Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы-99


Михаил Соколов:

Подведем итоги зимних губернаторских выборов. Юрий Лужков остался на посту мэра Москвы, но - дорогой для блока "Отечество - Вся Россия" ценой: ему практически пришлось отказаться от всероссийской парламентской кампании, заниматься только столицей, что и позволило предотвратить борьбу во втором туре, которую ему пытались навязать конкуренты - Павел Бородин и Сергей Кириенко.

Лидеру Союза правых сил - и в этом успех Кириенко - удалось показать перспективную альтернативу номенклатурному хозяйствованию Лужкова.

Ярославский губернатор Анатолий Лисицын обыграл выдвиженца "Яблока", Сергея Вохрукова, благодаря невероятной гибкости. Не выходя из ОВР, он поддержал, как потенциального президента - Владимира Путина.

Губернатор Приморья Евгений Наздратенко как будто одержал сокрушительную победу. Как считают его оппоненты - ценой отстранения от выборов депутата Государственной Думы Светланы Орловой и с помощью массовых фальсификаций. О них сообщает другой участник выборов, глава Приморского пароходства Александр Кирилличев. Наздратенко, у которого много врагов в окружении премьера, не позавидуешь. Ныне тайное может оказаться явным.

Сменилась власть в Московской области. Претенденты взять 9 января губернаторское наследство Александра Тяжлова - коммунист Геннадий Селезнев и ОВРовец Борис Громов, поддержанный "Яблоком".

В Оренбургской области действующий губернатор Васлиий Елагин, ранее состоявший в движении "Наш дом - Россия", во втором туре выборов 26 декабря проиграл протеже коммунистов - аграрию Алексею Чернышеву. Из Оренбурга сообщает Татьяна Морозова.

Татьяна Морозова:

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова.

После восьми лет губернаторства Владимира Елагина, бывшего первого секретаря обкома комсомола, первого секретаря Российского союза молодежи, отстаивавшего демократию на ступенях Белого дома в августе 1991 года, - по итогам второго тура голосования, по предварительным электронным данным подсчета голосов, губернатором стал бывший второй секретарь обкома партии, затем замминистра сельского хозяйства Российской Федерации, председатель комитета по аграрной политике Госдумы второго созыва, номер четвертый в региональном партийном списке КПРФ шестидесятилетний Алексей Чернышев.

Если учесть, что область относится к так называемому "красному поясу" России и за КПРФ 19 декабря проголосовало тридцать процентов избирателей, пришедших на выборы, то иного ждать, наверное, и не приходилось.

Побежденные редко бывают довольны итогами борьбы. Протест в областной суд подали как соратники Владимира Елагина, так и члены штаба Павла Гуркалова, отставшего от Чернышева в первом туре всего на три десятых процента.

Скорее хозяйственник, чем идеолог по натуре, Алексей Чернышев был корректен во время предвыборной кампании. И против него особого компромата в средствах массовой информации не появлялось. Но, как ни странно, его победа, так или иначе, была подготовлена также и деятельностью предыдущей администрации.

Разруха на селе - и рядом шикарные коттеджи руководителей. Простаивающая "оборонка" - и презентации фирм. Нищие пенсионеры - и снующие по дорогам иномарки. Список новых российских контрастов можно продолжать. И, наверное, Елагин и его команда сделали не все возможное для улучшения жизни своих сограждан.

Татьяна Морозова из Оренбурга для Радио Свобода.

Михаил Соколов:

А вот в Вологодской области прошли, можно сказать, выборы будущего, выборы без коммунистов. Что, впрочем, не означает наступления эры настоящей демократии, поскольку хозяину Вологодчины противостоял малоизвестный политик. О своем путешествии в Вологду расскажет корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

Звучит песня:

Хоть бы облачко, хоть бы тученька
В этот год на моем горизонте.
Но однажды я встретил попутчика.
Расскажу про него, знакомьтесь.


Он сказал: "Вам куда?" - "До Вологды" -
"Ну, до Вологды - это полбеды".


Владимир Долин:

От Москвы до Вологды - ночь пути поездом. Под стук вагонных колес идет неспешная беседа. Разговор шел все больше об охоте и рыбалке. Попутчик утверждал, что по этой части мест, равных Вологодчине, не найти.

Попутчик:

Природа здесь нетронутая, зверь - непуганый. Здесь есть заяц, куропатка, тетерев, рысь, куница - просто уникальная область для того, чтобы человек приехал, пообщался с природой и собирал ягоды, грибы, и охотился.

И, конечно, рыбалка. Здесь еще, помимо того, что можно стрелять, можно рыбачить. Здесь на удочку - не браконьерскими способами, а на удочку - можно поймать довольно большого судака. Есть и язь, и карп. Ну, будем так говорить, на блесну судака вытаскивал примерно на три с половиной килограмма.

Просто край нетронутый.

Владимир Долин:

В дремучих вологодских лесах, рассказывал мой собеседник, есть деревни, мимо которых прошли последние восемьдесят лет нашей истории, никак не задев сложившийся веками уклад жизни.

Собеседник:

Есть до сих пор такие деревни, к которым нет дорог, в которых нет электричества, нет газа, нет никакой цивилизации. Там... ни радио... Честно говоря, лозунг Владимира Ильича "Коммунизм - это есть советская власть плюс электрификация", по всей вероятности, был очень далек. Не была - ни советская власть одной составляющей коммунизма, ни электрификация.

Никаких колхозов там не было. Это было просто нереально, невозможно.

Владимир Долин:

На здоровье местных жителей отсутствие колхозов и советской власти сказалось благотворно.

Собеседник:

Там и бабушки живут, и все нормально. У них прекрасное здоровье, там люди не болеют. Хотя они знают, что такое лекарства, но они больше пьют травочки, коренья. Едят натуральный продукт.

Владимир Долин:

Столь же положительно сказывается на жителях вологодской глубинки и отсутствие телевидения.

Собеседник:

Люди не получают никакой информации. Они спокойны, у них нет нервов... Их не волнует никакой доллар.

Владимир Долин:

Районный центр Шексна к медвежьим углам Вологодчины не относится. От Вологды до Шексны - всего восемьдесят три километра по отличной трассе "Вологда-Новая Ладога". В нетопленом районом доме культуры собрались человек пятнадцать стариков-пенсионеров на встречу с кандидатом в Государственную Думу, журналистом единственной оппозиционной газеты на Вологодчине "Русский север" Евгением Марковым.

Хотя в Шексне советская власть действовала в полном объеме - и поныне районную администрацию возглавляет коммунист - но и шекснинские старики на здоровье не жалуются. Отставной майор внутренней службы - так тот вообще себя стариком не считает.

Отставной майор:

Когда здоровье уже не позволяет ни напиться, ни погулять, ни жене изменить, ни еще каким-то образом набедокурить - тогда легко быть морально устойчивым. Но это все верно, считаю, именно, когда у человека ни на что не остается сил - вот тогда это уже самый настоящий старик.

Владимир Долин:

А бывший номенклатурный работник районного масштаба Иван Альяшов, несмотря на свои шестьдесят семь лет, "пашет" на своем приусадебном участке так, что не каждый молодой угонится. По труду и результат.

Иван Альяшов:

Где-то тонна картошки выращена, может, немножко поменьше, капусты на весь год хватит с остатком, морковка тоже своя, лук свой... Все свое, ягоды нарощены.

Владимир Долин:

Все это - в одиночку, собственным горбом и потом. Помочь некому. Жена - инвалид, а дочери разве что прополоть огород помогают. Но без огорода не прожить.

Иван Альяшов:

Если бы не свои силушки, ведь мы ничего на этот... в магазине-то покупаем хлеб, да молоко, да жиры. Остальное все это... овощи выращены все своим горбом. Не на что купить-то будет нельзя. В магазинах мимо витрин, где лежат мясные изделия, рыбные изделия... ведь это как на музейные реликвии смотришь, да и все. Если скумбрия стоит семьдесят пять рублей килограмм - это более десяти процентов, один килограмм, пенсии не хватит.

Владимир Долин:

К губернской власти у Альяшова претензий нет. А вот что пенсия маленькая, обидно.

Иван Альяшов:

Позгалев обращает определенное внимание к ветеранам, но далеко не такие же одинаковые, допустим, как вот... как которые пенсионеры из силовых министерств, и пенсионеры - бывшие, допустим, работники райкомов, райисполкомов на местах. Тогдашней власти, как говорится, работники. Они все остались. Что они, это самое... В чем они виноваты? Они отделали... Сейчас-то вся-то Россия распоряжается всем имуществом ведь того времени. Тогда они созданы-то были. Чего за эти годы, вот за десятилетие, построено? Да ничего.

Владимир Долин:

Мне, правда, обиднее за какую-нибудь бывшую доярку, которая получает от силы - четыреста рублей, а ее вклад в экономику России вряд ли меньше. В разговор вмешивается отставной майор.

Отставной майор:

Ко всем властям претензии есть, потому что, в принципе, это один и тот же круг. И, в общем-то, одна и та же номенклатура. Только что - разноцветная, по нынешним временам.

Я скажу так, что как номенклатура правила страной семь десятилетий, так она и сейчас правит. Только что была она когда-то одноцветно-красная, сейчас она разноцветной стала. Самые такие уж что ли идейно стойкие, или, проще говоря, не чувствующие времени, они так и остались густо красными.

Самая такая часть, которая всегда будет при кормушке, эта - с легкостью перекрашивается в любой цвет. Они сегодня трехцветные, завтра станут какими-нибудь там серо-оранжевыми или буро-малиновыми. Но всегда постараются нами управлять, на любом уровне, начиная от района и кончая самыми высокими инстанциями. Все везде обличье узнаем одно и то же, знакомое еще со времен бюро райкома или съездов КПСС.

Владимир Долин:

А что до пенсий, то у силовиков она не спроста повышена.

Отставной майор:

Как пенсионер МВД, я лично считаю, что живу неплохо, по нынешним временам. У меня очень даже приличная пенсия, особенно по сравнению с теми, кто получает ниже прожиточного минимума, по сравнению с большинством пенсионеров. Но это, в свою очередь, вызывает какую-то нравственную ущербность. Ведь откуда более привилегированное положение, по сравнению с другими пенсионерами? Из того, что с Министерством внутренних дел власть сейчас старается не ссориться, что тех, кто служит в этих силовых структурах, стараются задобрить. А из каких соображений, спрашивается?

Проще говоря, имеют в виду тот вариант, когда силовые структуры могут понадобиться не против внешнего врага, а против, может быть, тех же самых пенсионеров.

Владимир Долин:

Предвыборные страсти в Вологде и Череповце кипели куда круче, чем в тихом райцентре. Нынешний губернатор Вячеслав Позгалев был назначен исполняющим обязанности главы областной администрации в марте 1996 года указом президента после отстранения прежнего губернатора Николая Подгорногго, который уже в этом году был осужден на семь лет за взятки.

Вячеслав Позгалев считает себя центристом.

Вячеслав Позгалев:

Я не отношусь в чистом виде к "правым". Несколько "правее центра", если так можно выразиться. То есть, я основываю свою политику на здравом смысле, но я считаю, что рыночные механизмы должны лежать в основе экономики.

Владимир Долин:

Государству вологодский губернатор отводит ведущую роль в руководстве экономикой.

Вячеслав Позгалев:

Государство, особенно в переходный период времени, не может стоять в стороне от регулирования процессов экономических на своей территории. Мы обязаны знать, что делается в экономике, для того, чтобы можно было правильно выбирать политику, которую нужно осуществлять для развития экономики.

Владимир Долин:

Всего лишь через полгода после назначения Позгалев был уже избран на высший пост в области, получив около восьмидесяти процентов голосов вологжан. Наследство новому губернатору досталось незавидное.

Вячеслав Позгалев:

Дальше вкладывать было некуда. Хозяйство было полностью расстроено. Долги достигали нескольких месяцев. Общий долг государственный был равен двум областным годовым бюджетам. То есть - область была практически банкротом.

Владимир Долин:

Сегодня же впору говорить о вологодском экономическом чуде. Когда-то дотационный регион входит в десятку регионов-доноров федерального бюджета. А в областном бюджете образовался профицит в семьсот восемьдесят миллионов рублей, и депутаты областной Думы ломают голову над тем, как его потратить.

Два года назад вологодские учителя, месяцами не получавшие зарплату, перекрывали железную дорогу. А пенсионеры вообще забыли, как выглядят деньги. Сегодня бюджетники получают зарплату в срок, а пенсии выплачиваются ежемесячно. Говорит Вячеслав Позгалев

Вячеслав Позгалев:

Это не чудо... или, я сказал бы - "обыкновенное чудо". Никаких особых секретов в нашей экономической доктрине нет. Мы делаем то, что диктует нам экономическая наука. Первое. Мы давно в России говорим, что нужна налоговая реформа. О том, что налоги должны быть минимальными. Мы это сделали.

Мы давно говорим о том, что нужны низкие тарифы на энергоносители. Мы эти тарифы получили первыми в России, два года назад. Снижение тарифов на газ, на электроэнергию и на железнодорожные перевозки.

Все это вместе позволило нашим предприятиям в 1997 году оставить у себя восемьсот миллиардов неденоминированных рублей. Эти деньги были потрачены на пополнение оборотных средств, на реконструкцию и модернизацию предприятий, на выпуск новой продукции высокого качества.

Второе. Мы посчитали, что заботой власти должно быть завоевание рынков сбыта для продукции наших предприятий. Для этого мы, несмотря на критику, которой подвергались - а нас очень активно осуждали за участие в презентациях, в выставках, в ярмарках - тем не менее, мы участвовали. И - более того, добились, чтобы Вологодская область стала базовой для проведения двух федеральных ярмарок. Это - "Российский лес" и "Российский лен". Эти выставки позволили нам завоевать рынки сбыта для своих производителей.

Третий момент. Мы уверены в том, что только состоятельное население может обеспечить рост местной промышленности. То есть - если есть платежный спрос у населения, то работает местная промышленность, мелкие собственники, мелкие производители. И мы пошли на индексацию заработной платы - я уже не говорю о том, что погасили долги по заработной плате, погасили долги по пенсиям. И когда у населения появились деньги, то, естественно, увеличился товарооборот, естественно, опять пошли деньги в местный бюджет.

Еще могу сказать, что мы, когда определяли приоритеты в своей экономической политике, сделали ставку на сильные предприятия. И помогали существовать средним хозяйствам, средним предприятиям. А мелкие, особенно сельскохозяйственные предприятия, мы отдали на откуп местному самоуправлению. Ну, и в результате, сильные, набрав быстро силу, смогли оказать поддержку мелким и средним предприятиям. Через бюджет, естественно.

Владимир Долин:

Добиться от естественных монополий снижения платежей было непросто. Вячеслав Позгалев рассказывает, как ему это удалось.

Вячеслав Позгалев:

Мы получили эти льготы в обмен на обязательства платить, рассчитываясь живыми деньгами. Я абсолютно убежден в том, что все неденежные формы расчета созданы сознательно, определенными людьми, которые на этих неденежных формах расчета сколачивают огромные состояния. И они цепляются за то, чтобы неденежные формы расчета оставались в нашей экономике.

Я убежден, что денег у нас в народном хозяйстве достаточно, то что называется - "живыми деньгами". Но "живые" деньги - они эффективнее работают в народном хозяйстве, они - "короче".

Мы предложили нашим поставщикам энергии, во-первых, сделать полноту расчетов гораздо выше. Мы практически стопроцентно... Вот, скажем, по газу мы уже сто четырнадцать процентов платим. Почему сто четырнадцать? Потому что мы гасим долги, накопившиеся когда-то. И сегодня мы - один из самых лучших плательщиков Газпрома. Причем, доля живых денег в платежах составляет где-то шестьдесят-семьдесят процентов. Это, естественно, привлекает к нам наших партнеров, и они, естественно, нам создают льготные условия.

Это нам оказало очень существенную помощь в том, чтобы наша продукция стала конкурентоспособной, снизить себестоимость. И мы добились за счет этого рывка. Теперь уже, когда предприятия набрали обороты, им не так страшно повышение цен на электроэнергию.

Владимир Долин:

Наверное, в диалоге с энергетиками и Газпромом губернатору помогло и то, что он входит в совет директоров РАО ЕЭС, а через политсовет НДР, членом которого является, связан с Газпромом.

Еще одни источник экономических успехов губернских властей - это, как утверждает губернатор, политическая стабильность на Вологодчине.

Вячеслав Позгалев:

Я вижу секрет нашего успеха, прежде всего, в консолидации всех здоровых сил в обществе. Вот эта консолидация позволила нам проводить ту политику, которую мы предложили этим силам.

Владимир Долин:

Планы губернатора на будущее еще грандиознее. В предстоящие четыре года Вячеслав Позгалев собирается вывести область на доперестроечный уровень производства. Даже вечный оппонент прошлой и нынешней губернской власти, редактор газеты Владимир Панцирев, считает, что губернатору есть, чем гордиться.

Владимир Панцирев:

Действительно, объективно, все в области идет неплохо. Правда, не такая красивая, как то, что нам сейчас преподносят, но она есть объективно.

Вячеслав Позгалев:

Но в то же время, считает Панцирев, успехи не столь бесспорны, как это утверждает областная администрация.

Владимир Панцирев:

У нас за время правления нынешнего губернатора долги прошлых лет копятся вне бюджета. Люди не получают денег, но в бюджете это не отражается. В результате бюджет становится все лучше и лучше, и внешняя картина становится все красивее и красивее. А люди беднеют.

Учтите эти цифры в бюджет, и тогда станет ясно: ведь у нас долги бюджета равны самому бюджету областному. Это страшное дело.

Владимир Долин:

Главной ошибкой властей Панцирев считает полное подчинение экономики политике.

Владимир Панцирев:

В области экономика стратегически - не только тактически, но и стратегически - решается только с точки зрения политики. То, что выгодно нашей власти местной, с точки зрения политической, какое-то экономическое действие, выбор ли партнера, заключение ли контракта, направление ли финансовых потоков туда или сюда - все решается, прежде всего, с политической точки зрения.

В результате, в области растет количество людей, живущих ниже уровня бедности, и в то же время область объявляется донором. Это вот самое последнее, свежее объявление нашего губернатора, что у нас Вологодская область стала областью-донором.

Владимир Долин:

Тем не менее, реальные или мнимые экономические успехи позволили губернатору утверждать, что программа, намеченная на четыре года, выполнена, и добиться досрочных - почти на год раньше срока - выборов.

Правда, Владимир Панцирев считает, что у Позгалева были более веские причины для досрочных выборов.

Владимир Панцирев:

Наверное, это связано с тем, что на будущий год не известно, какой у нас президент будет. Не известна судьба губернаторов, и поэтому надо поспешить закрепиться на следующий срок.

Владимир Долин:

Единственный соперник Вячеслава Позгалева - Сергей Коронов, сотрудник областной администрации, баллотируется от Союза правых сил. Коронову всего тридцать четыре года, но он не считает молодость помехой. К тому же, за плечами Коронова - десять лет политической деятельности в демократических организациях Вологодчины. Антагонистом действующего губернатора себя не считает, но расходится с ним по принципиальным вопросам.

Сергей Коронов:

Я не являюсь его антагонистом и согласен, что он, в целом, в общереформаторском русле действует. Но он располагается где-то между НДР и "Отечеством". А я располагаюсь в "Демвыборе России" и Союзе правых сил.

Ну, мне кажется, что понятно, что между этими направлениями есть разница. Можно назвать первое направление, например, номенклатурным капитализмом, а второе, так сказать, направлением в сторону свободной экономики. Я думаю, понятно, что это не одно и то же, и потому, мне кажется, я представляю альтернативное направление.

Владимир Долин:

Главная, на взгляд Коронова, ошибка - или, если угодно, порок областной администрации - слияние власти и собственности.

Сергей Коронов:

То, что мы говорим о власти и собственности, о том, что их необходимо "разводить", с целью сделать картину более прозрачной... Не очень это пока получается, особенно вот в народно-хозяйственном блоке администрации, где как-то все переплетается, где пытаются до сих пор непосредственно руководить отдельными предприятиями. И мне не кажется это все правильным.

Владимир Долин:

Сергей Коронов считает, что реформы в области идут медленно из-за того, что не реформирована сама власть.

В штабе Союза правых сил меня ожидал сюрприз. "Председатель координационного совета Союза правых сил Вологодской области, заместитель начальника межрегионального избирательного штаба СПС "Центр-1" Михаил Есипов", - представился вчерашний попутчик, любитель охоты.

И это был не единственный сюрприз. Оказалось, что к избирательной кампании Сергея Коронова координационный совет и межрегиональный штаб СПС никакого отношения не имеют и даже считают Сергея Коронова подставкой губернатора Позгалева.

Михаил Есипов:

Он выдвинут по просьбе губернатора области. Это единственная подставка. Не будет этой подставки - не состоятся выборы губернатора области. Жаждет наш благодетель пройти во власть и остаться, закрепиться здесь.

Владимир Долин:

Ситуацию с выдвижением Сергея Коронова Михаил Есипов объясняет так.

Михаил Есипов:

На федеральном уровне ДВР входит в Союз правых сил, а в Вологде в Союз правых сил не вошла только одна партия, или, будем говорить конкретно - движение ДВР. А Сергей Коронов выдвинут именно ДВР.

Владимир Долин:

В свою очередь, сам Сергей Коронов считает штаб Михаила Есипова нелегитимным.

Сергей Коронов:

Я не знаю, чтобы у них были какие-то документы, которые бы подтверждали и принадлежность. Во всяком случае, что они являются какими-то руководителями областного штаба СПС.

Владимир Долин:

Мне так и не удалось выяснить, кто же прав из вологодских "правых". На самом деле, политическая ситуация на Вологодчине определяется не межпартийной борьбой, а интересами крупнейших предприятий области. И первенство здесь принадлежит металлургам.

Череповецкий комбинат "Северсталь" вносит около шестидесяти процентов поступлений в областной бюджет. А политическое влияние металлургов еще выше. Здесь принято считать, что - то, что выгодно "Северстали", выгодно и Вологодской области. В областной Думе металлурги раcполагают собственной фракцией "Вологодчина". О раскладе реальных политических сил рассказывает Владимир Панцирев.

Владимир Панцирев:

Активнее всего политически - "Северсталь". Она постоянно выставляет своих кандидатов - как в местные органы власти, так и в Думу, в государственную. Активно принимала участие в выборах губернатора.

Газпром ведет здесь более осторожную такую политику, более косвенно поддерживает каких-то кандидатов.

РАО ЕЭС России, с приходом туда Чубайса, стало тоже активизироваться.

И сейчас наблюдается даже такая картина неких противоречий, скажем, между кандидатами от "Северстали" в Государственную Думу и кандидатом от РАО ЕЭС России.

Газпром здесь - это больше НДР и больше поддержка губернатора и представителя президента, это - Газрпом.

"Северсталь" - это тоже поддержка губернатора, как своего ставленника и как хозяина области.

И вот, скажем, вот эта вот третья сила - это РАО ЕЭС России.

Накал предвыборных страстей, который никогда не был присущ Вологодской области, это впервые, так сказать, схлест этих трех монстров, "Северстали", Газпрома и РАО ЕЭС, на территории области. Борьба - такая жесткая, непривычная для северян. Лишь бы только она не разочаровала людей окончательно в выборах и в том, что они что-то могут решить.

Владимир Долин:

Но личность действующего губернатора как бы олицетворяет баланс интересов промышленных гигантов. Выходец из "Северстали", связанный с РАО ЕЭС и Газпромом, Вячеслав Позгалев правит, опираясь на эти экономические структуры, и в их интересах. Однако политическая активность крупных предприятий нравится далеко не всем.

В оппозиции губернским властям - и старейшая газета области "Русский Север", в свое время немало поспособствовавшая снятию Николая Подгорного и приходу к власти Вячеслава Позгалева. Ее редактор Владимир Панцирев объясняет, почему.

Владимир Панцирев:

Любая пресса, которая отражает интересы населения, интересы обывателя, оппозиционна к власти, потому что - ну, всегда гражданин любой страны обязательно недоволен своей властью. Ну, что-то ему обязательно не нравится.

Оппозиционность газеты "Русский Север" носит, скорее, политический характер. Потому что нельзя решать экономические проблемы только с точки зрения, выгодно это тебе, как политику, или нет.

Владимир Долин:

В свою очередь, власть с газетой тоже не церемонится.

Владимир Панцирев:

Если раньше, при прежнем губернаторе, методы борьбы с "Русским Севером" были более простые: поджечь редакцию, еще там... побить сотрудников, организовать...

Сейчас это делается по-другому, причем, совершенно, так сказать, ужасающими для бюджета методами. Накачиваются за счет бюджетных денег СМИ, учредителем которых является администрация. Создается вначале одна бесплатная газета тиражом сто семьдесят или сто девяносто сейчас тысяч, под названием "Губерния".

Теперь создана еще одна бесплатная газета тиражом сто семьдесят тысяч, под названием "Вологодская неделя". И вот эта "Вологодская неделя" вообще очень интересно распространяется. Ее разбрасывают по почтовым ящикам всех подписчиков районных газет, всех подписчикам официальной газеты "Красного Севера" и всем подписчикам газеты "Русский Север". Она издается в виде подделки под газету "Русский Север".

Владимир Долин:

Независимость "Русского Севера" от властей, как марксистское учение, зиждется на трех источниках.

Владимир Панцирев:

У нас три источника для газеты. Это деньги за подписку, деньги за рекламу и деньги за розничную торговлю. Да, все эти суммы упали. Да, выросла стоимость бумаги. У нас бумага одно время росла быстрее, чем курс доллара.

Сейчас мы значительно живем беднее, чем раньше, но мы научились экономить.

Владимир Долин:

А в повседневной деятельности редакция руководствуется простыми принципами.

Владимир Панцирев:

Мой жизненный принцип - и принцип этот мы стараемся в газете осуществить - "Не ври и не воруй". Вот так вот и можно сказать, что, скажем, "не ври" - это политический принцип, "не воруй" - это экономический принцип.

Владимир Долин:

Того же журналисты требуют и от властей. По мнению Владимира Панцирева, независимая пресса - это единственный сегодня механизм контроля общества над властью. И отказываться от этой миссии он не собирается.

На состоявшихся выборах Вячеслав Позгалев подтвердил свой успех трехлетней давности, набрав восемьдесят четыре процента голосов, при полном отсутствии левой оппозиции и реальной правой альтернативы. И если "левые" для Вологодчины - похоже, день вчерашний, то "правые" могут стать партией власти завтра. Если, конечно, сумеют объединиться.

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Вологды Владимира Долина.

В Тамбове коммунист Александр Рябов проиграл представителю президента Олегу Бетину, которого поддерживал "путинский" "Медведь". Из Тамбова сообщает Инна Кабанова.

Инна Кабанова:

Традиционно голосующая за представителей КПРФ, область на этот раз предпочла действующему главе администрации Александру Рябову ("красному губернатору", по его же определению), независимого кандидата, представителя президента в области Олега Бетина.

Вопреки пессимистическим прогнозам, в голосовании приняли участие около сорока пяти процентов избирателей области, по предварительным данным, Олегу Бетину отдали свои голоса более пятидесяти процентов. Александр Рябов на шесть процентов отстал.

Поддержка лидеров КПРФ, предвыборный визит которых, кстати, горожане встретили неоднозначно, не смогла повлиять на решение избирателей.

Эксперты еще долго будут спорить, что сделало победу Бетина возможной: поддержка сверхпопулярных политиков Шойгу, Путина, или привлечение на свою сторону не вышедшего во второй тур, но набравшего почти четырнадцать процентов в первом - лидера местного движения "Мир, труд, май" Андрея Франса.

Михаил Соколов:

Рассказывала Инна Кабанова.

Ход губернаторских выборов в России мы обсудим с гостями московской студии Радио Свобода. Это - Ирина Хакамада, Союз правых сил, Сергей Попов, "Единство"-"Медведь", Алексей Митрофанов, ЛДПР, Алексей Мельников, "Яблоко", Вячеслав Никонов, "Отечество - Вся Россия" и Александр Кравец, Компартия Российской Федерации.

Я начну с Компартии. Господин Кравец?

Александр Кравец:

Ну, вы знаете, что губернаторские выборы в России начались раньше, чем 19 декабря, в целом ряде регионов они прошли досрочно. И, кстати, обращает на себя внимание, что при всех нарушениях, при переносе срока выборов, ни один губернатор, кроме питерского, не пострадал. Здесь был подключен опять тот самый кремлевский ресурс, который помог одержать победу "Яблоку", или правым силам, это уже второй вопрос.

Что касается ситуации с выборами. Во-первых, они еще не закончились. Совершенно очевидно стало, что в России (да и выборы в Думу показали) сама идея демократических выборов вообще приходит к своему концу. То есть - большинство людей понимает, что остаются, как правило, те, у кого реальная власть, кто может безнаказанно нарушать все законы. И всякая, так сказать, борьба честная здесь исключена. И все рейтинги, и все итоги голосования заранее просчитаны, расписаны, и это пародия, вообще сказать, на выборы.

И, тем не менее, борьба продолжается. В ряде регионов мы все равно одержали победу. У нас позиция меняется, в целом, других губернаторов. Поэтому я думаю, что перспективы здесь нормальные. Но с точки зрения оппозиции, мы получаем, может быть, более благоприятную ситуацию, потому что иллюзии, связанные с таким медленным выдавливанием тех сил, которые сегодня предопределяют социально-экономический курс, у народа уходят. А значит, и партия, и оппозиция, и союзники должны выбирать другие формы и методы борьбы. И они, по-моему, не за горами.

Михаил Соколов:

Алексей Мельников, "Яблоко". Насколько я понимаю, вашей победой в этих губернаторских кампаниях была отмена Верховным Судом выборов в Санкт-Петербурге?

Алексей Мельников:

Не только. Я хотел бы возразить господину Кравцу. Вы понимаете, нас не очень интересуют игры номенклатурные между московской бюрократией, бюрократией регионов и кремлевской бюрократией. Нам это не интересно. Нам важна буква закона.

То, что было в Санкт-Петербурге, это просто вопиющее, абсолютно вопиющее, наглое нарушение закона. Фальсификация самая настоящая. И то, что мы добились этого в Верховном Суде, даже ценой наших потерь, электоральных потерь в Санкт-Петербурге, потому что было мало времени для того, чтобы донести свою позицию для избирателей, - но мы объяснимся. Мы считаем это принципиально важным и очень хорошим.

Второй момент. Я хотел бы сказать господам из КПРФ. Ну у вас же есть как бы, так сказать, Селезнев, который прошел во второй тур выборов в Подмосковье...

Александр Кравец:

Почему "как бы есть"? Есть. При чем здесь...

Алексей Мельников:

Не "как бы", а напрямую - есть, и тем более странно, что вы про это не сказали. Тем более что он победил действующего губернатора Тяжлова. Но я бы хотел обратить внимание еще на один момент. Во второй тур прошел господин Громов, с ним прошел, в качестве кандидата на пост вице-губернатора, Михаил Александрович Мень...

Михаил Соколов:

То есть - блок "Отечества" и "Яблоко"?

Алексей Мельников:

Я считаю допустимым в отдельных регионах блок "Отечества" и "Яблока" против КПРФ. Это наш кандидат. У нас есть целый ряд моментов, целый ряд мыслей, программ по развитию, скажем, малого, среднего бизнеса в Подмосковье. Если Михаил Александрович и господин Громов победят на этих выборах - мы будем добиваться, чтобы это проводилось и реализовывалось. Вот.

Это наш, я считаю, второй, достаточно серьезный и крупный успех. Посмотрим, конечно, как будет дальше, потому что у господина Селезнева там, конечно, преимущество в семь процентов по первому туру, но мы это считаем принципиально важным.

Михаил Соколов:

Теперь - "Медведь", Сергей Попов. Насколько я понимаю, самая крупная победа "Единства" на этих выборах - это победа господина Наздратенко в Приморском крае, о которой говорят, что она на самом деле достигнута самыми незаконными методами. Там - снятием кандидата Светланы Орловой от "Отечество - Вся Россия", массовыми фальсификациями. И вам, по-моему, грозят там большие суды еще впереди.

Сергей Попов:

Я хочу сразу сказать, что выборы губернаторов к межрегиональному движению "Единство" не имеют вообще никакого отношения.

Михаил Соколов:

То есть - за Наздратенко вы не отвечаете?

Сергей Попов:

Мы - единственный блок, который сказал, что мы идем только на выборы в Государственную Думу. Мы принципиально не поддерживали и не выступали против ни одного губернатора. А помимо этого, прошу прощения, были еще выборы мэров, глав администраций...

Михаил Соколов:

Да у вас в Твери, по-моему, господин Платов идет - тоже член "Медведя", или - "Единства".

Сергей Попов:

Да, вот Платов, он единственный, который у нас идет по федеральному списку, и как бы - на губернатора. Поэтому наша позиция здесь была определена, и Шойгу об этом достаточно четко говорил.

А то, что губернаторы, которые поддерживали "Медведя", одновременно как бы избирались, и где-то выигрывали, и где-то прошли во второй тур - ну, дай Бог...

Михаил Соколов:

Так вы Платова во втором туре поддерживаете в Твери, или нет?

Сергей Попов:

Как фракция, мы будем его поддерживать. Партии нет у нас.

Михаил Соколов:

Вячеслав Никонов, "Отечество - Вся Россия". Ну, что, ваше участие в этих выборах - победа в Ярославле над представителем "Яблока", да?

Вячеслав Никонов:

Победа в Москве мэра Лужкова.

Михаил Соколов:

Над СПС.

Вячеслав Никонов:

Что касается ситуации в Санкт-Петербурге - ну, "Яблоко" там было, конечно, использовано, при всем благородном гневе... Сейчас уже большинство губернаторов переносят сроки выборов, но, тем не менее, пострадал от этого только губернатор Санкт-Петербурга Яковлев.

Михаил Соколов:

Но нигде-то ключи для голосования не воровали, все-таки?

Вячеслав Никонов:

Ну, да... Здесь, на самом деле, история... э-э... довольно темная, и там не так все однозначно, и не так все ясно. Яковлева лишили возможности избраться сейчас, хотя он пользовался поддержкой семидесяти процентов (по опросам) населения города. И я уверен, что, после решения Верховного суда, этот рейтинг значительно вырос.

По Приморью. Да, Орлову сняли в последний день по совершенно надуманному предлогу. В качестве неудачи "Отечества - Всей России" на губернаторских выборах, я бы отметил только выборы в Новосибирске, где кандидат "Отечества", действующий губернатор Муха, потерпел поражение.

Оренбургские выборы...

Михаил Соколов:

От "Медведя" опять же и Союза правых сил, насколько я понимаю.

Вячеслав Никонов:

В основном, да. От "Медведя". Что касается Оренбурга - там человек, которому симпатизировало "Отечество", так скажем, не было официального кандидата, он каким-то образом в первом туре на сотые доли процента отстал от кандидата Коммунистической партии.

Что касается Московской области - здесь, действительно, предстоит серьезная очень борьба. Здесь, как бы, никаких возможностей... компромиссы с Коммунистической партией просто невозможны. Естественно, "Отечество - Вся Россия" поддерживает кандидатуру генерала Громова и Меня.

Михаил Соколов:

Ну, что ж - ЛДПР. Ваш кандидат проиграл в Новосибирске (Евгений Логинов), не вошел во второй тур. Других я, честно говоря, событий не заметил.

Алексей Митрофанов:

Везде происходит одно и то же, и это характерно и для "Отечества", и для коммунистов, и для Кремля. Там, где контролируют губернаторы, они делают все одно и то же, независимо от участия в различных блоках.

А чем занимается Кондратенко в Краснодарском крае? Весь так называемый административный ресурс и у коммунистов, и у "Отечества", бросается одинаково, зажимается. И везде губернаторы наши научились по семьдесят-восемьдесят процентов выжимать. Везде научились, кроме тех, кто совсем запойно пьет. Понимаете, о ком я говорю. И то - если бы он просох в этот вечер, он бы тоже бы что-то сделал. Но он просто в этот вечер "отрубился".

Это - Россия, вот в чем дело. Мы все с западных канонов подходим ко всему. У нас - такой же рок-н-рол. Как только мы свой домотканый начали делать, то такие пошли тексты, что все стало смешно. Понимаете? Такая же демократия будет смешная. Мы в России, поскольку мы не протестанты, и не боремся, как "Яблоко" за букву закона... для нас весь этот закон - это ерунда. И не живем мы по этим всем...

Да-да-да. Для вас тоже. Для всех... Это российская традиция. Мы - не западная цивилизация, понимаете? Поэтому у нас все вернется к феодальной системе. Сразу. Ну, к такой, княжеской. Князь... Сильный князь? Молодец. Будет сидеть пожизненно. Слабый князь? Ну что? Заменят его, так сказать.

Это обычная наша традиция. Поэтому спокойно относитесь к выборам губернаторов. Все они, кроме пьющих и совсем поссорившихся с Кремлем, переизберутся. Все. Так что не надо нервничать. Надо найти только дырку - вот здесь слабый человек, здесь можно его подвинуть. Вот в Подмосковье так происходит. Есть шанс там кому-то новому пробиться.

Меня, кандидата, зарегистрированного в мэры Москвы, в два часа ночи с 19-го на 20-е не пустили в Мосгоризбирком, где проводился подсчет голосов. Капитан сказал: "Рабочий день закончился". Вот и вся демократия лужковская. Она такая же кондратенковская, такая же наздратенковская, она любая такая. Такая же и у Михайлова будет в Пскове. Понимаете?

Михаил Соколов:

Это ваш - ЛДПР.

Алексей Митрофанов:

Да, наш. Да-да-да.

Михаил Соколов:

Спасибо, Алексей Митрофанов Я подозреваю, что и кандидаты от ЛДПР тоже выпивают. Судя по их успехам.

Ирина Хакамада, Союз правых сил. Ну, какие ваши ощущения от губернаторских выборов?

Ирина Хакамада:

А ощущения следующие. Каждый раз побеждала та или иная партия власти, вот. Или это существующие административные ресурсы существующего губернатора, и он побеждал. Или он с грохотом проигрывал, потому что против него выступала более сильная партия власти. И таким партиям, которые не являются партиями власти, как Союз правых сил или "Яблоко", остается только или приклеиваться, садиться "на хвост", или вообще не обращать внимания, потому что пока мы не станем партией власти в существующей системе отношений, мы не можем влиять на губернаторские выборы.

Михаил Соколов:

Но Стариков-то у вас в Новосибирске, по-моему, член Союза правых сил, сейчас попал во второй тур?

Ирина Хакамада:

Да, он попал во второй тур, но мы не уверены. То есть, мы, конечно, желаем успехов, очень тяжело бороться, на самом деле, да. Ну, понятно. И сейчас могут играть на этих выборах серьезно только "Отечество - Вся Россия", "Единство" и существующий губернатор. Все.

Михаил Соколов:

А коммунисты?

Ирина Хакамада:

Коммунисты - не знаю.

Александр Кравец:

Мы не играем. Мы работаем.

Ирина Хакамада:

Да. Я не знаю, Селезнев - это интересная игра, надо еще с ней разобраться. Что там происходит.

Михаил Соколов:

Последнее. Очень коротко, вот здесь уже была эта идея, высказанная некоторыми участниками разговора: что губернаторские выборы вообще не имеют смысла. Нужно ли вообще избирать губернаторов в России?

Вячеслав Никонов?

Вячеслав Никонов:

Я считаю, что - нужно, поскольку у нас в Конституции записано, что Россия - федерация. А если федерация, то губернаторов надо избирать.

Михаил Соколов:

Алексей Митрофанов?

Алексей Митрофанов:

Не надо избирать. Все надо назначать. Царь должен назначать князей, все... и вниз - всю структуру власти.

Михаил Соколов:

Сергей Попов, "Медведь".

Сергей Попов:

Если мы строим нормальное правовое государство, надо избирать.

Михаил Соколов:

Александр Кравец, КПРФ.

Александр Кравец:

Глав администраций субъектов федерации надо избирать. Законодательные собрания субъектов федерации по представлению центральной администрации... Тогда есть резон управлять и нет того произвола и бесконтрольности, которая сегодня творится у нас "от Москвы до самых до окраин".

Михаил Соколов:

Алексей Мельников, "Яблоко".

Алексей Мельников:

Так, как сейчас, избирать не надо. Потому что в большинстве случаев - это просто не выборы. Но власть должна быть ответственной перед народом, и губернаторы должны избираться народом на честных конкурентных выборах. Без воздействия со стороны власти.

Михаил Соколов:

Ирина Хакамада, Союз правых сил.

Ирина Хакамада:

Я согласна, что надо избирать, но не так, как сейчас.

Михаил Соколов:

А как?

Ирина Хакамада:

Ну, во всяком случае - лишить, например, депутатской полной неприкосновенности. И подумать, вообще, что делает Верхняя палата.

Михаил Соколов:

У микрофона Михаил Соколов. 9-го января в трех регионах России пройдут вторые туры выборов. В Московской области шансы Геннадия Селезнева и Бориса Громова примерно равны. Интересным обещает быть и соперничество в Новосибирской области. Об этом расскажет Андрей Кузнецов.

Андрей Кузнецов:



На пост главы областной администрации претендует мэр Новосибирска Виктор Толоконский и заместитель министра экономики России Иван Стариков. Действующий губернатор Виталий Муха, занявший третье место в предвыборной гонке, 22 декабря без громких заявлений ушел в очередной отпуск.

События последних дней говорят о том, что, возможно, Муха будет исполнять губернаторские обязанности еще полгода, а также он может получить шанс еще побороться за свое переизбрание на новый срок. Это может случиться, если второй тур выборов будет признан несостоявшимся.

Лидер отделения Союза правых сил Александр Фомин выступил с заявлением, что Стариков и Толоконский одинаково симпатичны "правым", и предложил своим сторонникам определяться с выбором индивидуально. Областной комитет КПРФ, председатель которого Виктор Кузнецов финишировал в предвыборной гонке четвертым, ознакомился с декабрьскими тезисами двух фаворитов в предвыборной гонке, после чего рекомендовал своим однопартийцам голосовать против обоих кандидатов.

Такую же позицию заняло руководство местного отделения ЛДПР. Массовый подход ко второму туру под лозунгом "Против всех" может сильно изменить предвыборный расклад. Пока что этим решили воспользоваться только "левые". 28-го декабря руководство Народно-патриотического союза Новосибирской области приняло решение призвать всех своих сторонников прийти на выборы и проголосовать против Старикова и Толоконского. Это уже не одиночный демарш местных коммунистов. Широкая коалиция "левых" решила попытаться сделать так, чтобы выборы были признаны несостоявшимися. Как известно, в случае, если против обоих кандидатов проголосует больше избирателей, чем за кого-нибудь из них, областной избирательной комиссии придется назначать новые выборы.

Таким образом, предвыборная кампания может затянуться еще на полгода. "Левым" эта отсрочка нужна, чтобы раскрутить новую кандидатуру. Речь идет о Николае Харитонове, бессменном представителе избирателей Барабинского одномандатного округа в Нижней палате российского парламента. В интервью газете "Новая Сибирь", опубликованном 29 декабря, комментируя решение областного НПСР, он заявил дословно следующее: "Если выборы не состоятся, то я выдвину свою кандидатуру, и не сомневаюсь, что одержу победу".

Если предположить, что электорат "левых" и сторонники партии Жириновского 9 января дисциплинированно придут и проголосуют против обоих кандидатов, а Стариков и Толоконский сохранят своих избирателей - выборы, безусловно, будут признаны состоявшимися. Но если проигравший в первом туре губернатор Виталий Муха увидит в возможности переносов выборов новый шанс для себя и призовет своих сторонников также проголосовать "против", Новосибирская область получит нового главу обладминистрации не раньше, чем через четыре месяца.

Против такой перспективы уже выступил полномочный представитель президента России Игорь Шмидт. Он призвал новосибирцев прийти на выборы и обязательно проголосовать "за", а не "против".

Михаил Соколов:

Это был репортаж из Новосибирска Андрея Кузнецова.

В Тверской области член "путинского" "Единства" губернатор Владимир Платов имеет 9 января шансы во втором туре выборов обойти коммуниста Владимира Баюнова. Об этом в одной из следующих программ Радио Свобода "Выборы-2000" расскажет корреспондент Радио Свобода Владимир Долин.

С Новым годом!

XS
SM
MD
LG