Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изменение климата и здоровье населения России


Последствия глобального изменения климата заметны уже сейчас, их не придется ждать 50 лет. В беднейших странах мира от недостатка продовольствия, связанного с потеплением, от вспышек диареи и малярии уже сегодня погибает значительное число людей. Уже достоверно доказана связь между потеплением и увеличением числа инфекционных заболеваний. Даже по самым консервативным оценкам уже в ближайшие 30 лет ожидается удвоение числа жертв потепления климата.

В Москве завершился Международный семинар "Изменения климата и здоровье населения России в XXI веке", который проходил при поддержке Российской академии медицинских наук.

Доктор медицинских наук, профессор Борис Ревич - сотрудник Центра демографии и экологии человека Российской академии наук.

Борис Ревич: Это вообще был первый в России семинар, который рассматривал данные проблемы. Надо вам сказать, что во многих странах мира уже довольно интенсивно занимаются этими вопросами, созданы так называемые "Оценочные доклады". И одна из задач нашего семинара была собрать специалистов из различных регионов России для того, чтобы понять, какими мы на сегодняшний день располагаем интеллектуальными силами и есть ли возможность подготовить такой "оценочный доклад" - именно по оценке влияния климата на здоровье.

Марина Катыс: Сценарии ожидаемого глобального потепления показывают, что в скором будущем возрастет частота и амплитуда резких колебаний температуры. Для каждого сценария можно рассчитать вероятность наступления экстремальной жары. Такие периоды, называемые "волнами жары", распределены случайно, но будут наступать все чаще и чаще. По самым скромным оценкам от жары с США ежегодно погибает дополнительно до 240 человек. В Чикаго во время сильной жары (до 38 градусов) ежедневная смертность возросла на 85 процентов, непосредственно от жары погибло более 700 человек.

Продолжает Борис Ревич.

Борис Ревич: Когда мне после августовских дел пришлось разговаривать с коллегами из европейских стран, они говорили, что настороженность сейчас безумная, то есть уже сейчас европейцы готовятся к тому, что - не дай Бог - будет повтор августа 2003 года.

А у нас что произошло? - У нас был свой август 2002 года, когда горели торфяники. И что?.. Только по очень ориентировочным оценкам тогда Москва потеряла около 130 жизней. Но сколько было людей, у которых были обострения бронхиальной астмы, у какого количества людей потом обострились различные сердечно-сосудистые заболевания, заболевания органов дыхания, - я не могу сказать.

Поэтому в решении семинара была сделана такая запись: "Рекомендовать Министерству здравоохранения и социального развития провести национальную оценку последствий потепления климата для здоровья населения". Дело в том, что высокая температура воздуха, как правило, происходит во время антициклональных состояний воздуха, то есть когда воздушные массы не рассеиваются и все, что поступает в воздушный бассейн (вся эта "шапка") висит над городом. И мы дышим не только более высокими концентрациями, но и испытываем влияние более высоких температур.

И - к вопросу об оценке. Париж в прошлом году потерял 14 тысяч человек, Португалия - 2 тысячи, Италия - больше 2-х тысяч. Данные по Испании сейчас проверяются, там тоже цифры превышают 2 тысячи дополнительных смертей. Данные по Лондону пока не опубликованы, но думаю, что они тоже будут малоутешительными.

Мы вместе с коллегой Дмитрием Шапошниковым из Высшей школы экономики провели очень предварительный анализ, и у нас вышло, что в год только для городского населения мы можем потерять от 4 до 28 тысяч жизней. Это - только дополнительные смерти. Среди, как правило, пожилого населения - людей, которые болеют хроническими сердечно-сосудистыми и легочными заболеваниями. Какова может быть оценка по инфекционным заболеваниям (по тому же клещевому энцефалиту, малярии и так далее) - пока сказать сложно.

Марина Катыс: В 1988 году мировое сообщество ученых объединило усилия по исследованию проблемы изменения климата - была создана Межправительственная группа экспертов. Эта группа выпустила уже три "Оценочных доклада". В последнем докладе (2001 года) содержится вывод, что происходящие изменения климата в основном обусловлены деятельностью человека.

Слово директору Института водных проблем Российской академии наук Виктору Данилову-Данильяну.

Виктор Данилов-Данильян: Климат на Земле действительно меняется. По этому поводу существуют модели, которые разрабатываются уже десятки лет. Но если с помощью этих моделей пытаться объяснить те климатические изменения, которые происходят в последние полвека-век, то получается не очень хорошо, концы с концами не сходятся. Есть попытки объяснить эти изменения с помощью только парникового эффекта, то есть целиком за счет антропогенного фактора, - и опять-таки получается не очень хорошо.

Но если климатические изменения, происходящие последние полвека-век, объяснять с помощью моделей, которые объединяют и природные, и антропогенные факторы, то соответствие получается исключительно высокое. Именно это обстоятельство и является той основой, на которой 95 процентов климатологов мира выносят суждение: происходящие сейчас климатические изменения (в частности - глобальное потепление) обусловлены как природными, так и антропогенными факторами, причем доля последних, а именно - антропогенных, большинством оценивается более чем вполовину.

Марина Катыс: Сейчас уже разработано несколько сценариев развития событий в зависимости от выбросов парниковых газов, роста населения, применения более эффективных технологий и экономического роста в целом. По этим прогнозам рост температуры будет продолжаться как минимум так же быстро, как и в последние десятилетия. Практически во всех районах вероятно большое количество жарких дней и периодов сильной жары. Ожидается рост числа и силы экстремальных выпадений осадков, повышение уровня моря, возможно - на 90 сантиметров, что вызовет разрушение многих береговых сооружений, прибрежную эрозию и засоление питьевой воды.

Продолжает Виктор Данилов-Данильян.

Виктор Данилов-Данильян: Биосфера Земли сейчас больна. С огромной скоростью сокращается биоразнообразие, иссякают и загрязняются источники воды. Все прогнозисты говорят о том, что угроза водных войн в XXI веке совершенно реальна, что если не предпринимать экстраординарных усилий, то это может привести к дестабилизации всей мировой системы (уже имеется в виду - цивилизационной).

В силу экологических факторов загрязнения окружающей среды ухудшается геном человека, не только по этой причине - но и по этой причине тоже. Начинается возрождение старых, уже забытых, и рождение новых, еще совершенно неизвестных инфекций. Для того чтобы ослабить влияние этих факторов, как раз и нужно заниматься сокращением воздействия человека на окружающую среду и на биосферу.

Марина Катыс: Руководитель Российской климатической программы Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин также считает, что основной причиной изменения климата является увеличение - почти на треть - содержания в атмосфере СО2.

Алексей Кокорин: Климатическая система вышла из равновесия. И поэтому у нас гораздо больше стало, что называется, неблагоприятных погодных явлений, а в ряде мест они стали и сильнее.

Марина Катыс: В чем это выражается на территории Российской Федерации?

Алексей Кокорин: В большем числе особо жарких дней, но, заметьте, и особо холодных тоже.

Марина Катыс: Но почему этого не происходило в предыдущие годы?

Алексей Кокорин: Так ведь не было такого антропогенного сигнала, такого, я бы сказал, антропогенного химического удара по атмосфере, который произвело человечество.

Уголь, нефть, газ накапливались в земле многие миллионы лет. Мы их взяли и очень быстренько сожгли, то есть тот углекислый газ, который накапливался много миллионов лет, сейчас "за один день" выбрасывается обратно. Естественно, такой толчок безнаказанно не проходит, он выражается в радиационном балансе атмосферы - сколько ватт на квадратный метр у нас есть. Этого просто стало больше.

Марина Катыс: Но вернемся к проблемам влияния изменения климата на здоровье россиян. На прошедшем в Москве Международном семинаре российские ученые представили доказательства, что в России происходит рост целого ряда заболеваний.

Рассказывает организатор семинара, доктор медицинских наук, профессор Борис Ревич.

Борис Ревич: Это и клещевой энцефалит, это болезнь Лайма, клещевой барелиоз и все, что связано с клещами. Это и инфекции, которые связаны с комарами, - малярия.

Но оценить: насколько климат влияет на то, что происходит увеличение именно этих заболеваний, - это вопрос дальнейших исследований. Действительно, на сегодняшний день есть некоторые заболевания (например, лихорадка Западного Нила, которая поразила жителей Волгограда и Астрахани в 1999 году), где действительно четко было доказано влияние именно высокой температуры, то есть была мягкая зима, которая позволила создать наиболее благоприятные условия для возбудителя, и очень жаркое лето. В итоге мы получили такую экзотическую лихорадку.

Все докладчики говорили о том, что нельзя отрицать влияние потепления климата и влияние повышенных температур, ячто нужны специальные исследования - так называемые "длинные ряды". То есть надо сейчас поднять материалы, которые уже есть, и сопоставить, что происходит в различных регионах России с заболеваемостью клещевым энцефалитом и как себя вела температура, скажем, в последние 50-60 лет.

Сегодня три территории признаны наиболее опасными с точки зрения повышения температуры - это Аляска, это Антарктида и это арктическое побережье. В условиях такого потепления в Арктике могут резко измениться условия ведения хозяйства жителями арктического побережья, и не только побережья, но и довольно большой территории России, которая находится и приарктическом регионе. Эпидемиологи на семинаре говорили, что сейчас основное внимание нужно уделить анализу не только таких заболеваний, как клещевой энцефалит и малярия, но и такому очень широко распространенному заболеванию, как сальмонеллезы. Каково при этом влияние температур - это вопрос очень существенный.

Марина Катыс: В докладе Всемирной организации здравоохранения доказана связь между потеплением и инфекционными заболеваниями. Жаркая погода и повышенная влажность способствуют распространению дизентерии. Водные инфекции - основная причина смерти детей в возрасте до пяти лет. Для борьбы с инфекциями требуется вакцинация и чистая питьевая вода.

Продолжает профессор Борис Ревич.

Борис Ревич: В теплой воде более уютно себя чувствуют возбудители - отсюда недомогания, которые возникают у населения, которое пьет эту инфицированную воду. Я думаю, что это очень важный вопрос для нашей страны, особенно - учитывая, в каком состоянии находится наше водопроводное и канализационное хозяйство.

Сейчас у нас весна и мы опять ждем половодья. И опять МЧС будет рапортовать о том, как они борются с наводнениями и что они делают. Но любое наводнение - это опасность желудочно-кишечных заболеваний.

Должен быть план: что делать с точки зрения профилактики желудочно-кишечных инфекций. Причем не только при наводнениях, но и при подтоплениях, когда затоплены подвалы, затоплены места хранения продуктов Это же возможность развития потом различных инфекций, (того же псевдотуберкулеза и орсениоза - заболеваний, которые сейчас распространяются и связаны с неправильным хранением продуктов питания, той же самой капусты).

А у нас получается, что в основном весь удар приходится на МЧС, а профилактическая работа и информирование населения если и ведется, то не на должном уровне. Иначе у нас не было бы вспышки того же брюшного тифа в Якутске несколько лет назад.

Марина Катыс: Но ведь Якутск - далеко не жаркий регион. Почему вдруг там произошла вспышка брюшного тифа?

Борис Ревич: Это - побочная сторона потепления климата. Происходит деформация зон вечной мерзлоты. Очень многие населенные пункты, которые находятся на севере (не только Якутск, но и Воркута, и Инта, и многие другие) могут очень сильно пострадать, поскольку те инженерные сооружения, которые строились в этих городах, были рассчитаны на зону вечной мерзлоты. Сегодня эта зона вечной мерзлоты, креолито-зона, отступает на север, преобразуется в другие грунты, отсюда - возможность учащения аварий на водопроводных сетях.

Марина Катыс: Мы не коснулись такой проблемы, как могильники, и скотомогильники - в частности. Ведь потепление опасно и для этих объектов.

Борис Ревич: Да, абсолютно верно. Тем более что тут у нас потепление климата сталкивается с еще одним фактором - это интенсивные работы по прокладке новых газопроводов, нефтепроводов и других продуктопроводов, которые идут по территории Сибири и Дальнего Востока. Здесь существует очень большая опасность.

Раньше было такое замечательное понятие - медико-географическая разведка. Когда начиналась какие-то работы (даже - прежде чем начать какие-то действия) - смотрели на карты. И вы, Марина, абсолютно правы, когда говорите о том, что эти могильники представляют очень большую опасность. Но - слава Богу - сейчас многие из них уже известны, они проинвентаризированы и нанесены на карту. Но тут главное, чтобы не было опять разгильдяйства: в условиях потепления, в условиях интенсивного хозяйственного освоения просто забудут о том, что на территории района существуют такие "бомбы замедленного действия".

Кроме того, сейчас происходит активизация природных очагов чумы. Очень сложно сказать, насколько это связано с потеплением климата. Это может быть связано с очень многими факторами, в том числе - и гелиофизическими факторами (солнечной активностью). Но очень может быть, что сработает и потепление, то есть за этими пробуждающимися, я бы сказал так, "чумными вулканами" надо тоже очень внимательно следить.

Марина Катыс: Гринпис Россия совместно с Метеостанцией МГУ и Мировым Центром данных в Обнинске уже более года проводят исследования о влиянии глобального изменения климата на погодные условия в Москве и как это сказывается на здоровье людей.

Наталья Олефиренко - координатор Климатического проекта Гринпис Россия.

Наталья Олефиренко: Вначале была сделана попытка оценить, как изменились погодные условия в городе Москве, на базе того статистического материала, который накоплен в Мировом Центре данных. Исследовались данные за 123 года, то есть - за период индустриального развития. И были выявлены очень интересные особенности всех погодных составляющих: температуры, давления, содержания кислорода, влажности и скорости ветра.

Во-первых, было выявлено, что за этот период температура в городе Москва повысилась более чем на 2 градуса.

Летом увеличилось количество дней с температурой выше 29 градусов. Также статистически достоверно увеличилась продолжительность засушливых и жарких периодов, когда температура выше 25 градусов.

Зимние температуры повысились примерно на 3 градуса, по сравнению с началом 20 века.

Очень важный погодный фактор, влияющий на самочувствие людей, парциальное давление кислорода (содержание кислорода в воздухе) также изменился. Оно снизилось, причем снизилось во все сезоны, в меньшей степени - летом, в большей степени - зимой.

Марина Катыс: Исследования показали, что среди населения Москвы существуют три основные группы риска, наиболее страдающие от повышения температуры воздуха.

Наталья Олефиренко: Во-первых, это пожилое население, особенно население старше 85 лет. При температуре выше 25 градусов обостряются все заболевания сердечно-сосудистой системы, усиливается аритмия, возможны случаи усиления ишемической болезни сердца, центральная нервная система очень страдает, особенно у пожилых людей. Смертность в эти периоды возрастает - и это очень сильно коррелируется именно с температурой воздуха.

Другой группой риска являются дети младшего возраста. В первую очередь у них страдает центральная нервная система, но могут обостряться все другие заболевания.

В Москве группой риска оказываются также и служащие банков и крупных офисов, расположенных в центре города, особенно - если эти офисы не оснащены кондиционерами и другими приборами, которые создают особый микроклимат, более-менее приемлемый для существования. Это - здоровое население, у которого свойство адаптации резко снижается и обостряются болезни.

Марина Катыс: Европа прошлым летом пережила тяжелейшие месяцы, в то время как России, в общем, ничего подобного не испытала. Можно ли говорить о том, что это изменение климата происходит неравномерно и на данный момент в большей степени затрагивает Европейский континент, чем европейскую часть России и Сибирь?

Наталья Олефиренко: Катастрофической жары, которая была в Европе, в России еще не было. Но можно вспомнить лето 2002 года, когда устойчивые погодные условия с низкой влажностью и высокой температурой привели к пожарам и к ухудшению состояния здоровья большинства населения города.

Россия из-за удаленности от океанов (от основных погодообразующих течений - я имею в виду Гольфстрим) пока имеет более стабильную ситуацию, которая все равно в последнее время начинает изменяться. В ближайшем будущем (уже к 2050 году) ситуации, подобные европейской, будут наблюдаться и в России. И для Москвы, где даже при обычных условиях температура воздуха на 2 градуса выше, чем в прилегающих районах, эта ситуация будет много хуже, чем для европейской части России.

Марина Катыс: Поскольку перспективы абсолютно безрадостные, то что делать в этой ситуации, есть ли вообще какие-то пути выхода?

Наталья Олефиренко: Да, есть надо прилагать усилия совместно, и в данной ситуации реализация Киотского протокола (как механизма по сокращению выбросов парниковых газов) - это один из путей глобального решения этой глобальной проблемы. Конечно, Киотский протокол не обеспечит резкое сокращение выбросов, не обеспечит быстрое изменение ситуации в лучшую сторону.

Потребуется параллельное проведение мероприятий по увеличению адаптационных свойств населения Москвы и других районов, которые будут подвержены в ближайшем будущем воздействию глобального изменения климата.

Что имеется в виду? Есть очень большой пласт проблем, связанных с инфекционными заболеваниями, которые также затронут Москву и Московскую область. Малярия, энцефалит, холера - это те основные болезни, которые могут вспыхнуть здесь из-за того, что повышается влажность, повышается температура, более теплыми становятся зимы. Людей надо информировать об этой проблеме, надо проводить вакцинацию. Надо проводить исследования и ликвидацию очагов прежде, чем проблемы и болезни возникнут. И тогда кризиса можно будет избежать.

Марина Катыс: Киотский протокол как раз и описывает механизмы, которые позволят человечеству избежать глобального кризиса климатической системы. Но об этом мы поговорим в программе, которая выйдет в эфир 3 мая.

XS
SM
MD
LG