Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ЛУКОЙЛ планирует разрабатывать нефтяное месторождение в 20 километрах от Куршской косы


Ведущая Марина Катыс

Более 2 месяцев в Калининграде общественность обсуждает последствия возможного начала разработки морского нефтяного месторождения Кравцовское-Д6. Нефть планируется добывать на Балтийском море в 22 километрах от известного национального парка Куршская коса, вошедшего в список "Всемирного наследия ЮНЕСКО".

Соизмеримы ли риски, связанные с возможными утечками нефти, с прибылью от разработки нефтяного месторождения? На этот вопрос отвечает председатель Калининградской областной думы Владимир Никитин.

Владимир Никитин: По идее Калининградской области, это месторождение нужно в плане налоговых поступлений. Потому что добыча нефти будет увеличена в полтора раза и, соответственно, в полтора раза - налоговые поступления от этих проектов. В настоящий момент "ЛУКойл" обеспечивает около 20 процентов поступлений в бюджеты всех уровней (муниципальные и бюджет области). Поэтому, конечно, нам такие деньги нужны.

С другой стороны, конечно, даже самое надежное оборудование время от времени может ломаться и давать сбои. Примеры этому - атомные электростанции. Это самое явное подтверждение.

Надо найти золотую середину. Какую? С одной стороны, "ЛУКойл" приобрел лицензию на аукционе и он - владелец этого месторождения. Это - частная компания, и в настоящий момент,цивилизованный путь разрешения проблемы только таков: тот путь, который продемонстрировало американское правительство на пляжах Калифорнии, когда за огромные деньги у частных компаний для того, чтобы обезопасить калифорнийские пляжи, были выкуплены вышки с нефтяными месторождениями.

Очень бы не хотелось, чтобы пострадала Куршская коса. Наверное, все-таки правильный путь был бы - компенсировать "ЛУКойлу" (и области) те убытки, которые он понесет в связи с неразработкой этого месторождения.

Марина Катыс: Это личная точка зрения Владимира Никитина, и она, по его словам, пока не оформлена в политическую позицию. Как говорит председатель Калининградской областной думы...

Владимир Никитин: Поживем - увидим. Пока эта проблема только лишь дискутируется. Только сейчас она приобрела действительно общественное звучание. Сейчас наши эксперты, в том числе - и Комитет по экологии Калининградской областной думы, изучают эту проблему. И потом, я думаю, наша Дума выскажется.

Марина Катыс: В то же время представители "зеленых" называют этот проект скандальным.

Эксперт Международного Социально-экологического союза Алексей Григорьев дал заключение на проект "ЛУКойла" об обустройстве нефтяного месторождения "Кравцовское-Д6".

Алексей Григорьев: Существует техническая опасность. Это - риск аварий, риск повседневных протечек, которые могут достигнуть побережья. Более того, это может привести к трансграничному загрязнению, поскольку по направлению преобладающих ветров и течений утечки с этой платформы пойдут на территорию Литвы.

Дело в том, что добыча нефти на шельфе Балтийского моря - довольно новое занятие. Пока что нет прогнозов, что там открыли что-то, сопоставимое с запасами нефти Северного моря, что заставило бы соседей смириться. Это - небольшое месторождение, которое будет разрабатываться вблизи от действительно уникального, мирового класса, места. Я много поездил по миру и могу сказать, что Куршская коса - по своей красоте, уникальности и значимости природный объект мирового класса.

Я опасаюсь, что психологическая реакция населения стран Балтийского моря и Евросоюза может оказаться самой большой опасностью, которую сейчас просто не хотят осознавать.

Марина Катыс: А в чем может выразиться эта психологическая реакция? Какие экономические последствия это может иметь?

Алексей Григорьев: Разговоры о том, что "природу надо охранять", "экология - это важно", ведущиеся 20 или 30 лет, действительно повлияли на массовое сознание потребителей. И если название компании "ЛУКойл" или торговой марки "ЛУКойл" в подсознании даже - пусть человек не будет точно помнить, что конкретно, но "какую-то гадость "ЛУКойл" где-то там сделал". Проблем заправиться - нет. Потребитель пойдет заправиться на соседние заправки, которые у него не ассоциируются с какими-то неприятными событиями.

Авария танкера "Находка" около Японии. Насколько я понимаю, там разговор шел о суммах ущерба и компенсации в 200-500 миллионов долларов. "Экссон Валдис" на Аляске, компания "Экссон" до сих пор резервирует несколько миллиардов долларов и отчаянно судится, пытаясь избежать этих выплат.

Штрафовать за это (не дай Бог, что-то случится) будут нещадно.

Марина Катыс: Но ведь дело в том, что "ЛУКойл", являясь российской компанией, разрабатывает месторождение на территории Российской Федерации. А, насколько я знаю, штрафные санкции в России по поводу розливов нефти не измеряются миллиардами долларов.

Алексей Григорьев: Особенность месторождения - это его меторасположение: буквально 25-30 километров - начало территориальных вод Литвы. Течение и ветры дуют туда.

Я знаю, что такое - осенние штормы на Балтике. Все эти рассказы, что "мы тут же все оградим, мы тут же все соберем"... Знаете, это рассчитано на людей, которые просто не знают, что такое - море. Те, кто знают, прекрасно понимают: не дай Бог, там что-то случится - они ничего сделать не смогут.

Марина Катыс: 3 июня в Калининграде состоялись общественные слушания по проекту разработки нефтяного месторождения Д6. Как считают представители группы "Экозащита", компания "ЛУКойл-Калининградморнефть" прилагает массу усилий для создания имиджа "зеленой" и абсолютно прозрачной компании. В то же время подготовка общественных слушаний проходила с массой нарушений, в особенности - относительно доступа общественности к информации.

Моя собеседница - член совета группы "Экозащита" и научно-консультативного совета по вопросам экологии Калининградской областной думы Александра Королева.

В какой стадии сейчас находится проект Д6?

Александра Королева: Это - так называемая "стадия ОВОЗ", оценка воздействия хозяйственной деятельности на окружающую среду. Эта стадия предшествует подаче документов на экологическую экспертизу, которая даст или не даст добро.

Марина Катыс: А в чем, собственно, опасность строительства этого комплекса?

Александра Королева: Для Балтики, на самом деле, все опасно, потому что в Балтике - перегруз хозяйственной деятельности.

Мы больше всего думаем о Куршской косе, от которой Д6 находится в 22,5 километрах. Любая, маленькая, или большая, или средняя авария будет угрожать национальному парку, который входит в список "Наследие ЮНЕСКО".

И рыбаки беспокоятся о том, что участок моря, где расположено Д6 -это так называемый "26-й подрайон", где добывается достаточно много рыбы. Этим подрайоном обеспечивается продовольственная безопасность региона.

Марина Катыс: По мнению эксперта Международного Социально-экологического союза Алексея Григорьева, возможности для общественности реально участвовать в принятии решений были ограничены отсутствием достаточной информации о проекте.

"ЛУКойл" планирует вести нефтедобычу не только в летний период, но и в зимние месяцы?

Алексей Григорьев: Особенность нефтедобычи - это непрерывность операции, потому что остановка добычи чревата просто авариями скважин. Нефть должна течь.

Иногда диву даешься: что же вы закачивали нефть в дырявую трубу?

А если они остановят этот процесс, то могут начаться более тяжелые проблемы. Остановка этих производств - это безумно сложный процесс, иногда - просто чреватый большими и неприятными авариями.

Марина Катыс: Месторождение Д6 - какой там предполагается объем нефти, и вообще стоит ли затеваться из-за этого объема с разработкой на столь опасном месте и столь красивом месте?

Алексей Григорьев: Объемы - незначительны. В любом случае, это - не Западная Сибирь. Боюсь, даже не проценты Западной Сибири.

Причиной, отчасти, может быть этот "комплекс окруженности" территории. Но зато у нас будет своя нефть!

Марина Катыс: Да, но "ЛУКойл" предолагает инвестировать в этот проект 240 миллионов долларов. В общем, немаленькие деньги, скажем так.

Алексей Григорьев: Для нефтяных проектов это очень маленькие деньги. Нефтяные проекты - это миллиарды, крупные проекты - это десятки миллиардов долларов.

Марина Катыс: Об опасности утечек при разработке нефтяного месторождения на Балтийском море говорит и председатель Калининградской областной думы Владимир Никитин.

Владимир Никитин: Это зона ответственности федерального законодательства. Естественно, что там существует обязанность загладить ущерб. Но когда речь идет о Куршской косе, мы понимаем, что если будет розлив нефти (это пока гипотетически), то, конечно, ущерб загладить будет невозможно никакими финансовыми средствами.

Марина Катыс: При этом - неизвестно, какую часть прибыли от нефтедобычи планируется тратить на решение экологических проблем региона.

Владимир Никитин считает, что развитие туризма не может стать альтернативой нефтедобыче.

Владимир Никитин: Понимаете, нефть - отрасль, которая может за короткий период времени поднять экономику на недосягаемую высоту... Примеры Ближнего Востока вы знаете. Я думаю, что на одном туризме они не смогли бы добиться таких результатов, которые есть сейчас. Альтернативы, конечно, надо искать, но - разумные альтернативы.

Марина Катыс: Александра Королева, член совета группы "Экозащита" и научно-консультативного совета по вопросам экологии Калининградской областной думы.

Александра Королева: Если заработает добыча нефти на Д-6, то Калининградская область будет добывать вдвое больше нефти, чем сейчас. Тем более, что сами нефтяники не скрывают, что наши все месторождения, расположенные на суше, постепенно иссякают. В пересчете на более понятные деньги - это 3,9 миллиарда рублей налогов, которые получит Калининградская область. Подозреваю, что в пересчете на чистые деньги сама по себе Куршская коса (даже если суметь ее пересчитать на деньги) стоит дороже.

Здесь нужно еще учитывать другие вещи. Ведь когда делались финансовые оценки этого проекта, и когда местные, скажем, экономисты и политики говорят нам о том, что "мы получим прибавление к нашему бюджету, мы получим несколько сотен новых хорошо оплачиваемых рабочих мест", никто не сделал такой не очень сложной оценки - не посчитал, как бы экономически могла развиваться область, не будь у нее вот этого нефтяного месторождения? Какое количество рабочих мест можно было бы получить, развивая курорты на 200-километровых пляжах, прекрасных пляжах Балтики? Какие деньги, соответственно, можно было бы получать от развития экологического туризма на той же Куршской косе и на других участках побережья?..

Марина Катыс: Кто лоббирует этот проект? Кто - из местного руководства, кто - из ученых?

Александра Королева: Губернатор области Егоров высказался однозначно в поддержку. Двое из вице-губернаторов сделали то же самое. Нет такой сильной поддержки со стороны только одного из вице-губернаторов, Пирогова, который заинтересовался тем, что говорят рыбаки, их расчетами.

Можно сказать, что большое количество калининградских ученых поддерживает этот проект. Но, тем не менее, есть голоса ученых, которые высказываются "против".

Что касается того, кто продвигает проект - то продвигает, конечно, в первую очередь, "ЛУКойл".

Марина Катыс: По мнению эксперта Международного Социально-экологического союза Алексея Григорьева, руководство "ЛУКойла" пока еще не осознает, насколько важна для успешного бизнеса компании ее собственная репутация.

Алексей Григорьев: "ЛУКойлу", видимо (да и остальным нашим нефтяникам), предстоит понять, раз они - экспортно-ориентированные, что мнение потребителей, репутация компании - это очень часто по экономической значимости гораздо больше, чем даже очень крупные проекты. Все компании проходят через это. Нефтяные компании постепенно вынуждены осознавать, что экология - это серьезно.

У "ЮКОСа" экологическая риторика великолепная. Там, по крайней мере - на словах, это уже поняли. "ЛУКойлу" это еще предстоит понять.

Я не призываю агитировать "за" или "против", но давайте хотя бы не замалчивать то, что на общественных слушаниях, например, был выдвинут огромный набор серьезнейших вопросов, который остался без ответа.

Литовцам говорили: "Не надо строить терминал в Бутинге. Будут проблемы". - "Нет, построим, у нас - американские фирмы, американские технологии..." Ну и что? С прошлой осени терминал стоит. Среди прочих причин - несколько десятков тонн нефти они-таки закачали прямо в воду.

Успех проекта будет определять потребитель. Продаст ли "ЛУКойл" эту нефть и другую нефть? А у "ЛУКойла" - много проблем. В конце апреля - утечка в Юго-Камске. Более 100 тонн дизтоплива они спустили: попало в речку, попало в пруд.

Хотелось бы избежать этого сценария.

Марина Катыс: В настоящее время "ЛУКойл" вынужден ликвидировать последствия крупномасштабного розлива дизельного топлива на принадлежащем ему продуктопроводе в поселке Юго-Камск Пермской области. В результате этой аварии была временно выведена из строя система водоснабжения, обслуживающая 9 тысяч жителей.

Продолжает Александра Королева.

Александра Королева: Далеко не всегда "ЛУКойл" выглядит как ответственная компания, и совсем не всегда современные технологии являются страховками от аварий.

Самое последнее - апрельское происшествие в Пермской области, в Юго-Камске, когда 120 тонн нефтепродуктов попало в питьевые источники, 9 000 жителей остались без воды (причем, как без питьевой, так и без технической воды, то есть - ни помыться, ни полить огороды), закрыты детские сады. Информация умалчивается, "ЛУКойл" становится "в позу", не совсем стремится ликвидировать последствия этой аварии. В общем, дело тянется до сих пор.

Марина Катыс: Видимо, "ЛУКойл" сможет "продавить" этот проект, и разработка нефтяного месторождения начнется. И что тогда будут предпринимать "зеленые"?

Александра Королева: Очень важно будет для нас добиться так называемого общественного контроля. Для того чтобы не только материалы, которые пошли на экспертизу, были доступны для изучения, но и чтобы когда уже сама стройка будет идти, само обустройство месторождения - чтобы общественность имела возможность в любое время проконтролировать все, что там происходит.

Потому что знаете, как это: на бумаге написано - "цемент", а вместо него там песка с водой намешали или еще что-нибудь в этом роде. В общем, знаем мы, как у нас, бывает, реализуются такие проекты.

Сейчас, пока еще возможно принудить "ЛУКойл" сделать своей проект более экологичным.

Марина Катыс: Разве российские нефтяные компании допускали хоть кого-то на свои строительные и эксплуатационные площадки?

Александра Королева: Вы знаете, на Каспии это все-таки происходило. На Сахалине "зеленые" тоже стараются держать руку на пульсе.

Такой опыт есть, и даже если бы его не было, то мы сейчас создали бы прецедент.

Марина Катыс: Только за последние полгода произошли: крупномасштабный розлив нефти на терминале в Бутинге в Литве и еще более крупный розлив топлива в Порво в Финляндии. Этот опыт работы нефтяников на Балтике показывает, что никакие современные технологии и строгое соблюдение экологических требований не гарантируют отсутствия аварий.

При этом по проекту Д-6 качество оценки риска и вероятности аварий Алексей Григорьев считает неудовлетворительным.

Алексей Григорьев: Разработка месторождения Д-6 - это часть гораздо более сложной и мощной комплексной программы. Там уже построен отгрузочно-экспортный нефтяной терминал. Допустим, отгрузочный терминал, может быть, действительно самый совершенный в мире. Но танкеры, которые приходят за загрузкой, очень часто не сосотвествуют мировым стандартам. Приходит в порт какая-нибудь "калоша" (я извиняюсь) под либерийским флагом с командой, которую давно пора списать. Вот ее кое-как закачали, вытолкали из порта, вот она плывет - за ней тянется шлейф грязи, она, того и гляди, утонет. Это не хотят анализировать.

Месторождение - это часть гораздо более обширной программы развития нефтеэкспортной деятельности в регионе, которую, в целом, никто проанализировать не захотел.

Регион может испортить свою репутацию всерьез и надолго. Должно ли будущее Калининградской области преставляться в виде нефтеэкспортного (довольно ограниченной мощности) канала из России, либо регион будет пытаться развивать туризм и высокие технологии - то есть действительная интегрироваться в окружающее Европейское Сообщество.

Марина Катыс: В том случае, если депутаты Калининградской областной думы выступят против начала нефтедобычи на шельфе Балтийского моря вблизи Куршской косы, согласится ли "ЛУКойл" прекратить работы на шельфе?

На этот вопрос отвечает председатель Калининградской областной думы Владимир Никитин.

Владимир Никитин: Лицензия выкуплена, и собственником этого месторождения является частная (я подчеркиваю - частная) компания "ЛУКойл". В настоящий момент цивилизованный путь только один - государству выкупить это месторождение у "ЛУКойла" и его закрыть. Если вести речь о цивилизованном пути. Но в нашем государстве, мы знаем, применяются и другие методы воздействия на частными компаниями.

Очень активно работает группа "Экозащита". Я знаю, что и международный резонанс - очень большой. Мы только что вернулись из Литвы, там очень серьезно обеспокоены по этому поводу, потому что мы знаем, что лишь половина Куршской косы находится на российской территории, а другая половина - уже литовская. И поэтому там очень велика обеспокоенность. Я думаю, и другие организации проявят обеспокоенность и подключатся к этому проекту.

Это не значит, что он будет закрыт, но то, что это принудит компанию "ЛУКойл" к каким-то значимым природоохранным мероприятиям, - вне всякого сомнения.

Марина Катыс: Около 20 организаций из 10 стран мира, включая Россию, Белоруссию, Украину, Казахстан, Швецию и США, уже выразили свою озабоченность по поводу потенциального начала нефтедобычи в 22 километрах от национального парка Куршская коса. В связи с этим Всемирный комитет ЮНЕСКО на ближайшем плановом заседании будет рассматривать вопрос о возможной разработке месторождения Д-6.

XS
SM
MD
LG