Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-2000


Михаил Соколов:

Губернатором Магаданской области переизбран Валентин Цветков, легко обыгравший депутата Думы Владимира Буткеева. Цветкова поддержали почти 63 процента избирателей.

Действовавший при поддержке созданной Москвой коалиции, федеральный инспектор генерал ФСБ Виктор Суржиков проиграл выборы в Курской области - 38 процентов против 55 у коммуниста Александра Михайлова. Первым делом губернатор Михайлов возложил цветы к памятнику Ленину и в духе кубанского губернатора Николая Кондратенко сообщил, что вел борьбу не просто с Александром Руцким, а с Руцким - евреем по матери, с Еврейским конгрессом и лично с Борисом Березовским. "В освобождении от всей этой скверны мы с президентом союзники, а не противники", - заявляет большевик-антисемит, губернатор Михайлов.

Во второй тур выборов в Калининградской области вышли командующий Балтийским флотом адмирал Владимир Егоров (почти 38 процентов) и нынешний глава администрации Леонид Горбенко (около 22 процентов). Третье место занял коммунист Владимир Никитин (16 процентов). На три процента меньше у главы Госкомрыболовства Юрия Синельника. В результате выборов Калининградской областной Думы там создалось правоцентристское большинство. Его ядро составят сторонники адмирала Владимира Егорова, на которого ставит Москва.

Осеннее партийное строительство стимулирует перспектива скорого принятия Государственной Думой России закона о политических партиях. Проект, ужесточающий правила их регистрации, но дающий партиям дополнительные права, уже находится в парламенте. Свои съезды в конце октября провели "Яблоко" и "Единство".

Проект "партии власти" Кремлю пока не вполне удается. Такое ощущение осталось у многих свидетелей съезда "Медведя" в Новгороде 28-29 октября. Отмечали явный диссонанс между ультралиберальной программной речью, зачитанной лидером парламентской фракции "Единства" Борисом Грызловым, и вполне левыми настроениями зала. Во время съезда "Единство" сообщило, кого партия поддержит на региональных выборах.

Мой собеседник - глава Исполкома партии "Единство" Сергей Попов.

Сергей Александрович, Сергей Шойгу достаточно резко выступал на съезде по внутрипартийным вопросам, призвав избавляться от "придорожных проституток" (извините за цитату) в партии и "детей лейтенанта Шмидта".

От кого вы, собственно, чистите сейчас свои ряды?

Сергей Попов:

Он имел в виду, что на региональном уровне при создании и в момент преобразования региональных движений в региональные организации партии... у нас есть несколько примеров, в частности, вот эти субъекты Федерации назывались - Ульяновск, Адыгея, Удмуртия, Эвенкия. Пришли люди, которые не заинтересованы в принципиальных позициях партии в целом, а больше отстаивают собственные интересы. Или региональные, то есть - своих губернаторов. И, как бы, по старой привычке пытаются, чтобы эти региональные организации партии были в сильной зависимости от позиции губернатора.

С чем мы, естественно, не можем согласиться. Заявляя о том, что мы - пропрезидентская партия, мы говорим о том, что эта партия должна работать по выполнению решений, которые принимаются, в первую очередь, президентом. Поэтому это нас, безусловно, не устраивает.

Есть и другие примеры. По стране у нас стали создаваться различные структуры под крышей "Единства". Точнее говоря, не под крышей "Единства", а с названием "Единство". Причем, многие, даже не имеют никакого отношения к нашим региональным организациям партии. Они просто используют наше название, наш лейбл. И начинают делать различные заявления.

Второй акцент, который он говорил, это вот псевдо-друзья партии, которые, идя сейчас на различные выборы, на региональном уровне, местном уровне, в мэры и тому подобное, так же активно используют символику "Единства". И в частности, даже делают, так сказать, с помощью компьютера различные фотографии, где появляется Шойгу, где заявляют, что Шойгу их поддержал. Что его так же вот, как человека и как лидера, конечно, не устраивает.

Михаил Соколов:

Сергей Александрович, ваша партия на съезде обнародовала список политиков, которых вы поддержите на губернаторских выборах. В этом списке есть губернатор Владимирской области ортодоксальный коммунист Виноградов, есть в Краснодаре аграрий Ткачев.

Что это? Вот, у вас не хватает своих партийных кадров, чтобы выдвинуть на губернаторские посты?

Сергей Попов:

Нет, это не точная оценка нашего подхода.

Буквально два месяца назад, в сентябре, состоялся Политсовет, на котором была рассмотрена и одобрена концепция участия в региональных выборах. Вот в этой концепции, если ее посмотреть, были сформулированы наши основные, принципиальные подходы.

Для нас не политическая окраска играет роль, а реальная оценка - с точки зрения, как действующий, допустим, губернатор работает в регионе. Насколько эффективно построена система работы, насколько жизнь становится лучше, как решаются вопросы с выплатой пособий, есть ли задержки по зарплате бюджетникам и прочее. То есть, рассматривается вопрос с точки зрения оценки непосредственно хозяйственной деятельности действующего губернатора.

И в этом отношении вот эти клейма, окраски - ортодоксальный, неортодоксальный - они играют меньше всего роль. Если в Воронеже, прошу прощения, дела плохи, то мы и не поддерживаем господина Шабанова. Точно также мы не поддерживаем в Рязани Любимова, в Брянске Лодкина. У нас достаточно принципиальный в этой плане подход.

Второй принцип - это умение создать команду. Вот как раз оценка умения создать команду показывает, ортодоксальный он или не ортодоксальный. Допустим, если возвращаться к тому же Владимиру, к Владимирской области, то мы внимательно изучали, какая команда сегодня работает.

Если он вокруг себя собрал команду хозяйственников, которые активно участвуют в процессе приватизации, которые решают вопросы по привлечению инвестиций, в том числе и западных, которые активно работают по частной инициативе, по предпринимательству, и он опирается на этих людей, то, конечно, у меня, например, возникает вопрос. Может ли ортодоксальный коммунист упор сделать на частную собственность? Вообще, по логике, такого быть не может. Да? Ну, как-то не складывается.

Мало этого, поскольку эти люди вокруг него и, так сказать, активно работают, то, наверное, надо подумать - или он многие позиции пересмотрел, или, так сказать, оценка предварительная, которая была ему дана, она не совсем объективна.

Он, кстати, вот я специально его спрашивал, беседовал с ним, он говорит: "Для меня, например, не важно решение, которое будет там местный обком принимать. Вот для меня важнее, какую позицию займет "Единство". Мало этого, я считаю, что сегодня надо устранить перекос, и в Законодательном собрании должна быть мощная фракция "Единства".

Человек, который трезво оценивает ситуацию, политические реалии заслуживает того, чтобы его можно было бы поддержать.

С другой стороны, по большому счету, сегодня во Владимирской области кандидатуры, которая могла бы выиграть, просто нет. Помимо всего прочего.

Михаил Соколов:

Сергей Александрович, многие считают, что "Единство" - не вполне партия, а такой приводной ремень между Кремлем, администрацией президента и массами.

Вот когда вы этот список составляли, вы как-то согласовывали его с администрацией президента или нет?

Сергей Попов:

Ну, слово "согласование" мне не очень понятно. То, что мы советуемся, и, как бы, этот вопрос... находим понимание... Почему? Потому что должна быть экспертная оценка вот по этим качествам, характеристикам, о которых я говорил. И, соответственно, информацию мы должны черпать в различных инстанциях для того, чтобы иметь более полную информацию.

Вот в ряде регионов наш выбор, насколько я знаю, сыграл определенную роль с точки зрения позиции администрации. То есть, это нормальная вещь. Здесь никаких вопросов нет. Мы обязаны работать совместно с администрацией. Мы не оппозиционная партия. Мы не "Яблоко", не ЛДПР, не КПРФ. Поэтому это нормальный стиль нашей работы.

Михаил Соколов:

Сергей Александрович, тем не менее, сама власть иногда вас ставит в несколько неловкое положение. Вот, в частности, ситуация в Курской области, где "Единство" поддержало Руцкого, и все вот увидели, что затем произошло.

Вы не опасаетесь, что в этом большом списке могут такие казусы повториться?

Сергей Попов:

Вообще, в нашей жизни все может быть. Наверное, предусмотреть все на 100 процентов сложно, но вот получается иногда парадокс. Значит, если мы, как бы, выходим со своей кандидатурой, нас критикуют за то, что вдруг потом произойдет некое рассогласование. Если мы согласовываем, нам говорят: "Вы - кремлевский приводной ремень. У вас нет собственных кандидатур". Нас все время толкают то в одну крайность, то в другую.

С нашей точки зрения, должен быть достаточно реалистический, в целом, подход. Ну, а издержки неизбежны.

Михаил Соколов:

Моим собеседником был Сергей Попов, глава исполкома партии "Единство".

Отмечу, что в последние дни немало разговоров о том, что политтехнологи Кремля приступили к работе над запасным проектом - созданием Народной партии при поддержке ряда фигур из думской группы "Народный депутат".

Партия Григория Явлинского в закрытом режиме доизбрала руководство. В итоге до прессы дошли разговоры о внутрипартийном конфликте.

Грозит ли "Яблоку" раскол? Об этом я беседовал с заместителем руководителя фракции этой партии в Государственной Думе Сергеем Иваненко.

Сергей Викторович, все, кто пишет о съезде "Яблока", отмечают, что в центре вот этого закрытого мероприятия оказался конфликт между лидером "Яблока" Григорием Явлинским и бывшим замом лидера Вячеславом Игруновым по вопросам партийного строительства, спор о вождистской или демократической структуре партии.

Так ли это?

Сергей Иваненко:

Очень часто это является плодом размышлений журналистов - выдумывание конфликтов там, где их нет.

Съезд был посвящен, в основном, организационно-кадровым вопросам. Мы еще в январе задумали реформу организационного механизма управления партией, которая, безусловно, повлекла за собой и кадровые решения. Мы, по сути дела, перешли к более демократической системе управления партией.

Наряду с бюро, которое у нас было раньше, сейчас существует новая структура - институт секретарей объединения. Это пять человек, которые утверждены Центральным Советом, и на которых возложена полная ответственность за организационную работу по различным направлениям. Это повлекло за собой то, что те люди, которые раньше занимались определенным делом, имели определенные позиции, сейчас эти позиции изменили.

Поэтому я бы не стал говорить о конфликте. Я бы, скорее, сказал о том, что происходит внутрипартийная конкуренция. И это хорошо, потому что, если внутри партии у нас разные люди претендуют на те или иные должности, значит партия жива, она растет. Иначе бы никто бы не проявлял никакого интереса к различным постам.

Михаил Соколов:

Сергей Викторович, я понимаю ваше нежелание выносить партийный сор из избы, тем не менее, в комментариях указывается на то, что Григорий Явлинский, например, выступал против избрания господина Игрунова в руководство партии. Однако тот был избран, и, более того, депутат Игорь Артемьев, которого как раз Явлинский поддерживал, не был избран в руководство партии.

Вот и делаются выводы, что "Яблоко" на грани раскола. Ведь такие персональные проблемы действительно существуют.

Сергей Иваненко:

Во-первых, я должен заметить, что никаких политических разногласий нет и не было, и речь идет, по сути дела, только о дискуссии вокруг организационной формы управления.

А во-вторых, я должен сказать, что вот названные вами люди это известные члены партии, и они, независимо от того, какую они занимают должность в данное время, имеют большое влияние в партии. В частности, Вячеслав Игрунов остался членов бюро, хотя раньше он был заместителем председателя, а Игорь Артемьев стал секретарем объединения. Эта должность соответствует в определенном смысле члену бюро. Поэтому я бы не стал обращать внимания на эти детали.

Что касается позиции Григория Явлинского, его позиция состояла в том, чтобы максимально найти компромисс и не допустить того, чтобы внутренние проблемы переросли в какой-то, как вот некоторые говорят, организационно-политический конфликт. И это ему полностью удалось. У нас партия полностью едина. Домыслы о том, что мы близки к расколу, являются только домыслами.

Михаил Соколов:

Вы говорите о том, что нет идейных разногласий. Тем не менее, в "Яблоке" же есть группа, требующая скорейшего слияния с Союзом правых сил, есть отстаивающая самостоятельное развитие. Точно так же, есть лидеры, ориентированные на сотрудничество с нынешней властью, и есть оппозиционные ей.

Вот дискуссия по этим вопросам продолжается?

Сергей Иваненко:

Если говорить о коалиции с СПС, то предыдущий, восьмой съезд "Яблока", который состоялся летом этого года, единогласно принял то решение, которое принял. Я подчеркиваю - единогласно. Это решение о том, что мы идем на максимально возможную тесную коалицию с Союзом правых сил, не растворяя наши организационные структуры в этом новом образовании, с одной стороны. И вместе с тем, очень активно взаимодействуя в Думе, на региональных выборах, и ставя своей целью создание единого партийного списка.

Существуют точки зрения... точка зрения о том, что мы могли бы более быстро идти по пути объединения наших региональных организаций, но есть и другая точка зрения, что надо это делать более медленно. Поэтому здесь я не вижу непреодолимых разногласий.

Что касается отношения к президенту и правительству, мы очень осторожны пока в оценках. На сегодняшний день партия пока не приняла более или менее жесткого, скажем так, заявления относительно нашего отношения к президенту Путину. Хотя мы отмечаем (и это делалось, в том числе, на состоявшемся девятом съезде "Яблока"), мы отмечаем, что тенденции к формированию полицейского государства в России уже становятся реальностью. И мы собираемся с этим бороться.

Вместе с тем, мы говорим о том, что в экономической сфере деятельность новой власти в значительной мере опирается на то, что мы предлагали. И если говорить о налоговой реформе, это вызывает нашу позитивную оценку. Если говорить о финансово-бюджетной политике в целом, мы тоже считаем, что она удовлетворительна.

Поэтому ситуация по-прежнему остается неоднозначной, хотя, если говорить о нашем противодействии полицейскому режиму, его укреплению, то здесь нет поля для каких-либо компромиссов. Мы будем противодействовать укоренению этой системы независимо от того, от кого все это будет исходить.

Михаил Соколов:

Моим собеседником был Сергей Иваненко, заместитель руководителя фракции партии "Яблоко" в Государственной Думе.

Пока "Яблоко" занимается внутренним партстроительством, Союз правых сил подходит все ближе к преобразованию в единую партию с индивидуальным членством.

Перейдем к губернаторским выборам. В компании по выборам губернатора Псковской области участвуют тринадцать кандидатов. Лидерами считались губернатор Евгений Михайлов, вовремя покинувший ЛДПР и перешедший в "Единство", депутат Думы Михаил Кузнецов, также выходец из партии Жириновского, связанный с московским МДМ-банком, крупный псковский бизнесмен, контролирующий рыбную отрасль региона, глава Союза товаропроизводителей Виктор Бибиков, коммунист, депутат Думы Владимир Никитин, глава агрофирмы "Черская" Владимир Сидоренко, реформист Владимир Федоров.

Правила выборов в Пскове были недавно изменены. Победителю надо набрать более 25 процентов голосов при явке не менее четверти избирателей. Это выгодно губернатору Евгению Михайлову. Второй тур возможен, лишь если никто не получит четверть голосов. Оппозиция сделала рискованную ставку на то, чтобы распылить голоса и перевести борьбу во второй тур. Так и появились тринадцать кандидатов самой разной политической окраски.

Борьба за псковское губернаторство проходила с редким цинизмом. Губернатор Евгений Михайлов раскручивал акцию "Прикоснись к сердцу ребенка", откровенно рассказав прессе о собственном горе - неизлечимой болезни сердца у младшего сына. Тут же оппозиционная пресса без трепета поведала, что якобы два года назад семья губернатора добровольно отказалась от родительских прав, поскольку ребенку был поставлен диагноз "болезнь Дауна".

Ряд кандидатов на пост губернатора Псковской области (Михаил Кузнецов, Владимир Федоров, Виктор Бибиков) считают, что кандидат в губернаторы Михайлов в проведении своей агитации злоупотребляет должностным положением. Он монополизировал практически все областные электронные средств массовой информации. Вопреки мнению избирательной комиссии, государственная телекомпания "Псков" показала фильм "Губернатор", славословящий Михайлова. Псковский областной суд и избирком так и не рассмотрели жалобы кандидатов на действия главы администрации.

Ход компании в регионе я обсужу с главой псковского фонда "Возрождение" социологом Львом Шлосбергом.

Лев Маркович, месяц назад казалось, что есть два безусловных кандидата на пост Псковского губернатора - действующий глава администрации Евгений Михайлов и депутат Думы Михаил Кузнецов, оба выходцы из ЛДПР.

Изменилась ли как-то принципиально сейчас ситуация?

Лев Шлосберг:

Да, ситуация изменилась.

Дело в том, что оба эти участника выборов начали избирательную кампанию досрочно. Их известность очень высока. И до тех пор, пока остальные кандидаты не развернули избирательную кампанию, создавалось впечатление, что выборы без выбора, и реальные шансы есть только у двух кандидатов.

В действительности, это изначально было не так. В области по-прежнему высоки симпатии к коммунистам, и очень многие избиратели, особенно в сельских районах области, при любых избирательных кампаниях ищут в бюллетене представителя Коммунистической партии Российской Федерации.

Выяснилось, что слабость Михайлова как главы области и его очевидные опасения участвовать в двухтуровых выборах возбудили политические амбиции у некоторых людей, которые, возможно, в другой ситуации не стали бы участвовать в выборах.

Во-первых, создалось впечатление, что выборы необязательно завершатся в один тур. Было совершенно очевидно, что чем больше участников выборов, тем более распылены будут голоса избирателей между всеми кандидатами. Мы установили сейчас абсолютный рекорд для Псковской области. Никогда в региональных выборах не участвовали одновременно так много кандидатов. У нас их на сегодня целых тринадцать человек. Никто не снял своей кандидатуры.

Известно о том, что некоторые из кандидатов выдвинуты непосредственно при теневой поддержке лидеров избирательной кампании, в частности, депутата Государственной Думы Михаила Кузнецова, в интересах которого было оттянуть максимальное число голосов от Михайлова. Но, насколько мы видим сейчас, сценарий избирательной кампании пошел не в соответствии с ожиданиями Кузнецова, не вполне в соответствии с ожиданиями депутата Госдумы от Коммунистической партии Никитина, и в том числе, не вполне в соответствии с ожиданиями действующего главы области Михайлова.

Сейчас очевидно, что у Кузнецова и его команды случился политический фальстарт. Пик известности и популярности Кузнецова пришелся на лето. И до тех пор, пока не появились остальные участники избирательной кампании, создавалось впечатление, что Кузнецов медленно, но верно настигает Михайлова и сможет добиться перелома в избирательной кампании.

Михаил Соколов:

Напомню, 12 ноября 623 000 избирателей Псковской области выберут губернатора. Всего тринадцать кандидатов, наиболее яркие фигуры, кроме члена партии "Единство", в прошлом жириновца, губернатора Евгения Михайлова, - депутат Государственной Думы Михаил Кузнецов, также выходец из ЛДПР, представляющий московские бизнес-структуры, хозяин псковского холдинга "Андромеда" Виктор Бибиков, состоящий в движении "Отечество", коммунист, депутат Думы Владимир Никитин, аграрий Владимир Сидоренко, реформист Владимир Федоров.

Я продолжу беседу с главой псковского фонда "Возрождение" социологом Львом Шлосбергом.

Лев Маркович, была, насколько я понимаю, попытка ряда кандидатов - это и Владимир Никитин, и Владимир Сидоренко, и Владимир Федоров - выдвинуть единого кандидата или выступить коалицией. Насколько я понимаю, это не получилось, и, видимо, уже вот эти кандидаты все выступят самостоятельно.

Лев Шлосберг:

Да, этого не получилось. Мы сейчас проводим в области форумы избирателей, на которые приезжают различные кандидаты. В том числе, практически все форумы в районах посетили Никитин, Сидоренко, Федоров. Везде звучит вопрос избирателей о коалиции.

Эти кандидаты везде говорят о том, что готовы вместе работать в администрации, но Владимир Степанович был убежден, что только он может выступать консолидирующей силой. Федоров резонно заявил о том, что его избиратели, в значительной степени правые по взглядам, не проголосуют за коммуниста. То есть, не происходит непосредственного перетекания голосов. Но все они втроем говорят о том, что, в принципе, длительные переговоры о коалиции сорвались, в первую очередь, из-за позиции Виктора Ивановича Бибикова, который заявил буквально следующее (и он подтвердил это на форуме в Невеле, где он лично присутствовал).

Он сказал, что он не свободен в принятии решения, что выдвинувшие его люди не давали ему возможности и не дают ему возможности вступить в коалицию при другом лидере, кроме него самого. Эти люди достаточно известны в Пскове и Великих Луках. Некоторые комментаторы связывают этих людей с криминальными структурами. И когда Бибиков заявил во время переговоров, что от этих людей зависит его участие или неучастие в избирательной кампании, его вхождение или невхождение в ту или иную коалицию, это имело очень широкий резонанс среди самих участников выборов. И во время всех встреч с избирателями на форумах практически все они - и Сидоренко, и Федоров, и Никитин - заявляли об этой позиции Бибикова, что на выборы идет человек, несамостоятельный в принятии решений, как лидер.

Я могу сказать, что коалиция уже не состоится. Никитин заявил об этом в Великих Луках, что "уже поздно, мы не успеем донести до избирателей информацию о нашем объединении". И это при том, что Никитин видел во главе коалиции только себя.

Эта группа могла выступить в качестве третьей силы. Не Михайлов и не Кузнецов. И это не удалось в очередной раз на выборах, и это делает шансы действующего главы области более значительными, поскольку ему нет явной альтернативы.

Михаил Соколов:

Лев Маркович, скажите, пожалуйста, сейчас каковы последние социологические данные?

Лев Шлосберг:

Наши данные, которые были получены во время опроса общественного мнения аналитическим бюро "Социофокус", входящим в центр "Возрождение", являются следующими. Это 28-29 октября. Если смотреть людей, которые заявили о том, что они точно или скорее всего пойдут на выборы, то от их числа Михайлов, действующий губернатор, получил 26,7 процента голосов. То есть, всего лишь менее чем на два процента выше необходимой ему планки.

Это означает то, что цифра, которая укладывается в пределы возможной статистической погрешности, не дает возможности Михайлову быть абсолютно уверенным в том, что первый тур выявил победителя выборов, и это будет именно он.

На втором месте, по итогам этого опроса, по-прежнему Кузнецов. У него 14,7 процента. На третье место неожиданно для многих аналитиков вышел Бибиков с 12,4 процентов. Он очень активно идет в городах, в частности, в Пскове и Великих Луках, где уже обошел Кузнецова. Кузнецов занимает общее второе место только благодаря тому, что его сторонники очень многочисленны в сельских районах области.

И на четвертом месте с неожиданно низким результатом в 6,4 процента оказался Владимир Степанович Никитин.

Все остальные кандидаты получили меньшее количество голосов.

Означает ли это, что выборы завершатся именно с таким соотношением сил? Думаю, что нет. Очень многое будет зависеть от того, какие избиратели являются сторонниками того или иного кандидата. Я могу сказать, что среди избирателей в возрастной группе старше 65 лет у Евгения Эдуардовича Михайлова, у действующего главы области, 32,4 процента сторонников. А среди избирателей в возрасте 55-65 лет - 29,6.

Это люди старшего возраста. Они приходят на выборы. Эти люди в Псковской области год за годом решают исход выборов. Они, в принципе, являются сторонниками двух кандидатов. Это, собственно, действующего главы области, а также Владимира Степановича Никитина.

Я думаю, что явка составит чуть выше 50 процентов. Люди, не понимающие, что происходит в политическом поле Псковской области, идут на выборы и принимают решение. Чем ниже будет явка на выборах, тем выше шансы действующего главы области, и тем выше шансы коммунистов.

Мне сложно сейчас сказать, каким образом будет изменяться рейтинг Кузнецова. Наше ощущение, в том числе, и по встречам в области, что он постепенно падает. И не исключено, что по итогам выборов Кузнецов может занять даже не второе место. Опять-таки, в зависимости от явки избирателей.

Михаил Соколов:

Все-таки, с вашей точки зрения, возможна смена власти в Псковской области или нет?

Лев Шлосберг:

Мы задали и эти вопросы. Мы взяли всех лидеров избирательной кампании и вывели их во второй тур. В любой связке действующий глава администрации, по нашим опросам, выигрывал у своих оппонентов. У нас создается впечатление, что никто из участников этой избирательной кампании не смог заявить себя, как внятную, содержательную, сущностную альтернативу действующей власти. А когда люди не видят альтернативы, они голосуют за действующую власть, к которой они, в той или иной степени, привыкли.

Михаил Соколов:

Моим собеседником в преддверии выборов губернатора Псковской области был социолог Лев Шлосберг.

Выборы губернатора Калужской области пройдут также 12 ноября. Рассказывает специальный корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Карэн Агамиров:

Старинный русский город раскинулся на берегу Оки. С древних времен он застраивался с юга на север и вдоль побережья, отдавая основные высоты под церкви. В восемнадцатом-девятнадцатом веках, когда Калуга стала зажиточным торгово-купеческим градом, центром наместничества, а затем и губернии, наступил ее архитектурный расцвет. Николай Гоголь, побывав в Калуге, был поражен обилием архитектурных сооружений и сравнил ее с Константинополем.

Украшение города - Палаты купцов Коробовых, церкви Покрова, На Рву, Георгия За Верхом. Уникальным сооружением конца восемнадцатого столетия стали Каменный мост, ансамбль присутственных мест, гостиный двор.

Нашлись деньги на строительство больниц и народного училища, духовной семинарии и гимназий, старейшего в России губернского театра и музея.

Активно развивалась в Калуге и промышленность. Еще при Петре Первом был заложен Дугнинский железоделательный завод. Полотняный завод "Парусная мануфактура", вызывал восхищение Пушкина.

Еще относительно недавно калужане гордились и машиностроительным комбинатами, своим "Гигантом", так называется знаменитая спичечная фабрика.

Валерий Артемов:

С Москвы, отовсюду руководители банкротят предприятия. "Калужанку" уже лет десять банкротят. Это швейное объединение наше, "Калужанка", прекрасное предприятие. Восемь лет пытаются утопить, и оно еще держится на плаву.

Карэн Агамиров:

А почему пытаются?

Валерий Артемов:

А надо захватить, это же товары... народного потребления. Оттуда можно взять деньги моментально. Они не сдаются. Да и наша исполнительная власть стоит в стороне. И люди сегодня, триста человек, мучаются.

В такой же ситуации работает "Гигант" фабрика, спичечное объединение. Там тоже варяги. Растаскивают. Раз банкротить из Москвы прислали, второй раз...

Карэн Агамиров:

Как вам новый президент?

Валерий Артемов:

Я ничего от него не ожидаю. Самолеты, танки, корабли... заграница...

Карэн Агамиров:

Так говорит один из кандидатов в губернаторы Калужской области, председатель Калужской городской Думы Валерий Артемов.

Реально на победу будут претендовать три кандидата. Это, помимо Артемова, Алексей Демичев, председатель Калужского отделения Сберегательного банка России, и Анатолий Артамонов, вице-губернатор области.

А что же, спросите вы, действующий руководитель области, Валерий Сударенков? Губернатор решил не идти на второй срок. Наверное, правильно - зачем дальше искушать судьбу?

До прихода к руководству представителя коммунистов в 1996 году Калужская губерния числилась в устойчивых середняках, она занимала сороковое место. При Сударенкове - откатилась аж на шестьдесят шестое.

Я горел желанием узнать у губернатора, как ему это удалось. Немудрено, что ответа мне услышать так и не довелось. Доселе очень даже бойкий и смелый коммунист Сударенков, четыре года назад сам искавший возможности побеседовать с корреспондентом Радио Свобода, открыть ему глаза на из рук вон плохое руководство тогдашнего губернатора Олега Савченко, на этот раз ускользнул от встречи. Похвастать нечем.

Как же так получилось, что губерния оказалась за прошедшие четыре года почти в самом хвосте? Мнение председателя Калужской городской Думы таково.

Валерий Артемов:

Оказались люди (я так думаю и уверен в том, потому что я их знаю, с ними вместе работал на партийной работе) бездеятельные, безосновательные, безынициативные. Инертные. И даже не рискованные. В политике всегда нужен риск. Рисковать надо своей судьбою, если ты отдаешься народу, своей личностью...

Сегодня нам говорят, что вот должна быть преемственность в Калуге. Для меня это непонятно. Потому что я сегодня вижу преемственность в Калужской области - это абсолютно бездыханное тело. Я вижу это... предателей захудалых. На словах - одно дело, а на деле - пустопорожние слова.

Карэн Агамиров:

Это Артемов о другом кандидате в областные руководители, Анатолии Артамонове, вице-губернаторе Калужской области. Именно в нем губернатор Сударенков узрел своего преемника. И преемник - тоже из могучего стана КПРФ - под стать наставнику.

Все, что курировал Артамонов, будучи "вице-", он успешно провалил. Также боится, как огня, журналистов и вдобавок - своего же избирателя. Я попытался попасть на встречу с ним в Народном доме. Аккредитованному при Министерстве иностранных дел России корреспонденту сделали великое исключение - пустили на балкон. Те же, кому предстоит голосовать 12 ноября, прошли тщательную селекцию.

Житель:

Ветеран труда, ветеран Вооруженных сил, дважды ветеран... Мы это все создавали, созидали, а сейчас нас поставили в такое положение, что даже вот сюда не пускают.

Как это понять? Где же эта свобода? Где эта демократия?

Житель:

Нет-нет, не пускают. Не пускают.

Так, я председатель общественной экологической организации "Земля - наш дом". У нас очень много претензий к Артамонову. И будучи... когда он, значит, избирался на срок помощником Сударенкова, он обещал в экологическом плане хорошо поработать. Не сделано ничего.

Вот сейчас, когда он снова пришел уже на ступеньку выше подняться, мы решили напомнить ему его обещания, но даже близко подойти нельзя вот к этому залу, где... Он выставил отряд молодчиков, охраняющих его, чтобы, не дай Бог, кто-то не задал ему неудобного вопроса.

Власть, страшно далекая от народа, народу не нужна. И мы, как общественное наше объединение, а оно объединяет многие общественные организации, все сделаем тогда для того, чтобы он не попал к власти.

Наша область - радиоактивная. У нас родоновая высокая естественная радиация в центре города, во всем городе. У нас... мы пьем воду с цезием, со стронцием, которые поступают из... значит, по реке Жиздре из Чернобыля. И власть это замалчивает.

Кроме экологии, это - разбитые дороги, это стоянки машин под домами, это смертность высокая (пять человек по Калуге умирает, два рождаются, а по области девять человек умирают, два рождаются). Это - область вымирающая. И все это замалчивается. Это недопустимо. Эта власть, она просто, я считаю, преступная власть.

Карэн Агамиров:

Ну, а ее представитель, так называемый преемник Артамонов, фантазировал с трибуны об успехах. (Запись, напомню, с балкона.)

Анатолий Артамонов:

Мы научились создавать и новые производства. Рост, о котором говорили, это не конъюнктурный рост. Мы не проедаем индустриальное наследство. Создав калужские торговые марки, которые знает вся Россия, мы сделали многое, чтобы сохранить свои традиционные рынки.

Спички, бумага, строительные материалы, сантехника... Калужская пивоваренная компания. Всероссийская известная торговая марка "Золотая бочка", которая сегодня в секунду выпускает десять бутылок пива.

Это сегодня тоже крупнейший налогоплательщик.

Карэн Агамиров:

Вот с этим не поспоришь. Пиво, на самом деле, в губернии доброе. Калужский пивоваренный выпускает "в люди" не только "Золотую бочку", но и российский "Хольстен", "Эфес". Прибыльно и с душой работает ликероводочный завод "Кристалл". Но вот загадка, - куда уходят налоги? Зарплату не платят, народ стремительно нищает.

Может, деньги с аппетитом проглотил вот этот элитный "господский" дом, как его величают калужане? Здесь обитают VIP-персоны областного масштаба. И еще затеяно строительство где-то в пригороде свежих уютных гнездышек для областных правителей.

В середине 1990-х годов коммунист Валерий Сударенков, тогда - глава Законодательного собрания, мечтавший о губернаторстве, воспринял "на ура" создание комиссии по коррупции в областной администрации. И комиссия Генпрокуратуры нашла-таки эту коррупцию. Замглавы администрации Алексей Демичев (кстати, он сегодня тоже баллотируется в губернаторы) был обвинен в незаконной приватизации двух квартир. Дело тогда спустили на тормозах. Демичев был отправлен в почетную отставку руководителем калужского Сбербанка, и с этой высоты штурмует сейчас губернаторский Олимп.

Но это все такие цветочки по сравнению с тем, что творится сегодня в администрации Калужской области, убеждали меня источники в местных правоохранительных структурах. Может, здесь стоит искать истинную причину нежелания Сударенкова участвовать в выборах 12 ноября? Если в губернаторы пройдет-таки преемник, то он, Сударенков, будет стопроцентно выдвинут в Совет Федерации, и заветный иммунитет сохранится.

Как далеко от всего этого простые люди. Им не до фантазий. Им - как бы заработать копейку, как бы выжить.

Я на Калужском городском рынке.

Жительница:

Все дорого. Каждую неделю за мясом езжу, за молоком, за маслом. Вон лучку сейчас... сальца... Так, по доходу и расход. Вот знаем, что пенсия вот должна пойти...

Карэн Агамиров:

А сколько пенсия у вас здесь?

Жительница:

450 рублей моя пенсия. Мяска взяла 700 грамм. На два раза это будет. Раз на неделю.

Карэн Агамиров:

Сколько отдали за мясо?

Жительница:

43 рубля. И сальца кусочек. Капустку пожарить. Десятка есть на неделю. На большее денег не хватит.

Карэн Агамиров:

Подойдем к торговым рядам.

Народ подходит к прилавку?

Продавец:

Плохо. Денег у людей нету, поэтому и плохо берут.

Карэн Агамиров:

Огурцы по сколько у вас?

Продавец:

24 рубля.

Карэн Агамиров:

А перец?

Продавец:

Перец 9 рублей. 12 баклажаны. Зелень дорогая. Все дорого, и людям тяжело.

Вот на хлеб только зарабатываем, и все. Остальное уже себе мы позволить не можем, чтобы что-то купить.

Карэн Агамиров:

Ну что, что-нибудь изменится? У вас вот выборы новые, губернатор будет новый.

Продавец:

Я не верю.... 5 рублей, пожалуйста... Я ничему не верю. И чуду не верю.

Карэн Агамиров:

Сами кто по образованию?

Продавец:

Я работала на заводе. Я... уже забыла даже, кто я.

Карэн Агамиров:

Ну, а более молодое поколение на рынке...

Почему вы здесь?

Продавец:

Ну, так получилось. Вынуждена пойти работать. Учиться нет возможности.

Я вообще не из Калуги. Приехала сюда, просто работаю. Но не на себя, а вот на хозяина работаю.

Карэн Агамиров:

А сколько выходит в месяц у вас примерно?

Продавец:

Месяц я еще не работаю. Меньше месяца... Ну, рублей 50 в день выходит, и все. Ну, живу одна. В принципе, так чуть хватает на себя.

Карэн Агамиров:

И млад, и стар в Калуге в одной упряжке.

Житель:

То же самое... У нас вот везде торгуют на рынке... Весь народ на рынке. Молодежь тоже на рынке. А работать у нас...

Вот, в основном, азербайджанцы здесь оккупировали весь рынок. И вот русские на них торгуют. Русские девушки, женщины, мужчины работают на них.

Вот не знаю, как дальше жить. Выживать нам плохо, тяжело.

Карэн Агамиров:

Ну, вот новая власть будет, новый губернатор у вас здесь...

Житель:

Какой? Когда будет у нас?

Карэн Агамиров:

12 ноября выборы.

Житель:

Что он нам даст, этот новый губернатор. Сейчас Сударенков у нас, а что нам сейчас этот новый даст? То же самое будет.

Все это... цены-то растут. Куда они растут? К чему мы идем? Я не понимаю. Народ нищий, обнищалый весь. Нищий народ. Есть... мы... мясо не едят, колбасу не едят, масло не едят. Ничего не едят.

Хотя на пенсию... говорят, в 65 лет мужчина, а мужчины сейчас живы до 55 лет. Среднее - 58. Вот я вам своих товарищей в 55 похоронил, в 58 похоронил. Ну, и... а я, я, наверное, до пенсии тоже не доживу.

Карэн Агамиров:

Светлое что-нибудь осталось?

Житель:

Светлое... о коммунистах осталось светлое.

Карэн Агамиров:

Сударенков вот коммунист же.

Житель:

Ну, Сударенков... Ну, что он? Ничего он особо не делает.

Карэн Агамиров:

Я побывал и в знаменитом городе науки, Обнинске. При въезде - надпись на часах "Самый лучший город на земле". Боюсь, что все-таки не на всей земле, но в Калужской области - это точно. В Обнинске - достаточно чисто, жители всегда отличались здесь сдержанностью и культурой.

Не испортили их и нынешние времена. Они так же гордятся своим старожилом - атомной электростанцией, школой подводников. Именно здесь, в Обнинске, за год до трагедии повышал квалификацию экипаж "Курска". Но, чтобы выжить сегодня в Обнинске, надо действительно чего-то да уметь. На одной торговле далеко не уедешь. Вот когда образование оказывается далеко не лишним.

Житель:

Я электромеханик-конструктор.

Карэн Агамиров:

И на фирме вот с этим связана ваша работа, да?

Житель:

Да, я начальник конструкторского отдела.

Карэн Агамиров:

Деньги приносит работа?

Житель:

Ну, около пяти у меня. Четыре восемьсот.

Карэн Агамиров:

И подрастающее поколение ищет свое место в жизни. Первоначальный способ самовыражения - это КВН.

Девушка:

На КВНе сейчас проходит тема мифов и эпоса. То есть, это как-то связано с культурой. Молодежь, когда ходит на дискотеки, она ну... неинтересно, но она не знает... не знает чего-то нового. А на КВНе это как-то вот... ну, культурное развитие происходит.

Карэн Агамиров:

На кого хотели бы выучиться?

Девушка:

На врача.

Девушка:

Я тоже.

Карэн Агамиров:

Деньги есть на учебу?

Девушка:

Да.

Девушка:

Нет.

Карэн Агамиров:

Как будете выходить из положения?

Девушка:

Займем.

Карэн Агамиров:

Вы верите в Россию, в то, что что-то изменится? Вот, Калуга ваша вот здесь...

Девушка:

Ну, сейчас Россия переживает кризис, но я верю в то, что у нее есть будущее. Все-таки это большая страна, которая была великой когда-то. Я не думаю, что она должна стать... остаться на таком уровне, как сейчас. Я думаю, она должна выйти из этого положения.

Девочка:

Вы знаете, у нас в школе проходила программа "Здоровые улыбки. Бленд-а-мед".

Мальчик:

Мы приходили каждое утро в школу и целый день чистили зубы.

Девочка:

После этой программы мы даже как-то стали ближе встречаться, знакомиться ближе.

Девочка:

Нет, ну мы, конечно, обращаем внимание на наших мальчиков. Но просто им это не говорим.

(песня)

Друзья всегда рядом,
Без шуток веселья здесь не бывает.
Давайте смеяться, и будем все вместе
Сюда возвращаться.
Четырнадцать целых лет будут
Вместе в этом зале...




Карэн Агамиров:

Кто знает: может, среди вот этой ребятни наследники великих калужан - новый Циолковский и Чижевский, непревзойденный мастер по чеканке Золотарев или, может быть, еще один полководец Жуков.

Древняя славная Калуга. Именно здесь на реке Угра в пятнадцати километрах от Калуги в 1480 году русское войско остановило нашествие ордынского хана. Может, и на сей раз все встанет, в конце концов, на свои места.

(песня)

И влюбленно глядит друг на друга
В позолоте рассветных лучей.
Здравствуй, милая Калуга,
Город юности моей.


Михаил Соколов:

Это был репортаж специального корреспондента Радио Свобода Карэна Агамирова о жизни народной в Калужской области перед выборами губернатора 12 ноября.

Позволю сделать прогноз. Шансы на победу действительно имеют лишь двое претендентов - вице-губернатор Анатолий Артамонов и глава калужского Сбербанка Алексей Демичев. Скорее всего, они встретятся во втором туре губернаторских выборов в Калужской области.

Итоги выборов в Калужской и Псковской областях - в следующем выпуске нашей передачи 16 ноября.

XS
SM
MD
LG