Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставка "Реальность утопии"


Название выставки плаката в Центральном музее современной истории России - удачнее не придумаешь: "Реальность утопии". Большая часть экспонатов - это плакаты советского времени. Их главной задачей было, вопреки очевидным фактам, убедить: "жить стало лучше, жить стало веселее", не за горами светлое будущее, а построят его рожденные, чтоб сказку сделать былью.

Cначала масштабную выставку "Реальность утопии" показали в Германии, в городе Эссен, а теперь (увы, в усеченном до 70 работ варианте) эту экспозицию можно увидеть в Москве. Слово одному из кураторов выставки, директору Института русской и советской культуры Рурского университета Клаусу Вашику.



Клаус Вашик: Если вы помните свое прошлое, свою молодость, то вы, естественно, помните те многочисленные места, где существовал этот плакат - от военкомата до детского сада, от больницы до магазинов. Вокруг плаката есть множество историй. Естественно, плакат завоевали идеологические инстанции после 1917 года. Умело это использовали. Хотим мы этого или нет, а плакат был глубоко замешен и в самых страшных сторонах советской жизни - плакат призывал убивать. Он смоделировал, как можно убивать.

Лиля Пальвелева: Самый мрачный экспонат выставки датирован 1937 годом - мощный кулак сжимает горло гадюки. Фон темный, кулак красный, змея мерзкая. Внизу строгим шрифтом подпись: "Искореним шпионов и диверсантов, троцкистско-бухаринских агентов фашизма!".

А начиналась история плаката вполне невинно, сообщает еще один куратор проекта, научный сотрудник Российской государственной библиотеки Нина Бабурина.

Нина Бабурина: Самые первые плакаты в России были связаны с книгой. Вот этот плакат, который мы показываем, принадлежит художнику Гартману. Это был книжный график. Плакат пропагандировал шуточные карточки поздравительные. Издание было выполнено в традициях журнальной графики, не цветное, подкрашенное немножечко.



Лиля Пальвелева: Первые плакаты появились в России в 60-х годах 19 века, и были они исключительно рекламными. "Паровая фабрика конфект, шоколада и какао" - читаем мы на одном, на другом - какие-то загадочные "Ночные блины", на третьем - "Благотворительный базар кукол". Все это - свидетельства мирного, хорошо обустроенного быта.

А когда возникли агитационные, политические плакаты? "Ближе к концу первой мировой войны", - говорит Нина Бабурина.

Нина Бабурина: Они были связаны с выпуском 5,5-процентного военного займа, который выпустило царское правительство. В 1916 году страна была уже истощена войной, нужны были очень сильные призывы. Плакат обращается уже не к каким-то аллегорическим образам, как ранее, а к образам реальных солдат. Целая серия была выпущена Скобелевским комитетом, это комитет помощи раненым. Каждый плакат был посвящен определенному роду войск. Там появляется впервые политический лозунг - "Все средства на разгром врага" или "Помогая своими деньгами, ты помогаешь разбить неприятеля".

Лиля Пальвелева: Авторы этих плакатов далеко не безвестные художники. Так, монументальный солдат в папахе нарисован Борисом Кустодиевым, а полная драматизма фигура раненного матроса - Леонидом Пастернаком. Раньше были мироискусники, после - Родченко, Дейнека и, конечно же, Кукрыниксы. Окончательно, как самостоятельный вид изобразительного искусства, плакат сложился уже после Октябрьской революции.

Посетителям выставки советую особое внимание обратить на знаменитые "Окна РОСТА". В подлиннике, совершенно рукодельные, они производят куда более сильное впечатление, чем в репродукциях.

И еще. Прошло много лет, но плакаты времен Великой Отечественной войны и сейчас вызывают сильный эмоциональный отклик.

Русский плакат - это целый пласт вашей отечественной культуры, подчеркивает Клаус Вашик.



Клаус Вашик: 20 лет назад у меня появился интерес к этому, и 13 лет мы приступили к тому, чтобы, наконец-то, изучать эту плакатную культуру. 400 тысяч примерно экземпляров, которые были изданы, начиная с середины 19 века. Хотя плакат пришел в Россию чуть позже, чем на Западе, он развивался бурным образом, в большем объеме, чем это было на Западе.

Для сравнения. Во Франции, в Германии и в США, вместе взятых, было издано меньше плакатов, чем в одной России, в Советском Союзе в 20-м веке. Это некий знак времени.

Лиля Пальвелева: При этом те плакаты, что украшают людные места в современной России, немецкому искусствоведу очень не нравятся.

Клаус Вашик: Плакат, который сегодня делается, в основном, плохой, потому что он, как правило, довольно грубое подражание западной рекламы без учета российских традиций, без знания культурного фона, я бы сказал, по дешевке. Когда вы спускаетесь в метро, то, что вы видите рядом, это оскорбление визуальной культуры вашей.

Лиля Пальвелева: Кризис жанра сказывается и в том, что слишком часто, к месту и не к месту, художники приспосабливают к современным нуждам старые, ставшие классическими, плакаты. Такое цитирование, по мнению Нины Бабуриной, редко бывает удачным.

Нина Бабурина: К сожалению, многие художники, которые не могут найти настоящего языка рекламы современной, пользуются вот таким плагиаторским методом. Они берут старую рекламу и приспосабливают ее к современному.

Что говорить, если вот этот плакат "Ты - записался добровольцем?", на Никитской площади там какой-то открыли пивной бар, повесили этот плакат и написали: "А ты пробовал хреновуху?". После того, как мы, возмутившись, пошли в этот самый бар, эта реклама была снята.



Лиля Пальвелева: Так что же, российский художественный плакат приказал долго жить? Вовсе нет, считают устроители выставки "Реальность утопии". Просто он перешел в разряд коллекционных образцов, издающихся совсем крошечными тиражами.

Такие экспонаты тоже можно сейчас увидеть в Музее современной истории России.

"УНИКАЛЬНЫЙ ЭКСПОНАТ".

Журналу "Огонек" исполнилось 105 лет. Таких долгожителей среди печатных изданий в России раз-два и обчелся. В разные годы содержание и направленность "Огонька" были разными, но одна черта "фирменного стиля" никогда не менялась - журнал всегда оставался богато иллюстрированным. Лучшие из "огоньковских" фотоснимков можно сейчас увидеть на выставке в Московском Доме Фотографии.

Один такой снимок, с обложки, фотокорреспондент журнала Юрий Феклистов считает, вне всякого сомнения, уникальным. Он и выполнен мастерски, и является красноречивым свидетельством далекой уже эпохи.

Юрий Феклистов: Вот "Огонек" от 5 июня 1935 года. На обложке изображен дирижабль и написано: "18 мая в Москву вернулся дирижабль В-6, закончивший беспосадочный перелет Москва-Архангельск-Москва. Дирижабль отлично справился с заданием, пробыв в воздухе 40 часов. По окончании испытания дирижабль будет обслуживать воздушную линию Москва-Свердловск".

В этой фотографии мне понравилось, что дирижабль держат много людей. Здесь вагончик, как от старого трамвая, к нему прикреплен. И представить, что чувствовали люди, летящие 40 часов в этом вагончике, сейчас трудно, но было, наверное, очень страшно. То есть обложка показывает какое-то событие важное. Тогда, наверное, еще самолеты не летали на пассажирских линиях. На такие короткие расстояния применяли дирижабли. Эта фотография черно-белая. Просто полиграфии еще не было цветной, и все фотографии внутри были черно-белые. Композиция этой фотографии хороша тем, что этот дирижабль не просто снят в лоб, а он находится по диагонали. Такое ощущение, что сейчас поднимется в воздух. И вот эти люди, которые за тросы его удерживают внизу, как муравьи, очень напряжены. Кажется, что вот-вот и все взлетит.

"Огонек" является еженедельным журналом. Чтобы попасть на обложку, наверное, должно быть событие, соответствующее уровню. Что-то должно было произойти. В последнее время в "Огоньке" появляются обложки, на которых изображены известные люди, то есть человек смотрит на обложку, ему нравится это лицо узнаваемое, он сразу покупает журнал. А раньше обложки были более социальными. Обложка хорошая, сейчас уже таких аппаратов нет, дирижаблей. Никакой политики, ничего, хотя журнал был политическим, политический еженедельник, и цензура была, и Сталин был жив.

Лиля Пальвелева: Рассказ Юрия Феклистова записала наш корреспондент Любовь Чижова.

XS
SM
MD
LG