Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Elections


В утренних сумерках света еще не погашенных фонарей отражается в рекламных витринах с растиражированным на весь Петербург плакатом из красно-синего полосатого марева, словно джин из загадочного сосуда всплывает свежевыбритый субъект интеллигентного вида в богатом галстуке и тонко оправленных очках. Гражданин парит на фоне Мариинского дворца, резиденции законодательного собрания Санкт-Петербурга и призывает пойти на выборы. Этому призыву внимает и монументальный Кутузов у Казанского, на углу Невского и канала Грибоедова, указывая на плакат с датой выборов представительной власти - 6 декабря. Выстрелы, оборвав жизнь Галины Васильевны Старовойтовой, сделали борьбу нормальных политиков и тех, кто повязан криминалом все более жесткой. Три блока - "Яблоко", "Согласие" и "Северная Столица" согласовали общий список кандидатов в депутаты в рамках гражданского антикриминального фронта. В ответ бритоголовые "братки" увеличили подвоз подкупленных избирателей из числа малоимущих на участки для досрочного голосования, автобусами, при полном попустительстве властей. 558 кандидатов претендуют на 50 мест в законодательном собрании второго города России Санкт-Петербурга. Как минимум два десятка имели судимости, еще больше связаны с полукриминальными структурами. Победители получат не только по кабинету в Мариинском дворце и персональной автомашине. У них будет зарплата сотни в четыре долларов и резервный фонд - около 450 тысяч долларов, которые депутат может потратить на нужды избирателей по своему усмотрению. А главное, у депутатов будет иметь возможность влиять на распределение городского бюджета и ход приватизации. Не случайно идут на выборы глава городской телефонной сети, Петербургской Топливной Компании, выдвиженец мясокомбината, глава Совета директоров оборонного завода "Арсенал" и тьма мелких коммерсантов, чему свидетелями мы были.

Питерская хроника.

В воскресенье друзья Галины Старовойтовой отметили девятый день после ее гибели. В понедельник губернатор Яковлев разрезал ленточки при открытии нового эскалатора и залов Эрмитажа. В Доме журналистов объединялись демократы. Во вторник, вожди коммунистов Виктор Илюхин и Геннадий Зюганов агитировали, как они говорят, в Ленинграде. Местные "яблочники" на ступенях Мариинского дворца подписывали общественный договор, после чего в особняке на Большой Морской веселым фуршетом с шампанским праздновали свой пятилетний юбилей. Но следующее утро было грустным: коммунисты-патриоты вместе в фракциями НДР и мариинцев провалили в Законодательном Собрании города, подготовленный вице-губернатором "яблочником" Игорем Артемьевым бюджет 1999 года. Подкуп, обман, компромат, запутанные квартирные дела, убийства, аресты кандидатов и их спонсоров - это Санкт-Петербург в ноябре-декабре 98 года. Обо всем об этом рассказывает корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктор Резунков.

Репортаж Виктора Резункова

После убийства 20 ноября Галины Старовойтовой правоохранительные органы Санкт-Петербурга ежедневно и еженощно проводят операции по очистке города от криминальных элементов. За административные нарушения задержаны десятки тысяч человек. Арестовано около 300 преступников. Коснулась чистка и кандидатов в депутаты. 25 ноября задержан вице-президент Балтийского Союза риэлтеров, кандидат Александр Мошкалов. 30 ноября допрошен в прокуратуре кандидат от движения "Честь и Родина" Сергей Эмиров. А 1 декабря московская прокуратура вновь возбудила уголовное дело против кандидата в депутаты Сергея Беляева. Депутат ГД Сергей Беляев подозревается в махинациях с квартирами. Владелец пятикомнатной квартиры в Санкт-Петербурге, он получил в свое распоряжение еще и шестикомнатную в Москве. Сам Сергей Беляев решение прокуратуры расценивает как давление на него со стороны противников на петербургских выборах. Объявлен в розыск известный петербургский предприниматель Руслан Каляк, недавно объявивший по телевидению, что питерская братва к убийству Галины Старовойтовой никакого отношения не имеет. Сам Руслан Каляк известен своими связями с, так называемой, тамбовской группировкой и участием в выборах губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева. Демократические организации и блоки Санкт-Петербурга "Согласие", "Яблоко", "Северная Столица", ДР объявили о едином списке кандидатов в депутаты, которых они намереваются поддерживать и за которых несут ответственность. Лидер блока "Согласие - Объединенные демократы" Виталий Сычев по этому поводу сказал.

Виталий Сычев:

В нашей организации готовы взять на себя ответственность за тех кандидатов, которых мы выдвигаем, которых мы поддерживаем. Мы обратились к другим общественным организациям, политическим организациям присоединиться к этому начинанию и выступить в поддержку тех кандидатов, кого они выдвигают и за кого они готовы взять на себя ответственность.

Не только демократы, но и коммунисты озабочены ситуацией в Санкт-Петербурге. Судьбой демократии озаботился и приехавший в наш город для поддержки своих кандидатов от блока "Коммунисты Ленинграда", лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

Геннадий Зюганов:

Вы сами знаете, что самая грязная выборная компания чревата самыми тяжелыми последствиями. В целом для демократии и для выборов.

Наконец-то, после долгого молчания 1 декабря делает заявление губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев. Он призывает Горизбирком усилить контроль за соблюдением установленных норм и правил предвыборной компании. 2 декабря Городская Избирательная Комиссия отвечает губернатору через свое обращение к избирателям, предупреждая преступивших грань морали и этики кандидатов, что все случаи ведения предвыборной агитации методами, не предусмотренными действующими законами тщательно фиксируются и внимательно изучаются. Председатель Горизбиркома Александр Гарусов официально заявляет о том, что существует список кандидатов в депутаты из 20 человек, которые имели судимость. При этом Горизбирком публиковать этот список отказывается. А исполняющий обязанности начальника Главного Управления Внутренних Дел Валентин Воробьев заявляет, что такого списка не было и нет. Тем временем активно проходит досрочное голосование. На избирательные участки Санкт-Петербурга молодые, широкоплечие люди в черных кожаных тужурках привозят целыми автобусами пенсионеров и малообеспеченных горожан. Каждому из них за участие в таком голосовании они платят в среднем по 15-20 рублей. Широкое распространение получили подметные листы, листовки с компроматом, чаще всего не доказанным на того или иного кандидата в депутаты. По телефонам звучат угрозы. На плакатах рисуют свастики и звезду Давида. Петербуржцы крайне обеспокоены событиями последних дней и удивлены той пассивной позицией, которую занимают городские власти.

Это был репортаж из Санкт-Петербурга корреспондента Радио Свобода Виктора Резункова.

Ход выборов в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга мы решили обсудить в санкт-петербургской студии Радио Свобода с известными питерскими политиками. Это депутат Законодательного Собрания города Михаил Толстой, блок Юрия Болдырева, писатель Виктор Кривулин, блок "Северная столица- Объединенные демократы" и независимый претендент на место в Законодательном Собрании генерал-майор Анатолий Понеделко, еще недавно возглавлявший милицию Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Михаил Соколов:

Гибель Галины Старовойтовой, она обозначила ну действительно какой-то новый, страшный этап в российской политике. Я хотел бы выслушать ваше мнение - кому и за чем это было нужно? Кому это было выгодно? Давайте начнем с Виктора Кривулина, как соратника Галины Старовойтовой.

Виктор Кривулин:

Я на следующий день после убийства Галины выступил сразу с версией, которую сейчас в принципе считаю недостаточной, то есть от части верной, но только частично. С версией о том, что нить ведет в левое крыло ГД, к их руководителям Селезневу, Зюганову. Вернее, даже не к ним самим, а к идее создания президентского фонда для поддержки коммунистического кандидата, за счет участия в нем теневых структур финансовых, за счет возможности подпитки скрытых сфер экономики. И материалы, которые были опубликованы в "Северной Столице" отчасти об этом свидетельствовали. Статья, написанная Русланом Линьковым и Галиной Старовойтовой "Союз серпа и доллара" - это часть тех документов, которыми располагала Галина. Сейчас я думаю, что ситуация более сложная. Я не исключаю других версий, прежде всего версий, связанных с ситуацией в Петербурге. В какой-то степени причастности к этому тех людей, которые занимают доминирующее положение, доминирующие позиции в администрации нашего города. Я не могу естественно предъявлять конкретных обвинений, но... Совсем недавно мне стали известны два факта, которые, по-моему, не доведены до сведения просто населения следственной группой, хотя они известны всем жителям района, где жила Галина. За час примерно до убийства погас свет на набережной канала Грибоедова, именно на том участке, где находился дом Галины Старовойтовой. В это же время погас свет на параллельной улице Римского-Корсакова, куда ведет проходной двор с канала Грибоедова. Одновременно это практически произошло. Сделать это возможно было только централизовано, причем из разных точек. Это свидетельствует о том, что те люди, которые готовили убийство располагали либо какими-то ходами к подстанциям, либо имели своих людей там. То есть был некий план, который просто реализовался.

Михаил Соколов:

Анатолий Васильевич Понеделко, ваш подход как бывшего работника милиции.

Анатолий Понеделко:

Я уже сказал в своем выступлении на Дворцовой площади в день проведения митинга по поводу убийства Галины Старовойтовой, что ее убийство - это следствие слабости нашей власти, городской прежде всего власти, и слабости правоохранительной системы. Отрыв нашего правительства от жителей города, завуалирование ситуации. Что происходит и какая криминальная обстановка в городе сегодня позволило на свободную площадку выйти в открытую криминалу, и сегодня криминал сам диктует правила игры. Власть растерялась. Может быть, это растерянность умышленная, а может быть, эта растерянность из-за низкого качественного потенциала членов правительства, которые и после убийства Старовойтовой, Дмитрия Филиппова и других видных деятелей и людей нашего города и России показали, что мы здесь ни при чем, мы держим нейтральную позицию. Вот вы видите, что происходит. Практически на каждом участке есть представители криминала. Об этом знают. Но все ждут одного - чтобы избранный населением города губернатор, он стал тем гарантом честных выборов.

Михаил Толстой:

В нашем городе власть и экономически корыстные интересы тесно переплетены между собой. Почему удается существовать такому симбиозу. Мне кажется, что тут есть традиция нашей страны, традиции номенклатуры, которой больше позволено. Традиции людей приближенных к власти, которые раньше понимали, что им полагается что-то сверх обыкновенных людей, начиная с распределительных, кончая различными льготами не оговоренными никакими законами. Так вот, эта общественная традиция сейчас превращается в псевдорыночную, такой новый капитализм по блату. Кому-то можно заниматься бизнесом, кому-то нельзя. Кому-то можно быть приближенным к власти и получать льготы или позволять чтобы власть закрывала глаза на их грешки, а кому-то нельзя. Откуда это берется? В целом, если есть такая атмосфера, то это система саморазвивающаяся, укрепляющаяся и она поддерживается системой вялой власти, которая сама небезгрешна. Все трюки, все нечистые предвыборные методы, все то, что называется кокетливо "новыми технологиями", на самом деле эти новые технологии ни что иное, как разработанное под пристальной опекой государственной власти. И в данном случае, сколько бы губернатор не говорил, что "я - не я и лошадь не моя, я в стороне". Это как бы саморазоблачительное выступление. Смотрите, технологии разрабатываются из единого центра. Он близок к правительству. И когда мне говорят члены правительства, с которыми я знаком по очереди: "А мы видели на тебя пасквиль с карикатурой". В округе пасквиля с карикатурой нет, а члены правительства видели. Интересная комбинация получается, удобный момент для того, чтобы догадаться где разрабатываются эти вещи. Губернатор пилит сук, на котором сидит. Ему нужна сильная представительная власть на самом деле. Его ошибка в том, что он думает, что представительная власть должна быть ему послушна. Делай как я. Он лишает себя абсолютно маневра. В таком случае все, что неблагополучно в городе он принимает на себя.

Михаил Соколов:

Вот про этот гражданский антикриминальный фронт. Здесь Михаил Никитич Толстой и Виктор Кривулин как бы в этом списке находятся, а Анатолий Васильевич Понеделко в него не попал. Вот ваш взгляд как бы извне, Анатолий Васильевич. Теперь у вас есть серьезные конкуренты, как бы некий список достойных людей, за которых взяли на себя ответственность партии. Для вас это какой-то удар?

Анатолий Понеделко:

Да нет, это для меня не удар. Я привык, что меня бьют. На протяжении всей своей жизни, работы меня всегда били, всегда толкали, но я всегда выравнивался и шел вперед. Какие триединые задачи нужно выполнить? Первое - это борьба с чиновничьим рэкетом, который сегодня заполонил наш город. Второе - это милицейский беспредел. И третье - это бандиты. Третье, я ставлю слово "бандиты" на самое последнее место, потому, что чиновничий рэкет и милицейский беспредел создали платформу как раз чтобы бандит сегодня очень легко чувствовал себя в нашем городе. Мне хотелось бы еще раз в какой-то степени предостеречь, чтобы не возникло в очередной раз при слабости власти нелепости или ошибки. По какому принципу сегодня составлялись списки, говорилось кто хороший, кто плохой, кто чистый, кто нечистый. Это очень важно. Поэтому меня нисколько не смущает такой подход, что я, Понеделко, не попал в списки защиты, будем говорить демократических сил, демократических кругов. Я по своей практике, по своей жизни всегда смело и прямо смотрел всему в глаза и всегда оказывал помощь любому человеку, которому она была необходима. Кто сегодня в городе создал такую обстановку и первым сказал что происходит в нас в правительстве. Этим документом сегодня или представлением было освобождено два вице-губернатора, были освобождены отдельные представители влиятельных и глав администраций, заместителей. Конечно, по документам, которые разрабатывало в прошлые времена Главное Управление Внутренних Дел и ради чего я поплатился своем постом, потому, что я говорил правду.

Михаил Соколов:

Виктор Борисович, вы участвовали в этих переговорах демократических организаций. Не получилась ли все-таки такая некая имитация. Знаете, вот когда я вижу есть округа, где там действительно согласован один кандидат, а есть округа, где по три кандидата и ясно, что они просто растащат голоса. А где-то нормальный, достойный кандидат, наоборот, в эти списки не попал. Как это все получилось?

Виктор Кривулин:

Это вообще больной вопрос, потому, что то, о чем я говорил на могиле Старовойтовой, и то, что мы все чувствуем, то есть необходимость объединения людей демократически настроенных, людей которые думают о населении, тех, кто живет какими-то реальными связями, это объединение необходимо. К сожалению, на уровне партийной дипломатии это объединение превращается в такую бумажную игру, которая на самом деле ничего не значит. Я могу рассказать историю этих списков. Началась эта история с моего заявления по поводу политического завещания Галины Старовойтовой. История такая. Это должны были быть списки, вообще как бы, демократов. Идея была простая - рекомендовать учителям школ порядочных людей. В этих списках были не только те, кто считается демократами, но люди, скажем, даже коммунистически настроенные. Это были списки людей, которым можно доверять. Я попросил Галину составить этот список. По факсу он был передан на моих глазах и потом по телефону она его правила, Руслан Линьков вносил правки. Это ни в коем случае не антикриминальный список. Это список действительно нормальных людей. Кстати, вы там были.

Анатолий Понеделко:

Я включусь в ваш разговор, простите. Галина Васильевна первая, которая заступилась за генерала Понеделко и дала свой знак министру Степашину, что Понеделко ни в коем случае нельзя убирать с должности начальника ГУВД.

Виктор Кривулин:

По 17 округу стояла ваша фамилия.

Фактически Галина не защищала здесь интересы "Северной Столицы", которая была образована, нас только 9 человек было в этом списке. Дальше началась девальвация этого списка. Превращение этого списка в нечто другое. Как бы в некий объединительный документ, документ, который свидетельствует о том, что мы вроде бы для чего-то объединяем усилия. Документ был подписан тремя партиями, как вы знаете. Я был, "Согласие - Объединенные демократы" и партия "Демократическая Россия" ("Северная столица"), в скобках, такое официальное. Я не подписывал этот документ, подписал сопредседатель партии Альберт Васильевич Баранов. Я считаю, что он сделал большую ошибку, потому, что выпали люди, которыми очень дорожила Галина, именно их человеческими качествами и профессиональными. Роман Кукулегоровский(?), вы не попали в этот список. Значит он уже расходился. Кроме того, шел, скажем, в этом списке Кравцов, без вопросов и Сычев, лидер ДВР в Петербурге, с тремя вопросами. Это означало, что этому человеку Галина не очень доверяет. И есть основания или были основания. Значит мы согласовали списки, подписали это соглашение. Все, я совершенно спокойно живу. И вдруг я обнаруживаю, что те люди, которые должны были по соглашению снять свои кандидатуры выставленные на моем округе, а у меня в округе против меня ДВР выставило двух своих членов. То есть демократические голоса вообще растаскиваются на три. Я говорю: "Я могу снять свою кандидатуру, я в конце концов пускай кто-то один будет, у меня нет амбиций, у меня другие дела". В конце концов договорились, что остается моя кандидатура. Вдруг я выясняю, что там оказывается фамилия моего соперника по ДВР. Он становится главным лицом, он передает свои голоса "яблочнику" Калинину, который несмотря на свою принадлежность к "Яблоку" вызывает у меня большие сомнения именно с точки зрения нравственной, профессиональной, скажем, да. Потому, что ну не могу я относиться нормально к человеку, который сначала был секретарем райкома комсомола, потом практически развалил район, будучи председателем исполкома районного, развалил физически. Теперь значит он выступает от имени "Яблока". Я понимаю, что "Яблоко" - это конгломерат разных людей, но есть же какие-то деловые, профессиональные качества, нравственные качества, которые должны учитываться, а не только профессиональная принадлежность.

Михаил Соколов:

Михаил Алексеевич, вот ваша позиция, ваш блок Болдырева не был участником этого соглашения. Тем не менее вот в этом соглашении ваша фамилия присутствует, вы выступали. В результате такая довольно странная ситуация. С одной стороны вы есть в этих списках, с другой стороны ваш блок резко критикует все варианты подобных демократических согласований.

Михаил Толстой:

Да, потому, что подход был не очевиден. Блок критиковал этот подход как спекулятивный. Я критиковал этот подход с такой точки зрения - идеи объединения и идеи согласования кандидатур. И концентрация демократических сил вокруг какого-то кандидата должны возникать не тогда, когда жареный петух клюнет, а гораздо раньше, на подходах к этим выборам. И вот когда столкновение амбиций руководителей партий привели к тому, что с большим трудом удалось расставить кандидатов так, чтобы они не очень толкались внутри каждого округа. Получилось так, что в моем округе нет, как бы, соперников из демократического лагеря. Ну, я изначально оказался с более выгодном положении. Своей заслуги я в этом не вижу. Так сложилось. Главное же, что в тот момент когда в тех районах, где была сильна активность демократических партий, там с самого начала не удалось примирить амбиции. Законодательное Собрание Санкт-Петербурга не может существовать без такого компонента как Алексей Ливеровский, написавший 40 процентов законов нашего города и проведший основные из них типа Устава, Закона о структуре государственной власти и так далее и так далее, возглавлявший конституционную группу по законодательству, профессионального и юриста, и ученого. Нет, вместо этого "Яблоко" ставит своего кандидата. Говорит, ну, он все равно не пройдет, но нужно же человеку потренироваться, размяться в предвыборной гонке. И в конечном списке мы видим этого "яблочного" кандидата и не видим Ливеровского. Вот партийное решение "Яблока" было такое: делать ставку на среднего кандидата, может быть, необязательно проходного. Здравомысленное решение. Вот есть сильнейший кандидат, без которого Собрание не может существовать. А создается список. И что бы мы не говорили, выясняется что список, в этом списке, конечно, существуют люди, которых можно смело поддерживать и когда они будут работать в Законодательном Собрании мы могли бы на них положиться. Они не являются заложниками исполнительной власти. Им ничего не нужно. Клянчить туда ходить просить любому из этих людей нечего. Им не нужны дополнительные кредиты для их промышленных предприятий. У них не рушащиеся банки, которые должен поддержать почему-то Комитет финансов и так далее. Они не повязаны с властью, как и не повязаны с корыстными экономическими интересами. А это главное, независимость депутата Законодательного Собрания. Это главная его ценность. Больше, остальное приложится. Но люди находящиеся вне списка автоматически самой структурой списка отсекаются и люди должны не понимать почему человек не попал. Каждого за пуговицу не возьмешь, объясняя ему долго, что произошло в коридорах этой тусовки межпартийной. Поэтому список имеет и положительную сторону, и вред несомненный, который выводит из нашего поля зрения порядочных людей. Одни в список попали, а остальные ничуть не хуже. Сергеев, Кривенченко - это сильнейшие вообще люди. А какой у нас Михаил Пирогов например, сильнейший юрист законодательного собрания, человек блестящий, оживляющий Законодательное Собрание. Он вообще ни в какие списки не попал. Почему? В виду полной независимости, неповязанности с партийными движениями. Вот так партийные структуры могут, мне кажется, задавить некий здравый смысл, нравственные начала и так далее. Это большая проблема демократического движения в целом.

Михаил Соколов:

У меня вопрос к Анатолию Понеделко. Вот мы обсудили как ведет себя партия нормальных людей. А как ведет себя партия бандитов на этих выборах? Они тоже согласовали свои кандидатуры?

Анатолий Понеделко:

Я вас скажу, что во-первых, предыдущий состав или нынешний состав депутатом Законодательного Собрания в какой-то степени предоставил такую возможность. Именно партии бандитов как таковой нет, а есть просто бандиты. Включиться очень здорово и активно на первом этапе нашей предвыборной гонки. За счет чего? За счет досрочного голосования. Когда прорабатывался механизм закона, то видимо тогда была опасность в том, что на выборы придет все меньше и меньше количество людей. Была планка - 25 процентов. Мы помним, что ее не могли преодолеть. Продлевал еще Собчак на одни сутки. Затем были дополнительные, дополнительные средства и вдруг эту планку явки избирателей сняли. И тогда-то родилась очень смешная история и видимо, на мой взгляд, опять-таки чтобы показать, что в городе все-таки активность избирателей высокая, сделать досрочные выборы, как они сегодня проходят с 21 ноября по 2 декабря при окружных Избирательных Комиссиях, и 3-4-5 уже непосредственно в участковых Избирательных Комиссиях. Нормальные, приличные кандидаты, они не воспользовались этой инициативой, а это право забрали сегодня как раз преступные элементы, которые практически присутствуют во всех наших округах, которые решили задачу очень просто - они за определенную сумму денег, за 20 рублей, путем заключения различных фиктивных договоров, которые нелегитимны, не имеют никакой юридической основы, подкупали пьяниц, людей непонятных вообще-то по своему смыслу жизни, что они делают сегодня в нашем обществе. Нигде не работают, с синяками, подбитые. Подвозят к общежитию водку, спаивают. Подходят "икарусы", в этих "икарусах"спокойно подвозят к Выборной комиссии... И вот, например, в 17 округе на сегодняшний день порядка 700 человек вот таких вот избирателей, хотя они имеют это право конечно, но именно таким способом, такой формой сегодня уже начали отдавать свои голоса. Это на виду в окружных комиссиях, на виду городской комиссии Горизбиркома, на виду нашей власти, администрации. Все это есть потому, что буквально сегодня в каждой окружной комиссии городской, Избиркоме у Гарусова тысячи заявлений, протестов - что вы делаете, вы остановите тот беспредел, который сегодня происходит фактически по вине нашей исполнительной власти. Но этого не происходит. Никакой реакции. Потоки людей пьяных подъезжают. И может так статься, пока наши фракции, партии пытаются выяснить кто войдет в список и при низкой явке избирателей как раз, депутатами могут стать криминальные элементы. Ну вот посмотрите. Если сейчас уже на 17 округе до 2 декабря уже были где-то порядка тысячи таких избирателей, то второй массовый бросок на участковые избирательные комиссии 3-4-5 это уже будет более ближе, более конкретней. И сегодня уже бритоголовые, кожаные тужурки, причем, конечно, очень хорошо оснащены. Там очень отлично разработана структура радиотелефонов. Буквально по всему округу стоят десятки людей, которые вербуют с помощью вот этой пьяни всей команды по 100 человек и непосредственно управляя вот этим потоком они будут прибывать в участковые избирательные комиссии, за 20 рублей решать судьбу города. Неслучайно я в своих выступлениях по радио и по телевидению и в обращении даже в листовках задал такой вопрос: уважаемая власть города Санкт-Петербурга, мы кого выбираем - пахана или депутата Законодательного Собрания? И если сегодня действительно все партии и движения не потребуют в какой-то степени принятия жестких мер, а может быть даже отмены результатов предварительного голосования, мы можем столкнуться с очень серьезным противником. И это может стать, что у нас придет к власти преступный мир.

Михаил Соколов:

Виктор Кривулин, вот ваше мнение. Получается, что власть столкнулась с криминалом. Власть бездействует, криминал действует?

Виктор Кривулин:

Дело здесь не только в бандитах. Опасны не сами по себе бандиты. А вот отличная организация досрочных выборов свидетельствует о том, что это продуманная, рассчитанная акция. И меня беспокоит даже не столько бритоголовые, сколько наши демократы. Некоторые "яблочники", например у меня в округе, которые начинают прибегать к таким же методам. Тот же Калилин, который привозит автобусами своих сторонников. То есть мы заражаемся от них их приемами. Я считаю, что для этого создано поле, для этого создана благоприятная очень атмосфера. У меня нет точной информации, хотя, в принципе, этим должны заниматься уже правоохранительные органы.

Анатолий Понеделко:

Я с вами не согласен. Правоохранительные органы они должны ловить преступников. Но сегодня хлопнуть, как в начале нашего разговора, хлопнуть по столу и сказать: будет порядок или нет? Должен кто? Первое лицо города. Он должен сегодня заставить правоохранительные органы. Это его право. Это обеспечить демократичные выборы.

Виктор Кривулин:

Ну, я могу сказать, что и мы можем сделать кое-что.

Анатолий Понеделко:

Уже опоздали.

Виктор Кривулин:

Мы должны выступить с заявлением о том, что если даже не дезавуируют результаты досрочных выборов полностью, то мы можем, сейчас у нас есть время настоять на том, чтобы отдельно подсчитывались голоса поданные на досрочных выборах и отдельно 6 декабря. И тогда мы увидим разницу и в тех случаях, когда скажем свыше 90 процентов голосов отдается за одного кандидата, совершенно очевидно почему это произошло. Вот эти результаты должны быть дезавуированы.

Михаил Соколов:

Мой вопрос Михаилу Толстому. А почему никто в суд просто не подает. Вот есть такая ситуация. Ее показали всей стране.

Михаил Толстой:

В городе существует некая стратегическая ситуация, которую нужно понимать. Она, к сожалению... никто ясно ее... вот и я не сумею ясно... никто ясно не сумел ее пояснить. Стратегическая ситуация состоит в следующем. Губернатору нужно послушное Законодательное Собрание, раз. Губернатору не нравится непослушное Собрание, которое было достаточно сильно. Абсолютно несовершенно, просто лучше чем предыдущее, но намного хуже чем надо. Законодательное Собрание предыдущего созыва. Туда я входил, я видел это изнутри. Я видел как это плохо. Как трудно было губернатору с ним справиться. Как много сил у губернатора, нечестных сил, подпольных сил, подковерных нужно было потратить губернатору чтобы справиться с этим Собранием. Чтобы снять председателя, чтобы создать свои прогубернаторские фракции, которые голосовали бы так как скажет губернатор. Это подпиливание сука на котором сидит, потому, что эти фракции получившие власть, они перестанут слушаться губернатора, будут идти по-своему. Но мы знаем соотношение этих сил. Мы знаем те, фракции, которые слушаются губернатора, потому, что они слушаются из корысти. Нельзя опираться на корыстных людей, которые тебе служат. Не понимает губернатор этого дела. Бог ему судья. Но такого же Собрания, которым было предыдущие губернатору не надо. Ему нужно поменять. И в его штабе, который, не в его, естественно, лично, но при попустительстве в его созданном штабе существует. Известно кто руководитель штаба. Все же прозрачно, доносы идут туда сюда. Мы все знаем. Сколько денег этому штабу будет заплачено за то, что не пройдет кандидат разного типа.

Михаил Соколов:

То есть игра на негатив.

Михаил Толстой:

Пока нужно чтобы не прошли те кандидаты, которые не нужны губернатору. Я знаю, что чтобы меня не избрали будет заплачено 20 тысяч.

Михаил Соколов:

Таким образом, как я понимаю вас, что сегодня власти нужен крапленый кандидат?

Михаил Толстой:

Которого можно дернуть и поставить на место. Мы покажем какой ты есть. Когда я знаю, что руководитель администрации одного из округов вызывает и говорит: "Тебя мы за воровство твое посадим, если в твоем округе пройдет вот этот кандидат, который не желателен губернатору". Значит власти нужны люди повязанные, люди, которые... и так можно их посадить, но лучше не сажать, он тогда будет более послушным. Такое же собрание фактически нужно власти. И неважно чем он будет повязан. Уголовное дело или потому, что он придет просить кредит, или потому, что у него плохи дела еще по какому-то. Нужны люди управляемые. Раньше они были управляемые одним способом, в былые времена, при славной Советской власти. Сейчас другим. Ну нужен честные независимый человек. Он ведь может и возразить. И на него управы нет на честного независимого человека. Нужно чтобы была управа. Значит нельзя мешать системе при помощи которой можно упразднить нежелательного власти кандидата. И сама власть идет в лапы к этому пока спящему зверю, думая, что он дрессированный. Вот в чем на самом деле беда. И из-за этого получается, что все эти обманные технологии... Да, неплохие. Юристы поработали над договором такого типа, что я тебя нанимаю, что ты за меня агитировал. На тебе сейчас 15 рублей, а если меня выберут, премия тебе будет еще 35. И за 50 рублей покупаются как бы агитаторы. Я не знаю какие депутаты это делают, но я знаю по крайней мере, что явно не бандиты. В моем округе кандидат, который идет от левых сил, от коммунистов интенсивно распространяет такие договоры. Нанимает кандидатов больных, лежачих, неходячих людей, говоря что все законно. Юридически документ составлен правильно. Он агитатор и будет по телефону агитировать своих соседей. За 50 рублей покупается голос. Можно купить. При низкой явке для того чтобы выиграть выборы необходимо набрать примерно 7 тысяч голосов максимум. 7 тысяч помножить на 50. Это какая смешная сумма чтобы купить эти голоса, что не о чем и разговаривать. На это идут людей, грубо говоря, лояльные, в городе известные, которые с криминалитетом ну никак не связаны. Поэтому, я еще раз возвращаюсь. Даже не в криминалитете дело. Дело в том, что идут на выборы с этими технологиями, разработанными, в общем, из единого центра, курируемые государственной, нашей теперешней санкт-петербургской властью, технологии разработаны из единого центра. Они достаточно квалифицированы. Они порождают принципиально нечестные выборы. Они порождают разочарование у населения в том, что выборы могут быть честными. Они видят, что против нечестных выборов не борется та власть, которая обязана быть гарантом всеобщей честности и после этого полная апатия, полное послушание. Вот тут перейти к диктатуре в этом городе. Но диктатуры не получится, потому, что законодательное собрание составлено из нечестных, продажных и якобы послушных людей. Оно перевернется вверх ногами и оно подомнет под себя власть, ту которая думает, что она за веревочку может дернуть.

Виктор Кривулин:

На наших глазах сейчас происходит просто компрометация самого института выборов. То есть простому, нормальному человеку, который за всем этим наблюдает страшно уже участвовать в каких бы то ни было выборах. Мы подсекаем возможность вообще какой-то демократической перспективы дальше для России, таким образом. Слово "выборы" уже сейчас ассоциируется с подкупом, с криминалом и вот с убийствами. В этом есть, я вижу может быть вольно, может быть невольно, но слишком много факторов, которые свидетельствуют о том, что это целенаправленное движение. Превращение выборов в откровенных фарс. В сторону того, чтобы показать человеку, что не надо выбирать. Давай лучше назначать. Да, все просто. Вот мы назначим там кого-то. Зачем эти выборы. Они не нужны. И в принципе, действительно, люди уже не понимают зачем. Потому, что все равно выборы не являются их реальным волеизъявлением. Есть еще одно свойство этих выборов. Они показывают, что старая партийная раскладка, спектр, к которому мы привыкли, политический за последние 7-8 лет, он уже не работает. Партия существует для того, чтобы вести подковерную игру. Наступает время для совершенно других политических решений. Это очевидно. Для открытой политики. А мы решаем вопрос на закрытых совещаниях. Мы согласовываем списки вместо того, чтобы думать о тех людях, которые будут за нас голосовать.

Михаил Соколов:

Каковы все-таки шансы преодолеть вот эту ситуацию и выбрать нормальную законодательную власть, которая сможет быть противовесом тому негативу, который все видят в администрации Петербурга сейчас.

Михаил Толстой:

Мне кажется только одно - на выборы должно являться больше чем мы ожидаем - 18 процентов населения. Если депутат выбирается 18 процентами избирателей, из которых за него проголосует половина, то 90 процентов населения не знает, знать не хочет, против или наплевать на своего представителя. Кого он представляет - никого. Только если явка населения будет больше. И эта главная и единственная пропаганда, которую мы должны все вести сейчас. Тогда мы можем погасить вот эти флуктуации и всплески, которые удалось создать на фоне малой избирательной активности вот этими новыми технологиями, новыми приемами и бандитскими методами.

Анатолий Понеделко:

Я полагаю, что буквально с сегодняшнего дня должен пойти во всех, на питерском канале анонс и перед жителями города выступит губернатор Власов и Григорьев, которые расставят все по своим, сделают свои акценты.

Михаил Соколов:

А если нет?

Анатолий Понеделко:

А если нет, тогда Бог всем судья и куда выплывем. Другого механизма нет. Все это должен быть механизм губернатора, стабильности. Он обязан выступить и сказать кто у нас сегодня криминален.

Виктор Кривулин:

Я не думаю, что это выход будет на самом деле и не думаю, что после такого выступления люди придут на выборы. Есть какие-то свидетельства, которые позволяют полагать, что все-таки активность этих выборов будет выше чем мы думаем. Это не будет 18 процентов. По моим предположениям процентов 30 должно явиться на избирательные участки. И это уже хорошо.

Михаил Соколов:

О ходе избирательной компании в Санкт-Петербурге мы беседовали с известными питерскими политиками - депутатом Законодательного Собрания, доктором физико-математических наук Михаилом Толстым, блок Юрия Болдырева, писателем Виктором Кривулиным, блок "Северная Столица" - "Согласие"- "Объединенные демократы" и генералом Анатолием Понеделко, недавно возглавлявшим милицию Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Во вторник 1 декабря глава ЦИК Александр Иванченко пообещал принять меры, чтобы выборы в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга прошли в рамках закона. В среду, 2 декабря ГД России решила создать специальную комиссию по контролю за выборами в Петербурге во главе с депутатом от "Яблока" Петром Шелищем. В четверг, 3 декабря мы связались с корреспондентом Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктором Резунковым. Что же нового произошло в городе.

Репортаж Виктора Резункова

В Санкт-Петербурге арестован кандидат в депутаты Сергей Умиров, которого обвиняют в клевете на следователя Главного Управления МВД. Сопредседателю петербургского объединения партии ДемРоссияВиктору Кривулину предложили купить 1 200 голосов курсантов двух военных училищ Петербурга. По словам продавца эти голоса принадлежат якобы ЛДПР. Лидер регионального отделения этой организации Геннадий Туганов назвал это политической провокацией. И наконец, последнее достижение новых технологий: Жители города Пушкина, 20 округ, стали обнаруживать в своих почтовых ящиках магнитофонные кассеты с анекдотами про кандидатов в депутаты.

Об итогах первого тура голосования в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга мы расскажем в следующем выпуске программы "Выборы-98" 10 декабря, как и о том, кто станет последним избранным в этот состав ГД депутатом. Выборы в воскресенье 6 декабря состояться в Люблинском округе Москвы. Кто будет победителем? Какая-то заметная фигура, к примеру, абсолютных неудачных президентских выборов 96 года Мартин Шаккум, чайный магнат Игорь Лисиненко, бывший пресс-секретарь Ельцина Павел Вощанов или кто-то иной?

XS
SM
MD
LG