Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

17 июня - Всемирный день борьбы с опустыниванием


Ведущая Марина Катыс

Ежегодно в мире безвозвратно теряется 24 миллиарда тонн плодородной земли, что соответствует всей полезной сельскохозяйственной площади США. Ежегодные потери дохода вследствие опустынивания оцениваются в 42 миллиарда долларов.

Ольга Переладова - менеджер Всемирного фонда дикой природы по Центральной Азии.

Ольга Переладова: Под "пустынями" понимается в общей сложности иссушение и деградация земель. То есть - превращение естественных экосистем, в конечном итоге, в "бэдланды", в те земли, которые не годятся уже ни для чего.

Территории, которые находятся под угрозой опустынивания, очень большие. В некоторых странах они достигают 50, 60, даже 80 процентов территории. Вообще, в мире под угрозой опустынивания находится порядка 50 процентов земель.

Марина Катыс: Всемирный день борьбы с опустыниванием и засухой, который отмечается 17 июня, был провозглашен Генеральной Ассамблеей в 1994 году. В том же году была принята Конвенция Организации объединенных наций по борьбе с опустыниванием, которую уже ратифицировали 172 страны.

Мой вопрос адресован координатору климатического проекта "Гринпис" России Наталье Олефиренко.

Существует ли в Российской Федерации какая-то программа по борьбе с опустыниванием? Выделяются ли на это средства?

Наталья Олиференко: К сожалению, Россия не подключилась к Конвенции, и в настоящее время под эгидой МПР России сформирована межведомственная рабочая группа, которая занимается вопросом присоединения России к этой Конвенции.

Процессы, которые сейчас уже наблюдаются - снижение плодородия почв, снижение объемов питьевой воды - это колоссальные проблемы. Они вызовут миграцию населения. Это не только экологические - это социально-экономические проблемы. Это может отразиться на всей стране.

Марина Катыс: По мнению ученых, самая тяжелая ситуация складывается сейчас в Китае, где пустыня занимает до четверти всей территории страны. Размах опустынивания таков, что китайский песок уже летит через границы в Монголию, Корею, Японию и даже США. В Африке в пустыню превратилось более половины всех пригодных для обработки земель.

В России основными очагами опустынивания остаются Калмыкия и Северный Кавказ. Согласно некоторым оценкам, до половины всей территории Калмыкии, Дагестана и Ростовской области постепенно превращается в безжизненный песок. Каждый год пустыня отнимает в этих краях 20 000 гектаров. В Калмыкии процессам опустынивания в настоящее время подвержено более 80 процентов территории, из них около 33 процентов находится в сильной или очень сильной степени деградации.

Продолжает Наталья Олефиренко.

Наталья Олиференко: Долгие годы перевыпас, интенсивное земледелие приводило к тому, что терялось плодородие земли, и так достаточно низкое. И сейчас мы наблюдаем образование так называемой антропогенной пустыни, которую будут отличать те же самые барханы, пески, там будут возникать песчаные бури, которые могут негативно влиять на окружающие территории. И если не будут предприняты какие-то меры, то мы столкнемся с проблемой появления очередной пустыни на нашей территории.

Марина Катыс: Израиль в свое время получил клочок земли, который был пустыней, и рациональным ведением сельского хозяйства, капельным орошением смог превратить эту террриторию в цветущую.

Возможен ли принципиальный переход от пустыни обратно - к плодородным почвам? Или это всегда будет искусственная ситуация, когда каждому растению под корень капается влага из шланга?

Наталья Олиференко: Возможно - при определенном грамотном подходе, при большом желании и, конечно, при наличии денег. И если мы обратимся к странам Саудовской Аравии, которые, в общем-то, создали оазис среди пустыни благодаря долларам, полученным от нефтебизенеса. Безусловно, это очень большие вложения.

Гораздо проще сохранять и поддерживать территории и не допускать эрозии почвы, которая сейчас, по многим оценкам, на территории России охватывает от 10 до 30 процентов сельскохозяйственных угодий.

Марина Катыс: Центральная Азия - классический пример засушливых и субзасушливых областей, где процессы опустынивания наблюдаются практически везде. Каждая из стран региона является страной Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием.

В регионах, подверженных опустыниванию, регистрируется наиболее высокая детская смертность, общее отставание в развитии детей, а также - анемия, врожденные аномалии, психические расстройства и сердечно-сосудистые заболевания.

О причинах опустынивания рассказывает менеджер Всемирного фонда дикой природы по Центральной Азии Ольга Переладова.

Ольга Переладова: С одной стороны, это - глобальное потепление климата. В той же Центральной Азии последние 4 года подряд были очень засушливые. Естественно, меньше развивается растительность, и любое антропогенное воздействие резче сказывается.

А с другой стороны, за последние 100 лет человек как раз очень сильно продвинулся в неправильном пользовании землей.

Марина Катыс: Видимо, известный сюжет с освоением целины тоже внес свою лепту в опустынивание.

Ольга Переладова: Безусловно, потому что степная зона - это одна из тех природных зон, которые находятся под угрозой засух, а когда в степи сохраняется естественная растительность, этот естественный растительный покров сохраняет влагу и сохраняет почвенный покров, предотвращает эрозию.

Как только идет распашка (особенно глубокая, отвальная распашка, которая применялась при распашке целины), то сразу земля оказывается очень сильно подвержена ветровой эрозии и водной эрозии (то есть - смывам). И сейчас значительная часть территории, в частности, Казахстана, бывших целинных земель, эродирована и находится в стадии опустынивания.

Марина Катыс: Наиболее известная зона экологического бедствия, связанная с опустыниванием, это Приаралье. По мнению экспертов, этот процесс уже невозможно обратить вспять. Дай Бог, удержаться на тех границах, на которых сейчас находится пустыня. Можно ли рекультивировать территории, недавно ставшие пустынями? Можно ли вернуть им плодородие?

Ольга Переладова: Безусловно, можно. Методологии этого разрабатываются, и для этого создана, в частности, Конвенция по борьбе с опустыниванием. Есть методики рекультивации земель, есть способы, при которых на определенных стадиях деградации этот процесс можно повернуть вспять. И новообразовавшиеся пустыни, такие, как дно Аральского моря, можно превратить в нечто нормальное.

Ведь нормальная пустыня - это нормальная экосистема со своим комплексом растительного и животного мира. Процесс опустынивания пустыни, собственно, это процесс превращения такой экосистемы в подвижные пески, где ничего не растет и где все это развевается ветром и разносится в места, куда не нужно.

Что касается дна Аральского моря, то здесь восстанволение частично идет стихийно, а частично на этот процесс можно воздействовать. Первые растения, которые могут поселиться и закрепиться на этих площадях, поскольку там очень высокие концентрации солей, это солеустойчивые растения. Они создают какую-то структуру, удерживают эти пески и соли от пыле- и солепереноса.

Марина Катыс: Наступление пустыни в Приаралье привело к возникновению еще одной проблемы. Это - остров Возрождения. Географическое положение острова, удаленность от густонаселенных мест и жаркий климат предопределили в 1930-х годах его судьбу, сделав его полигоном для испытания бактериологического оружия.

Рассказывает президент Союза "За химическую безопасность" доктор химических наук Лев Федоров.

Лев Федоров: Первые опыты на острове Возрождения были проведены в 1936 - 1937 году. Тогда состоялась первая мощная экспедиция с самолетами и кораблями. А всерьез этот остров был отдан под ведомство биологической войны в 1954 году. И с тех пор и до самого развала Советского Союза остров Возрождения ежегодно был настоящим полигоном испытания новых видов биологического оружия.

С ним связаны всякие разные вещи. Ну, скажем, последний год всемирная медицина очень много говорит о том, что нельзя уничтожать штаммы натуральной оспы, поскольку, может быть, где-то она еще есть. Так вот, оружие на основе этой самой оспы как раз там и испытывалось, и была гигантская утечка в 1971 году, повлекшая гибель людей: через море перелетел какой-то аэрозоль с этим возбудителем, и в Аральске погибли люди.

Можно говорить о бактерии сибирской язвы. Я не думаю, что она вся уничтожена. То есть все, что стащили с территории Советского Союза, будто бы закопали там, и будто бы все необратимо продезинфицировали. Но такой у специалистов полной уверенности в этом нет.

Были и еще утечки. Известно несколько событий, связанных с гигантской гибелью больших стад сайгаков в 1980-е годы. Это связано было с какими-то утечками.

Был случай (кажется, в 1984 году), когда на острове произошла утечка, и большое количество персонала просто погибло, и все пришлось начинать заново.

Это - большая головная боль для цивилизации, особенно в условиях, когда наша страна до сих пор держит в секрете всю документацию на эту тему. И таким образом, у специалистов нет отправных данных для организации настоящей научнообоснованной реабилитации острова.

Марина Катыс: Видимо, остров Возрождения был избран под полигон для испытаний бактериологического оружия в связи с тем, что он был ограничен водным пространством, и предполагалось, что водные преграды препятствуют распространению вирусов.

Во-первых, на ком проводились испытания бактериологического оружии? И, во-вторых, сейчас, когда водная преграда отсутствует, а остров стал частью суши, насколько это может способствовать возможному распространению вирусов?

Лев Федоров: Биологическое оружие испытывалось не только против людей, но и против растительности, животного мира. Обезьяны там были хорошо представлены, козы, овцы, лошади.

Сейчас, когда остров этот действительно перестал быть островом, он на самом деле представляет опасность, потому что ни военные биологи, ни просто гражданские мирные биологи не знают до конца судьбу тех микроорганизмов, с которыми тогда работали военные. Потому что они на самом деле создали новые формы биологической жизни, а новые формы изучить в год, в 2, в 10 лет - невозможно. Для этого нужно много десятилетий, чтобы иметь однозначные ответы на вопросы, которые поставила природа.

Марина Катыс: И снова я обращаюсь с вопросом к менеджеру Всемирного фонда дикой природы по Центральной Азии Ольге Переладовой.

Самая опасная из форма пустыни - это текучие барханы, передвигающиеся пески. Со всем остальным как-то можно работать, а пока пески не остановлены, они наступают...

Ольга Переладова: А как вы будете работать с подтопленными засоленными такырами? Тоже ничего хорошего. Ведь другая форма опустынивания, которая сразу не приходит в голову, это - нарушение экосистем за счет неправильного полива: когда полив идет нерегулируемый, когда льется воды гораздо больше, чем надо. Во-вторых, вода, которая пришла из подземных слоев, содержит очень высокие концентрации солей (не обязательно натриевых - это могут быть кальциевые, магниевые соли) - через 2-3, максимум 5 лет эти земли становятся непригодными для дальнейшего земледелия. Это земли, покрытые белой коркой солей, а между ними - ярко голубые озера, мертвые, в которых ничего нет. И вы не можете проехать по этой земле, потому что все это вязкое. Это - соленое болото в пустыне.

Это Кара-Кумский канал. И - сбросные каналы вокруг Аму-Дарьи.

Марина Катыс: И это сделано человеком?

Ольга Переладова: Это сделано человеком. Исторически в культурах центральноазиатских народов полив - это было священнодействие. Воду, например, для полива в очень многих местах собирали всю зиму в специальные глиняные емкости, и фактически этой дождевой влаги, выпавшей на этой самой территории, хватало на полив полей на этой самой территории.

Но каждая капля воды была драгоценностью. Ведь когда в Центральной Азии моют руки, то воду с рук не стряхивают - берегут каждую каплю.

А в советский период "вода пришла на пустынную землю". Значит - лей, не хочу. Сверлится скважина, гонится вода в неограниченных количествах. Она смывает почвенный слой, во-первых. Во-вторых, приносит очень много солей. В-третьих, не добиваются того, чтобы должным образом выровнять поверхность поля. Заливают много воды - так, чтобы залить все выпуклости. Она впитывается в почву, проникает в глубинные слои, соединяется при этом с пластами подпочвенной воды. И, таким образом, соль опять выносится на поверхность, потому что те глубинные слои - это вода соленая.

Марина Катыс: Опыт Израиля по внедрению капельного орошения оказался весьма эффективным, однако Ольга Переладова считает, что на таких обширных территориях, как Казахстан или Узбекистан, внедрение капельного орошения потребует слишком больших средств.

Ольга Переладова: На самом деле, если бы все деньги, которые уже вбуханы в проблему Аральского моря, были бы использованы для организации такой системы орошения (причем та часть воды, которая необходима для полива, с верховий рек была бы взята в трубы, что предотвращало ее испарение), то проблема была бы уже решена.

Но традиционно в Средней Азии используются каналы и арыки, при этом колоссальный процент воды уходит на испарение. И, конечно, нужно менять психологию людей.

Марина Катыс: По прогнозам, уже через 30 лет наступление пустыни станет причиной миграции 60 миллионов человек. Это означает, что значительные территории утратят плодородие и перестанут быть источниками питания.

Можно ли говорить о том, что, в принципе, два этих процесса - бедность и опустынивание - связаны между собой?

Ольга Переладова: Конечно, они связаны, потому что в современных европейских странах в зоне, потенциально подверженной влиянию засухи, давно налажено увлажнение, давно налажены соответствующие технологии обработки земли. И, кстати, кроме обработки земли, мы все время об этом с вами говорим, существует еще и фактор выпаса. Больше половины территории опустыниваются не за счет собственно земледелия, а за счет неправильного выпаса скота.

Безусловно, процессы опустынивания связаны с уровнем жизни населения и уровнем развития страны. И, в первую очередь, опустынивание идет в странах с переходной экономикой, в странах бедных и слаборазвитых.

Марина Катыс: Конвенция по борьбе с опустыниванием предусматривает какие-то финансовые потоки, направляемые из более богатых регионов в более бедные, для борьбы с пустынями?

Ольга Переладова: Безусловно. В этом отношении позиция России оказалась сложной, потому что Россия приложила огромные усилия при подготовке этой Конвенции и ее развитии, и целая серия проектов по борьбе с опустыниванием именно в России должна была получить финансирование, в частности - в зоне Поволжья, в Калмыкии.

Насколько я знаю, было даже предварительное согласование с МИДом о подписании этой Конвенции. Не утвердил Минфин. Хотя Россия получила бы серьезные финансовые потоки на проекты по борьбе с опустыниванием.

Марина Катыс: В России каждые 5 лет из оборота выпадает до 7 миллионов гектаров сельскохозяйственных угодий. Экономический ущерб от наступления пустыни огромен. Минимальные потери только от ухудшения земель ежегодно составляют 40-50 миллионов долларов. Общий же ущерб от опустынивания сельхозугодий превышает миллиард долларов в год.

По прогнозам, в ближайшее время площадь подверженной засухе степной или лесостепной зоны в России может увеличиться почти в 2 раза; причем, эта зона будет распространяться к северу вплоть до южных границ Московской, Владимирской и Нижегородской областей. Сухие степи Поволжья и Северного Кавказа, по прогнозам, сменятся настоящей пустыней.

Слово координатору климатического проекта "Гринпис" России Наталье Олефиренко.

Наталья Олиференко: Лет через 100 пустыня или опустыненные участки могут наблюдаться уже в Воронежской, Самарской, Саратовской области, в Тюменской области, в Челябинской области. Если говорить о Европе - Португалия, Испания, Италия, Молдавия, даже часть Турции и Греция - все эти территории станут продолжением Сахары.

В Москве можно ожидать интенсивное потепление, и можно будет выращивать виноград. Либо наоборот - у нас могут начаться процессы, которые будут наблюдаться в ближайшее время на севере Европы, то есть - интенсивное наводнение. Но это прогнозы на ближайшие 100 лет.

Сейчас песчаные бури разносят пески на колоссальные расстояния. В прошлом году такие песчаные бури из Алжира донесли песок до Швеции, и в виде красного дождя он выпал там на машины и улицы. А в этом году наблюдался красный песчаный дождь на Швейцарских Альпах.

Песчаными бурями переносятся патогенные микробы, они вызывают аллергию у людей. Есть предположение, что эти песчаные бури являются причиной гибели коралловых рифов.

Есть еще такой эффект: чем выше запыленность воздуха, тем меньше осадков выпадает. В Африке, в зоне над Сахарой, 10 процентов осадков теряется из-за запыленности. Аналогичная ситуация - над всеми другими пустынями и всеми другими территориями, где происходит интенсивное сжигание биологического топлива и загрязнение атмосферы.

Марина Катыс: Опустыниванию подвержено около 3,5 миллиардов гектаров земель. Это 70 процентов засушливых земель или четверть всей территории суши на планете.

XS
SM
MD
LG