Приморье существует. Эти люди готовы поддерживать и свободу прессы, хотя она и не всегда оправдывает их надежды, - замечает директор Дальневосточного филиала Национального института прессы Андрей Калачинский.

Андрей Калачинский:

Местная пресса, к сожалению, не дает себе труда в попытке произвести какой-то обзор ситуации. В основном, идут рекламные публикации тех или иных кандидатов. Российское законодательство на период выборов оставляет избирателя один на один с пиаровскими разработками претендентов. Пресса как бы устраняется от этого всего. Даже якобы независимая пресса не может давать собственный анализ, потому что ее тут же обвинят, что она работает на ту или иную сторону.

Михаил Соколов:

Тем не менее, за период бесконечных выборов мэра Владивостока меняется политическое сознание граждан. Ранее как сторонники Черепкова, так и его противники, несколько лет фактически блокировали избрание городской Думы. Теперь люди стали понимать значение этого органа и демократических процедур. Как заметил один из моих собеседников, без

Думы нечистый на руку мэр в свою пользу сможет "освоить" до двух миллионов долларов ежегодно, при наличии Думы - уже не больше миллиона. И такое понимание - уже прогресс. 18 июня Дума, наконец, может быть доизбрана.

На сегодня нет уже и ситуации единоличного лидерства. Соперничают Виктор Черепков и выдвинутый местной партией власти его противник. Определенное поле для новой силы, хотя и небольшое, уже появляется. У кандидатов нового поколения Николая Белецкого, Валентина Лагненко или Сергея Граца есть определенные шансы показать себя, - считает Андрей Калачинский.

Андрей Калачинский:

Я думаю, что, может быть, их время и пришло, но их беда в том, что они загнаны в тень очень яркими фигурами первого эшелона. Копыловым и Черепковым. И пока эти два бойца, и особенно Виктор Иванович Черепков, присутствуют на ринге, другим людям здесь пока делать нечего. По крайней мере, люди надеются, что Черепков, при всей его такой, вот, суперэкстравагантности, он, по крайней мере, дороги ремонтировал в последний год своего правления. Уже за это готовы его переизбрать. Поэтому шансы Черепкова высоки.

Михаил Соколов:

Есть одно условие для нормализации жизни Владивостока. Следует нейтрализовать так называемые административные ресурсы и добиться проведения действительно честных выборов. Виктор Черепков верит, что фальсификациям и нарушениям помешает недавнее осуждение авторов фабрикации уголовного дела против него.

Виктор Черепков:

Некоторые сегодняшние председатели комиссий, которые втянули или втягивают в очередную аферу с подтасовками, могут сесть на эту еще не остывшую скамеечку от милиционера и получить дополнительные себе уже привилегии в камере.

Михаил Соколов:

Однако Виктор Черепков указывает: состав избирательных комиссий продиктован администрацией города. Оппозиционная партия не представлена.

Виктор Черепков:

Если сейчас ни одного человека от СПС нет, ни одного нет от "Яблока", а об остальных я уже молчу. Даже из коммунистов половину выбросили оттуда.

Михаил Соколов:

Глава краевой избирательной комиссии Сергей Князев считает все комиссии легитимными.

Сергей Князев:

Юридически не придерешься, то есть - все требования закона выполнены. Туда включается КПРФ, "Единство" и ЛДПР. "Отечество", "Яблоко" и СПС страдают.

Михаил Соколов:

Словом, все по закону, а по сути - издевательство. Именно из-за этого, из-за постоянных нарушений законодательства краевая Дума собирается создать свою комиссию по контролю за выборами, - сообщил депутат Сергей Соловьев.

Сергей Соловьев:

Депутаты краевой Думы активно участвуют в контроле за исполнением законодательства Приморского края в период проведения выборов. Наверное, нынешние выборы не станут исключением.

Михаил Соколов:

Неправильно сформированная комиссия - это еще цветочки. Есть и ягодки. Жителям Владивостока, зависимым от муниципальной власти, настойчиво рекомендуют целыми коллективами идти на досрочное голосование. Недовольным угрожают даже увольнением, - сообщил Сергей Соловьев.

Сергей Соловьев:

Дело доходит до того, что людей просто в принудительном порядке заставляют досрочно голосовать.

Михаил Соколов:

В это же время краевая избирательная комиссия не имеет письменных жалоб, и поэтому выжидает, - заявил ее председатель Сергей Князев.

Сергей Князев:

Несколько раз у нас в избирательной комиссии раздавались звонки о том, что "вот, нас принуждают голосовать досрочно. Насколько правомерны эти действия?". Естественно, мы говорим, что это неправомерные действия, принуждать никто не вправе, тем более - досрочно голосовать. "Что делать?" - "Напишите нам официальное письмо, тогда мы будем разбираться". Тут же кладется трубка.

То есть, где это, кого заставляют? Все хотят быть смелыми, но за чужой счет. Но так ведь не получится.

Михаил Соколов:

Вот такова ситуация во Владивостоке. Буквально несколько дней назад семь из девяти кандидатов в мэры города выступили с совместным заявлением. Они призывают горожан поставить заслон возможным фальсификациями на выборах. Говорит кандидат в мэры

Николай Белецкий:

Как бы вас ни запугивали увольнением с работы, как бы вас ни пытались обмануть, не ходите на досрочное голосование. Лозунг оппозиции сегодня: "Ни одного голоса, ни одного бюллетеня - в зданиях администрации!". Все приходим восемнадцатого числа.

Михаил Соколов:

Несмотря на информационную блокаду, авторы обращения намерены наладить действенный контроль за ходом голосования под эгидой движения "За честные выборы". Частично такое уже получалось во Владивостоке во время губернаторских выборов, - сообщил Николай Белецкий.

Николай Белецкий:

Мы попробуем доказать новому руководству страны, и документально доказать, что даже если они сами себя изберут и напишут себе нужные цифры, что это сфальсифицировано.

Михаил Соколов:

Как прогнозирует лидер движения "Согласие" кандидат в мэры Сергей Грац, административное давление лишь усилит протестный характер голосования во Владивостоке.

Сергей Грац:

Владивосток - это город протестный. Ни разу за последние пять лет администрация края его не выигрывала, и это показывает количество срывов выборов; это не срыв, а очень часто было протестное голосование.

Протест у людей поднялся еще выше. И это мы, опять же, проводили по опросам и видели. Я думаю, явка на выборы мэра будет довольно высокая. Ну, на сегодня, наши опросы показывают, что это шестьдесят пять процентов, может быть, чуть больше.

Михаил Соколов:

Прогнозы говорят и о том, что вероятность победы кого-то из кандидатов в первом туре невелика. Через две недели ожидают второй тур выборов. И остается серьезная проблема: а состоится ли он? А если состоится, не будут ли оспорены его итоги? И вообще, что будет дальше? Ведь Виктор Черепков настроен на жесткую борьбу с администрацией края.

Предположим, одержит победу кандидат от оппозиции. Не будет ли он смещен по воле губернатора Наздратенко: Николай Белецкий уверен, что ситуация в стране изменилась, и Наздратенко на это не пойдет.

Николай Белецкий:

Он не будет настолько независим, как, вот, сегодня. Он будет сегодня, прежде всего, зависеть от того, чтобы мэр города справлялся со своими обязанностями, и не будет бить по тому креслу, значит, устраивать... потому что в противном случае, если город разморожен будет, если жители начнут бастовать, то в первую голову спросят с него.

Раньше спрашивали с мэра города, его как бы подставляли, сейчас этого не будет. Сейчас будет единая связка, как альпинисты. Значит, пожалуйста, ты можешь говорить, что верхний альпинист плохой, но все вы слетите в трещину, можешь говорить, что - нижний, но он вас утянет туда. Все, сменилась вертикаль.

Михаил Соколов:

Между тем, сам губернатор Приморского края рассчитывает получить от Москвы новые полномочия по усмирению местного самоуправления. Он не собирается ждать повторения конфликта с властями города и готов снять Виктора Черепкова с должности, если того изберут мэром, в случае первого же нарушения закона. Это Евгений Наздратенко подтвердил в интервью Радио Свобода.

Евгений Наздратенко:

Ну, а что же мне делать? Значит, будет тогда вступать в силу закон. Нарушение закона, я думаю, для всех будет одинаково, не придется прятаться под всякие завывания, восклицания, митинги. Надо просто отвечать по закону; надеюсь, страна созрела.

Михаил Соколов:

То есть, если будет принят закон о праве губернатора, так сказать, увольнять главу местного самоуправления с определенной процедурой, а это, наверное, будет где-то к июлю, и если повторятся те события, вы им воспользуетесь? Я правильно вас понял?

Евгений Наздратенко:

Безусловно, я воспользуюсь просто ради жизни здесь людей. Потому что не должна кормиться одна кучка приближенных.

Михаил Соколов:

Как мы помним, закон в Приморье власть трактует всегда в свою пользу, и поэтому оппозиция весьма рассчитывает на то, что Москва сможет проявить свою волю и "успокоить" Евгения Наздратенко. Говорит лидер приморской оппозиции, глава Дальневосточного пароходства Александр Кириличев.

Александр Кириличев:

Я надеюсь на это, что он будет себя вести по-другому. Иначе слова Путина - "Диктатура закона" - это просто-напросто блеф и игра. После принятия этих трех законов господин Наздратенко или соберется и покинет эту территорию, или пусть его забирают куда угодно. Я не говорю, что он дилетант полностью. Но он постоянно нарушает законодательство. Как федеральное, так и местное законодательство.

Михаил Соколов:

Ныне, вопреки подобным надеждам, весьма велика вероятность того, что самоуправство под видом наведения порядка, будет тиражироваться по всей России. Особенно, если нынешняя губернская власть "сдаст" своих местных олигархов, поделится ресурсами со всероссийскими корпорациями и перейдет к ним на службу. Если административная реформа будет проведена "по-путински", без корректировок, защищающих выборную муниципальную власть.

Так, могут быть уничтожены слабые ростки демократии и плюрализма, пробивающиеся в провинции на свет, - к сожалению, лишь благодаря объективно существовавшим конфликтам совсем недемократичных лидеров разного государственного и муниципального уровня. Пока, как и во Владивостоке, городе приморском, очертания даже самого ближайшего будущего выглядят весьма и весьма туманно.

Вы слушали еженедельную программу московской редакции Радио Свобода "Выборы-2000".

В следующей нашей передаче 15 июня - рассказ о выборах в Ульяновске.

XS
SM
MD
LG