Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Elections


Михаил Соколов:

Государственная Дума России второго июня одобрила новый Закон о выборах депутатов. Лидеры партийных списков смогут баллотироваться и в округах. Для регистрации, наряду со сбором подписей, можно будет вносить и денежный залог. Отменяется ведущее к фальсификациям досрочное голосование. Дума выполнила решение Конституционного Суда. Вводится плавающий пятипроцентный барьер. Следующий этап - голосование в Совете Федерации. Он рассмотрит закон девятого июня. О перспективах размышляет разработчик законопроекта Виктор Шейнис.

Виктор Шейнис:

Мы работаем в контакте с Государственным правовым управлением президента, и все спорные позиции с ними согласованы, поэтому мне видятся возможными два сценария. Первый сценарий: Совет Федерации поступает разумно, и закон в срочном порядке передается на подпись президенту. Второй - Совет Федерации настаивает на своем, отклоняет закон. В этом случае мы преодолеваем вето...

Михаил Соколов:

Дальнейшая коллизия с Законом о выборах Государственной Думы и и в Совете Федерации, и у президента России покажет, готов ли Кремль обеспечить законное проведение думских выборов в установленные сроки или у окружения Бориса Ельцина есть и иные сценарии.

Вождь ЛДПР Владимир Жириновский тридцатого мая оказался лишь третьим на выборах главы администрации Белгородской области - семнадцать процентов голосов. Обошел лидера ЛДПР общий кандидат от коммунистов и "Яблока" Михаил Бесхмельницын - восемнадцать процентов. Губернатор аграриев Евгений Савченко получил пятьдесят три процента голосов избирателей - и сохранил свой пост. Выборы удались, считает вернувшийся из Белгорода наш специальный корреспондент Владимир Долин.

Владимир Долин:

Только за три дня до голосования стало ясно, что губернаторским выборам в Белгородской области быть. Так решил Президиум Верховного Суда Российской Федерации, отменив решение Верховного Суда от тринадцатого мая. Предыдущим решением высокий суд признал перенос выборов с декабря на май незаконным. Решение о переносе выборов было принято Областной думой по личной просьбе действующего губернатора Евгения Савченко. Он объяснил свое желание перенести дату голосования необходимостью развести по срокам парламентские и губернаторские выборы, чтобы избежать излишней политизации последних. Но и в мае политизации выборов избежать не удалось.

Вместо ожидаемой борьбы хорошего с лучшим, то есть "розового" губернатора Савченко с "красным" бывшим председателем Областного совета, а ныне - аудитором Счетной палаты, Михаилом Бксхмельницыным, в области развернулась ожесточенная схватка за губернаторское кресло.

Все карты смешало вмешательство в борьбу столичного гостя - Вождя ЛДПР Владимира Жириновского.

Владимир Жириновский:

Это - юг. Юг - это наше направление в плане внешней политики и общества. И потом - это область, которая мне нравится. Я здесь много раз бывал, и чем-то симпатично мне население здесь, и сам город, и обстановка, которая здесь есть. В Белгороде другая обстановка, город другого измерения здесь. Но в то же время меньше информированность людей, меньше общегосударственных интересов, волнуют больше вопросы местного значения. Поэтому, конечно, Москва тяжела, как столица, где - концентрация капитала, информации, власти, силы. А здесь более спокойная обстановка, здесь как бы место отдыха. Но в то же время есть возможность лучше проверить себя и реализовать себя. Конкретно сделать, быстрее сделать, может. В масштабах России нужны десятилетия, в масштабах Белгородской области можно добиться успехов уже за полгода - за год.

Я надеюсь на свою победу, потому что было бы нелогично голосовать за человека, который семь лет руководит и столько беды принес области, и столько людей недовольных. То есть все недовольные должны голосовать против действующей администрации, а их восемьдесят процентов. Значит, победит тот, кто вместо него. А Бесхмельницын представляет ту политическую силу, которая сходит с политической арены. КПРФ будет скоро распущена.

Поэтому остаюсь только я. Должны голосовать за меня. Я к этому призываю всех жителей Белгородской области, чтобы они получили, наконец, честного, сильного, смелого губернатора, и я их решу проблемы... буквально - начиная... в июне, в июле, в августе уже я часть проблем решу. И до конца года большинство проблем, который стояли перед конкретной семьей, перед конкретным гражданином, будут решены. У нас не будет в Белгородской области, коррумпированных чиновников, у нас не будет "гастролеров" с юга, и фабрики снова заработают, и комбинат, и металлургический завод, и продукция пойдет на продажу, и будут доходы.

Но самое главное - честная власть, сильная. смелая и решительная.

Владимир Долин:

Но несмотря на то, что на завоевание Белгородской области жириновцы бросили все наличные силы агитаторов из различных регионов России, несмотря на наступательный характер избирательной кампании, Жириновскому не удалось подняться выше третьего места в избирательной гонке. Хотя он не согласен с итогами выборов и собирается обжаловать их в судебном порядке, все же лидеру ЛДПР грех жаловаться на неудачу.

ЛДПР никогда не набирала в Белгородской области больше семи процентов голосов. Поэтому семнадцать процентов голосов за Жириновского - это несомненный успех. А главное - "жириновцам" меньше чем за два месяца избирательной кампании удалось создать массовую организацию ЛДПР в области, традиционно считавшейся "красной". Майки с надписью "Я за Жириновского!", в основном, напялили на себя тинэйджеры. Они и составят ударный отряд ЛДПР на предстоящих в декабре думских выборах. Впрочем, немалый вклад в успех, хотя и относительный, залетного кандидата внесли сами белгородские власти, бросив на борьбу с ним все ресурсы административной машины.

По странным совпадениям. все места, назначенные "жириновцами" для встреч с избирателями, оказывались, по различным причинам, закрытыми именно в дни и часы намеченных мероприятий. В приличные гостиницы "жириновцев" не селили под предлогом отсутствия свободных мест, хотя для всех прочих граждан места находились после фейс-контроля на принадлежность к ЛДПР. Областное телевидение едва не каждый час крутило ролик "Белгородчина в опасности!", где демонстрировалась карта области, на которую нацелились "жириновцы". Коварные планы ЛДПР иллюстрировали стрелами, направленными к основным центрам области.

Как известно, гонимых у нас любят. И административный прессинг на Жириновского, скорее, привел к результатам, прямо противоположным желаемым.

Сам Евгений Савченко в дискуссии с оппонентами в ходе избирательной кампании не вступал. На встречах с избирателями предпочитал обсуждать хозяйственные проблемы. А поговорить было о чем. В первых числах мая из-за неожиданных заморозков вымерзли посевы зерновых и сахарной свеклы. Оппоненты не преминули обвинить в этом действующего губернатора. Дескать, хозяйства рано отсеялись по его губернаторской указке. Но срочно вернувшийся из отпуска, который он взял для участия в избирательной кампании, Савченко выбил в Москве средства, необходимые для пересева пострадавших площадей.

Продемонстрировав то, что в столице с ним считаются, губернатор существенно поднял свой авторитет в глазах избирателей. Накануне выборов были выплачены все долги по пенсиям и зарплате бюджетникам. Только по детским пособиям не удалось рассчитаться полностью.

Хозяйственную жилку в губернаторе признают даже его оппоненты, хотя с существенными оговорками.Говорит один из лидеров белгородского "Яблока" Николай Франк.

Николай Франк:

Если не имеешь абсолютной поддержки во всех отношениях,. сдвинуться с места невозможно. А так - администрация дает кредиты на каких-то льготных условиях, администрация дает право какую-то продукцию делать, и не мешает, и наоборот, отсекает конкурентов. Поэтому, значит, избранники - они у нас, вообще говоря, счастливчики, им хорошо. А те, кто в избранники не попал, вот тем плохо. Поэтому вот мы сейчас хотим человека беспристрастного, честного, порядочного, который бы применял рыночные рычаги, но чтобы при этом не было перекосов.

Рынок уже назад не отбросишь. Он уже свое место занял, он может развиваться... там - вкривь или вкось, прямо или как-то по-другому. И вот главное - чтобы человек правильно регулировал рыночные отношения, чтобы он правильно направлял действия этих рыночных отношений. Чтобы не получалось так, что одни там - да-да, построили... что-то там построили, а у других в это время, значит, ходят побираются.

Владимир Долин:

Сам губернатор итогами своего семилетнего правления на Белгородчине доволен.

Евгений Савченко:

Недавно мне попалась газета "Слово Коммуниста" за 1996 год, где были наказы вновь избранному главе администрации (я тогда был избран). Там, по-моему, пятнадцать наказов, и все оказались выполненными, за исключением одного - не заключен договор между Белгородской областью и Центром. Ну,. я вообще-то - противник заключения этих договоров, потому что они ведут вообще к распаду России. Так что все выполнено.

Владимир Долин:

А что предстоит?

Евгений Савченко:

Продолжить то, что начато. Вот. И есть очень много новых идей. Но это пока секрет.

Владимир Долин:

У его соперника, поддержанного левыми, Михаила Бесхмельницына, мнение иное.

Михаил Бесхмельницын:

Итоги неутешительны. И об этих итогах как раз речь шла на встречах, которые я провел с избирателями. Об этих итогах красноречиво говорят и те факты, которые опубликованы об этих итогах в открытой печати.

Владимир Долин:

Впрочем, сам Савченко никого из своих соперников ввсерьез не принимает. На вопрос, кто из них мог бы составить ему достойную конкуренцию, губернатор ответил предельно ясно и кратко.

Евгений Савченко:

Думаю, никого нет.

Владимир Долин:

Савченко на встречах с избирателями предпочитал обращаться к вечным темам. Например, к Пушкину, благо двухсотлетний юбилей поэта не за горами.

Евгений Савченко:

Выборы - это суета, а Пушкин и его юбилей - вот это вечно, потому что Пушкин вечен, Пушкин - наше с вами знамя, а любовь к нему так же вечна, как и сам Пушкин.

Владимир Долин:

Вот уж поистине, Пушкин - это наше все, если под знаменем Пушкина одерживается победа на губернских выборах. Кроме Пушкина, Савченко опирался на поддержку движения "Отечество", которое фактически стало партией власти на Белгородчине после того, как региональное отделение движения возглавил председатель Правительства области Владимир Герасименко, ранее возглавлявший "НДР".

Действующего губернатора поддержала и часть коммунистов области во главе с бывшим первым секретарем Белгородского обкома КПСС, Героем Социалистического труда Алексеем Пономаревым. Алексей Пономарев и по сей день пользуется огромным авторитетом у жителей области и до выборов был членом обкома КПРФ. Накануне голосования его и других коммунистических руководителей, поддержавших Савченко, пленум обкома из партии исключил.

В сложном положении оказалось руководство КПРФ и Народно-патриотического союза. Лидер аграриев Михаил Лапшин и лидер "Группы народовластия" Николай Рыжков поддержали действующего губернатора. Виктор Илюхин и Альберт Макашов, в свою очередь, агитировали за Михаила Бесхмельницына. Геннадий Зюганов предпочел не заявлять публично о своей позиции. По всей видимости, чтобы не портить отношения с губернатором области, независимо от того, кто бы им ни оказался.

Такая. с позволения сказать, принципиальная позиция левых позволила и Савченко и Бесхмульницыну утверждать, что руководство компартии и Народно-патриотического союза поддерживают именно его.

На выборах губернатора Белгородской области, оказалось, вполне возможно впрячь в одну телегу "коня и трепетную лань". Кроме левых, на стороне Михаила Бесхмельницына оказались областные организации "Яблока" и "Демократической России". Причины этого несколько противоестественного альянса объясняет Николай Франк.

Николай Франк:

Получается так, что у Михаила Ивановича Бесхмельницына, во-первых, те же самые цели. Они практически совпадают, что и у "Яблока", в целом. Единственный вопрос - как этих целей достичь. Но в этом, в принципе, Михаил Иванович готов сотрудничать с "Яблоком", и с центральным "Яблоком", и с белорусским "Яблоком". Готов вместе с нами прорабатывать программу, готов через нас ее пропускать. Допустим, какие-то наши замечания и предложения рассматривать. То есть такое нормальное, живое, здоровое сотрудничество. Мы с ним ездили в Центральный совет, встречались с Ивановым. Он тоже поделился своими намерениями в будущем, если станет губернатором, как он будет вести свою политику. И в принципе, значит, Центральный совет "Яблока" из этих кандидатов тоже считает, что наиболее нормальная кандидатура - Михаила Ивановича Бесхмельницына.

Владимир Долин:

С действующим губернатором отношения у "Яблока" как-то не сложились.

Николай Франк:

Сегодня у Евгения Степановича, в общем-то, конфронтация с отдельными партиями и группами есть. И есть именно на практической деятельности, с которой не все согласны.

Владимир Долин:

И причина здесь не только личностного характера. Николай Франк - сам директор завода, и его не устраивает промышленная политика администрации.

Николай Франк:

По отношению к промышленности сегодня политика у администрации области не совсем нормальная. И повлиять на эту политику практически невозможно. Не воспринимаются предложения, не воспринимаются вопросы, не рассматриваются проблемы. и естественно, что решений по этим проблемам тоже нет. В то же время идет какая-то избирательная политика.

Вот какой-то завод - вдруг, по какой-то воле непонятной - становится в поле внимания администрации. На этом заводе рассматривается ситуация, вырабатываются какие-то мероприятия, идет целевая помощь. Этот завод начинает ставиться в пример для подражания. Ну, как можно подражать предприятию, которое ставят в особые условия? Понятно, что подражать невозможно. Смотреть... Все это вызывает, естественно, такое негативное отношение. Но тем не менее, директора вынуждены сегодня молчать, потому что завтра не попадешь в число таких вот элитных, тех, кому внимание хорошее, теплое оказывается. Поэтому они сегодня так...

Владимир Долин:

Нынешняя ситуация на Лебединском горнообогатительном комбинате, самом богатом предприятии региона, - результат именно этой промышленной политики, которую проводит руководство области.

О положении на бывшем флагмане горнообогатительной промышленности России рассказывает корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова:

Лебединский горнообогатительный комбинат, еще два года назад бывший единственным высокоприбыльным предприятием в своей отрасли, поставщик крупнейших металлургических комбинатов России, дважды занесенный в Книгу рекордов Гиннеса, более года балансирует на грани банкротства.

Если в 1997 году его прибыль в деноминированных рублях составляла 1,2 миллиарда, то на настоящий момент предприятие убыточно на 2,6 миллиарда. По оценкам экспертов, общие долги комбината превышают шесть миллиардов рублей, в том числе около двух миллиардов составляют бюджетные долги. Зарплата работников осталась на уровне 1997 года и сегодня не превышает восьмидесяти долларов, а также регулярно задерживается.

Полностью свернута некогда мощная социальная программа комбината. Об идее народного предприятия, которой гордились его работники, вспоминают редко. А идея эта принадлежала бывшему директору Лебединского ГОКа Анатолию Калашникову, которого за глаза рабочие называли не иначе как генералом. Не случайно фигура Калашникова, ныне президента Союза горнопромышленников России, привлекла внимание сразу двух претендентов на губернаторское кресло - Михаила Бесхмельницына и Владимира Жириновского. Оба они, в случае своей победы, обещали избирателям вернуть бывшего Генерального директора Лебединского ГОКа, по-прежнему чрезвычайно популярного на Белгородщине, на пост, которого он лишился 2 ноября 1997 года.

Фактически это произошло по результатам собрания акционеров комбината. Но пресса того времени, в том числе центральная, говорила о политической окраске отставке Калашникова и предшествующей войне компроматов. Калашников боролся за контроль над акциями комбината. Банк же "Российский Кредит", до последнего времени являвшийся владельцем контрольного пакета акций Лебединского ГОКа, приобретя в 1994 году двадцать три процента акций, начал активно скупать их у других владельцев, в том числе у работников комбината.

Калашников начал жесткое увольнение тех, кто продал акции, и объявил очередную эмиссию, в результате которой доля "Российского Кредита" упала до пяти процентов. В результате многочисленных судебных разбирательств права банка были восстановлены. А судьбу комбината и его Генерального директора решили пятнадцать процентов акций, оказавшихся во владении Областного фонда имущества, подконтрольного губернатору Евгению Савченко, у которого были свои причины желать отставки Калашникова. Губернатор поссорился с директором из-за нежелания последнего принять предложение об отчислениях с поставок сырья в созданный губернатором фонд. Сумма отчислений достигла бы восьми с половиной миллионов долларов в год.

Отказался Калашников и предоставить губернатору блокирующий пакет акций на сумму четыреста миллионов деноминированных рублей в обмен на посредничество Савченко между комбинатом и другими акционерами. После этого на ГОКе начались бесконечные налоговые проверки С ноября 1997 года против Калашникова пытались возбудить двенадцать уголовных дел.

А кресло Генерального директора ГОКа занял первый заместитель главы области Николай Калинин, аграрий и юрист, который не смог вывести комбинат из начавшегося кризиса неплатежей. С его приходом акции начали продаваться различным хозяевам, в том числе и те, юридически принадлежавшие Фонду имущества, пятнадцать процентов, сыгравшие решающую роль в ноябрьском голосовании 1997 года. Фактически владельцами этих акций оказались - одно из дочерних предприятий ГОКа, перепроданное затем частным иностранным владельцам, и Оскольский металлургический комбинат.

Последний в августе 1998 года сделался совладельцем Лебединского ГОКа, наряду со швейцарской компанией "Накоста Эй Джи", которая, как выяснилось, представляет интересы все того же "Российского Кредита".

Сейчас комбинатом руководит Игорь Сокруто, один из бывших директоров КАМАЗа. при нем продолжается политика сворачивания социальных программ. Завод металлизованного брикетирования, детище Калашникова, который обещал запустить производство, приносящее ежегодную прибыль в сто миллионов долларов в январе 1998 года, до сих пор не достроен.

После августовского кризиса 1998 года Лебединский ГОК, как экспортно ориентированное предприятие, вывозящее до шестидесяти процентов своей продукции, стал возвращаться на позиции рентабельности. О банкротстве говорить перестали. Однако уровень роста зарплаты рабочих, несмотря на рост реализуемой за рубеж продукции более чем в два раза, в два раза же и сократился.

А в апреле интерес к комбинату проявил Рем Вяхирев. В конце июня на общем собрании акционеров выяснится, будет ли Газпром владеть контрольным пакетом акций Лебединского ГОКа.

Владимир Долин:

И Жириновский, и Бесхмельницын очень надеялись на голоса Лебединского и Стойленского горнообогатительных комбинатов. В избирательном штабе Савченко почти смирились с тем, что эти голоса для действующего губернатора потеряны. Но в день выборов оказалось, что и здесь за Савченко проголосовало большинство избирателей.

В ходе выборов в Белгородской области сложилась политическая ситуация, несколько отличная от той, которая складывается в Москве. Если в столице лидер движения "Отечество" Юрий ЛУЖКОВ заявляет о готовности идти на выборы вместе с "Яблоком", то здесь региональное отделения этого движения блокируется с коммунистами.

Парадоксально, но и Белгородское "Яблоко" предпочитает союз с левыми союзу с "Отечеством" или, если это невозможно, хотя бы нейтралитету. На этом фоне набирает очки Жириновский. Что касается простых граждан Белгорода, то результаты выборов их не особенно радуют. И дело не в том, что избран тот или иной кандидат. На следующий день после голосования на городских заправках напрочь исчез бензин. Еще через два дня он появился, но уже на двадцать пять процентов дороже. Значит, повышение цен на остальные товары не за горами.

Михаил Соколов:

Это был репортаж специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина из Белгородской области.

Эффектной "сладкой парочкой" Борис Немцов и Ирина Хакамада первыми появились на сцене Колонного зала. А уж за потенциальными лидерами в предвыборном списке коалиции "Правое дело" последовали остальные участники съезда. Проходивший двадцать девятого мая в престижном зале на Большой Дмитровке съезд коалиции "Правое дело" некоторыми самоуспокоительными приветственными речами напоминал митинг. Это даже заставило Константина Борового сказать, что блок пока что заслуживает названия "Правое слово". Соратникам по либеральной коалиции, похоже, нечего уже делить. Нечего принципиально голосовать. Как будто обо всем договорились.

Зачем же России нужно "Правое дело"? Выслушаем пояснение лидера движения "Вперед, Россия!"! Бориса Федорова.

Борис Федоров:

На политическом небосклоне должны быть силы, которые олицетворяют определенную идеологию. Понятно, что наша страна очень странная. Когда большинство партий либо были во власти, допустим, как "Наш до- Россия", либо хотят быть во власти, как "Отечество", - там нет идеологии. Там непонятная идеология, непонятные принципы. Мы - коалиция партий и движений, которая существует уже достаточно долго, без денег, без реального участия во власти, потому что походы, как "Вперед, Россия!", на три месяца в прошлом году, нельзя считать настоящим участием во власти.

Очевидно, что есть идеология. Конечно, у нас есть достаточно много противоречий между различными членами коалиции, но тем не менее общие принципы едины, а это значит, что мы должны существовать, мы должны объяснить людям, за что мы выступаем. Мы должны разбить те мифы, которые созданы вокруг демократов. Мы должны объяснить те ошибки и компромиссы, которые были совершены в прошлом.

И я думаю, что постепенно все равно мы займем свою нишу. А ниша - она такая, что коммунисты вымрут, а правые останутся.

Михаил Соколов:

Пока в коалицию вступили тринадцать организаций. В том числе известные партии "Демократический Выбор России" Егора Гайдара, "Социальная Демократия" Александра Яковлева, движения "Россия молодая" Бориса Немцова, "Вперед, Россия!" Бориса Федорова, "Демократическая Россия". Последним в союз вошло "Общее дело" Ирины Хакамады.

Либеральная коалиция, по словам первого номера партийного списка Бориса Немцова, ставит непростую задачу.

Борис Немцов:

Если будем организационно сильны, если будет порядок и дисциплина, то наберем не меньше десяти процентов.

Михаил Соколов:

Ирина Хакамада с Немцовым согласна.

Ирина Хакамада:

Я согласна, что процентов десять, если очень сильно поработать, можно собрать. Почему? Потому что справа одного "Яблока" явно не хватает. А все остальное - не справа. Это понятно.

Михаил Соколов:

В осуществимости громадья планов у многих есть сомнения. По крайней мере, когда Сергей Кириенко заявил, что "уж пять процентов-то мы возьмем", зал встретил эти слова долгими несмолкающими овациями.

Надежды либералов связаны с тем, что начальником Штаба избирательной кампании съезд решил назначить Анатолия Чубайса. Глава РАО ЕЭС России так обозначил свою роль.

Анатолий Чубайс:

Генеральный менеджер избирательной кампании "Правогодела" в свободное от основной работы время. Публика может ждать чего угодно. Нам нужна не публика, а результат. Наш результат - это мощная фракция в Государственной Думе, и этот результат мы получим.

Михаил Соколов:

Где Чубайс - там победа. В этом убеждены твердые правые. Они вспоминают опыт президентской кампании 1996 года. Но надо заметить, что Анатолий Чубайс находится под жестким приглядом политических противников, хотя они выглядят слегка перепуганными. Коммунист, спикер Думы, Геннадий Селезнев везде заявляет, что "нечистая сила" - то есть "Правое дело" - на выборах провалится. Но при этом всерьез нападает на Чубайса, демонстрируя всем хоть что-то понимающим в политике, что по поводу аутсайдеров так не нервничают.

Геннадий Селезнев:

Я отошел от политики. Анатолий Борисович Чубайс...сейчас наше правовое управление изучает этот вопрос, почему можно занимать, по сути дела, государственный пост руководителя РАО ЕЭС и почему можно быть одним из лидеров большого движения с названием "Правое дело". Причем я не исключаю, что и с финансированием от имени РАО ЕЭС... поскольку я не думаю, что те люди, что присутствовали в Колонном зале, сами по десятке скинулись и провели столь мощное затратное мероприятие. Результат его трудно предсказать, но по затратам, конечно, это мероприятие недешевое.

У нас, по-моему, еще не было случая, чтобы руководитель крупной компании возглавлял общественно-политическое движение. Я представляю, что бы началось, если бы сейчас Рем Вяхирев возглавил какое-нибудь движение, министр путей сообщения возглавил какое-нибудь движение, то есть все наши монополии занялись бы тем, что стали бы сколачивать свои избирательные блоки, партии, объединения, используя, естественно, средства тех организаций, которые они возглавляют.

Михаил Соколов:

На самом деле, всем известно: деятели Газпрома, например, участвовали и в движении "НДР" и сейчас участвуют в создании коалиции "Вся Россия". Да и руководителям акционерных обществ, даже с государственным участием, никто не запрещает в свободное время заниматься политикой.

"Наезд" Геннадия Селезнева связан с тем. что он опасается: в России есть силы, которые заинтересованы провести в Думу идейных либералов, которые никогда не будут, даже из тактических соображений, голосовать вместе с коммунистами и национал-социалистами. Такие ресурсы есть, считает бывший вице-премьер Яков Уринсон.

Яков Уринсон:

Буквально за последний месяц был в Чебоксарах, вот вчера вернулся из Перми... В Ижевске, в других городах... И вот, мои встречи с людьми, анализ экономической ситуации на местах показывают, что есть достаточно активные силы... Причем, для меня не было неожиданностью, что молодые предприниматели новую структуру поддерживают, "Правое дело".

А вот более удивительно было то, что и директора заводов, так сказать, старой закалки, и даже... как вот я был в сельской местности только что, в Пермской области, - и даже в сельской местности ко мне обращалось множество народа с попытками узнать, как вообще поактивнее поучаствовать. Люди даже иногда не знают, как партия пока еще называется, или как движение называется. Но вот как участвовать в команде, в которой работают Чубайс, Гайдар ... и так далее.

Михаил Соколов:

Много говорили на съезде о пропаганде. Рассуждали о том, что либералы не объяснились с народом, и их обвиняют в том, что они не сделали, и забывают о заслугах. Ликвидировали очереди и дефицит, уровень жизни в России - выше, чем в любом государстве СНГ.

Ну, в каждом правительстве, даже в гайдаровском 1992 года, реформисты были в меньшинстве. И это правда. Но их имена в общественном сознании связаны с тем, что правые всегда были своего рода легитимистами и, не имея подчас массовой сознательной поддержки. использовали для проведения реформ непопулярного ныне президента. Входили с осени 1991 до осени 1998 года во все составы правительств, и только сейчас, после правления полукоммунистического Кабинета Примакова, смогли частично избавиться от клейма партии власти. Но и сейчас, в момент появления правительства Сергея Степашина, в "Правом деле" немало желающих сотрудничать с новым кабинетом. Если это в самом деле самостоятельное правительство. Говорит Егор Гайдар.

Егор Гайдар:

Я считал и считаю, что это может быть нормальное правительство. У него есть шанс обеспечить и политическую стабильность, и не наделать глупостей до выборов. Но для этого это должно быть правительство. То есть орган, который всерьез принимает принципиальные решения. Нельзя делать из правительства фарс.

Михаил Соколов:

Анатолий Чубайс попросил не торопиться с выводами и оказался прав. Несколько человек из его личной петербургской команды получили посты министров и заместителей министров.

Формальный лидер коалиции Борис Немцов призвал помочь русскому офицеру Сергею Степашину сформировать "правительство Степашина".

Борис Немцов:

Тактика выжженной земли, которой, к сожалению, придерживается президент, очень больно ударит. И по президенту, и по его близким, и его семье. Не такая уж большая скамейка запасных в Кремле, чтобы можно было разбрасываться людьми.

Михаил Соколов:

Немцов противопоставил премьера президентскому окружению. Царь всегда прав, лишь бояре и камарилья плохи. Правые откровенно говорят о том, что Степашин мог бы стать тем кандидатом в президенты, который их бы устроил. Например, Ирине Хакамаде премьер симпатичен.

- У Степашина, с вашей точки зрения, есть какие-то перспективы, Ира?

Ирина Хакамада:

Если элита соберется и возьмет себя в руки, у него огромные перспективы. Если она будет продолжать драку за ресурсы, уничтожая все вокруг, тогда - нет .Ему нельзя уходить в отставку ни в коем случае. Если уж все так серьезно и плохо, его должны выгнать, его должны убрать в отставку. После этого он станет обиженным, военным, при этом - человеком с честной и чистой карьерой, и после этого может стать лидером любого правого движения и двигаться на президентские выборы уже в оппозиции.

Михаил Соколов:

Я спросил у Анатолия Чубайса, есть ли у Степашина президентский потенциал.

Анатолий Чубайс:

Безусловно. Я думаю, что очень скоро это будет ясно всем, но нужно небольшое время, для того чтобы это стало ясно.

Михаил Соколов:

Диссонансом стало выступление призвавшего к ясной и прозрачной политике старого диссидента Сергея Ковалева. Ковалев заметил, что трудно говорить о чести русского офицера применительно к активному организатору чеченской войны. Правозащитник считает Степашина человеком несамостоятельным и призывает либералов не примазываться к власти.

Сергей Ковалев:

Пафос обращения к президенту, который сделал верный шаг, заменив Примакова на Степашина, но теперь делает неверные шаги, не позволяя нам воспользоваться этой заменой, - это ложный пафос.

Михаил Соколов:

Сергей Ковалев весьма вежливо говорил о необходимости не врать избирателям и не ввязываться в драку нескольких кланов за власть. Его речь вызвала явное недовольство части зала. Пытались его захлопывать и засвистывать некоторые известные ельцинисты. Другие их одергивали.

Впрочем, разногласия имеются не только по вопросу об отношении к существующей власти. Многие лидеры "Правого дела" резко выступают против действий НАТО в Югославии. Хотя и Милошевича не жалуют и, в отличие от национал-патриотов, говорят об изгнании сербскими властями албанцев.

Впрочем, в Колонном зале объявились и самые крайние правые. Одна из лидеров "Вперед, Россия!" Бэлла Денисенко выступила в поддержку Белграда с круто-антизападных позиций, мешая с либеральными заклинаниями национализм и славянофильство. Только от депутата Думы Константина Борового, действия НАТО поддерживающего, такие либерал-фундаменталисты получили ответ. В виде анекдота.

Константин Боровой:

"Зин, меня очень волнует Гондурас, как там дела? - Вань, а ты его не расчесывай"...

Значит, идеология была построена на том, что внимание общества отвлекалось. Там голод, нехватка продуктов... Вот этими историями. О монгольских братьях, афганских братьях, вьетнамских братьях. Я этот анекдот переделал чуть-чуть:

"Зин, как там дела у Милошевича? Я очень волнуюсь. - А ты его не расчесывай".

Это вот моя рекомендация Денисенко была - не расчесывать Милошевича. Мы должны уважать позицию наших союзников. Например, вот, Борю Федорова, который безумно хочет объединиться с Белоруссией, и пообещать ему, что да, мы объединимся с демократическим государством Белоруссией, если они того захотят. Но у меня есть серьезные сомнения, что демократическая Беларусь будет объединяться с Россией.

Сегодня, как хорошие дипломаты, мы должны искать не то, что нас разъединяет, а то, что нас объединяет.

Михаил Соколов:

Но несмотря на разногласия, лидеры "Правого дела" публично предпочитают особенно не ссориться. Деваться им некуда. Тем более что с расширением коалиции у них возникли проблемы. Одна из них - Сергей Кириенко, бывший премьер, которому сочувствуют многие избиратели, - гуляет сам по себе. Он входит в личном качестве в оргкомитет "Правого дела", а его организация "Новая сила" - нет. На съезде Кириенко даже не ждали. Ирина Хакамада сказала:

Ирина Хакамада:

Кириенко? Я сделаю все для того, чтобы он пришел. Я готова ему уступить все места вообще. Его останавливают имидж Гайдара и Чубайса, которые, в общем, навешали всех, да? - как всю одежду вешают на один гвоздь, так всех собак навешали на них. Он хочет оставаться чистым. То есть то же самое искушение, что у Явлинского.

Михаил Соколов:

Однако после перерыва Кириенко все же появился. Амбициозного политика в Колонный зал привел провал переговоров с лидером блока "Голос России", самарским губернатором Константином Титовым. Кириенко с задором комсомольского секретаря заученными фразами призвал либералов признать старые ошибки, понять нужды обычных граждан, стихийно отстаивающих либеральные и консервативные ценности.

Сергей Кириенко:

Давайте задумаемся. Получается уникальная вещь. Когда большая часть людей в обществе борется за либеральные ценности с либеральной партией, с правой партией. Это мы сами, попав во власть, забыли гражданское общество, о создании которого много говорили. Забыли демократические организации, на волне которых попали во власть. Это ведь так.

Михаил Соколов:

Экс-премьер призвал действовать сообща. Однако о конкретных перспективах создания коалиции ничего не сообщил. Борис Немцов считает, что Кириенко никуда не денется.

Борис Немцов:

Я могу так сказать. Мы с Кириенко ведем многотрудные и очень долгие переговоры. Я знаю его лучше, чем многие другие в Москве. Знаю, что он человек разумный, и результатом этих переговоров все равно будет соглашение о том, чтобы идти вместе. Другое дело - какие-то тактические соображения не позволяют Сергею Владиленовичу принять это решение сегодня.

Михаил Соколов:

Еще сложнее обстоят дела с другими потенциальными союзниками, хотя формально либералы готовы к сотрудничеству с самыми разными силами. Вот мнение Бориса Немцова.

- Кто союзники "Правого дела" сейчас?

Борис Немцов:

Идеологические союзники. в целом, - обновленный "НДР", "Яблоко", в "красном поясе" - "Отечество". И вообще, я считаю, что у нас тактика должна быть дифференцированной, в зависимости от региона. В "красном поясе" - "Отечество" и "Наш дом Россия", "Яблоко" и "Правое дело" должны быть просто единой командой, поскольку есть действительно самый серьезный общий оппонент. Это и ультрарадикалы левые, это и националисты, и фашисты. Здесь мы должны быть едины.

Что касается остальных регионов России, каковых, к счастью, много, там наши разногласия существуют, и их не надо скрывать. Но с другой стороны, критиковать друг друга оголтело, обливать грязью друг друга - это глупость несусветная. В конце концов, никто не пройдет в Государственную Думу, и она опять будет в том виде, в котором мы ее наблюдаем в последние годы.

Михаил Соколов:

Лидер партии "Демократический выбор России" Егор Гайдар обозначил такой ряд потенциальных партнеров.

Егор Гайдар:

Я рассматриваю "Наш дом Россия" в качестве политической организации, с которой , по крайней мере, у нас есть база для взаимодействия.

Михаил Соколов:

А губернаторские коалиции?

Егор Гайдар:

Губернаторские коалиции пока политически крайне аморфны и малоопределенны. Когда они будут более определенны, мне будет легче ответить на этот вопрос.

Михаил Соколов:

Есть ли возможности сотрудничества с "Отечеством"?

Егор Гайдар:

Мы - оппоненты по принципиальным вопросам. Есть, разумеется, ситуации, при которых, тем не менее, мы можем сотрудничать с "Отечеством". Скажем, там, где речь идет о противостоянии экстремизму. Ну, вот в Краснодаре, где губернатором известный господин Кондратенко, мне кажется, что мы вполне нормально сможем взаимодействовать с "Отечеством", если его будет возглавлять там Самойленко. Но в целом, в масштабах страны, мы, конечно, - оппоненты. Они по-другому видят характер общества, которое должно сложиться в России.

Михаил Соколов:

Ирина Хакамада надеется на союз с парламентскими центристами.

- Как вы считаете, кто все-таки союзники "Правого дела"?

Ирина Хакамада:

Я уверена, что Владимир Рыжков и Кириенко.

Михаил Соколов:

И все? А "Яблоко"?

Ирина Хакамада:

Нет. Бесполезно.

Михаил Соколов:

Почему?

Ирина Хакамада:

Этого не хочет Григорий Алексеевич, я разговаривала с ним. Он все-таки считает, что в нас есть разница, и не по принципу программному, а по принципу того, что сделали. Мы виноваты во всем, потому что мы были у власти, а он не виноват ни в чем, потому что он не был у власти. И он считает, что "Яблоко" запачкается о демократов. Я с этим не согласна, считаю, что главная идея сейчас объединительная. Но лидер есть лидер, и поэтому такой оппозиционер, он даже... полезно. То есть справа должно быть две силы, должна быть альтернатива выбора.

Михаил Соколов:

Сотрудничество с "Яблоком" вряд ли состоится. Социалисту Явлинскому никто не верит. Старые обиды - неприличная агитация 1995 года "Не голосуйте за Гайдара! - он не преодолеет пятипроцентный барьер". Вспоминают и это. Когда Борис Немцов с трибуны заговорил и возможном сотрудничестве с "Яблоком", раздался свист. Позиция ультраправой Валерии Новодворской по вопросу о союзниках коалиции весьма популярна.

Валерия Новодворская:

Видите, сплошной политический союз? По-моему, диапазон октябристов - октябристы, кадеты, может быть, даже отчасти трудовики-меньшевики, вы видите здесь очень широкую коалицию. От мягких социал-демократов, леволиберальных сил до революционных правых либералов типа демократического союза, антикоммунистического фронта... По-моему, вы видите здесь все правое, что есть в стране. Кроме, конечно, таких сил, как Жириновский и прочих, которые профанируют правые идеи.

Михаил Соколов:

А насчет "Яблока" - это эсэры?

Валерия Новодворская:

Нет, это не эсэры, и не в этом беда. Хотела бы я видеть Григория Явлинского, организующего теракты! Скажем, под Бориса Федорова бомбы подкладывающего. У него никогда не хватит на это смелости. Может, он и хотел бы. "Яблоко" - это прежде всего предатели, это люди, у которых нет никаких убеждений. Это несчастная советская кухонная интеллигенция, которая хочет и рыбку съесть, и в фаэтоне прокатиться, которая визжала в 1993 году сначала - "Давайте помиримся!", потом - "Вешайте коммунистов!", а потом все это свалила опять на нас и предложила нам стать на колени и каяться перед народом.

Это люди, которые пробовали использовать импичмент в своих политических целях. Если вы читали их программную литературу, они заявляют, что ни в чем не согласны с радикальными демократами и никогда не будут выступать с антикоммунистических позиций. Это попутчики коммунистов, которые, кстати, первые падут от их рук, но это попутчикам никогда не мешало.

Борис Немцов, конечно, оптимист. Он, может быть, считает, что он перевоспитает Григория Явлинского, но мне кажется, что здесь нужен Макаренко...

Михаил Соколов:

Но и без Явлинского речь может пойти о создании более широкой демократической коалиции. По крайней мере, социологические опросы должны подсказать политикам, что ни у "Новой силы" Сергея Кириенко, ни у "НДР" Виктора Черномырдина, ни у "Голоса России" Константина Титова нет шансов пройти пятипроцентный барьер.

Переговоры о широком фронте либеральных и правоцентристских организаций идут. Это подтвердил один из лидеров движения "Наш дом Россия" Владимир Рыжков.

Владимир Рыжков:

Это всего лишь предварительные обсуждения. Они пока не перешли в фазу конкретных консультаций, переговоров. Но я этого не исключаю. Я думаю, что пока преждевременно об этом объявлять, но исключать это нельзя. Потому что совершенно очевидно, что какая-то консолидация, укрупнение сил на правом фланге должна произойти.

Михаил Соколов:

Коалиция "Правое дело" формируется достаточно грамотно. Тройка "Немцов-Федоров-Хакамада" выглядит достаточно привлекательно, хотя в ней не исключены изменения. Например, Борис Федоров может рискнуть баллотироваться на пост губернатора Московской области. А Сергей Кириенко присоединится к "Правому делу". Егор Гайдар будет, по всей видимости, возглавлять московский список коалиции. Объясняет Ирина Хакамада.

Ирина Хакамада:

Масква всех раздражает, но зато Гайдар имеет огромную поддержку в Москве, а в регионы нужно двигать людей, которые все-таки не так мифологизированы. Вокруг Гайдара - огромный миф, отрицательный. Ему будет очень тяжело с ним бороться. Поэтому закон избирательной кампании: бери тот электорат, который ты можешь взять, работай с тем электоратом, который еще колеблется, и забудь о том, который против тебя.

Михаил Соколов:

Таковы итоги съезда. Анатолий Чубайс гипнотизировал толпу своим оптимизмом.

Анатолий Чубайс:

Я думаю, вы убедились, что состав сил, который собран здесь, и по количеству представленных здесь партий и движений, и по качеству - абсолютно уникален. Ничего подобного не имеет ни одна политическая сила в стране. Совершенно ясно, что даже тем составом лидеров, который у нас есть, мы способны вести мощную, эффективную и агрессивную пропагандистскую кампанию. Ровно это мы и будем делать. Я буду участвовать в этом в свободное от основной работы время, но буду участвовать в этом всерьез, по-настоящему, что называется, "по-взрослому". Убежден, что главная наша задача сегодня - это Дума. Дума, которую нужно сделать нормальной, внятной, а не маразматической-коммунистической, которой она является на сегодня. И эту задачу, опираясь на те силы, которые собраны здесь сегодня, мы решим.

Михаил Соколов:

Сейчас коалиция правых выглядит вполне дееспособной. Но пока ее приятные во многих отношениях деятели лишь готовы не к агитации в массах, а больше к привычной работе с действующей властью. С точки зрения предвыборной тактики, эта ответственность и конструктивность и есть заметный недостаток. Да, ни своего прошлого участия во власти, ни избрания Бориса Ельцина как альтернативы коммунистам в 1996 году, либералам нечего стыдиться. О своих же реальных ошибках правые как будто говорят. Но они никак не могут дистанциироваться от нынешней подлинной кремлевской власти, от олигархии и придворных президента.

Либералам в России стоит извлекать уроки из прошлого. В 1917 году - кадеты на проходивших в условиях неприкрытого насилия выборах Учредительного собрания, хотя за них проголосовала пятая часть городского населения (4,8 процента голосов). В Таврический дворец либералы не попали. Пятипроцентного барьера не было. Были большевистские аресты. Левые боялись правды свободного слова. Но для того, чтобы свободно мыслящее либеральное меньшинство в России уважали и в конце двадцатого века, для того, чтобы его опасались противники, для того, чтобы за ним шли сторонники, - оно должно иметь главное: моральный авторитет, который стоит дороже сиюминутных выгод бытия при власти.

От съезда "Правого дела" перейдем к иным избирательным темам. В следующем выпуске программы "Выборы-99" 10 июня вы узнаете о съезде движения Амана Тулеева, о выборах мэра Курска, о начале кампании по выборам губернатора Ленинградской области.

XS
SM
MD
LG