Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000


Михаил Соколов:

Триста восемь депутатов Государственной Думы России проголосовали за лишение губернаторов и спикеров Законодательного собрания статуса членов Совета Федерации, сто двадцать девять сенаторов не пожелали самоупраздняться и уступать свои кресла назначаемым по неясным правилам представителям регионов.

Все смешалось. Создание суррогатной палаты поддерживают либералы из СПС и "Яблока", а рядятся в демократические тоги коммунисты, требуя прямых выборов сената. Но даже критики реформы обильно славословят мудрость Владимира Путина. На этот парадокс обратил внимание коллег президент Чувашии Николай Федоров.

Николай Федоров:

Бывают такие времена, когда люди всеобщую вонь воспринимают за единство духа.

Михаил Соколов:

Укрощение местных лидеров ведется опасными методами бюрократической централизации. К тысячам новых чиновников представительств президента, расселяющихся по престижным особнякам семи окружных столиц, добавляются еще сто семьдесят восемь постоянно пребывающих в Москве и неизбранных народом сенаторов с министерским окладами. Реальным действием Кремля оказывается создание над федеральной раздробленностью института семибоярщины, административная перетряска и нажим на прессу.

Послеельцинская власть, по наполеоновскому завету, ввязывается в сражения, не прогнозируя их последствий. Сначала глава российского государства ныряет по уши в катык, а потом, смывая с лица кислую татарскую ряженку, размышляет: а прилично ли он выглядит.

Прошедшие 25 июня выборы в Законодательное собрание Иркутской области не отличались высокой активностью избирателей. Однако борьба местной партии власти и оппонентов губернатора Бориса Говорина показала реальную обстановку сил, важную для перспектив выбора главы Иркутской областной администрации.

В Иркутской области побывал специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Владимир Долин:

В составе Иркутской области я обнаружил суверенное государство, пусть - небольшое. Всего тридцать соток, но зато - с собственной конституцией. Основатель государства, поэт и художник Владимир Пламеневский, над юридическими формулировками основного закона не мудрствовал...

Владимир Пламеневский:

Я тут конституцию написал из двух параграфов, на свою территорию. Это же модель тоже государства, в общем-то, своего рода. Конституцией у меня любить разрешается, ненавидеть запрещается.

Владимир Долин:

А все началось с того, что несколько лет назад Владимир Пламеневский приобрел дачный участок в курортном поселке Листвянка на Байкале. Построил дом, показалось скучно. Стал приглашать художников со всей Сибири. Те, в благодарность, оставляли ему свои работы. Так родилась художественная галерея, она же - Вольная республика художников.

Теперь редкий посетитель Байкала минует гостеприимный дом Пламеневского. Местным жителям диковинный сосед пришелся по вкусу. Пламеневскому они тоже интересны.

Владимир Пламеневский:

Типажи просто очень... уникальные совершенно. Правда, много поумирало - в основном, от водки - очень колоритных мужиков.

Владимир Долин:

Мечта Пламеневского - превратить Листвянку в культурный центр Прибайкалья. Тогда, может, и мужики листвянские перестанут умирать от водки. А большая политика художника не интересует, и на выборы он не ходит.

В день выборов в Иркутске светило яркое солнце, а в Братске, напротив, шел дождь. Погода, по словам председателя областной избирательной комиссии Виктора Игнатенко, повлияла на исход голосования. Только в двадцати восьми из сорока пяти одномандатных округов по выборам депутатов Законодательного собрания Иркутской области - в основном, в сельских - удалось преодолеть установленный уставом области двадцатипятипроцентный барьер явки избирателей.

Но губернатор Иркутской области Борис Говорин считает, что наряду с неудачным выбором дня голосования, были и более серьезные причины к тому, что избиратели проголосовали "ногами", а не бюллетенями.

Борис Говорин:

Во время этих выборов было проявлено просто нежелание определенной части населения участвовать в этих выборах, потому что круг участников этого выборного марафона не устраивал это население.

Владимир Долин:

В результате, Законодательное собрания сформировать не удалось. По региональному законодательству, собрание может начать работу, если в его состав будет избрано не менее тридцати депутатов. К тому же, и ряды избранных депутатов могут поредеть. В областную избирательную комиссию потупили жалобы по двум избирательным округам Иркутска. Говорит Виктор Игнатенко.

Виктор Игнатенко:

Поступили жалобы, и в настоящее время проводятся проверки, и будет соответствующее решение приниматься. По первому округу была жалоба одного из наблюдателей. По предварительным данным, были грубейшим образом нарушены права наблюдателя. Он несвоевременно был допущен в следственный изолятор, где проводилось голосование. Данная жалоба сейчас проверяется, и там, в зависимости от фактической стороны, могут быть самые разнообразные результаты. Я не исключаю отмену и результатов голосования и по данному избирательному участку.

Поступила также жалоба по седьмому избирательному округу. Там обжалуются действия избирательных комиссий: в день голосования вносились изменения в списки избирателей. Данная жалоба находится в стадии проверки, результат будет - в зависимости от фактической стороны.

По другим. Была также жалоба, что в день голосования была агитация, в частности - у нас "Голос Байкала", радиостанция - в пользу одного их кандидатов, Юртаевой.

Владимир Долин:

Председатель регионального отделения "Яблока" Виталий Камышев баллотировался в депутаты, но избран не был. Выборы по его округу признаны несостоявшимися. Своим опытом участия в избирательной кампании Виталий Камышев поделился с нами.

Виталий Камышев:

Несколько лет назад принимал я участие в выборах депутатов городской думы Иркутска и проиграл в упорной борьбе некоему молодому юристу. За два дня до вручения ему мандата юрист был арестован по обвинению в махинациях с чеченскими авизо и загремел до суда в СИЗО на два с половиной года. Так что весь срок полномочий иркутской Думы кресло депутата от нашего округа пустовало.

Вот и сейчас - выборы прошли, но ведь целых три месяца будет пустовать кресло депутата Законодательного собрания Иркутской области по избирательному округу номер десять, по которому я баллотировался. Слава Богу, нынче все кандидаты остались на свободе, хотя к некоторым из них у правоохранительных органов и имеются претензии. Просто подавляющее большинство избирателей на участки голосования не явилось.

Даже если бы к урнам пришли не 22,47 процента наделенных правом голоса обывателей, а, допустим, 25,008, то самое кресло в областном парламенте все равно могло бы пустовать. Дело в том, что победитель, заместитель начальника Восточносибирской железной дороги Александр Сухарев, не указал в составе имущества, принадлежащего ему на праве собственности, джип "Коррандо-фэмили". При этом недостоверность представленных сведений носила существенный характер, так как стоимость джипа сравнима с годовым доходом кандидата, в соответствии с представленной им декларацией о доходах. И я обратился в суд с требованием отменить регистрацию железнодорож6ного начальника.

Но теперь, через три месяца, он сможет честно задекларировать злополучное средство передвижения и предпринять вторую попытку стать региональным законодателем. Со своей стороны, могу сказать, что соперничать на местных выборах с большими начальниками - тяжелый труд. Щиты и растяжки с их вдохновенными ликами, сопровождаемые глубокомысленными афоризмами, иные из которых сходу понять было нелегко (например, "Богатство области - под пограничный столб"), настигали избирателя в самых глухих и потаенных уголках города.

Запомнилась характеристика одного из кандидатов, президента торгово-промышленной палаты, начертанная на гигантском щите, украсившем здание центрального рынка: "Он не посылает других на амбразуру, он сам идет вперед!". Поверх многоцветной листовки этого же кандидата на автобусной остановке "Кинотеатр "Чайка" кто-то наклеил безобидное объявление: "Продается коза". Смотрелось великолепно.

Итак. Выборы прошли. Да здравствуют выборы! И главный мой вывод такой. Прошедшая избирательная кампания свидетельствует о том, что местные власти, политические и финансово-промышленные группы - осознали, без преувеличения, громадную важность местных выборов. Были вброшены громадные деньги, сравнимые уже с бюджетом выборов в Государственной Думу, использована шикарная наружная реклама, на всю катушку задействовано телевидение, черный, белый и всяких оттенков пиар. Одного лишь не получилось - заинтриговать избирателя и затянуть его на участок.

Избиратель не был задет за живое ни проклятьями в адрес Чубайса и энергетиков вообще, на этом пыталась выстроить сюжет кампании губернаторская команда, ни обещаниями выкорчевать заразу наркомании, об этом говорили практически все кандидаты. Дело в том, что череда судьбоносных выборов последних лет, выборов которые, тем не менее, почти не изменили жизни жителей Селваинихи и Богульдейки, Листвянки и Кимельтея, ввергла здешнего избирателя в состояние полной апатии, и Бог знает, сколь долго это состояние продлится.

Владимир Долин:

Ожесточенная борьба за депутатские мандаты развернулась между избирательными блоками "Прибайкалье" и "Народный депутат". Местные аналитики никак не могут решить, кто же все-таки победил в этой борьбе. Фамилии некоторых кандидатов присутствовали в обоих списках. Но все же, по мнению местных наблюдателей, новый состав Законодательного собрания будет куда менее послушен воле губернатора, чем предыдущий. Оппозиции удалось провести пять депутатов, примерно столько же сторонников у губернатора. Остальные депутаты в избирательные списки противостоящих блоков не входят.

"Прибайкалье" поддерживает областную администрацию и пользуется взаимностью с ее стороны. Призыв голосовать за кандидатов от этого блока подписал губернатор области Борис Говорин, но затем свою подпись снял из-за очевидной противозаконности этого шага.

Учредителями блока "Народный депутат" стали тринадцать политических партий и общественных организаций Иркутской области, от коммунистов на левом фланге до "Яблока" и Союза правых сил на правом. О задачах, стоящих перед объединением столь разнородных сил, рассказывает лидер иркутских коммунистов, депутат Государственной Думы Сергей Левченко.

Сергей Левченко:

Усиление роли законодательной власти, изменение закона о выборах депутатов, включение партийных списков по определенной квоте - то, с чем практически все общественные организации, которые более-менее как-то здесь существуют, в Иркутской области, уже полтора года назад обращались в администрацию и не нашли никакого отклика. Выход таких законов, которые бы позволяли контролировать действия исполнительной власти. К сожалению сегодня пока этого нет.

Летом прошлого года, путем нескольких переводов государственных акций крупнейшего предприятия в отрасли "Востсибуголь", были переведены в частную компанию без согласия депутатов Законодательного собрания. Мало того - когда это стало известно депутатам Законодательного собрания, они практически единогласно проголосовали за то, чтобы эти акции были возвращены в государственную собственность. Этого не сделано. Тринадцать процентов акций "Востсибугля" были переданы частной структуре за стоимость одного бульдозера. И сегодня нынешние владельцы, частные структуры, которые имеют эти акции, оценивают этот пакет в двадцать миллионов долларов.

Владимир Долин:

Ни для кого не секрет, что за народными депутатами стоит энергетическая компания "Иркутскэнерго". Ее генеральный директор Виктор Боровский баллотировался по спискам "Нардепов". Не случайно список кандидатов от этого блока иркутяне, не мудрствуя лукаво, называли "списком энергетиков".

Накал предвыборной борьбы и огромные материальные ресурсы, мобилизованные кандидатами и поддерживающими их блоками, отражают глубину противоречий между энергетиками и действующей администрацией. А ведь три года назад энергетики поддержали Бориса Говорина на губернаторских выборах.

В свою очередь, губернская исполнительная власть выступила в союзе с "Иркутскэнерго" в борьбе против включения ее в состав РАО ЕЭС. Совместными усилиями областной администрации и руководства компании удалось отстоять независимость "Иркутскэнерго" от Анатолия Чубайса, а в распоряжении областных властей оказался сорокапроцентный пакет государственных акций энергетической компании. Сегодня вопрос о его разделе между областной и федеральной властью решается в арбитражном суде.

Похоже, передел собственности определили интригу прошедших выборов. Об этом говорит иркутский журналист Юрий Пронин.

Юрий Пронин:

Сейчас как раз этот процесс вторичного передела - последние года три - идет очень интенсивно, я бы сказал. Вот, мы наблюдаем эту ситуацию, в частности, сейчас на Братском алюминиевом заводе, это - ситуация вокруг оригинальной энергосистемы "Иркутскэнерго". В связи с этим переплетение как бы интересов различных группировок, как местных, так и столичных (так и зарубежных), играет весьма существенную роль в политических событиях в Иркутской области. Интересы имущественные очень большие, так сказать, разыгрываются здесь.

Владимир Долин:

Самая дешевая в Росси энергия является основой экономики Иркутской области. Регион на первом месте в стране по производству алюминия и целлюлозы. Конкурентоспособность этой продукции на мировом рынке определяется стоимостью электроэнергии. Но многие предприятия-экспортеры перед "Иркутскэнерго" - в долгах, как в шелках. В тяжбах с энергетиками экспортеры зачастую пользуются поддержкой властей. Вот точка зрения Юрия Пронина.

Юрий Пронин:

Тем не менее, возврата долгов по электроэнергии не происходит. Закон, конечно, на стороне, в основном, энергетиков, так как это еще выполнение договорных отношений, но предприятия-экспортеры имеют очень мощный ресурс в виде сильных позиций в региональных органах исполнительной власти. Ну, грубо говоря - значительно большего влияния на губернатора.

Владимир Долин:

При этом, как утверждает иркутский журналист, мимо областного бюджета также проходят астрономические суммы.

Юрий Пронин:

Сейчас предприятия-экспортеры различными методами утаивают от налогообложения около ста миллионов долларов в год. Идет серьезный отток капитала за границу - методами, причем, незаконными и, в основном, когда экспортные операции у нас, в значительной мере, закрыты не только от общественности, но и только узкому кругу должностных лиц можно узнать детали. И между продекларированной публично и фактической ценой в контрактах существует обычно вилка.

Сто-двести, а может быть, и больше миллионов долларов в год таким способом уходит с алюминиевых заводов. С алюминиевых двести - двести пятьдесят. А сто миллионов - это с предприятий "Братск-комплекс-холдинг" - это лесообрабатывающее, Усть-Илимский лесопромышленный концерн, "Усолийхимпром" и "Саянхимпром". В основном, четыре вот этих предприятия имеются в виду - химические и лесоперерабатывающие.

Владимир Долин:

Всего, по словам генерального директора "Иркутскэнерго" Виктора Боровского, предприятия области должны компании семь миллиардов рублей, и этот фактор тоже оказывает влияние на выборы.

Виктор Боровский:

Когда мы требуем возврата долгов, реструктуризации - ну, куда им апеллировать, как влиять на нас? Влиять можно через власть на территории. Ведь власть на территории - для нее проблема в этом споре, чью сторону занять: то ли занять сторону энергетиков, то ли сторону этих собственников.

Ну, в каких-то вопросах власть заняла сторону этих собственников. Мы считаем, что это не правильно. Она должна стоять "над" и не занимать ничью сторону, не вмешиваться в эти хозяйственные переговоры.

Владимир Долин:

Губернатор Борис Говорин убеждал меня, что стратегических расхождений между областной администрацией и руководством "Иркутскэнерго" не существует.

Борис Говорин:

У власти региона, у иркутской энергосистемы, которая работает в регионе, никаких различий в подходах к развитию экономики региона нет.

Владимир Долин:

Но имеющиеся разногласия носят если не стратегический, то принципиальный характер.

Борис Говорин:

Руководство "Иркутскэнерго" как бы хотело сохранить свое монопольное право на определение политики в этом акционерном обществе, и пытается, так сказать, сделать деструктивным взаимодействие двух уровней государственной власти - федерального и регионального, чтобы вот этот сорокапроцентный государственный пакет имел меньшее влияние как на характер стратегии развития этой компании, так и на ее участие в социально-экономическом развитии.

Мы твердо убеждены: государство, как собственник, должно быть заинтересовано в эффективной отдаче того капитала, который был вложен в это акционерное общество. Вот, здесь у нас разные позиции. Менеджмент считает, что определять политику должен только менеджмент.

Владимир Долин:

Зачем преуспевающему директору депутатский мандат, Виктор Боровский объясняет так.

Виктор Боровский:

Сегодня, вот, креслу генерального директора - для того, чтобы не попасть в РАО "ЕЭС России", чтобы не попасть в руки алюминиевых руководителей, - нужна политическая трибуна.

Владимир Долин:

А политическая программа главного энергетика Иркутской области проста и незатейлива.

Виктор Боровский:

Я всегда считал и считаю, что интересы "Иркутскэнерго" один к одному совпадают с интересами промышленности и с интересами населения.

Владимир Долин:

В свою очередь, губернатор Борис Говорин заявляет, что против него выступают те, кто не хочет платить налоги и зарплату. Не случайно накануне выборов по его просьбе в регион прибыла следственно-оперативная группа Министерства внутренних дел для расследования преступлений в топливно-энергетическом комплексе. Вот что рассказывает Борис Говорин о ее работе.

Борис Говорин:

Следственно-оперативная группа еще не завершила свою работу. Министр внутренних дел Владимир Борисович Рушайло после первого этапа работы комиссии и ее доклада ему, санкционировал продолжение работы следственно-оперативной группы. Она работает на предприятиях топливно-энергетического комплекса. Мы уже называли их. Это - "Востсибуголь", это Ангарская нефтехимическая компания, и в целом нефтехимический комплекс, и также "Иркутскэнерго". К сожалению, на этих предприятиях, на всех, были обнаружены очень серьезные преступления.

Владимир Долин:

Сами же следователи хранят молчание и, судя по всему, Виктор Боровский чувствует себя вполне уверенно. За его повторное избрание на пост генерального директора "Иркутскэнерго" на годовом собрании акционеров готовы голосовать не только частные акционеры, но и представители Мингосимущества. По всей видимости, "Иркутскэнерго" останется государством в государстве, независимо от расклада сил в законодательном собрании.

Зато для губернатора Бориса Говорина поддержка Законодательного собрания дорогого стоит. Действующий губернатор считает, что противостояние между областной исполнительной властью и энергетиками определяется предстоящими через год губернаторскими выборами.

Борис Говорин:

Попытки сегодня создать такую коллизию, какой-то там битвы, борьбы - это, на мой взгляд, еще и привнесено в ожидании предстоящих в будущем году выборов губернатора Иркутской области. В 1997 году десять претендентов было на пост губернатора, и моя победа в первом туре для многих явилась шоком. Понятно, что та группа людей, которая проиграла, она, по существу, изначально уже находилась в режиме контрудара и постоянно формировала силы, которые смогли бы оказать содействие для проведения контрудара.

И поэтому, вот, подобного рода события, допустим, как выборы Законодательного собрания, - почему бы не проверить стройность своих рядов, возможность оценок, какими же мы ресурсами обладаем? В рамках этого развернута дискуссия, что якобы энергетики сегодня противопоставлены губернатору.

Владимир Долин:

Борис Говорин уже заявил, что будет вдвигать свою кандидатуру на предстоящих губернаторских выборах.

Итоги выборов в Законодательное собрание не принесли ощутимых преимуществ ни губернатору, ни оппозиции. Тем острее будет борьба за вакантные депутатские мандаты в областном парламенте в ходе предстоящих довыборов.

Михаил Соколов:

Это был репортаж специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина, побывавшего на выборах в Иркутской области.

В Ингушетии 2 июля состоятся выборы депутата Государственной Думы России. Борьба за место, которое недолго занимал нынешний глава компании "Славнефть", Михаил Гуцериев, ведется не только с применением властного административного ресурса. Порой в ход идет и оружие. Исход противостояния зависит от позиции президента Ингушетии Руслана Аушева, - считает корреспондент северокавказского бюро Радио Свобода Олег Кусов.

Олег Кусов:

Одной из особенностей прошлых выборов в Ингушетии было единомыслие подавляющего большинства избирателей в оценке кандидата от партии власти. Действующий президент Руслан Аушев или его сторонники почти всегда существенно уходили в отрыв от своих соперников в ходе голосования.

Объяснение этому можно найти просто: Руслан Аушев на протяжение семилетнего срока нахождения у власти воспринимается большинством в Ингушетии как единственный лидер. В заслугу ему ставится экономический подъем республики и жесткая позиция в чеченском вопросе. Он остается единственным руководителем на Северном Кавказе, требующим перейти к мирному урегулированию кризиса в соседней республике.

При этом ингушский лидер часто подвергает жесткой критике политику Кремля на Кавказе. Аушев - это головная боль российского генералитета. Военные обвиняют ингушского президента в укрывательстве на своей территории бойцов чеченских вооруженных отрядов, а он, в свою очередь, военных - в издевательствах над беженцами.

Избирателям импонирует и бескомпромиссная позиция Аушева в осетино-ингушском противостоянии. На протяжение семи лет он в своих поступках и заявлениях, как правило, не шел на компромиссы с Владикавказом. Не без его участия в конституции республики появилась статья, которая возвела в ранг закона ингушскую мечту - возвращение под свою юрисдикцию Пригородного района и части Владикавказа.

На окраине бывшей столицы Ингушетии, Назрани, высится необычный музейный комплекс. Большинство его экспонатов рассказывает о притеснениях ингушей в Пригородном районе Северной Осетии, начиная с 1957 года. Одна из стен музея увешана материалами, в том числе - и фото. Как гласит надпись - "О зверствах осетин в отношении ингушей в дни кровавого конфликта 1992 года".

Музея с подобными беззастенчивыми экспонатам не встретишь ни в одной из республик на Северном Кавказе, в которых проживают репрессированные народы.

Символами успехов руководителя Ингушетии в экономической области стали многочисленные новые объекты в некогда бедной республике. В столице Магас - железнодорожный вокзал, международный аэропорт, крупнейшая в регионе типография, комфортабельная гостиница "Аса" и другие. Почти все они построены в течение нескольких лет на деньги, заработанные в годы функционирования так называемой "оффшорной зоны Ингушетии", и сам факт существования зоны экономического благоприятствования ставится в заслугу лично Руслану Аушеву.

Однако нынешняя кампания во многом отличается от всех предыдущих в Ингушетии. Главным образом - тем, что весь предвыборный марафон выдвиженца - как здесь говорят, Аушева - крупного предпринимателя Алихана Амирханова сопровождается небывалыми скандалами. Похоже, на это не рассчитывали ни власти, ни Михаил Гуцериев, бывший депутат Госдумы России от Ингушетии, сложивший не так давно свои полномочия.

Михаил Гуцериев в недавнем прошлом был одним из инициаторов ингушской оффшорной зоны и ее фактическим руководителем. Уйдя в нефтяную российско-белорусскую компанию "Славнефть", он стал доверенным лицом кандидата Амирханова, объяснив это тем, что Амирханова знает по многолетней совместной деятельности в администрации зоны экономического благоприятствования Ингушетии.

Самый пока громкий предвыборный скандал в Ингушетии связан именно с Гуцериевым. В пригороде Назрани, Альтиево, Михаил Гуцериев 24 июня намеревался провести очередную встречу с избирателями, но к зданию средней школы доверенное лицо подъехать не смогло, поскольку местные жители блокировали ведущую к нему дорогу.

Люди заявили Гуцериеву, что в Альтиево не хотят слушать агитацию за креатуру Аушева - Амирханова. Но это не остановило Гуцериева, который пешком, в сопровождении личной охраны, продолжил путь к зданию школы. Однако после этого из толпы раздались пулеметные выстрелы в воздух, а в Гуцериева полетели перезревшие помидоры. Охрана ответила на это автоматными выстрелами в воздух.

Гуцериев вошел в здание школы, но здесь несколько человек встретили его недружелюбными возгласами, самыми тактичными из которых были - "Хватит обворовывать Ингушетию!", или - "Куда подевались деньги от оффшорной зоны?". Но ответы Гуцериева на вопросы заглушила стрельба во дворе школы. К счастью, обошлось без жертв.

Через четверть часа здание школы окружили милицейские бронетранспортеры. Прибывшие омоновцы блокировали выходы из здания, задержали нескольких местных жителей.

Чуть позже руководство МВД обвинило в инциденте двух братьев Мальсаговых, Аслана и Ибрагима, жителей Альтиево. По данным ВМД, они в тот же день покинули территорию Ингушетии, в настоящее время оба объявлены в розыск.

А в окружении президента Руслана Аушева в подготовке инцидента в селении Альтиево обвинили его давнишнего оппонента, бывшего депутат Госдумы и вице-президента российской нефтяной компании "Лукойл" Мухарбека Аушева. В Магасе утверждают, что Мухарбек Аушев стоит за многими акциями в республике, направленными против президента Ингушетии, а в данной кампании активно помогает кандидату в депутаты предпринимателю Тимуру Коздоеву.

В Ингушетии не исключают, что Мухарбек Аушев в ближайшее время будет бороться за кресло президента республики, к тому же, он, по некоторым данным, наместником юга России Виктором Казанцевым рассматривается в качестве своего заместителя по экономике.

Тимур Коздоев почти во всех последних социологических опросах уступает только представителю партии власти Алихану Амирханову. Коздоева называют одним из главных претендентов на депутатский мандат и неугодным человеком для Руслана Аушева. Якобы люди, близкие Коздоеву, опубликовали в одной из региональных газет материал, в котором утверждается, что за годы существования оффшорной зоны из нее неизвестно куда утекло несколько десятков миллионов долларов, а почти на всех крупных финансовых документах зоны присутствует подпись Алихан Амирханова.

Представители власти, беседовавшие со мной, говорили, что все семь кандидатов объединились в предвыборной борьбе против Амирханова, все они, мол, строят свои предвыборные программы на критике Амирханова и все, как один, повторяют вопрос, ставший для них лозунгом: "Куда Гуцериев и Амирханов дели прибыль от зоны экономического благоприятствования Ингушетии?".

При этом, нервозное состояние президента Аушева злые языки объясняют тем, что он имеет непосредственное отношение к прошлым финансовым проектам Гуцериева и Амирханова.

Еще некоторые ингушские чиновники рассказали мне, что администрация президента Путина, в ответ на строптивые заявления Аушева по Чечне, недавно приступила к проверке финансовых документов так называемой "ингушской оффшорной зоны". Результаты этой проверки, мол, могут оказаться самыми неожиданными для лидера Ингушетии.

Некоторые оппоненты Алихана Амирханова не стесняются в эти дни заявлять, что власти Ингушетии, ради того, чтобы сохранить в тайне размеры недавних финансовых злоупотреблений, могут спровоцировать обострение обстановки в республике, чтобы отвлечь Москву от финансовых проверок.

В Ингушетии многие опасаются, что в ходе выборов депутата Госдумы России еще могут прозвучать выстрелы.

Михаил Соколов:

О предвыборной кампании в Ингушетии рассказывал побывавший в Назрани и Магасе корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

В Самарской области 2 июля пройдут губернаторские выборы. Может ли кто-то противостоять вновь претендующему на пост главы региона бывшему губернатору Константину Титову? Рассказывает вернувшийся из Самары специальный корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров.

Карен Агамиров:

Выборы в Самарской губернии сопровождаются шумными скандалами. Самый свежий - снятие с дистанции 28 июня, за четыре дня до выборов, Виктора Тархова, основного, как полагали эксперты, конкурента Константина Титова. Областная избирательная комиссия обнаружила слишком уж большое количество фальшивых подписей в представленных им документах.

Пятидесятидвухлетнему Тархову не привыкать к ударам судьбы. Еще в 1991 году Борис Ельцин выгнал его с верховных тогда в губернии должностей, председателя самарского Областного совета и председателя облисполкома, за лояльность к путчистам.

Ну, и вернулся на родное производство - "рулить" Новокуйбышевским нефтеперерабатывающим заводом. А последний год Тархов - президент Ассоциации сельскохозяйственных и промышленных предприятий Поволжья.

В 2000 году он вновь решил попытаться взойти на областной Олимп, но вот - "скинули". И если суд встает на сторону избиркома, то соперничать с Титовым будет уже не четыре, а три человека,

Но главным оппонентом в отсутствие Тархова станет Геннадий Звягин. Это тоже человек серьезный - генеральный директор "Самарсктрансгаза". В кабинете у него - портрет Владимира Путина.

- Это дань моде?

Геннадий Звягин:

Это дань уважения, тем более, что он мне этот портрет сам лично вручил.

Карен Агамиров:

Когда, в каких обстоятельствах?

Геннадий Звягин:

А вот как только закончились его выборы, и он стразу вручил, когда вручал Рэму Ивановичу Вяхиреву и... мне в том числе.

Карен Агамиров:

И вручил, как выяснилось, неспроста. Путинское "Единство" поддержало на нынешних выборах именно Звягина. Программы кандидатов похожи: все они за народ, его лучшую долю.

Геннадий Звягин:

Первый блок - это социальная защита, во-первых, населения, каждого человека отдельно. Второй блок - это подъем промышленности и сельского - особенно - хозяйства. И третий блок - это касается отдельно работы с молодежью, абсолютно серьезный блок. То есть, это наша смена.

Если по первому блоку... в чем она выражается, социальная защищенность? Это, во-первых, ликвидация черты бедности, за которой находится сорок процентов нашего населения, Самарской губернии, и надо бабушкам и дедушкам, нашим пенсионерам, поднять пенсию до прожиточного минимума, то же самое сделать и с матерями, воспитывающими детей.

Карен Агамиров:

Сколько, вы считаете, надо уровень этот установить?

Геннадий Звягин:

Я думаю, что это надо на сегодняшний уровень, на каждого человека надо установить 1400 рублей, определенная сумма. А мать, которая получает пособие в 58 рублей, то есть - как издевательство над ребенком, это полпамперса не купишь... она также должна иметь прожиточный минимум.

И это не простые голые слова, а за ними кроется трагедия нашего населения, ведь за девять лет, с 1991 по 2000 год, у нас выросли два показателя. Выросла резко смертность, и выросло количество наркоманов, одновременно уменьшилась рождаемость, и уменьшился срок жизни каждого из нас, мужчины и женщины, строго на пять лет. И каждый год мы теряем двадцать пять тысяч человек, а это большой район, для Самарской губернии. И двадцать семь лет, как мы говорим, это будет двадцать семь районов, то есть, губерния исчезает.

Поэтому социальные условия жизни каждого человека, видимо, не отвечают требованиям для того, чтобы общество динамично развивалось. Поэтому надо кардинально менять.

Карен Агамиров:

В чем Звягин расходится с Титовым по-крупному - это вопрос о целевых бюджетных программах.

Геннадий Звягин:

Сегодня деньги в бюджете области у нас имеются, они идут под целевые программы, которые должны все-таки как-то пересмотреться. Я не против онкологических центров, я не против огромных вокзалов, я не против фронта "самоасфальтированых" дорог с французским покрытием. Но я все-таки хочу, чтобы все эти наши денежные средства распределялись конкретно на человека и только для человека. Ну, а то, что сельское хозяйство у нас находится в загоне и лежит напрочь, и встать оно не может, и через четыре года оно вообще нереально.... его поднять. Поднять наши свинокомплексы, которые лежат, птицефабрики, которые лежат.

Карен Агамиров:

Вот, насчет распределения денег. Исчезают куда-то миллиарды, о которых одни публикации читаю, другие... На самом деле так, или это слова просто, не подтвержденные доказательствами?

Геннадий Звягин:

Это не слова. Потому что если мы начинаем заниматься распределением бюджета по целевым программам, вот, по строительным делам, предположим, по...программам по защите даже того же здоровья, и так далее, связанные со строительством больниц, школ, и так далее... В общем, я считаю, что нужно сначала именно так бюджет распределить, чтобы была техника адресного направления этих денежных средств, а не такая, целевая.

Что такое - адресная? Предположим, должно быть в бюджете написано, например, "300 000 школе на 2000 год № 1, Кошкинского района". Ясно, тогда финансовое управление контролирует движение этих средств. Вот они вышли, вот они пришли. Вот их там распределили. То же самое - по больницам. Понятно, о чем я говорю, да? А если мы напишем "строительство онкологического центра - 400 миллионов долларов", то в этих 400 миллионах долларов за десять лет можно, наверное, зарыть еще 400.

Карен Агамиров:

Картина знакомая. Тот, кто у власти, зарывает деньги, другой - обличает и пытается их откопать. Потом, правда, если ему-таки удается познать вкус этой сладкой дамы под названием "власть", то вся история повторяется - уже его обвиняют и обличают.

Я не буду утомлять слушателей занудным перечислением, кто сколько чего украл, у кого какие и почем особняки. Это уже надоело. И региональная, и столичная пресса пестрит этими разоблачениями. Народ устал от этого, да и нет ему дела до замков и вилл этих чужих ему людей. Им бы минимум иметь. В России ведь живут, наверное, самые неприхотливые люди.

Житель:

На работу берут молодежь, где-то до тридцати - тридцати пяти лет, в тридцать пять - это максимум для человека. Но пенсии выплачиваются не в тридцать пять лет. Человеку надо оставшиеся годы где-то дорабатывать. То есть, промышленных предприятий нет фактически, торговые точки берут молодежь, вот. И страна превратилась в большой базар. Один нищий предлагает другому. И в Самаре то же, и в Москве, эти оптовые рынки...

Жительница:

Я учитель с высшим образованием, и работаю три года в этом подвале, где меня не уважает начальство. Получаю я очень мизерную зарплату. Я, может быть, пошла бы с удовольствием опять работать учителем, но там очень низкие зарплаты.

Житель:

Так. И еще у частных предпринимателей, которые берут на работу свои частные конторы, рестораны, кафе, магазины... У них нет социальной защиты для человека... Нет больничных листов, отпусков. Заболел человек - он должен лечиться. Пришел на работу - его рабочее место занято. Гарантий нет таких, что человек не рассчитывает на будущее. На данный момент, страна и город живет одним днем. То есть, у человека нет ни запаса какого-то для болезни, лишней копейки. Все деньги, что оплачивает частник...

Карен Агамиров:

А как же кодекс трудовой? Ведь он действует, он есть, он для них тоже обязателен.

Житель:

Кто решится подать на частного предпринимателя в суд?

Житель:

Никто буквально...

Житель:

Никто. У него есть защита, у него право. У него есть.... и доказательств-то нет, то есть, документация идет по низкой заработной плате, например, сто рублей, пишут - заработная плата. И ты докажи, что ты получал здесь, например, тысячу рублей, и тебе не выплатили по больничному. А по документам идет, например, сто рублей. Вот, в крайнем случае, ты получишь эти сто рублей. Нет социальной защиты.

Например, она из сельской местности, так? Пойдет она - скажут: "Уезжай в свою деревню и там работай. Свиней паси!"

Жительница:

Я не прописана здесь...

Житель:

В основном, люди идут на эти, вот, такие должности, от большой нужды, не от веселой жизни. Заработать на продукты питания. Вот, пятьдесят рублей дает частный предприниматель. Колбаса... уже на такие продукты, мясные, для ребенка молочные, ты уже не купишь. Там тебе хватит на щи и на буханку хлеба. На транспорт - два рубля в один конец, два рубля в другой - четыре, и остается там ноль.

Вон идет - полупустая сумочка. Вот, они покушали сегодня - и завтра ждут, что еще дадут пятьдесят рублей, эти пятьдесят опять на стол идут, не говоря уже об одежде, о чем-то... для ребенка там нужно что-то приобрести... Очень сложная жизнь. Защиты, вот, простого народа нет.

Жительница:

Раньше получали, вот, у меня муж получал, 190, главный специалист института, и мы жили, и что-то покупали. А сейчас...

Житель:

Да. Да что, и ковры покупали, и стенки покупали, мягкие уголки - все покупали...

Жительница:

Прошлая жизнь нам так помогает сейчас.

Жительница:

А что сейчас? Только... на эти пятьдесят сходишь - две булки хлеба купишь, молоко купишь внуку...

Житель:

Вот я говорю, отказываешь в необходимом.

Жительница:

И все. Больше нечего.

Жительница:

А учеба? У меня, вот, внучка сейчас закончила девять классов, поступает в колледж...

Жительница:

Шесть тысяч надо...

Жительница:

И для того, чтобы поступить в колледж, ей надо сдать экзамены. К каждому экзамену она готовит 730 рублей, платит официально курс подготовительный. А само по себе поступление еще где-то около шести тысяч. И, вот, мы теперь раздумываем, то ли сдаст она, то ли не сдаст. А сдаст - хорошо. Не сдаст - деньги пропадут.

Видите, как? Учиться очень трудно поступить ребенку. Вот, второй у нас ребенок подрастает, внук у меня второй, Ну, его, вообще, никуда не возьмут, потому что он слабее в учебе, он учится, там, тройки-четверки. А этот, вообще, я не знаю, куда пойдет.

Житель:

Значит, пойдет к частнику...

Житель:

К частнику, в такую же лавку, будет также получать пятьдесят рублей и жить впроголодь. Вот вся перспектива внука моего.

Житель:

Вот вся перспектива...

Карен Агамиров:

Что-нибудь изменится или нет?

Житель:

Да нет, ничего не изменится. Еще хуже будет.

Жительница:

Да что там! Нет. Лучше не может быть. Вот, мы ждали все от Путина...

Жительница:

Хуже, хуже...

Житель:

Но сейчас, смотрите, вот, на нефтепродукты идет повышение, да? А это значит - повышение на все. У нас вот в городе, например, курица была килограмм 46 рублей, теперь на 20 рублей она увеличилась в цене.

Жительница:

Сахар 12 рублей.

Жительница:

Сахар был в пределах 7-20, теперь уже 13 рублей. Мука - то же самое. Хлеб каждый день растет.

Жительница:

9 рублей мука килограмм.

Житель:

А, в принципе, заработок, вот, что стоят на улице продают, пятьдесят рублей так и осталось. То есть, невозможно... И заработать нигде больше нельзя. Потому что нет заводов, фабрик, все закрыто, все - частное предпринимательство.

Карен Агамиров:

Временно неработающий Константин Титов руководил Самарской губернией девять лет, с 1991 по апрель нынешнего года. Он - безусловный фаворит, и в нынешней губернаторской гонки, скорее всего, победит даже в первом туре. Ни Звягину, ни другим Титов сегодня не по зубам. Люди к нему привыкли, хотя вы слышали, как они недовольны жизнью. Титов призывает их держаться - а кому сейчас легко? - и обращает внимание на то хорошее, что есть в Самаре.

Константин Титов:

Если считать, что пенсии мы получаем, пособия тоже получаем регулярно, у нас есть свое социальное пособие, которого нет в России, это пособие для малообеспеченных граждан, как во всем цивилизованном капиталистическом мире. Я не знаю, почему до сих пор наше государство не ввело это пособие. Есть министр социальной защиты, господин Починок, у него надо и спросить, почему в Самаре есть социальное пособие для малоимущих граждан, а почему его нет в Российской Федерации, и какова методика расчета подушевого дохода граждан, и что в этой методике надо учитывать. Пусть Починок ответит нам с вами и слушателям Радио Свобода, да?

На сегодняшний день, мы должны создать условия для работы людей. Люди сделают все сами. Не надо государству думать, вот, как мы думали в советский период, что мы все сделаем за людей. Нет, мы для людей, и мы должны создать условия людям для работы.

А вторая позиция - жилье, вы совершенно правильно подчеркнули. Это больная проблема и для Самарской области, и для всей страны. Мы рассчитываем, что за счет внедрения наших программ нам удастся очередь на жилье сократить вдвое. Сегодня она составляет в Самарской области шестьсот тысяч человек, очередь на улучшение жилищных условий.

Карен Агамиров:

Константин Титов был в свое время рекордсменом Самарской области в тройном прыжке. Это чувствуется: и сегодня, в свои пятьдесят шесть, он идет к победе на выборах семимильными шагами. Ну, а нынешние пристрастия кандидата в губернаторы?

Константин Титов:

Я люблю играть в теннис, мне это нравится. Я люблю плавать. Я люблю ходить пешком. Мне нравится заниматься в тренажерном зале.

Карен Агамиров:

Анекдот есть любимый?

Константин Титов:

Ну, анекдотов много.

Карен Агамиров:

Любой, на память.

Константин Титов:

Любой на память, да? Ползут две змеи. Одна другую спрашивает:
- Слушай, мы ядовитые змеи?
Та ей отвечает:
- Да, а что?
- Да я прикусила язык.


Карен Агамиров:

Не чужд увлечений и Геннадий Звягин. Он заядлый рыбак. Юмор же у него конкретный, предвыборный.

Геннадий Звягин:

Я хочу рассказать тоже очень интересный анекдот, который бы касался моих претендентов, вот, остальная четверка, которые идут на губернаторское кресло как кандидаты. И я считаю, что он очень хороший анекдот.

Это когда итальянские фильмы... мы все помним, вот "Спрут-1", "Спрут-2", да? "Спрут-3", целая серия... То наши кинематографисты, я думаю, Самарской области, приняли решение поставить последнюю, окончательную серию, я про них говорю И серия называется "Спрут все" - если придут туда, к власти.

Карен Агамиров:

Змеи, спруты... Зато, вот, под занавес - душевная песня местного автора, Юрия Самарского.

Звучит песня:

Россия, Россия, какая стихия
Тебя возвращает опять к нищете?
Шумят сквозь столетья дубы вековые,
А мы все ли те в суете, в пустоте?


Карен Агамиров:

В предвыборной суете сегодня Самарская губерния.

Михаил Соколов:

О назначенных на 2 июля выборах губернатора Самарской области рассказывал специальный корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров.

В следующем выпуске нашей передачи, 6 июля, итоги выборов в Ингушетии и Самарской области, кто может стать депутатом Государственной Думы России от Чечни.

XS
SM
MD
LG