Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы - 98


Кандидатами на пост главы республики Мордовия зарегистрированы двое. Это - сам нынешний руководитель республики Николай Меркушкин и, дабы создать альтернативность, директор Саранского комбината макаронных изделий Алексей Шаров. Избирком отказал в регистрации еще четырем претендентам, в том числе двум депутатам ГД - лидеру местных коммунистов Евгению Кастерину и Николаю Медведеву, ранее начальнику управления администрации президента России, якобы по причине массовой фальсификации подписей граждан. Пострадавшие наветы опровергают и обвиняют большинство членов избиркома, зависимых от главы республики, в неправомочных действиях.

Вдобавок в деревне Крым-Гроза Зубово Полянского района, где живет-то всего 12 человек, был зарезан отец Николая Медведева. Прокуратура утверждает, что по пьянке, собутыльники. Но Николай Медведев заявил, что ему угрожали и лично, и неоднократно, и отказался от борьбы. А лидер коммунистов Кастерин при поддержке ЦК КПРФ продолжает судиться с властями Мордовии и грозит дойти до Верховного суда. Так начался финальный этап избирательной кампании в Мордовии, где выборы пройдут 15 февраля.

Сегодня гость московской студии радио "Свобода" один из самых ярких и противоречивых российских политиков, избранный в октябре губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. Нынешний Тулеев совсем не тождественен ярому оппозиционеру, главе Кемеровского облсовета, депутату съезда народных депутатов России, объявлявшему власть Ельцина "коллективным Распутиным". Дружбе с идейными большевиками и профессиональными революционерами пришел конец. По вполне естественным причинам Аману Тулееву не подошел зюгановский вариант националистического социализма. Власть пригласила Тулеева в правительство, после министерства по делам СНГ Тулеев рискнул принять Кузбасс как назначение президента, а затем на выборах подтвердил мандат избирателей. Он показал себя не только ловким популистом, как все привыкли, но и трезвым хозяином, способным вписаться в новый строй, причудливо сочетающий пережитки социализма с капитализмом рыночным и капитализмом олигархическим.

Беседуют с губернатором Кузбасса корреспондент радио "Свобода" Лиля Пальвелева и я, ведущий программу "Выборы-98", Михаил Соколов. Итак, начнем.

Вопрос:

Аман Гумирович, в Кузбассе почти уже 100 дней есть избранный всем населением губернатор, то есть вы. Несколько раньше избрана и представительная власть. Скажите, как строятся ваши отношения с Законодательным собранием? Ну, вот известно, в одних регионах законодательные собрания принимают законы о поощрении инвестиций, по налоговым делам, а в других, извините, правила по выгулу собак?

Тулеев:

Знаете, в данном случае есть полнейшее понимание, и законы представляемые, не депутаты выдумывают, а законопроекты представляем мы, то есть исполнительная власть. Вначале разрабатывает коллегия. К примеру, последний закон о предпринимательстве. Здесь дается ряд льгот, создаются условия для того, чтобы появились новые рабочие места. В данном случае, ну, не было еще таких столкновений, и не дай бог, чтобы они происходили. Есть полнейшее понимание того, что делается в области. Кроме того, председатель Законодательного собрания является членом коллегии администрации области. И на коллегии мы также приглашаем депутатов. Мы говорим: "Давайте, садитесь". И вместе ищем доходную часть бюджета. Хватит выяснять отношения, работайте вместе с нами.

Соколов:

А вы бюджет на этот год уже приняли?

Тулеев:

Мы его не можем принять, потому что мы не знаем, что же мы получим, какой трансферт будет. Вот я встречался с председателем правительства, он дал задание, Виктор Степанович Черномырдин, Минфину, нам и законодателям Кемеровской области. Мы подсчитали вместе. Прямой отсчет называется. Получается, Москва должна дать Кузбассу пять триллионов рублей, но эти деньги еще в старом исчислении. А там заложили в бюджете-98, вот сейчас в ГД третье чтение будет, триллион двести. Вот поэтому какая будет цифра? Если триллион двести, это привет, это мама моя дорогая. Я тогда не знаю, каким образом мы будем работать в дотационном регионе. Если хотя бы 3 и 4 триллиона, это еще можно биться, решать там. Поэтому вот когда утвердится окончательная цифра, тогда будет бюджет 98 года в Кемеровской области. Но черновая работа вся проведена, согласования все проведены. Поэтому нужна окончательная цифра трансферта.

Пальвелева:

Скажите, пожалуйста, а как строятся сегодня ваши отношения с местными коммунистами? Я помню, что на выборах, на ваших выборах губернатора, они отказали вам в поддержке и даже в общем выступали против. Как сегодня складываются эти отношения?

Тулеев:

Надо разделять. Есть честные люди, и я их очень люблю, и честные коммунисты, которые ничего в жизни не знали. Они пахали, пахали и сейчас пашут. Низкий им поклон. А есть чиновники, которые всегда предавали людей и тех, кто честно пашет. Вот руководство, областной комитет партии против меня. Причем у первого секретаря обкома животная ненависть ко мне. И он выступал против на выборах, и сейчас ездит против.

Пальвелева:

Это Теймураз Валиани?

Тулеев:

Да, не поддерживает любые начинания. Честно говоря, у меня есть вопрос тогда к рядовым коммунистам. Ну, сколько вас могут предавать вообще? Сколько можно? И в данном-то случае. Мы же призываем к сотрудничеству всех. Мы открыли все деньги, установили прозрачные бюджеты. Опубликовали свои планы и призываем: давайте, вкалывайте. Выходит тогда вопрос к тому же первому секретарю обкома: так, милый мой, ты за что борешься? Тебе, выходит, просто власть тогда нужна. Ну, так и делай. Сейчас же тебе никто не мешает. Садись рядом и делай. Не хочет. Вот это страшно. То есть оппозиция нужна, но эта оппозиция должна быть конструктивной. Есть возможность - работай. А если есть возможность, а ты не работаешь, ты - вредитель.

Соколов:

Скажите, а каковы ваши отношения с теми, кого так обобщенно называют демократами, либералами. Они как к вам относятся?

Тулеев:

А как они могут относиться, если за человека проголосовали 95 процентов. Я, во-первых, выполняю волю большинства населения, так. Ты же представляешь, 95 это 95. Исходя из этого, мы ведь никого не преследуем. Мы всем говорим: ребята, хватит. Давайте созидать. Времени осталось мало. Некогда, некогда все силы и страсти уже направлять на разборки. Разборки кончились. Воля народа объявлена. И все должны выполнять волю народа.

Пальвелева:

А как сложились ваши отношения с мэрами региона? Они ведь тоже были не так давно избраны?

Тулеев:

Нормальные отношения, вы знаете, очень нормальные. Единственное, конечно, я спрашивал и буду спрашивать за резервы. Тогда, когда не горит лампочка, еще чего-то там, улица не подметается, а народ кричит "долой правительство", это не нормально. Нужно кричать "долой мэра". То есть резервы. Вот здесь я спрашиваю по полной катушке. То, что зависит от тебя, то, что ты должен выискивать, пополнять доходную часть бюджета, облегчать жизнь людям. Я говорю: следи, что ты обещаешь. Вывесь свою программу на видном месте. И каждый раз смотри - сделал или не сделал. Вот за это спрос нещадный. Многим это не нравится, но я и предупреждал всех, когда шел на выборную кампанию, что я буду спрашивать, жестко буду спрашивать. За воровство казны, не приведи господи. За то, что ты можешь принять меры сегодня, а сидишь и ждешь. Чего ты ждешь-то? Исходя из этого мы сейчас вышли с законом: ну и что, что ты выбран? А мы предлагаем, если ты не выполняешь свою предвыборную программу, если не делаешь то, что положено делать, значит все - вперед, бери шинель. Досрочные выборы должны быть.

Соколов:

Это кто будет решать? Это будет референдум решать?

Тулеев:

Это будет решать Законодательное собрание. Мы с проектом закона таким вышли, о досрочном прекращении полномочий.

Соколов:

Это областной закон?

Тулеев:

Тех глав, которые не выполняют свои предвыборные программы.

Пальвелева:

Ну вот, к примеру, известно, что крупнейший в области город Новокузнецк заплатил за декабрь всего 1,7 процента положенных федеральных налогов. Как вы с мэром Новокузнецка намерены обойтись?

Тулеев:

Надо разбираться. Дело-то не в чем. Во-первых, мэр на месте, это очень умный, талантливый парень. Он избран, причем избран-то прилично. Но вы же посмотрите, 22 шахты хлопнули. Вина мэра? Нет. А налогов нет. Кузнецкий металлургический комбинат лежит на боку, а это основной плательщик налогов. Западносибирский комбинат, громадина, которая дает 70 процентов налогов - внешнее управление. Поэтому, здесь ведь надо разбираться. Здесь нельзя так: достал саблю, и привет. Смотреть, все ли ты сделал. Ну, если шахта закрыта, что ты с нее возьмешь? Поэтому здесь нужно предметно разбираться. И мы разобрались. Мы считаем: то, что он смог, он сделал.

Соколов:

Я все-таки весьма удивлен вашей инициативой относительно снятия мэров. Дело в том, что было же разъяснение Конституционного суда в связи с подобной ситуацией, по-моему, в Удмуртии. Там тоже республиканские власти были недовольны мэром Ижевска и хотели его упразднить, изменить структуру власти или самого его снять. Было разъяснение, что нужно, чтобы человек нарушил закон, тогда, действительно, областные власти могут его снять с должности, даже избранного. В данном случае ведь речь не идет о нарушении закона, речь идет о нарушении предвыборных обязательств. То есть вы как-то пытаетесь продвинуть инициативу, которая несколько противоречит решению КС.

Тулеев:

Хорошо, если я вижу, что мэр не дорабатывает, что за счет его лености, за счет праздного образа жизни, за счет того, что он раздает льготы направо-налево, казна не добирает, а соответственно, люди не получают элементарного, даже детские пособия, почему я с ним должен целоваться? Я его предупреждаю раз, второй раз, на третий раз его нужно выгонять. Почему? Потому что человек живет один раз. Почему я на него должен смотреть? Ты нарушаешь главный закон. Тебя никто на аркане не тянул в эти мэры. Ты знал, куда шел, и ты каждую копейку должен разворачивать в сторону людей. Не разворачиваешь, значит, воруешь. Даешь льготы, значит, взятки. Другого определения не может быть. Тогда ты снижаешь, милый мой, жизненный уровень. А тебе никто не дал право издеваться. Никто. Ты нарушаешь Основной закон. Поэтому, я считаю, я правильно поступаю.

Соколов:

Просто, понимаете, есть третья власть, есть суд. В суде можно доказать, что человек нарушил закон или нарушил Конституцию, и доказывать это. Но вот вас упрекают, между прочим, что вы третью власть - судебную, юридическую - довольно часто и критикуете и иногда и игнорируете.

Тулеев:

Я ее действительно критикую и не только суд, но и в первую очередь прокурора. И у нас большие с ними разногласия, большие. Когда 600 миллионов долларов уходят с Кузбасса, где не хватает ума выплатить детские пособия, а прокурор не принимает меры, у меня есть вопросы к прокурору. В чем дело? Почему ты не принимаешь меры, Когда убили 8 руководителей шахт и мафия диктует куда отправлять уголь, иначе этого директора шахты убьют? И ни к одному не приняты меры, у меня есть вопросы к прокурору. И большие вопросы. Когда мы говорим: вот казну разворовали, и даем фамилии, кто разворовал, он не принимает меры, я что должен этого прокурора целовать? Я удивляюсь линии поведения генерального прокурора. Если бы он принял меры к прокурору, еще не известно, была бы такая социальная напряженность в области.

Соколов:

А вы с генеральным прокурором встречались по этому вопросу?

Тулеев:

Не только встречался. Я уже письма ему... Он, по-моему, уже вздрагивает от писем моих. Я не понимаю позицию его. Вот честное слово. Пример. Избивают среди бела дня генерального директора объединения Белов. Среди бела дня насмерть бьют. Насмерть. Вы думаете, приняты какие-то меры? Нет, не приняты. А группировка мафиозная настолько обнаглела, что у прокурора области, у прокурора уже украли машину. У прокурора, с этими с мигалками, с суперсвязью. У прокурора. Поэтому люди и говорят, да к кому идти. Если угоняют машину, говорят: да шут с тобой, я пойду к вору в законе, он мне через неделю эту машину доставит.

Соколов:

Чья машина-то?

Тулеев:

Прокурора что ли? Да нет, конечно.

Пальвелева:

Самый известный сегодня мэр Кузбасса это Геннадий Коняхин, мэр Ленинска-Кузнецкого. Он находится под стражей. Скажите, это все-таки типичное явление для Кузбасса такой мэр, или исключение?

Тулеев:

Я считаю, это исключение. Опять-таки, это вина в первую очередь прокуратуры. Ведь люди шли на выборы. Ты скажи: "Люди, я вам должен сообщить, что у парня вот это, вот это и вот это". Всего на всего, выйди, открой рот и расскажи. И тогда у людей был бы выбор. То есть я его не упрекаю. В Кузбассе, если уж на то пошло, процентов 20 судимых, и судимость судимости большая рознь. Да, подрался я с тещей, ну что же, теперь меня всю жизнь за это упрекать что ли. Или там еще что-то. Я ненавижу тех людей, которые совершили насилие, убийство. Об этих речи не может быть. Но ты, когда идешь на выборы, ты обязан все - начиная от того, что ты списывал в третьем классе, если ты это делал, и вплоть до того, сколько воровал, - все это рассказывать. Если ты не рассказываешь, прокурор должен следить. А вот они это не выполнили. И за это должны нести ответственность. А народ-то не знал, когда. Пользовались слухами какими-то. Достоверной информации никто не выдал. И вот в этом вина не его, а в первую очередь правоохранительных органов.

Соколов:

Но вот сейчас есть конкретное обвинение в адрес Коняхина - хищения, неправедная приватизация и так далее. Как вы считаете, эти обвинения имеют под собой какую-то почву?

Тулеев:

Они имеют, причем очень приличную почву. Установлена связь его. Причем так вот там - начальник службы безопасности работал на него, я к примеру. Правоохранительные органы работали на него. Суммы хищений есть. Я не могу вот все это раньше времени. Суд есть суд. Суд решит. Заведено шесть уголовных дел. Но ввиду того, что ниточки слишком далеко тянутся, в том числе и в Москву, уточняются детали, конкретизируются. То, что затянули, вот здесь неправильно. Ведь каждую неделю ЛДПР приезжает. Каждую неделю флаги: освободить! Вы говорите, отношения с судами, я не в ладу... Есть суд, есть прокурор, есть правоохранительные органы. Ради бога. Ничего. Мы даже вот смотрим со стороны. Единственно следим, чтобы в городе было нормально. Назначили на этот период исполняющим обязанности мэра. Мы же не можем 200 тысяч населения просто пустить на самотек.

Соколов:

А кстати, почему именно Жириновский, его партия защищает Коняхина? Вас это не удивляет?

Тулеев:

Есть вопрос. Я не знаю, с чем это связано, но просто так люди не ездят. Видимо, что-то отстегивается. Это мое мнение, я не могу утверждать. Но просто так с чего бы поехали. Кто-то же не едет. Аграрники не едут, коммунисты не едут, промышленники не едут, а вот ездит именно одна партия.

Соколов:

Еще один вопрос, связанный с правоохранительной системой опять же. Вот вы говорите, человека избивают известного в области, на улице, насмерть и так далее. Но это вопрос не только к прокуратуре, которая не нашла убийц, преступников, но, наверное, и вопрос к милиции, как можно допустить такое? Куда смотрит милиция? Простой вопрос. Где начальник УВД, где начальник милиции этого города?

Тулеев:

В данном случае с начальником УВД... Генерал Виноградов Анатолий Владимирович. Я очень благодарен министру МВД Куликову Анатолию Сергеевичу, он-то как раз на месте. У нас страшная вещь получается. Милиция вылавливает, причем уже очень мощно. У нас около 100 бандитских формирований. Он очень мощную работу провел, очень мощную. А все упирается в суды. Получается, сейчас всю систему правоохранительную тормозит суд. Судья напуган насмерть. То есть боятся судьи. Охраны судей нет. Но вы знаете все эти проблемы. И сейчас нам нужно срочно принимать меры по судьям, по их защите, по их оплате. И расширять нужно состав. Суды не успевают. Есть дела, особенно здесь в Москве. По пять лет ждут решения, когда суд соберется и примет какое-либо решение. Это трагедия не только Кузбасса, но и России.

Соколов:

Сейчас идет, насколько я знаю, в Новокузнецке процесс над очень серьезной группировкой, на счету которой десятки убийств, и беспрецедентные меры безопасности были приняты. Насколько я понимаю, все-таки это должно подействовать как-то.

Тулеев:

Должно, но я считаю, слишком долго. Надо было расстрелять при попытке к бегству. Я бы это так сделал. Слишком долго мы все это расследуем, и не дай бог, чтобы не получилось, что еще и выпустят. Вот мы сейчас следим, просто сами следим, чтобы еще не выпустили. А то три рубля даст, и выпустят. Такое вот бывает, и в том числе у нас в области зачастую.

Соколов:

Ну, вот видите, вы говорите расстрелять при попытке к бегству. Все-таки как-то вы суду не доверяете. Заметно.

Тулеев:

Ну, вы спрашиваете мое мнение, я бы расстрелял при попытке к бегству. А как они детей расстреливали, доказано. Какая здесь должна быть гуманность?

Соколов:

И, пожалуй, еще одни вопрос, тоже опять же связанный с теми событиями криминальными, которые были в Кузбассе. Дело Коняхина, оно было возбуждено благодаря вмешательству газеты "Известия" и потому, что эта газета попала на стол президенту. А без президента у нас что-то может меняться в таких вопросах?

Тулеев:

Вы знаете, настолько все коррумпировано. Есть очевидные вещи. Мы говорим: вот посмотри, вот он украл у людей, прими меры. Меры не принимаются. Смотришь, то сват в этой коммерческой компании работает, то брат, то теща. Вот в этом беда. И ведь на сегодняшний день законы позволяют принять меры, но все упирается в личности. Кто? Если прокурор действительно служит интересам людей, совершенно другая ситуация в области. Я же у него не на дачу прошу. Я же говорю: ты же заведи уголовные дела, ты выйди к людям, объяви - ну, мерзавец украл у вас детские пособия, не можем выплатить. Почему ты не принимаешь мер? Вот я принял область, ну хоть бы один процесс там провели. Открытый процесс проведи. Бесполезно. Так у меня вопросы. Выходит, тогда вы сами связаны, раз не принимаете меры? Есть материалы счетной палаты. Перева за ухо достанет, отпишет, спишет. Почему не принимаешь меры? Выходит, у вас у самих связь. Как по-другому я могу рассуждать? Но тогда вопрос с генеральному прокурору. А если вы поддерживаете прокурора, почему вы не принимаете меры? Тогда, выходит, и к вам эта цепочка тянется. Как по-другому рассуждать?

Соколов:

А вот, кстати говоря, в тех же США, там шерифы выбираются населением, то есть те, кто отвечает за правопорядок на низовом уровне. Вы не считаете, что это правильное решение?

Тулеев:

С выборами тоже надо осторожнее быть. Мы доигрались с шахтерами. С чего начался развал угольной отрасли? Шахтерам сказали - выбирайте директоров. Ну, это вообще маразм был. Это все равно, что в армии солдаты выбирают командира роты. Разве можно такое допустить? А угольная отрасль - это вторая армия.

Соколов:

Во время революции была.

Тулеев:

Мы же доигрались с этими выборами. Ну, выбирали там. Ну, есть, правда, талантливые. А большинство-то те, кто вообще не соображает: избрали, лишь бы он на людей не кричал. Вот и довели. Одна из причин развала угольной отрасли. Поэтому надо осторожно к этому относиться.

Пальвелева:

В свое время вы очень много критиковали деятельность компании "Росуголь". Теперь, как известно, она расформирована. И эти вопросы переданы в Минтопэнерго во главе с Сергеем Кириенко. Скажите, вам удается найти взаимопонимание с федеральной властью в этом смысле?

Тулеев:

Они только начинают. "Росуголь" надо было расформировать давно. Мы затянули это. Была ведь чисто коммерческая организация, которая в основном решала свои дела. Это же смешно было. Коммерческой организации давать бюджетные деньги. На сегодняшний день, по моим данным, вколотили 30 триллионов рублей в старых деньгах. И что мы имеем? Там не достроено, там не пущено, там развалено. Там нуль. Там второй этаж. Там третий этаж. 30 триллионов рублей, милый мой, а в это время шахтеры бастуют. Что же ты делаешь-то? Поэтому сейчас задача Министерства топлива и энергетики - первое, провести ревизию, куда ушли деньги. Второе, ну если ничего нельзя с этими объектами сделать, ну продавай. Пусть хозяин кто-то будет. А деньги верни тем же шахтерам. Вот первое - ревизия. Второе, посмотреть, куда ушли инвестиции. И на базе этого, не повторяя ошибок "Росугля", сделать мощный рывок вперед. Поэтому Министерство топлива и энергетики, я считаю, вот новый министр, он мне очень нравится - умен, талантлив, быстро решает вопросы, те, которые ему под силу. Если Минфин ему поможет, то мы ощутим результаты быстро.

Соколов:

Если говорить об угольной отрасли, это, конечно, долгий разговор, и все-таки. Периодически, вот даже в свежем "Московском Комсомольце", я, например, вижу статью, что программа закрытия убыточных шахт и развитие рентабельных - это, мол, нехорошая программа, не надо ее осуществлять, все это, мол, МВФ, Мировой банк, они хотят чуть ли не погубить российскую угольную отрасль, чтобы другие страны развивали свою угледобычу. Как вы относитесь к таким мнениям?

Тулеев:

Вы знаете, вот сейчас свершился факт. Давайте так, я действующий губернатор, 22 шахты закрыты. Хоть зароись тут, 22 шахты закрыты. Людей как собак выбросили. Сейчас нужно принимать меры. И поэтому я, например, сейчас предложил следующую схему. Первое, выделить те предприятия, которые рентабельные. Пусть работают, создать условия. Выделить вторую группу, которые могут быть рентабельными, структуру, цену рассмотреть. Туда надо вкладывать деньги. И есть предприятия, хоть ты сколько вложи, он все равно убыточный. Вот с ними надо определяться. Звать к себе директора, садить напротив, и сказать - мы тебе можем дать вот столько-то денег. Парень, ты сможешь выдавать заработную плату и развивать шахту? Могу. Расписывайся, не кровью, а чернилами. Все, вперед, действуй. Второй говорит: "Не могу". Раз не можешь, пожалуйста, давайте вводим внешнего управляющего. Пусть сидит рядом с тобой. Даже директора этого можно оставить. Но все финансовые потоки, все посредники, все платежные поручения должны контролироваться через внешнего управляющего. И вы посмотрите, даже на тех шахтах, где не идут дела, через три месяца после того, как введем, на порядок дела будут лучше. На порядок. Ну, а где закрыли, там людей не надо обманывать. Там не надо. Иначе это будет все неуправляемо. Там нужно отдать. Люди здесь ни при чем.

Мы предлагаем следующую схему. И министр топлива и энергетики поддержал ее. Из Москвы нужно сразу шахтерам закрытых шахт перечислять деньги на их лицевые счета, минуя все эти объединения, шахты и так далее. Непосредственно отсюда. Это возможно. Вот государственная комиссия приедет в Кузбасс, будем рассматривать.

Соколов:

А вы не опасаетесь, что как вот сейчас бандиты пытаются контролировать потоки продажи угля, финансовые потоки, так они будут приходить к людям или в банки в эти, куда будут перечисляться деньги, и грабить?

Тулеев:

Что сделаешь, тогда государство должно показать свою силу. Если будут такие прокуроры, как у нас, то они, конечно, будут. Ну, хоть один процесс. Я же говорю, мы ни один процесс не провели. Никто не ответил. Естественно, безнаказанность рождает следующую безнаказанность. Поэтому все зависит от личности. Кто. Пришел новый начальник УВД Виноградов Анатолий Владимирович. Все, пожалуйста, уже части бандформирований нет. Что случилось? Да ничего. Деньги дали? Ничего не дали. Пришел новый человек с желанием служить России.

Пальвелева:

Известно, что Кузбасс славится не только своими забастовками, но и высоким травматизмом на шахтах. Известно, что авария на шахте Зыряновская произошла из-за взрыва очень несовершенного прибора, который называется самоспасатель, и вы тогда говорили, что нужно срочно заменять эти приборы. Скажите, в этом направлении что-то делается - по обеспечению техники безопасности на шахтах?

Тулеев:

Во-первых, нужно решить самый главный вопрос. Почему взрываются шахтеры? Первое, ведь каждый год мы углубляемся примерно на 80 метров. Чем дальше шахтер лезет под землю, тем больше появляется газа метана. Какой выход, нужно строить так называемые вентиляционные стволы, и они очень мощно должны подавать струю воздуха, и она должна быть в два раза больше, чем этого метана, и выбрасывать этот метан вверх. А у нас денег не хватает даже на заработную плату. Поэтому нужно честно самим себе сказать, что хватит: деньги на охрану труда, на технику безопасности должны идти отдельной строкой. Такая попытка в этом году делается. Мало, правда, 500 миллионов, по-моему. Это мизер. Вот, другого выхода нет. Если мы этого не сделаем, у нас будут бесконечные потери, к сожалению.

Соколов:

А кстати, семьи погибших получили положенные выплаты?

Тулеев:

Семьи погибших 12,5 миллиардов рублей в старом исчислении получили. И я, пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех, кто оказал нам помощь. Всех, кто оказал помощь нашим шахтерам, детям. Спасибо вам и низкий поклон. У нас же еще благотворительный счет был. И там было около двух миллиардов. Они сейчас будут сверх этого раздаваться семьям погибших шахтеров. Но не решен самый главный вопрос - жилье. 60 семей пострадало, 57 попросили жилье. У кого частный дом, у кого сарай, у кого еще что-то. Вот этот вопрос до сих пор не решен. По этому должно все-таки выйти на днях постановление правительства. Я считаю, людям нужно давать сертификаты. Не решен другой вопрос. Шахта, пожар, взрыв. Нужно 38 миллиардов рублей для того, чтобы восстановить все это, в старом исчислении. А выделили пока только 10 миллиардов.

Соколов:

Это значит, люди без работы?

Тулеев:

Это значит, люди без работы. Вот здесь очень плохо. Вся страна в минуте молчания стояла. Это же принципиальные вопросы. Это нужно решать очень быстро. Вот это как раз и порождает недоверие ко всем ветвям власти.

Соколов:

Вот все-таки вопрос вслед за выборами. Вы довольно много критиковали еще до своего назначения губернатором прежнего главу администрации Кислюка. Теперь подобных разговоров о нем не слышно, он спокойно работает в Москве, в федеральных структурах, на высоком посту. Тем не менее, есть материалы счетной палаты, названия разных фирм - "Бонд", "Пик", "Меркурий", "Программа Фата", цифры довольно большие для региона, которые ушли неизвестно куда. Вы считаете, что вопрос исчерпан?

Тулеев:

Вот вопрос. Вот первое, я пришел. Когда принял область, я сказал все, что положено по бывшему губернатору, Кислюку Михаилу Борисовичу. Я сказал везде, где только мог. Больше повторяться я не буду. Я просто объявил населению и вообще вспоминать не буду. Почему? Потому, что, во-первых, я считаю нечестно, его нет, он не может ответить. Все-таки мужики. А в-третьих, почему вопросы к прокурору есть. Если прокурор прикрывает, и он видит все это. А почему он прикрывает? Потому что и прокурор, и зам. прокурора области незаконно получили квартиру от бывшей администрации области. Вот и сопят, вот и молчат, вот и покрывают. Но к чему это ведет? К недоверию людей, к росту социальной напряженности. Потому что когда рабочий украл ящик, его за три дня садят. А когда здесь украли миллиарды, и не принимаются меры. Вот почему появляются вопросы и к прокурору области, и к генеральному прокурору РФ. И вольно-невольно они нагнетают социальную напряженность в Кузбассе.

Пальвелева:

Вы послали Анатолию Чубайсу и Михаилу Задорнову теплые новогодние поздравления. Вы благодарили за своевременное перечисление средств в Кузбасс. Скажите, это элементарная вежливость или это что-то принципиально новое в ваших отношениях с Анатолием Чубайсом? И знают ли об этой телеграмме ваши избиратели?

Тулеев:

Во-первых, все избиратели знают и все население знает. Есть элементарные вещи. Я отправил всем членам правительства поздравления. Я же не одичал. Почему я не должен отправлять? Все получили, все. А в данном-то случае ведь подвиг, если уж на то пошло. В декабре Кузбасс в старых деньгах получил 1 триллион рублей. Это же подвиг. И мы отдали деньги бюджетникам. Почему я не должен поблагодарить председателя правительства Виктора Степановича Черномырдина, вице-премьера Чубайса? Да я три раза в день буду здороваться! Отдавайте все деньги, которые положены региону. Это же людям идет. И 10 телеграмм буду на день слать. Поэтому надо отделять все. Там, где сделано, это сделано. Там где не делается, мы честно говорим, вот это не сделано и, соответственно, драка, схватка.

Соколов:

У вас давно складывался, все 90-е годы, образ политика оппозиционного по отношению к существующей власти. И многие ваши крылатые фразы, они даже расходились по России. Сейчас вы уже поработали и министром в действующем правительстве, и назначенным губернатором, теперь вы выбраны губернатором. Вот как вы себя сейчас определяете? Вы же не порвали свои отношения с теми людьми, которые были в оппозиции, ни с Зюгановым, ни с Селезневым, ни с другими людьми, которые создавали разные коалиции против президента и против правительства.

Тулеев:

Вы знаете, какой был, такой и остался, честное слово. То, о чем я говорил, если бы я не был согласен с приватизацией или еще с чем-нибудь, ну, я высказывал свое мнение, и сейчас высказываю. Но надо когда-то в жизни выбирать. Можно постоянно критиковать. Это дает людям улучшение? Что, люди сегодня живут. Все, что можно, я высказал. Наступает момент, когда нужно определяться. Если ты действительно хочешь принести людям пользу, если ты действительно конструктивная оппозиция и у тебя появляется возможность хоть что-то сделать для людей, милый мой, вкалывай, иди и вкалывай. Это будет лучшее убеждение. Вот есть у меня мнение, к примеру, ну и делай его, доказывай. Если улучшишь жизненный уровень, выходит, ты прав. Но выгадывают-то все. А просто говорить, говорить и говорить... Я за это упрекаю, в том числе и оппозицию, сейчас. Есть возможность, идите во власть, и делайте. А не нужно, как гимназистки, закатывать глаза и так далее. Иди и делай. Вот тебе участок конкретный: доказывай, проводи свои идеи.

Соколов:

Разговор с Аманом Тулеевым трудно оставить без послесловия. Как мы слышали, губернатор Кузбасса сохранил в себе и веру в то, что замена плохих людей на хороших лечит системные провалы, и недоверие к третьей судебно-юридической власти, и убеждение в том, что расстрел есть средство воспитания человеческих душ. Тулеев продолжает культивировать народнический демократизм в общении, причудливо соединяя его с жесточайшим авторитаризмом в построении властных структур. В общем, гостем московской студии радио "Свобода" был один из самых противоречивых героев нашего времени.

18 января выборы президента Северной Осетии-Алании. Только двое претендентов имеют сейчас шансы на избрание - нынешний глава республики Ахсарбек Галазов и депутат ГД Александр Дзасохов, считает наш корреспондент во Владикавказе Олег Кусов.

Репортаж Олега Кусова.

Похоже, что в Северной Осетии в ближайшее воскресенье установится рекорд по посещаемости избирательных участков. Различные социологические службы прогнозируют готовность принять участие в выборах 88 процентов электората. Столь высокую политическую активность в Северной Осетии наблюдатели объясняют прежде всего заметным падением уровня жизни большинства населения. Конечно, помимо королей водочного производства. Но спиртовое противостояние на кавказских перевалах повысило и их политическую активность, поскольку существенно ударило по карману.

Сегодня в Алании, прочно зарекомендовавшей себя в качестве российской спирто-футбольной территории, даже к поздравлениям перед Новым годом часто добавляли слово "политическим". Очевидно, намекая на то, что уже через несколько дней довольно популярный в республике депутат ГД РФ Александр Дзасохов может сменить в президентском кресле его нынешнего хозяина Ахсарбека Галазова. Праздничные предновогодние гирлянды уступили на этот раз на улицах Владикавказа место красочным предвыборным плакатам. По подсчетам социологов, Александр Дзасохов способен на выборах получить до 62 процентов голосов избирателей, обеспечив себе победу в первом туре. Действующему президенту Ахсарбеку Галазову прочат максимум 13 процентов голосов.

За столь не высоким рейтингом первого осетинского президента, по мнению аналитиков, стоят крупные экономические просчеты руководства республики. Не доверяют избиратели и окружению Галазова, которое состоит, по словам многих, из мало профессиональных чиновников. Не случайно прибывший на помощь Ахсарбеку Галазову десант московских имиджмейкеров настоятельно посоветовал в ходе предвыборной гонки отправить в отставку некоторые ключевые фигуры в правительстве. Рассказывают, что Галазов пытался убедить некоторых из министров согласиться на публичную отставку. Однако на самоуничтожение ради второго срока своего лидера никто из них не пошел. Напротив, многие из них открыто перешагнули в команду более перспективного Александра Дзасохова, как, например, министр по делам национальностей республики Эдуард Мецаев, также выставивший свою кандидатуру на пост президента. За неделю до выборов он отказался от президентской гонки в пользу того же Дзасохова. Кроме него из оставшихся претендентов еще трое изъявили желание переориентироваться на Дзасохова. Это начальник отдела мэрии Владикавказа Руслан Дегоев, представитель Всеосетинского национального движения Шетернехаш Агшар Хатагов и преподаватель местного университета Виктор Кардинов. Поговаривают о подобных шагах в оставшиеся дни и со стороны других кандидатов. Очевидно, рейтинг Дзасохова убеждает чиновников в его победе быстрее, чем обещания Галазова исправить в ближайший год экономическую ситуацию.

Масло в огонь подлил прибывший во Владикавказ за несколько дней до выборов бывший премьер-министр Северной Осетии, а ныне заместитель министра МЧС России Сергей Хетагуров. Он публично призвал избирателей голосовать за Александра Дзасохова, поскольку, по его словам, нынешнее руководство довело республику до трагедии. Естественно, что в ответ, устами сторонников Дзасохова, ему дали понять, что кресло премьер-министра Северной Осетии готово и для него. Предвыборные маневры в Северной Осетии мало чем отличаются от подобных игрищ в других российских регионах. Как считают некоторые из молодых избирателей, в Осетии проявилась не столь приятная особенность - кавказский консерватизм жителей мешает заявить о себе в политике молодому поколению. Вот, например, что думает по этому поводу один из ведущих экономистов республики Олег Датиев.

Датиев:

Самое интересное в сегодняшней президентской ситуации - это то, что совершенно неинтересно. То есть повторяется один в один ситуация, которая происходила на президентских выборах в 1994 году. Такое ощущение, что мы находимся не в Осетии, а в какой-то волшебной стране Оз, в которой с каждым днем ничего не происходит. Одни и те же плавают крупные рыбы, вокруг них рыбы-канифалы и так далее. Мне, честно говоря, неприятно, потому что неужели за 4 года наша осетинская земля не родила ни одну интересную политическую личность? Молодые политики есть, и достаточно много, но они какую-то для меня совершенно непонятную ситуацию заняли. Они вместо того, чтобы раскручивать свои политические воззрения, программы, они все дружно сдались предыдущим кандидатам в президенты и, возможно, рассчитывают, что они попадут в какие-то команды при президенте старом. Но практика показала, что в старые меха нельзя лить молодое вино, оно просто прокиснет или утечет на землю.

Кусов:

Предвыборная борьбы между Ахсарбеком Галазовым и Александром Дзасоховым довольно быстро перешла в область запретных приемов. Причем чаще других грешила этим команда действующего президента. И опять же, по совету московских имиджмейкеров. Как рассказал мне один из сотрудников администрации президента Галазова, на первом же закрытом совещании москвичи убедили Галазова в том, что победить Дзасохова с его высоким рейтингом в честном бою будет почти невозможно. Неизвестно, что ответил им Галазов, но в одном из его рекламных изданий вскоре появились обвинения в адрес Дзасохова, который якобы повинен в развязывании грузино-осетинского конфликта. Недоброжелатели Дзасохова обыграли и тему осетино-ингушского противостояния с помощью листовок с фальшивым текстом постановления бюро местного обкома той поры, когда им руководил Дзасохов. Якобы этим постановлением ингушам в Пригородном районе Северной Осетии щедро раздавались земельные участки, разумеется, в ущерб осетинскому местному населению. Здесь, мол, и начинаются истоки вооруженной трагедии в Пригородном районе осенью 1992 года. Однако на самом деле государственная архивная служба республики подобного постановления найти не смогла.

Если Дзасохов и Галазов обвиняют друг друга в политических просчетах, то третий по рейтингу претендентов на пост североосетинского президента крупный водочник Аркадий Кадохов с явным удовольствием издевается над экономическими программами обоих лидеров. Эти насмешки стали коньком предвыборной программы Аркадия Кадохова. Вот что он пишет в газете "Северная Осетия": "Президенту Ахсарбеку Галазову следует извиниться перед жителями Осетии за развалившуюся экономику, за криминальный беспредел, когда автомат в руках молодых стал, как рогатка. Ни одна из его экономических программ не выполнена. Он сам не может объяснить людям, что же он хотел закончить и что он вообще начинал". Не лучше было бы и Александру Дзасохову появиться на телеэкране в своих предвыборных роликах с инвесторами. О программах двух главных претендентов на пост президента рассуждает экономист Олег Датиев.

Датиев:

Экономические программы Галазова - тут очень просто, они остались тем же, чем и были, то есть достаточно декларативными и такими, я не знаю, что они разрабатывались не в нашей республике, а где-нибудь на Марсе. Потому что страшно далеки они от реальности. Конечно, нам бы хотелось, чтобы был такой бурный экономический подъем в нашей республике, но надо исходить из каких-то реальных экономических реалий в нашей республике. Экономические программы другого кандидата в президенты Дзасохова до сих пор еще окончательно никому не понятны. Потому что для того, чтобы иметь хорошую экономическую программу, надо хорошо знать экономическую ситуацию. И мне кажется, что Дзасохову нужно какое-то время, чтобы хорошо понять экономическую ситуацию в нашей республике и сделать выводы.

Кусов:

Предвыборная кампания в республике завершается. 18 января будет известно имя президента Северной Осетии. Как считают социологи, наибольшие шансы стать президентом Северной Осетии имеет нынешний депутат ГД Александр Дзасохов.

Соколов:

О ситуации перед выборами президента республики Северная Осетия - Алания, назначенными на воскресенье 18 января, рассказывал наш корреспондент во Владикавказе Олег Кусов.

XS
SM
MD
LG