Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аральское море - зона экологического бедствия


Ведущая Марина Катыс

Марина Катыс:

Говорит Радио Свобода. В эфире экологическая программа "Запретная зона".

У микрофона - автор и ведущая Марина Катыс.

Представьте: 2004 год. Пустыня Арал простирается от границ Узбекистана до возвышенностей Мангистауских гор. Самый большой пик Аральской пустыни называется Возрождение. Он мало чем похож на остальную пыльную гладь Арала. Из растительности здесь можно встретить даже кустарники. Пик Возрождения узнают по развалинам биохимического комплекса, где когда-то производили опасное оружие. Теперь здесь хозяйничают птицы-мутанты и огромные грызуны - в основном, крысы. Люди здесь не живут. А еще Арал знаменит тем, что 2 года назад он назывался морем. Сейчас от него остались лишь скелеты кораблей, когда-то бороздивших Арал вдоль и поперек.

Такое описание Арала дано в статье господина Абсатарова, 23 января этого года опубликованной в казахстанской газете "Деловая неделя".

"Аральское море может стать таким, - пишет автор, - если Казахстан примет предложение, поступившее недавно от японского Фонда мировой инфраструктуры. Мировое сообщество настаивает на том, чтобы реки Амударья и Сырдарья, питающие пересыхающее море, были полностью пущены на сельскохозяйственные нужды, в частности - на нужды Афганистана, - говорится в предложении японских ученых. Таким образом, Казахстану предложено ликвидировать Арал - как абсолютно безнадежный к возрождению водный объект".

Как считают японские специалисты, Аральское море необходимо разделить на 3 части и по Амударье сбросить воду на территорию Афганистана. Однако, как считают казахстанские специалисты, в результате этого проекта зона экологического бедствия (а именно такое название получил Арал еще в 1960-е годы) будет расширена на десятки и сотни квадратных километров.

Юрий Егоров много лет работал в Узбекистане собственным корреспондентом "Независимой газеты".

Юрий Егоров:

За 10 лет независимости центральноазиатских государств экологическое напряжение в Приаралье не снято. Больше того, несмотря на многочисленные принимаемые меры, не похоже, что оно будет снято и в ближайшие годы. Уж очень велик масштаб трагедии, чтобы справиться с ней за десятилетие-полтора. Да и средств для этого у государств бассейна двух величайших рек Средней Азии Амударьи и Сырдарьи явно недостаточно. Хотя международная помощь - и финансовая, в том числе, - идет.

В результате глобального экологического кризиса здесь все обернулось против человека. Приходится дышать воздухом, вызывающим тяжелые легочные болезни, такие, например, как туберкулез. Здесь, на отравленной земле, выращиваются продукты, насыщенные нитратами и пестицидами. Есть такие продукты надо бы поостерегаться, но - едят. Здесь большая часть населения пьет воду, которую пить нельзя, так как она опасна для здоровья.

Марина Катыс:

Уже сейчас каждый второй житель Приаралья страдает заболеваниями дыхательных путей. Растет число больных анемией и туберкулезом.

Дамир Бабоназаров до 2001 года занимал должность министра здравоохранения Республики Каракалпакстан.

Дамир Бабоназаров:

Обеспеченность населения водопроводной водой составляет около 60 процентов, в том числе - 74 городского и где-то 46 сельского. Остальная часть населения для водохозяйственных нужд, в том числе и питьевых нужд, пользуется колодезной водой или водой из открытых водоемов, которая отличается высокой минерализацией. Конечно, ее качество хуже, чем у водопроводной.

Почти вся питьевая вода не соответствует принятым стандартам. Из-за маловодия по бактериологическим показателям, несоответствие на 30 процентов. Это - вода открытых источников, не водопроводная вода.

Качество водопроводной воды, соответственно, тоже снизилось, и по химическому составу она не соответствует в 79 процентах проб, а по бактериологическим показателям не соответствует санитарным нормам 7,9 проб воды.

Марина Катыс:

Причин, почему Арал стал зоной экологической катастрофы, много, но главная - резкое сокращение стока речной воды в связи с орошением сельскохозяйственных угодий. Причем, почти половина этой воды расходуется на так называемую "промывку полей". После полива вода испаряется, а соли остаются в земле. В результате земли теряют плодородие. Содержание солей в отработанной воде достигает 10 граммов на литр (при максимально допустимой концентрации солей в питьевой воде 1 грамм на литр).

Однако в почве содержатся не только соли, но и различные удобрения, в частности - пестициды. В Средней Азии такие вещества применяются в 5-7 раз больше, чем в среднем по России. Воду после промывки полей сбрасывают в низины, где она образует огромные озера. Из них загрязненная вода просачивается в колодцы и другие источники питьевой воды.

Говорит Юрий Егоров.

Юрий Егоров:

Ситуацию в Приаралье еще больше обострило маловодье, с которым столкнулась Средняя Азия в последние 2 года. Впрочем, оно циклично и абсолютно точно предсказывалось специалистами гидрометслужбы. Однако, все равно, к нему оказались не готовы. Маловодье ощутили практически все регионы, но основной удар был нанесен автономной Республике Каракалпакстан и Хорезму, расположенным в нижнем течении Амударьи.

В эти годы осадков выпало менее 70 процентов от нормы. Вода в большинстве своем разбиралась выше по течению. И вот, к примеру, север Каракалпакстана остался практически совсем без поливной воды. Пересохли все каналы и арыки.

В результате - погибли посевы риса, хлопка, минимальными оказались урожаи зерновых. Полностью выгорело все, посаженное на частных приусадебных участках.

Я посещал районы, где высохли колодцы и отсутствует водопроводная вода. Туда приезжали водовозки. Вода развозилась из расчета 20 литров в сутки на человека.

В срочном порядке стали изыскиваться возможности бурения новых скважин в местах, где, по предположениям геологов, имеются подземные линзы.

Марина Катыс:

В Узбекистане в связи с маловодием резко понизился уровень подземных вод. В результате, если раньше жители Ташкентской области могли качать воду ручными насосами с 12-метровой глубины, то теперь вода ушла на глубины более 24 метров.

Рассказывает начальник отдела развития инфраструктуры села Министерства макроэкономики и статистики Узбекистана Александр Мироненков.

Александр Мироненков:

Приаралье (это Хорезмская область и Республика Каракалпакстан) всегда было зоной приоритетного внимания правительства Республики Узбекистан. 30 процентов водопроводных сетей, которые за последние 10 лет вводились в целом по республике Узбекистан, вводились именно там. Хотя, если взять по численности сельского населения в этой регионе, оно составляло всего 11 процентов. Но это характеризует отношение правительства, к населению, живущему в зоне экологического бедствия.

Правительство подписало займы со Всемирным банком, с кувейтским Фондом арабского экономического развития, с немецким банком, привлекло также займы французского и швейцарского правительств. Была получена грантовая помощь порядка 120 миллионов долларов для улучшения ситуации с водоснабжением и санитарией в этой зоне. Причем, правительство берет на себя обязательства и по возврату займов.

Если взять Республику Каракалпакстан, то на начало 1990 года там в сельской местности имелось всего-навсего 650 километров водопроводных сетей. За годы независимости было дополнительно построено еще 2 800 километров. Протяженность сетей в этой зоне увеличилась буквально в 4,5 раза.

Обеспеченность сельского населения Республики Каракалпакстан за этот период возросла с 21 процента до 61 процента.

Марина Катыс:

Но строительство водопроводов, к сожалению, не смогло серьезно повлиять на сложившуюся в регионе ситуацию. В районе Арала в последние годы смертность среди взрослых возросла в два раза. Материнская смертность в этом регионе почти в 4,5 раза выше, чем в среднем по странам СНГ. У 90 процентов женщин зарегистрированы различные хронические заболевания. Каждый двенадцатый ребенок в Приаралье умирает, не дожив до 14-летнего возраста.

Слово главному врачу Кара-калпакской республиканской детской клинической больницы Айбеку Рахматову

Айбек Рахматов:

В настоящее время первое место в нашем регионе занимает гематологические больные. Это - заболевание крови. Около 84 процентов больных детей у нас - гематологические больные. На втором месте у нас находятся заюолевания органов дыхания. На третьем месте - различные смешанные заболевания.

Полностью все сваливать на один Арал, по-моему, не надо. Конечно, со стороны экологии есть большое влияние (что у нас имеется очень много болезней и больных). Но многое определяется и тем, что не проводится на нужном уровне пропаганда и обследования. У нас в детсадах, яслях или в отдаленных кишлаках, в сельской местности нет своевременной диагностики.

В резульатте к нам поступают больные уже в запущенной форме, в последней стадии, и мы должны бороться за здоровье этих детей.

Марина Катыс:

В 1995 году в Каракалпакской республиканской детской больнице начала работать очистительная установка, которая в день дает около 10 тонн чистой питьевой воды. Часть этой воды получают жители ближайших домов. Всего же в Нукусе проживает около 40 000 человек.

Продолжает Юрий Егоров.

Юрий Егоров:

10 тонн воды, поделенные на 40 000 человек, это 250 грамм. Речь-то идет всего-навсего о стакане воды в сутки, но для жителя Приаралься даже это количество очень дорого.

Конечно, хорошо бы очистительные установки, подобные той, что установили французы в республиканской детской больнице в Нукусе, установить и в других городах и кишлаках Каракалпакстана и, в первую очередь, обеспечить чистой водой детские учреждения - детские сады и школы.

И сегодня главный вопрос для государств Центрально-азиатского региона заключается в том, как обеспечить справедливый раздел водных ресурсов.

С точки зрения гидрологов, страны Центральной Азии можно разделить на две группы: в одной - Киргизия и Таджикистан, где формируется 86 процентов водных ресурсов, в другой - Казахстан, Туркмения и Узбекистан. Интересы государств первой группы - стремиться обеспечить свое выживание за счет гидроэлектроэнергии, а второй - путем развития сельского хозяйства и промышленности, что, в свою очередь, предполагает совершенно различные графики водоподачи. Если для орошения надо проводить накопление воды зимой и усиленно подавать ее летом, то в гидроэнергетике, наоборот, воду необходимо накапливать летом и использовать, в основном, зимой.

Узбекистанскими специалистами, занимающимися проблемами изменения климата и мерами по смягчению его последствий, рассматривалось 5 различных сценариев, в которых принималось во внимание продолжающееся глобальное потепление. Ни один из них (я подчеркиваю - ни один) не дает в будущем увеличения запасов воды.

Марина Катыс:

Как считают узбекистанские экологи, наиболее точное название ситуации в Приаралье - тупик. Единственно возможный выход - регулировать рождаемость, устанавливать и выполнять экологические лимиты использования ресурсов, внедрять водосберегающие технологии.

Продолжает Юрий Егоров.

Юрий Егоров:

Возьмем, к примеру, Узбекистан. Орошаемое земледелие - основа продовольственной независимости республики, источник основной экспортной продукции. До 55 кубокилометров воды ежегодно расходуется на орошение, что составляет более 90 процентов лимита водных ресурсов. Но только 40 кубокилометров воды доходит до поля из-за несовершенства гидросистем. И всего лишь 25 кубокилометров получают растения из-за несовершенства способов орошения и технологий полива.

Узбекистан уже несколько лет пытается в некоторых хозяйствах использовать израильскую технологию капельного орошения, однако, эти новые технологии приживаются плохо.

Марина Катыс:

Для быстрых перемен пока нет ни политических, ни социальных, ни экономических предпосылок. Правительства стран, расположенных в Приаралье, не смогли договориться о создании системы управления водными ресурсами Амударьи. По мнению экологов, ситуация ухудшается с каждым годом и скоро примет характер катастрофы, ползущей вверх по течению Амударьи.

Продолжает Юрий Егоров.

Юрий Егоров:

Ежесуточное потребление питьевой воды в столице Узбекистана на одного жителя в настоящее время составляет 530 литров. То есть - практически почти в 2 раза больше, чем в других крупных городах мира. И это - при общей нехватке воды! Это свидетельствует, прежде всего, о том, что из-за отсутствия счетчиков, изношенности водопроводной сети и недостатков действующей тарифной системы значительное количество питьевой воды теряется или используется не по назначению.

Один из гостей Узбекистана из дальнего зарубежья сказал запоминающуюся фразу - "Это государство вечно текущих кранов".

Марина Катыс:

В Каракалпакстане подземные запасы пресной воды сконцентрированы на севере республики. Если смотреть вниз по течению Амударьи, то основная часть пресной воды приходится на правобережье. На левом берегу таких источников очень мало.

Говорит Дамир Бабоназаров, до 2001 года занимавший должность министра здравоохранения Республики Каракалпакстан.

Дамир Бабоназаров:

То, как в Центрально-азиатском регионе относятся к питьевой воде, вызывает какой-то ужас. Наш главный санитарный врач в течение месяца был во Франции, знакомился с состоянием водоснабжения. Даже в этих развитых европейских странах очень бережно относятся к такому богатству, как вода. Везде идет учет. Нигде не увидите текущих кранов. Теперь даже унитазы делаются с раздельными кнопками - по большой и малой нужде (куда нужно слить 10 литров, а куда... обойтись можно и 2 литрами воды). Это тоже один из способов экономии.

Марина Катыс:

За последние 20 лет объем Аральского моря уменьшился вдвое, а площадь - на одну треть. Соленость воды достигла 27 граммов на литр (а ведь когда-то это море было пресным). Уровень воды упал более чем на 13 метров. Более 2,5 миллионов гектаров превратилось в соляную пустыню, которая уже получила название Арал-кум. В Аральском море накопились миллиарды тонн ядовитых солей, которые попали сюда вместе с водой после промывки полей. Амплитуда зимних и летних температур увеличилась в среднем на 2 градуса. Воздух стал суше, безморозный период сократился на 12 дней.

Лилия Лагазидзе создала одну из лучших в Узбекистане школ, учебный центр "Прогресс", где дети изучают иностранные языки и основы бизнеса.

Лилия Лагазидзе:

Это страшно - то, что происходит в северных районах. Я считаю, что надо, чтобы люди подошли к самому краю, чтобы стало очень-очень плохо. Этому народу надо возродиться. И надо дойти до края. И вот мы к нему идем.

Марина Катыс:

Сейчас высохшее дно Аральского моря простирается на 28 000 квадратных километров. Две трети этой территории занимают солончаки, засоленные пески. Ежегодно с высохшего дна Аральского моря ветрами уносится 75 миллионов тонн песка и пыли, а также еще 65 миллионов тонн мелкодисперсных солей. Высохшее дно Арала становится одним из основных поставщиков аэрозолей в атмосферу Земли.

Лилия Лагазидзе:

Впечатление было такое, что вот это море мельчает, и у людей тоже уходит надежда, уходит оптимизм. Ведь надежда - главное.

Моя позиция: что бы ни происходило - все зависит только от нас. Я - хозяйка своей судьбы, хозяйка своей жизни.

Марина Катыс:

В 1990-х годах люди стали уезжать из Приаралья. Пик пришелся на 1995 год, однако, сейчас, по словам Лилии Лагазидзе, ситуация несколько изменилась.

Лилия Лагазидзе:

Я бы не сказала, что отъезд массовый. Это время прошло. Кто мог уехать, уже уехал. Многие возвращаются.

Марина Катыс:

Недавно сенат Казахстана одобрил ратификацию соглашения между республикой и Международным банком реконструкции и развития о займе на реализацию проекта по регулированию русла реки Сырдарьи и реабилитации северной части Аральского моря. Целью проекта является сохранение северного Арала и улучшение пропускной способности реки Сырдарьи, а также экологической ситуации и биологического разнообразия в дельте этой реки. При этом было отмечено, что спасение большого южного Аральского моря, уровень заиленности и содержания соли в котором превышает допустимые норы, на сегодняшний день является практически невозможным.

Для спасения северного Арала проектом предполагается строительство плотины, которая отделит его от южной части Арала.

Общая стоимость проекта составляет без малого 86 миллионов долларов. При этом участие Международного банка реконструкции и развития в финансировании проекта составляет 64,5 миллиона долларов, из которых более 62 миллионов будут направлены на выполнение строительных работ. Остальные средства будут выделены из бюджета Казахстана.

XS
SM
MD
LG