Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Санкционированная рубка леса на охраняемой природной территории

  • Алексей Ярошенко

Участники международной конференции, проводимой Лесным движением Европы в Мюнхене, обратились к руководству Лесного сектора Приморского края в связи с планами ведения лесозаготовок на территории заказника краевого подчинения "Верхне-Бикинский". На этой территории на протяжении столетий проживают удэгейцы - коренной народ.

Санкционированная рубка леса на охраняемой природной территории - вещь не столь уж распространенная. За разъяснениями я обратилась к координатору Лесного проекта "Гринпис" Алексею Ярошенко.

Алексей Ярошенко: Сейчас ситуация неопределенная. 3 апреля этого года было совещание по судьбе Верхне-Бикинского заказника в Главном управлении природных ресурсов Приморья. Было решено подготовить запрос на изменение границ и режима заказника для того, чтобы после этого там можно было строить дороги и рубить лес.

Дело в том, что при оформлении документации по Верхне-Бикинскому заказнику было допущено довольно много неточностей, и в результате его статус оказался довольно неопределенным. Но - так или иначе - любая хозяйственная деятельность на его территории требует очень сложных разрешительных процедур, в том числе - и экологической экспертизы. Сейчас (в первую очередь - администрация края) пытаются начать процесс изменения границ заказника для того, чтобы сильно уменьшить его площадь, а на оставшейся части начать рубить лес.

Это - один из немногих последних крупных массивов сохранившихся кедрово-широколистных лесов во всем Приморье. Один из последних эталонов дикой природы в самом богатом в отношении биологического разнообразия региона России. Конечно, это территория заслуживает самого пристального внимания и охраны.

Марина Катыс: Верхне-Бикинский заказник - это территория обитания амурского тигра, который находится под охраной, и которого в настоящее время осталось менее 400 особей. Как это может согласовываться с такой примитивной хозяйственной деятельностью, как продажа ресурсов за рубеж?

Алексей Ярошенко: Безусловно, это никак не согласовывается. Но дело в том, что хотя в сохранении тигра, конечно же, заинтересованы очень многие, но когда речь идет о получении очень больших прибылей за торговлю сырым лесом, промышленники готовы закрыть на это глаза.

Марина Катыс: Ситуация, сложившаяся вокруг одной из наиболее ценных и уникальных экосистем - бореальных лесов в верховьях бассейна реки Бикин, вызывает серьезное беспокойство мировой общественности.

Рассказывает координатор программ Всемирного фонда дикой природы по сохранению биоразнообразия на Дальнем Востоке России и программ "Траффик" Павел Фоменко.

Павел Фоменко: Дело в том, что со стороны побережья (со стороны Японского моря) лесопромышленники уже практически все вырубили. Они подходят с восточного макросклона, и им проще выхватить лес на вершине и увезти его к морю в порт Пластун, который, на самом деле, практически не контролируется таможней. И куда пойдет этот лес - неизвестно.

Марина Катыс: Десять лет назад власти Приморья придали бассейну Верхнего Бикина статус особо охраняемой природной территории - заказника краевого подчинения "Верхне-Бикинский". ЮНЕСКО рассматривало вопрос о включении территории заказника в "Список Всемирного наследия", благодаря высокому биологическому разнообразию его флоры и фауны. Но предоставленная документация оказалась неполной, и пока решение о включении Верхе-Бикинского заказника в "Список Всемирного наследия" ЮНЕСКО не принято.

Продолжает Павел Фоменко

Павел Фоменко: В 1998 году были поданы документы на соискание этого звания, но документы были не полностью оформлены. И это стало одним из поводов для того, чтобы начать рубки. Хотя, в общем-то, найти повод можно всегда. Утверждается, что - якобы -лесосырьевая база, которой сейчас пользуется монополист по рубках на севере Приморья лесозаготовительная компания "Тернейлес", исчерпана, что им необходимы дополнительные объемы.

Если начнутся рубки, соответственно, за этим в заказник пойдут люди, будут проложены коммуникации. Это крайне негативно отразится на всем комплексе, в том числе - и на тигре.

Марина Катыс: Специалисты признают, что любые промышленные рубки в пределах особо охраняемой природной территории приведут к полному уничтожению всей уникальной экосистемы бассейна реки Бикин, включая амурского тигра - вида, находящегося на грани исчезновения.

Кроме того, промышленные рубки разрушат среду обитания коренных народов - удэгейцев.

Мой следующий собеседник - координатор Лесного проекта "Гринпис-Россия" Алексей Ярошенко

Алексей Ярошенко: Территория заказника - это примерно 750 тысяч гектаров. Но дело в том, что высокоствольные сомкнутые леса занимают меньше трети этой территории, значительная часть приходится на горы и высокогорья, где вообще нет леса или есть только стланник или низкоствольные лиственничники. Естественно, эти территории не интересуют лесозаготовителей, их интересует только долина рек и нижние части горных поясов, в сумме это где-то 250-300 тысяч гектаров.

Но с другой стороны, именно эта территория наиболее важна для того же тигра, как наиболее продуктивная лесная экосистема, где он может найти себе и кров, и пропитание. Тигр не только крупное и достаточно чувствительное к изменениям окружающей среды животное, но он еще и довольно опасный хищник. И иногда возникают конфликты между тигром и местным населением. Для того, чтобы такие конфликты минимизировать, желательно сохранение тигров в максимально естественных условиях. Такая крупная территория, как Верхне-Бикинский заказник - это оптимальная ситуация, когда тигр живет сам по себе далеко от людей. Территория этого заказника вообще не населена, на данный момент там нет ни одной дороги. Соответственно, сейчас тигр не создает проблем для людей, люди не создают проблем для тигра. Это - оптимальные условия для сохранения части его популяции. Безусловно, всех тигров нам не сохранить, но обеспечить хотя бы определенную страховку этот заказник может.

Марина Катыс: Территория Верхнего Бикина могла бы стать объектом экотуризма. В то же время - как показывает опыт - промышленные лесозаготовки неизбежно станут причиной возникновения лесных пожаров, что приведет к катастрофическим последствиям для этой хрупкой и уникальной экосистемы.

И снова я обращаюсь с вопросом к Алексею Ярошенко. Почему власти Приморья вообще допускают мысль о том, что там возможны рубки на этом уникальном участке?

Алексей Ярошенко: Последние 50-70 лет вся наша лесозаготовительная промышленность ориентируется на экстенсивное расползание: вырубили здесь - перешли на новое место, вырубили новое место - перешли еще на одно. Лес растет долго - 100, 120, 140 лет в зависимости от региона. Интенсивным лесозаготовкам в Приморье меньше 100 лет, соответственно, всю свою историю они расползаются на новые и новые природные территории.

Сейчас очень резко растет экспорт леса в Китай и в другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Цены на древесину, на необработанное сырье, достаточно приличные, и это - еще один стимул к тому, чтобы лезть все дальше и дальше вглубь коренной тайги.

Марина Катыс: Экологи и лесные специалисты обратились к господину Шастуну (начальнику Главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов Российской Федерации по Приморскому краю) и к господину Корчагину (начальнику Управления лесного комплекса администрации Приморского края), а также к председателю Законодательного собрания Приморского края господину Сопчуку с предложением пересмотреть решение о начале промышленных лесозаготовок в бассейне Верхнего Бикина и с требованием не допустить промышленных лесозаготовок в пределах Верхне-Бикинского заказника.

Прокомментировать ситуация я попросила эксперта Социально-экологического союза Алексея Григорьева.

Алексей Григорьев: Официально принятие решения отложено на конец июня. Но, думаю, что попытки начать рубки в заказнике будут продолжаться.

Чтобы понять, что происходит в российских лесах и что будет происходить, надо посмотреть немножко выше и шире. Дело в том, что Бикинский заказник - это звено в цепи очень серьезных, крупномасштабных событий. Первопричина, на мой взгляд, в активизации лесопромышленников в этом регионе, в первую очередь - китайских. Китай несколько лет назад осознал, чем заканчивается избыточно интенсивная эксплуатация его собственных лесов. Они поняли, что леса - как источник сырья - истощены, леса теряют свои защитные функции, это приводит к катастрофическим наводнениям и пылевым бурям, которые накрывают уже не только Китай, но и соседей: японцев, корейцев.

И Китай действительно начал серьезную программу сбережения того, что имеется, и посадки новых лесов.

Программа замечательная, программа выполняется - действительно, леса сажаются, леса меньше стали рубить. Но чем это оборачивается для соседей?

Традиционно Китай импортировать древесину с юга. Индонезия. К 2010 году равнинные леса Индонезии будут практически полностью уничтожены. Полный разгром. Правительство Индонезии признает, что оно не контролирует ситуацию в лесах, и сейчас оно обращается к международному сообществу: пожалуйста, не покупайте древесину, заготовленную в Индонезии.

Папуа - Новая Гвинея. Малайская компания "Римбунан Хиджау" вырубила там значительные площади. В конце концов терпение папуасов исчерпалось, и они здорово ограничили возможности действовать в Папуа - Новой Гвинее.

И сейчас "Римбунан Хиджау" рубит леса на территории Хабаровского края, на участке, точно примыкающем к бассейну реки Бикин.

Марина Катыс: В декабре 2001 года прокуратура Приморского края и администрация Пожарского района во второй раз обратились в арбитражный суд Приморского края с иском к краевому Комитету природных ресурсов, с чьего ведома "ПриморскЛеспром" планирует проложить через территорию Верхне-Бикинского заказника лесовозную дорогу. И во второй раз арбитражный суд отказал в удовлетворении иска.

Характерно, что до этого краевая администрация своим обращением в правительство РФ выдвинула территорию Верхне-Бикинского заказника на присвоение статуса "Всемирного природного наследия", что несовместимо с любой индустриальной деятельностью, кроме традиционного охотничье-промыслового хозяйства.

Тогда же - в конце декабря 2001 года - комиссия ЮНЕСКО по "Всемирному наследию" включила Центральный Сихотэ-Алинь в список наиболее ценных природных объектов планеты, имеющих глобальное значение.

Продолжает Алексей Григорьев.

Алексей Григорьев: Сихотэ-Алинь - это уникальные остатки уссурийской тайги. Природный горный хребет был обгрызен лесопромышленниками со стороны Транссиба, немножко - со стороны моря, но ядро оставалось нетронутым. Это - край Дерсу-Узала: амбы, лимонники, субропические виды, северные виды - все это сохранялось.

В 1990 году началось: порт "Светлое", попытки начать рубить верховья Бикина. Этот проект шел с вопиющими нарушениями - отменили. Как раз после этого и создали Верхне-Бикинский заказник.

Далее, Супайский заповедник. Должны были создать, но власти поменяли свое решение, запустили туда "Римбунан Хиджау". Сейчас следующий натиск - южнее Супая. Как раз - Верхний Бикин. Теперь метсные власти предлагают - давайте пустим туда лесопромышленников.

Что произошло за последние 5-7 лет? Произошел взрывообразный рост экспорта российского леса в Китай.

Формально проект рубок на Верхнем Бикине будет реализовываться при участии российских лесопромышленных компаний: круглый лес рубится, лесовозами вывозится к границе, переваливается через границу и едет в Китай. Вот и все. Крупномасштабный проект превращения части Приморского края в сырьевой придаток китайской экономики.

Марина Катыс: Сегодня представители местных и федеральных природоохранных ведомств больше всего озабочены не противозаконными или нелегальными рубками, а лесными пожарами, которые охватили уже гораздо большую территорию, чем в 2002.

Рассказывает Алексей Григорьев.

Алексей Григорьев: Чита, Бурятия, Амурская область. Весь мир просто изумляется тому, что происходит сейчас в Забайкалье. В начале этой недели в штате Колорадо Служба спасения получила сотни звонков (Колорадо - центр США): небо затянуто дымом, а запаха дыма нет. Оказывается, дым от лесных пожаров Забайкалья донесло до Канады и до США, - это совершенно четко видно на космических снимках. В конце мая, похоже, этот дым донесло и до Скандинавии.

Если мы сейчас посмотрим на космические снимки Забайкалья - это огромная (тысячи на тысячи километров) сплошная пелена дыма. Как там люди живут - я не представляю. Соответственно, затянута дымом Монголия и Северный Китай. Данные космических снимков показывают, что практически за месяц огнем пройдено в Сибири и Дальнем Востоке 16 миллионов гектаров.

Забайкалье сейчас - зона экологического бедствия, экологической катастрофы. Затянут дымом Байкал. Похоже, фронт огня потихоньку сдвигается в сторону озера, в некоторых местах до озера осталось 120 километров.

Марина Катыс: Но с другой стороны, лесные пожары случаются каждый год, но пожаров такого масштаба, как в прошлом году и, судя по всему, будет в этом, раньше не было. С чем это связано? Это - изменение климата, это - пересохшие торфяники? Почему так загорелось именно в последние два года?

Алексей Григорьев: Во-первых, согласно некоторым сценариям прогноза глобальных изменений климата, выгореть должна как раз Восточная Сибирь. В прошлом году в Якутии огнем было пройдено 5 миллионов гектаров. В этом году - Чита - 5 миллионов гектаров. Бурятия сейчас стремительно приближается к 3 миллионам гектаров, Амурская область - 2,5 миллиона гектаров. Кстати, 16 миллионов гектаров - это приблизительно один процент территории суши Российской Федерации.

В Читинской области уже выгорело более 10 процентов всей поверхности этого региона. Видимо, действительно, климатические условия начали меняться. Но тут надо набирать статистику.

Второй несомненный фактор - это развал системы профилактики лесных пожаров и борьбы с ними.

Марина Катыс: В этой ситуации весьма странной выглядит политика Министерства природных ресурсов, проводимая этим ведомством в последние годы. Комментирует координатор программ Всемирного фонда дикой природы по сохранению биоразнообразия на дальнем Востоке России и программ "Траффик" Павел Фоменко.

Павел Фоменко: Сейчас происходят постоянные нападки на существующие охраняемые территории со стороны очень многих ведомств, в том числе - Министерства природных ресурсов, которое, по логике, должно заниматься именно охраной. За последние годы не было создано ни одного нового заповедника.

Я надеюсь на недавно принятое решение о создании независимого органа контроля за использованием природных ресурсов. Наконец-то удалось достучаться. Может быть, этот орган будет контролировать и использование леса, потому что сейчас Министерство природных ресурсов занимается и рубками, и - как бы - охраной леса. Получается, что "рука руку моет". Контролировать и рубить в одном ведомстве нельзя - это нонсенс.

Марина Катыс: Администрация Приморского края или федеральное правительство могли быть заинтересованы в развитии на этих территориях экотуризма. Ведь аналогов животному миру, существующему в Приморском крае, просто нет.

Павел Фомин: Для того чтобы развивать индустрию туризма (и экотуризма - в частности) необходимы серьезные финансовые вложения, нужно просто этим заниматься. Кроме всего прочего, нужно понимать - насколько это выгодно. Весь мир зарабатывает на этом деньги, а мы зарабатываем деньги по старинке: спилили - продали (без переработки), украли - продали. Всем известно, что ведутся массовые незаконные рубки. Даже если навести порядок только в незаконных рубках, то не нужно будет рубить вершину Бикина.

Марина Катыс: Если будут вырублены верховья Бикина, это приведет к глобальным климатическим изменениям. Неужели опыт соседей - Китая, который прекратил рубки на своей территории и занялся лесовосстановлением, - ничему не учит администрацию Приморского края?

Павел Фомин: По-видимому, не учит. Каждый год мы слышим панические возгласы, что у нас очередной тайфун смыл поля, поселки, коммуникации и мосты. Это - результат той политики, которая уже проводится. Сейчас вырубаются уже третичные и четвертичные леса, то есть - идут рубки по рубкам. Соответственно, происходит и смыв почвы, и те катастрофические наводнения, которые в последнее время участились. Это - результат.

Бикин - единственная река в Приморье (с таким уровнем биоразнообразния), куда еще не ступала нога лесоруба. Я прекрасно знаю ситуацию, потому что я 10 лет проработал в верховьях Бикина. Я прекрасно знаю лесорубов, которые у себя за перевалом уже все вырубили. Они отравили реки - и у них нет ни рыбы, ни мяса. Естественно, им даже выгодно иметь доступ на территорию, где это сейчас еще есть.

Позиция людей, которые живут на Бикине (в основном это удэгейцы), конечно, крайне негативная. Уже была эпопея, когда лесорубы пытались начать рубки на Бикине - тогда поднялось приморское казачество. Люди восприняли это "в штыки" и с оружием встали на границе, чтобы защищать Бикин. Казаки тогда сказали лесорубам: "Если вы придете сюда с трелевочниками - мы начнем стрелять". Потому что люди понимают, что это - единственное богатство, которое у них осталось.

Собственно, решение по заказнику "Верхне-Бикинский" должно быть принято в ближайшее время. Сейчас верховья Бикина являются по статусу заказником с площадью 764 тысячи гектаров. Рассматривается вопрос о сокращении этой территории до 78 тысяч гектаров, то есть - почти в десять раз. Если не поднимется общественность, если серьезные ученые (которые знают эту территорию, знают ее ценность) не скажут свое веское слово, мы можем потерять совершенно уникальные территории.

Марина Катыс: Неужели российское правительство не прислушается к мнению зарубежной общественности, если оно не хочет выслушать собственных экологов?

Павел Фомин: Как раз с помощью зарубежной общественности в свое время все-таки удалось отстоять Бикин. И я очень надеюсь, что и сейчас это можно будет сделать.

Марина Катыс: Сами удэгейцы и другие народы, проживающие в долине Бикина, имеют право голоса при решении этого вопроса?

Павел Фомин: В общем - да. Формально они, конечно, имеют право голоса. Но существует протокол совещания по Верхне-Бикинскому заказнику, где из 11 совещавшихся человек нет ни одного представителя коренных или малочисленных народностей. И это уже говорит об отношении к слову этих людей. Конечно, очень важно, чтобы было решение Ассоциации коренных и малочисленных народностей Дальнего Востока.

Марина Катыс: Эксперт Социально-экологического союза Алексей Григорьев много лет занимается лесами Приморского края. Неоднократно его группе приходилось сталкиваться с грубейшими нарушениями законодательства при выдаче разрешений на рубку леса.

Алексей Григорьев: К сожалению, позиция российских властей - позорная. Если в начале 90-х годов у них сохранялись хоть какие-то остатки порядочности, совести, патриотизма (я рискну употребить такое слово), то сегодня ситуация в корне изменилась.

Посмотрим, удастся ли общественным природоохранным организациям предотвратить такой ход событий.

С совместным заявлением по Бикину дружно выступили все ведущие, серьезные природоохранные организации России.

Теперь будет борьба. С одной стороны - лесопромышленники и российские власти. С другой стороны - природоохранные организации. А с третьей стороны - скорее всего - потребители. В данном случае это будут китайцы. Если удастся сформировать в китайском руководстве позицию по этому вопросу, если китайцы скажут, что, да, мы прониклись сознанием, что у русских сохранился такой уникальный кусок леса и давайте мы его попытаемся помочь сохранить, то - я думаю - у этого леса есть шансы выжить.

Марина Катыс: Неужели судьба уникальных лесов Верхе-Бикинского заказника зависит только от доброй воли китайских потребителей, которые - возможно! - решат не покупать заготовленную там древесину?

Павел Фоменко - координатор программ Всемирного фонда дикой природы по сохранению биоразнообразия на Дальнем Востоке России и программ "Траффик". Он прожил в верховьях Бикина более 10 лет.

Павел Фоменко: Я недавно вернулся из Бикина - там еще лежит снег, только зацветает черемуха. К счастью, пока там нет никого. Мы ездили вместе с оперативной группой. Природа расцветает, масса животных. Мы видели четырех медведей, видели косуль. И самое главное, что, проплыв 400 километров по реке, мы не видели ни одного человека. И это - радует.

XS
SM
MD
LG