Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Elections


Михаил Соколов:

Говорит Радио Свобода. В эфире еженедельная программа московской редакции Радио Свобода "Выборы-99". У микрофона Михаил Соколов.

Для участия в выборах в Государственную Думу зарегистрировано двадцать восемь блоков и избирательных объединений. Кто же может попасть в Государственную Думу, какова расстановка сил?

Сравним данные трех социологических опросов - служб АРПИ, РАМИР и ФОМ. Компартия России имеет, соответственно, 28, 20 и 19 процентов поддержки, "Отечество - Вся Россия" - 24, около 23 и 28 процентов, "Яблоко" - 14, 14 и 11 процентов.

Это - лидеры. За ними - те, у кого есть шансы. "Единство", оно же "Медведь" - 9, 6 и 6 процентов. Блок Жириновского, бывшая ЛДПР - 6, 6 и 3,5 процентов. "Союз правых сил" - 7, 4 и 3 процента поддержки. И, наконец, НДР - 5, 2,5 и 2 процента.

В 1995 году было сорок три участника думских выборов; в Думу попало четыре партии. Теперь в выборах участвует двадцать восемь объединений, и снижение числа маргинальных партий - участников выборов - дает двум-трем полупроходным объединениям шансы преодолеть пятипроцентный барьер.

Эта информация важна для тех, кто не хочет, проголосовав за малоизвестные блоки, подарить голоса компартии и блоку Примакова-Лужкова.

Регистрация партий и блоков, желающих участвовать в думских выборах, завершена. Но цифра 28, похоже, не окончательная. Например, было отказано в регистрации объединению "Российская консервативная партия предпринимателей". Один из ее лидеров, певец Юрий Антонов, как утверждает Центризбирком, укрыл от него доход в сто двадцать тысяч рублей.

Но теперь подобная судьба угрожает пока зарегистрированному экологическому движению "Кедр", поскольку третий номер в списке, актер и журналист Иван Охлобыстин проверяется на предмет своей "финансовой искренности".

А объединение "Всероссийская политическая партия народа" отделалась легким испугом. Неверные данные о доходах третьего в списке, композитора Владимира Шаинского, признаны ошибкой несущественной.

Зарегистрирована "Социалистическая партия России" Ивана Рыбкина. Но по нескольким ее кандидатам назначена дополнительная проверка. Если будет исключен хотя бы один, соцпартия лишится регистрации, так как ее потери тогда составят более четверти партийного списка.

Такая судьба не угрожает аутсайдерам, таким, как движение "Социал-демократы", или списку "Мир, труд, май", созданного комсомольцами и уральскими политиками.

О других коллизиях расскажут корреспонденты Радио Свобода. Начнет Елена Фанайлова.

Елена Фанайлова:

В понедельник в Центризбиркоме свои федеральные списки зарегистрировали пять избирательных объединений. Движение "В поддержку армии" Виктора Илюхина, Русская социалистическая партия Владимира Брынцалова, Партия пенсионеров, а также два объединения, лидерами которых являются женщины, бывшие соратницы по парламентской деятельности. Это - Элла Памфилова, возглавляющая ныне движение "За гражданское достоинство", и Алевтина Федулова, лидер объединения "Женщины России".

Алевтина Федулова заявила, что не считает движение Памфиловой конкурентом в предвыборной борьбе.

Алевтина Федулова:

При таком обилии избирательных объединений многие "гуляют" на одном и том же поле.

Елена Фанайлова:

Элла Памфилова тоже не видит конкурента в движении Федуловой.

Элла Памфилова:

Они созданы... выдернуты из "Отечества" Кремлем; определенные цели ставятся. У нас более широкие задачи.

Елена Фанайлова:

Оба избирательных объединения рассчитывают в одиночку преодолеть пятипроцентный барьер. Как сказала Элла Памфилова...

Элла Памфилова:

Во-первых, не так много лидеров-женщин, которые остались самостоятельными, которые не соблазнились войти в "великие" блоки. Меня тоже соблазняли. Дело вот в чем: меня приглашали в "Отечество", и у меня очень хорошие отношения и с Примаковым, и с Юрием Михайловичем, но никогда я не собиралась входить в это объединение.

Был вариант, когда нас... нам предлагали стать учредителями "Всей России", мы отказались. И хорошие отношения с лидерами этого блока и желание сотрудничать и в дальнейшем по вопросам сохранения страны - это одно, а идти на выборы в составе этих рыхлых блоков, в которых очень много внутренних противоречий, мы не хотим.

Елена Фанайлова:

Конкурентное поле предвыборной борьбы своего движения Элла Памфилова определяет так.

Элла Памфилова:

В коммунистах разочарование огромное, в левых, а именно мой электорат - это левые. И на этом поле очень мало, скажем, есть представителей демократического направления, кто умеет воевать и бороться. Я могу. Я знаю прекрасно все потенциалы, все позиции именно в красных регионах и на это рассчитываю.

Елена Фанайлова:

При регистрации Русской социалистической партии Владимира Брынцалова у Центризбиркома возникли претензии к самому Брынцалову, который распространяет по телевидению рекламу, оплаченную не из средств избирательного фонда, что противоречит законодательству.

Глава Центризбиркома Александр Вешняков намерен подвергнуть Брынцалова дополнительной проверке.

Александр Вешняков: Буквально сам прислал нам копии счетов о том, что вот он коммерческую рекламу оплачивает за счет избирательного фонда, который открыл только там с такого-то числа. И все вот сейчас разбирается, надо же разобраться.

Елена Фанайлова:

Движение "В поддержку армии", возглавляемое депутатом Госдумы Виктором Илюхиным и генералом Альбертом Макашовым, потеряло при регистрации шестнадцать кандидатов. В том числе - тех, от которых напрямую зависит финансовая судьба объединения. И Виктор Илюхин не смог отказаться от критики в адрес Центризбиркома и федерального законодательства.

Виктор Илюхин:

Большому криминалитету, действительно, людям, связанным с преступным миром, этот закон препятствия не создал для проникновения в Государственную Думу. А кто препятствует проникнуть в Государственную Думу тем лицам, которые принимали решения в 1993 году по расстрелу Дома Советов?

Елена Фанайлова:

Пока же Центризбирком не допустил к выборам в Государственную Думу генерала Владислава Ачалова, участника событий 1993 года на стороне Руцкого и Хасбулатова. Генерал вычеркнут из федеральных списков движения "В поддержку армии" за неуказанные сведения о двух автомобилях.

Михаил Соколов:

Это был материал Елены Фанайловой.

Тему продолжает Андрей Трухан.

Андрей Трухан:

Больше всех кандидатов на исключение - двадцать - Центризбирком отыскал в блоке генерала Андрея Николаева - академика Святослава Федорова, представившем список из двухсот сорока семи человек. Но генерал боролся жестко за своих кандидатов и шестерых отстоял. Остальные же пострадали, в основном, из-за неуказанных транспортных средств.

Среди тех, кого испортил транспортный вопрос, оказался и бывший мэр Владивостока Виктор Черепков. В присланных им документах утверждалось, что две автомашины "Ниссан" принадлежат его жене. Но ГИБДД сумела убедить Центризбирком, что эти автомобили - собственность самого Черепкова.

Наименее энергично боролся за своих членов другой генерал, лидер блока "Медведь" Александр Гуров. Он легко, что называется, сдавал даже таких видных кандидатов, как популярная телеведущая Арина Шарапова. Вот за что Шарапова была исключена из списка блока "Медведь".

Александр Гуров:

Она указала... восемнадцать тысяч дохода указала и не указала два источника дополнительных на сумму четырнадцать тысяч.

Андрей Трухан:

Вот как сам Гуров объяснил свое "негенеральское" поведение после успешного прохождения регистрации.

Александр Гуров:

Я сказал, закон есть закон. Лучше - меньше, да - лучше. Я думаю, мы не сожалеем о потере Шараповой, хотя мне ее по-человечески очень жаль. Ну, "лопухнулись", извините. Что ж теперь сделаешь?

Андрей Трухан:

Очень тщательно подготовился к повторной регистрации Владимир Жириновский. Напуганные предыдущей неудачей ЛДПР, жириновцы на этот раз решили перестраховаться и, то ли в шутку, то ли всерьез, указали все когда-либо принадлежавшие им автомобили в качестве их сегодняшней собственности. Это тоже вызвало вопрос, но это не лишило блок Жириновского регистрации.

Сам лидер блока объяснил подобное поведение кандидатов так.

Владимир Жириновский:

Обжегшись на молоке, дуют на воду. Сокрытия нет. Но в данном случае дважды мы виноваты. И имущества нет.

Андрей Трухан:

Отвечая на мой вопрос, Жириновский заявил, что двойная регистрация не усилила, и не ослабила его партии, а свои перспективы определил так.

Владимир Жириновский:

Если свободные выборы - двадцать, если полусвободные - пятнадцать, если совсем не свободные - десять.

Андрей Трухан:

На удивление легко прошла регистрация движения "Спас", первым в списке которого значится небезызвестный Александр Баркашов. Движение представлял второй номер списка Владимир Давиденко, а имя Баркашова на заседании не прозвучало ни разу. В беседе с журналистами Давиденко держался чрезвычайно спокойно и отверг какую-либо близость его организации к фашизму.

Владимир Давиденко:

И почему у журналистов такой интерес только к Александру Баркашову? В движении ведь есть и русская патриотическая партия Миронова, есть и Союз православных граждан Валентина Лебедева. У нас есть полярники, афганцы, чеченцы (я имею в виду тех, кто там воевал). У нас есть академики, у нас есть русские националисты, но ни одного фашиста у нас нет, и не было.

Андрей Трухан:

А вот Владимир Жириновский охарактеризовал бывшего члена ЛДПР Давиденко следующим образом.

Владимир Жириновский:

Мы - демократическая партия. Мы - патриоты, но мы - противники любых ультраправых действий. Поэтому это его не устроило, они решил пойти и создать те структуры, где будет более жесткая линия, и вот, в данном случае, сомкнулся с РНЕ. Это показывает лишний раз, что ЛДПР ни с коммунистами не связана, ни с фашистами. Его это не устраивало, значит, он пошел по другому пути.

Андрей Трухан:

Без проблем прошел регистрацию малоизвестный правопатриотический блок "Движение патриотических сил "Русское дело". А вот столь же малоизвестному, но левопатриотическому объединению "Фронт национального спасения" не повезло. Свыше пятнадцати процентов подписей признано недействительными, блок не зарегистрирован, а материалы направлены в Генеральную прокуратуру. Не исключено и возбуждение уголовного дела в связи с выявленным подлогом.

Михаил Соколов:

Рассказывал Андрей Трухан.

Что тут комментировать? Хорошо, что иные махинаторы пострадали. Плохо то, что Министерство юстиции России не смогло в суде пока доказать и фиктивный характер блока "Спас", являющегося крышей "Русского национального единства". На выборы 1993-95 годов Россия после сеансов телеагитации получила в Думе пропрезидентскую фракцию "Националисты Жириновского". Ныне лидеры "Русского национального единства" получили возможность для телерекламы своих идей, так что теперь настоящим нацистам дан шанс.

И не только им. В борьбу также вступает анпиловский "Сталинский блок" и список "Коммунисты, трудящиеся России - за Советский Союз" во главе с лидерами ультрарадикальных Российской коммунистической рабочей партии и Российской партии коммунистов.

Теперь о ходе собственно агитационной кампании. Пока она идет достаточно традиционно. Лидер компартии Геннадий Зюганов побывал в Воронеже и, как обычно, боролся с режимом.

Лидер "Яблока" Григорий Явлинский работал со своим электоратом в Мурманской области.

Лидер блока "Медведь" Сергей Шойгу агитирует делом с министерского поста, решая проблемы Сибири и Северного Кавказа.

Вождь "Отечества - Всей России" Евгений Примаков посетил Германию и Прибалтику, а также заехал в Калининград.

Вышли из тени первой тройки "Кириенко-Немцов-Хакамада" интеллектуальные лидеры блока "Союз правых сил".

Анатолий Чубайс отчитался перед прессой за деятельность компании РАО ЕЭС России, которую он возглавляет, и даже противники Анатолия Чубайса вынуждены признавать его значительные успехи в наведении порядка в электроэнергетике.

Чубайс дал интервью Радио Свобода. Он рассказал о своем хобби. В свободное от энергетических забот время он - начальник предвыборного штаба Союза правых сил.

Анатолий Чубайс:

Это хобби в ближайшее время станет одним из важнейшей видов работ для меня. Я планирую резко увеличить долю моего времени, которое я буду уделять на работу штаба, в котором я являюсь начальником. Я думаю, что у нас есть абсолютно реальный шанс, и реализуется он или не реализуется, как раз и зависит от того, какой объем организационных усилий будет положен в решающий этап последнего месяца.

Никаких отпусков, никаких выходных, последний месяц я буду в ежедневном режиме работать в штабе, и думаю, что мы добьемся результата.

Михаил Соколов:

А цель - пять? Больше?

Анатолий Чубайс:

Цель - занять хорошую позицию в Госдуме следующего созыва.

Михаил Соколов:

А вас не пугает то, что НДР и "Единство" отнимают ваши голоса?

Анатолий Чубайс:

Не пугает, потому что НДР отнимает немного голосов совсем. "Единство", которое сформировано Наздратенко, Кондратенко, Горбенко и рядом других уважаемых губернаторов, вряд ли является нашим конкурентом на том же электоральном поле.

Михаил Соколов:

"Яблоко"?

Анатолий Чубайс:

"Яблоко" - это отдельная история. Главное отличие между нами на сегодня очевидно. "Яблоко" за последние восемь лет однозначно зарекомендовало себя, как самую умную, самую интеллектуальную, самую глубокую и самую безответственную политическую силу, которая никогда ничего не делала и никогда ни за что не отвечала. Мы всегда отвечали за все.

Это различие принципиальное, и в этом различии, я думаю, избиратели уже легко разбираются.

Михаил Соколов:

Коллега Анатолия Чубайса Егор Гайдар появился перед прессой в качестве лидера московского списка Союза правых сил. Заметно, что Егор Гайдар явно эволюционировал от классического либерализма к государственническому, более правому и консервативному.

Об этом говорят его оценки деятельности правительства Владимира Путина.

Егор Гайдар:

Понимаю, что - предвыборный год, и очень много реформ, которые необходимо проводить, он провести просто не может. Мы требуем от правительства одного: чтобы оно не делало глупостей, чтобы оно не принимало финансово безответственных решений, и чтобы оно не занималось популизмом перед выборами. Чтобы не допускало решений, напрямую подрывающих гарантии прав собственности в России, и так далее.

В общем, правительство, надо сказать, в экономической области - крайне малоактивно, и этим крайне, как вы понимаете, ограниченным критериям более или менее удовлетворяет. Хотя, для меня, конечно, печально, что выполнение программы, согласованной с Фондом, идет с огромным скрипом, с серьезными, чисто административными недоработками. И это главная причина, на самом деле, позднего получения транша, а ни что другое.

Что касается действий правительства в Чечне, я говорил о том, что - да, мы понимаем, что есть ответственность российского правительства за обеспечение безопасности российской территории и российских граждан. И - да, в рамках этой ответственности они обязаны не просто куда-то выпихнуть бандитов и террористов, а должны обеспечить невозможность продолжения, по меньшей мере - масштабных и массовых нападений.

Вместе с тем, мы крайне озабочены положением с гражданским населением Чечни, положением беженцев, и считаем, что правительство должно существенно усилить внимание к этой проблеме.

Михаил Соколов:

Кампания Союза правых сил пойдет в жестком соперничестве с московскими выдвиженцами московского мэра. Креатуры Юрия Лужкова не уступили правым ни одного округа. Впрочем, так же блок "Отечество - Вся Россия" поступил и с "Яблоком". Налицо - жесткое противостояние ОВР и "Яблока" - например, в Карелии или Башкирии. В то же время, само "Отечество - Вся Россия" подвергается телеатакам со стороны людей, сочувствующих Кремлю.

Что думают о происходящем в штабе "Отечество - Вся Россия"? Гость московской студии Радио Свобода - советник председателя координационного совета избирательного блока "Отечество - Вся Россия" Вячеслав Никонов.

- Если проще, Вячеслав Алексеевич: вы - советник Евгения Примакова?

Вячеслав Никонов:

Да.

Михаил Соколов:

Вот вам за него и придется, собственно, отвечать, поскольку лидер вашего блока - человек малоразговорчивый и в стране довольно часто в последнее время отсутствует.

Вячеслав Алексеевич, зачем было так резко - такого даже Зюганов себе не позволял - отказываться от встречи с президентом Борисом Ельциным, а затем обращаться к тому же президенту Ельцину с коллективным таким письмом руководства с просьбой о встрече? Ну, не логично.

Вячеслав Никонов:

Сразу скажу, что последнее письмо руководства блока к Ельцину не содержало в себе просьбы о встрече. Что касается отказа от предложенной сотрудниками администрации президента встречи, то здесь надо вспомнить предысторию.

Евгений Максимович Примаков был все-таки не последним премьером в стране. На мой взгляд - самым удачным за все девяностые годы. Его выгнали без объяснения каких-то причин, не говоря уже о благодарности. После этого на протяжении полугода президент не счел нужным даже позвонить ему по телефону, не говоря о том, чтобы пригласить на встречу.

Когда был создан блок "Отечество - Вся Россия", в августе, - тогда, действительно, руководители блока в количестве шести человек - Примаков, Лужков, Яковлев, Шаймиев, Рахимов и Лапшин - обратились с просьбой о встрече с президентом, именно как руководство блока, для обсуждения наиболее насущных проблем государственной политики.

Ответа на это обращение не последовало, напротив, началась абсолютно противозаконная кампания травли в государственных средствах массовой информации, в том числе - на канале ОРТ, где Борис Николаевич Ельцин является председателем наблюдательного совета.

Естественно, что после этого обращение одного из сотрудников кремлевской администрации к Примакову прибыть на встречу с президентом было отклонено. На мой взгляд, Примаков поступил абсолютно правильно как человек, который просто обладает чувством собственного достоинства.

Михаил Соколов:

Ну, то есть - он оказался круче, чем Зюганов, что может вам принести очки в той аудитории, которая не любит Бориса Ельцина?

Вячеслав Никонов:

Я это оцениваю как естественное поведение человека, который обладает чувством собственного достоинства.

Михаил Соколов:

Вячеслав Алексеевич, недавно на брифинге вы заявили, что Борис Ельцин отстранен от руководства страной. Объясните, все-таки: его отстранили силой, или как-то еще? Или он отстранился, передав часть своих функций премьеру, своим советникам, на что он имеет полное право? Кстати, это заявление согласовано с Евгением Примаковым?

Вячеслав Никонов:

Это мое мнение, которое я высказываю уже давно, на протяжении, как минимум, последних двух лет, о том, что президент реально страной не руководит. От его имени чаще всего страной руководит никем не избранная группа лиц, которых часто называют Семьей. Эта группа лиц, на мой взгляд, и принимает основные решения, связанные с кадровой политикой и с определением основных направлений государственной политики в целом.

Михаил Соколов:

А Евгений Примаков с вашим мнением согласен?

Вячеслав Никонов:

С этим мнением, по-моему, все в стране согласны. Я не знаю ни одного человека, кроме там самих членов Семьи, которые с этим мнением не согласны.

Михаил Соколов:

Вы уже сказали, что Кремль ведет против вас борьбу на информационном поле. Создан такой губернаторский блок "Единство", или "Медведь", как его называют. Как вы оцениваете качество этой борьбы как профессионал, поскольку вы занимались многими избирательными кампаниями? Вас атакуют грамотно, по всем правилам военного искусства?

Вячеслав Никонов:

Я считаю, что кампания достаточно грамотная, но в любой избирательной кампании очень важно не переступать закон. Я, во всяком случае, когда советую так или иначе вести избирательную кампанию, я советую это делать в рамках закона.

Понимаете, новый закон о выборах - он, действительно, новый. И там запрещена агитация, скажем, со стороны тех лиц, организаций государственных, которые не являются участниками, субъектами избирательного процесса. Вести агитацию могут только кандидаты и партии.

В данном случае, государственные средства массовой информации, их ведущие, проводят предвыборную агитацию, контрпропаганду, что вступает просто в прямое противоречие с законом.

Михаил Соколов:

Но Сергей Доренко опирается на Конституцию, когда он говорит, что он не может не информировать о тех или иных сообщениях о деятельности одного из лидеров, или другого лидера, вашего блока. Собственно, даже председатель Центризбиркома вынужден был согласиться с тем, что Конституция - выше, чем Закон о выборах.

Вячеслав Никонов:

Сергей Доренко там, или Борис Березовский, который, собственно, и дает ему поручения о том, что и как делать, - они не могут действовать в рамках закона. Они просто не привыкли к этому. И я не думаю, что они будут действовать в рамках закона, увы.

Что же касается эффективности этой кампании, то я бы не оценил ее слишком высоко. Есть явный элемент "перебарщивания", в результате чего никакого реального ущерба рейтингу блока "Отечество - Вся Россия" не нанесено.

Михаил Соколов:

Но рейтинг Юрия Лужкова, в общем, довольно сильно упал.

Вячеслав Никонов:

Президентский рейтинг упал.

Михаил Соколов:

Совершенно верно.

Вячеслав Никонов:

Прежде всего, это связано с тем, что Юрий Михайлович переключился довольно плотно на кампанию по выборам мэра Москвы и несколько раз подряд прямо отказался от каких-либо президентских амбиций. Естественно, что человек, который отказывается от того, что он будет баллотироваться на пост президента, не может рассчитывать, что его президентский рейтинг будет стоять на месте...

Михаил Соколов:

Вячеслав Алексеевич, ну, вам тоже грех жаловаться. Вас открыто и откровенно поддерживают две телекомпании с общенациональным статусом - ТВЦ и НТВ. И, извините, ведущие этих компаний заняты примерно тем же самым, чем занимается Доренко. Если вы посмотрите "Новости" ТВЦ или, например, программу журналиста Хинштейна, то это - та же самая контрпропаганда или спецпропаганда.

Вячеслав Никонов:

Насчет НТВ я не могу однозначно сказать, кого поддерживает этот телеканал...

Михаил Соколов:

Атакую ваших врагов периодически.

Вячеслав Никонов:

Он старается вести, на мой взгляд, достаточно взвешенную такую политику. Что касается "ТВ-Центра": ну, что вы хотели - чтобы канал "ТВ-Центр" на нападки ОРТ никак не отвечал? На мой взгляд, это естественно. Если такие правила игры заданы, то они и будут такими. Хотя я считаю, что на самом деле кампанию надо вести в рамках закона всем - и ОРТ, и "ТВ-Центру". Хотя, опять же, не надо забывать, что ОРТ и, скажем, Российское телевидение - это общенациональные каналы, а "ТВ-Центр" - это все-таки, по большей части, канал региональный, который охватывает не более трети населения Российской Федерации.

Михаил Соколов:

То есть, вы хотите сказать, что на деньги москвичей, на их налоги можно воевать с президентом Российской Федерации?

Вячеслав Никонов:

Я считаю, что это - неправильно. Я считаю также неправильным то, что на деньги российских налогоплательщиков можно воевать со всеми политическими партиями и движениями, которые не устраивают Семью президента.

Михаил Соколов:

Если говорить о ходе кампании: как вы объясните то, что ваш лидер, Евгений Примаков, не поехал, например, в Красноярск к российским избирателям, а поехал в Германию и Литву? Он что там, агитирует за блок? Кстати говоря, юмористы вот из Интернета, из такого агентства - "АПН", уже требуют послать за ним пломбированный вагон.

Вячеслав Никонов:

Юмористы, они, на самом деле, входят в ту же команду, которая ведет борьбу с Примаковым.

Что касается предвыборных поездок Примакова, то последние его поездки были в Рязань, в Казань, в Саратов. Поездки прошли, кстати, очень хорошо. Огромные аудитории, огромный интерес. Встреча с премьер-министром Германии Шредером - это, на мой взгляд, достаточно важное событие вообще для нашей России, учитывая скудость контактов российской нынешней политической элиты с внешним миром.

Евгений Примаков занял там, на мой взгляд, совершенно правильную позицию. Он не стал диссоциировать себя с российским государством, с президентом, выступал там, в значительной степени, как представитель нашей страны. У него планируются поездки и по стране, и зарубежные поездки. В частности, я не думаю, что ему следует отказываться от встречи с французским президентом.

Михаил Соколов:

Вячеслав Алексеевич, вот мы уже говорили обо всех этих атаках на разных лидеров блока. Как вы восприняли сообщение, что лидер вашего блока был как-то причастен к покушению на Эдуарда Шеварднадзе?

Вячеслав Никонов:

Мы это восприняли как провокацию, безусловно, которая не имеет под собой никаких оснований. Вот что действительно обеспокоило - это то, что на самом деле под удар был поставлен престиж России. Фактически бросалось обвинение в том, что Россия является террористическим государством, коль скоро один из лидеров страны, в общем-то, лицо должностное (а Примаков был должностным лицом, когда было покушение на Шеварднадзе) готовит покушение на лидеров... на лидера, в данном случае - Шеварднадзе, иностранных государств.

Самое чудовищное во всей этой ситуации - это то, что никаких официальных опровержений от российских органов не последовало. Вот это я считаю верхом недомыслия.

Михаил Соколов:

Ну, а вы знаете, что власти Тбилиси постоянно обвиняют российские официальные лица - не самого высшего уровня, но тем не менее - что Россия скрывает господина Георгадзе, которого они считают причастным к покушениям на лидера Грузии?

Вячеслав Никонов:

И российские официальные лица в данном случае, не отреагировав на заявление Одома и соответствующие заявления некоторых неофициальных лиц Грузии, тем самым как бы подтвердили эту информацию. Хотя по количеству сообщений, которые поступают из Грузии о покушении на Шеварднадзе и причастности к этому разного рода российских должностных лиц, можно подумать, что охота на Шеварднадзе у нас - национальный вид спорта.

Михаил Соколов:

Вячеслав Алексеевич, еще одна история. Это - Петербург, третий номер в вашем списке - Владимир Яковлев. Там произошло немало таких событий за последнее время, которые бросают тень на ваш блок. И то, что "продавили" очень топорно через Законодательное Собрание перенос выборов губернаторских, и то, что сейчас люди весьма информированные, как Сергей Степашин, фактически обвиняют Владимира Яковлева в том, что он, через одного своего заместителя, - связан с криминалом.

Вячеслав Никонов:

Мы спокойно относимся к этому. Вы знаете, перенос выборов, если хотите, "продавливали" большое количество губернаторов, их количество уже перевалило за десяток, и это продолжает делаться.

Михаил Соколов:

Ну, да - Юрий Михайлович Лужков, например.

Вячеслав Никонов:

Например, Юрий Михайлович Лужков и многие другие. Уже был опыт Савченко, и соответствующее решение Верховного суда, который это признает совершенно законным. Сейчас, скажем, вот передвинул выборы на год вологодский губернатор Позгалев, и это прошло совершенно никем не замеченным. Так что это все происходит в рамках закона, это - вопрос методов политической борьбы, которые, естественно, симпатичными назвать нельзя.

А насчет связи Яковлева с преступными группировками... Ну, вот вспомните: даже Шеремет в последней, или в предпоследней передаче активно "пытал" Невзорова, связан ил Яковлев с преступными группировками.

Михаил Соколов:

Но Невзоров - советник Яковлева.

Вячеслав Никонов:

Ну, Невзоров в то же время и фактический работник империи Березовского, и тем не менее, он не нашел здесь никаких аргументов для того, чтобы обвинить в чем-то Яковлева.

И я, действительно, считаю, что та система вообще организации власти, которая сложилась в Санкт-Петербурге, - ее нельзя признать нормальной, как и нельзя признать нормальной систему власти, которая существует в России в целом. Обвинения в связи с криминалом, вы знаете, существуют в отношении практически всех высших должностных лиц Российской Федерации.

Что же касается санкт-петербургской системы, то не Яковлев ее создал. Ее создал его предшественник.

Михаил Соколов:

Ну, они вместе. Вместе работали.

Вячеслав Никонов:

Говорить о том, что Яковлев и Собчак работали вместе...

Михаил Соколов:

И Путин, и Собчак, и Яковлев.

Вячеслав Никонов:

Ну, во всяком случае, я бы не стал возлагать ответственность на создание в стране и, в частности, в Санкт-Петербурге, той системы власти, которая там существует, - только на Яковлева. Когда она там создавалась, он не был ни губернатором Санкт-Петербурга, ни премьер-министром страны, ни президентом.

Михаил Соколов:

Ваш лидер Евгений Примаков заявил, что события в Чечне носят скорее внутренний характер, и к версии международного терроризма, о чем говорит Владимир Путин постоянно, отнесся, мне показалось, - по крайней мере, на брифинге, на котором я присутствовал, - весьма скептически. Тогда же он вместе с Юрием Лужковым выступал за то, чтобы армия установила такую вот силовую границу на Тереке и в бои дальнейшие, по крайней мере, за Грозный, не ввязывалась.

Сейчас события развиваются по-иному. А ваш блок молчит. Вы признали правоту Путина, или что-то другое?

Вячеслав Никонов:

Ну почему... Я на прошлой неделе выступал с позиции блока в отношении Чечни. С одной стороны, мы действительно поддерживаем антитеррористическую операцию, но именно - как антитеррористическую операцию. Мы, действительно, считаем, что операция в Чечне - это внутренне дело Российской Федерации и что в данном случае вряд ли уместно вмешательство каких-то международных организаций и третьих стран.

В то же время, естественно, те методы, которыми проводится эта кампания, она не вполне устраивает, не ясны в полной мере цели этой кампании. Совершенно очевидно, существует огромное количество неоправданных жертв среди мирного населения. Войну против террористов нельзя превращать в геноцид.

Мы считаем, что, безусловно, нельзя использовать там необученных добровольцев, что происходит направо и налево. Мы считаем, что армии надо платить, чего не происходит. И, безусловно, необходимо ведение политического диалога...

Михаил Соколов:

С кем?

Вячеслав Никонов:

Вот это - вопрос, на самом деле, существенный. Я думаю, изначально, конечно, надо было говорить с Масхадовым. Если он контролирует хотя бы там пятнадцать процентов Чечни, - да, не всю Чечню, - то у нас было бы, может быть, на пятнадцать процентов меньше проблем.

Сейчас этой возможности уже нет. Наверное, надо будет создать какой-то новый субъект власти. В этой роли, как мне представляется, вот то правительство, которое назначил Кремль, оно...

Михаил Соколов:

Из Лондона?

Вячеслав Никонов:

...безусловно, не годится. А можно было бы пойти по пути уже на выборах, скажем, этой Государственной Думы, создания внетерриториального чеченского округа, с тем, чтобы избирательные участки были в местах и компактного проживания чеченцев в городах страны, в лагерях беженцев, или как их сейчас правильно называют, временных переселенцев, - хотя я не вижу большой разницы. И в тех районах, которые контролируются федеральными властями.

То есть, поскольку большая часть населения Чечни, которое там жило в начале девяностых годов, живет за пределами Чечни, то вот эти люди, на мой взгляд, вполне могли бы избрать и своего депутата Государственной Думы, и по этому же принципу сформировать государственные органы Чеченской республики. И мы бы получили субъект, не назначенный Кремлем, а избранный чеченским народом.

Михаил Соколов:

С вашей точки зрения, нынешний премьер-министр Владимир Путин ведет в Чечне предвыборную войну?

Вячеслав Никонов:

Всегда очень сложно оценить степень "предвыборности" той или иной войны. Вы знаете, споры на это счет были, скажем, в Соединенных Штатах, когда началась "Буря в пустыне", когда бомбили Ирак, когда началась кампания в Югославии, и так далее.

Компонент "предвыборности", естественно, есть в любой войне. Измерить его на сегодняшний день очень сложно.

Михаил Соколов:

А вы не опасаетесь, что вас с такой умеренной позицией обвинят в пораженчестве?

Вячеслав Никонов:

Я не считаю, что мы занимаем пораженческую позицию. Мы считаем, что целям должны соответствовать средства. Если цель - террористическая операция, то средством не должны быть, скажем, бомбежки колонн с беженцами.

Михаил Соколов:

Многие считают ошибкой то, что Евгений Примаков отказался от роли внепартийного лидера и встал во главе партийной коалиции. Ваш комментарий.

Вячеслав Никонов:

Я считаю, что это не ошибка, это правильно. Конечно, можно было выступать и с непартийных позиций, но мы знаем, что любая избирательная кампания - это все-таки битва ресурсов. Ресурсы организационные, ресурсы человеческие, кадровые, которые существуют у организации, они играют большую роль, чем, скажем, просто фактор индивидуальной популярности. Поэтому соединение популярности Примакова с организационными ресурсами "Отечество", "Всей России", аграриев, и так далее, я считаю, это усиление его политических позиций.

Хотя в этом случае он уже становится, действительно, весомой политической фигурой, а значит, фигурой, опасной для его политических оппонентов, которые не преминули развернуть против него фронтальную атаку.

Михаил Соколов:

Вашего лидера сравнивают с Андроповым и Брежневым. Ну, мне больше нравится такая формула: "Примаков - посол СССР в России". И вот мне кажется вероятным, что в 2000 году он может стать единым кандидатом коммунистов и беспартийных и партийных центристов на президентских выборах, за уступки зюгановцам. Нет?

Вячеслав Никонов:

Пока я такой перспективы, честно говоря, не вижу. В принципе, Зюганов занимает здесь довольно двойственную позицию. С одной стороны, он говорит, что, скажем, да, Примаков и блок "Отечество - Вся Россия", в принципе, коммунистами рассматриваются не как противники. Но если мы посмотрим инструкции, которые они посылают на места, то это, безусловно, противник.

Михаил Соколов:

Вы - антикоммунисты? Что-то этого не заметно.

Вячеслав Никонов:

Мы не коммунисты.

Михаил Соколов:

Но не антикоммунисты?

Вячеслав Никонов:

Мы - не коммунисты. Понимаете, антикоммунисты и не коммунисты - это может быть одно и то же, а может быть - различное. У нас есть значительная часть населения, которая привержена коммунистическим ценностям. Это - четверть, треть нашего населения. Отвергать право трети населения иметь определенные взгляды, на мой взгляд, не соответствует никаким демократическим принципам.

Михаил Соколов:

Но вы не отвергаете возможности союза с КПРФ?

Вячеслав Никонов:

У нас нет таких планов - союза в КПРФ.

Михаил Соколов:

Ваш прогноз: чего может добиться ваша коалиция на парламентских выборах? Но не получится ли так, как было с "Демократическим выбором" Егора Гайдара, когда они пришли вторыми, получили около пятнадцати процентов голосов, создали крупнейшую фракцию в Государственной Думе, а общество восприняло это как поражение?

Вячеслав Никонов:

Ну, я так скажу. Если кампания Кремля против "Отечества - Всей России" будет удачной, то победу на выборах одержат коммунисты. Если кампания Кремля против ОВР будет не очень удачной, то тогда мы займем первое место. Никакого другого исхода выборов быть не может.

Михаил Соколов:

Ну, а почему? Есть же блок "Единство", например. Шойгу - сильный лидер, он может у вас забрать голоса, и вы потом создавайте коалицию в Думе.

Вячеслав Никонов:

Шойгу у нас голоса не отбирает. Все исследования, которые провели и мы, и не только мы, показывают, что "Единство", если оно будет расти, "съест" НДР, Союз правых сил, движение Лебедя, и в какой-то степени...

Михаил Соколов:

Лебедь не участвует.

Вячеслав Никонов:

Ну, во всяком случае, лебедевский электорат, и элекорат Степашина. До нашего электората "Единство" не доберется.

Михаил Соколов:

Но, может быть, вас "Яблоко" обгонит благодаря этой кампании Кремля?

Вячеслав Никонов:

Ну, есть и такие шансы, хотя пока опросы общественного мнения этого не показывают.

Михаил Соколов:

Как вы увязываете вот итоги парламентских выборов с президентскими? Что открывает дорогу Евгению Примакову к президентским выборам и что закрывает, какой результат?

Вячеслав Никонов:

Евгений Примаков никогда не говорил о том, что он собирается баллотироваться на пост президента.

Михаил Соколов:

Но, тем не менее, такая вероятность существует?

Вячеслав Никонов:

Такая вероятность существует, но обсуждать вероятности надо по мере поступления этих вероятностей.

Михаил Соколов:

Мы беседовали с советником председателя координационного совета коалиции "Отечество - Вся Россия", руководителем фонда "Политика" Вячеславом Никоновым.

Перейдем к региональным выборам. В Приморье у губернатора Евгения Наздратенко на выборах может оказаться до десятка соперников. Тактика оппозиции ясна: не дать очевидному лидеру победить в первом туре, набрать тридцать пять процентов голосов. Рассказывает Марина Лобода.

Марина Лобода:

Среди соперников действующего губернатора - серьезная команда от оппозиции. Депутат Государственной Думы Светлана Орлова - достаточно популярный в Приморье политик. Бывшая "подружка" Евгения Наздратенко, она впала в немилость, когда год назад заявила о своих губернаторских амбициях.

Владимир Ведерников, мэр благополучного по всем параметрам Уссурийска. За - приморская глубинка. Он впал в немилость и подвергся жесткой обструкции прессы чуть более месяца назад по той же причине - решил баллотироваться в губернаторы края.

Вечный оппонент Евгения Наздратенко, экс-мэр Владивостока Виктор Черепков, также выдвинулся в губернаторы. Победить, может, и не победит, а вот весомую часть избирателей Владивостока уведет точно. И вообще, нервы Евгению Наздратенко попортит.

И главный конкурент губернатора, это признает и сами Евгений Наздратенко, - руководитель Приморского морского пароходства Александ Кирилличев. За ним - Находка, моряки и тайные симпатии серьезных коммерсантов, которые знают Крилличева как прекрасного хозяйственника и "продвинутого" бизнесмена.

Ни один из заявленных двенадцати претендентов еще не зарегистрирован крайизбиркомом как кандидат. Однако борьба разворачивается. Как всегда, на скандалах, как на дрожжах, растет предвыборный рейтинг Виктора Черепкова. Не успел опальный мэр зализать раны после разгрома милицией его предвыборного штаба, после чего исчезли подписные листы, как очередной удар судьбы.

Вчера судебные приставы арестовали все предвыборные счета кандидата в Госдуму по Владивостокскому одномандатному округу Виктора Черепкова, включая и внесенный им залог. Причина банальна. В свое время мэр Черепков проиграл массу судов, где отстаивали свою честь и достоинство губернатор, прокурор и другие официальные лица края. Открывшийся предвыборный фонд Черепкова, по словам приставов, единственная возможность деньги в пользу истцов изъять.

По мнению Виктора Черепкова, это - очередная провокация власти с целью вывести его из предвыборной гонки. Опасения не беспочвенны. Как заявил председатель Краевой избирательной комиссии Сергей Князев, если предвыборный залог Черепкова со счета будет изъят, то у окружной комиссии появятся основания аннулировать его регистрацию.

Михаил Соколов:

Стартовала и кампания по выборам губернатора Ярославской области. Сегодня ночью из третьей уже поездки в Ярославль вернулся наш специальный корреспондент Владимир Долин. Вот его репортаж.

Владимир Долин:

Семь кандидатов претендует на губернаторское кресло в Ярославской области. Реальными шансами обладают трое. Это - действующий губернатор Анатолий Лисицын, стоявший вместе с мэром столицы Юрием Лужковым у истока движения "Отечество", председатель Государственной Думы Ярославской области Сергей Вахруков, выдвинутый партией "Яблоко", и секретарь обкома КПРФ, доцент Ярославского университета Владимир Корнилов.

Корнилова выдвинул обком, но многие коммунисты с этим решением не согласились, поэтому формально он считается выдвиженцем группы избирателей. Разногласия среди левых вряд ли будут способствовать успеху Корнилова на выборах.

Анатолий Лисицын правит областью, без малого, восемь лет. За это время - несколько раз менял политическую ориентацию. В 1994 году участвовал в учредительном съезде партии "Демократический выбор России". Через год примкнул к НДР. Ныне состоит в движении "Отечество".

Анатолий Лисицын дружен с президентом Белоруссии Александром Лукашенко и в Совете Федерации выступает как едва ли не самый горячий сторонник немедленного объединения России и Белоруссии в единое государство. Интеграционные стремления Лисицына объясняются не только дружбой с "белорусским батькой". Говорит Евгений Мухтаров, член исполкома движения "Ярославль -2000".

Евгений Мухтаров:

Ярославская область - это промышленно развитый регион, и у нас имеется четыре предприятия в области дизелестроения, которым, как воздух, необходимы заказы, как внутри государства, так и внешние заказы, необходимо расширение рынков сбыта. Все рынки сбыта по России, в принципе, уже известны. А сейчас пришло время - значит, завоевания вот рынков сбыта на территории сопредельного государства Белоруссии. И этим объясняется то, что губернатор Анатолий Лисицын как бы придает сотрудничеству с Белоруссией очень приличное значение.

Второе, конечно, идеологический момент. Ведь не секрет, что губернаторы очень четко реагируют на изменение идеологической конъюнктуры. Надо было - были демократами, сейчас становятся патриотами, в том числе и губернатор Анатолий Лисицын.

Владимир Долин:

Сергей Вахруков долгое время считался правой рукой действующего губернатора. Был первым заместителем Лисицына, затем - государственным секретарем Ярославской области. На пост председателя Думы был избран по рекомендации Анатолия Лисицына и при его поддержке.

Хотя сегодня их пути разошлись, Сергей Вахруков отрицает какие-либо личные мотивы соперничества с губернатором.

Сергей Вахруков:

Личных противоречий с действующим губернатором у меня не было, и нет. Все вопросы, которые мы, так или иначе, решали, и те небольшие конфликты, которые возникали, - возникали только по содержательным вопросам. И я готов утверждать, что это - разные взгляды на те приоритеты, которые должны быть реализованы в Ярославской области.

Ну, и уж однозначно - это никакие не межпартийные проблемы, тем более что, насколько я знаю, "Яблоко" и "Отечество", поддерживая разных лидеров, на самом деле, по ряду позиций, особенно - по промышленной политике, во многом сходно по принципам решения тех или иных проблем.

Владимир Долин:

Сергей Вахруков - один из самых молодых членов Совета Федерации, ему сорок один год. По мнению Евгения Мухарова, он может уверенно рассчитывать на голоса молодых избирателей, которые симпатизируют партии "Яблоко" и ее лидеру Григорию Явлинскому.

Евгений Мухтаров:

У нас получилось так, что молодежь ярославская - это контингент "яблочный", в первую очередь. Ну, знаете, может быть, в силу того, что Явлинский относительно других политических лидеров России - достаточно молодой человек. Потом, у него есть, безусловно, свои положительные черты. Это - принципиальность, в первую очередь. Мы все знаем про ряд решений, которые, быть может, не популярны у избирателей, но которые лидер "Яблока" проводит в жизнь.

Почему молодежь поддерживает Явлинского? Так она ведь везде его поддерживает.

Владимир Долин:

Именно на молодежь направлены основные усилия Сергея Вахрукова и его команды.

Евгений Мухтаров:

За него проголосует определенное количество молодых людей. Я думаю - не меньше двух третей молодых избирателей. Потому что Вахруков, кстати говоря, чувствует свой электорат прекрасно. Он вот мало встречается с пенсионерами, с теми же жителями села, которые достаточно консервативны. Но очень активно ведет работу как раз со школьниками - одиннадцатый класс, со студентами прекрасные у него отношения. Поэтому, на каком он поле работает, то самое поле электоральное и будет за него, и будет отдавать голоса.

Владимир Долин:

Но голосов молодых избирателей может оказаться не достаточно для губернаторского поста. К тому же, активность на выборах растет прямо пропорционально возрасту избирателей.

Пока не спешат сказать свое веское слово директора предприятий области, а их поддержка может решить исход выборов.

Михаил Соколов:

В следующей нашей передаче, 8 ноября, репортажи корреспондентов Радио Свобода о борьбе за думские мандаты в регионах России. 11 ноября - следующий репортаж Владимира Долина из Ярославля о губернаторских выборах.

XS
SM
MD
LG