Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Elections


Михаил Соколов:

В эфире еженедельная программа московской редакции радио "Свобода" "Выборы-99". Ведет передачу Михаил Соколов.

Премьер-министр России Евгений Примаков сообщил, что он считает необходимым отказаться от выборности губернаторов населением. Пусть главу региона избирает, по представлению президента, местное законодательное собрание. Такую идею давно выдвигал лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Отказ от принципов народовластия преподносится как возможность восстановить вертикаль государственной власти. Игнорируется простой вариант - предоставить центральной власти возможность в Верховном Суде добиваться смещения со своих постов тех руководителей, которые нарушают закон и конституцию.

Но на самом деле премьер не ставит задачу борьбы с сепаратизмом. Его практическая деятельность потворствует самовластию таких лидеров, как Евгений Наздратенко или Руслан Аушев. На самом деле предложение Примакова выглядит как зондаж - нельзя ли вместо выборов главы государства в 2000 году пойти по пути сговора элит. Среди новой и старой номенклатуры все более популярна идея выбрать нового президента, скажем Примакова, сразу вместе с вице-президентом, скажем Лужковым, и таким образом "подморозить" российскую жизнь на долгие годы, сохранив у власти коалицию национал-коммунистов и государственных бюрократов. Всенародные выборы страшат. Экономический кризис, плюс новые информационные технологии, могут раздавить любую репутацию.

Перед парламентскими и президентскими выборами политическая борьба в России с использованием новых технологий обостряется. В гиперпространство умело введена очередная доза компромата. Жертвой информационной атаки, нового интернетовского сайта "Коготь-2" стал московский мэр Юрий Лужков. Лидера движения Отечества обвиняют в весьма сомнительных контактах с красноярским авторитетным бизнесменом Анатолием Быковым. Быков - бывший боксер, ныне - председатель совета директоров одного из крупнейших в Сибири Красноярского алюминевого завода. Владелец примерно 10 процентов акций этого предприятия. О нем, как о лидере местной организованной "спортивности", по кличке Бык, чей путь к власти и богатству устлан отнюдь не розами, не раз писали "Известия".

В самом Красноярске любят напоминать гостям об аллее славы на местном почетном кладбище, где упокоилась самая отчаянная "братва". Гигантское досье подобных публикаций, рассказывающих, куда на вечный покой отправились конкуренты магната, есть и на сайте "Коготь-2". Но в подборке "Когтя" немало нового рассказано о деловых отношениях между бизнесменом, чей личный теневой доход составляет 40-50 миллионов долларов в год, и генералами МВД и госбезопасности, многие из которых находятся, как утверждается, на содержании у миллионера. На сайте есть как бы копии платежных документов, назван номер счета Быкова за рубежом. Есть и адрес его американского офиса в Нью-Джерси.

Весьма впечатляюще описана вилла богача с вертолетной площадкой. Интересно, что вице-президент группы "Сибирский алюминий", - это конкуренты Быкова, - Герман Ткаченко в интервью газете "Коммерсант" заметил: "90 процентов обнародованного -правда". Кстати, в крае трудится ныне следственная комиссия во главе с первым заместителем министра внутренних дел России Владимиром Колесниковым. Может быть, она и разберется - где истина, а где ложь.

Как я убедился, недавно побывав на КрАЗе, депутат законодательного собрания Красноярского края Анатолий Быков - человек незаурядный. Сейчас он пытался создать гигантскую монополию, которая объединила бы сибирских угольщиков, энергетиков и производителей металла. Быков ранее поддерживал губернатора Лебедя, но убедившись, что генерал плохо управляем, стал с ним конфликтовать. Сейчас Лебедь мечется. Выбор у него непростой - воспользоваться помощью Анатолия Чубайса и некоторых членов федерального правительства, например, Владимира Булгака, который через РАО ЕС России гасит долги угольщиков структурам Быкова, требуя передать в залог фирме "КрАЗэнергосервис" контрольные пакеты акций предприятий должников. Или смириться с тем, что Анатолий Быков получит через суд за грошовый долг в собственность крупнейшие угольные разрезы Сибири. Эта битва в самом разгаре, так что у сторонников генерала мог быть интерес компрометации политического противника. Из уст господина Быкова я сам слышал, что Александра Лебедя и его команду Красноярск интересует лишь как источник ресурсов для президентской компании 2000 года, а вот он, Быков, как раз и заботится о судьбе родного края.

Впрочем, враги промышленника утверждают, что Быков собирается учинить импичмент борющемуся с коррупцией бравому генералу, а сам планирует избраться на его место, на пост губернатора Красноярского края. Между прочим, на выборах в законодательное собрание края в родном поселке Назарово Быков получил почти 90 процентов голосов избирателей... "Красноярский край становится полигоном, где организованная преступность отрабатывает модель вытеснения законной власти от реальных рычагов управления". Это цитата.

Сейчас в Интернете на зарубежном сайте www.krasnobykov.com каждый может прочитать о том, что, цитирую, "администрация края и лично губернатор Лебедь стали объектами мощного давления со стороны местной преступности, добивающейся полного контроля над регионом. При этом в ход идут шантаж и подкуп чиновников, искусственное создание экономических трудностей и прямой террор". Приведен пример - в декабре 98 года неизвестными похищен заместитель председателя краевого фонда имущества Андрей Черкашин, занимавшийся вопросами приватизации предприятий угольной отрасли. Цитата: "По данным агентуры из окружения Быкова, преступление совершено боевиками из группы Татаренкова, в целях пресечения утечки информации об истинном положении дел в угольной промышленности края, а также оказания психологического давления на окружение губернатора Лебедя и администрацию края.

После описания красноярских криминальных ужасов истинных и мнимых, анонимными авторами используется прием, известный как "амальгама". Проводится мысль: Быков - союзник Юрия Лужкова. Утверждается, что глава департамента торговли в московском правительстве Владимир Малышков в ходе проведения чемпионата по боксу в Красноярске якобы имел ряд конфиденциальных встреч с Быковым и его окружением. Еще цитата: "криминальные политические силы, противостоящие федеральному центру и дестабилизирующие обстановку в регионах объединились вокруг финансовой экономической опоры мэра города Москвы, акционерно-финансовой корпорации "Система" возглавляемой В.П.Евтушенковым". Сообщается, что, цитирую: "в 98 Быкову удалось установить прямой контакт с мэром города Москвы Ю.М.Лужковым. Формальным поводом послужила инициатива Лужкова по развитию и добыче мрамора в крае, строительству жилья в селе Шушенском". Будто бы выявлены факты финансовых злоупотреблений со стороны мэра города Москвы Юрия Лужкова.

Предыдущие тезисы опровергнуты уже вице-премьером правительства Москвы господином Ресиным в интервью "Комсомольской правде". Авторами этого активного мероприятия в Интернете делается вывод: используя противостояние между Лужковым и Лебедем Быкову в ноябре 98 года с помощью связи московского мэра удалось нейтрализовать наиболее мощную проверку спецслужб края федеральным центром. И еще байка - Лужкову якобы понравились созданная Быковым охотничья заимка в таежном заповеднике, куда, цитирую: "в 98 году с редким постоянством начали приезжать как сам Лужков, так и его близкие "связи"". Названы фамилии Шойгу, Ильюшенко, Ястржембского.

Вице-премьер московского правительства Сергей Ястржембский, ознакомившись с "Когтем-2" дал интервью радио "Свобода" и заявил: "Осторожно, провокация. То, что касается меня, это - полный бред, поскольку в Красноярском крае я был лишь однажды вместе с президентом Ельциным. При всей любви к охоте не на какой заимке не был, с Быковым не знаком. Думаю, что и рассказанное о Юрие Михайловиче Лужкове тоже "деза", - сказал Сергей Ястржембский и заметил, что стоит провести расследование - кто же выпускает подобные "когти" в Интернет?

Псевдодосье на известного аналитика Сергея Кургиняна было обнародовано не так давно в первом, также скандальном, полном перехваченных телефонных переговоров российских политиков, выпуске "Когтя". В нынешнем "Когте-2" Кургинян назван уже не как человек Березовского, а как специалист, чей политологический центр, имеющий выход на МВД, якобы осуществляет поддержку в подготовке информации и продвижению в СМИ для Анатолия Быкова. Политолог Сергей Кургинян дал интервью радио "Свобода".

Как вы восприняли появление вот этого сайта "Коготь-2" и той информации, которая затрагивает вас конкретно?

Сергей Кургинян:

Я обращаю ваше внимание на то, что я уже являюсь "серым кардиналом" Березовского и одновременно - "серым кардиналом" Лужкова, а также Зюганова, и советником Ельцина по геополитике. Поскольку это уже начинает напоминать старый анекдот брежневской эпохи - кошмар Леонида Ильича: на Красной площади сидят чехи и кушают мацу палочками, - то я отношусь к этому со здоровым, конструктивным чувством юмора и пониманием, что кто-то хочет создать мне безудержную рекламу. Это элементы некоего такого нездоровья, который возможно содержит в себе часть реальности. Я с очень многими людьми встречаюсь.

Михаил Соколов:

А с Быковым вы знакомы?

Сергей Кургинян:

Конечно, знаком.

Михаил Соколов:

Скажите, а как вы оцениваете качество исполнения вот этого масштабного компромата в Интернете?

Сергей Кургинян:

Я оцениваю это качество как "самострок".

Михаил Соколов:

Сергей Романович, но суть вот этого сайта "Коготь-2" в том, чтобы скомпрометировать Юрия Лужкова, что кандидат в президенты и московский мэр поддерживает деловые связи с Анатолием Быковым, человеком, чье прошлое и настоящее для общественности после многих публикаций в прессе небезупречно.

Сергей Кургинян:

Что значит - "поддерживает отношения"? Какие отношения? А почему он их поддерживает? Я, например, об этом не знаю. Во-вторых, я сам с Лужковым никаких отношений прочных не поддерживаю. Я ему формально симпатизирую по очень многим его позициям, но никаких отношений с ним не поддерживаю. Поэтому, поскольку Кургинян когда-то встречался с Быковым, то это значит, что Лужков строит отношения с Кургиняном. А кто говорит, что у Лужкова есть отношения с Кургиняном? Из каких сплетен это все следует? Это все какая-то такая дешевая работа, очень низкого качества.

Михаил Соколов:

А кому все это выгодно?

Сергей Кургинян:

Особенно там был этот первый "Коготь", по которому вдруг оказалось, что я вместе с Березовским Галину Васильевну Старовойтову "свел к ногтю". Так вот, я, во-первых, говорю, что это вызов, я серьезно намерен задаться размышлениями на тему, кто это сделал. Там все время выступает главный демонический момент моего зама. Они же, поскольку люди очень неумные, те, кто это делает, не очень осведомленные и страшно торопящиеся быстрее достичь результата... они же все засвечиваются. Там оказывается, что наши злокозненные замыслы - мои с Березовским, которого я видел полгода назад, - значит, они в чем заключаются?.. В том, чтобы "погубить" Селезнева.

Если вы помните "Коготь", там это главный замысел, что все наши жуткие происки с целью создать какую-то социал-демократическую партию и с этой партией погубить великого Селезнева. Во-первых, я не понимаю, как Селезнева можно "погубить", потому что для того, чтобы его погубить, его сначала надо создать. А его нет. Но если даже я хочу его погубить, то люди, которые всю эту клеют "лабуду", они с помощью такого вот приема просто засвечивают свою ориентацию. Это люди, видимо, из окружения спикера, которым очень мешает вообще и существование моей организации и все остальное, что с ней связано. Окружение спикера вообще очень многомерно.

И если мне не изменяют мои информационные источники, а мне кажется, что они мне не изменяют, то одним из советников господина и товарища Селезнева является господин Дугин. Ну, а с господином Дугиным идет давний и достаточно беспощадный и непримиримый спор. Что касается начального материала, то, насколько мне говорили (а у нас не худшим образом поставлена информационная работа), эти материалы когда-то находились в охране одной крупной структуры, связанной с телевидением и потом были оттуда якобы украдены, возможно, действительно украдены. И в течение года болтались по Москве. И мне их предлагали, кажется, за 3 тысячи долларов. Я сказал, что это барахло не стоит трех тысяч долларов. Да еще в таком виде, в виде совсекретных материалов.

А потом кто-то из тех, кто любит Интернет, и очень сейчас увлечен работой с Интернетом, а вы знаете, что новые правые безумно сейчас увлекаются Интернетом, они решили сделать из этого такую интернетную сенсацию. Это как бы наложилось на размышление о нашей злостной сущности, исходящее из неких кругов вокруг господина Селезнева и совпала с интересами ряда коммерческих структур, которые всегда занимались подобными рода дискредитационными мероприятиями. Наложили туда весь этот огромный пакет, устроили истерику, а теперь хотят эту истерику тиражировать, "Коготь-2, 3, 4" и так далее.

Михаил Соколов:

Это была версия руководителя корпорации "Экспериментальный творческий центр" Сергея Кургиняна.

Есть и другие предположения. Интернет-агенство "Слуховое окно" утверждает, что сайты "Коготь 1 и 2" созданы разными структурами. В ударе "когтем-два" по репутации кандидата в президенты Юрия Лужкова подозревают "увлеченных Интернетом" правых, конкурента Быкова Олега Дерипаско и известного имиджмейкера Глеба Павловского. Все названные, естественно, подобные домыслы опровергают. В общем, очевидно - чем ближе выборы, тем ожесточеннее политическая борьба в России, в том числе и с использованием новых способов безнаказанного распространения компромата через российское виртуальное пространство.

Михаил Соколов:

В Ингушетии 28 февраля пройдут выборы парламента республики. Из Назрани вернулся специальный корреспондент радио "Свобода" Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий:

Ингушетия в этом году почти не видела снега. Те жалкие снежинки, которые редко падали на земли таяли сразу или на следующий день. Мой знакомый, Магомет из Назрани, которому я рассказывал о необычайно снежной зиме в Москве, закатывал глаза и цокал языком, выражая таким образом высокую степень удовлетворения.

Ингушей сложно заподозрить в какой-то специфической приверженности к холодам, несмотря на то, что на севере России издавна сложились крупные ингушские общины. Просто теплая зима, которая выдалась в этом году, для жителей этой маленькой южной республики становится периодом тягостного межсезонья, нескончаемой распутицы. Грязь здесь так же, как повсюду в российской провинции, осенью становится безраздельной владычицей дорог, заполняя собою все мыслимые пространства. Необходима акробатическая сноровка для того, чтобы пройтись по улице ингушского города или села (что одно и то же) и не вымазаться в грязи по уши. Меня всегда восхищало то, как необычайно аккуратны изящные ингушские девушки, - в туфельках лодочках без всякого видимого усилия преодолевали они буруны грязи, выплывая из гигантских заносов без единого тусклого пятнышка на обуви. Зима сковывает всю эту тяжелую стихию российской распутицы, а снег, тот, по которому ныне соскучились ингуши, прикрывает ее, внося благообразие в скудный осенний пейзаж. Суровая природа Ингушетии во многом под стать и истории вайнахов, полной невзгод и лишений. Рассказывает наш Северокавказский корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов:

Ингуши, как и многие северокавказские горцы, получили свое название в 18 веке, во время покорения Кавказа русскими. Селение Ангуш стало первым равнинным селением, основанным предками нынешних ингушей. Отсюда и повелось в русском языке - "ангушты", или "ингуши", то есть выходцы из данного селения. А до этого времени редкие на Кавказе путешественники и этнографы слышали про несколько горных обществ на центральном Кавказе в поймах реки Терек, Сунжа и Аса. Жители этих горных общин говорили на понятном друг другу языке и называли себя единоплеменниками. Они разделялись, соответственно, на джейракцев, хетинцев, галгаевцев, царинцев, мириджинцев и агинцев. Историки сходятся во мнении, что ингуши, как и чеченцы, являются потомками древнейших коренных обитателей горной части Кавказского перешейка. Но первые попытки переселиться на равнину были ими предприняты только одновременно с приходом русских на Кавказ.

Жизнь горцев в ущельях Центрального Кавказа в те времена описал русский путешественник середины 19 века Гробовский. Он посетил в 1868 году Джейракское и Кистинское ущелье, где был поражен первозданной горной природой и необычной архитектурой. "Все горские поселения, - пишет Гробовский, - отличаются красотой своих местоположений, грандиозным складом и поэтической разбросанностью жилищ. Но всем этим особенно поражает аул Арзы в кистинском обществе, слывущий, совершенно справедливо, самым живописным в целом участке. В нем превосходно сохранилось несколько пирамидальных башен, стройно возвышающихся одна над другой. Выглядывая из руин и уцелевших каменных построек, башни эти представляют весьма привлекательную группу, увлекающую зрителя в мир фантазии. Только, к сожалению, в тот мир долго обратиться нельзя. Довольно одного взгляда на бледные лица обитателей этих чарующих башен, чтобы убедиться, что жизнь здесь далеко не обставлена хорошими материальными условиями", конец цитаты.

Материальные условия ингушей заметно улучшились после переселения на богатые равнинные земли. Однако переселиться сюда одновременно с другими горскими народами, то есть - в начале 19 века - имели возможность далеко не все ингуши. Тогда началась жестокая, многолетняя русско-кавказская война. Многие горцы вели боевые действия с царскими войсками и не могли заниматься мирным трудом. Это значительно тормозило их экономическое развитие. Только в конце прошлого века большая часть ингушей получила возможность осваивать плоскостные земли. Массовое переселение ингушей на плоскость можно отнесли к началу 20 века. На правом берегу Терека и в бассейне его притока реки Камбелеевка оживали ингушские села, наиболее крупным из которых было Базоркино. Тогда на карте появился прообраз будущей Ингушетии, Назрановский округ, который входил в Терскую область, а затем в состав горской советской автономии.

В 24 году была учреждена Ингушская автономная область, которая в 34 году была объединена с административным образованием чеченцев в Чечено-ингушскую автономию. Чечено-Ингушетия, как известно, через 10 лет после своего образования была упразднена сталинским решением. Два народа - чеченцы и ингуши - подверглись жестоким репрессиям и были высланы в Казахстан и Среднюю Азию. Только в 57-м году они получили возможность вернуться на родину. Уже в наше время, в 91 году, Чечено-Ингушетия разделилась на два административных образования. Республика Ингушетия в начале 93 года выбрала своего первого президента Руслана Аушева.

Надо сказать, что по мнению местных наблюдателей генерал-лейтенант Аушев в неофициальном рейтинге популярности ингушей всех поколений делит первое место с народным писателем Игрисом Базоркиным. Это говорит о его большом авторитете среди соотечественников. Да и на Северном Кавказе Руслан Аушев считается авторитетным политиком. Он способен оказывать влияние на политические процессы в регионе.

Андрей Бабицкий:

Несмотря на уныние, природе Ингушетии в любое время года присущ чисто восточный колорит, складывающийся из неизменной сутолоки на сотнях маленьких ярких базарчиков, разбросанных на всех дорогах республики, из картинной праздности молодых ингушей, которые часами сидя на корточках рядком или в кругу лузгают семечки и обсуждают свои проблемы, из жирного бараньего шашлыка, обильно политого уксусом и засыпанного крупно резанным луком. Необузданная роскошь, пышность интерьера и экстерьера - непременное условие восточного быта, и здесь это хорошо понимают. Торец ингушского дома, обращенный к улице, должен быть обязательно выложен из красного итальянского, как его здесь называют, кирпича с округлыми краями, хотя задняя стена и внутренняя кладка это обычно бросовый камень, либо самый дешевый, заводской, либо купленный у торговцев из Грозного, разбирающих дома, пострадавшие от бомбежки. Железные ворота обычно украшены традиционной, не слишком затейливой вязью. Ингуши все-таки предпочитают, чтобы общая добротность доминировала над деталью. Внутри дома, от самого порога, ковры - на полу, на стенах. Потолок с неизменной лепниной и большой турецкой люстрой, вращающиеся лопасти которой в знойное лето разгоняют застоявшийся воздух.

Михаил Соколов:

В Ингушетии 28 февраля пройдут выборы парламента, а вот референдум, которым президент Руслан Аушев грозил Москве, не состоится. Что же произошло в Назрани? Это выяснял специальный корреспондент радио "Свобода" Андрей Бабицкий. Он продолжает свой репортаж из Ингушетии.

Андрей Бабицкий:

На пороге вайнахского жилища принято снимать обувь - правило, пришедшее на Кавказ из арабского мира. Нельзя ступать по ковру грязными ногами, поскольку его сакральное назначение - служить покрытием для совершения намаза. Впрочем, в Чечне мне приходилось слышать и совсем странное утверждение - что эта вайнахская традиция, сегодня совсем уже не дешифруемая, указывает на древнюю горскую этику, согласно которой, гость, снимая обувь, демонстрировал, что не боится внезапного преследования, таким образом он выражал свое доверие хозяину. Сугубые прагматики считают, что обычай разуваться - это обычная гигиеническая процедура с древних времен.

Вайнахи вообще сохранили в ежедневном обиходе существеннейшие элементы адата - традиционного права, регулировавшего в прошлом родовой быт ингушей и чеченцев. Некоторые обычаи превратились со временем в омертвевшие ритуалы, смысл которых понятен только этнографам. Другие живы и по сей день. Так к примеру обряд похищения невесты из реальной кражи, как это было в прошлом, сегодня превратился в способ по обоюдному согласию жениха и невесты обойти возражающих против брака родственников с одной или другой стороны.

А вот институт кровной мести у вайнахов, не имевших до 19 века никакой государственности, играл роль одного из основных регуляторов родоплеменных отношений. И хотя до наших дней дошли лишь рудименты, события последних лет в Чечне и Ингушетии, когда доверие государственной власти и ее правовой системе было утрачено, вновь сделали популярной идею прямого возмездия. Впрочем, обо всем этом чуть ниже. 19 февраля сего года в Москве был подписан договор о разграничении полномочий между федеральным центром и республикой Ингушетия. Это соглашение явилось результатом многолетнего противостояния между федеральным центром и руководством Ингушетии. Еще в 95 году Руслан Аушев поставил вопрос о реформировании системы правоохранительных и судебных органов. Ингушский президент потребовал передать из центра в республику право назначать руководителей МВД, председателя суда и прокурора. По Конституции такие назначения производятся президентом России.

Тогда же впервые появилась и идея проведения республиканского референдума по этим вопросам. Чуть позже Аушев выступил с другой инициативой - президент Ингушетии, утверждал он, должен иметь возможность осуществлять помилования за преступления, совершенные по мотиву кровной мести либо связанное с народными обычаями и традициями. Я использую формулировку вопроса, который должен был быть вынесен на последний, не состоявшийся референдум.

Инициативы Аушева не нашли понимания в Москве, и на несколько лет ситуация зависла в воздухе. Но в 98 году перед президентскими выборами Руслан Аушев проводит через республиканский парламент решение о проведении референдума о судебно-правовой реформе. Это был прямой вызов Кремлю. Недоброжелатели утверждали, что конфликт с центральной властью понадобился Аушеву исключительно для победы на президентских выборах. Рядовой избиратель в Ингушетии обвиняет центр в провоцировании конфликта 92 года между осетинами и ингушами, в результате которого ингуши были изгнаны (опять-таки - при поддержке федеральных войск) из своих сел, расположенных на территории Пригородного района Северной Осетии. Назначение референдума в этом контексте воспринималось населением как одна из форм борьбы с неправедной центральной властью.

Это значительно упрочило предвыборные позиции кандидата в президенты Ингушетии Руслана Аушева. Однако перед самыми выборами Аушев неожиданно легко, по настоянию Москвы, идет на отмену референдума. На тот момент конфликт оказался исчерпанным. В начале этого года президент Ингушетии вновь поставил вопрос о судебно-правовой реформе. На сей раз компания была проведена с куда большим размахом. В январе и феврале тема противостояния Ингушетии и федерального центра стала одной из центральных в СМИ. Все поняли, что вновь повторяется ситуация, сложившаяся в свое время во взаимоотношениях между Москвой и Татарстаном. Казань, добиваясь максимальных полномочий на республиканском уровне, всерьез угрожала федеральному центру выходом из федерации. Именно тогда впервые был поднят вопрос о реальной перспективе распада России.

Очень похожим оказался контекст и нынешнего противостояния. В многочисленных телеинтервью Аушев говорил о необходимости реформирования всей системы взаимоотношений между центром и субъектами федерации. Он утверждал, что Кремль навязывает регионам унитарную модель государственности, тогда как истинный федерализм требует внимательного и сочувственного отношения к особенностям национальных образований. На примере собственной республики и ее традиций ингушский лидер доказывал необходимость существенного расширения полномочий руководителей отдельных субъектов.

Аргументы Аушева хорошо известны - назначенцы из Москвы не способны понять и оценить все своеобразие национальных обычаев. Так, похищение невесты квалифицируется, в соответствии с уголовным законодательством как тяжкое преступление. А это - широко распространенный среди ингушей обычай. Точно так же, как и кровная месть, от которой, в силу несовершенства правовых институтов, ингуши не в состоянии отказаться. Соответственно, президент Ингушетии должен иметь право в отдельных случаях осуществлять помилование. На 28 февраля ингушский президент назначил новое всенародное голосование по старым вопросам. Эта акция была рассчитана точно. Призрак развала России вновь замаячил перед взором столичных политиков, и никто в этот момент не задумался о явной искусственности и легковесности аргументов президента Ингушетии. Говорить заместитель Генерального прокурора России, кандидат в президенты Ингушетии на минувших выборах Иса Костоев.

Иса Костоев:

Вот я должен иметь право на помилование. Наше законодательство предусматривает очень жесткую ответственность, как отягчающее вину обстоятельство... в законе есть статья "убийство на почве кровной мести". Она возникает в связи с тем, что до объявления кровной мести уже произошло убийство. Значит, тот человек, который совершит первоначальное убийство, естественно, должен быть привлечен и осужден к какому-то сроку. Естественно, у осужденного и у его родственников появились кровники. Их человека убили. Тот отбывает наказание, кровная месть остается. С этой кровной местью шла борьба все годы существования Советского Союза и даже царской России. У Аушева получается - если человек осужден за совершение убийства до кровной мести, а кровники-родственники убитого пошли и убили брата осужденного, - этого убийцу, убившего, по существу, невиновного человека, Аушев должен иметь право помиловать.

Другой вопрос - подготовить на местном уровне, с учетом национальных обычаев, традиций, законопроект - как примирить конфликтующие стороны с учетом того, что виновный понес наказание. Есть специальная комиссия республиканская по примирению, которая успешно работает, пытаясь ликвидировать это явление, которое само по себе дикость. Провоцировать на массовые убийства людей и не нести за это ни какое наказание, это по меньшей мере абсурдно. Второе утверждение в обоснование своих требований - так называемые похищения невесты. А есть случаи, когда родственники невесты или родственники жениха не желают вступления в брак своего ребенка. Естественно, очень многочисленные случаи, когда в подобной ситуации молодые люди приезжают на работу. В назначенное время, в назначенном месте садятся в машину и уезжают. Естественно, родственникам становится известно. Ура, нашу такую-то похитили, увезли. Естественно, первыми в ход идут старейшины и органы, если поступает сообщение о том, что увезли.

Так было, так есть во все времена. Спрашивают похищенную, вы как вышли замуж?.. в отделении милиции, у прокурора. "Я вышла по своему согласию". - "А почему официально не сватали?" - "А потому, что моя мама или мой брат, или мой отец, или мои родственники не согласны с этим". - "Ты готова связать свою судьбу с этим молодым человеком?" - "Да, я по любви вышла за него замуж". Ъ

Будьте здоровы. Ни одного случая такого, чтобы за это кого-то судили, нет. Они помирились. Органы говорят: все, заявление ваше рассмотрено, объяснение получено, очные ставки сделаны, свидание родственников похищенной состоялось наедине с невестой, она согласна. И живите. Но то, что вам не нравятся родственники, это, собственно, фамильные дела, это уж как-нибудь вы там притретесь потом.

Очень редко бывают случаи, когда явно девушка не согласна выходить замуж, но назойливый, напористый жених, надеясь на то, что как-нибудь старики уладят это дело, похищает себе эту девушку. Пытается после похищения уговорить ее, заявляет, что он ни когда в жизни не отдаст ее обратно, и что на ней потом никто не женится, потому что вот, раз я тебя похитил, ты моя невеста. Если девушка говорит: "Я во веки веков не выйду замуж, я с тобой жить не хочу. Если ты меня изнасилуешь здесь, то ты будешь сидеть и за изнасилование, и за похищение"...

Вот с этим явлением, так же, как и с кровной местью надо воевать на месте, с использованием религиозных авторитетов, старейшин, уважаемых людей, создавать специальные комиссии по этому вопросу, но если он хочет исходя из того, что похищение состоялось и он против воли этой девушки заставит ее жить с этим человеком, - это, по меньшей мере, маразм, это даже не укладывается в рассуждения цивилизованного человека. Раз по обычаям положено похищать, раз тебя похитили - живи. Я президент, разрешаю тебе жить с ней.

Андрей Бабицкий:

Сомнительно чтобы сам Руслан Аушев не понимал всю неосновательность собственной позиции. Свидетельством тому может служить та необыкновенная легкость, с которой он в очередной раз отменил республиканский референдум в обмен на подписанный в Москве договор о разграничении полномочий. Получил ли по этому соглашению руководитель Ингушетии те полномочия, которых он добивался? Говорит принимавший участие в работе над договором полномочный представитель президента России в Ингушетии и Северной Осетии Владимир Каламанов, который вместе с Русланом Аушевым вернулся из Москвы в день подписания. Мы беседовали с Владимиром Каламановым день спустя.

Владимир Каламанов:

Есть какие-то аспекты, с которыми можно согласиться, и федеральный центр согласился, не доводя до абсурда подбор людей. Вместе с тем есть та ось, на которой зиждилось и будет зиждиться единое государство, то есть сохранение вертикали. Вертикаль МВД, вертикаль прокуратуры. Если не заходить глубоко, так сказать, в дебри, коротко ответить можно так - были найдены общие точки соприкосновения и, что самое интересное, подписан ли был этот документ или не подписан, но уже именно по этой формуле работали в течение года-двух до этого, и об этом заявил очень коротко министр внутренних дел Сергей Владимирович Степашин.

В принципе, ничего не произошло. Мы просто утвердили то, что уже было в работе.

Андрей Бабицкий:

Благодушие Владимира Каламанова аттестующего президента Ингушетии как поборника российской конституции, легко объяснимо. Надо полагать, никто в центре не ожидал, что Руслан Аушев удовольствуется чисто формальной процедурой. Каламанов пояснил, что властная вертикаль остается неизменной, а это значит - ни права назначать руководителей правоохранительных и судебных органов Ингушетии, ни права осуществлять помилование ингушский президент так и не получил. Об этом говорит и заместитель генерального прокурора Иса Костоев.

Иса Костоев:

Это соглашение абсолютно не внесло изменений в действующее законодательство. Никаких полномочий дополнительных, кроме тех, которые ранее существовали и действуют, оно не внесло.

Андрей Бабицкий:

В чем же здесь дело? Почему столь энергичная и шумная кампания лопнула, как мыльный пузырь? Почему Руслан Аушев, еще в начале февраля предельно обостривший конфликт своим отказом исполнять указ Бориса Ельцина об отмене референдума в Ингушетии, в последний момент удовольствовался жалким, абсолютно бесполезным для него соглашением? А был ли ему вообще нужен референдум? Сергей Степашин утверждает, что договор о разграничении полномочий зафиксировал статус-кво. А какой на самом деле была сложившаяся практика? Говорит Магомет Костоев.

Иса Костоев:

В Ингушетии, президент республики которой так бьется за подчинение правоохранительных органов себе с 92 года, за 6 лет - пятый прокурор республики. Они назначаются каждый на пять лет, причем они согласовывались, они освобождались. Почему они освобождались? Потому, что президент республики требовал - уберите его от меня. Давал согласие - уберите его от меня. Он мне не нужен. Вот если он мне не нужен, федеральная власть должна четко разобраться и сказать, допускает он нарушения, выполняет он обязанности возложенные или нет. Если мы возьмем ситуацию в МВД в этой же республике за вот эти же шесть лет, если я не ошибаюсь, - тоже где-то пятый или шестой. Где-то четыре руководителя ФСБ в этой республике. Спрашивается, в чем же дело? Кто-то же должен спросить - слушайте, что происходит? Вы их назначаете, вы их представляете, мы их назначаем, вы говорите через месяц - нет, уберите, он нехороший. Никто же это не выясняет.

Андрей Бабицкий:

Итак, в реальности Руслан Аушев за годы своего президентства спокойно менял и прокуроров и министров внутренних дел и даже руководителей органов ФСБ, то есть по тем или иным причинам Кремль был вынужден идти на поводу у ингушского лидера. Таким образом, истинные возможности Аушева влиять на федеральный центр были почти равны тем полномочиям, которых он вроде бы был намерен добиться с помощью референдума. Со стороны может показаться, что в действиях Аушева отсутствует видимая логика. Приложив столько усилий для того, чтобы получить уже имеющееся, он в самый последний момент бездарно бросил блистательно начатое дело. Вместе с тем, логику в таковых действиях можно обнаружить. Иса Костоев считает, что Руслан Аушев, затеяв грандиозную свару с Москвой, преследовал совсем иные цели.

Иса Костоев:

Мне казалось, что не совсем дело в том, что озвучивается. Наверное, были какие-то иные интересы. Если бы ему сказали: ну, держите свои органы там, платите им зарплату, тысяч пять сотрудников МВД, сотни работников прокуратуры, судебные, - обеспечивайте их. Вы можете себе представить республику, которая сегодня испытывает бедственнейшее положение и не в состоянии это делать. Суть не в этом, суть, наверное, в чем-то другом. А чего он добивался этим? НУ, вот те утверждения, которые озвучиваются и пишутся, я имею в виду, кровная месть, умыкание, вы знаете, что это не выдерживает никакой критики. Оно нЕ основано ни на чем. Даже если исходить из так называемого шариатского права и нашего обычного права. Я считаю, что здесь интересы были иные. Какие именно - должен знать сам Аушев.

Андрей Бабицкий:

Прервем на время наше повествование о взаимоотношениях Назрани и Москвы и обратим взор в сторону новой строящейся столицы Ингушетии. На ее презентации в 98 году побывал Александр Евтушенко. Вот его рассказ.

Александр Евтушенко:

Первые сообщения о строительстве Магаса на месте города-легенды, истинное местонахождение которого так и не установлено, в Ингушетии появились пять лет назад. Авторство идеи приписывают президенту республики Руслану Аушеву. 15 апреля 1994 года в свет вышел указ Бориса Ельцина о строительстве столицы республики Ингушетия. Потом Черномырдиным было подписано соответствующее постановление российского правительства. 28 декабря 1995 года президент России подписывает федеральный закон. Его первая статья гласит: строительство столицы Ингушской республики является объектом федерального значения.

Напомню, что к этому времени тысячи российских танков, самолетов и солдат утюжили соседнюю, братскую ингушам, Чечню. Поэтому зеленый свет строительству Магаса на всех уровнях федеральной власти - скорее всего, дань политической стратегии. Из справки дирекции по строительству Магаса на октябрь прошлого года стоимость работ на объектах столицы составила свыше 53 миллионов долларов, не считая коммуникаций. Более трех миллионов - лишь инженерные сооружения правительственного квартала номер один. О президентской резиденции в справке ничего не говорится.

Однако, к исходу прошлого года, когда президент Аушев собрал гостей на презентацию своей столицы, их поразил именно президентский дворец. Каскадные лестницы, колонны, фонтаны, все в мраморе, бронзе, хрустале. Хрустальный даже купол над дворцом. Незадолго до этого я побывал в загородной резиденции Руслана Аушева и наивно решил, что большего великолепия в Ингушетии точно уже не увижу. На вопрос, во что обошлась такая "дачка", президент ответил уклончиво - примерно миллион долларов или полтора. О стоимости президентского дворца в Магасе - еще более туманно, мол, несколько дороже, чем загородный дом. Реальная сумма - великая государственная тайна. При этом Аушев подчеркнул, что деньги те - не из бюджета республики, не из кармана налогоплательщика, а финансировала строительство, в основном, зона экономического благоприятствования Ингушетия. Злые языки поговаривают - свою долю в Магас вложили и ингушские криминальные авторитеты, контролирующие на севере добычу золота, нефти и газа.

Но, при желании, эти деньги не прошли бы мимо и более насущных нужд республики. А их в Ингушетии пруд пруди. Здесь и самый высокий по России уровень безработицы, при этом все новые дорогие объекты в республике строят турки да словаки. И нехватка дорог, коммуникационных сооружений, других жизненно-важных деталей государственности. Хорошее, конечно, дело - новый город, но почему деньги прежде всего расходуются не на жилье, а на великолепие резиденций для высших чиновников, и может, не троллейбусные маршруты надо пускать к окрестным селениям, как это планирует Аушев, а обеспечить дома газом да водой?

Андрей Бабицкий:

После авантюры 92 года, когда было искусственно организовано противостояние в Пригородном районе Северной Осетии, центр начал направлять и в Ингушетию, и в Северную Осетию огромные средства для преодоления последствий конфликта. Руслан Аушев, став в 93 году президентом Ингушетии, быстро освоил крайне выгодное геополитическое положение, возглавляемой им республики. Беженцы из Пригородного района (по разным данным - от 30 до 70 тысяч) осели в Ингушетии. Кроме средств, выделяемых на решение всех этих проблем, Руслан Аушев получил разрешение в 94 году открыть оффшорную зону на территории Ингушетии. Она просуществовала до 97 года.

Федеральный центр опасался того, что обиженные ингуши пойдут по пути чеченцев, провозгласивших в 91 году независимость. Эти опасения многократно усилились с началом войны. Поэтому денег на Ингушетию не жалели, при всей ее очевидной нелояльности по вопросам, связанным с боевыми действиями в Чечне. Именно поэтому в Ингушетию всегда аккуратно переводились бюджетные средства. О таком не могла мечтать ни одна из республик Северного Кавказа.

В 97 году, будучи вице-премьером российского правительства, Анатолий Чубайс заявил, что оффшорная зона, как черная дыра, поглотила сотни миллионов долларов, недополученных бюджетом. Во время предвыборной кампании в 98 году оппозиция напрямую обвинила Руслана Аушева в расхищении бюджетных денег и в нецелевом использовании средств. Тогда приводили данные по строительству якобы четырехзвездочной гостинице "Асса" в Назрани, коттеджного городка и других объектов. Теперь к стройплощадкам в Назрани прибавился "город-солнце". В прокуратуре России мне сказали, что на те деньги, которые, начиная с 92 года, были направлены в Осетию и Ингушетию, на преодоление последствий конфликта, можно было каждому осетину и ингушу построить по дому, а также купить по машине.

В отличие от президента Калмыкии Кирсана Иллюмжинова, угрозы которого чаще всего являются ответной реакцией на демарши центра, Руслан Аушев предпочитает держать инициативу в собственных руках и не доводить дело до прямых обвинений в свой адрес. Политика превентивных ударов постоянно держит Москву в напряжении. Ингушский лидер подкидывает ей один политический ребус за другим. "Вторичные" политики каждый раз остаются в уверенности, что они блистательно решили задачу. На самом же деле они решали совсем не то уравнение. А 28 февраля в Ингушетии пройдут выборы в Народное собрание, "карманный" парламент президента. После отмена референдума эти мероприятия уже мало кого способны заинтересовать.

Михаил Соколов:

Это был репортаж специального корреспондента радио "Свобода" Андрея Бабицкого, побывавшего в Назрани перед выборами народного собрания Ингушетии - парламента республики. В следующем выпуске программы "Выборы-99" 4 марта: итоги выборов в Ингушетию, Дагестан перед парламентскими выборами и референдумом, как идет формирование правой коалиции.

XS
SM
MD
LG