Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Деятельность нефтяных компаний в Пермской области


Марина Катыс: Жители деревни Павлово Ординского района Пермской области обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой разобраться в их бедах. А главная их беда, как считают сами жители несчастной деревни, - нефть и уже как следствие - деятельность компании "ЛУКойл-Пермнефть".

Деревня Павлово была основана раскольниками и стоит на реке Тураевке уже более двухсот лет. 75 лет назад в Прикамье была найдена нефть. А в 1997 году впервые случился аварийный выброс нефтепродуктов с предприятия "ЛУКойл-Пермнефть" в речку Тураевка.

О ситуации в деревне Павлово рассказывает наш пермский корреспондент Олег Семякин.

Олег Семякин: Деревня Павлово - это небольшой населенный пункт, расположенный к юго-востоку от Перми. По официальным данным, в ней проживает около 150 человек. На самом деле людей в Павлово остается все меньше и меньше, павловцы уезжают семьями, увозят детей. Сейчас старинное и вполне благополучное когда-то село стало местом, не вполне пригодным для жизни. Пермские экологи выражаются гораздо жестче и считают, что здесь вполне можно говорить об экологическом геноциде в отношении местного населения.

Не секрет, что нефть и все, что с ней связано, - это основа экономики Пермской области. Нельзя сказать, что нефтедоллары пролились на Прикамье золотым дождем, но относительное благополучие региона во многом связано с ведущейся на его территории интенсивной добычей нефти.

Жителям села Павлово, оказавшегося на территории Кокуйского нефтяного месторождения, соседство с нефтяниками богатства не принесло. Совсем наоборот - с нефтью павловцы связывают все свои несчастья и беды. Уже несколько лет каждую весну во время паводка в селе невозможно не просто жить, а даже находиться продолжительное время: люди задыхаются от нефтяных испарений. Речка Тураевка, протекающая через Павлово, зачастую бывает покрыта слоем нефтепродуктов.

Доцент Пермского государственного университета и лидер экологической организации "Зеленая Эйкумена" Роман Юшков не один год занимается проблемой Павлово. По его словам, жители села стали заложниками нефтяников, не рассчитавших последствия своих действий.

Роман Юшков: Там совершенно специфический район. Там глубокая естественная трещиноватость, сходятся геологические пласты. В принципе, там нельзя было вести добычу нефти, но она началась. И помимо этого, еще несколько аварий устроили - в 1997 году и в 2002 году. Вследствие этих аварий в нефтяных пластах создалось повышенное давление, и сейчас - благодаря этому повышенному давлению - выходит нефть на поверхность, и выходят газы попутные.

Но главная проблема там даже не в нефти. Нефть сама по себе не такое уж токсичное вещество. А главная проблема в том, что там используются так называемые ингибиторы комплексного действия. Нефть там высокопарафинистая, она забивает головки нефтесборников, и для разжижения нефти туда закачиваются химические реагенты, а они уже очень токсичны. Они, соответственно, там распадаются, и продукты распада, благодаря вот этому подпору, благодаря высокому давлению, через эту естественную трещиноватость выходят на поверхность.

При этом там Кунгурская лесостепь, и деревню угораздило - она в яме находится. Соответственно, ничего из этой ямы не выдувается, поэтому такое тяжелое положение: постоянно выходят эти газы, население всем этим дышит.

Ну, а, собственно, картина в самой деревне - там болеют все практически, болеют очень тяжело: у взрослых там опоясывающие боли, судорожный синдром, у большей части населения болит все, что можно. После такой хорошей ночи, безветренной, когда там был хороший выход газа, - там люди просыпаются со сжатыми мышцами и с пеной во рту. На детях это страшно проявляется: дети падают в обмороки периодически от интоксикации, у них постоянно течет кровь из носа. Клинические исследования показывают нефтепродукты в крови - фенол, ацетальдегид, бензол и так далее.

Олег Семякин: Казалось бы, совершенно ясно, кто является виновником бед павловцев, - "ЛУКойл", чьи нефтяные вышки стоят чуть ли не на территории села. Однако жителям села потребовалось несколько лет, чтобы добиться проведения государственной экспертизы по этому вопросу.

Межведомственная комиссия завершила работу еще в апреле 2003 года, результаты были опубликованы только год спустя. На протяжении этого времени жителям деревни и общественности не давали возможности ознакомиться с официальными результатами исследований. Доведенные до отчаяния люди даже решились на крайний шаг: на выборах президента, 14 марта, половина павловских избирателей попросту не явилась на избирательные участки.

В итоге заключение экспертов по ситуации в Павлово все-таки было передано общественности. Его авторы избегают понятия "зона экологического бедствия", тем не менее, из текста очевидно, что ситуация в Павлово крайне тяжелая. "В результате деятельности компании "ЛУКойл-Пермнефть", - говорится в документе, - воздушная среда и водоемы в деревне отравлены, все допустимые нормы загрязнения постоянно превышаются".

Для жителей многострадального села этот документ особой пользы пока не принес. Никаких экстренных действий властей не последовало. И сейчас уставшие люди просто просят, чтобы их переселили в другое место, где нет нефти и вездесущего "ЛУКойла". Староста Павлово Марина Вахрушева говорит, что переселение - для ее земляков это единственный способ выжить.

Марина Вахрушева: На мой взгляд, бесполезно что-то делать. Потому что уже и ученые нам говорили, и Гринпис работал месяца полтора назад здесь: даже если тут они все сделают и загладят, но все равно лет 50-60 еще тут такое же будет. Но однозначно, что находиться в этой деревне небезопасно для жизни. И вообще, надо этой проблемой, мне кажется, заниматься. Люди умирают - и никому нет горя вообще!

Марина Катыс: В апреле 1997 года, когда произошла первая авария, у жителей Павлово начались обмороки, судороги, шла кровь из носа. При этом воздух из-за газовых выбросов был такой, что трудно было дышать. В медицинских карточках содержались записи за 1997 год, в которых констатировалось углеводородное отравление жителей. Как заявляют сами жители деревни Павлово, эти выписки были потом вырваны из карточек. А районная администрация якобы дала жесткие инструкции врачам - диагноз "отравление" жителям деревни Павлово не ставить.

В июле 2001 года Научно-исследовательский клинический Институт детской экопатологии и Управление здравоохранения администрации Пермской области (химико-аналитический отдел) провели "Анализ биосред на ксенобиотики" у детей. Он показал, что у детей содержание в крови ацет-альдегида выше нормы в среднем в 4,5 раза, а фенола - примерно в 6,2 раза.

В апреле 2002 года произошла вторая авария. Реку очищали в течение месяца. В сутки, по словам жителей, увозили по 5 машин нефти.

Слово - председателю пермской общественной организации "Экологическая самооборона" Светлане Рожиной.

Светлана Рожина: С ситуацией в Павлово мы знакомы где-то с конца 2002 года, когда первый раз жители Павлово к нам - общественным экологам - обратились. Это было уже после того, как в 2002 году после очередного выхода нефти в реку Тураевка была проведена эвакуация жителей. И после этого момента мы, в принципе, отслеживаем по документам все, что происходит в Павлово, и пытаемся каким-то образом помочь жителям.

У нас были еще от 1997 года документы о том, что была чрезвычайная ситуация и что у жителей (их было более 40) были симптомы отравления ароматическими углеводородами. И все это было записано в карточках. Через некоторое время записи из некоторых медицинских карт исчезли. Затем с 2002 по 2003 год была проведена экспертиза, медико-экологическая и санитарно-гигиеническая, где было установлено, что в Павлово неблагоприятная экологическая ситуация - и это связано с добычей нефти.

Марина Катыс: Жители Павлово предполагают, что для прочистки нефтяного оборудования нефтяники используют вещества (их закачивают в скважины), которые много лет назад были запрещены к использованию в США. К тому же, "ЛУКойл-Пермнефть" планирует строить здесь еще один объект - для смешивания химических реагентов. Хотя уже сейчас на месторождении расположено около 40 скважин (в километровой зоне от деревни), 9 нефтеотстойников, 2 площадки нефте-шламов (нефтеловушек). Одна нефтеловушка находится непосредственно вблизи деревни и над подземным руслом реки Тураевка.

По словам жителей Павлово, их многочисленные обращения в администрацию Пермской области, в прокуратуру, в управление по охране окружающей среды, к уполномоченному по правам человека не принесли никаких результатов. Сейчас они отправили письмо президенту Российской Федерации и ждут ответа.

Продолжает председатель пермской общественной организации "Экологическая самооборона" Светлана Рожина.

Светлана Рожина: Органы наши - что исполнительная власть, что законодательная - не принимают меры в интересах населения. Они все это делают в интересах нефтяного бизнеса. Поэтому контроля со стороны государственных органов, контролирующих, - я имею в виду СЭС, ГУПР, управление по охране окружающей среды, в том числе и МЧС, - его просто нет. Или они делают вид, что они что-то делают, но на самом деле ничего не происходит, ничего не меняется. Проводят какую-то очередную экспертизу, которая направлена не на то, чтобы установить, что жителям здесь жить нельзя, а на то, чтобы установить, связано это с нефтяным бизнесом, с их деятельностью или нет.

Марина Катыс: Тураевка - река уникальная: она занесена в реестр памятников природы российского значения, поскольку на своем пути до впадения в Ирень дважды проходит через гору. Сама гора, через которую протекает Тураевка на протяжении 1300 метров, содержит карстовые пустоты. Очевидно, где-то в этих пустотах скопились нефтепродукты "неизвестного происхождения", которые регулярно, раз в году, выходят во время паводка, когда поднявшаяся вода заполняет пустоты.

В это время вонь в деревне стоит невыносимая! Особенно - на мостиках через Тураевку, а их здесь много. Как говорят сами жители, днем еще можно терпеть, но вот к вечеру, когда стихает ветерок, нефтяной туман закрывает всю деревню. У взрослых болит голова, повышается давление, у детей кровь идет носом... А скотина и вовсе дохнет.

Жители деревни рассказывают историю о корове, которая, напившись воды из Тураевки, начала давать отравленное молоко. Пришлось корову зарезать, но мясо нигде не приняли!

Жители Павлово единодушны: во всех их бедах виновато объединение "ЛУКойл-Пермнефть". Глубокая горная ложбина, в которой уместилась деревня, со всех сторон окружена нефтяными скважинами Кокуйского месторождения. От дома старосты деревни Марины Вахрушевой до ближайшей скважины - 360 метров.

Марина Вахрушева: В настоящее время экологическая обстановка в деревне не улучшилась, она ухудшается. Это можно сказать про Захаровский пруд, который был спущен неделю назад. Там сейчас в районе речки невозможно отдыхать. Пруд ушел, но после пруда осталась такая мертвая трава и такой запах удушающий, что невозможно просто.

Вот сейчас на речке были у меня знакомые, и они буквально были в шоке - у них заболели головы, началось жжение носоглотки. И вообще, такой запах отвратительный там, туда надо срочно вызывать экспертов из лаборатории, пускай замеряют воздух, берут пробы почв.

Вообще что-то нужно делать, все равно люди себя плохо чувствуют. Хотя, на первый взгляд, свежий воздух, лето, стоит такая жара, - а люди, которые приезжают со стороны, плохо себя начинают чувствовать даже за 2-3 часа в нашей деревне.

Марина Катыс: Двести лет - до пришествия "ЛУКойла" - жила деревня с чистым воздухом и чистой водой. И никаких аварийных выбросов нефтепродуктов из горы...

А теперь каждую весну здесь почва приходит в движение, каждую весну происходят прорывы нефтепроводов. "ЛУКойл-Пермнефть" этот очевидный факт не пытается скрывать: по словам начальника отдела охраны окружающей среды "ЛУКойл-Пермнефть" Алексея Черепанова, за прошлый год на территории нефтедобычи предприятия было 20 событий с экологическими последствиями.

Но в апреле 1997 года аварийных ситуаций на "лукойловских" объектах вокруг Павлово не было зафиксировано, равно как и в апреле 2002 года, когда ситуация повторилась. Хотя в обоих случаях нефть из Тураевки вывозили полными цистернами, а на всех окружающих скважинах и нефтепроводах сохранялась рабочая обстановка.

О позиции нефтяников из Павлово по телефону рассказывает староста деревни Марина Вахрушева.

Марина Вахрушева: Чаще они приезжать не стали. И вообще, если и приезжают, они даже у местного населения не спрашивают, как и что, не общаются. Делают свое дело и все. Местная власть, начиная с главы администрации сельского совета, не интересуется нами. А глава администрации Ординского района Агеев вообще пренебрегает Павловом: "Выдумываете все..." Мало того, они начали разрушать деревню. Они нарушили памятник старинный, которому 200 лет, - это была местная начальная школа, они разобрали ее, за копейки продали. И сейчас все население возмущено: они бы сначала деревню переселили!

Марина Катыс: К сожалению, "ЛУКойл-Пермнефть" отказался от разговора с нашим корреспондентом по поводу ситуации вокруг деревни Павлово. Поэтому я вынуждена процитировать мнение начальника отдела охраны окружающей среды "ЛУКойл-Пермнефть" Алексея ЧЕРЕПАНОВА, опубликованное в 2003 году экологической газете "Луч".

Диктор: "Начиная с 1997 года, объединение "ЛУКойл-Пермнефть" постоянно реализует планово-предупредительные и ликвидационные мероприятия по устранению нефтяного загрязнения в речке Тураевка, протекающей через деревню Павлово Ординского района. Одновременно проводится контроль состояния атмосферного воздуха и гидросферы. Хочется отметить, что объединение "ЛУКойл-Пермнефть" реализует вышеуказанные мероприятия несмотря на то, что до сегодняшнего дня не определен вопрос происхождения данного феномена. При отсутствии явных источников загрязнения речкой из близлежащего карстового массива ежегодно в период весеннего паводка выносятся нефтепродукты неизвестного происхождения".

Марина Катыс: Ясно, что речь не идет о природном скоплении углеводородов: из горы в Тураевку течет не чистая нефть, а смесь нефти и реагентов, используемых в технологических процессах на нефтедобыче, в том числе - соляная кислота. Когда по Тураевке идет, как говорят деревенские, "соленая вода", то коров от реки трактором не оттащишь: соленое они любят. А газ, который дает невыносимый запах по всей деревне, - вообще загадка...

В ответ на жалобы жителей в мае 2002 года, уже после второй аварии, в Павлово побывал уполномоченный по правам человека в Пермской области Сергей Матвеев. По его словам, в это время компания "ЛУКойл-Пермнефть" осуществила минимальный набор мер по локализации разлива - это были недостаточно эффективные очистные сооружения, а также установка будки с охранником.

Комментирует председатель пермской общественной организации "Экологическая самооборона" Светлана Рожина.

Светлана Рожина: Одно дело - говорить о том, что деятельность "ЛУКойла" - это социально ответственный бизнес. А другое дело - что-то делать для того, чтобы это было действительно так. Потому что вот этот план мероприятий, который был составлен по результатам экспертизы, на реализацию которого было затрачено 55 миллионов, он, в принципе, показал, что все это, в общем-то, коту под хвост.

И весна 2004 года показала нашу правоту: здесь единственное должно быть решение - отселение жителей, отселение в другой населенный пункт. Потому что невозможно их год от года вот так вот разово подлечивать, это не меняет ситуации. Их надо просто эвакуировать совсем оттуда - и тогда уже нефтяники могут там что-то придумывать и так далее. Но первое, на что наши действия направлены, самое первое - это помочь хотя бы выжить людям в этой ситуации, хотя бы чтобы просто прекратили издеваться над ними. Ведь это самый настоящий экологический геноцид!

Марина Катыс: С такой оценкой происходящего согласен и кандидат географических наук, доцент кафедры биогеоценологии и охраны природы Пермского государственного университета, руководитель экологического движения "Зеленая Эйкумена" Роман Юшков.

Роман Юшков: Мое мнение - деревню нужно эвакуировать. Потому что, помимо того, что вот это вот давление повышенное там наблюдается (и геологи говорят, что на несколько десятилетий, вероятно, эта ситуация), за счет того, что по реке все время течет нефть, происходят постоянные выходы нефти из отверстий в скале, - вследствие этого там пропитался грунт. Пропиталась почва в пойме реки Тураевка, где периодически нефть течет слоем 10 сантиметров по поверхности воды - в период половодья, когда внутренние полости в горах заполняются талой водой. Вследствие этого там пропитался грунт очень сильно. Там в долине копаешь лопатой на 5 сантиметров - и там стоит нефть.

И все мероприятия, которые там производит "ЛУКойл", они носят декоративный характер. И часто, на мой взгляд (и не только на мой взгляд, но и других специалистов), это просто оборачивается новым негативным воздействием на население. Например, рекультивацию они там пытаются производить: в этой долине Тураевки они просто тракторами взбуравили грунт и, соответственно, нефтяные пласты на поверхность извлекли. Теоретически это вроде как правильно, потому что на воздухе быстрее идет окисление нефти и этих самых химреагентов, которыми там тоже все пропитано. Но на практике это оборачивается диким испарением, люди еще и этим дышат дополнительно.

Марина Катыс: По оценкам независимых экспертов, деятельность предприятия "ЛУКойл-Пермнефть" на Кокуйском месторождении сопряжена с нарушением множества нормативных актов. В частности - закона "Об охране окружающей среды", закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии", Градостроительного кодекса Российской Федерации, закона "Об экологической экспертизе", Постановления главного государственного санитарного врача от 17 мая 2001 года и многих других.

В апреле 2004 года пятеро жителей деревни Павлово подали иск к объединению "ЛУКойл-Пермнефть", которое ведет добычу нефти и газа в районе деревни, и к администрации Ординского района, требуя с каждого из ответчиков по 100 тысяч рублей. Кроме того, местные жители надеются через суд получить ряд документов, с которыми они до сих пор не смогли ознакомиться. Так от Научно-исследовательского клинического Института детской экопатологии они хотят получить отчет о медико-биологических исследованиях здоровья детей, а от "Пермнефти" - план мероприятий по устранению последствий технологической аварии и программу мероприятий по улучшению экологической и санитарно-гигиенической ситуации в деревне Павлово.

Дело в том, что при врачебных обследованиях, проводимых в районной больнице, а также Институтом детской экопатологии города Перми, зафиксировано значительное количество нефтепродуктов в крови и моче жителей деревни Павлово, массовое увеличение печени, белок в моче, при обследованиях на УЗИ - пустой желчный пузырь. Исследованиями установлена положительная зависимость между интенсивностью нефтедобычи и количеством нефтепродуктов в крови детей. Учителя отмечают пониженную обучаемость у детей деревни Павлово.

По убеждению жителей экологические бедствия последних лет вызвали в деревне значительное повышение смертности. При этом население вымирает в первую очередь на улицах, наиболее подвергающихся воздействию газовых выбросов.

Из Отчета определения загрязнения атмосферного воздуха в деревне Павлово в июле 2002 года, выполненного Пермским областным Центром по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, следует: "Ароматические углеводороды присутствуют в атмосферном воздухе в значительных количествах практически во всех наблюдаемых точках. Разовые концентрации этилбензола достигали 6,5 предельно допустимых концентраций, ксилола - 4,6 ПДК, есть превышения по толуолу... Результаты наблюдений показывают, что влияние нефтяных месторождений на данную территорию очень велико".

Истцы полагают, что нарушены их права, предусмотренные статьями 41 и 42 Конституции Российской Федерации и Законом "Об охране окружающей среды", в частности - право на благоприятную окружающую среду. Жители считают, что администрация Ординского района вовремя не оповещала их о чрезвычайных аварийных ситуациях, угрожающих жизни и здоровью, и не обеспечила население питьевой водой. "ЛУКойл-Пермнефть" жители обвиняют в небезопасной эксплуатации объектов нефтедобычи.

XS
SM
MD
LG