Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Трансгены в детском питании? Nestle оспаривает результаты тестирования ее продукции в суде


Марина Катыс: В июне 2004 года Ассоциация генетической безопасности обнародовала результаты независимых тестов, проведенных лабораторией "Биоком". В детском питании Nestle, Kolinska, Semper, Friesland Nutrition, Gerber, Valio и Nutricia были обнаружены генно-модифицированные организмы.

В ответ на публикацию результатов анализов эти компании (кроме Valio и Nutricia) на совместной пресс-конференции в Москве заявили, что их продукция не содержит ГМО и что это подтверждено результатами исследований.

Конфликт разгорелся из-за того, что, по мнению представителей Ассоциации генетической безопасности, продукция ряда производителей детского питания "оказалась генетически модифицированной и не содержала маркировки". Среди исследованных образцов упоминалось детское питание Nestle, Kolinska, Semper, Friesland Nutrition, Gerber как "содержащие от 50 до 100 процентов ГМО".

Nestlе, - единственная из перечисленных компаний, изъявила желание защитить свою деловую репутацию и обратилась в Арбитражный суд города Москвы.

Давайте послушаем обе стороны.

Слово - президенту Общенациональной Ассоциации генетической безопасности Александру Баранову.

Александр Баранов: Суд пришел к заключению, что наши данные достоверны, анализ, который представляла противоположная сторона (то есть - истец) не убеждает в том, что наши данные - ошибочные и ложные. Когда мы получили эти результаты, мы все эти данные направили в те компании, у которых мы все это обнаружили, безусловно. И только после этого мы организовали пресс-конференцию и там обнародовали эти данные.

Марина Катыс: А теперь - слово специалисту по связям со средствами массовой информации Отдела внешних корпоративных вопросов ООО "Нестле Фуд" Марине Зибаревой.

Марина Зибарева: У нас имеются все доказательства, включая результаты исследований трех аккредитованных лабораторий (двух российских и одной зарубежной), подтверждающих отсутствие ГМО в наших продуктах. Обвинения Ассоциации, высказанные в адрес нашей компании (а также - других) основаны на научном отчете неизвестной и не аккредитованной лаборатории. Согласно постановлению Главного государственного санитарного врача, такая лаборатория не имеет официально признанной компетентности выполнять такого рода исследования.

Более того, мы на последнем заседании суда подали ходатайство о проведении судебной экспертизы образцов нашего детского питания в Институте Питания. Но ассоциация выразила протест против проведения такой экспертизы, объясняя это тем, что, по их мнению, это может затянуть процесс. На наш взгляд это кажется немного странным, поскольку противоречит целям деятельности этой Ассоциации, (которые заявлены в ее уставе).

В результате суд не удовлетворил наше ходатайство.

Мы хотели бы еще раз подчеркнуть, что готовы провести исследования нашего детского питания в независимых лабораториях и тем самым подтвердить отсутствие ГМО в детском питании производства компании "Нестле". Потому что все продукты, которые были заявлены Ассоциацией как ГМО-содержащие, производятся в Европе и отвечают всем европейским стандартам и требованиям. И в соответствии с европейским законодательством, наша продукция не требует никакой маркировки, поскольку, отвечая предпочтениям потребителей в Европе, мы не используем модифицированные ингредиенты.

Марина Катыс: Однако Александр Баранов не согласен с таким подходом компании "Нестле".

Александр Баранов: Компания завалила суд доказательствами того, что у них - все хорошо, что она проводила анализы в Институте Питания, что она проводила анализы в областной Санэпидемслужбе, что она проводила анализы в немецкой лаборатории "Джин Скан", которые не показали содержания ГМО в детском питании. Но они, ссылаясь на международный опыт такого рода исследований и проверок, совершенно забыли о том, что даже в немецкой лаборатории "Джин Скан", есть такой пункт, в котором написано: "Данные результаты относятся только к той пробе из той баночки, которую проанализировали". А несовпадение серийных номеров и даты изготовления образцов говорит о том, что эти данные не могут совпадать.

Компания не могла достать те серии, которые проверяли мы. А нами серии были взяты (закупка была произведена) в Центральном "Детском мире" города Москвы.

Марина Катыс: Впрочем, и компания "Нестле" также выражает определенное недоумение по поводу позиции, занятой представителями Ассоциации генетической безопасности.

Марина Зибарева: Одним из аргументов ассоциации, прозвучавшим в суде, было заявление, что наша компания ООО "Нестле Фуд" не имеет юридических оснований подавать иск, предметом которого является продукция, произведенная за пределами России. Несмотря на то, что ранее Ассоциация неоднократно направляла в адрес нашей компании ООО "Нестле Фуд" требования прекратить продажу указанных продуктов. Но на самом заседании представители этой Ассоциации заявили, что с их стороны было ошибкой направлять в наш адрес такие письма.

Мы же, со своей стороны, считаем, что у нас есть все законные права на импортирование и продажу детского питания "Нестле". И мы настаиваем на том, что ООО "Нестле Фуд" имеет моральное и юридическое право защищать свои продукты.

Марина Катыс: 1 ноября этого года Арбитражный суд Москвы отказал в иске ООО "Нестле Фуд" к Общенациональной Ассоциации генетической безопасности о защите деловой репутации.

Продолжает специалист по связям со средствами массовой информации Отдела внешних корпоративных вопросов ООО "Нестле Фуд" Марина Зибарева.

Марина Зибарева: Одним из доводов судьи было указание на то, что наша компания ООО "Нестле Фуд" не имеет, на взгляд судьи, прямого отношения к тем продуктам, о которых идет речь в судебном иске. Мы с этим абсолютно не согласны, поскольку на любой упаковке продуктов детского питания "Нестле" покупатель сможет увидеть все наши данные. Это лишний раз говорит о том, что это - наши продукты и, безусловно, только мы имеем право их защищать.

Марина Катыс: Но, с другой стороны, суд, видимо, предполагал, что иск должен быть обращен к головному офису "Нестле" в Швейцарии.

Марина Зибарева: Понимаете, они-то сами этого не сказали, это было сказано в суде самой Ассоциацией, что "вот мы имели в виду не ООО "Нестле Фуд", а "Нестле" в Швейцарии".

Марина Катыс: У этой истории есть и другой аспект: по мнению руководителя кампании "За биобезопасность" Международного Социально-экологического союза Виктории Колесниковой, одной из целей судебного иска компании "Нестле" было не дать распространить информацию.

Виктория Колесникова: Летом, когда было предварительное заседание суда, адвокаты предложили привлечь к ответственности веб-администратора сайта "Дженетик Сейфети.ру", то есть сайта Ассоциации генетической безопасности. В результате в этот же день сайт оказался проданным (то есть на сайте висела информация, что он выставлен на продажу). Под давлением, по всей видимости. Потому что адвокаты "Нестле" говорили, что созванивались с компанией, которая держит технический сервер, то есть были попытки привлечь именно тех, кто как-то завязан с информацией, с распространением - технически ли, по содержанию ли - именно информации о деятельности "Нестле". Хотя это, на мой взгляд, абсолютно бессмысленно.

Марина Катыс: Но давайте послушаем мнение представителя компании "Нестле". Слово - Марине Зибаревой.

Марина Зибарева: Нам неизвестно, по каким причинам этот сайт перестал работать, но мы уверены, что это никак не связано с какими-то нашими действиями. К сожалению, ничего более конкретного мы сказать не можем.

Марина Катыс: Но вы планировали подавать иск против владельца сайта в связи с размещением недостоверной информации?

Марина Зибарева: Да, первоначально мы подали адвокатский запрос, чтобы установить владельца сайта. И мы выяснили, что в тот момент этот сайт уже прекратил свое существование. То есть, таким образом, подача нашего иска против владельца этого сайта становилась нецелесообразной.

Марина Катыс: По данным Ассоциации генетической безопасности, этот судебный процесс вызвал большой интерес у общественных организаций Финляндии, Словении и Германии. Моя следующая собеседница - руководитель кампании "За биобезопасность" Международного социально-экологического союза Виктория Колесникова.

Те продукты, которые были протестированы, были приобретены, насколько я знаю, в Москве, в "Детском мире".

Виктория Колесникова: Да.

Марина Катыс: Но где при этом они были произведены?

Виктория Колесникова: Часть - в Финляндии, часть - в Словении, часть - в Польше. Это я не о "Нестле" говорю, а обо всех марках сразу.

Марина Катыс: А "Нестле" - это финская линия?

Виктория Колесникова: В том числе.

Марина Катыс: Но те страны, в которых стоят производства детского питания, ведь получают продукцию непосредственно с заводов. То есть часть продукции везется в Россию, а часть - продается на месте.

Виктория Колесникова: Да.

Марина Катыс: Они заинтересовались результатами ваших исследований?

Виктория Колесникова: Вот я как раз и говорю о Финляндии. Они очень заинтересовались результатами наших исследований именно по той причине, что были уверены, что там не используется соя, даже в лецитине.

Марина Катыс: А Польша и Словения?

Виктория Колесникова: Из Польши мы получили письма просто с сочувствием и всяческими поздравлениями в наш адрес. А Словения тоже заинтересовалась, потому что Kolinska - марка, которая производится в Словении, они тоже были уверены, что там ничего не добавляется, и тоже будут это выяснять. И они просили нас сообщить о результатах суда.

Марина Катыс: Президент Ассоциации генетической безопасности Александр Баранов убежден в достоверности исследований, проведенных лабораторией "Биоком".

Александр Баранов: Я понимаю, что "Нестле" говорит, что "у нас трансгенных компонентов нет, поэтому маркировать мы ничего не будем". Но, тем не менее, если в разных странах обнаружены трансгенные компоненты - значит, компания не может контролировать эту ситуацию, я так допускаю. Поэтому с их стороны проверки должны быть более частыми, и в том случае, если они обнаруживают - нужно изымать эту продукцию из торговой сети или маркировать.

Марина Катыс: Вы сказали о том, что компания "Нестле" не может контролировать присутствие или отсутствие генетически модифицированных организмов в их продуктах питания. Вы имеете в виду, что генетически модифицированные организмы попадают в продукты "Нестле" без ведома компании, то есть это специфика поставок первичных продуктов для обработки?

Александр Баранов: Сейчас ситуация, например, с трансгенной соей уже вышла из-под контроля человечества. Даже при самых строгих условиях все равно попадаются трансгенные растения. Понимаете, это запущено в круговорот, и чтобы вычистить это, надо очень большое время и тщательный анализ, контроль - не такой фрагментарный, а постоянный - за ситуацией с трансгенными растениями.

Марина Катыс: Прокомментировать заявление о том, что возможно неконтролируемое попадание ГМ-ингредиентов в детское питание, я попросила специалиста по связям со средствами массовой информации Отдела внешних корпоративных вопросов "Нестле Фуд" Марину Зибареву.

Марина Зибарева: Мы уделяем очень большое внимание выбору поставщиков сырья, а также - самому сырью, которое проходит очень строгую оценку и проверку. И конечно же, мы работаем только с теми поставщиками, которые поставляют нам не генетически модифицированные ингредиенты.

Марина Катыс: Надо сказать, что на сегодняшний день в мире есть достаточное количество не модифицированной сои, и это позволяет - при желании избежать попадания ГМ-сои в продукты.

Вот что говорит по этому поводу директор по кампаниям Гринпис Россия Иван Блоков.

Иван Блоков: Дело в том, что существует ряд стран мира, в которых или совсем не выращивается ГМ-соя (к таким странам относится Россия), или страны, в которых она практически не выращивается в большинстве регионов (Бразилии). Безусловно, отделить ГМ-сою от не ГМ-сои - когда они смешались - невозможно. Но когда в стране ГМ-соя не выращивается на полях, то можно быть практически полностью уверенным в том, что выращиваемая обычная соя не будет загрязнена или будет загрязнена в минимальной степени. Это вполне возможно проконтролировать инструментальными методами, то есть существует возможность выбрать и использовать сою без дополнительных ГМ-ингредиентов.

Марина Катыс: Но давайте - насколько это удастся - отвлечемся от противостояния Ассоциации генетической безопасности и компании "Нестле".

Как отнеслись к исследованиям лаборатории "Биоком" остальные компании? - мой вопрос адресован Александру Баранову.

Александр Баранов: Некоторые из них возмущались. Некоторые хотели сотрудничать и пытались найти - где именно у них произошел прорыв. Некоторые занялись внутренним расследованием, насколько я знаю, и оказалось, что действительно у них были небольшие неполадки в определенных странах с этими продуктами - действительно, там ГМ-компоненты попали, - и там просто приняли ряд мер и это исключили.

Марина Катыс: То есть реакция у остальных компаний была весьма конструктивная.

Александр Баранов: Не у всех. Были и нападки, были и крики, были и неприятные переговоры. Но в основном были абсолютно нормальные разговоры. Та же Valio, та же Kolinska, та же Nutrition: Nutrition занималась внутренним расследованием. Так что компания компании рознь. И только одна "Нестле" заняла такую агрессивную, нападническую позицию. Судя по всему, у нее такая позиция выработана во всем мире, потому что анализ с ситуацией в мире с компанией "Нестле" показывает, что у нее достаточно много нарушений и в других странах, и по другим показателям. И даже ВОЗ опубликовала специальный доклад, в котором говорится, что "Нестле" является самым главным нарушителем Кодекса производителей заменителей грудного молока (там есть определенные пункты, которые нельзя нарушать, и подписаны они разными странами). Так вот, эта компания нарушает 9 пунктов - это самое большое нарушение. Следующей идет Gerber - у нее по 5-ти пунктам нарушения.

Марина Катыс: Александр Баранов считает, что после обнародования результатов исследований лаборатории "Биоком" о содержании ГМ-ингредиентов в детском питании ряда фирм, наибольшее сочувствие у публики вызвала именно компания "Нестле" - как одна из старейших компаний на рынке.

Александр Баранов: Все почему-то начали жалеть "Нестле". Да, я с уважением отношусь к этой компании, я с уважением отношусь ко всей ее продукции. Но, господа, надо смотреть правде в глаза, а не доказывать нам, что "этого быть не может, потому что это не может быть никогда". Это - не доказательство. Если у вас обнаружили (да еще - в разных странах), - господа, это - звоночек, надо проверять. Вкладывайте деньги. У вас достаточно большие деньги, вы вкладываете миллионы и миллиарды в рекламу, в какие-то программы - вложите сюда. Вы должны обезопасить население, которое будет потреблять вашу продукцию, - вот моя позиция и позиция нашей Ассоциации генетической безопасности.

Марина Катыс: Руководитель кампании "За биобезопасность" Международного Социально-экологического союза Виктория Колесникова полагает, что компания "Нестле" использует двойные стандарты.

Виктория Колесникова: На главном сайте самой компании заявлено, что она, в принципе, не против самой этой технологии. И там, где потребитель серьезно обеспокоен этим вопросом - она не использует генно-модифицированные организмы. Следовательно, у компании есть как минимум несколько линий, рассчитанных на разного потребителя.

Марина Катыс: Однако представитель "Нестле" Марина Зибарева дает такое разъяснение по поводу главного сайта компании.

Марина Зибарева: Компания "Нестле" разделяет мнение, что те ингредиенты, которые были получены в ходе генной инженерии и были признаны международными организациями безопасными, являются безопасными. Но это совсем не значит, что мы их используем. Наша позиция в Европе говорит о следующем: мы не используем генетически-модифицированные ингредиенты при производстве нашего питания.

Марина Катыс: Детского?

Марина Зибарева: Вообще - продуктов питания, в том числе - и детского.

Марина Катыс: А в Россию все детское питание поставляется именно с европейского континента?

Марина Зибарева: Да, все питание, которое продается на российском рынке, производится на европейских заводах и импортируется сюда.

Марина Катыс: И наконец, я хочу предоставить слово третьей, незаинтересованной стороне, а именно - директору по кампаниям Гринпис Россия Ивану Блокову.

Я знаю, что Гринпис также проводил исследования детского питания, произведенного разными фирмами, на предмет содержания ГМ-организмов в детском питании. Каковы результаты ваших исследований?

Иван Блоков: В большинстве проверенных продуктов питания ГМ-содержимое обнаружено не было. В частности - в той же самой фирме "Нестле", когда мы проверяли детское питание, мы не нашли ГМ-продукты. Эти исследования провели как российская лаборатория, так и лаборатория "Джин Скан" в Германии. Российская лаборатория, в которую мы обращаемся, - это лаборатория Института социологии Российской Академии наук, которая не владеет методами количественного анализа, но делает качественный анализ, и ее результаты были проверены вместе с лабораторией в Германии. То есть мы просто фактически проводили интеркалибрацию двух лабораторий, их количественных результатов. К сожалению, пока мы не знаем ни одной российской лаборатории, которая была бы проверена и прошла бы интеркалибрацию с какими-либо лабораториями Европейского союза.

Марина Катыс: По данным ваших исследований, детское питание, которое продается в России, совершенно безопасно с точки зрения ГМО?

Иван Блоков: Большая часть детского питания. Не скажу - все, но большая часть детского питания не содержит ГМО или содержит минимальное количество - на уровне 0,1-0,2 процента от содержащегося там белка. Наверное, это неудивительно, потому что, безусловно, дети - это наиболее чувствительная часть нашего общества. Если действительно генно-модифицированные организмы наносят вред, то, безусловно, первые, кто это почувствует, будут дети. Поэтому, конечно, фирмы стараются быть осторожными.

Марина Катыс: Но - в принципе - содержание ГМО в питании может нанести вред организму человека?

Иван Блоков: Достоверных исследований того, что произойдет в результате использования ГМО, не проводилось. Единственные более-менее полные исследования, которое проводились, - это исследования на модифицированном помидоре. При этом ген не добавлялся, а изымался один из тех генов, которые есть в данном помидоре. Все остальные исследования страдают тем, что они или не полны, или дают четкие основания считать, что негативные последствия - есть.

Например, исследования, которые проводились на крысах как в Российском Институте Питания, так и фирмой "Мансанта" (в одном случае - картошки, в другом случае - кукурузы), показывают, что у крыс наблюдаются отклонения в составе крови, изменение размеров внутренних органов и даже резкое возрастание внутренних патологий. Хотя последнее статистически не доказано, поскольку на тех самых шести или восьми крысах, на которых проводились исследования, невозможно определить, насколько это статистически достоверно. А вот состав крови контрольной группы и подопытной отличался абсолютно достоверно.

Поэтому предположить, какие именно будут последствия, я не берусь, но совершенно явно следует из имеющихся у нас исследований, что такие последствия есть.

Марина Катыс: А если вернуться к компании "Нестле"?

Иван Блоков: Мы тестировали детское питание, и по компании "Нестле" полученные результаты (на тех образцах, которые выбрали журналисты) - отрицательны, то есть там не было обнаружено генно-модифицированных ингредиентов.

Марина Катыс: Уже более года Гринпис Россия проводит исследования содержания ГМ-ингредиентов в продуктах, представленных на российском рынке. И сейчас можно говорить о выраженной тенденции к отказу российских производителей от использования генетически-модифицированного сырья.

Продолжает Иван Блоков.

Иван Блоков: Как нам представляется, это - результат того, что фирмы начали следить за тем, что же находится в их продукции, они начали проводить проверки, включать в договора условия, что это будет не генно-модифицированная соя. И как результат - (я не скажу, что у нас полный ноль: так недавно в двух пробах из двадцати были обнаружены генно-модифицированные ингредиенты), но по сравнению с тем, что было (когда 30, 40, 50 процентов проб содержали ГМ-ингредиенты) ясно, что наблюдается снижение. Его трудно пока охарактеризовать количественно, но совершенно ясно, что российские производители идут на исключение ГМ-ингредиентов из своей продукции.

Марина Катыс: Как Западная Европа относится к продуктам, содержащим ГМ-организмы?

Иван Блоков: Население Западной Европы крайне негативно относится к продукции, содержащей ГМ-ингредиенты. Подавляющая часть населения (более 70 процентов) не хочет их использовать, и в Западной Европе действует довольно жесткое требование о том, чтобы продукты, содержащие более чем 0,9 процента модифицированного белка (по отношению ко всему содержащемуся белку) обязательно должны маркироваться.

Но при этом там есть еще одно правило, которое у нас очень часто забывают: эти самые проценты содержания ГМ-белка должны оказаться в пролуктах исключительно случайно. Если компания смешала не ГМ-сою с ГМ-соей намеренно, то, даже если содержание примешанной ГМ-сои меньше 0,9 процента, продукция все равно должна маркироваться как содержащая ГМ-ингредиенты, потому что это было сделано намеренно.

Марина Катыс: И ваша оценка перспектив ГМ-продуктов на российском рынке?

Иван Блоков: Можно с уверенностью говорить, что ГМ-продукты не смогут завоевать российский рынок. Во-первых, у нас действует очень жесткое экологическое законодательство. И две экологических экспертизы, на которых было отказано в разрешении на выращивание ГМ-продуктов, четко показывают, что с этой стороны до проведения детальнейших исследований выращивания не будет.

С другой стороны, на нашем рынке потребители большей частью не желают использовать ГМ-продукты. Как это ни удивительно, но это - достаточно чувствительная вещь для российского населения, поэтому большая часть компаний действительно старается отказаться от их использования. Крупные мясоперерабатывающие компании не только отказываются от использования продуктов, но еще и пытаются установить (и зачастую устанавливают) свою собственную систему контроля, чтобы быть уверенным, чтобы не попасть впросак при общении с потребителями.

Марина Катыс: На данный момент конфликт между Общенациональной Ассоциацией генетической безопасности и компанией "Нестле" еще не исчерпан. Юристы "Нестле" рассматривают возможность подачи апелляции на решение Арбитражного суда города Москвы, а компания надеется доказать в суде, что они не используют генетически модифицированное сырье при производстве детского питания.

XS
SM
MD
LG