Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000


Михаил Соколов:

18 июня мэром Владивостока стал выдвиженец краевой власти Юрий Копылов. Выборами административно-принудительное голосование с последующей фальсификацией, при попустительстве федеральной власти и прокуратуры, - назвать трудно. Так что предстоит рассказывать о неизбежных судах.

А в Иркутской области 25 июня - выборы Законодательного собрания. Об этом из Приангарья сообщает Владимир Долин.

Владимир Долин:

Формально выборы депутатов Законодательного собрания Иркутской области проходят по одномандатным округам, но большинство кандидатов входят в избирательные блоки. Их три: прогубернаторское "Прибайкалье", блок "Народный депутат" и список "Единства".

Основная борьба развернулась между "Прибайкальем" и блоком "Народный депутат". За политическим противостоянием стоят противоречия между самым прибыльным предприятием области "Иркутскэнерго" и областной администрацией. Подведомственная областной исполнительной власти пресса называет президента компании "Иркутскэнерго" Виктора Боровского местным олигархом и сравнивает его с Борисом Березовским. Действующего же губернатора Бориса Говорина рисуют чуть ли не восточносибирским Путиным.

Михаил Соколов:

Репортаж Владимира Долина из Иркутска прозвучит в программе Выборы-2000 29 июня.

Прошедшие 18 июня выборы в Мурманской и Архангельской области и Ульяновске не отличались активностью избирателей. В Мончегорском округе из-за низкой явки не смогли избрать депутата Государственной Думы. На первом месте был выдвиженец администрации региона Игорь Чернышенко, сорок процентов; на втором - "яблочник" Борис Мисник; далее - лидер коммунистов Михаил Андров.

В Ульяновской области провалились довыборы в областную Думу по шести округам губернской столицы. Репортаж Сергея Гогина.

Сергей Гогин:

В шести избирательных округах Ульяновска на выборы пришло от восьми до четырнадцати процентов избирателей. В декабре прошлого года в этих округах выборы не состоялись из-за большого количества проголосовавших против всех кандидатов.

Нынешний результат был предсказуем. Свою роль сыграли как дачный сезон, так и усталость населения от выборов. Люди говорят, что них ничего не зависит, поэтому голосовать нет смысла. Народ также обозлен отсутствием горячей воды, недавним повышением тарифа на электроэнергию и резким ростом цен на сахар и муку.

То, что выборы не состоялись, на руку областной власти. Состав Законодательного собрания еще, как минимум, на полгода останется монолитным и лояльным губернатору Юрию Горячеву. Подозревают, что именно для этого облизбирком отказался совместить довыборы в Законодательное собрание с президентскими выборами в марте. Тогда явка была высокой, и городские округа с большой вероятностью смогли бы делегировать в собрание оппозиционных губернатору кандидатов.

Как свою победу администрация Горячева может рассматривать и досрочное прекращение полномочий Ульяновской городской Думы. Пятеро ее депутатов под давлением областной власти написали заявления об отставке, что парализовало работу Думы. Наиболее вероятной причиной давления на Думу стало ее решение о приватизации семи крупных объектов муниципальной собственности, что в областном руководстве квалифицировали как распродажу народного состояния.

Михаил Соколов:

Новые выборы в Ульяновске пройдут в октябре, - сообщил Сергей Гогин.

18 июня сам я был в Архангельской области, где проходили выборы областного Законодательного собрания.

Наш самолет, пробив пелену серого тумана, выскочил их туч прямо над Муксолмой и стал снижаться в порывах ветра над знаменитой дамбой, с острова на остров, и тут, над линзами десятков озер и над плотным серо-зеленым лесом открылся вид на Соловецкий кремль. Знаменитый монастырь в Белом море, уникальный памятник и трудам подвижников православной церкви, и жертвам ГУЛАГа, погибшим в страшном Соловецком лагере особого назначения - СЛОНе, и Соловецкой тюрьме особого назначения - СТОНе.

Действующему ставропигиальному мужскому монастырю, где подвизается около трех десятков монахов и послушников во главе с насельником отцом Иосифом, удалось вычистить территорию кремля. Паломники и прихожане смогли украсить отреставрированую надвратную церковь, где и идут службы.

Правда, в праздник Троицы в храме еле умещается сотня паломников и прихожан, но они довольны, получая за труды благословение и советы монахов, посвящать, например, другим шесть дней в неделю, а день - себе.

Пока монастырь и музей (оба - крайне небогатые) "сожительствуют" в одних стенах, без споров и ссор, - рассказала экскурсовод Светлана.

Светлана:

Музей не лезет в монасырские дела, монастырь, в общем-то, так, особо не претендует на главенство... Ну, как? Он у себя дома. Мы тоже вроде как уже, за всю историю советской власти, тоже считаем это своим домом, и никто некого не вытесняет, никто никого локтем не отшибает, мы живем дружно и мирно.

Михаил Соколов:

Хозяину большинства исторических зданий, Соловецкому музею-заповеднику, удается лишь, в лучшем случае, за счет ремонта и реставрации, противостоять распаду. Пока реставрируют трапезную и Спасо-Преображенский собор, разрушаются другие здания. Хотя с этого года ученые перешли с областного на федеральное финансирование, замдиректора Соловецкого музея по науке Александр Мартынов смотрит в будущее без особого оптимизма.

Александр Мартынов:

Так что греха таить? Это возвращение, вообще, к финансированию советских времен - вот что сейчас, в действительности, происходит. Даже эти деньги, даже те деньги, шестьсот тысяч, в начале девяностых годов, которые выделяло государство, - это, в общем-то, очень малые, очень недостаточные деньги для того, чтобы заниматься реставрацией на таком количество объектов. Их две с половиной сотни. Они содержат в себе колоссальное количество еще всяких разных загадок, а самое главное - колоссальный объем работ. И поэтому и та производственная база, которая сейчас есть, тот небольшой кооператив, который работает, эти деньги, которые выдаются - это, в общем, капля в море, по сравнению с тем, что нужно. Слишком несоизмеримы объемы работ, необходимые для выполнения, и то, что сейчас вкладывают, кто этим занимается.

Так что, вот, конца этому процессу совершенно не видно, нужно другое государственное отношение к этому.

Михаил Соколов:

Чудны места соловецкие. В бывшей резиденции митрополита Макария - бурное цветение, здесь пытаются сохранить остатки монастырского ботанического сада. Жужжат шмели на цветах канадской черемухи. Выглядит ухоженной лиственничная аллея, посаженная политзаключенными. А построенная полтора века тому назад бывшая митрополичья дача явно покосилась, а от часовни Александра Невского остался один остов.

Закрыта и церковь на Секирной горе, там, где во времена Соловецкого лагеря был страшный штрафной изолятор - здесь расстреливали. Здесь и пытали - "с выдумкой". Сажали на жердочки на верхотуре церкви, привязав к дереву, ставили "на комары" на съедение. По крутой лестнице-секирке лагерные палачи сталкивали, привязав к бревну, неугодных заключенных. Сейчас путь вниз, к поклонному кресту у подножия горы, кресту памяти жертв террора - закрыт, недоступен.

О когда-то знаменитых дорогах не говорю: разбиты и подтоплены. Уникальный туристский объект живет за счет бюджетных даяний. Водорослевый комбинат явно не процветает, зато размножаются госструктуры. Раньше на Соловках было три-четыре милиционера, теперь их уже двенадцать. В соловецком телефонном справочнике главной оказалась буква "М" - милиция (начальник), монастырь (насельник), музей (директор). Но есть еще метеостанция, лесхоз, администрация, райсовет, непонятные конторы числом до 40, где и находит малый заработок местное население, уменьшившееся с полутора тысяч десять лет назад до девятисот пятидесяти человек.

Поток туристов тоже упал с 30 000 в конце 1980-х - до пяти-шести ныне; что, может быть, и неплохо, поскольку инфраструктура острова не подготовлена для нормального туризма. Зимой острова фактически отрезаны от материка. От близлежащей карельской Кеми -минимум на полгода. Лишь раз в неделю из Архангельска летает пятнадцатиместный самолет.

Но заметно появление на Соловках прослойки людей, способных вести свой бизнес. Несколько энергичных жителей зарабатывают летней работой - на катерах доставляют гостей с карельского берега, из Кеми. Этот путь из одной из столиц (мурманским поездом до Кеми, потом три часа через Белое море) куда дешевле перелета из Архангельска.

Симпатичная и радушная хозяйка гостиницы "Приют" Катя Григорьева продолжила дело, начатое ее отцом. Ее маленький семейный отель оборудован по западным стандартам - чистые комнаты, в доме все удобства, построены маленький ресторан, бар, каминный зал, сауна. Дела ведут с мужем и подругой Олей. Естественно, труды Кати Григорьевой нелегки.

Катя Григорьева:

Да, конечно, тяжело. В замкнутом пространстве вообще тяжело находиться. Если летом оно расширяется, потому что приезжают люди - ты как бы находишься то в одной стране, то в другой стране, то в России, постоянно... - то зимой ты находишься на острове. Это очень тяжело. Самолет летает - да, конечно. Самолет летает. Но то, что ты думаешь о том, что ты не на Большой земле, и выйти с острова ты не можешь - это уже нервирует.

Михаил Соколов:

На острове есть еще пара подобных гостиниц. Местные жители к бизнесменам относятся с подозрением. Не жалует их, похоже, и местная власть. Хозяевам построек архипелага легче держать в полуразрушенном состоянии знаменитую монастырскую гостиницу 19-го века, чем пустить для ее восстановления инвесторов. Та же Катя Григорьева до сих пор не получила разрешения для строительства вместе с норвежскими друзьями второго дома для своей мини-гостиницы.

Бездельников же, желающих контролировать бизнесменов, хватает. Я спросил хозяйку мини-отеля Катю Григорьеву, что могло бы заставить ее закрыться.

Катя Григорьева:

Я думаю, что, если каждый месяц у меня будет хотя бы одна проверка, она меня будет дергать от людей. Потому что мы работаем втроем, и делаем все втроем, начиная от уборки мусора на улице, урн, и заканчивая перестиланием постелей. Вот, если каждая проверка каждый месяц будет меня дергать, - а проверки обычно бывают так, они живут неделю, - если неделю я буду находиться...

Михаил Соколов:

За ваш счет?

Катя Григорьева:

Все проверки оплачивают свое проживание. Это обычно заканчивается штрафами.

Так вот, если эти проверки будут каждый месяц жить неделю, я буду нервничать - потому что я очень взвинченная (я думаю, что не каждый нервничает, я очень близко все принимаю к сердцу; каждая проверка для меня - это очень огромный стресс), - то, конечно, долго мы не протянем. Я думаю, что тогда мы все оставим и уедем.

Михаил Соколов:

Я надеюсь, что вы не уедете.

Катя Григорьева:

Я надеюсь тоже, что мы не уедем. Нам стало лучше... Мы приобрели имя уже. У нас оно уже есть, такое маленькое имечко. И нам легче. Нам легче с властью потому, что, в принципе, нас знают и нас давить не будут. Если что-то сделают, то - сразу.

Михаил Соколов:

О возрождении Соловков в Архангельской области говорят все, но до сих пор, как и во времена СССР, музейные и административные руководители надеются на федеральные деньги. Правда, губернатор Архангельской области Анатолий Ефремов нашел оригинальный рецепт привлечения средств для возрождения Соловецких островов.

Анатолий Ефремов:

У нас есть такой вариант. Мы с Алексием обратились к Владимиру Владимировичу Путину, чтобы его супруга возглавила попечительский совет по Соловкам. То есть - пролоббировать многие вопросы.

Хотя я бы не сказал, что не сдвинулась ситуация. Построены гостиницы... Прошлый год я прямое правление там ввел, свое. У меня остался и глава, и все это, но - полный патронаж. Завезли уголь, завезли продукты питания, горючее, стройматериалы... Все, что необходимо, завезено.

Есть программа по возрождению Соловков. Сейчас экономическая ситуация стала полегче, сейчас можно заниматься Соловками. Раньше занимались лесом, теперь надо заниматься культурой. С министром культуры говорил на эту тему, что нужно отдельную тоже нам программу сделать. Он пообещал мне сюда прилететь и говорит: "Давай на месте мы серьезно займемся возрождением Соловков".

Край уникальный. Ни в коей мере его нельзя бросать. Он очень ценен, в целом, для России. Но сейчас есть еще программа по развитию туризма.

Михаил Соколов:

Глава администрации области мыслит в старых категориях. Между тем, многим ясно, что для Соловков нужно нестандартное решение. Об этом мы говорили с заместителем директора музея-заповедника Александром Мартыновым.

Александр Мартынов:

Это ощущение... должно быть какое-то нестандартное решение, потому что за двадцать с лишним лет жизни здесь я уже увидел кучу стандартных решений - от постановлений Совета министров и ВЦСПС до решений областной администрации в настоящее время... и Министерства культуры. Вот, и все они не приводят к очень существенному, значимому, меняющему жизнь и внешний вид территории результату.

Но, наверное, что-то надо пробовать. То есть, совершенно очевидно, что государство должно вложиться гораздо более мощно в эту территорию. Но надо вложиться таким образом, чтобы в очередной раз не растащили это вложение по разным кускам. А что? Ну, может быть, акционерное общество. Возможно, это так. И, возможно, должны быть партнеры. Они, как раз, все стоящие силы - и монастырь, и музей, и власть, и довольно мощный кооператив, и еще кто-то, наверное.

Михаил Соколов:

Частные инвесторы.

Александр Мартынов:

Ну, и частные инвесторы. Пока-то частных инвесторов у нас нет. У нас норвежцы дают денег больше на территории, чем... да Фонд Сороса, - чем наши инвесторы российские.

Михаил Соколов:

Возможно ли привлечение средств частных или иностранных инвесторов, если им передать землю под строительство - например, отеля?

Александр Мартынов:

Наверное, если бы государство объединило усилия с патриархией и смогло как-то договориться, чтобы эти объединенные усилия... вот, они, может быть... могут дать результат.

Насчет концессий, насчет того, чтобы сдать в аренду... Я бы решился, сдал в аренду на длительный срок. Но, все-таки, делал бы это достаточно осторожно. То есть, сдал бы какой-то кусок, чтобы увидеть, что из этого получается, как из этого происходит. Вот. Потому что, все-таки, государственная собственность есть государственная собственность. Дело очень серьезное.

Но решится ли оно на это дело? Ну, трудно сказать.

Михаил Соколов:

Развивал предложенную ученым Александром Мартыновым идею привлечения частного капитала для возрождения Соловков хозяин одного из крупнейших предприятий в области, Архангельского целлюлозно-бумажного комбината, Владимир Крупчак, владелец большого консорциума, объединяющего ЦБК, леспромхозы, картонажные фабрики. Он сейчас вкладывает деньги в восстановление исторических Малых Карел.

Владимир Крупчак:

Чтобы какая-то отдача началась от Соловков, нужно туда вложить не меньше... от пятидесяти миллионов долларов. Вот, это - цифра, которая что-то может сделать.

Во-первых, там надо построить несколько отелей нормальных, где люди бы могли просто прийти, отдохнуть, пройтись ... Инфраструктура должна работать нормально. Потом, показывать разрушенный монастырь... тоже. Хотя бы элементарно что-то сделать, начать восстановление.

Во-вторых, там аэропорт надо сделать. Не тот, который сейчас делают (но, слава Богу, хоть это делают), а нормальный аэропорт, куда бы могли приезжать - ну, минимум, Як-40 самолеты...

Михаил Соколов:

То есть, чартер из Петербурга, из Москвы?

Владимир Крупчак:

Чартер из Петербурга, конечно. Нормальное, это... Не пересадки где-то в Архангельске, еще дополнительные затраты, расходы...

Во-вторых, надо пустить несколько лайнеров с Архангельска до Соловков, как это было раньше. "Татария" у нас, "Буковина" - ездили. Дополнительный приход туристов. Пойдут туристы - туристам надо что-то показывать. Надо, чтобы не только было летом, обязательно было зимой. Если зимой - должны быть "Бураны" куплены, какие-то тройки, сани, лошади... Должно быть... заинтересовать, чтобы Соловки работали круглогодично, а не сезонно.

То есть, там есть что показать, есть что посмотреть. Там особенный климат, там приятно просто.

Михаил Соколов:

А есть, я не знаю, в России... в Архангельске, в России люди такого уровня, которые могут или возглавить некий консорциум... собрать эти пятьдесят-сто миллионов долларов вместе (по России, с иностранцами), вложиться и подождать денег, подождать доходов - не один год? Вот, сейчас это возможно?

Владимир Крупчак:

Конечно, возможно. Например, возьмем - Малую Карелию. Мы тут уже пригласили Юргенсов и Якобсонов, Хайнцелей, там. Ну, мы собрали с них по сто-двести тысяч долларов, они дали. То есть, и мы туда вложили. Сейчас делается проект. Ну, здесь мы одни... четверо... Нас четыре компании. По Соловкам - это больший проект, который требует больших капиталовложений. И если взять по двести-триста тысяч долларов, и все будут знать, что этот проект... И там не просто... и поставить туда нормальную, хорошую команду менеджеров нормальных, контролировать эту ситуацию, а не просто так бухнуть (все тогда дело пропадет), - то я думаю, что и иностранцы бы вложились, и государство бы помогло, и церковь бы помогла. То есть, сегодня есть церкви, где они... там. То есть, кто - чем. Кто - чем.

И, самое главное - мы знаем, что будет хороший хозяйственник, который это все дело не пропустит, все деньги сквозь пальцы, - можно их просто уничтожить. И целевым образом начинать - одно, второе, третье. Я думаю, все бы заработало. И Соловки были бы нашей жемчужиной России, которыми они должны быть.

Вообще - передать все церкви, весь остров. Церковь бы наняла нормальных менеджеров. Дать льготу, полностью освободить от всех налогов, которые там есть. Там же были проблемы с военными, там какая-то пограничная зона была. Туда долго не пускали. А сейчас это все ушло, все снято.

Вы посмотрите, летом что там творится . Вот, сейчас еще погода... иностранцев куча, когда они не могут попасть... Условия в аэропорту Васьково... вы видели, что там творится - ни присесть, ни усесться. Везде там плохо, грязь. Самолеты вовремя не летают. Самолеты уже старые.

Михаил Соколов:

Таково мнение одного из крупнейших предпринимателей Поморья, депутата Архангельской областной думы Владимира Крупчака.

Другой местный политик, Александр Иванов, считает, что для реализации подобных планов возрождения Соловецкого архипелага нужна смена властной элиты в регионе.

Александр Иванов:

Если бы Соловки под патернализмом Архангельской губернской власти осваивались бы каким-то сообществом предпринимателей, все давно бы уже было. Но ни предпринимателей туда запустить не хотят, ни, скажем, по-своему организовать это все на государственном или муниципальном уровне не могут. Поэтому с Соловками история будет тянуться до, может быть, ну... количественного сдвига, вот, в управлении. Придут ребята, которым сегодня 30-35 лет, вот эти ребята - во власть, и тогда будет сдвижка.

Сегодня пока, реально понимая эту ситуацию, я бы так просто ждал, не надеясь на то, что мы что-то здесь совершим.

Михаил Соколов:

18 июня жители Соловков поздравляли друг друга с праздником Троицы. Некоторые говорили - "С двойным праздником" и шли от церкви в кремле у здания администрации голосовать - благо, до дома, выстроенного в лагерные советские времена прямо посреди старого монастырского кладбища путь недалекий. Некоторые, правда, сворачивали в близлежащий магазин, и это усугубляло вопрос о явке на избирательный участок.

Глава комиссии по выборам в областную Думу милиционер Владимир Кандыба докладывал в столицу:

Владимир Кандыба:

Проголосовало 124 избирателя. Да, в избирательную комиссию в область я эту цифру буду давать.

Михаил Соколов:

Для того, чтобы выборы состоялись, нужно было, чтобы пришла четверть избирателей - примерно 170 человек. В итоге, на Соловецких островах, которые входили в округ вместе с Новой Землей и двумя сельскими районами, выборы состоялись. Рекордная явка - более половины.

Депутатом избрали главу Архангельского автодорожного управления Петра Орлова, подкупившего голосовавших на селе обещанием ускорить строительство дорог. А соловчанам Орлов сулит до конца года закончить строительство взлетно-посадочной полосы, способной принимать крупные самолеты.

Петр Орлов:

Вопрос о строительстве взлетно-посадочной полосы на Соловках - вернее, о ее удлинении для приема больших самолетов - был решен давно. В прошлом году была сделана проектно-сметная документация, и наше одно из самых крупнейших предприятий, "Ремикс" - приступило к этой работе. В этом году они возобновляют эту работу.

Михаил Соколов:

Строительство нормального аэропорта на Соловках - приоритет и областной власти. Губернатор Анатолий Ефремов держит работу под личным контролем.

Анатолий Ефремов:

Я обязательно дострою там аэропорт. В сентябре-октябре - кровь из носу - его там пущу. Чтобы было круглогодичное там сообщение, безопасные были полеты. Я думаю, что это тоже даст свой приток и туристов. Свой должен быть аэропорт в каждом углу.

Михаил Соколов:

Возможность принимать прямые авиа-чартеры из Петербурга и Москвы, даже из-за рубежа, сейчас, когда морские круизы организовывать невыгодно, - единственный выход заработать на Соловках деньги.

Соловкам все же повезло. У них появился весьма энергичный депутат, Петр Орлов, прямо и почти неподконтрольно распоряжающийся серьезным государственным денежным ресурсом. Может быть, он и выполнит свои обещания.

Не повезло области, в целом. Из тридцати девяти депутатов 18 июня удалось избрать лишь двадцать три.

Фактически провалились выборы в Архангельске и Северодвинске. В некоторых округах не хватило буквально нескольких десятков человек для признания выборов состоявшимися. И сейчас нет кворума в две трети депутатов, необходимого для начала работы местных законодателей. Возможно, причина частичного провала выборов - в том, как они назначались, и как шла избирательная кампания.

Об этом расскажет архангельский журналист Владимир Ануфриев.

Владимир Ануфриев:

Неудача выборов Законодательного собрания Архангельской области была заложена еще в январе, когда депутаты отказались поддержать инициативу губернатора Анатолия Ефремова и провести выборы депутатского корпуса досрочно, 26 марта, вместе с выборами губернатора и президента.

Опыт последнего десятилетия показывает, что без привязки к общефедеральным выборам провести местные, в Архангельской области, очень трудно. Особенно в областном центре. Здесь четыре года не могли избрать городской Совет, всегда не хватало явки. Трижды пытались провести довыборы депутатов Областного собрания по двум округам, и также - безрезультатно.

По данным опросов агентства "Форис", лишь три процента избирателей положительно оценивают деятельность Областного собрания, и только четыре процента опрошенных знают депутата от своего округа.

Между тем, на 39 депутатских мест было 263 кандидата. По оценке председателя областного избиркома Геннадия Филева, минувшая избирательная кампания стала самой грязной за все время в регионе. Перед выборами появились подложные листовки, написанные якобы от лица кандидата, примерно такого содержания - мол, зарплата у меня маленькая, и депутатская прибавка будет очень кстати. Такие агитки, в частности, вышли от имени ректора Медицинского университета Павла Сидорова и заместителя губернатора Николая Исакова. В поселке Пинеге в день голосования отловили распространителя таких фальшивок. Он признался, что ему за работу заплатили 500 рублей.

По данным Геннадия Филева, многочисленные эстрадные звезды (правда, из разряда давно поблекших) давали концерты в поддержку кандидатов, за что получали из их избирательных фондов всего по тысяче рублей гонорара. А вообще, считает Филев, деньги - и даже большие деньги - не гарантируют успеха.

Он привел пример Коряжмы, где баллотировался генеральный директор градообразующего целлюлозно-бумажного комбината Юрий Заяц. Команда из пятнадцати профессиональных имиджмейкеров из Санкт-Петербург вела его избирательную кампанию, но победил здесь уверенно семидесятилетний депутат Областного собрания, бывший строитель Евгений Зарума, известный тем, что постоянно задает неудобный для областной власти вопрос - "На что потрачены деньги?"

Кто может быть по-настоящему доволен, что грядут еще и довыборы Областного собрания, так это - рекламные агентства, имиджевые компании, типографии и многочисленные представители журналистской братии, писавшие заказные статьи и листовки. Все они на этом неплохо заработали и рассчитывают на новые заказы.

Михаил Соколов:

Это было мнение архангельского журналиста Владимира Ануфриева.

Возможны, конечно, еще судебные процессы, кропотливая сверка списков избирателей. Возможно, что-то в Законодательном собрании архангельского региона изменится, но ныне оно - неправомочно, и губернатор Анатолий Ефремов демонстрирует беспокойство.

Анатолий Ефремов:

Случилось - так случилось. Будем работать. Я думаю, что с депутатским корпусом... люди, в общем-то, избраны достаточно нормальные. Но, все равно - будем с ними работать. Другой вопрос, что придется законы все принимать снова. Вот это вот - не здорово.

Михаил Соколов:

С одной стороны, глава региона может управлять теперь указами, с другой стороны, теперь полгода он несет всю ответственность за ситуацию в области.

Скорее всего, по мнению главы облизбиркома Геннадия Филева, довыборы в Областное собрание смогут быть назначены на декабрь и совмещены с выборами губернатора области и глав районных администраций. Тогда люди голосовать придут.

Политические итоги выборов таковы. Избрано два члена Компартии, двое жириновцев, один представитель Союза правых сил, один - от демократического объединения "Честная политика". Победу предсказывали блоку "Солидарность", объединившему "Единство", "Отечество", "Яблоко", Союз правых сил. Блок негласно поддерживала и областная администрация. Избрано немало поддержанных блоком "Солидарность", сообщил лидер регионального отделения Союза правых сил, владелец сети ювелирных салонов Дмитрий Таскаев.

Дмитрий Таскаев:

Представители, которые были либо выдвинуты, либо шли при поддержке блока "Солидарность", девять человек - прошли в Областное собрание. На сегодняшний день, решение о сохранении блока "Солидарность" принято. Мы выйдем на декабрьские выборы, довыборы в Областное собрание опять - блоком. Блоком же будем закрывать выборы городских депутатов, и блоком пойдем на губернаторские.

Михаил Соколов:

Представители крупного бизнеса будут весьма заметны в составе собрания. Один из них - хозяин Архангельского целлюлозно-бумажного комбината и руководитель группы "Титан" Владимир Крупчак. Ему принадлежит сеть магазинов в Архангельске. Сегодня на комбинате погашены все долги, предприятие стало прибыльным, куплены двадцать леспромхозов, бумажная фабрика в Киеве. Строится предприятие по производству тары в Подольске.

Глава "Титана" Владимир Крупчак объясняет, зачем он пошел в политику.

Владимир Крупчак:

Из-за того, что я не хотел, чтобы те люди, которые понятия не имеют о промышленности, те люди, которые не имеют понятия об экономике - не понимают, откуда приходят деньги, за нас какие-то принимали решения. Я не хочу, чтобы за меня кто-то принимал те законы, которые, вообще, невозможно... Только они будут вредить, вредить и вредить.

Вот ситуация. Только чисто из-за того, что мы идем туда... один в поле не воин. Нам надо идти туда в несколько человек, чтобы единомышленники...

Михаил Соколов:

Надо сказать, что у Крупчака весьма непростые отношения с властями. Одни в Архангельске уверены, что ему поспособствовали в приватизации. Многие считают, что его недоброжелатели в администрации, якобы связанные с московскими структурами, пытались отобрать у главы группы "Титан" его бизнес. Несколько лет назад его подозревали в устранении одного из конкурентов, а арестовали по надуманному поводу - за хранение хоть и зарегистрированного, но оказавшегося нестандартным газового пистолета. К тому добавили еще и обвинение в подделке документов.

Суд все обвинения с бизнесмена снял. Крупчак говорит, что хорошо понимает Владимира Гусинского, а о своей обиде рассказывает неохотно.

Владимир Крупчак:

У меня семья очень верующая. Есть такая заповедь - не суди, да не судим будешь. Поэтому я стараюсь, как бы, это все дело... обида - это тоже грех.

Сначала я обижался. Хотелось все бросить. Меня приглашали ведь работать на Запад. Я получал бы хорошую достаточно зарплату в месяц, где-то от двадцати тысяч долларов в месяц. То есть, мне достаточно было бы. Тем более, что я мог продать акции, мог продать что-то и уехать спокойно.

Сначала было такое желание. Да, естественно, я считаю, что не незаслуженно, да и суд это доказал. Но потом как-то думаешь: ну, хорошо, ты уедешь, другой уедет, кто тогда? Обида переходит в желание попытаться доказать. Доказать, во-первых, сначала самому, потом защитить своих работников, свою команду. Если есть что-то, какие-то нарушения, то, может быть, необязательно сразу сажать, арестовывать.

Есть право у человека исправиться. Если он что-то недоплатил в бюджет, как на Западе, ему предоставляют... То есть, проверка налоговой инспекции, например. Вот, вы недоплатили в бюджет такую-то сумму. То есть, предприятие имеет право доплатить, ему дают рассрочку платежа.

А у нас сразу фискально арестовывают счета человека, выемка документов публично, обыски дома... Это же все... И вы посмотрите, сколько людей с инфарктами, сколько с инсультами. Как страдает семья! Ведь когда ты попадаешь туда - сразу, в первую очередь это у тебя стыд перед отцом, перед семьей, перед ребенком. Вот эти моменты просто не очень приятные.

Михаил Соколов:

Вообще, вы не боитесь, что к вам когда-нибудь возьмут, придут и скажут "Вы знаете, вы пятнадцать лет назад стали акционером здесь, а вы неправильно стали. Идите-ка вы отсюда"?

Владимир Крупчак:

Как говорят: "голенький пришел - голенький уйдешь". Вот, есть тоже, как бы, такая штука.

Человек не сможет съесть сразу десять куриц, выпить десять бутылок водки или десять надеть костюмов. Сам процесс - это просто интересно, и Господь Бог, наверное, избрал этого человека... Это... волос с человеческой головы не упадет без воли Господней. Значит, он избранник Божий, значит, Он ему дал это, направляет где-то, избрал его. "Вот, иди, твоя судьба... и делай"

Ну, страх... бояться... Ну, приходили уже, говорили. Я верю в наш суд, верю, что не все... не все покупается и не все продается. Если этого бы не было, мы давно уже здесь бы не были с вами, если у нас бы всех подряд так вот - молотили и колотили.

То есть, есть еще демократия. Конечно, мне было-то в 1994 году... Тогда тоже пришли, так сказали - что незаконно сделали, незаконно создали... Ну, разобрались, слава Богу.

Михаил Соколов:

Другой заметной фигурой в новом Областном собрании будет представитель бизнеса, связанного с государством. Это глава объединения "Севералмаз" Виталий Фортыгин.

Добыча алмазов в регионе должна начаться в 2003 году. Виталий Фортыгин тоже пошел в политику и возглавляет местную организацию партии "Единство".

Виталий Фортыгин:

То, что в Думе областной сейчас нам удастся ядро второе, у меня никаких сомнений нет. Потому что уже сейчас... избраны двадцать три депутата, это люди здравого посыла, в большинстве своем.

Михаил Соколов:

Довыборы в Областное собрание Архангельской области состоятся уже в других условиях, в декабре. Одновременно будет избираться и губернатор. Нынешний глава региона Анатолий Ефремов сделал много, это признают его противники. Давно уже нет демонстраций врачей и учителей, невыплаченных зарплат. А ведь в 1996 году, когда он пришел к власти, они были нормой. Сам Анатолий Ефремов не стесняется говорить о своих трудах.

Анатолий Ефремов:

По Северодвинску у нас дичайшие же были проблемы с оборонным комплексом. Была восемнадцать месяцев задолженность по заработной плате. Там же приедешь - невозможно... женщины кастрюлями встречали, стучали.

Сегодня ситуация в корне изменилась. Мы стали работать и за границей. Создали совместное предприятие. Траловые суда стали строить. Программа "Росшельф" - хотелось бы, конечно, чтобы она шла лучше... Строительство буровых платформ. Там, строятся... Ну, и бились за корабль "Адмирал Горшков", чтобы поставить нам на ремонт и отремонтировать его в Северодвинске. Пригнали "Горшкова" и "Нахимова".

Михаил Соколов:

Но деньги-то платят?

Анатолий Ефремов:

На сегодня задолженности нет по зарплате. Строительство газопровода. Мы ведем его. Как бы ни было трудно в этой ситуации, тем не менее, мы его ведем, и мы его все равно построим. В этом году мы дойдем до Вельска.

По электрификации железной дороги - мы дошли уже до Обозерской. То есть, электричка придет в Архангельск.

Единственная в России строится дорога Карпогоры-Вендинга, чтобы иметь наш порт, выход на Сибирь. Вот, в этом году пять километров построили. С той стороны, со стороны Коми, уже мост достраивается. То есть, перспективный, такой, хороший проект.

Михаил Соколов:

Говорят ваши критики - возить нечего будет.

Анатолий Ефремов:

Критики всегда были. Мы же сначала просчитывали, что реально будет перевозить по этой дороге и перерабатывать через Архангельский порт.

Сделали очень серьезный прорыв в строительстве автомобильных дорог. Из Архангельска теперь можно спокойно уехать в Оулу, на Финляндию. Ну, вот, окно в Европу, только по суше прорубили. Раньше мы были бы... порт, через порт.

Люди у нас - очень уважительно, с пониманием. Говоришь когда с людьми - "Как жизнь?" - "Трудная". "Ну, так, а жить можно?" - "Можно". Есть, конечно, территории у меня, где совсем тяжело. Все равно, ощущения безнадеги нет.

Михаил Соколов:

Оппоненты губернатора Ефремова многие его достижения ставят под сомнение. Представитель блока "Честная политика" Александр Иванов, в прошлом составе Областного собрания руководивший бюджетно-финансовым комитетом, считает, что судьба многих проектов не удалась. Пока нет нефтедобычи на шельфе Баренцева моря или разработки алмазов.

Александр Иванов:

Что касается всех остальных проектов более низкого ранга, например, железная дорога... ну, вот, иногда в печати, очень редко мелькают статьи железнодорожников, то есть, управленцев, скажем, Северной железной дороги, Архангельского отделения, которые откровенно смеются над этим проектом. То есть, это проект без грузов, на самом-то деле.

Нужна кропотливая каждодневная, очень незаметная работа по врастанию Архангельской области в мировое разделение труда, международный рынок. Причем, у нас очень хорошие изначальные показатели, потому что мы всегда работали с экспортом, у нас много специалистов в этом вопросе. Надо каждый день воспитывать, создавать, выращивать, экономическую эту элиту области. Эту прослойку людей, предпринимателей, которые подтянут на себе экономику области при совершенно новых, изменившихся производственных отношениях.

Вот, этого ничего не делается, к сожалению, на сегодняшний день. А этим в первую очередь надо было бы заниматься, а не строить эти огромные прожекты, картинки рисовать...

Михаил Соколов:

Администрация Архангельской области делала ставку на проекты с государственным участием, но они, как водится, притормозили. Зато мотором перемен стал практически полностью уже ныне частный лесной бизнес. А этим-то, как раз, серьезно и не занимались, доказывает Александр Иванов. В свою очередь, губернатор Ефремов утверждает: нормализация произошла не сама собой - лишь благодаря девальвации рубля.

Анатолий Ефремов:

Мы давали деньги на создание межсезонных запасов древесины. Тут без государства не обошлось. Потом, сколько гарантий я давал для кредитов, чтобы они брали эти кредиты... Зарубежных гарантий. Даже приходилось летать специально за границу, чтобы лично за них заступиться. Ну, вот, оправдалось, видите - показатели пошли в гору. За лесной комплекс я сейчас спокоен. Он пойдет в гору и будет набирать обороты.

Михаил Соколов:

В последнее время губернатор немало времени проводит в Москве не только потому, что активно выступает лоббистом интересов области. Злые языки твердят, что ныне в регионе нет политических конкурентов Ефемова, зато Москва может заслать в Архангельск своего ставленника, и на его сторону перейдут многие.

Но губернатор Ефремов недавно встречался с Владимиром Путиным и вернулся довольным.

Анатолий Ефремов:

Мы обсуждали с ним несколько вопросов по финансированию оборонных предприятий, по космическим нашим программам. У нас будет выездная коллегия Союза лесопромышленников в октябре месяце. Он мне пообещал приехать сюда. Он у нас был дважды. Он серьезно помог по оборонным нашим делам. Надеемся на поддержку, на помощь.

Михаил Соколов:

Некоторые в Архангельске считают, что представители крупного бизнеса - такие, как Владимир Крупчак - могли бы уже претендовать на губернаторское кресло, но сам глава группы "Титан" от работы в исполнительной власти пока отказывается. К тому же, бизнесмен Крупчак - лидер достаточно авторитетный и авторитарный. Иных пугают способы, которыми он наводит порядок.

Владимир Крупчак:

Увольнение подобно смерти. Если человек увольняется с "Новодвинска", то практически ему работу найти будет очень тяжело. Когда у нас человека увольняют, он уже попадает в "черный список", он уже во второй раз не восстанавливается на работу. Особенно за пьянку. У нас с этим строго очень, отслеживаем. Служба безопасности работает.

Михаил Соколов:

Впрочем, и Анатолия Ефремова местные журналисты последнее время упрекают, что ранее вполне демократичный - ныне он стал недоступным для прессы и не очень терпимым к критике. Правда, сам я интервью получил, в общем, без проблем.

Открытого давления на прессу в Архангельске нет, хотя и подлинно независимой печати не имеется. Даже авторитетная в области газета "Правда Севера", позволяющая себе нередко критиковать власти, вынуждена принимать от администрации дотации.

Бизнес - тоже. Пока нужен губернатор со своими связями, отмечает бизнесмен из Союза правых сил Дмитрий Таскаев.

Дмитрий Таскаев:

Здесь все разбились на стаи, все разбились на прайды, как я их называю. Разбились по территориально-отраслевому признаку. Поэтому, если губернатор проводит политику, согласованную с представителями таких промышленных групп, то тогда ему обеспечена поддержка. И эта политика - вот на сегодняшний день - проводится и, в общем-то, область достигла серьезных результатов.

Михаил Соколов:

Активное вмешательство областной власти в хозяйственную жизнь региона компенсируется успешной защитой интересов Поморья в Москве. Анатолий Ефремов так понимает свои задачи.

Анатолий Ефремов:

Я считаю, что губернатор - это, в первую очередь, хозяйственник, потом уже политик. Председатель Законодательного собрания должен быть политиком. И тут должен быть баланс власти. Действительно, приходится постоянно бывать в Москве, во время Совета Федерации очень многие приходится вопросы решать, часто бывать на заседаниях правительства.

Ну, без контактов Москвы сегодня работать очень сложно будет. По лесопромышленному комплексу мы, когда начали работать и создали союз лесопромышленников и лесоэкспортеров... Избрали меня там вице-президентом. Полегче стало лесные проблемы решать.

Михаил Соколов:

К тому же - обстановка подталкивает влиятельных архангельских бизнесменов под "крышу" Ефремова. Рассказывали, что к ставшим прибыльными предприятиям лесного комплекса стали проявлять интерес федеральные структуры, имеющие широкие связи в Москве. Из-за этого многие местные олигархи и пошли, например, на выборы, чтобы застраховать себя от неожиданностей.

Страх потерять с трудом нажитое объединяет архангельских олигархов вокруг Анатолия Ефремова, говорит генеральный директор "Севералмаза" Виталий Фортыгин.

Виталий Фортыгин:

Архангельская область - единственная, которая не знала крепостного права. Свобода - она здесь, все равно, осталась, несмотря на все ГУЛАГи, на всякие, там, проблемы, все... Вот, посмотрите: здесь очень своеобразный дух у людей.

Сегодня Анатолий Антонович Ефремов, допустим, моим личным потребностям отвечает. Человек отсюда, из Архангельской области, имеет исторические корни в Архангельской области. Он прошел здесь путь и общественно-политической работы, и работы, связанной с бизнесом...

Михаил Соколов:

Определились и лидеры Союза правых сил, сообщил Дмитрий Тоскаев.

Дмитрий Таскаев:

Мы будем поддерживать действующего губернатора. Он действительно много сделал.

Михаил Соколов:

Если вы будете поддерживать губернатора, вы будете выдвигать какие-то условия своей поддержки, и так далее?

Дмитрий Таскаев:

Я думаю, нет.

Михаил Соколов:

Поддержите вы его, не поддержите - для него это не имеет принципиального значения.

Дмитрий Таскаев:

Я думаю, что для него это имеет принципиальное значение, по той простой причине, что на выборах в Государственную Думу город Архангельск проголосовал за Союз правых сил. Здесь мы одержали чистую победу, именно на территории города. Мы набрали 18 процентов голосов. У "Единства" - 15,57. Выводы делайте сами. Поэтому в поддержке он заинтересован.

Другое дело - что здесь мы не привыкли торговаться. Мы либо вместе, либо не вместе.

Михаил Соколов:

Губернатор Анатолий Ефремов сообщил, что он готов взаимодействовать с новыми общественными силами, вести с ними диалог, включать их предложения в свою программу.

Анатолий Ефремов:

Чем у меня будет больше бизнесменов, чем у меня будет больше здесь богатых людей, тем у меня будет богаче и область. Та элита, которая есть сегодня, - у меня понимание есть со всеми. В разной степени, может быть, с кем-то - большая любовь, меньшая любовь, но понимание у меня есть с каждым из олигархов наших.

Михаил Соколов:

Архангельские политики готовятся к новому - уже декабрьскому - раунду борьбы за власть. А что ждут от них избиратели?

Заместитель директора Соловецкого музея-заповедника Александр Мартынов.

Александр Мартынов:

Вообще, нас давно не посещали большие начальники, давно не ставили вопрос на серьезном большом уровне. Все решения, которые были приняты в последнее время - они, в принципе, инициированы, выбиты музеем. То есть, и в Государственный свод особо ценных объектов, и в федеральный бюджет, и еще раньше в ЮНЕСКО - это все, что называется, действовало самыми разными способами, иногда через очень высоких покровителей действовал музей.

Ну, патриарх был уже здесь дважды, в 1992-м и 1997-м году, и результаты этого приезда очень ощутимы и в самом монастыре, и, во всяком случае, и для музея тоже. Я считаю, что он, в общем-то, многое для нас сделал.

Михаил Соколов:

Хозяйка гостиницы "Приют" на Соловках Катя Григорьева так видит свои отношения с властью.

Катя Григорьева:

Знаете, мне неделю назад уже задавали этот вопрос, и на него я, наверное, буду отвечать всю оставшуюся жизнь одинаково: ничего не хочу, абсолютно ничего. Я от власти ничего не хочу. Я никогда не поверю, что наша власть может делать какие-то подарки. Но меня радует, что властям от меня что-то нужно, хотя бы налоги. Мне от них ничего. (Смеется.)

Михаил Соколов:

В этом монологе - возможное объяснение тому, почему граждане идут мимо избирательных участков. Они видят, что их интересы государственные структуры защищать не способны, часто являются силой, враждебной личности, и люди отвечают власти доступным способом - тем же бойкотом выборов.

Меж тем, с когда-то беленых стен соловецких соборов сыплется штукатурка, обнажая многовековую кирпичную кладку; постепенно зарастает знаменитая система каналов, соединяющих озера архипелага; в развалинах - здания монастырской электростанции и главной гостиницы; непроезжая, проваливающаяся в болоте двенадцатикилометровая дорога к дамбе; не плывут на Соловецкий острова белые туристские лайнеры.

Таково отношение к своей культуре и истории власти, не осознающей, что Соловки - не только мертвый памятник истории, но и нормальный объект хозяйственного освоения, возродить который по силам только частной инициативе. Пожалуй, что выяснилось в Архангельской области: лишь лидеры бизнеса четко знают, что хотят видеть в России в ближайшем будущем.

Говорит глава группы "Титан" Владимир Крупчак.

Владимир Крупчак:

Я хотел бы, чтобы мы жили так же, как на Западе, наши люди... Мы их не глупее, наши жены красивее, наши дети умнее. Если у нас прошла вера в коммунизм, может быть, чтобы у нас была вера в Бога, чтобы она вернулась к каждому из нас. Церковь плохому ничему не научила. Хотелось, чтобы мы жили... Вот, особый путь будет заключаться в том, чтобы не так же жили, как на Западе, а лучше жили. Хотелось бы, чтобы это было. Чтобы мы получали нашу рабочую хорошую заработную плату. Чтобы жили счастливо, довольно, уверенно в завтрашнем дне.

Михаил Соколов:

Хотя уже то малое, что делается после многолетнего советского разрушения (и, главное - появление самостоятельно ведущих свой бизнес людей, не надеющихся на государство), уже внушает надежду на новую жизнь в Помории.

В следующей нашей передаче 29 июня:

Самарская область перед губернаторскими выборами.

Ингушетия перед выборами депутата Государственной Думы.

XS
SM
MD
LG