Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000


Михаил Соколов:

Летом политическая жизнь в России, как везде, должна бы замирать, но полного затишья не происходит. С предвыборными новостями - Андрей Трухан.

Андрей Трухан:

В Чечне органы внутренних дел приступили к спецмероприятиям по обеспечению безопасности выборов депутата Госдумы от Чеченской республики, намеченных на 20 августа. В настоящее время проводятся встречи с главами районных администраций республики, старейшинами и представителями духовенства.

Явное затягивание прокурорского расследования по уголовному делу, возбужденному в связи со срывом 2 июля выборов депутата Госдумы от Ингушской республики, вызывает беспокойство, - заявил председатель Центризбиркома России Александр Вешняков. "Спустя почти месяц после этого, из ряда вон выходящего инцидента, мы не имеем информации хотя бы о предварительных выводах", - подчеркнул он.

Совет Федерации в среду ста девятнадцатью голосами "за" при восемнадцати "против" и четырех воздержавшихся одобрил закон о порядке формирования Совета Федерации Федерального собрания России, принятый Государственной Думой 19 июля. В то же время, Совет Федерации отклонил третий законопроект из президентского пакета, касающийся изменений системы местного самоуправления.

В Московском горизбиркоме зарегистрирована инициативная группа граждан, выступающая за проведение всероссийского референдума, касающегося экологических проблем России.

Михаил Соколов:

В тридцати регионах России этой осенью пройдут выборы губернаторов, которые избирались в 1996 году на четыре года.

Ростовская область - исключение. Здесь главу исполнительной власти в том же 1996 году избрали на пять лет. Управляет территорией в 100 000 квадратных километров с населением в четыре с половиной миллиона человек - губернатор Владимир Чуб. На выборах 1999 года в Государственной Думу по округам Ростовской области было избрано семь депутатов. Двое входят в группу "Народный депутат", во всем поддерживающую Владимира Путина, двое - в "Регионы России", оппонирующую административной реформе. Один - член партии "Яблоко", двое - коммунисты.

Специальный корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров начнет свой репортаж из Ростовской области с рассказа об истории и экономике земли Войска Донского.

Левый, левый, левый берег Дона,
Пляжи, чайки, плес и гул затона,
Рядом, рядом омуты и мели
Мы до них добраться не умели.


Карен Агамиров:

На левом берегу Дона - "ворота Кавказа". Именно здесь, в Ростовской губернии, пересекаются железнодорожные, воздушные и автомобильные трассы. Все дороги из столицы на юг ведут через нее.

Знаменит Ростов лещом, раками и дешевой, но очень вкусной - черешней. Еще он прочно удерживает почетное в определенных кругах звание "Ростова-папы". Здесь - действительно, непревзойденные карманники, щипачи и прочий специфический люд.

Но главная гордость ростовчан - это их "тихий" Дон и их Михаил Шолохов. 24 мая город наконец-то установил ему памятник в день девяностопятилетнего шолоховского юбилея, первый в России памятник Нобелевскому лауреату. Писатель стоит на ростовской набережной прямо на берегу воспетого им "тихого" Дона, рядом с речным вокзалом. В обычной косоворотке, в правой руке неразлучная папироса, левая - в кармане.

В станице Вешенской три дня, 26-28 мая, проходил традиционный фестиваль "Шолоховская весна". И туда съехалось на сей раз 30 000 народу. При том, что в самой Вешенской проживает - пятнадцать. На фестиваль я не успел - приехал в губернию чуть позже, поэтому, постояв на набережной и поклонившись писателю, отправился в другую донскую глубинку - город Новочеркасск. Потому что и он готовился к годовщине, но - совсем другого свойства. 4 июня 1962 года именно здесь, в Новочеркасске, состоялось первое организованное выступление советских рабочих с электроприборостроительного завода и завершилось оно столь же организованным их расстрелом.

Люди, возмущенные резким подорожанием продуктов питания (цены на мясо и молоко подскочили на 30-40 процентов), вначале пытались найти правду у своего заводского руководства, но оно не стало их слушать. И тогда они вышли на улицу и направились к центру Новочеркасска. На площади оказалось 5000 человек. Власть не нашла ничего лучшего, как вызвать войско. И оно пришло - из Орджоникидзе и других расквартированных по соседству частей.

Рассказывает Татьяна Бочарова, президент Фонда памяти жертв новочеркасской трагедии.

Татьяна Бочарова:

Толпа держала себя в руках, хотя - шумела. Ругались, матерились... Вот, стояло каре у Атаманского дворца и вроде бы стреляло. То есть, были залпы, и все их видели, и все их слышали, эти залпы.

Было установлено, в том числе, и следствием, которое проводила Генеральная прокуратура в 1992-94 годах, что расстрел демонстрации, в основном, был произведен целенаправленно специальными подразделениями, снайперами и автоматчиками, которые сидели на крышах окружающих зданий и подстраивались под очередь холостыми, которыми стреляли военные. То есть, вот такая имитация расстрела армией. В какой-то степени, армия как бы подставлена оказалась.

То ли это был коварный замысел КГБ, то ли это было еще что-то, но этот факт свершился, и на площади одномоментно упали семнадцать мертвых сразу, семьдесят восемь раненых... официально зарегистрированных, и пять человек у горотдела милиции. Двоих еще убили так, во время патрулирования. Итого, двадцать шесть похороненных нами сейчас останков было свезено в одно место за городом... "Место складирования", так называется. Ну, в общем-то, двадцать как бы. Двадцать. Шесть - потом в других местах обнаружилось.

И они зафотографированы там, на этих фотографиях. И главной задачей стало скрыть то, что натворили. Вот, масса крови... вот это вот страшное злодеяние надо было скрыть. Как бы ничего и не было.

Развезены по области были трупы, поделены по восемь человек - по четыре, и похоронены, в основном, в трех местах: поселок Марцево под Таганрогом, восемь человек там откопали, под Новошахтинском, собственно, кладбище новошахтинское города... и самое далекое место - 180 километров от Новочеркасска, это поселок Тарасовский на севере области. То есть, аж туда завезли и в тайне к старой могиле цыганской на заброшенном кладбище подкопали и вот в такой куче безобразной друг на друга свалили...

Страшная картина. Сережа, дай фотографии...

Карен Агамиров:

Зрелище на фото - не для слабонервных. Стреляли в рабочих действительно прицельно, "от души".

Татьяна Бочарова:

В поселок Тарасовский были вывезены трупы, завернутые в брезент. Брезент такой толстый, тяжелый, стал ориентиром для того, что мы найдем. Ну, естественно, сама могила, ее форма, контуры, ее указал бывший... тот, кто хоронил. Один из них. Он двадцать восемь лет мучился этим и как бы... эту тайну хотел раскрыть. И когда к нему следователь пришел, он говорит: "Я вас ждал всю жизнь". И он поехал на это кладбище и показал место этой могилы... то есть, помнил.

И рассказал обстоятельства захоронения. Как их везли жарким летом, как их в тайне подрывали под эту могилу, закапывали, утрамбовывали, естественно. И как потом двумя ящиками водки все это... ну, не только руки мыли, да? и пытались память свою отмыть.

И вот мы это все вскрывали. Вот кости на брезенте. Не осталось нигде ни письменных источников, нигде... Только особая папка, вот у меня она тоже есть, которую удалось выдернуть в 1992 году. Позже мы бы тоже ее не взяли. КГБ вообще ничего не отдавало, не отдавало даже Генеральной прокуратуре. Ничего не отдавало. То есть, письменных источников нет. Вот сколько тогда они зафиксировали мертвых, столько как бы и получилось. Чуть-чуть... еще два нашли. Но не нашли детей. Не нашли... нет... цифры... мы не нашли. И не найдем уже.

Все. Они ушли, сгинули, канули. Родители не побеспокоились, может быть, в страхе... Ну, убили - убили. Не вернешь. Я не хочу кощунствовать, но думаю, что психологически это понятно.

Тех, кто сильно "возникал", выселили. Приходило письмо... Поселок Зеленая роща под Иркутском, и нам оттуда прислали, что вот здесь - выселенные новочеркасцы.

Ну, вот... смотрите сами. Стреляют. На площади падают. Падают семнадцать мертвых и семьдесят восемь раненых. А где раненые, тяжело раненые, которые умерли потом? Это... умерших раненых только один человек от сепсиса 20 числа. От сепсиса ноги. Но ведь ранения были страшно тяжелые - в грудь, в живот, вот такие смертельные ранения. Их нет.

Карен Агамиров:

Сегодня рабочим тоже несладко, и не только в Новочеркасске. И даже хуже, чем в том далеком 1962 году.

Возможно ли повторение этой трагедии? Так она уже повторялась, - поправляет меня Татьяна Бочарова.

Татьяна Бочарова:

Вильнюс. Баку... То есть, "народ - армия". Параллели в применении армии. "Белый дом". Очень тоже похоже там. Сейчас - Чечня. Народ... тоже народ, и тоже власть его давит.

Ну, то, что за 30-40 процентов сейчас народ восстанет и пойдет митинговать - нет. Мы пережили многократные повышения цен, привыкли к унижениям, к насилию, крови.

Это и стало примером для КГБ. Это тренировочный полигон, потому что абсолютно неизвестно, что было еще дальше. Дальше были судилища, на которые целенаправленно, по разнарядке, созывались проверенные лица с заводов (тоже народ, вчерашние товарищи), которые говорили: "Да, вот Иван -дурак". Дружно вот все... как потом про Даниэля, Синявского... как потом всех, кто выступал против "любимой партии и советского правительства". Здесь хорошо отработана эта машина.

Карен Агамиров:

Машина эта и поныне не заржавела. А один из бывших ее диспетчеров стал даже президентом России. Но пресс ее, если придавить может, то раздавить - уже вряд ли.

Татьяна Бочарова:

Возможна ли диктатура? Да нет, конечно. Я думаю, уже в той степени... общество отличается. Сорок лет прошло.

Ваши радиоголоса сообщили об этом только в ноябре месяце. Вот. А сейчас... да мы здесь скажем "А", и тут же по всем сетям, по Интернету, который у меня дома стоит, и везде, все будет известно. То есть, мы - "прозрачные". Прозрачные. Нет того занавеса. Всем хочется быть достойными... вписать в историю достойные страницы. Нет. Нет. Уже того колхоза большого советского нет.

Карен Агамиров:

Колхоза нет, но бардак остался. И порядок, наверное бы, не помешал. В том числе, и в Ростовской области.

Бюджетные средства гуляют "налево". Похоже, что криминал и чиновник побратались окончательно. Есть тут такой бизнесмен, Иван Бова, так ему власть надавала кучу кредитов, и они, как и следовало от Бова ожидать, "провалились в черную дыру". Это только один из примеров.

Ростовские шахты - "отдыхают". Новошахтинск, Донецк, Крайний Сулим - надо видеть здешнюю нищету. А ведь всего в Восточном Донбассе свыше пятидесяти угольных предприятий, и они, ставшие акционерными обществами, не окупаются.

Да, здесь, на самом деле, разработка угольных пластов невыгодна. Они тонкие и старые. Но ведь равноценную замену углю пока еще не придумали. И потом, что делать с людьми? Пусть помирают голодной смертью?

Один-одинешенек в чистом поле и знаменитый некогда Россельмаш. А ведь помнится, к генеральному директору Юрию Пескову Генеральный Секретарь Леонид Брежнев приезжал в гости лично.

Сегодня главный российский комбайновый конвейер сам стучится в окна, и далеко не все открывают.

А вообще, на что способно нищее село? Какие там комбайны? В Ростовской губернии в прошлом году бурьяном заросло 400 000 гектаров земли. Фермеры и колхозы, в принципе, могли бы что-то с ней сделать, но кредиты, без которых им не обойтись, "подсовываются" под 210 процентов годовых. Кто же это осилит? Хотя, помните, пример - свой человек кредит получит без проблем. Чтобы затем его украсть и, наверное, поделиться с тем, кто этот кредит дал.

Совершенно потеряно ростовское село. Один Усть-Лабинский район Краснодарского края производит больше молока, чем вся Ростовская область. Хотя нет, кое в чем нижнедонское село преуспело. Это - по части подсолнухов. Засеют - и ждут через семь лет очередного подсолнуха. Вместо того, чтобы сеять горох, ячмень, пшеницу.

Зато дошли руки у московских и ростовских голов до строительства на Доне атомной электростанции. Народ протестует, митингует, создает общественные и инициативные комитеты, а тем все нипочем. Работы идут полным ходом.

Этот факт с удовлетворением констатировал побывавший недавно на пусковом объекте руководитель Минатома России господин Адамов. Он сообщил, что уже в июле на АЭС должно потупить ядерное топливо для пуска первого реактора.

Я процитирую письмо министру атомной энергетики от ростовской девочки одиннадцати лет, пятиклассницы Барсковой Гали.

"Уважаемый министр!

Пожалуйста, не запускайте атомную электростанцию. Мы не хотим умирать".

А вот письмо от взрослой Елены.

"Я знала, что вскоре будет запущена атомная электростанция. Я против этого. Ведь мы и так живем в экологически загрязненном городе. Воздух, которым мы дышим, черный, вода радиоактивная. 88 процентов людей серьезно больны. Дети больны уже с детства. Я не хочу жить в такой грязной стране.

Пожалуйста, не запускайте эту станцию. Я вас (это министру) умоляю".

Ну, и еще одно письмо. От Тани Кочетовой.

"Здравствуйте, дядя министр!

У вас есть дети? Если у вас есть дети, то вы не запустите эту атомную электростанцию. Вам и вашей жене разве не станет плохо, если ваши дети умрут от этой станции? Вот и наши мамы не хотят, чтобы мы умерли. А мы не хотим, чтобы умерли наши родители".

В письмах еще и иллюстрации. Вот мутант с необъятной головой, хвостом и диким количеством глаз. "Я не хочу рядом такого друга", - приписал юный художник.

Ну, да не будем уж слишком перегружаться негативом. Есть на тихом Доне и громкие дела. Появилась сталь в голосе у металлообрабатывающих предприятий. Взмыл в небесную гладь вертолетный завод. Самая грузоподъемная в мире транспортная железная стрекоза "Ми-26" - это его детище. Выдерживает до двадцати тонн. Боевая "Ми-2435" - на вооружении Воздушных сил первым номером. Пока. 30 мая состоялась презентация нового "летающего танка" (так прозвали в Афганистане "Ми"). Опытный образец внешне ничем не отличается от своих собратьев, кроме двигателя. Их два. Изготовленные на запорожском предприятии "Мотор-СИЧ", они поднимают машину на тысячу метров, увеличивают грузоподъемность на тонну. Возрастает, стало быть, и огневая мощь. Летать новый "Ми" сможет и в сорокаградусную жару. Это, заметим, очень актуально для Чечни.

Преуспела Ростовщина и в выпуске мини-комплексов для колбасных заводов. Это на заводе "Прибой", что в Таганроге. Есть свои, и очень даже сносные, приборы бытовой свето- электротехники. Есть, есть кое-что, но мало. Народу всего этого мало.

Житель:

Я, честно говоря, никому из них не доверяю. Будет возможность - может, за Чуба проголосую.

А чего хорошего сейчас? Один обещает одно, другой - другое. И получается все разное. А за квартиру заплатишь, или за одежду или за еду...

Карен Агамиров:

У вас семья, да?

Житель:

Да. У меня семья.

Карен Агамиров:

Дети?

Житель:

Нет, детей нету. Я имею в виду, я только с мамой живу пока. А если еще будет жена и дети, так это... никуда я не смогу... обеспечить ее.

Карен Агамиров:

Сложно заработать здесь, да?

Житель:

Сложно. Сложно.

Карен Агамиров:

А где работаете?

Житель:

В локомотивном депо.

Карен Агамиров:

Но там же регулярно вам платят зарплату? Зарплату регулярно платят, да?

Житель:

Нам - регулярно. Это ту, которая еще... предприятие, которое регулярно платит и не задерживает. А так, в основном, послушаешь - у одних задерживается на полгода, у других, там... на год. А в фирмах... я тоже, я не знаю, там все по-разному выплачивают.

Карен Агамиров:

Вера есть, что что-то изменится? Ну, вот, президент новый теперь в России...

Житель:

А-а... Ну, вера... вера всегда остается, что будет лучше. Идет еще там война с Чечней. Ну что это? Россия с Россией воюет.

Карен Агамиров:

Завершать надо?

Житель:

Конечно.

Жительница:

Я думаю, что останется тот же губернатор, что и... Вся полнота власти, в принципе, у него в руках.

Карен Агамиров:

А из оппонентов? Ну, вот Иванченко...

Жительница:

Иванченко? Да что-то очень мало слышно о нем, в последнее время особенно. Он больше всего в Москве там... по делам думским. Он там в комитете, по-моему, да? в каком-то. Региональном.

Карен Агамиров:

Как ваш взгляд вот на вот эти все преобразования? Вот Совет Федерации по-новому хотят...

Житель:

Вы знаете, я так предполагаю, что вот уже теперь, по-моему, семь или восемь, да? передается здесь властных функций. После того, как прокуратура, юстиция и дальше...

Я думаю, это начало того, чтобы это было семь частей России. Так я считаю. Удивительным образом здесь, правда, это совпадает с тем, что некогда говорил Жириновский.

Карен Агамиров:

Вот у вас будет Казанцев, есть уже Казанцев. Да? Как он вам?

Житель:

Ну, как? Как боевой генерал - да. А здесь мы пока не знаем, как он себя проявит. Я считаю, что еще о нем говорить что-нибудь как о политике... А это уже же теперь политическая функция.

Карен Агамиров:

Может, вообще, человек объединять... вот один смотреть, руководить, как "око государево". Раньше-то был один представитель, а сейчас один - но уже за многими территориями, да?

Житель:

Я думаю, что нет, наверное, все-таки. Очень большие территории.

С Москвой управляться, скорее всего, легче будет. Чтобы он один управился... ну, многие сейчас говорят, что - очередное разбухание штатов. Это и в самом деле будет так.

Карен Агамиров:

Как к избирателю вопрос. Все-таки - надо губернатора избирать? Путин настаивает, что надо, да? Но он же может его и снять. Где логика-то здесь, как вы считаете?

Житель:

Вы знаете, у нас мнение, вот в нашей среде... вот мы с ребятами говорим по этому поводу, разное. Я приверженец более немножко... жестких таких мер, вот на этом конкретном участке. У нас есть более радикально мыслящие люди. Говорят: "Нам бы Пиночета". Но это, конечно, ни в коем случае недопустимо.

Но что-то надо ужесточить, потому что у нас расхлябанность колоссальная. Мы знаем это прекрасно, во что это может вылиться, на своей шкуре. Я, тем более, в своем возрасте, это прошел уже не из учебников истории. И не хотелось бы, конечно...

Хочется, чтобы был и порядок в стране, и чтобы это не переросло в диктатуру какую бы то ни было. А потом, вы видите, какая мы страна. Мы же бросаемся из одного в другое. Я не знаю, есть аналоги в мире или нет. То мы делали одну революцию, теперь, по сути дела, проходит вторая.

Карен Агамиров:

А все-таки избирать или назначать губернатора?

Житель:

Я думаю, все-таки избирать губернатора. Но ответственность его перед избирателями должна, безусловно, быть как-то отрегулирована таким образом, чтобы все-таки его можно было отозвать.

Ну, нету у нас такого единства, как на Западе.

Карен Агамиров:

Зато проблем хватает. Не соскучишься.

Война в Чечне, обратите внимание, не на последнем счету. Ростовская область - на третьем месте по числу беженцев после Ставропольского и Краснодарского краев. Откуда вот, и почему вот здесь?

Жительница:

Потому что война. Мои внуки отрабатывали дипломы... Семь километров от Владикавказа в совхозе. А там война. Все погибли. А мы сидели в погребе и остались живы. Я и мои маленькие внучки. Одной было три года, а другой было девять лет... Мирных людей жгли.

Карен Агамиров:

А вы кто по образованию?

Жительница:

Сельская учительница.

Карен Агамиров:

Сколько вам лет?

Жительница:

Мне 95. С пятого года я. Я еще Ленина ходила хоронить.

Карен Агамиров:

Что-нибудь в России все-таки изменилось, вот, изменится? Вот как вы считаете? Вы пережили Ленина, Сталина, Хрущева, всех. Всех, да?

Жительница:

Всех.

Карен Агамиров:

Путин сегодня...

Жительница:

У меня ничего не изменилось. Уже у меня сил нет работать.

Карен Агамиров:

К вопросу о беженцах. Разговор с председателем информационно-культурного центра "Грозный" Сергеем Зориным.

Сергей Зорин:

Здесь добивались хотя бы какого-то пункта временного проживания для переселенцев. Отказ идет. Отказ, отказ, и отказ.

Карен Агамиров:

Кто отказывает?

Сергей Зорин:

Ну, иммиграционная служба, руководство области отказывает. Аргументируют тем, что, значит, область - не для проживания.

Карен Агамиров:

До губернаторских выборов на ростовской земле еще далеко - больше года. Понятно, что ни о каких кандидатах речи пока вестись не может. Есть действующий губернатор Владимир Чуб. Есть у него, как и положено, критики. Главный из них, как и четыре года назад, депутат Государственной Думы России, лидер областных коммунистов Леонид Иванченко. Но у людей особого доверия нет ни к тому, ни к другому. Мы уже убедились в этом из разговоров на улице.

Да и неизвестно, будут ли они вообще, как и в 1996 году, участвовать в выборах. Тогда ведь именно Чуб и Иванченко вышли во второй тур.

Наибольшие сомнения - в отношении Чуба. Последнее время, по сведениям местных журналистов, хорошо владеющих ситуацией, у него развилась какая-то хворь. Он избегает общения, стал замкнутым.

Иванченко тоже пока не определился.

Леонид Иванченко:

Мы состязались с Чубом. Были еще несколько кандидатур, но основными соперниками были... Я по сегодняшний день уверен глубоко... и доказано это, что выборы были сфальсифицированы. Они были нечестными, они были необъективными.

Несмотря на то, что я получил удостоверение кандидата в губернаторы, обратился к избирательной комиссии, обратился в прокуратуру области, в Генеральную прокуратуру, Центризбирком - помочь провести в области честные и объективные выборы. И сразу же заявил - с любыми результатами честных и объективных выборов я соглашусь. Они дадут возможность определить, кому жители доверяют, и кому предстоит управлять областью.

Когда выборы состоялись... я живой участник всех тех манипуляций, которые были, впоследствии - три месяца суд областной доказывал все эти обстоятельства. Вскрыто 1174 факта (это то, что показали 200 свидетелей) нарушения федерального и областного закона о выборах. На сорок шесть листов решение суда... Но в конце написано: "Но это не повлияло на результаты голосования".

Настоял я, и фракция настояла на том, чтобы приехала комиссия Госдумы. Вскрыли пакеты или мешки с бюллетенями, сделали пересчеты. В протоколе записано (условно) - "за Чуба 300 голосов, за Иванченко 100 голосов". Вскрывают мешок, там совсем все наоборот - за Иванченко 300, а за Чуба 100.

Чуб за это время (он находится у власти, если память не изменяет, с 8 октября 1991 года) смог сформировать полностью подчиненную ему команду на уровне администрации. Подавляющее большинство депутатов Законодательного собрания - люди, находящиеся в прямом или косвенном подчинении. В его полном подчинении и распоряжении областная избирательная комиссия. Значит, он создал много убеждений тех, что вот "я вам создал условия, а вы действуйте, как хотите. А Иванченко придет - он вас всех посадит, в плане мести", и так далее.

Поэтому, если это соотношение, баланс этот будет сохраняться, вы сами понимаете, что это абсолютно бесполезное занятие - тратить время, усилия, естественно, финансовые средства. Ну, я никогда не рассчитывал на большие деньги. Их у меня нет. И не хочу людей заставлять тратить на бесполезное занятие. Поэтому это пустая затея, пустое занятие.

Если изменятся обстоятельства... ну, как говорится, надо дожить до сентября 2001 года. Насколько буду иметь здоровье, силы, энергию... Я уже, слава Богу, не молодой.

Карен Агамиров:

Однако у вас вот за пять лет в экономике, собственно говоря, ничего к лучшему так и не изменилось. Ну, насколько вот я объездил и посмотрел в командировке...

Леонид Иванченко:

Ну, понимаете, несмотря на то, что я здесь, в Москве, работаю, я в области бываю каждую неделю и отслеживаю все процессы. Все сорок три сельских района и шестнадцать городов я знаю с закрытыми глазами. Я знаю потенциал области.

От области осталось уже одна четвертая часть того потенциала. Это - по обобщенным показателям, которые имели место в 1990 году, по крайней мере, когда я сдавал эту область. Я тогда сказал: "Запомните, в каких параметрах живет область. Сделаете лучше и больше - стану на колени и буду рад и доволен. Расцелую вам все "заветные и не заветные места". Усугубите обстановку, разворуете экономику - вам придется отвечать перед судом. Я это сказал 27 августа 1991 года.

Поэтому, коли от области ничего не осталось, мало того, что нет элементарной даже программы по преодолению кризисной ситуации, по выведению ее, экономики области, из тяжелого положения.

Карен Агамиров:

Полпред Казанцев - как вам?

Леонид Иванченко:

Я не знаю этого человека близко. Наблюдая за действиями его, непричастность его к социально-экономическим проблемам, глубочайшим образом убежден, что ему сверхсложно и трудно объективно разобраться даже, что происходит вот сейчас в этом сложном регионе с названием Северный Кавказ, или теперь Южный округ.

Карен Агамиров:

Это был председатель комитета Государственной Думы по делам Федерации и региональной политике Леонид Иванченко, один из возможных кандидатов в ростовские губернаторы.

А теперь пойдем в гости к тому, кто несет ответственность за положение дел не только в Ростовской области, но и во всем Южном федеральном округе. Это - генерал армии Виктор Казанцев.

Поднимаемся к полпреду. У него как раз встреча с прессой, и к ней он вполне лоялен.

Виктор Казанцев:

У нас средства массовой информации называют "четвертой властью". Мы все с вами государевы люди, и мы должны укреплять ветвь власти. Конечно, надо это делать.

Карен Агамиров:

Казанцев - опытный военный и на политическом фронте не собирается бросаться в бой очертя голову.

Виктор Казанцев:

Вот эти вот разграничения полномочий. Президенты, губернаторы, главы администраций - они как выполняли, так и выполняют, и будут выполнять обязанности.

Есть у нас, извините, террористы в экономике. Есть они в сельском хозяйстве. Есть они и в социальной сфере. Да, в этом во всем, конечно... вы видите, структуры для этого создаются. Но это особая тема для разговора.

А что касается разграничения каких-то властей, о чем мы говорим-то? Это абсолютно разные сферы деятельности. Я ведь не собираюсь никого подменять и управлять, направлять.

Карен Агамиров:

Как именуется вверенный ему округ, Казанцев воспринимает критически.

Виктор Казанцев:

И вообще, я вам скажу так в доверительной форме. Мне не совсем нравится, допустим, вот это образование, когда называют Северо-Кавказский федеральный округ. Я говорю - одно слово выбросишь, вместо "федеральный" скажешь "военный", и уже все... И здесь вот вы... вот некоторые думают: "Вот пришел военный, все будет по-военному". Да нет. Военные будут заниматься своим делом. Мы будем заниматься больше политическими, экономическими, социальными вопросами. А военные со своей задачей... по-моему, они доказали, что справились... справляются. И не будем им мешать. Помогать будем.

Карен Агамиров:

Я поинтересовался, надолго ли пришел в гражданскую власть генерал армии Виктор Казанцев. Сегодня часто можно услышать: новое правительство будет недолговечным, и вскоре президент Путин все заново перетрясет.

Виктор Казанцев:

Это не я должен считать, а считать это должен тот, кто меня на эту должность назначил. Раз. Это зависит от того, как я буду работать.

Может быть, с вашей помощью я и завтра уйду. Это тоже будет зависеть от вас. Вот вы мне интересный вопрос, а я вам интересно пытаюсь ответить.

Карен Агамиров:

Дойдут ли у полномочного представителя президента на юге России руки до жизни простых людей?

Виктор Казанцев:

Это главная задача. Можно было мне сейчас разобраться в обстановке в Волгограде здесь с вами... Вот видите, завтра я буду там. Завтра я буду на месте.

Районы, области всего региона знаю не понаслышке, потому что я по ним проезжал. В отдельных районах я видел эту разруху. В чем-то - не видел. Но это надо говорить с народом и больше слушать их.

Карен Агамиров:

А как насчет борьбы с коррупцией и воровством? Казанцев учит:

Виктор Казанцев:

Воровство и коррупция - это разные вещи. Бороться могу, потому что ни с кем, ни на чем, ни в чем не замешан. Если вы об этом знаете, то это факт. А если нет, то я вам открыто это говорю.

Карен Агамиров:

Пожелаем успехов генералу. Но пусть он не обижается. Такой большой начальник - крути - не крути - далеко от людей. Ведь у каждого из них своя больная мозоль, каждодневные проблемы. До них ли полномочному представителю или даже губернатору?

Вот городской или поселковый голова - этот да, к ним ближе. Это так называемое местное самоуправление. И оно вскоре может оказаться под серьезной угрозой. Ведь, согласно президентским законопроектам по укреплению вертикальной структуры власти, губернатор получит право отстранять избранного руководителя местного органа власти. Не сложились отношения, не "прогнулся" как следует - и все, ищи другое место. А как ты там занимался с народом, никого не волнует. Кроме самих этих людей.

Вернемся в Новочеркасск. Послушайте, с чем идет народ к мэру города.

Жительница:

Я жена двух офицеров. Одного, погибшего в Германии в мирное время, второго - только что похоронила, участника Великой отечественной войны, шестнадцать раз награжденного. И мне пришлось трехкомнатную квартиру отдать внучке, которая воспитывает, ну... одиночка - воспитывает сына. А я перешла в ее однокомнатную квартиру.

А в однокомнатной квартире телефона нет. А я - сердечница. Видите, у меня даже ноги не помещаются в обуви. Мне часто очень приходится вызывать "скорую помощь", а у меня телефона нет. Вот я по этому вопросу решила обратиться к мэру города, потому что по нашей военной линии бесполезно. К нам там не очень-то...

Карен Агамиров:

К кому вы обращались там?

Жительница:

К начальнику училища связи. У меня муж скончался, я обратилась по поводу того, что есть приказ министра, чтобы гроб делать ему бесплатно. И мне гроба не сделали. Сказали, что только Волков... У меня будет покойник лежать, что ли? Я за свой счет сделала гроб.

Мэр города очень душевный.

Карен Агамиров:

И, значит, из-за телефона вы к мэру приходите, да?

Жительница:

Да. Вынуждена была прийти к мэру города. Надеюсь, думаю, что, может быть, он мне поможет, потому что он прекрасный человек, все понимает. И мы за него все голосовать будем. Только за него.

Карен Агамиров:

Дочка здесь, в Новочеркасске, да? Другая, да?

Жительница:

Да.

Карен Агамиров:

Ну, как она живет?

Жительница:

Так ничего, только зарплату не дают долго.

Карен Агамиров:

Сколько, примерно?

Жительница:

Ну, вы что, не знаете, сколько у нас по предприятиям не дают?..

Карен Агамиров:

В Новочеркасске - не знаю. В первый раз здесь.

Жительница:

Вы не из Новочеркасска, нет? Откуда вы?

Карен Агамиров:

Радио Свобода.

Жительница:

Радио Свобода... За первую половину ноября дали. Одна беда за бедой, третья, вторая, все... И вот такие дела.

А лечила я своего мужа десять лет, продлевала ему жизнь. У него диагноз - рак. И я продлила ему жизнь на десять лет. И все мои деньги - в Москве, потому что медицина теперь платная.

Карен Агамиров:

А здесь у вас как, в поликлинику сходить?

Жительница:

Чего туда идти-то? Ложиться? Предлагали мне. А лекарств нет, все надо за свои деньги. А я мужа похоронила, сорок дней отмечала, полгода отмечала, год вот отметила.

Карен Агамиров:

Как, вот закон о стариках же есть, о ветеранах, о том, чтобы бесплатные лекарства... Вот у вас...

Жительница:

О чем? О чем вы? Нет. Нет. Сейчас вот говорят, что какая-то статья нам там поставлена в пенсионном удостоверении, 21 номер. Якобы начинают давать нам бесплатно лекарства. Но не знаю, это одна... один-два дня.

Карен Агамиров:

Вы верите, что что-нибудь все-таки изменится? Сейчас Путин вот, новый президент...

Жительница:

Новый президент? Я его очень мало знаю. Я о нем ничего не знаю. Когда голосовали за Ельцина, я все знала, и я за него не голосовала.

Карен Агамиров:

Зайдем к мэру Новочеркасска Николаю Волкову.

Николай Волков:

Приходится ежедневно принимать, особенно пожилых людей, по несколько человек. Потому что я не могу отказать. Вот она пришла там, бабушка сидит, как я ее могу не принять? Я приму, конечно. Это просто нужно позвонить какому-то чиновнику, там, или подписать какие-то документы.

Если более строгие... более серьезные вопросы, которые требуют изучения и соответствующей экспертизы специалистов, то запишут на ближайший прием.

Карен Агамиров:

Те новые инициативы президента, то, что порядок новый будет формирования Совета Федерации, ну, и там предусмотрено все-таки... я не знаю, как вы это рассматриваете, но, скажем, президент вот имеет право отстранить губернатора от власти, да? а губернатор уже имеет право отстранить будет главу, там, местной администрации. Скажем, Новочеркасска, да? Тоже избранного, да?

Николай Волков:

Я думаю, что избиратели России избрали губернатора, доверили судьбы страны, и, конечно, мы ему должны помогать. Гайки-то нужно закручивать, безусловно.

Что касается снятия губернаторов и, соответственно, мэров городов, - ну, это очень непростая процедура. Во-первых, если губернатор соблюдает законы Российской Федерации, так оснований для его снятия просто не будет. То же самое и мэры городов. Если мэр города не нарушает законы Российской Федерации, законы субъекта Федерации, то оснований для снятия не будет. Это же не просто так, с бухты-барахты. Хочу - сниму, хочу - не сниму.

Карен Агамиров:

А, тем не менее, вот если такой порядок будет установлен, вы себя не будете чувствовать в зависимости вот от губернатора там... ну, не знаю, может не понравиться, что как-то сказали, внешность там, и так далее...

Николай Волков:

Любой мэр города всегда уважительно относится к губернатору, и без губернатора зачастую нельзя решить серьезные вопросы. Ну, бюджет бюджетом - допустим, на уровне местного самоуправления.

Карен Агамиров:

А может быть, все-таки вертикаль такую вот установить: президент назначает, президент снимает. А Путин говорит вот о выборах. О том, что должны, значит, избирать губернатора люди, вот и вас тоже.

Николай Волков:

Это все было уже в истории России. Я думаю, что это - не самый лучший вариант.

Все-таки ростки демократии есть в России, и это нужно развивать. А если мы сегодня опять запретим, будут назначения, мы отбросим нашу страну на многие годы назад.

Карен Агамиров:

Настаивает мэр Новочеркасска.

Ну, может быть, для Николая Волкова строгая субординация, действительно, совсем не страшна. Человек просто занят своим делом.

Жительница:

За Путина я не голосовала. А вот за своего мэра и сама буду, и кого могу, кому смогу, скажу, чтобы только за него голосовали.

Вы вот меня спрашиваете, это что, будет опубликовано где, или что?... Да вы что? А чего же вы меня не предупредили? Я бы это... ну, с его характером, может быть, можно что-то... и, как говорится, сделать. Настойчивый. Ну, любит добиваться определенной цели.

А может быть, это и надо зажать. Дисциплина должна быть. А не так... Все разворовали, все развалили. Дисциплина должна быть. Если и зажмет - ничего. Выдержим.

У нас возникало очень много вопросов, и все такие вопросы были там подняты.. они уже все приведены в исполнение. И вода уже не бежит у шестнадцатого дома, перекрыли. Вода, где не нужно, бежала.

Короче говоря, все вопросы, которые были подняты вот при этой встрече, все немедленно принимаются... Вот нам такого надо мэра.

А за Путина вы мне говорите... Я его не знаю. Я не могу вам ничего сказать.

Карен Агамиров:

Вот здесь, наверное, я и расслабился. Убаюкало меня местное самоуправление. Я забыл, что пребываю не где-нибудь, а в Ростовской области, и Ростов вновь доказал, теперь уже лично мне, что гордое звание "папы" он носит неспроста.

Возвращаясь с коллегами-журналистами из Новочеркасска, мы поймали попутку, сели, разговорились с уже находившимися в салоне, очень даже культурного вида, молодыми людьми. Потом те вышли, и спустя некоторое время я с интересом обнаружил, что моя сумка, перекинутая через плечо, аккуратно срезана. А в ней - диктофон с микрофоном. Совершенно ювелирная работа. В присутствии стольких людей.

До меня испытала "радость общения" с ростовскими жуликами и труппа Аллы Пугачевой. У них увели дорогостоящую аппаратуру. Это - так называемые "щипачи". А вы слышали о "крючках"? Это когда с крыши поезда через окно крюком снимается с верхней полки купе чемодан.

О нравах "Ростова-папы" я могу теперь прочитать лекцию, но это отдельная тема.

Сегодня хочу дать совет заезжим мужчинам. Не заглядывайтесь на танцующих девушек. Кто это? А стоят в витрине магазина прямо в центре Ростова полуголые девицы и заходятся в томном одиноком танце. Вы, естественно, заглядываетесь. В это время к вам подходит товарищ и тоже сладострастно наблюдает, при этом ведет с вами мужской разговор о достоинствах живых экспонатов. Потом он уходит, вы собираетесь дополнить полученные впечатления кружкой холодного пивка, а денег-то нет. Был кошелек, да сплыл.

Как мне поведали ростовские оперативники, все это - одна шайка. И девушки, и случайный прохожий, и директор магазина, который отбирает на работу танцующих девушек. Вот только пойди - докажи. Словом, "Ростов-папа", не зевай.

Но растет на Дону и правильная смена не разным там чикатилам и карманникам.

Каникулы уже?

Мальчик:

Да.

Карен Агамиров:

А класс какой?

Мальчик:

Пятый "б".

Карен Агамиров:

Перешел в шестой?

Мальчик:

Да.

Карен Агамиров:

Двойки есть?

Мальчик:

Нету ни одной.

Карен Агамиров:

А тройки?

Мальчик:

Тоже.

Мальчик:

Тоже нету.

Девочка:

Нету.

Карен Агамиров:

Это такие добрые учителя у вас?

Мальчик:

Нет.

Мальчик:

Нет.

Девочка:

Да, они когда какие бывают... Иногда хорошие. Ну, у нас хорошие учителя в 1-й школе Новочеркасска.

Мальчик:

У нас все-таки строгие. У нас все-таки строгие учителя.

Карен Агамиров:

А ты в каком?

Мальчик:

Тоже в пятом.

Карен Агамиров:

Ну, что... вот из всех предметов, что выделяете вы сегодня? Вот для тебя главнее биология, химия?

Мальчик:

Для меня, наверное, биология все-таки.

Карен Агамиров:

Когда появился первый динозавр?

Мальчик:

Шестьдесят пять миллионов лет назад, насколько я знаю.

Карен Агамиров:

А может, шестьдесят шесть?

Девочка:

Нет.

Мальчик:

Ну, у меня, наверное, главное - это математика. Хотя я не очень-то... на четыре.

Карен Агамиров:

Корень из девяти?

Мальчик:

Что?

Карен Агамиров:

Корень из девяти?

Мальчик:

Не знаю такого пока.

Карен Агамиров:

Не проходили?

Мальчик:

Не-а.

Карен Агамиров:

А семь на восемь умножить?

Мальчик:

Восемью семь - пятьдесят шесть, конечно.

Карен Агамиров:

Девочка есть уже?

Мальчик:

Нету.

Карен Агамиров:

А нравится кто-нибудь?

Мальчик:

Ну, есть...

Карен Агамиров:

А как зовут ее?

Мальчик:

Вера.

Карен Агамиров:

Какая она из себя?

Мальчик:

Красивая.

Карен Агамиров:

Ну, расскажи о ней чуть-чуть.

Мальчик:

Занимается акробатикой. Не знаю, что еще рассказать.

Карен Агамиров:

Акробатикой? Тебя через плечо - раз, и все.

Мальчик:

Да. В принципе, так. А я, вообще-то. хочу пойти в Высшее военное училище связи.

Карен Агамиров:

А военным не страшно?

Мальчик:

Нет.

Карен Агамиров:

А то Чечня сейчас. Вот опасаются... А многие вот от армии, наоборот, убегают, а ты туда стремишься. Почему?

Мальчик:

Знаете, просто я не хочу тут сидеть. Как-то скучно, понимаете, это... одному сидеть в этой стране... понимаете. Хочется... мне правда... у меня отец, дед военный. Прадед был военный. И я таким буду.

Мальчик:

Ну, я бы хотел бы пойти после шестого класса в Суворовское училище, и стать полицейским после этого. Милицейским, точнее.

Карен Агамиров:

Народ на улице... пьяных там собирать, да?

Мальчик:

Да. Именно так.

Карен Агамиров:

А что же тут хорошего? Там несчастный человек напился, а ты будешь его, значит, вот...

Мальчик:

Ну, а вдруг... если он будет ехать на машине и будет окружающей среде...

Карен Агамиров:

А твое будущее?

Мальчик:

Военным буду.

Карен Агамиров:

Холостяками не останетесь, я думаю, да? Ты на Вере женишься...

Мальчик:

Наверное.

Мальчик:

Я не знаю. Я один, наверное, буду. Я как-то семью... не очень.

Карен Агамиров:

Один мужчина не должен быть.

Мальчик:

Почему? Ну, я могу... мне лучше одному жить.

Карен Агамиров:

А интеллектуальные игры? Шахматы?

Мальчик:

Ну, я в шахматы играю, там, с отцом.

Мальчик:

Я с дедушкой, когда езжу на дачу, тоже играю в шахматы.

Карен Агамиров:

Давай сыграем. Е-два - Е-четыре.

Мальчик:

Е-два - Е-четыре...

Карен Агамиров:

Ответ был правильным.

Подойдем теперь вот к этим студенткам.

Студентка:

...Поднять нашу промышленность. Вовлекать побольше молодых специалистов, вот... Тем более сейчас, особенно, у нас такая ситуация, что после окончания института у нас нет распределения на работу. Вот это очень плохо. Я считаю, что это нужно делать.

Карен Агамиров:

А замуж?

Студентка:

Замуж? Ну, замуж всегда успеем.

Карен Агамиров:

Какие-то планы есть?

Студентка:

Ну, пока нет.

Студентка:

Нет, планов никаких нет.

Карен Агамиров:

А где же ваши новочеркасские парни?

Студентка:

Дома сидят. А что, я больше не знаю, что сказать.

Карен Агамиров:

Но вы же должны встречаться, общаться. Ну, замуж надо будет выходить.

Студентка:

Ну, это естественно. Всегда успеется. После окончания института.

Карен Агамиров:

По характеру, он какой должен быть?

Студентка:

Ну, думаю, образование прежде всего. А потом уже все остальное.

Студентка:

Насчет моего избранника? Ну, я не знаю, пока его еще тоже нет. Но я думаю, что человек, прежде всего, должен быть уверен в себе. Уверен в себе, и если это будет, то я думаю, будет и будущее.

Карен Агамиров:

Все-таки ставите во главу угла не богатство и не "Мерседес", да?

Студентка:

Ну, я думаю, что это придет. Если все наладится, то это придет.

Карен Агамиров:

Наладится ли?

Студентка:

Дай Бог, чтобы все-таки людям жилось немножко легче.

Левый, левый, левый берег Дона,
Пляжи, чайки, плес и гул затона,
Рядом, рядом омуты и мели
Мы до них добраться не умели.


Михаил Соколов:

Вы слушали репортаж специального корреспондента Радио Свобода Карена Агамирова из Ростовской области.

Следующий выпуск нашей передачи выйдет в эфир после летнего перерыва, 17 августа, и будет посвящен выборам депутата Государственной Думы России от Чеченской республики.

XS
SM
MD
LG