Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Костинский: Сегодня мы будем говорить о здоровье школьников, о том, как обучать детей, чтобы они выходили из школы здоровыми.

Сегодня в студии Радио Свобода: Ирина Кузнецова, доктор психологических наук, директор программы "Дети России" и Дмитрий Панков, профессор, доктор медицинских наук, главный специалист департамента здравоохранении города Москвы по работе с образовательными учреждениями. Наши гости помогут нам разобраться, что такое здоровый ребенок и почему к окончанию школы у такого большого количества детей ухудшается здоровье.

Я сейчас приведу отрывок из книги Ирины Кузнецовой: "Из шести миллионов подростков школьного возраста, прошедших профилактические осмотры, у 94% зарегистрированы различные заболевания, 70% учащихся имеют нарушенную структуру зрения, 30% хронические заболевания, 60% нарушенную осанку, и только 14% выпускников здоровы". (Данные 2002 года)

Прокомментируйте, пожалуйста, эти цифры. Они выглядят просто катастрофически.

Ирина Кузнецова: Нет, это, конечно, не катастрофа, но это очень тревожные данные и для нашей страны в целом, и для системы образования, в частности. Мы прекрасно понимаем, что каждый человек, начиная с трех-четырех и до 18 или даже до 23 лет (если он заканчивает вуз) находится в системе образования. Это достаточно большой отрезок времени, и все эти годы человек живет, взаимодействует со средой и, конечно, может заболеть. К сожалению, система образования на сегодня, что и констатируют медики, способствует приобретению заболеваний у наших детей.

Александр Костинский: Вопрос Дмитрию Панкову: скажите, пожалуйста, как медик, в какой степени сама технология обучения влияет на то, что дети нездоровы? Если так можно сказать, в каком процентном отношении риск заболевания это вина семьи, среды, а в каком школы?

Дмитрий Панков: В каждом конкретном случае могут быть свои соотношения. Если ребенок учится с большим напряжением в престижной школе, и в то же время в социальном плане хорошо благоустроен, его микросреда, его семья, в полном порядке, то проблемы со здоровьем в значительной степени могут быть обусловлены перенапряжением. Здесь нет прямой зависимости, потому что надо учитывать конституцию ребенка, и целый ряд других привходящих обстоятельств, что сейчас, к сожалению, не делается. Если ребенок социально неблагополучен, вполне возможно, что особой учебной нагрузки у него нет - он ее может просто игнорировать, но здоровье его ухудшается именно в силу тех социальных факторов, которые на него влияют.

Александр Костинский: Давайте, попробуем определить, что же такое здоровье. Казалось бы, это настолько очевидно, что и определять не надо. Но специалисты выделяют целый набор факторов определяющих здоровье.

Ирина Кузнецова: В практической медицине и в практической психологии здоровье определяется как неболезнь. Это - определение через обратное, когда здоровье понимается как норма, а нездоровье - как болезнь, - по существу не дает полного определения здоровья. Всемирная организация здравоохранения после достаточно долгих дискуссий в своем уставе определила здоровье как "психическое, физическое, социальное и духовное благополучие человека".

Александр Костинский: То есть важно не только то, что человек физически крепок и не подвержен простудам, но не менее существенны и психологические факторы.

Ирина Кузнецова: Фактически, последние 20 лет только к физическому здоровью здоровье человека медики и психологи не сводят.

Александр Костинский: И лозунг "В здоровом теле здоровый дух", несколько видоизменился. И дух, и тело должны быть равно здоровы, поскольку друг с другом теснейшим образом связаны, и друг от друга зависят.

Ирина Кузнецова: Безусловно, они должны быть развиваться параллельно, и внимание к ним обязательно. Нельзя развивать только тело, только дух или только социальные качества человека.

Александр Костинский: Вопрос Дмитрию Панкову: вы как главный специалист департамента здравоохранения Москвы тесно взаимодействуете с общеобразовательными учреждениями. Мы подчеркнули, что здоровье - это три компонента: физическое здоровье, психологическое и социальное. Что в сегодняшней школе наиболее остро, и на что необходимо обратить внимание сейчас?

Дмитрий Панков: У нас самая большая проблема, конечно, с обеспечением социального и психологического здоровья. Потому что плохая или хорошая амбулаторная, поликлиническая сеть у нас есть. Она активно работает и взаимодействует со школами, и мы все время работаем над оптимизацией этой деятельности. А вот то, что касается психологической службы, социологической служба, которая должна опекать школу, все обстоит гораздо хуже. Я вам могу сказать, что без социолога и психолога врач, наверное, на 70% беспомощен. Ребенок пришел в кабинет врача, получил необходимые назначения, но дальше-то этот ребенок выходит из кабинета, и врач не может контролировать выполнение этих назначений. Должна быть социологическая, психологическая служба, которая осуществляет этот контроль и обеспечивает достаточно благоприятные условия для поддержания здоровья и лечения. И она должна очень тесно взаимодействовать с системой здравоохранения.

Ирина Кузнецова: Дмитрий Дмитриевич говорил здесь опять-таки с позиции клинициста, с позиции доктора. В наших школах правомерно уделяется большое внимание больным детям и, к сожалению, очень мало внимания - детям здоровым. А с моей точки зрения, главное это - недопущение болезни, это - профилактика. Но еще важнее - это развитие здоровья, развитие его всех составляющих. И об этом, к сожалению, позаботиться просто некому, потому что психологи связаны по рукам и ногам планами и огромной нагрузкой, которая ложится на них. Ведь психолог один на всю школу.

Александр Костинский: Разве во всех школах есть психологи?

Ирина Кузнецова: По штату должны быть во всех. А реально, я думаю, процентах в 40.

Александр Костинский: А социологи?

Ирина Кузнецова: Такой ставки нет. Появилась такая ставка "социальный педагог", но чаще всего она или не заполнена, или заполнена не специалистами. У нас еще очень мало вузов и профильных, и общепедагогических, которые готовят социальных педагогов.

Александр Костинский: Психологи как-то влияют на работу школы?

Ирина Кузнецова: Конечно, влияют. Но если посмотреть современные учебники, которые ориентируют и выстраивают работу школьного психолога, то психолог, выполняющий все их рекомендации, должен работать 36 часов в сутки, без отрыва на сон. И, соответственно, дети должны проводить с ним тоже часов по 25 часов в сутки, которых у них тоже нет. С одной стороны есть жесткие алгоритмы работы психолога, а с другой, понимание, в какой ситуации психологи находятся в учреждениях образования. Психолог и рад бы применить свои силы и знания, но на детей падает в школе такая огромная нагрузка, что у них не только на общение с психологом, но даже на разговоры с мамой уже нет сил после уроков.

Александр Костинский: Вопрос Дмитрию Панкову: какую роль высокая нагрузка на ученика играет в ухудшении здоровья детей? И насколько можно эту нагрузку регулировать?

Дмитрий Панков: Я отвечу на ваш вопрос, но сначала вернусь к словам Ирины Владимировны о том, что в советском здравоохранении, наследниками которого мы являемся, акцент делался именно на лечение больных детей. На сегодняшний день мы можем сказать, что да, действительно, ребенок, у которого нозологическая форма заболевания - то есть он реально болен, он как бы уже находится в своей нише. Потому что наши поликлиники в этом направлении работают достаточно четко. Здоровые дети - это особый разговор, которого я сейчас касаться не хотел бы, потому что, слава богу, что они здоровы. Но есть огромное количество детей, по нашим подсчетам не меньше 50%, а то 60%, которые находятся в так называемом пограничном состоянии. Это дети, у которых физиологические процессы как бы находятся в уравновешенном состоянии, но они сегодня себя чувствуют хуже, а завтра - лучше.

Александр Костинский: И от чего зависят такие перемены?

Дмитрий Панков: Это зависит от внешних факторов, это зависит и от нагрузки. Современная диагностическая методология, которую мы сейчас разрабатываем и внедряем, основана как раз на выявлении характера взаимодействия состояния здоровья и разнообразных внешних факторов. Если на сегодняшний день физиологические механизмы ребенка работают хорошо, то нагрузку на него можно увеличивать. Если нет, если большое влияние оказывают патогенетические механизмы, нагрузку необходимо уменьшить.

Александр Костинский: А родители как могут определить, можно ли ребенка нагружать, или именно сегодня нельзя. Неужели нужно идти в поликлинику?

Дмитрий Панков: Конечно, для этого нужно внедрять современные диагностические приемы, которые, к сожалению, сегодня только начали получать свое распространение. Поэтому мне сложно дать какую-то универсальную рекомендацию родителям. Единственное, что я могу сказать, и я об этом все время говорю и родителям, и учителям, не нужно отправлять детей в школу, если они плохо себя чувствуют. Не нужно этого делать только потому, что вы подозреваете, что ребенок пытается отлынивать от контрольной. В конце концов, пускай он сегодня на эту контрольную не пойдет, но мы не сорвем ему, если на бытовом языке говорить, здоровье. Мы завтра разберемся, в чем тут дело и успеем его наказать. Но он, действительно, может себя плохо чувствовать, и если он отлежится, если он даст своим компенсаторным возможностям реализоваться, то вполне возможно, что он завтра сможет сделать больше, чем он сделал сегодня.

Александр Костинский: Но если ученик пропустил занятия, он должен представить справку. Если он болен, то все понятно. А если он не болен, если находится в пограничном состоянии, и у него нет высокой температуры, тогда решение должны принимать родители?

Дмитрий Панков: Взаимоотношение сегодня между врачами, родителями и учителями категорически изменились по сравнению с советским периодом. Сегодня по нашему законодательству за здоровье ребенка отвечают учителя и родители, а не врач. Врач как бы исполнитель заказа родителей и учителей. Поэтому родители должны научиться брать на себя ответственность. Это очень большая проблема. Родители еще не осознали в большинстве своем, что они очень серьезно отвечают за здоровье ребенка, что им каждый день нужно принимать решение на этот счет.

Александр Костинский: Вопрос Ирине Кузнецовой: скажите, пожалуйста, что делать? Каковы на ваш взгляд самые первые, необходимые шаги, которые должны быть сделаны в школе?

Ирина Кузнецова: Сегодня мы замечаем только одну часть этой проблемы, и она очевидна для всех: учебную нагрузку на учеников нужно снижать, и взрослым нужно договориться, как это грамотно сделать. Потому что объем знаний, которые может система образования передать ребенку, с каждым годом возрастает.

Александр Костинский: И уже превышает физиологические способности ребенка?

Ирина Кузнецова: Объем знаний превышает не его способности, он превышает его возможности. Если сегодня мы истощим ребенка, завтра он никакие свои способности реализовать будет не в состоянии. В данном случае понятен и очевиден один из механизмов - это снижение нагрузки, разработка стандартов. Это уже достаточно долгое время обсуждают специалисты: и практики, и ученые в достаточно бурных дискуссиях. Если посмотреть на наши санитарно-гигиенические нормы, то жестче их нет. Они очень жестко регламентируют деятельность и ребенка и учителя в школе.

Александр Костинский: А на них никто не обращает внимания?

Ирина Кузнецова: Результат таков, что большинство из них нарушается. Хотя многие из них ориентированы не на сегодняшний, может быть, а на вчерашний день. Нам говорят нельзя долго сидеть за компьютером. Вот вы сами, Александр, сколько часов в день работаете за компьютером?

Александр Костинский: Думаю часов пять-шесть.

Ирина Кузнецова: То есть не сорок минут в день, и вряд ли после каждых 45 минут по 20 минут приседаете.

Александр Костинский: Стандарты по работе с компьютером явно занижены.

Ирина Кузнецова: Понятно, что каждый учитель, который использует информационные технологии в образовательном процессе, может и 45 минут, и больше использовать технику в образовательном процессе. Здесь главное, чтобы техника была качественная, тогда она позволит ребенку нормально работать.

Александр Костинский: Если взрослые договорятся, а договариваются они на уровне, как я понимаю, Государственный Думы, правительства и президента, они выработают государственный стандарт образования.

Ирина Кузнецова: Это изменение содержания образования.

Александр Костинский: И содержания и объема.

Ирина Кузнецова: С учебной нагрузкой все более-менее понятно. Второе, уже не самое очевидное, что понимают далеко не все, это изменение образовательного процесса, это изменение духа самой школы. Если посмотреть на данные нашего исследования, а таких исследований проведено не одно в нашей стране, то становится очевидно, что педагоги не ставят своей жизненной целью, не понимают и, соответственно, не пропагандируют ценность здоровья как основную целеполагающую ценность в жизни.

Александр Костинский: А что нужно менять? Учителя должны выработать другую, более демократичную систему преподавания?

Ирина Кузнецова: Прежде всего нужно поработать с самим учителем и посмотреть, как можно изменить систему ценностей у самого учителя (и это деятельность психолога, его полная компетенция). Каждый педагог на каждом уроке сейчас провозглашает, что здоровье - это хорошо. Провозглашать обратное было бы чудовищно, с точки зрения любого человека. И при этом учитель задает ребенку 105 заданий на школьные каникулы. Он прекрасно понимает, что есть требования учебного процесса, есть программа, и при этом он прекрасно понимает, что здоровье - это хорошо. Но одно дело понимать, другое дело принимать. Вот если он для себя принимает, что здоровье - это и его личная ценность и ценность каждого ребенка и соотносит с этим и нагрузку, и способ подачи материала, и организацию дня ребенка в школе, тогда даже в сегодняшних очень жестких условиях, когда все образование нацелено на гонку за знаниями, можно выстроить учебный процесс так, чтобы ребенку в школе было хорошо, и школа не являлась бы источником разрушения здоровья, а являлась бы его источником.

Александр Костинский: Давайте погорим о самом простом - об уроках физкультуры. Что делать с уроками физкультуры?

Дмитрий Панков: Урок физкультуры - это очень важный урок, потому что, движение - это жизнь, а жизнь - это движение. Поэтому на сегодняшний день мы неудовлетворенны тем, как у нас преподается в школах физкультура, и как дети ее посещают. Во-первых, не должно быть освобожденных от физкультуры детей. Все дети должны заниматься физической культурой, но каждый по своей методике. То есть, должно быть методологическое многообразие в преподавании этого предметы. Учителя физкультуры делают акцент на здоровых людей и на спортивные мероприятия, которые им адресованы, а они, конечно, должны обращать внимание прежде всего на слабых детей, на детей, у которых есть проблемы с физическим здоровьем, и именно для этих детей подбирать соответствующие комплексы упражнений.

Александр Костинский: А в нашей школе сейчас все получается наоборот.

Дмитрий Панков: Во всех развитых странах физкультура - это очень важный предмет. Когда родители отдают своих детей в школу, обязательно интересуются, кто и как преподает в этой школе физкультуру, и насколько это делается квалифицировано. Это является одним из слагаемых высокого уровня здоровья, которого достигли сейчас многие развитые страны.

Александр Костинский: Это что означает конкретно? Если есть класс, допустим, 30 человек, то детей надо делить на группы? Одни играют в футбол, другие бегают трусцой?

Дмитрий Панков: Методология может быть разная. Потому что в одной и той же игре могут быть разные позиции. Во время игры в футбол учитель физкультуры может на ворота может поставить одного ребенка, а в нападение - другого. Конечно, в определенных случаях можно расписать комплекс упражнений для индивидуальных занятий, потому что физкультурой можно заниматься и в положении лежа. Но главное учитель должен работать в этом направлении. Он должен понимать меру своей ответственности при подборе методологических приемов обучения физической культуре.

Александр Костинский: Как я понимаю, медики считают, что урок физкультуры в том виде, в каком он сейчас есть надо кардинально изменить как систему. А количество этих уроков нужно увеличивать?

Дмитирй Панков: Увеличивать количество уроков физкультуры всегда хорошо. Но здесь должно быть разумное сочетание желаемого и возможного. И этот вопрос уже должны решать на месте, в конкретной школе.

Ирина Кузнецова: Важно то, что учитель физкультуры должен понимать сегодняшнее состояние ребенка и прогнозировать это состояние. Поэтому здесь возникает другая проблема, которую мы пытаемся решить здоровьесберегающими технологиями в школе, путем взаимодействия различных специалистов. Учителю физкультуры, который видит ребенка несколько минут, сложно оценить, в каком состоянии он сейчас находится и психологически, и физически, потому что учитель физкультуры просто не знает, сколько контрольных работ ребенок сегодня написал. Может быть, ребенку в данный момент нужно в первую очередь ликвидировать кислородное голодание, а уже потом заниматься тестами на достижение физических результатов и развитие физических способностей. И здесь, я думаю, очень перспективно проводить уроки физкультуры вместе с психологами, вместе с медицинскими работниками школы, которые не являются проводниками чисто медицинской технологии, а в первую очередь работают как валеологи в школе.

Александр Костинский: Валеолог - это кто?

Ирина Кузнецова: Человек, развивающий здоровье. Не только занимающийся санитарной гигиеной, профилактикой, но и развивающий здоровье. В первую очередь это человек, который знает сегодняшнее состояние ребенка.

Александр Костинский: У вас есть такая программа, которая достаточно широко развита, но о ней очень мало знают - это "Школа здоровья". Что такое "Школа здоровья" - это отдельная школа или это программа в рамках обычной средней школы?

Ирина Кузнецова: Не могу с вами согласиться, это программа, которую очень хорошо знают. Строго по технологии "Школы здоровья" работают более 150 школ, а с элементами технологии - уже более двух тысяч наберется. Это комплексные здоровьесберегающие технологии, которые включают в себя четыре направления деятельности - это медицинское, физиологическое, психологическое, социальное, в том числе и духовное, воспитательное направление. И это элементы технологий обучающих здоровью, оздоровительных технологий, создающих безопасное существование. Меняется взаимодействие субъектов образовательного процесса - ученика и учителя, вводится обучение в режиме диалога, то есть обучение не решению конкретной задачи, а способам и методам решения задач. И мы начинаем работу по технологии "Школы здоровья" с общего собрания учителей. И самая трудная проблема - это убедить директора школы, что ему меняться тоже нужно. И наиболее продуктивно, когда ценность здоровья педагогов и учеников его школы станет в ряду его собственных жизнеопределяющих ценностей. И школа не будет местом гонки за знаниями и подготовки в вуз, а будет местом, где дети и учителя вместе пытаются освоить навыки общения, механизмы решения различных задач, противостояния неблагоприятным и благоприятным условиям среды. И в результате мы сможем получить человека, адекватного себе и обществу в настоящее время и в будущем.

XS
SM
MD
LG