Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Elections


Публичный призыв бывшего премьера Сергея Кириенко к президенту Борису Ельцину уйти в отставку вместе с верхушкой федерального чиновничества воспринят конкурентами претендента на пост мэра Москвы, как удачная рекламная акция. Кириенко якобы решил опровергнуть заявление лояльных Юрию Лужкову средств массовой информации, что он критикует мэра Москвы по заказу Кремля.

Все комментаторы отмечают очевидный шаг Кириенко влево, на чужое поле того же, вечно оппозиционного, например, "Яблока". Лидеру аграриев, Николаю Харитонову, остается только отшучиваться.

Николай Харитонов:

Я думаю, немножко еще он так вот резко повыступает - и, наверное, подойдет время... ему необходимо, наверное, будет вручить какой-то партийный билет. Наверное, КПРФ или Аграрной партии.

Михаил Соколов:

В то же время нелояльное к президенту заявление Кириенко обостряет положение внутри коалиции "Правое дело", в которой в личном качестве Кириенко состоит, а его движение "Новая сила" - нет.

Либералам рекламные ухищрения несимпатичны, но их собственная кампания забуксовала, рейтинги не растут. А вот "раскрутка" Кириенко, которую вело агентство "Видеоинтернешнл", но которая уже перешла под контроль "Фонда Эффективной Политики" Глеба Павловского, проходит успешно.

В Кемерово Кириенко подружился с видным деятелем левого фланга Аманом Тулеевым. Имиджмейкеры подготовили для своих клиентов новые рекламные ходы, что показывают начавшиеся кампании по выборам губернаторов. О них - в программе "Выборы-99".

Не только выборы в Государственную Думу России волнуют сегодня политиков. Приближается новый виток кампании по выборам глав администраций регионов.

Готовятся к выборам главы администрации в Новгородской области. Началась регистрация кандидатов на пост губернатора Свердловской области. Уже на него претендует девять человек, в том числе нынешний глава администрации Эдуард Россель, мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий, депутат Государственной Думы России Андрей Селиванов и даже внук Леонида Брежнева, Андрей.

В самом разгаре борьба за пост руководителя Ленинградской области. Это лакомый кусок. Население - миллион семьсот тысяч, атомная станция, нефтеперерабатывающий комплекс в Киришах, приграничный Выборг. Несколько видных - российского масштаба - инвестиционных проектов.

Девятнадцатого сентября миллион избирателей должен решить, кто же из двух десятков претендентов, ныне собирающих подписи в свою поддержку, станет губернатором. Вакансия образовалась еще прошлой осенью, когда губернатор Вадим Густов ушел на повышение - стал первым премьером в правительстве Евгения Примакова.

Интересно, что Законодательное собрание Ленинградской области оставило на посту исполняющего обязанности губернатора Валерия Сердюкова, до этого - первого зама Густова, в прошлом - одного из руководителей компании "Воркута - уголь". Выборы были назначены лишь на осень 1999 года. Создавалось впечатление, что Густов не был уверен в том, что задержится в Москве. Многие верили, что, в случае отставки из правительства, он будет восстановлен на своем посту. Или же легко переизберется. Да не тут-то было.

За год многое в регионе изменилось. Первый вице-премьер Вадим Густов был уволен из правительства Примакова первым. А потом пал и кабинет. Вадим Густов так отвечал на мой вопрос о причинах своей отставки.

- А вы знаете, почему, действительно, вы оказались первой жертвой президента, и как бы вот именно так, резко?

Вадим Густов:

Не резко. Дело в том, что, понимаете, мы же два первых зама, и нас... ну, как бы Маслюкова-то там однозначно говорили, что это - левые структуры, Компартия А я получил первую желтую карточку, когда Скуратова второй раз отстранили указом президента. А когда я прокомментировал... сказал, что этого делать нельзя, что мы Скуратову сейчас делаем... человек, которому практически вручили мандат в Государственную Думу без выборов. Я говорю, надо просто сказать было два слова. Вот, на фотокарточке, или на пленке, - голый Скуратов. Вон, сразу, видишь... не срабатывает уже... Все. Депутаты, члены Совета Федерации, поднимают руки, по морально-этическим... Ну, прокурор голым быть не должен.

Михаил Соколов:

Да, это...

Вадим Густов:

Если он голый, тогда свет должен быть выключен, правильно? И все. А мы так затемнили это все, что сейчас... сейчас... теперь сами выходим из той ситуации, которую создали из-за неразумных действий.

И мне сразу сказали, значит: "Ты должен дать интервью, что ты так не говорил". Я говорю: "Это моя точка зрения". И мне сказали: "В этом случае, родной мой, видимо, вам придется работать в другой команде." Моментально причем. Да мне Волошин звонил. Домой.

Михаил Соколов:

Обиженных в России любят, и Вадим Густов этим активно сейчас пользуется. Впрочем, есть и другие обиженные - самим Густовым и Кремлем. Один из них - первый уже зарегистрированный кандидат в губернаторы. Уволенный Администрацией президента весной с поста представителя президента в Ленинградской области Федор Шкруднев. Он рассказывает, что его заставило пойти на выборы. Шкруднев считает, что после ухода Густова, когда исполняющим обязанности губернатора стал Валерий Сердюков, вся система работы в области стала разваливаться.

Федор Шкруднев:

Наверное, заставила та реальность, которая сложилась с октября 1998 года в Ленинградской области после ухода Густова в правительство Российской Федерации. В принципе, стратегия и тактика действий политической линии в Ленинградской области, выстроена была в 1996 году. Были определенные договоренности.

Если поднять прессу, то можно посмотреть все мои выступления, где я говорил, что Густов, как губернатор... четыре года - это нонсенс. И я сейчас серьезно на этой позиции, так сказать, настаиваю. Потому что губернатор, избранный на четыре года, не способен реализовать ту программу... по крайней мере, вывода из кризиса и какого-то продвижения вперед.

Это мы выстраивали в выборной технологии, начиная с 1996 года, на повторные выборы Густова. Тем более, что программа его была принята населением, он стал губернатором, очень много людей из Законодательного Собрания прошло на его программе на выборах в Законодательное Собрание. И там мы одержали, я считаю, сокрушительную победу. Мы тридцать восемь человек депутатов провели под программу Густова по выборам.

Но его, наверное... я бы даже не назвал это политическими амбициями, я не знаю, как это назвать. То решение, которое им было принято, это - его решение. Оно практически сломало ситуацию в Ленинградской области. Когда Законодательное Собрание перенесло выборы на сентябрь, то просматривался некий план действия Густова. Он прекрасно понимал, как серьезный политик, что долго там не продержится, поэтому перенос выборов был осуществлен под него.

К этому времени в Ленинградской области достаточно большая была дыра в бюджете, это - практически где-то половина бюджета. Нужно было что-то делать. Ну, и в это время как раз рассматривался процесс получения кредита МВФ. Я не сомневаюсь в том, что была некая договоренность... кусок от этого кредита, - заткнуть дыру в Ленинградской области. В принципе, может быть, это и правильный ход, но тогда напрашивается вопрос, а кто эту дыру сделал.

Второй момент, который меня подтолкнул к этому действию, это настоятельная просьба к законодателям, которые поддержали Густова еще на тот момент, на эйфории, так сказать, его деятельности, об оставлении за себя на хозяйстве Валерия Павловича Сердюкова. Понимаете, человек проявляется в своей деятельности, когда он становится первым и лидером. И я считаю, что за три месяца работы, где-то к концу декабря - началу января, Валерий Павлович в полный рост и проявился.

У нас в январе состоялся очень серьезный разговор с Густовым в Москве, а 28-26 декабря, я как сейчас помню, значит, по ЛОТу было обширное интервью его. Густов открыто поддержал Сердюкова по выборам губернатора и сказал, что область без такого руководителя просто будет в провале.

Михаил Соколов:

А вы не довольны?

Федор Шкруднев:

Это не то слово. Потому что я видел, что происходит здесь, как идет выстраивание всей административной машины, на что она направлена, ну, и...

Михаил Соколов:

А на что, собственно, она направлена?

Федор Шкруднев:

Это не на благо Ленинградской области. Это была некая стартовая позиция для захвата власти, - я бы так сказал. Я приехал в январе в Москву и Густову честно и открыто сказал, что из Сердюкова губернатор не получится, а если мы получим губернатора-Сердюкова, то последствия будут катастрофические, потому что объективно мы получим правительство, которое будет сформировано в Воркуте.

Не нужно забывать, что Валерий Павлович достаточное количество времени провел в тех местах на серьезных должностях, начиная от первого секретаря горкома Воркуты и заканчивая заместителем "Воркута - угля". Поэтому объективно ту команду, которая там находилась и занималась поставками угля в Ленинградскую область, нужно было перетащить сюда.

Я понимаю, что в Ленинградской области жить лучше, нежели в Воркуте. Поэтому я его здесь не осуждаю, это нормальная позиция каждого человека. Но реально - это в полном объеме принижение роли вообще жителей Ленинградской области. У нас что - напрашивается вопрос - нет достойного человека, который живет на этой земле, значит, способного руководить Ленинградской областью? Это как бы один из вопросов.

Но, тем не менее, Густов настаивал на том, что, значит, вот - Сердюков, только Сердюков, и я принял решение, я ему это открыто и честно сказал.

Михаил Соколов:

Нынешний исполняющий обязанности губернатора Валерий Сердюков обвинения Федора Шкруднева в неспособности к руководству и потворстве своим коллегам по работе в Воркуте отвергает категорически.

Валерий Сердюков:

Если бы я имел желание, чтобы здесь работали воркутинские специалисты, я бы это дело сделал, начиная с сентября прошлого года. Такое право мне дано. И сегодня такое право дано, но я не тот человек, который должен менять людей просто по желанию.

Я работаю с людьми долгие годы уже, и я могу говорить только тогда, когда человек не выполняет своих обязанностей или не в состоянии их выполнять. Тогда я любыми путями буду говорить, чтобы он освободил эту должность. А если человек работает, справляется, работает достаточно результативно, то дай Бог ему работать в любых условиях.

Поэтому мое отношение к кадрам - это только по деловым качествам. И то, что сегодня вообще в России делается, - это преступление перед людьми. Тогда, когда приходит губернатор и приводит совершенно людей не подготовленных, с улицы, для того, чтобы на таких ответственных постах, как в правительстве... министрами, председателями комитетов работать, не зная положения дел... убирает опытнейших людей, которые имеют какие-то навыки и знания, знание территории, и говорит, что он пришел командой, - это преступление перед областью. Это преступление перед регионами. Это нельзя делать.

Михаил Соколов:

Зато опровергать иное, и очевидное, Сердюков, слава Богу, и не пытается. Так случилось, что когда Вадим Густов вернулся из правительства Примакова в регион, он еще оставил за собой пост представителя области в Совете Федерации и надеялся восстановить свою старую команду, оказалось, его заместитель вошел во вкус исполнения обязанностей главы региональной власти и своему благодетелю буквально указал на дверь.

Теперь бывший губернатор и его бывший первый зам ведут непримиримую борьбу. Исполняющий обязанности главы администрации Ленинградской области Валерий Сердюков так ответил на мой прямой вопрос.

- А вы сами будете баллотироваться? Или возможен какой-то вариант, что все вернется в прежнее состояние? Так сказать, команда ваша с Густовым восстановится?

Валерий Сердюков:

Прежнее мое состояние никогда не вернется, потому что движение идет вперед, и обратного движения невозможно, это жизнь. Буду ли я баллотироваться или не буду? Я думаю, что буду.

Михаил Соколов:

Экономическую ситуацию в Ленинградской области, в интервью Радио Свобода ее нынешний руководитель Валерий Сердюков признал непростой.

- По всем экономическим изданиям, так сказать, разговор идет один - Ленинградская область в тяжелом положении...

Валерий Сердюков:

Да. Она и остается в довольно сложной ситуации, как и многие другие регионы России, но в то же время мы себя стали чувствовать несколько увереннее. Долги по заработной плате ликвидированы, по пенсиям - ликвидированы. Несколько более устойчивее стали финансироваться все отрасли хозяйства Ленинградской области.

Это не пришло само по себе. Первое - то, что мы сумели переломить ситуацию в экономике. У нас, по пяти месяцам, прирост объема промышленного производства идет в пределах девяти с половиной процентов и, в том числе, сельскохозяйственной продукции - 3,5 процента. Это хорошие показатели.

Прошел перелом в экономике в январе-феврале, и это дает свои положительные результаты. Раз экономика работает, начинают появляться финансы. Появляются деньги. И если мы эту ситуацию удержим, мы многие вопросы сможем поправить. В социальной сфере, в жилищной сфере, в коммунальной сфере, и так далее.

Остаются сложности финансовые в том, что у нас остаются долги кредитным организациям, по обязательствам которых мы должны выплачивать и проценты, и гасить сами кредит.

Михаил Соколов:

А как идут эти переговоры?

Валерий Сердюков:

Понимание у нас есть. Самое сложное были переговоры по валютному кредиту, но сегодня договоренность у нас полнейшая.

Михаил Соколов:

Значит, отсрочку вы получили?

Валерий Сердюков:

Не отсрочку получили, мы не вышли на досрочное погашение. Договорились, что мы будем досрочно гасить некоторые, в процентном соотношении которые для нас приемлемы. Начиная с этого года, четвертого квартала, и продолжая 2000 год и 2001 год.

Михаил Соколов:

При Густове область рассчитывала на быструю отдачу от инвестиционных проектов крупных. Насколько сейчас я понимаю, то, что вам пополнить может бюджет - это, прежде всего, "Филипп Моррис". Остальные крупные проекты несколько затягиваются. Или нет?

Валерий Сердюков:

Вы знаете, популизма может быть много. Должен быть трезвый, прагматический расчет всего, что вводится. Если мы знаем, что предприятие "Филипп Моррис" будет работать и оно, по нашим инвестиционным законам, будет освобождено полностью от платежей налога на прибыль, от платежей налога на имущество, то мы от них ничего не получим. Но здесь есть акцизы. С акцизов мы кое-что получим в бюджет.

Какие суммы - будет видно по результатам работы уже фабрики. Потому что там владельцы - иностранная компания, поэтому - как они будут планировать и как они будут работать, это уже покажет жизнь. Но и на заводе "Катерпиллер", и на фабрике "Филипп Моррис" будут заняты люди.

Михаил Соколов:

А как на "Катерпиллере" дела сейчас идут?

Валерий Сердюков:

А на "Катерпиллере" - первого декабря завод начнет сборку первой техники, дорожной и дорожно-строительной техники. Работы идут очень хорошо, и к первому января они полностью выходят на программную работу.

Михаил Соколов:

Проект автосборочного производства "Форда". Он то возникает, то хозяева "Форда" отступают. Что на самом деле сейчас?

Валерий Сердюков:

На самом деле идет дальнейшая проработка, и в ближайшее время будет принято окончательное решение. Это связано с постановлением правительства Российской Федерации по машиностроению.

Михаил Соколов:

Что, нужно специальное постановление по этому проекту?

Валерий Сердюков:

Нужно специальное по этому проекту, по составу комплектующих и ряду других вопросов. Мы ставим задачу так, чтобы пятьдесят процентов комплектующих - продукция наших заводов. Пятьдесят - импортных. И обратная поставка. Возможна поставка нашего оборудования туда, за пределы России, а обратно тогда больше увеличивается поставка некоторого оборудования для "Форда" сюда, в Россию.

Вот эти некоторые моменты, которые не ложатся в кодексы таможенных и других отношений, нужно решать.

Михаил Соколов:

Вы думаете, что это до конца года решится, или задержится?

Валерий Сердюков:

Я думаю, что это решится раньше, в ближайшие месяц-полтора.

Михаил Соколов:

Объяснение исполняющим обязанности главы администрации Ленинградской области даны как будто убедительные. Но и прежнему губернскому начальнику, Вадиму Густову, и нынешнему, Валерию Сердюкову, будет на выборах нелегко. Атака обещает быть мощной.

Область находится на грани финансового краха. Расплатиться по долгам реально нет возможности, - утверждает кандидат в губернаторы Федор Шкруднев.

Федор Шкруднев:

То, что область потеряла полное доверие - я не говорю, что она потеряла привлекательность, это нужно четко разнести - она потеряла полное доверие инвесторов. Что бы Густов не говорил по тем большим программам, которые запущены... Кстати, не им, а Беляковым, если разобраться по большому счету.

Михаил Соколов:

Вы имеете в виду порты, автостроение, и так далее?

Федор Шкруднев:

Да. По портам - это отдельный... Вы мне покажите, где хоть один порт? За два с половиной года хоть что-то сделано? Говорить-то можно все что угодно. Она не потеряла инвестиционной привлекательности, а вот те большие проекты, которые сюда вошли, они уже вложили достаточное количество денег, чтобы не пойти назад. То есть - можно принять решение плюнуть на все триста миллионов, которые вложены, оставить и уйти.

Американцы пока не идут на это дело. Но... такой вяло текущий момент... Они смотрят, надеясь на то, что все-таки эта ситуация выровняется.

То, что произошло с бюджетной дырой... На сегодняшний день цена кресла губернатора Ленинградской области от ста двадцати до ста пятидесяти миллионов долларов стоит. Это я к тем людям, которые, как вы говорите, двадцать человек выдвинулось. Если у них с головой все хорошо, то нужно, наверное, подумать, что сегодня выборы-то закончились и наступило завтра. Где эти деньги брать? Кто их даст, и под кого он даст эти деньги? Вот цена вопроса.

Михаил Соколов:

А под вас дадут?

Федор Шкруднев:

Мы сделали проработки очень серьезные, и я могу показать документы Европейского банка реконструкции и развития. И письмо достаточно серьезных людей на мое имя от ЕБРРа, что они будут работать с нами, при условии выполнения нами конкретных условий. И одно из условий - это прозрачность бюджета, чего не делается в Ленинградской области порядка шести лет.

То есть - что там, в этом бюджете, никто не знает до сих пор. Ведь я не хочу сейчас говорить по бюджету, который был принят. Это - просто документ, который не вписывается ни в какие правовые рамки, а бюджет - это гарантия получения инвестиций. Это главное. Поэтому в этой ситуации становится предельно понятно, почему Вадим Анатольевич хочет занять кресло губернатора Ленинградской области.

Потому что на этот вопрос можно посмотреть совершено по-другому. Если придет там... не важно... Шкруднев - не Шкруднев, другой человек, - он же спросит, где деньги. А если Густов станет губернатором, то он вот этот вопрос и закроет. Спрашивать сам у себя-то он не будет. Я не хочу сейчас подвергать критике деятельность его команды... Вот, конкретно, сегодняшний "Деловой Петербург"... Вот его интервью, сегодняшнее. "Мужики, чувство боя нам не чуждо". И тут он пишет: "Одной команды с Сердюковым у нас не было. Не понял вопроса."

Как это не было, когда этот человек был взят в команду Густова, когда Густов сделал его своим первым заместителем, когда Густов его оставляет на хозяйстве, уезжая в Москву, а?! И после этого он вот такую фразу выдает.

Это второй вопрос, кто там кого-чего предавал, это пусть они сами разбираются между собой. Прежде чем брать человека к себе в команду, наверное, нужно,так сказать, о нем чего-то знать. Это вот некий подход со стороны Вадима Анатольевича, относительно всех людей, которые его окружали.

Михаил Соколов:

Бывший губернатор Вадим Густов очень любил рассуждать об окне в Европу, о том,что необходим отказ от транзита через Прибалтику российских грузов. Это - конек бывшего руководителя. О перспективах строительства новых и новых гаваней в Финском заливе Густов любит поговорить и сейчас. Вот он рассказывает о терминале по перевалке тропических фруктов.

Вадим Густов:

Образуются мощные оптовые рынки, и здесь тогда перегрузка идет на маленькие суда, с посадкой пять-шесть метров, и тогда можно, так сказать, по Волгу-бал... по этой, как она называется, эта система, вплоть до Москвы... Кроме того, если говорить о транспортных перевозках, они, правда, условие поставили, что транспортные перевозки, значит, их будут... сами они будут обеспечивать. Сокращается на шестьсот километров расстояние доМосквы.

Михаил Соколов:

О том, чем оборачиваются самые замечательные проекты строительства портов в Ленинградской области, и о буквально канувших в воду миллионах, мы поговорим в программе "Выборы-99".

На выборах губернатора Ленинградской области идет сбор подписей в поддержку кандидатов. Зарегистрирован первый претендент, глава движения "Новый союз" Федор Шкруднев. В кампании собираются принять участие бывший и нынешний главы администрации региона, Вадим Густов и Валерий Сердюков, вождь ЛДПР Владимир Жириновский, и другие претенденты.

Уже ясно: в центре внимания будет тема коррупции. Уже год, как, с подачи Григория Явлинского, говорят о буквально канувших в воду, при портовом строительстве в Ленинградской области, миллионах федеральных денег. Бывший начальник ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, и также претендент в губернаторы, Анатолий Понеделко, утверждает, что он в курсе финансово-криминальных проблем и знает способы их решения.

Анатолий Понеделко:

Перестать воровать правительству... самим у себя - чиновникам. Вот когда это произойдет, тогда появятся деньги. Это первое. Второе. Надо теперь взять эти деньги, куда они ушли? Ведь инвестиции, которые и российская сторона вкладывала, и западные государства вкладывали, во всяком случае, в строительство портов и в другие проекты, на сегодняшний день, канули, упали в воду. Это сотни миллионов долларов.

Я знаю, где они лежат, и поэтому я буду говорить, где они лежат.

Михаил Соколов:

А где они лежат?

Анатолий Понеделко:

Как где? В карманах, в банках.

Михаил Соколов:

То есть- конкретно адреса вам известны?

Анатолий Понеделко:

Конечно. Для этого у меня будет эфирное время, я буду говорить об этом.

Михаил Соколов:

Нынешний исполняющий обязанности губернатора Ленинградской области, Валерий Сердюков, отнесся к вопросу о возможных хищениях при строительстве портов и перспективах их расследования удивительно спокойно.

Валерий Сердюков:

Я не могу сказать, куда они ушли, федеральные деньги. Это дело следственных органов, если такое предположение есть, и контрольных органов. А то, что поступали бюджетные деньги на строительство Усть-Лужского порта, то было много уже проверок, и контрольно-счетных палат, есть некоторые нарушения.

Но есть и результаты. Выполнено работы достаточно много. Есть и уже стенка защитная, есть и дороги подъездные, есть и многие другие выполненные работы по терминалу, "Ростерминалуглю" и по общепортовым сооружениям в Усть-Луге. Поэтому если какие-то нарушения есть, это дело тех служб контрольных, но мы видим, что дело делается, что есть результат. И порт строится.

Михаил Соколов:

А бухта Батарейная?

Валерий Сердюков:

Бухта Батарейная... Хотелось бы нам, чтобы несколько другими темпами шло строительство, но ведется подготовительная работа, и перенос склада военно-морской базы оттуда... работы ведутся. Не в те сроки, которые бы нам хотелось, но идут работы постепенно. По бухте Батарейная финансирует полностью "Сургутнефтегаз". Только - "Сургутнефтегаз". Другие пока компании в этом вопросе не участвуют.

Михаил Соколов:

Главный оппонент Сердюкова достижений нынешней администрации не признает. Он готов добавить масла в огонь разоблачений.

Федор Шкруднев:

Это требует большого расследования, и я думаю, что в любом случае, вновь избранный губернатор будет вынужден обратиться в Счетную палату России и поставить этот вопрос. Потому что - вот те деньги, которые были - федеральные, условно говоря - ушли куда-то в никуда, я не хотел бы сейчас рассказывать все это дело. Они требуют ответа на вопрос.

Нужно просто взять и выйти к людям, рассказать, чего происходит. Люди в Ленинградской области не знают той кухни, что творится вот в Доме Правительства. Мы, так сказать, к этому вопросу подходим с точки зрения экономической. Нужно понимать две такие вещи, очень серьезные.

Мы с Густовым друзья, и очень серьезные друзья. Но это не говорит о том, что у нас видение в одну сторону вместе с ним. Я ему это открыто говорил, и я думаю, что он это подтвердит. Что есть некие позиции по жизни, да? А есть некие позиции, когда смотреть просто противно становится.

Я ведь много говорил ему по этому поводу, и вы, наверное, не сомневаетесь в том, что опыта у меня политического достаточно - так же, как у Густова. Мы с ним в политике с 1991 года. Вадим Анатольевич ведь забыл ситуацию по своей отставке. Ведь он не уволен с правительством Примакова. Его уволили из правительства Примакова за неспособность работать.

И случилось так в политической тусовке, что после этого было уволено правительство Примакова. Это - две совершенно разные вещи. Это две совершенно разные вещи, карту, которую сейчас Вадим Анатольевич, как пострадавший вместе с Евгением Максимовичем, как его соратник, в Ленинградской области разыгрывает... Об этом же тоже надо людям рассказать.

Михаил Соколов:

То есть вы хотите сказать, что он пострадал от Примакова в том числе?

Федор Шкруднев:

Он пострадал... я не хочу сказать, я открыто это говорю, что он пострадал от примаковской команды в том числе. От примаковской. Я прекрасно знаю отношение команды Примакова к нему. Это начало проявляться в марте месяце. Там были допущены серьезные ошибки с его стороны, и, по крайней мере, поднимите всю прессу московскую, там все написано.

Михаил Соколов:

Генерал милиции, бывший начальник ГУВД Петербурга и области, ныне лидер местного отделения движения "Ратники отечества" Анатолий Понеделко решил идти на губернаторские выборы с антикриминальной программой. Такой шанс ему дает то, что под следствие в Ленинградской области за таможенные нарушения и за взятки, попало несколько видных чиновников районного и волостного звена. С ними Понеделко собирается серьезно бороться.

Анатолий Понеделко:

Нельзя ни в коем случае допустить, чтобы бандиты пришли к власти сегодня. Или люди, которые где-то потворствуют криминальным структурам. Поэтому я обязан, как гражданин (а я, кстати, живу в Ленинградской области, во Всеволожском районе), - я сегодня обязан вот прийти и навести порядок.

Михаил Соколов:

А вы считаете, что нынешняя администрация потворствует бандитам?

Анатолий Понеделко:

Ну, конечно. Конечно.

Михаил Соколов:

Хоть один конкретный пример?

Анатолий Понеделко:

Ну, зачем конкретный пример? Ну, давайте мы посмотрим, что происходит сегодня с лесным бизнесом. Он весь уходит, с корня уходит за границу. Вы посмотрите сегодня топливные компании. Вокруг них кровь льется, идут взрывы. Вы посмотрите сегодня даже позицию Сердюкова с "Воркута-уголь".

Михаил Соколов:

Угольный терминал?

Анатолий Понеделко:

Да. Сегодня мы платим из бюджета такие большие деньги, когда рядом лежит торф. Хотя по цене, по которой мы покупаем уголь в Воркуте, это - восемьсот рублей тонна. А торф - двести рублей. Вот сегодня... здесь надо подумать - а почему?

Когда вы говорите, что дефолт произошел в Ленинградской области, здесь, казалось бы, нужно найти сегодня механизмы, как накормить людей. Мы сегодня не говорим уже о большем. Сегодня задумались такие большие проекты, как, например, связанные с портами. Да, порт нужен, но голодному человеку...

Михаил Соколов:

И не один.

Анатолий Понеделко:

Да. Как только задумались о строительстве портов, надо было сразу решить проблему, поставить туда честных людей. Нужно было контролировать каждый цент.

Михаил Соколов:

Густов не контролировал?

Анатолий Понеделко:

Я считаю, что он не контролировал, а иногда и умышленно не видел то, что происходит.

Михаил Соколов:

Нынешний глава администрации Ленинградской области Валерий Сердюков достаточно спокоен. Его не смущают шумные обвинения и несколько скандальных арестов.

Недавно ряд чиновников был привлечен к головной ответственности в некоторых районах. Там - взятки, таможенные нарушения.

Валерий Сердюков:

Отдельным кандидатам надо было бы бороться раньше с преступностью в Ленинградской области. Потому что там два генерала, которые были начальниками Управления внутренних дел, и они должны были заниматься этим делом постоянно.

А то, что есть сегодня - и в Ленинградской области, и в Санкт-Петербурге, и в России в целом - ну что ж, сегодня все говорят, что экономика во многом криминогенная стала. Она существует и в России. Она существует и в Ленинградской области.

Михаил Соколов:

Принципиальных отличий нет?

Валерий Сердюков:

Может быть, у нас несколько поменьше, но более заметнее. Если в Санкт-Петербурге или в Москве десяток случаев, и он растворяется в этой массе, а если в Ленинградской области, в деревне... глава волости где-то рассматривается в этом вопросе, то это вся область знает. Это же уже проблема более видимая. Это - проблема на единичных случаях... в Ленинградской области... мы их не скрываем. Мы, наоборот, ведем активную позицию по этому вопросу.

Михаил Соколов:

Говорил исполняющий обязанности губернатора Ленинградской области Валерий Сердюков.

Одна из вечных тем на выборах в Невском крае - объединение Санкт-Петербурга и области. Особенно активно разыгрывал в 1996 году эту счастливую перспективу Вадим Густов, и победил. Будет ли на выборах 1999 года эта проблема в центре внимания? Мнение бывшего представителя президента в регионе, кандидата в губернаторы Федора Шкруднева.

Федор Шкруднев:

Моя позиция такая, что все это наносное. Об этом нужно открыто людям сказать. При мне, за мою деятельность, это вопрос, который возникает шестой раз. Но он возникает каждый раз,когда наступают выборы.

Во-первых, никто не решается спросить у жителей Ленинградской области и Санкт-Петербурга. Я вам скажу - сто процентов, что Санкт-Петербург не проголосует за объединение. Потому что он смотрит на область, как на хомут. Великому городу хомут не нужен.

Теперь, значит, относительно жителей Ленинградской области. Это большой вопрос. Может быть, те районы, который плотно прилегают к городу, скажут "да". Но те районы, которые отдаленные... Вы выйдите на Невский и спросите, где Пикалево. Кто-нибудь скажет? Я сомневаюсь. Вот, где Выборг, скажут.

У нас до сих пор в Уставе Ленинградской области написано, что столицей Ленинградской области является исторически сложившееся место. Это где? Когда это при мне было (в 1994 году, когда принимали Устав Ленинградской области), было написано, что является - город Санкт-Петербург. С Собчаком в первый раз стало плохо, его увезли в реанимацию. После этого срочно, значит, законодатели пересмотрели.

Так, может быть, нам подумать, и серьезно подумать над этим вопросом и, например, Гатчину сделать столицей Ленинградской области?

Михаил Соколов:

Почему не Выборг?

Федор Шкруднев:

Выборг...

Михаил Соколов:

Общеизвестный город.

Федор Шкруднев:

Нет. Выборг - общеизвестный город, но он очень близок к границе. А Гатчина практически так и считается столицей Ленинградской области. Назарбаев - он ведь не дурак. И вот этот ход с переносом столицы его обоснован и правильно сделан. То же самое нужно делать в Ленинградской области, потому что даже обком партии, когда комплектовал работников обкома, тех людей, которые отвечают за Ленинградскую область, брал их из Ленинградской области.

А сейчас все люди - я ни в коей мере не принижаю их, так сказать, возможности - живут и работают в Санкт-Петербурге. И когда жители Ленинградской области попадают к чиновнику, который вроде бы как работает в Ленинградской области, но является конкретно жителем города, они говорят на разных языках. Это и при мне происходило. Они не понимают, что происходит.

Второй аргумент - то, что "Смольный" - ну просто довлеет над "Суворовским, 67". Он объективно морально довлеет над ним. И получается - хотелось бы этого, не хотелось - условно говоря, великий губернатор Санкт-Петербурга и некий губернатор Ленинградской области. Вот я считаю, что нужно пойти таким путем: экономически осмотреться, после этого, значит, решать этот вопрос.

Питер заиграет, как некий бриллиант в короне, при условии того, что он станет столицей Северо-Запада. Не Ленинградской области. Иначе будет звучать так : "В Ленинградской области есть города: Пикалево, Выборг, Санкт-Петербург, Гатчина". Это нужно великому городу? Я думаю, что нет. Или это будет звучать как... это, значит, город Санкт-Петербург, величиной в восемьдесят тысяч квадратных километров?..

Михаил Соколов:

Исполняющий обязанности губернатора Ленинградской области Валерий Сердюков также, похоже, не намерен "раскручивать" тему объединения города и области.

Валерий Сердюков:

До сегодняшнего дня, я знаю,что это была спекуляция. Потому что она рождалась, начиная с 1993 года, в 1994 году, в определенные периоды активности политической деятельности, то Санкт-Петербурга, то Ленинградской области... эти вопросы возникали. То в Законодательное Собрание выборы, то губернатора выборы, то еще кого-то выборы. Поэтому она активизируется, а потом где-то гасится.

Здесь нужно не политизировать. Мы предлагали - и я придерживаюсь этой точки зрения - нужно, чтобы работала группа людей... я не говорю, что это комиссия... группа людей, которая бы обосновала точку зрения об объединении города и Ленинградской области. И выдала это для населения и Санкт-Петербурга, и субъекта федерации, что даст это объединение для одного субъекта федерации, Санкт-Петербурга, что даст для другого субъекта федерации, субъекта федерации, что - положительно, что - отрицательно.

Михаил Соколов:

А не может возникнуть такая тема, как перевод столицы области из Санкт-Петербурга в Гатчину или в Выборг?

Валерий Сердюков:

Ради Бога. Я не думаю, что надо создавать столицу Ленинградской области где-то дополнительно.

Михаил Соколов:

Сентябрьское голосование в Невском регионе будет достаточно показательным. В 1993 году в Думу проходили умеренные центристы, в 1995 году здесь состоялась полная победа коммунистов, был даже избран единственный депутат от радикальной Российской коммунистической рабочей партии, тогда - Анпилова-Тюлькина. Затем население проголосовало за "розового" губернатора Густова, поддержанного коммунистами. Куда же качнется маятник сегодня?

Многое зависит от того, как поведут себя более слабые кандидаты, которые начали торг с сильными, считает генерал Анатолий Понеделко.

Анатолий Понеделко:

КПРФ, например, поддерживает сегодня Густова. Они об этом заявили. Геннадий Андреевич Зюганов заявил, например. ЛДПР будет поддерживать, если пойдет Жириновский, Жириновского будет. Вот. А кто там дальше... "Яблоко2, например, будет поддерживать своего кандидата, который идет.

Вот вы посмотрите, какой происходит сегодня парадокс. Мы сегодня ведем речь о том,что должен прийти в область хозяин. Ну, и вдруг мы видим, что уже, на сегодняшний день, подал заявления участвовать в выборах губернатора двадцать один человек. И мы дальше просматриваем, что это будет до тридцати человек.

Ну, что, и вот если только там три-два человека найдется, которые действительно способны сегодня навести порядок и быть хозяином, но не больше. Все остальное... Почему люди вот идут оголтело? Хотя есть уже какое-то обоснование. Некоторые, например, идут, потому что осенью будут выборы в Государственную Думу.

Михаил Соколов:

"Раскрутка".

Анатолий Понеделко:

Да, идет на "раскрутку", поле вспахать, посмотреть на людей и потом уехать. Некоторые просто поучаствовать, а некоторые просто по-прямому спекулировать идут. Вот он пришел, потом приходит к кому-то, "давайте, я отдам вам голоса, это стоит столько-то рублей, или столько-то долларов". Ну, а другие, типа вот Густова, Сердюкова, Шкруднева, - вот они идут... Лоскутов, кстати, вот идет на эти... Это идут для того, чтобы отстоять уже все то, что у них уже заложено в недра,чтоб не растащили.

Михаил Соколов:

Густова поддерживает крупный бизнес, часть глав районов, московское руководство и Компартия. У Сердюкова есть поддержка части аппарата и близких к администрации финансовых структур. Он будет "раскручивать" образ хорошего парня - хозяйственника и надежного руководителя. Жириновский работает со своим специфическим избирателем, имеет мощную поддержку в Лужском районе, где есть сильная организация ЛДПР. Жириновский - явный конкурент Федора Шкруднева, за которого могут голосовать некоммунисты и которого поддерживает средний бизнес. Я спросил Федора Шкруднева о его конкуренте.

Федор Шкруднев:

Ну, Жириновский... Мы классику видим. Вы ж понимаете, что это, так сказать, вот, белгородские события, и здесь... То, что он потерпит поражение, сомнений нет. Сомнений просто нет ни у кого. Значит, это некая такая мощная политическая тусовка, направленная на опять же выборы в Государственную Думу. Потому что он, наверное, долго и мучительно последние два года искал, что же делать с популярностью партии, которая падает просто на глазах. Вот принят такой ход.

Вот я вам скажу: в Луге, вот сейчас уже нормальным образом идет сбор подписей не за Жириновского, а за тех кандидатов, о которых я сказал. Пьющим - по три бутылки, непьющим - спортивный костюм. Это есть. Но это будет, как некий шарм выборов в Ленинградской кампании.

Ну, и потом: представьте, какая возможность у Владимира Вольфовича, мягко говоря, вот.. поиграть с Вадимом Анатольевичем. Ведь он же не упустит такую возможность. Густов - "красный", первый вице-премьер в отставке, выгнанный из правительства. Это все будет выплеснуто на экран. Ну, это будет такое, знаете, шоу...

Но я еще раз говорю: не забывайте, выборы однотуровые - это очень опасная игра.

Михаил Соколов:

Однотуровые выборы, по старому, 1995 года, закону, в самом деле превращают нормальное соревнование в некотором смысле - в лотерею, в которой, кроме того, совершенно не ясна и позиция Москвы. Как утверждает Федор Шкруднев, Кремль, в отличие от 1995-97 годов, абсолютно утратил интерес к реальным региональным проблемам.

Федор Шкруднев:

Я Администрацию президента люблю и уважаю с 1991 года. Руководителей там сменилось шесть, заместителей руководителей, как людей, которые отвечали за региональную политику, последним из которых является Олег Николаевич Сысуев, значит... это тоже, по-моему, седьмой у меня. Я у них первый. Это четко надо понимать.

Я предупреждал: "доиграетесь вы до такой ситуации". Они же все кричали: "Мы не допустим... (не Шкруднев, а "мы, администрация" ) - не допустим красного реванша". И своими руками сделали все для того, чтобы этот реванш состоялся. По настоятельной просьбе Густова Сысуев всякими разными способами, не хочу сейчас говорить, добился моей отставки. Открыв ворота для этого дела.

Михаил Соколов:

На сегодня, социологические опросы дают пока лидирующую четверку - Густов, Шкруднев, Сердюков, за ними - Жириновский. И все почти с равными шансами. Но пока, несмотря на финансовые права в Ленинградской области, предпочтительнее позиция Вадима Густова. И не по причине поддержки КПРФ. Он как-то все-таки у населения ассоциируется с правительством Евгения Примакова.

Да и с помощью весьма увлекающейся разными прожектами местной прессы, которой импонирует начальник, который с журналистами за панибрата, Густову удалось создать образ человека с особыми связями в Москве, лидера, способного обеспечить выполнение крупных проектов, построить автозавод, табачную фабрику, завод строительной техники, несколько портов, и так далее.

Козырь Густова понятен. Я спросил бывшего первого вице-премьера:

- А как вы воспринимаете, когда вас называют лучшим лоббистом Ленинградской области за последнее время?

Вадим Густов:

Я горжусь этим.

Михаил Соколов:

И это правда. Хождение Густова в Москву и его лоббистские таланты могут обеспечить ему победу. Если, как говорится, карта ляжет.

Теперь о других регионах. Пока Москва рассуждает о механизмах федерального вмешательства, на Северном Кавказе принимаются решения, имеющие мало отношения к нормам Российской Конституции. О ситуации в Ингушетии рассказывает наш корреспондент на Северном Кавказе Олег Кусов.

Олег Кусов:

Региональные лидеры уже готовятся к предстоящим выборам, и не только президента Федерального Собрания России. Например, руководство Ингушетии уже фактически приступило к подготовке к выборам главы своей республики.

Согласно местному закону, они должны состояться через три года. Однако там уже сегодня прилагаются усилия, чтобы провести эти выборы по новым правилам. В данном случае наблюдатели считают, что новые правила значительно облегчают задачу по сохранению власти действующему президенту.

Добиться этого нынешняя власть может с помощью принятого не так давно в Ингушетии Закона о съезде народа республики. Он предусматривает создание в Ингушетии еще одной властной представительной структуры. Ингушский форум отныне должен собираться не реже одного раза в год для обсуждения наиболее важных социально-политических и духовных проблем.

Формироваться съезд будет из депутатов парламента, членов правительства, религиозных и общественных лидеров Ингушетии. Закон уточняет их полномочия, среди которых - "рассмотрение вопросов, связанных с национальными и историческими особенностями Республики Ингушетия, по предложению президента республики". Конец цитаты.

Но вслед за этими общими полномочиями в законе приводится и довольно конкретная фраза о том, что "съезд производит отбор трех кандидатов на должность президента Республики Ингушетия из числа лиц, выдвинувших себя в качестве кандидатов в президенты Республики Ингушетия". Конец цитаты.

Делается это якобы для того, чтобы сократить количество претендентов на кресло главы республики, а следовательно, и расходы на выборы. При этом надо уточнить, что руководить работой съезда, согласно закону, должен действующий президент Ингушетии. Это значит, что отныне президент Руслан Аушев получает возможность влиять на отбор трех кандидатов в президенты Ингушетии. Иначе говоря, будет отбирать для себя соперников. Возможно, это положение разработчики закона тоже предлагают отнести к местным политическим особенностям.

В прошлом году большой резонанс получила кампания Аушева по проведению судебно-правовой реформы в Ингушетии. Тогда ингушский президент пытался добиться права лично назначать руководителей МВД, прокуратуры, Верховного суда Ингушетии. Это значительно бы укрепило его личные властные позиции. Центр воспрепятствовал созданию подобного прецедента, ингушский лидер в итоге отступил от своей идеи.

На это раз Руслан Аушев добился желаемого в более спокойной обстановке, не предавая широкой огласке правовые тонкости нового закона. Поскольку некоторые из них противоречат не только федеральному законодательству, но и здравому смыслу.

Михаил Соколов:

Это был репортаж Олега Кусова.

В Карелии инициативной группой движения "Яблоко" подготовлен к вынесению на референдум проект новой Конституции. 22 июня Центризбирком Карелии передал необходимые для начала сбора подписей документы на рассмотрение Палаты представителей Законодательного собрания Республики Карелия, которое должно в сорокапятидневный срок принять решение о регистрации инициативной группы. О первой в российских республиках попытке изменения конституционного строя по воле народа мы расскажем в следующем выпуске программы "Выборы -99" первого июля. В этом же выпуске - репортажи о подготовке к выборам губернаторов Омской и Новосибирской областей.

XS
SM
MD
LG