Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Elections


Михаил Соколов:

Примеры омского и новгородского губернаторов, своевременно объявивших досрочные выборы и успешно 5 сентября победивших - наука столичным кандидатам на продление своих полномочий. Выборы мэра Москвы Юрия Лужкова Мосгордума только что назначила на 19 декабря. Вслед за товарищем по "Отечеству" "тянется" и питерский губернатор Владимир Яковлев. В Законодательное собрание Санкт-Петербурга внесен проект проведения досрочных выборов опять же в декабре 1999 года.

Телеканалы и газеты уже построены, а негласным консультантом Смольного выступает бывший член ЦК КПСС Григорий Романов.

"Отечество" и "Вся Россия" готовится и к штурму президентской власти. Евгений Примаков уже дал понять Кремлю, что требует смены главы Администрации президента Александра Волошина взамен на хорошую жизнь для уходящего Бориса Ельцина.

Как на заказ, на руку блока Примакова-Лужкова - обвинение президента России и членов его семьи в коррупции. Юрий Лужков в Берлине кампанию поддержал. Раскрутить подобные темы в России есть кому. На команду "Отечества" трудится, например, бывший глава КГБ СССР Владимир Крючков.

Интересно, что в интервью "Коммерсанту" Юрий Лужков сказал, что он лично не имеет права дать гарантии сохранения в России свободы печати и слова. Он просто объявил: его жизненная философия - полная демократия. И даже запретил московский мэр соратникам разбираться с обижающими его журналистами. Гуманно.

В Омской области на выборах неожиданностей не произошло. Главой администрации 5 сентября переизбран губернатор Леонид Полежаев. Мэром Омска остался городской голова Валерий Рощупкин. Сообщает Светлана Ильина.

Светлана Ильина:

В результате прошедших 5 сентября выборов губернатора Омской области и мэра Омска прежние держатели этих постов сохранили свои кресла. По мнению ведущего омского политолога Сергея Богдановского, нынешние выборы ни в коей мере нельзя назвать свободными, демократичными или честными, хотя бы по степени доступа разных кандидатов к средствам массовой информации и возможности ведения агитации.

Именно на это обращают внимание коммунисты, собирающиеся опротестовывать результаты выборов.

Действующий губернатор Леонид Полежаев получил пятьдесят девять процентов голосов, а его основной соперник Александр Кравец - больше двадцати семи процентов. Десять с половиной процентов омичей проголосовали против всех кандидатов, что почти втрое больше, чем на последних президентских выборах.

Победа мэра Валерия Рощупкина выглядит весьма убедительной - шестьдесят четыре процента голосов. У его ближайших соперников, бизнесменов Шишова и Цимбалиста, только тринадцать и девять процентов. Горожане предпочитают не жесткое администрирование, а самостоятельное городское самоуправление.

Наблюдатели не торопятся записывать Омск в "Красный пояс". Тем не менее, высокий результат коммунистического кандидата является очень серьезным предупреждением на пороге парламентских выборов.

Пока победители и проигравшие поздравляют омичей с наступлением спокойной жизни. И тут же начинают очередной виток информационной войны. Поэтому надеждам на примирение ради решения общих проблем, видимо, суждено остаться надеждами.

Это подтверждают и слова нового старого губернатора Леонида Полежаева на первой послевыборной пресс-конференции, заявившего, что для города Омска это будут четыре потерянных года.

Михаил Соколов:

Так губернатор Леонид Полежаев, по сообщению Светланы Ильиной, поблагодарил мэра Валерия Рощупкина за то, что тот не стал участвовать в губернских выборах и обеспечил Полежаеву победу над коммунистическим кандидатом.

Губернатор Новгородской области Михаил Прусак получил на выборах почти девяносто один процент голосов избирателей. Как удается деятельному, прагматичному правому либералу, активному деятелю движения "Наш дом - Россия", ставить подобные рекорды, изучал побывавший в Новгороде и Старой Русе специальный корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Владимир Долин:

Старую Русу Федор Достоевский избрал местом действия своего романа "Братья Карамазовы". Вывел он ее, правда, под неприглядным именем - Скотопригоньевск. Достопримечательностей в старинном, словно сонном от прожитых лет городке сохранилось не много: три действующих храма, краеведческий музей и Дом-музей Достоевского.

Любопытному путешественнику охотно покажут сохранившийся дом героини романа Грушеньки. Дом Достоевского стоит на набережной реки Перерытицы. Теперь набережная носит имя писателя.

Кажется, ничего не изменилось с тех пор, как здесь жил Достоевский. Такая же брусчатая мостовая, так же шумят березы, так же наливаются яблоки в частных усадьбах, которыми застроена набережная.

Директор дома-музея Вера Богданова уверена: именно здесь, в Старой Русе, Достоевский обрел свою малую родину.

Вера Богданова:

Старая Руса - это столица души Достоевского.

Владимир Долин:

Вера Богданова не согласна с прямым отождествлением реальной Старой Русы с Скотопригоньевском из "Братьев Карамазовых".

Вера Богданова:

Город становится не героем, а сценической площадкой, на которой Федор Михайлович разыгрывает действие этого романа.

Владимир Долин:

А неприглядный образ Скотопригоньевска в романе она объясняет так...

Вера Богданова:

Вместо милой Старой Русы, такого названия, которое все любят, вдруг - Скотопригоньевск. Ну, это вот как предостережение от того, что не хлебом единым жив человек.

Владимир Долин:

Дом-музей - не просто хранилище мертвых вещей, так или иначе связанных с жизнью писателя. О роли музея в Старой Русе говорит Вера Богданова.

Вера Богданова:

Это дом Достоевского не только по букве, но и по духу. Мы стараемся идеи, мысли Достоевского сделать достоянием людей и быть верными его духу, его идеям.

Федор Михайлович говорил... я напомню его слова, которые я очень люблю и которые дороги для меня... Это слова о назначении русского народа: "Русский народ весь - в православии, и в идее его. Тот, кто не знает, не понимает православия, тот никогда ничего не поймет в русском народе".

Вот мы стараемся в своей работе эту мысль Достоевского донести до людей, каким-то образом вернуть их к истокам.

Владимир Долин:

Работу музейщиков, да и вообще труд интеллигенции в русской провинции сегодня смело можно приравнять к подвигу. Пускай - не громкому, но - ежедневному. Рассказывает Вера Богданова.

Вера Богданова:

Интеллигентом быть всегда, по-моему, трудно. И очень трудно жить сейчас, во всех смыслах. Иногда подступает даже отчаяние. Мрачное, глухое. И только осознание того, что это - грех перед Господом, дает силу жить.

Владимир Долин:

По признанию Богдановой, жители Старой Русы мало читают Достоевского. Зато сюжеты Достоевского живы.

Недавно буквально в ста метрах от музея трое подростков, младшему из которых нет и четырнадцати лет, убили в собственном доме старушку. Неделю, не обращая внимания на мертвое тело, они выносили и продавали вещи из дома убитой. В отличие от героя Достоевского, юные последователи Раскольникова угрызения совести после поимки не испытывают.

А в день выборов в Великом Новгороде шумел праздник. Для пожилых - гуляние под гармошку, для молодых - концерт на главной площади с участием Алены Апиной и Александра Буйнова. Для всех, без различия возраста и пола, - праздник пива.

На площади надрывалась Алена Апина, повествуя о нелегком выборе девушки между двумя ухажерами.

Алена Апина (поет):

Говорят, сердце женщины такое,
Словно компас, ни разу не соврет.
А мое - любит, глупое, обоих,
Разных, непохожих,
И никак не может выбрать одного.
Один дружочек, как пологий бережочек,
Другой дружочек - как упрямая скала...


Владимир Долин:

Новгородцы, похоже, мук выбора, подобно эстрадной диве, не испытывали.

- Вы принимали участие в голосовании сегодня?

Житель:

Да, я голосовал.

Владимир Долин:

За кого?

Житель:

За Прусака Михаила.

Владимир Долин:

А вы не могли бы объяснить, почему вы отдали предпочтение этой кандидатуре?

Житель:

Альтернативы просто Прусаку - на данный момент и еще на года четыре - я не вижу. Он - достойный губернатор.

Житель:

Энергичный, очень знающий человек, который прекрасно разбирается в экономике. Это великолепный, самый достойный сейчас кандидат в губернаторы.

Жительница:

Голосовала за Прусака. Ну, он мне нравится, как человек, как губернатор, как политик.

Житель:

За Прусака.

Владимир Долин:

А вы могли бы объяснить, почему?

Жительница:

Не знаю, есть такое вот чувство, тепло от человека идет, и как-то... доверие какое-то. Серьезный человек, за ним - будущее.

Владимир Долин:

Вы принимали участие в голосовании?

Житель:

Обязательно. Семьей проголосовали.

Владимир Долин:

И если не секрет, за кого?

Житель:

За Прусака. потому что он уже и вхож и в правительство, и что-то хорошее для города делает. Приятно в этом городе жить.

Жительница:

Голосовали за Прусака, только лишь за него. Дай ему Бог здоровья. Он все-таки что-то делает для нас. Я уже пенсионерка давно.

Владимир Долин:

А когда вы говорите, что он что-то делает, вы имеете в виду пенсионеров?

Жительница:

Ждем повышения. У меня мизерная пенсия, но ничего, как-то управляюсь. Надо жить.

Владимир Долин:

И надежды на изменения вы связываете с Михаилом Прусаком?

Жительница:

Конечно, конечно. Да, связываю с Прусаком. Может быть, поможет бабушкам.

Житель:

В голосовании - да, принимали, обязательно, конечно. Мы вот молодая пара, и вот с утра сходили уже.

Владимир Долин:

Кому вы отдали предпочтение?

Житель:

За Прусака. Нам как-то нравится, как он ведет политику. Вот в городе у нас часто праздники такие проходят. Ну, в общем, нравится, как он ведет вот это все, нормально.

Владимир Долин:

Правда, писатель Дмитрий Балашов, приверженец русской идеи, известный бесконечными историческими эпопеями и тем, что в годы застоя появлялся в Москве косоворотке, шароварах с напуском и смазных сапогах, губернатором недоволен.

Дмитрий Балашов:

Ну, простите, надо не... телиться перед американцами в неприличной позе, а все-таки думать о том, чтобы область жила за свой счет. И простите: когда Прусак хвалится тем, что хлеб в Новгородчину привозят из Америки, для меня это страшно.

У нас было огромное количество мяса. Достоевский почему поселился в Cтарой Русе? Дешевая говядина была.

Владимир Долин:

Секрет популярности Михаила Прусака отчасти кроется в удачной инвестиционной политике. По объему инвестиций на душу населения Новгородская область - на первом месте в России. Об инвестиционной политике губернских властей рассказывает новгородская журналистка Людмила Тимофеева.

Людмила Тимофеева:

В России еще толком не знали слова "инвестиция", когда в небольшой, не богатой природными ресурсами Новгородской области появились инвесторы, вначале - иностранные. Сейчас в области зарегистрировано более ста шестидесяти предприятий с иностранным капиталом. Большую роль сыграл личностный фактор. Россия только стала самостоятельным государством, когда Новгородскую область возглавил Михаил Прусак. Разумный либерал - в экономике и, пожалуй, почти диктатор - в управленческом смысле.

Еще в 1994 году областная Дума приняла областной закон, который освободил иностранных инвесторов от местных налогов до полной окупаемости проектов. Но одних законов явно недостаточно. Для инвестора важна стабильность региона. И она имеется в Новгородской области. Прусак руководит областью уже почти восемь лет. Здесь, на территории, ведется последовательная политика. Для иностранного инвестора - это как страховой полис.

Михаил Прусак, конечно, вместе со своей командой сумел так выстроить взаимоотношения с политическими партиями и общественными организациями, что они ему не только не мешают осуществлять задуманные инвестиционные проекты, но часто и помогают.

Последний пример. Минувшим летом в Великом Новгороде вошла в строй датская фабрика по производству жевательной резинки "Дирол". Стоимость проекта - сто миллионов американских долларов. Это более трехсот рабочих мест. Не много, конечно, если вспомнить советскую гигантоманию, однако население Новгородской области - это всего семьсот сорок тысяч человек. А "Дирол" - только очередной инвестиционный проект.

Иностранный капитал присутствует и в виде небольших производств. Это означает хорошие условия труда, хорошую заработную плату (до двухсот долларов) и социальную защиту. Безработица в Новгородской области не только перестала расти, но и снижается.

На подходе в Новгородской области - еще более двадцати инвестиционных проектов. Их даже не спугнул августовский кризис 1998 года. Причем, в Новгородской области появляется и отечественный инвестор. Черкизовский концерн вложил четырнадцать миллионов долларов в новгородский мясокомбинат "Мясной двор".

Владимир Долин:

Одно из первых интервью после избрания на губернаторский пост Михаил Прусак дал Радио Свобода.

- У вас в области нет практически оппозиции. Как вам удается ладить со всеми - и с левыми, и с правыми?

Михаил Прусак:

На бумаге только есть левые и правые. Причем, во всех странах, где создана рыночная инфраструктура, где развивается очень хорошо экономика, нет понятия "левых-правых" в таком смысле, как в России. Там есть оппозиционная партия и есть партия, которая у власти. Эти партии - по интересам, но не по идеологии.

В России, к сожалению, пока, на таком переходном периоде, - партии по идеологии. Поэтому если правильно выстроить стратегию власти по реформированию экономики, то не может быть оппозиции. Потому что когда вы советуетесь с директорами в сельском хозяйстве, и со всеми теми фермерами, там,.. ну, со всеми людьми, которые имеют к этому отношение, и правильно выстроите политику, то какая к вам оппозиция?

Мы всегда становились посередине. Не с точки зрения центризма, как партийное строительство, да? А посередине, чтобы ни в коем случае никакого раздрая власть не делала, чтобы она, наоборот, людей сплотила бы.

Владимир Долин:

Второй раз вас избирают губернатором области. То есть вы - избираемый человек. И тем не менее, вы выступаете за отмену выборности губернаторов, за их назначение. Вот, нет ли здесь противоречия?

Михаил Прусак:

Абсолютно никакого. Дело в том, что я выступаю за назначение губернаторов, но вкупе с преобразованием других элементов политической системы общества. Не только института губернаторов. Если мы сейчас назначим только губернаторов, а оставим в таком виде, как есть, Администрацию президента с хозяйственными функциями... Зачем министров хозяйственных Администрации президента назначать, когда это надо отдать премьеру. А у президента должны быть силовые министры все, безусловно, и фискальные органы, это нет вопросов.

Председателю правительства должно быть разрешено искать себе министров. Ну как можно работать, если он хозяйственник, председатель правительства, не политик, по большому счету, и он не может работать.

Второй вопрос. Местное самоуправление мы совместили, к сожалению, на уровне районного звена и не опустили его ниже. А это - районная административно-территориальная единица, она оторвана от области. Поэтому нужно, чтобы назначенному губернатору была возможность назначать и главу районного, а местное самоуправление опустить до домовых комитетов, уличных комитетов, там... поселковых, сельских, но ни в коем случае не пытаться район назначать.

В правительстве, мне кажется,. должен быть кабинет министров, как во всех странах, без института политбюро, первых вице-премьеров и вице-премьеров. Надо поднять роль министра. Вот две лошади должно быть таких ломовых в реформе, я прошу прощения за сравнение, - губернатор и министр.

Совет Федерации, с моей точки зрения, должен быть реформирован. Он должен быть госсоветом, но ни в коем случае не одной палатой двухпалатного парламента, - нет смысла.

Государственная Дума. Тут такой момент: когда если партии по идеологии, то почему проводить по партийным спискам? Все говорят - чтобы страну успокоить, чтобы разный протестный электорат завести. Надо - по-другому, чтобы страну успокоить. Чтобы была сильная власть, которая могла бы выстроить стратегию развития страны, и тогда уже оппозиции не будет.

Потом. У нас административно-территориальное деление России по национальному признаку, искусственно выстроенное, доставшееся нам от прежней системы. Та была экономика одна, поэтому это вписывалось, нормально все было: народно-хозяйственный комплекс. Сейчас - рыночная экономика, не может быть этого.

Вместе с этим - назначение губернатора. Но ни в коем случае не назначение губернаторов как панацея от всех бед сейчас.

Владимир Долин:

В Великом Новгороде всегда сильны были западнические - исторически так сложилось - настроения. Вы родом с Западной Украины, которая тоже не склонна к золотоордынским порядкам. Тоже так исторически сложилось.

Как вы видите путь России? Вот общий путь - западная цивилизация, или все-таки своя особенность, вот - которую "умом не понять там и аршином общим не измерить"? Как вам видится - западнический путь, или же нечто иное?

Михаил Прусак:

В программе "Отечества" написано, что все они сторонники проевразийского пути. Я считаю, что это глубочайшая ошибка. Что касается от Москвы, на запад, то целое количество - огромное, огромного пространства геополитического... одиннадцать территорий только в северо-западе... я не говорю о Центральной России, где всегда, объективно, тянулись к Западу не потому, что Запад хороший, а потому что уклад жизни и объективные законы экономики такие, и исторические традиции и предпосылки, потому что здесь невозможно работать по-другому, чем не ориентироваться на то, что уже сделано на Западе.

Но есть очень важная деталь, с моей точки зрения. Поскольку наша страна находится в двух таких - если говорить об этих теориях - огромных психологических пространствах, чего выбирать в двух путях, да? Все-таки должно быть оптимальное сочетание.

Посмотрите, что произошло после советской системы в постсоветском пространстве. Вначале мы в Москву ездили за колбасой и за жалованными грамотами. Вся колбаса была в Москве, все товары - в Москве, мы туда ездили и покупали. Сейчас что произошло? Ничего. Сейчас мы ездим за деньгами, чтобы купить свою колбасу. И ездим так же за жалованными грамотами. Разграничение полномочий, и так далее.

Нельзя сосредоточивать все в Москве, где два процента людей владеет всем богатством страны и владеет всеми деньгами страны. Это - гибельный путь развития. Это как раз так называемый проевразийский путь.

Мы уже пятьсот лет развиваемся по гибельному для России пути развития. Надо полномочия и деньги равномерно распределить по стране. А это должна быть совершенно иная государственная власть и государственное устройство. С разной спецификой. Здесь не может быть такого, чтобы одинаковое местное самоуправление было на северо-западе или на Кавказе.

Понимаете, какая особенность нашей страны? Восемь геополитических пространств, восемь моделей местного самоуправления. Какая страна это знала когда? Вот почему умом Россию было не понять... она никогда не учитывала эту специфику, она всегда постановления по сельскому хозяйству писала для всей страны. Понять этих восемь геополитических пространств и выстроить политику и экономику можно лишь при особой форме государственного устройства. которое ожидает Россию. Но ни в коем случае ни в рамках нынешней Конституции.

Поэтому я - сторонник оптимального сочетания и одной теории, и второй, но ни в коем случае - не отказываться от Запада. Сегодня наша страна в международном горизонтальном технологическом конвейере имеет полтора-два процента. Она - на обочине цивилизации.

Владимир Долин:

У вас двое детей. Каким вы видите их будущее, в том числе и в профессиональном плане? Кем бы вы хотели их видеть? И в какой стране вы хотели бы их видеть?

Михаил Прусак:

Только в России. Это первое. Второе - чтобы людьми были. А кем они будут, Бог его знает. Вот я, например, не знаю. Мой сын и дочь видят, как я работаю. Но я им всегда говорю, что для того, чтобы жить, существовать в нашей стране, надо вот трудиться, причем, больше, чем в других странах. Мне бы очень хотелось, чтобы они нормальными людьми выросли, и все. А вот кем они будут, это меня не занимает.

Владимир Долин:

Выборы в Новгороде продемонстрировали, что откровенные западники и либералы могут уверенно побеждать, если их политика приводит к зримым результатам. Да и у "Нашего дома" не все потеряно на декабрьских выборах в Думу, если партия располагает такими популярными губернаторами, как Михаил Прусак, и сумеет использовать их личностный и административный ресурс.

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Новгородской области специального корреспондента Радио Свобода Владимира Долина.

Российские коммунисты последовательно провалились с воплощением собственных идей. Сначала - о трех колоннах идущей на думские выборы оппозиции. Потом - о создании единого мощного блока левых сил "За победу". От последнего, после шестого, внеочередного съезда Коммунистической партии России уцелел лишь одноименный предвыборный девиз.

Съезд коммунистов определил общефедеральный список избирательного движения "Коммунистическая партия Российской Федерации" для участия в парламентских выборах. Впереди - традиционный, вечный кандидат в президенты России Геннадий Зюганов, за ним - спикер Государственной Думы Геннадий Селезнев. Геннадий Зюганов, с помощью утомительной статистики, доказывает, что с таким списком большинство левым в Думе гарантировано.

Геннадий Зюганов:

Из заголовка головного списка в восемнадцать человек - одиннадцать человек не являются членами КПРФ. В целом, если смотреть на список, двести сорок один человек является членом "Народно-Патриотического Союза". Девяносто три человека - депутаты Государственной Думы. Одиннадцать рабочих, семь журналистов, пять учителей, четверо врачей, шесть человек - герои Советского Союза, двадцать восемь женщин, тридцать шесть человек - "аграрии", три человека от "ДПА" и пять человек от "Духовного наследия".

Михаил Соколов:

Скандальная сенсация. В состав первой тройки общефедерального списка российской коммунистической партии не был включен кемеровский губернатор Аман Тулеев. Это место отдали тульскому губернатору Василию Стародубцеву, возглавляющему "Росагропромсоюз". Возможно, это сделано для того, чтобы насолить лидерам Аграрной партии, вошедшим в блок Евгения Примакова.

Размежевание с лидером АПР Михаилом Лапшиным было, по словам Геннадия Зюганова, неизбежно, поскольку тот, оказывается, выступает за продажу земли. "Землю без оружия мы не отдадим!" - это цитата из выступления Зюганова, так и остающегося, видимо, приверженцем классовой борьбы.

Получивший четвертый номер Аман Тулеев, как и подобает советскому человеку, несмотря на обиду (а он сказал, что решение съезда для него оскорбительно), призвал голосовать за избирательное объединение КПРФ, но признался, что в Думе работать не будет.

Понижен губернатор Кузбасса в списке - был за создание собственного политического движения, ссору с кемеровским обкомом КПРФ и контакты с Борисом Березовским. Коммунисты рисковать - а вдруг своевольный союзник окажется троянским конем и выйдет из тройки, и тогда блок будет снят с регистрации - не стали. На съезде Аман Тулеев опять критиковал лидеров компартии и говорил о кризисе левой оппозиции.

Геннадий Зюганов кризиса не видит. В возникших у левых проблемах он в своем докладе, как обычно, винил режим. Объявил все избирательные блоки - от "Союза Правых Сил" до "Отечества" - буржуазными, выражающими интересы компрадоров, номенклатурного капитализма и крупной буржуазии. Жириновский - слуга всех господ, а "Яблоко" маскируется, по его словам, под социал-демократов.

Программа КПРФ обещает достаток и безопасность, снижение цен и тарифов, восстановление села, возрождение армии. В общем, идет в ход обычный банальный предвыборный популизм. Зюгановцы имитируют создание под флагом КПРФ широкого избирательного блока левых сил. Геннадий Селезнев объясняет.

Геннадий Селезнев:

Это настоящий блок коммунистов и беспартийных, причем, в числе беспартийных есть очень яркие имена людей, хорошо известных в России: и академик Алферов, и доктор медицинских наук Саркисян, который возглавляет Пироговский съезд, и целый ряд других - Сергей Глазьев, Геннадий Семегин. На мой взгляд, около тридцати процентов, даже не менее тридцати процентов, избирательному объединению удастся набрать среди депутатов Государственной Думы.

Михаил Соколов:

Компартия не смогла собрать в единый блок организации левого толка. Кроме избирательного объединения КПРФ есть два крайне левых союза - ультрарадикальный анпиловский сталинский блок и блок коммунистов-ортодоксов "За СССР". Есть "Движение в поддержку армии" Виктора Илюхина. Отдельно идут националисты: движение "Духовное наследие", "Российский общенародный союз" и "Конгресс русских общин". Геннадий Селезнев предполагает возможность взаимодействия с этими структурами при выдвижении кандидатов в одномандатных округах.

Коммунисты явно не опасаются того, что левые радикалы и социалисты отберут у них голоса. Все эти партии и блоки, скорее всего, не преодолеют пятипроцентный барьер, а при перераспределении мандатов, за счет не попавших в Думу, премию получит крупнейшая фракция, то есть та же компартия.

Между блоком Примакова-Лужкова и коммунистами в политическом спектре остается некий гипотетический зазор для умеренных социал-демократических и социалистических организаций. Сегодня гость московской студии Радио Свобода - бывший спикер Государственной Думы России и секретарь Совета безопасности, лидер Социалистической партии Российской Федерации Иван Рыбкин.

- Иван Петрович, вот вы возглавляете социалистическую партию и, конечно, естественный вопрос: как вы пойдете на выборы и с какими союзниками?

Иван Рыбкин:

Социалистическая партия России основана в апреле 1996 года, идет на выборы впервые, и идет она самостоятельный избирательным объединением. Мы взаимодействуем с теми, кто рядом с нами, слева, справа. Движение "Вся Россия", это движение "Наш дом - Россия", партия "Яблоко". В одномандатных округах мы находим взаимодействие.

Михаил Соколов:

Иван Петрович, скажите, а вот разговоры о том, что вы создадите какой-то блок с Лебедем, это все утки?

Иван Рыбкин:

И ни утки, и ни лебеди. По-моему, таких переговоров особых и не велось никогда. Социалистическая партия России идет на выборы самостоятельный избирательным объединением. И хотя ее структуры не так уж и велики, но по российским меркам - и не малы. Одиннадцать тысяч человек фиксированного членства в партии, дополнительно - сторонники наши.

К сожалению, может быть, регион России, с которым мы эффективно сотрудничали, который являлся, по сути дела, составной частью Социалистической партии России, заявил как бы об особости свой позиции, и члены федерального правления Олег Морозов, Владимир Медведев, Екатерина Лахова пошли в списках "Всей России".

Михаил Соколов:

Вот почему вы не пошли с "Отечеством-Всей Россией"?

Иван Рыбкин:

Мы, по сути дела, уже несколько лет, вместе с моими коллегами, отстаиваем социал-демократические принципы в российской политике. Именно течение этой политической мысли и действия сегодня я считаю наиболее актуальным для России.

Михаил Соколов:

Ну, вот Юрий Михайлович Лужков старается вести диалог как раз с "Социнтерном", с социал-демократами, и в общем, претендует на это представительство.

Иван Рыбкин:

Мне хотелось бы, чтобы это поле - социал-демократического действия - было пошире и не обязательно оно олицетворялось, положим, фамилиями одного вот Рыбкина, Попова, Яковлева, Беклемищевой, Голова, Румянцева... может быть, и Лужкова, может быть, и Примакова. Но уж очень много сейчас стыдливых социал-демократов. Оказывается, и в компартии почти все - социал-демократы.

Я без всякого ерничества, без иронии говорю: надо более жестко и убедительно обозначать эти позиции и отстаивать эти позиции.

Да - многообразие форм собственности, да - многообразие форм хозяйствования. Но и социальная справедливость, и меры социальной защиты - без превращения в целом нашей России в российский собес бескрайний снова, как это было прежде.

Я буду радоваться тому, если произойдет то, о чем вы говорите. Но пока вижу концентрацию громадных финансовых ресурсов и властных ресурсов в тех движениях и блоках, которые почему-то говорят о социал-демократических порядках. Там ни социализмом, ни демократией и не пахнет.

Михаил Соколов:

То есть вы считаете, что это - номенклатурно-бюрократические объединения, скорее?

Иван Рыбкин:

Я бы так сказал, что вот есть партия "анпиловцев", "макашовцев", "тюлькинцев". С ними все вроде бы ясно. Дальше идет партия "зюгановцев". А дальше идет партия коммунистов-"горбачевцев", как они хотели бы видеть, но там я вижу присутствие и Владимира Александровича Крючкова, председателя КГБ, и присутствие всех членов Политбюро, без исключения. Членов Политбюро ЦК КПСС, которые прославились совсем другими делами, нежели демократия, и не демократизмом подхода славны. И вот эта концентрация, которая происходит в этом блоке и неподалеку от него, меня иногда приводит в оторопь, честно скажу. И к тому же когда они говорят о том, что они пойдут к социал-демократизму, я очень опасаюсь, что идея социал-демократии во второй раз в России будет просто дискредитирована.

Михаил Соколов:

А что мешает вот вам объединяться с другими социалистическими и социал-демократическими партиями или - уж честно назовем их - группами? Там есть и Святослав Федоров, и Юрий Болдырев...

Иван Рыбкин:

Ужасающий раздрай в плане личных амбиций. Очень трудно соединить несоединимое. Когда-то Вилли Брандт сказал: "Срастается лишь то, что было частями целого". Вот, к сожалению, то, что было частями целого, у нас было почти сто лет назад. После этого разлетелось на такие куски, что собрать последователей и Бернштейна, и Каутского, и Мартова, и Плеханова очень и очень сложно.

Мне это сделать сложно. Наверное, должен, может быть, это делать другой человек. Может быть. Не знаю. Я свою вину в этом плане ощущаю, в определенной степени. В течение 1995-96-97 годов мне удалось собрать за круглый стол, в прямом и переносном смысле, представителей партий и движений: движения социал-демократов Гавриила Попова, партии социальной демократии Александра Яковлева, социалистической партии трудящихся Вартазарова и Денисова, Мальцева и Скляра, социал-демократического союза Василия Лепицкого, партии труда Смолина, Кагарлицкого и других. И мы были в активном диалоге.

Я не назвал Социал-Демократической партии Российской Федерации. В переговорах был представлен Леонид Борисович Волков и через него - Анатолий Голов и Ольга Беклемищева, которые сейчас являются членами фракции "Яблоко". И мы вели такие переговоры.

Нас активно поддерживала покойная Галина Васильевна Старовойтова. Она, буквально за несколько дней до смерти, прислала мне записку, в которой говорила о том, что нам необходимо встретиться в ближайшее время, потолковать. "Дело в том, что в "Демократической России" оформляется социал-демократическое крыло, и мы хотели бы с вами взаимодействовать". У меня эта записка хранится, как добрая память о Галине Васильевне и о наших с ней очень добрых отношениях.

К сожалению, после того, как началось блокостроительство, очень многие припадают, исповедуя слабость определенную, к плечу сильных. В итоге - Александр Николаевич Яковлев оказался в "Союзе Правых Сил", Гавриил Харитонович Попов - близко к "Отечеству", социал-демократический союз Липицкого - тоже где-то там рядом. Что касается Ольги Беклемищевой и Анатолия Голова - они по-прежнему действуют в рядах "Яблока". Партия Труда Олега Смолина... по крайней мере, он сам, лично, оказался в списке Коммунистической партии Российской Федерации, как только что вот было объявлено.

Социалистическая партия трудящихся, как я понимаю, на выборы не идет, но ее действуют сегодня... Многие и в Союзе народовластия, тоже, по сути дела, разошлись... действуют под эгидой председателя Совета федерации и частично - в "Отечестве", на три части. А Социалистическая партия России идет самостоятельным избирательным объединением.

Михаил Соколов:

Борис Березовский с вами сотрудничает?

Иван Рыбкин:

Сотрудничал, пока я был секретарем Совета Безопасности. После этого никакого сотрудничества нет. Я, конечно, с большим интересом читаю газетные публикации, а также публикации в других, и в том числе электронных и радио- средствах массовой информации. И полагая, думаю: "Ну, Вот этот бы, конечно, золотой поток - да нам бы в руки". Этого нет.

Михаил Соколов:

То есть, в списке его нет?

Иван Рыбкин:

И по счастью, или к сожалению... Нет, конечно.

Михаил Соколов:

Иван Петрович, скажите, а как на вот той кампании, которая сейчас идет, скажется вот этот скандал с коррупцией, с обвинениями в адрес высших чиновников? Каков ваш прогноз?

Иван Рыбкин:

Группировки целые, крупные финансовые, которые свои состояния обрели в результате реформации последнего десятилетия, сейчас выясняют отношения, пытаясь первым прокричать, для того, чтобы отвести от себя точно такую же критику.

К любому из них можно применить все те обвинения, которыми они пользуются в отношении своих оппонентов. Это игра очень и очень богатых людей.

Михаил Соколов:

Вы хотите сказать, что олигархи заказывают статьи и в западных средствах массовой информации, сбрасывают туда компромат?

Иван Рыбкин:

Ну, некоторые-то числятся прописными олигархами, или записными олигархами, другие таковыми не числятся, но являются по сути.

Михаил Соколов:

Крупные государственные деятели?

Иван Рыбкин:

А почему государственные? Не только государственные. Это и на уровне регионов, на уровне наших двух столиц. Это тоже люди очень и очень богатые. Паны дерутся, а у холопьев чубы трещат.

Более того, вдруг стали именовать нашего президента чуть ли не самым богатым человеком. Человек, который, может быть, действительно, лет уже пятнадцать даже не знает, что такое денежные знаки, потому что такова у него жизнь, такова судьба, что он, по сути, все время находится... по сути, подчеркиваю, на государственном обеспечении. Вот его избрали объектом и пытаются, как говорится, пинать.

Михаил Соколов:

Ну, это хотят, значит, добиться его отставки досрочной? Зачем?

Иван Рыбкин:

Может быть. Но я-то полагал бы, что президент должен действовать в рамках законной Конституции, полностью весь отведенный ему Конституцией срок полномочий. Я считаю, это очень важно для России, особенно в момент проведения выборов депутатов Государственной Думы и выборов президента Российской Федерации. Здесь очень важен контроль президента.

Михаил Соколов:

А он сможет?

Иван Рыбкин:

Я думаю, что да. Я считаю, что человек в семьдесят лет выглядит так, как выглядит. Примаков ходит с палочкой, президент ходит без палочки, но семьдесят лет есть семьдесят лет - и для Примакова, и для Ельцина.

Пусть люди работают, с учетом своего возраста и своих возможностей. Есть помощники, есть конституционные органы, которые сопровождают их деятельность. Конституционные органы должны работать, а не выжидать.

Михаил Соколов:

Кампания 1995 года, которая была для вас неудачной, оставила один такой след в памяти. Был такой рекламный ролик с быком Ваней, который боролся за справедливость. Этот символ вашей партии останется на эти выборы, или нет?

Иван Рыбкин:

Я думаю, что это был троянский бык. И подарен, как понимаю, моими оппонентами. Сегодня это явственно видно: они действуют в других блоках, думаю, что они быка заберут с собой. А у нас если будет, то мой родной - донской, наверное, конь. А вообще-то, роза, зажатая в руке, является символом социалистического интернационала в мире и символом российской социал-демократии, символом социалистической партии России.

Михаил Соколов:

В эфире еженедельная программа московской редакции Радио Свобода "Выборы-99". У микрофона Михаил Соколов.

Мы побеседовали с лидером социалистической партии России Иваном Рыбкиным.

Вернемся к губернаторским выборам. В Ленинградской области началось досрочное голосование по выборам губернатора, назначенное на 19 сентября. Сообщает наш санкт-петербургский корреспондент Виктор Резунков.

Виктор Резунков:

С учетом негативного опыта досрочного голосования на выборах в Законодательное собрание Санкт-Петербурга в декабре прошлого года, в частности - подкупа малоимущего населения, Облизбирком принял решение обязать избирателей в письменном виде представлять в комиссию объяснение причины своей неявки в день выборов губернатора Ленинградской области 19 сентября. Пока, судя по заявлению председателя Облизбиркома Владимира Пылина, досрочное голосование проходит без каких-либо серьезных нарушений.

Владимир Пылин:

Пока искусственная организация досрочного голосования нигде не отмечена.

Виктор Резунков:

Число кандидатов на пост губернатора Ленинградской области сократилось. Снял свою кандидату помощник депутата Госдумы Яшина Алексей Бондаренко, который является членом ЛДПР и не может конкурировать с депутатом Госдумы от этой же партии Юрием Кузнецовым. Снял свою кандидату и известный питерский национал-патриот Юрий Беляев.

Итого, на кресло губернатора Ленинградской области претендует девятнадцать человек. В этом списке, судя по результатам социологических опросов, проведенных московским независимым центром "Институт организационного развития", по-прежнему лидирует бывший первый вице-премьер Вадим Густов. За него готовы отдать свои голоса более двадцати четырех процентов жителей Ленинградской области. Однако многие наблюдатели отмечают резкое снижение активности этого кандидата.

Московские круги сделали ставку на двух кандидатов на пост губернатора Ленинградской области. Это, прежде всего, ректор Санкт-Петербургского государственного университета путей сообщения, бывший замминистра Валерий Ковалев, который считается человеком главы президентской администрации Александра Волошина и которому якобы оказывает поддержку Борис Березовский. А также - руководитель Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Санкт-Петербургу Виктор Зубков, которому негласно оказывает поддержку премьер-министр Владимир Путин.

Судя по последним данным, Валерий Ковалев и Виктор Зубков занимают, соответственно, четвертое и пятое места в списке кандидатов на пост губернатора Ленинградской области.

После лидирующего Вадима Густова по уровню рейтинга следует Дамир Шадаев, депутат областного Законодательного собрания. За него готовы проголосовать семнадцать процентов опрошенных. А за ним - исполняющий обязанности губернатора Валерий Сердюков.

Рейтинг бывшего начальника Главного управления внутренних дел по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Анатолия Понеделко, резко взлетевший в августе, в сентябре так же резко упал - с шестнадцати процентов до семи. Столь же невысок рейтинг и другого генерала, Юрия Лоскутова. Рейтинги остальных претендентов не превышают четырех процентов.

Намерены голосовать против всех около восьми процентов опрошенных жителей Ленинградской области. По мнению социологов, такой значительный процент намеревающихся голосовать "против" объясняется многочисленными фактами ведения грязной контрпропаганды. Уже никого не удивляют анонимные листовки, прямая клевета в областных газетах, подкуп избирателей, огромные левые суммы, затраченные на различные мероприятия типа концертов, которые, например, устроил в некоторых районных центрах кандидат Валерий Ковалев.

В дело включились уже и уголовники. Например, 26 августа в Тосно были избиты две семнадцатилетние девушки из команды поддержки кандидата Виктора Зубкова, которые распространяли агитационную литературу. А затем, через три дня, но уже в Кингисеппе - другой его агитационный пикет, который проводился у здания налоговой инспекции, подвергся нападению неизвестных коротко стриженных молодых людей спортивного вида. И таких примеров можно привести немало.

Председатель областного Законодательного собрания Виталий Климов по этому поводу сказал.

Виталий Климов:

Выборы в Ленинградской области сегодня показали то, что законодательство по выборам, конечно, далеко не совершенно, и если после выборов в Санкт-Петербурге депутатов мы получили большой всплеск активности по изменению законодательства федерального, то, я думаю, по итогам этих выборов и предстоящих выборов мы получим еще более массовые такие вот предложения по изменению законодательства.

Правовая культура у нас, конечно, еще требует совершенствования.

Виктор Резунков:

Заявил председатель областного Законодательного собрания Виталий Климов.

Михаил Соколов:

Как сообщает наш корреспондент в Екатеринбурге Сергей Кузнецов, специалисты сейчас пытаются понять, как изменит политическую жизнь Урала соперничество с нынешним губернатором Эдуардом Росселем лидера неформального движения "Май" Сергея Буркова.

Сергей Кузнецов:

По мнению известного уральского политолога, сотрудника Института философии и права Уральского отделения Российской Академии наук Анны Трахтенберг, лидером "Мая", с помощью исключительно успешной популистской риторики, удалось воспользоваться протестными настроениями большей части населения Свердловской области.

Анна Трахтенберг:

А заметим, что она представляет собой достаточно гремучую смесь коммунистических и фашистских идей. Я имею в виду фашизм, в узком смысле слова, то есть - итальянский фашизм, который, как известно, начался именно как движение безработных, движение маргинальных слоев против существующих властей. И тоже во многом как бы эксплуатировал взбудораженное реформами и с разрушенными структурами общество.

Но при этом любопытно другое: что откровенно коммунистические лозунги на этот электорат уже не действуют. То есть коммунисты получили свои десять процентов, они могли, в принципе, наверное, получить и больше, "Май" тут у них отнял некоторую часть голосов.

То есть сформировался новый качественно протестный электорат, и вот, на мой взгляд, это очень важный вывод, который во многом недооценивается. Протестный электорат к мобилизации готов, как бы - сталь льется, осталось только найти подходящую форму, чтобы подставить под эту сталь.

Сергей Кузнецов:

Впрочем, далеко не все разделяют столь резкую оценку методов движения "Май" в Свердловской области. Представитель президента Российской Федерации Юрий Брусницын считает, что при всех издержках нынешнее просоциалистическое движение "Май" может стать неким зачатком блока социалистических, в западном понимании этого термина, партий.

Юрий Брусницын:

Возможно, лет через десять, если это сохранится как движение... возможно, это как бы одна из попыток создать вот некий прообраз социалистической партии.

Сергей Кузнецов:

С другой стороны, по мнению Юрия Брусницына, присутствие достаточно агрессивного в своих действиях "Мая", вполне способного получить до тридцати процентов голосов избирателей в ходе нынешних губернаторских выборов, может в преддверии декабрьских выборов в Государственную Думу спутать все карты нынешним областным политикам.

Юрий Брусницын:

Второй тур голосования может дать ему достаточно приличное количество голосов. Ну, условно, мы можем сейчас прогнозировать где-то двадцать восемь-тридцать, а треть области - это уже серьезно. И по сути, мы своими руками как бы создаем некий общероссийский новый абсолютно аспект выборов, который может повлиять и на выборы в Государственную Думу в Свердловской области.

Сергей Кузнецов:

Считает представитель президента России по Свердловской области Юрий Брусницын.

Михаил Соколов:

По последним данным социологов, заметно преимущество Эдуарда Росселя над Сергеем Бурковым, но до сих пор весьма высока доля тех, кто не определился, как голосовать на губернаторских выборах в Свердловской области 12 сентября.

Вы слушали еженедельную программу московской редакции Радио Свобода "Выборы-99". В следующем нашем выпуске 16 сентября: съезд ЛДПР, итоги выборов на Урале, борьба за пост губернатора Томской области.

XS
SM
MD
LG