Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологические проблемы космодрома "Свободный"


Ведущая Марина Катыс

Самый молодой российский космодром "Свободный" был образован в 1997 году на базе ракетной дивизии. Тогда планировалось, что с него будут проводиться запуски ракет-носителей нового типа: "Ангара" и "Байкал". Теперь, спустя 5 лет, военные настаивают на запуске с космодрома в Свободном ракет на гептиловом топливе, которое в 6 раз токсичнее синильной кислоты.

Говорит кандидат технических наук, сопредседатель совета Международного Социально-Экологического Союза, координатор программы "За экологическую безопасность ракетно-космической деятельности" космонавт Сергей Кричевский.

Сергей Кричевский: Сейчас ситуация подходит к необратимой точке, поскольку разработчики этой системы (НПО "Машиностроение", город Реутов, Московская область) и заказчик (Министерство обороны), настаивают и хотят развивать космодром именно в этом направлении. Мы протестуем именно по экологическим основниям. Здесь есть и этические аспекты, и аспекты медицинские, и какие угодно еще, потому что нельзя в XXI век втаскивать старые технологии с благим лозунгом "Давайте будем использовать то, что есть, чтобы добру не пропадать". Уже известно, что гептил и соответствующие окислители, которые там применяются - очень опасное вещество и уже есть колоссальный опыт по другим космодромам (по территории бывшего СССР и современной России), что наступают близкие и отдаленные, очень сложные и опасные последствия для населения и окружающей среды. Население Амурской области проинформировано об этом, администрация области знает и выразила свою озабоченность. Но, тем не менее, в этом году состоялись так называемые "круглые столы" по инициативе разработчиков и военных, в том числе - 22 августа прошел "круглый стол" в Благовещенске, где военные пытались опять протащить этот опасный проект.

Марина Катыс: 27-я ракетная дивизия стратегического назначения была расформирована в 1994 году в рамках договора СНВ-1. Тогда в шахтных пусковых установках на боевом дежурстве стояли 60 стратегических ракет РС-10. Теперь военные предлагают использовать эти ракеты для вывода на орбиту спутников. Продолжает Сергей Кричевский.

Сергей Кричевский: Когда космодром создавали, была идея, (и я ее поддерживал в той ситуации), что поскольку мы вынуждены уходить с Байконура, то искали точку на Востоке под новый космодром, на этом же наклонении, чтобы запуски можно было делать эффективно. Нашли бывшую расформированную ракетную дивизию, которая располагается в районе города Свободный, это 150 километров севернее Благовещенска. Но дело в том, что эта площадка очень опасна в экологическом отношении. Реки текут вниз, и если происходит какая-то авария на старте с тем же гептилом, то все это потечет в сторону Благовещенска, в сторону сельхозрайонов, в сторону тех населенных пунктов, которые там исторически расположены.

Марина Катыс: Жесткая позиция, занятая Министерством обороны РФ по вопросу космодрома "Свободный" вызывает опасение у населения Амурской области.

Юрий Гафаров - пресс-офицер Амурского Социально-Экологического Союза.

Юрий Гафаров: Информация о деятельности космодрома остается крайне закрытой, то есть информации очень мало, никто не знает - что на самом деле там происходит. Наблюдая за тем, что происходит на Алтае и за тем, что происходит в районе космодрома Плесецк, мы можем четко видеть, что запуски этих ракет крайне негативно воздействуют на здоровье человека, на здоровье всего населения, которое проживает в этих районах. Нас очень беспокоит ситуация с размещением данного комплекса у нас на "Свободном". Этот комплекс может крайне негативно повлиять на здоровье населения у нас в области.

Марина Катыс: Жителей Амурской области беспокоят не только будущие запуски ракет на гептиловом топливе, но и то, что до сих пор неизвестны последствия деятельности военных на полигоне в "Свободном".

Доктор химических наук Лев Федоров - президент Союза "За химическую безопасность".

Лев Федоров: В экологической доктрине, которую только что Михаил Михайлович Касьянов повез в Йоханнесбург, специально отмечено, что вся экологическая составляющая деятельность армии должна быть под контролем общества, в особенности - ее разоруженческая составляющая. Космодром "Свободный", когда он превратился из ракетной дивизии стратегического назначения в полумирный космодром, он стал совершенно другим учреждением и здесь должны быть другие экологические требования. Там уже были гептильные ракеты, там были склады - все это летало, падало. Где были разливы, где был гептил, куда падали ступени ракет с гептилом - все это надо зафиксировать, все это надо оценить, все это надо "отмониторить" и доложить обществу. И пока этого не будет сделано, нам очень трудно будет эту тему обсуждать в позитивном ключе.

Марина Катыс: В "Свободном" сейчас все готово к запускам конверсионных гептиловых ракет типа "Стрела". Ракета "Ангара" для использования вообще не предполагается. Вместо нее в "Свободном" планируются пуски ракет "Протон-М", работающих только на гептиле.

Говорит Сергей Кричевский.

Сергей Кричевский: В 1995 году вставал вопрос о том, чтобы сделать это нормальным современным космодромом, учесть негативный опыт, учесть позитив, поставить новые комплексы, так и проектировали, кстати, и "Росавиакосмос", и военные - что это будет проект "Ангара". Это очень интересная, экологически более чистая система, чем те, которые мы имеем. Потом куда-то пропали деньги, начали искать какой-то вариант при отсутствии финансирования. Сейчас получается парадокс. Этот объект - военный, то есть мы опять уходим в эпоху милитаризации, хотя по-хорошему надо было бы этот космодром в современной, рыночной обстановке сделать международным, привлечь туда инвестиции, пусть там будет участие и военных (понятно, что без них не обойтись), там должен быть и "Росавиакосмос". Тогда будет и интерес Амурской области, которой обещали золотые горы, а они ничего не имеют с этого, тогда можно ставить вопрос: а почему гептил, почему мы опять тащимся в прошлый век и хотим снятые ракеты, которых там от 50 до 200 штук, пускать еще несколько десятилетий?

Марина Катыс: А почему, действительно, такая ситуация?

Сергей Кричевский: А потому что никто не подвергал этот проект на ранней стадии экспертизе, потому что нет комплексной программы по развитию космодрома "Свободный". И более того скажу: у нас ведь "Росавиакосмос" сплошь и рядом нарушает наше законодательство.

Марина Катыс: Но то, что космодром фактически уже принадлежит Министерству обороны, это ведь сильно усложняет попытки провести экологическую экспертизу по проектам, разрабатываемым Министерством обороны?

Сергей Кричевский: Да у нас все усложнено! Если взять сейчас федеральную космическую программу и спросить: "Ребята, сколько у вас там проектов?" (Там их несколько десятков). "А какие у вас подавались на госэкспертизу и имеют плюсики? А почему они финансируются из бюджета? Если вы не имеете положительного заключения, вы не имеете права получать деньги". Причем - не только бюджетные, а все виды финансирования там перекрыты. Где наша Счетная палата, особенно по бюджету? Где та же Генеральная прокуратура? Мы должны, наоборот, имея задел, имея хорошие проекты, более экологические безопасные, более чистые, их развивать, находить инвестиции, а не использовать еще долго-долго этот гептил. У нас его - десятки тысяч тонн в стране. Ну, и что теперь? И конверсионных ракет - сотни. А они для этого не предназначались. Может, пора поставить какой-то предел?

Марина Катыс: То, что Министерство обороны продолжает подготовку к пускам ракет на гептиловом топливе при полном отсутствии государственной экологической экспертизы проекта, подтверждает и пресс-офицер Амурского Социально-Экологического Союза Юрий Гафаров.

Юрий Гафаров: Ни по поводу самого космодрома, ни по поводу развертывания на космодроме комплекса "Старт", который в данный момент там запускается, никакой экспертизы не проводилось. Сейчас по "Стреле" вроде бы собираются проводить экспертизу, в наш Комитет природных ресурсов были переданы документы на экспертизу для оценки воздействия на окружающую среду. Мы следим за этой ситуацией. В принципе - мы готовы проводить общественную экологическую экспертизу.

Марина Катыс: На космодроме "Свободный", где находится старый склад с несколькими тысячами тонн гептила, конверсионные ракеты будут проходить полную предпусковую подготовку. Проливы топлива при этом неизбежны. Но, по мнению сопредседателя Совета Международного Социально-Экологического Союза космонавта Сергея Кричевского, есть и другая опасность.

Сергей Кричевский: Все говорят: какая великолепная ракета, надежность 97-99 процентов, то есть - всего два-три пуска аварийных. А кто гарантирует, что этого аварийного пуска не будет? И дальше что? По этим малым рекам, которые там находятся, по ним все потечет?

Марина Катыс: Напомню, что гептил является токсичным веществом первого класса опасности. О том, к чему приведет попадание гептила в окружающую среду, рассказывает доктор химических наук Лев Федоров.

Лев Федоров: Военные тут же скажут, что гептил, попадая в окружающую среду, тут же окисляется в нитродемитиламин, и вы не знаете, что ответить. Но, во-первых, он не полностью превращается; во-вторых, нитродемитиламин - это жесточайший мутаген, который фактически навсегда, то есть - на долгие годы, застревает в окружающей среде. В-третьих, Московский институт биофизики, минздравовский, давно должен был составить карту загрязнений гептиолм и веществами, образующимися после гептила, и доложить жителям Амурской области.

Марина Катыс: Но - не составил такую карту?

Лев Федоров: Не составил и пока не собирается. Данные, которые представляет Институт биофизики, не выдерживают нормальных оценок, не то, что какой-то научной критики. Это очень скупые данные, очень слабо аргументированные, там по гептилу просто нет цифр, все больше по металлам "ударяют" наши коллеги-ученые. Ну никак они не привыкнут, что пришла другая эпоха, и надо относиться к этой эпохе адекватно этой эпохе! То есть - в открытую разговаривать с обществом, в том числе - по экологическим загрязнениям.

Марина Катыс: Что касается воздействия на человека, то оно будет самым негативным.

Лев Федоров: Мутагены, они внедряются в пищевые цепи и дальше осуществляют свое разрушительное действие. Острой токсичности у них нет, это - долговременная, хроническая токсичность. Поэтому отследить ее чрезвычайно трудно. Тут нужен нормальный и социальный, и научный подход.

Марина Катыс: Допустим, человек, проживает в непосредственной близости либо к космодрому, где возможна утечка гептильного топлива, либо к местам падения ступеней ракет с остатками гептила, какие это будет иметь последствия для его здоровья?

Лев Федоров: Для любого конкретного человека последствия будут, но ни один доктор точно вам не назовет этих последствий: на ком это скажется, на ком - нет. В этом-то и беда. То есть мы точно знаем, что гептил - это опасная вещь; мы точно знаем, что все ракетчики, которые служили в этих дивизиях и имели детей в семьях, имели больных детей. И эти заболевания, так или иначе, были зафиксированы, обобщены и не опубликованы. Мы понимаем, что последствия должны быть, но мы сейчас не можем достаточно корректно их все обобщить.

Марина Катыс: И снова я обращаюсь с вопросом к пресс-офицеру Амурского Социально-Экологического Союза Юрию Гафарову.

Год назад шли разговоры о том, что открытие космодрома "Свободный" поможет создать рабочие места, что это экономически выгодно для области, что это привлечет новые инвестиции. Насколько это соответствует действительности?

Юрий Гафаров: Пока что ничего такого не было. Когда космодром делался, это был 1996 год - обещали тысячу рабочих мест, обещали инвестиции, обещали отчисления в бюджет. Пока что ничего этого не наблюдается совершенно. Сейчас, с развертыванием комплекса "Стрела", нам начинают говорить, что будут рабочие места, будут инвестиции, но что-то уже не верится.

Марина Катыс: А если произойдет авария: разлив или неудачный старт ракеты на гептильном топливе - какие это будет иметь последствия для региона?

Юрий Гафаров: Последствия самые, скажем так, неприятные. Дело в том, что трассы пролета "Стрелы" проходят над бассейном реки Зея, над самой Зеей и над ее притоками. В случае аварии это ядовитое топливо (гептил) может попасть в саму реку. На берегах Зеи находится два крупнейших города Амурской области, это - Свободный и Благовещенск, на берегах Зеи находится очень много населенных пунктов. В принципе, это, наверное, самый заселенный район. Кроме того, Зея впадает уже в Амур, а ниже по Амуру находятся все крупнейшие города Дальнего Востока. Это уже повлияет не только на Амурскую область, но и на весь Дальний Восток. Город Свободный полностью получает питьевую воду из Зеи, Благовещенск - частично. Города, которые расположены ниже по течению Амура, их водозаборы - это Амур.

Марина Катыс: 22 августа депутаты Амурского областного совета провели "круглые столы", на которых обсуждалась проблема космодрома "Свободный". Но документы, принятые на круглом столе, носят рекомендательный характер, а депутатские слушания будут иметь юридическую силу?

Юрий Гафаров: Вероятно, да. Вероятнее всего будет принято решение о проведении Государственной экологической экспертизы, об участии администрации области и депутатов в составе экспертных комиссий. И, кроме того, возможно, будет принято решение о проведении Общественной экологической экспертизы. Во всяком случае, мы на это надеемся.

Марина Катыс: А какова позиция по этому вопросу руководства Амурской области?

Юрий Гафаров: Губернатор Амурской области, глава администрации в июне заявил, что никаких согласований на развертывание комплекса не будет дано до тех пор, пока не будет проведена Государственная экологическая экспертиза. То есть губернатор также обеспокоен этой проблемой и пытается ее каким-то образом решать в рамках своих полномочий. В целом надо сказать, что отношение к "Стреле" весьма настороженное. Судя по заявлениям руководства военных и руководства НПО "Машиностроение", которое разрабатывает "Стрелу", Амурская область с запусков "Стрелы" вообще ничего не получит.

Марина Катыс: Глава администрации Амурской области Леонид Коротков неоднократно высказывался о необходимости проведения экологической экспертизы. Слово Льву Федорову.

Лев Федоров: Губернатор сказал, что надо очень разбираться, и он с переходом на гептильные ракеты торопиться бы не хотел. Насколько он сумеет отстоять свою точку зрения - это покажет время.

Марина Катыс: Леонида Короткова поддерживает и Сергей Кричевский.

Сергей Кричевский: Глава администрации занял, на мой взгляд, правильную позицию. Он требует проведения полномасштабной экологической экспертизы в соответствии с законом, и это надо делать - и государственно, и общественно. Более того, в Амурской области есть закон "Об общественной экологической экспертизе" от 1997 года. Надо всю деятельность космодрома подвергнуть экспертизе. Надо пересматривать весь проект. Давайте разберемся. Есть альтернативный вариант. Во-первых, там начали пускать твердотопливные ракеты. Тоже - не самая лучшая вещь, но - нет у нас абсолютно чистых систем. Так хотя бы они без гептила. Да, там меньше полезной нагрузки, но, тем не менее, 4 пуска успешно проведены. Мы - за развитие космодрома "Свободный", но - в экологически безопасной постановке. А гептил совершенно несовместим с понятиями экологической безопасности.

Марина Катыс: По словам Юрия Гафарова, население Амурской области всерьез обеспокоено планами Министерства обороны.

Юрий Гафаров: Не прислушаться к нему будет сложно.

Марина Катыс: Планируете ли вы инициировать проведение референдума по этому вопросу?

Юрий Гафаров: Мы этот вопрос сейчас рассматриваем. Скорее всего, да.

Марина Катыс: В середине прошлого века, когда создавались первые ракетные комплексы, никто и не думал о влиянии космической деятельности на окружающую среду. Как говорит Сергей Кричевский, задача была одна - "ковать ядерный щит".

Сергей Кричевский: Никто не ставил экологических задач, была "доэкологическая" эпоха. Но сейчас, посмотрите, даже в автомобильном транспорте - стандарты Евро-0, 1, 2, 3, 4, 5. А какой стандарт сейчас реализуется в ракетно-космической технике? Там вообще даже такой классификации нет.

Надо же когда-то сделать новый качественный рывок. Какой там Марс, мы здесь захлебнемся в компонентах ракетного топлива и в метаболитах токсичных веществ. Пусть пока пускают те же твердотопливные ракеты а "Свободном", пусть поменьше там будет полезной нагрузки. Это заставит, кстати, совершенствовать и полезные нагрузки, и миниатюризировать спутники. Вот альтернативный выход. Быстрее надо развивать проект "Ангара", раз он тоже утвержден и принят. Он - более безопасен. Можно было бы выставить на конкурс несколько вариантов и, может быть, сейчас уже собирать деньги, искать инвестиции под ступень "Байкал", крылатую, возвращаемую, более чистую, более перспективную.

Марина Катыс: Первоначально планировалось использовать гептил для запусков в космос пилотируемых аппаратов, то есть с человеком на борту, но как рассказывает Лев Федоров, после крупной аварии от этого отказались.

Лев Федоров: Когда сгорела большая масса людей и лично маршал Неделин от первого несостоявшегося запуска гептильной ракеты, после этого было твердо решено: ни один человек не полетит в космос на гептильной ракете. И с тех пор ни один человек не полетел. Люди у нас летают только на керосине. Вот и пусть летают в космос на керосине. В чем проблема-то? У нас армия все никак к этому не привыкнет, что надо совершать какие-то поступки в интересах не армии и не удешевления, а в интересах общества и в интересах экологизации.

Марина Катыс: Сергей Кричевский тоже обеспокоен последствиями использования гептила при запусках ракет.

Сергей Кричевский: Мы ведь не против развития техники как таковой. Просто уже накоплен определенный опыт. Если сейчас не удастся провести это как положено, через экспертизу, то дальше наступят последствия. Они могут наступить даже и не при аварийных пусках, а по мере просто использования этой техники - через год, два, десять. Надо в принципе решить вопрос - избавиться от этого токсичного топлива. Если опять упираться и говорить: вот у нас есть старые ракеты - не выбрасывать же их теперь! Это будет дешевле! Да, это дешевле, если считать просто механически. А если посчитать нормально аварию, то есть - аварийный взрыв на старте с проливом гептила и прочих компонентов, что будет и какой ущерб потенциально может быть нанесен, я думаю, что там перекроются все выгоды и какие-то еще иллюзии.

Марина Катыс: По словам сопредседателя Совета Международного Социально-Экологического Союза, координатора программы "За экологическую безопасность ракетно-космической деятельности" космонавта Сергея Кричевского, Министерство обороны РФ и агентство "Росавиакосмос" не расположены к конструктивному сотрудничеству с экологическими организациями.

Сергей Кричевский: Давайте выполнять законодательство, пусть военные научатся его выполнять хотя бы формально, а там будем говорить еще и по существу. Подвергнем все экспертизе и будем думать об экологической политике - как минимизировать вредное воздействия и последствия для здоровья людей, для экосистем, как нам сберечь народ и землю российскую. Люди важнее ракет. Военные и "Росавиакосмос" в пылу выполнения своих задач этого не понимают.

XS
SM
MD
LG