Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нелегальная торговля редкими видами диких животных. В Москве открыт первый приют для конфискованных животных


Ведущая Марина Катыс

По оценке Интерпола, мировой оборот незаконной торговли дикими животными и растениями вышел на второе место после торговли наркотиками, обогнав нелегальную торговлю оружием. Ежегодный объем нелегальной торговли редкими животными достигает 15 миллиардов долларов США.

Сергей Ганусевич: На Украине были задержаны таможенными органами 14 крупных попугаев белого цвета. По распоряжению ветеринарной службы они были немедленно сожжены. Опасения вызвала возможность занесения инфекции из Африки (они экспортировались из Египта).

На самом деле, эта проблема, скорее всего, не имела положительного решения в силу того, что никто не мог взять на себя ответственность поместить этих птиц на карантин в специальный центр, провести все необходимые анализы и дать, таким образом, этим животным шанс жить в дальнейшем, быть репатриированными в страну, откуда они были нелегально вывезены.

Марина Катыс: Конвенция о международной торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой исчезновения, СИТЕС, была принята в Вашингтоне в 1973 году. В 1976 году, через год после ее вступления в силу, ее членом стал СССР. Российская Федерация заявила о продолжении выполнения обязательств по Конвенции в январе 1992 года.

О том, какова сегодня в России ситуация с торговлей редкими видами диких животных, рассказывает директор российского представительства Международного фонда защиты животных Мария Воронцова.

Мария Воронцова: Ситуация достаточно тревожная, потому что очень многие виды растений и животных нелегально ввозятся и вывозятся из страны. Часть животных задерживается, и есть статистика по этому поводу, но часть животных проходит все-таки границу без всякого препятствия, к сожалению. Создается впечатление, что примерно 10 процентов контрабанды реально задерживается, остальное все-таки границу пересекает. Точными цифрами, к сожалению, мы не владеем.

Надо сказать, что правительство России сейчас предпринимает серьезные шаги по выполнению Конвенции СИТЕС. Почему это для нас важно? Потому что Конвенция СИТЕС подразумевает, что страны-участники в том случае, если они не выполняют обязательства свои перед Конвенцией, подвергаются определенным санкциям. Чем это грозит? Что России запретят участвовать в торговле животными и растениями. На международном рынке Россия не сможет продавать, например, икру, потому что осетры являются видом, который рассматривается Конвенцией, находится во втором Приложении. Торговля всеми другими животными тоже будет под угрозой, в частности, наш цирки не смогут перемещаться, и просто торговля живыми животными будет запрещена.

Марина Катыс: Административным органом СИТЕС в России является Министерство природных ресурсов.

Слово заместителю министра природных ресурсов Максиму Яковенко.

Максим Яковенко: Российское законодательство в целом все-таки адекватно позволяет регулировать правовые отношения в данной сфере и увязывать наше существующее законодательство с нормами СИТЕС.

В последнее время началась и уже завершается доработка нашего законодательства как внутриведомственного, так и межведомственного. Потому что из числа российской флоры и фауны под действие СИТЕС подпадает 302 вида. В основном, эти виды занесены в Красную книгу Российской Федерации. Вместе с тем, ряд видов, несмотря на то, что они подпадают под действие Конвенции СИТЕС, в Красную книгу не занесены и являются обычными объектами охоты. Например, волки. Таких примеров можно найти множество, и наши сейчас усилия направлены на то, чтобы эти пробелы устранить. Обещаю, что в ближайшее время работа закончится по наведению здесь порядка.

Марина Катыс: Если во времена СССР вопрос о выполнении требований СИТЕС практически не стоял, то для России как правопреемницы СССР с развитием рыночных отношений, возможности свободного выезда граждан за рубеж ситуация значительно осложнилась.

Заместитель министра природных ресурсов Максим Яковенко признает, что российское правительство всерьез обеспокоено санкциями, грозящими России со стороны СИТЕС в случае, если в сфере незаконного оборота редких видов животных не будет наведен порядок.

Максим Яковенко: Проблема, которая нас действительно беспокоит, это проблема незаконного оборота видов, занесенных в списки СИТЕС. На определенные виды существует значительный коммерческий спрос, который формируется не в России, а за ее пределами. И здесь мы сталкиваемся с массовой контрабандой. В последнее время наиболее видами, подверженными незаконному обороту, являются соколообразные - то есть кречет, например, сапсан, балабаны, на которых есть колоссальный спрос в Ближневосточной Азии.

И поэтому административный орган СИТЕС в России, то есть Министерство природных ресурсов, уделяет значительное внимание именно межведомственной координации. Это, во-первых, взаимодействие с Министерством внутренних дел, с Федеральной службой безопасности Российской Федерации и Государственным таможенным комитетом по наведению контроля на границе.

Марина Катыс: Существенной проблемой становится нелегальный вывоз из страны животных и растений, внесенных в Приложение к Конвенции о международной торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой исчезновения, но не занесенными в Красную книгу России. Открытым остается вопрос о создании центров для содержания конфискованных животных.

Продолжает Максим Яковенко.

Максим Яковенко: В последнее время на правительстве поднимались вопросы выполнения Россией обязательств СИТЕС. В конце лета этот вопрос даже особо рассматривался, выдвигались и нарекания, и предложения. Была принята программа действий правительства по наведению порядка в данной сфере.

В правительственном докладе подчеркивалось, что центры данные создавать надо, источники федерального бюджета ограничены, поэтому Министерству природных ресурсов дано поручение придумать формы стимулирования к созданию подобных центров. Честно скажу, финансовых ресурсов у нас нет. В ближайшее время мы все-таки вносим закон о платежах за негативное воздействие на окружающую среду, где мы предусматриваем, что предприятия, которые будут направлять средства на выполнение природоохранных мероприятий, будут освобождаться в части уплаты некоторой суммы. Одним из видов природоохранных мероприятий, которые мы вносим в этом закон, является создание специализированных центров по содержанию животных.

Марина Катыс: Первый такой приют для конфискованных животных, подпадающих под действие СИТЕС, недавно был открыт в пригороде Москвы. Он расположен в 25 километрах от города на трассе "Москва - Санкт-Петербург". Проект получил поддержку Министерства природных ресурсов Российской Федерации, таможни и ветеринарно-пограничной службы. Международный фонд защиты животных вложил в создание центра 100 000 долларов.

И снова я обращаюсь с вопросом к директору российского представительства Международного фонда защиты животных Марии Воронцовой.

Поток животных, нелегально пересекающих российские границы, это транзитный поток, или это все-таки, в большей части, вывоз российской флоры и фауны?

Мария Воронцова: Это поток не транзитный, скорее всего. Скорее всего, это поток из России и в Россию.

Основное беспокойство вызывает нелегальный поток из России в Китай. К сожалению, граница сейчас достаточно прозрачна. С нашего Дальнего Востока вывозится буквально все. Это и части тигров... Уссурийский тигр - это вид, который находится под угрозой исчезновения. Сейчас популяция немножко восстановилась, но все равно это максимум 400 особей. Только в этом году скелеты и шкуры 4 тигров были задержаны при пересечении границы в Китай.

Марина Катыс: Под охраной СИТЕС находятся не только живые животные, но и их чучела и шкуры, и части тела. Это все входит в компетенцию СИТЕС?

Мария Воронцова: Совершенно верно, и классифицируется под названием "дериваты" - животные и дериваты.

Примером может служить тибетская антилопа, из меха которой делают замечательные тонкие шали, которые называются "шартуш". Цена одной шали это примерно 15 000 фунтов стерлингов. Для того чтобы сделать одну шаль, убивают до 5-6 антилоп. Эти антилопы живут в высокогорьях Тибета на высоте 4-5 000 метров. Численность этих антилоп за последние 10 лет сократилась примерно в 10 раз. Их осталось всего лишь около 50 000.

В нашей стране очень характерный пример - это сайгак. Потому что популяция сайгака из-за неконтролируемого истребления за последние 10 лет уменьшилась тоже в 10 раз. Популяция сайгака, живущая на территории России, в Калмыкии, сократилась примерно до 17 500 особей от 300 00 исходных. Причем в этой популяции меньше 1 процента самцов. Произошло это потому, что китайская медицина традиционная использует рога самцов сайгака как часть традиционных китайских лекарственных средств.

Марина Катыс: Но вывозятся из России не только компоненты для создания лекарственных препаратов традиционной восточной медицины. Значительной статьей дохода контрабандистов являются хищные птицы.

Рассказывает биолог, координатор программ по СИТЕС Международного фонда защиты животных Сергей Ганусевич.

Сергей Ганусевич: Самая главная проблема для этих птиц - их изъятие из природы с целью нелегального экспорта в страны Ближнего Востока, где охота соколами очень популярна. Наиболее часто экспортируемыми нелегально видами являются кречет, балабан, и сапсан. Это крупные сокола. Причем кречет и сапсан включены в первое Приложение СИТЕС. То есть это виды, которые находятся в природе в особо угрожаемом состоянии. Естественно, бесконтрольное изъятие их из природы причиняет непоправимый вред популяциям.

На Дальнем Востоке (Чукотка, Камчатка, Восточная Сибирь) задерживаются птицы, которых пытаются вывезти совершенно контрабандно. Эти птицы однозначно выловлены в природе, они имеют наибольшую ценность в Арабских Эмиратах, в частности, поскольку для того чтобы их использовать в охоте, не требуется никаких практически дополнительных усилий по обучению. Они уже все умеют, они жили в природе, они очень сильные, и если их быстро экспортировать, то цена как раз на этих птиц наиболее высокая.

Марина Катыс: А какова цена на таких птиц?

Сергей Ганусевич: Цена на хорошего кречета белой окраски, предположим, сравнима с ценой на хороший автомобиль. Такие факты известны.

Марина Катыс: Чаще всего объектами незаконной торговли становятся попугаи, черепахи, хищные птицы, вараны, крокодилы, обезьяны, змеи и многие виды насекомых.

Рассказывает Мария Воронцова.

Мария Воронцова: Причем везут в Россию не только на продажу, но и для своих целей, просто в качестве домашних любимцев. Туристический бизнес очень развился. Многие россияне выезжают в разные страны, покупают на рынках животных (каких-нибудь попугаев или мартышек, часто - лори, которых везут из Вьетнама) и привозят их домой для того, чтобы содержать их дома. И эти люди просто даже не знают о том, что существует Конвенция СИТЕС, и вот эти животные попадают в Москву... В принципе, должны конфисковаться при прилете в аэропорт "Шереметьево".

Марина Катыс: Даже если их ввозят легально, так сказать, с медицинскими справками, так сказать, не скрывая, в контейнерах, как положено перевозить животных?

Мария Воронцова: А вот здесь как раз этот момент легальности. Медицинских справок совершенно недостаточно, потому что Конвенция СИТЕС предусматривает наличие специального разрешения - сертификата СИТЕС. Причем надо сказать, что в Конвенции СИТЕС находится 30 000 видов растений и животных. К сожалению, контроль Россией может осуществляться только на уровне границ. А если животное уже попало в страну, то наше законодательство российское пока еще не предусматривает того, чтобы это животное могло быть изъято. В других странах - членах конвенции отношение несколько другое. Например, в Англии таможенники имеют право даже войти в дом человека, про которого известно, что он провез контрабанду, и изъять ее. И они пользуются этим правом.

Поэтому секретариат СИТЕС, конечно, хотел бы, чтобы Россия приняла единый закон, который будет описывать все правила, которые граждане России должны соблюдать по отношению к диким животным.

Марина Катыс: Контрабандисты, как правило, везут животных издалека, самолетом, упакованных в специальную тару. В результате до места назначения живыми добираются далеко не все. Продолжает Мария Воронцова.

Мария Воронцова: Многие животные находятся в очень плохом физическом состоянии. Если это контрабанда, то провозят животных обычно, пряча их. То есть, это очень часто попугаи, запаянные в консервные банки, очень часто это просто обезьяны, которых везут в крошечных коробках, где ни не могут повернуться. Контрабандисты часто просто употребляют транквилизаторы, чтобы животные спали, и в таком состоянии их легче перевезти через границу. Поэтому естественно, что таким животным требуется срочная ветеринарная помощь.

Известно, что если в первые полчаса животным, после того, как они сошли... их сняли с самолета, не оказана ветеринарная помощь, то примерно 60 процентов животных погибает вот уже в первые полчаса. Как правило, животные обезвожены. Первое, что надо, это как бы вот добиться того, чтобы они пили воду. Или в отдельных случаях это просто введение капельницы.

Марина Катыс: Теперь тем животным, которых таможенники задерживают при пересечении границы в Шереметьево, скорее всего, удастся выжить, и они будут переданы в центр передержки в поселке Чашниково. О том, как будет организована работа в центре, рассказывает биолог Сергей Ганусевич.

Сергей Ганусевич: Можно поместить одновременно партию из ста рептилий, 30 крупных попугаев или среднего размера и около 10 млекопитающих размеров некрупной обезьяны. Обычно средние обезьяны, лемуры или некрупные хищники, которые могут содержаться в закрытых помещениях. Одного центра, естественно, мало, это только модель.

Марина Катыс: Животные будут содержаться, насколько я понимаю, в течение одного месяца. А что дальше ждет этих животных?

Сергей Ганусевич: Один месяц - это, так сказать, период карантина, который устанавливается ветеринарными органами. На самом деле животные, конечно, будут содержаться, скорее всего, более длительный срок. Поскольку решение их судьбы - это отдельный и очень сложный вопрос. Здесь есть разные варианты. Если животные были задержаны в силу того, что на них отсутствовали какие-то определенные не очень значительные документы, эти документы могут быть впоследствии предоставлены владельцем, и животные могут быть ему возвращены, то есть легализованы. В таком случае владелец должен оплатить услуги по содержанию в центре.

Если животные были задержаны на таможне, то судьба их будет решаться, естественно, уже другим путем. Основной орган, который отвечает за судьбу этих животных, это административный орган СИТЕС. Идеальным решением судьбы конфискованных животных, которые были передержаны в нашем центре, это их возвращение в природу той страны, откуда они были экспортированы. На самом деле это тоже вопрос, который очень редко практически решаем.

Вторым желательным исходом судьбы этих животных является их помещение в организации, центры, которые работают над сохранением биоразнообразия. Это создание племенных групп редких видов, которые могут быть в дальнейшем размножены, и поголовье, полученное в этих центрах, может быть использовано опять-таки для восстановления этих видов в природе, где они находятся в угрожаемом состоянии.

Марина Катыс: Если человек хочет приобрести себе для того, чтобы содержать дома, какое-то экзотическое животное, он идет обычно на птичий рынок. И там представлены попугаи, игуаны, черепахи, обезьяны - в общем, все, что душе угодно. Во-первых, такой вопрос: насколько эти животные здоровы? Во-вторых, что надо спрашивать у продавца, чтобы быть уверенным в том, что это легально ввезенное животное?

Сергей Ганусевич: Конвенция СИТЕС предусматривает не только регулирование экспорта и импорта животных, но и отслеживание, легализацию процессов владения ими и внутренней торговли. В некоторых странах мира для того, чтобы владеть объектом СИТЕС, надо доказать легальность его приобретения. Приходя на птичий рынок, вы можете спросить, откуда это животное. Но скорее всего, вы не получите достаточно компетентного ответа, поскольку у нас еще не разработано законодательство, фиксирующее распределение внутри страны объектов СИТЕС. Это еще предстоит сделать.

Марина Катыс: Очень модное сейчас животное - игуана, рептилия. Мне кажется, что они разводятся в неволе, и те игуаны маленькие, которые продаются в Москве, они, собственно, и родились в Москве.

Сергей Ганусевич: Очень многие специалисты в Москве разводят рептилий. Для того чтобы СИТЕС в стране работала цивилизованно и ответственно, надо провести легализацию всех разводчиков. Потому что под видом разводчиков этих животных могут работать и другие люди, которые просто их ввозят в страну нелегально совершенно.

Марина Катыс: Но ведь есть еще такой вопрос. Вот вы хотите пересчитать всех людей, разводящих экзотические виды на продажу внутри России. Но если он легализуется как бизнес, тогда он должен платить налоги, что ему, естественно, невыгодно. Большинство россиян стараются уклониться от этого мероприятия, и, возможно, основная трудность будет связана именно с этим, что сертификат СИТЕС будет автоматически являться доносом в налоговые органы.

Сергей Ганусевич: Да, это проблема, я думаю, вы правы. Но, тем не менее, страна обязана для того, чтобы выполнять все обязательства по Конвенции СИТЕС, отслеживать и внутренний рынок, и все процедуры содержания животных у частных лиц. Но, к сожалению, лицензирование самой деятельности по содержанию животных было отменено. Потому что до недавнего времени все люди, которые хотели легально содержать диких животных, должны были получить на эту деятельность лицензию, должны были представить условия, в которых будут содержаться у них животные.

Это к вопросу о том, опасно ли животное, которое вы приобретаете на рынке птичьем, в частности, животное, поступающее на рынок легально, от легального заводчика, который имеет сертификат о том, что они здоровы, это одно. Другое дело - прийти на рынок и взять просто понравившееся вам животное. Это может быть опасно, безусловно.

Была история, когда у конфискованной обезьяны, которая какое-то время содержалась в Москве, был обнаружен вирус Эбола.

Марина Катыс: Эбола - это лихорадка была?

Сергей Ганусевич: Да, это лихорадка.

Марина Катыс: В настоящее время членами Конвенции СИТЕС являются 15 государств. Конвенция охраняет более 30 000 видов флоры и фауны, и с момента ее вступления в силу в результате торговли не исчез ни один вид, находящийся под ее защитой. В начале ноября в Чили пройдет встреча сторон, на которой будут рассмотрены предложения стран-участниц по изменению списков охраняемых животных. Рассказывает директор российского представительства Международного фонда защиты животных Мария Воронцова.

Мария Воронцова: На встречах сторон рассматриваются предложения участников Конвенции по разным видам животных. То есть, с одной стороны, какие-то виды животных включаются в новую Конвенцию, те виды животных, которые восстановили свою численность или перестали быть под угрозой исчезновения, они переводятся в другие приложения или просто выводятся из рассмотрения Конвенцией.

На этой конференции будет рассматриваться судьба многих видов животных, которые нам всем, я думаю, как жителям Земли, небезразличны. В частности, там будет рассматриваться судьба африканских слонов. Сейчас некоторые страны Африки вышли с предложением разрешить им начать торговлю слоновой костью, но имеет ли смысл убивать слонов ради слоновой кости, которую кто-то потом режет и делает из них безделушки. Мне кажется, что мы все, как жители Земли, должны к этому относиться с большой ответственностью.

Вопрос, который еще будет рассматриваться на конференции сторон, это судьба двух видов китов - малого полосатика и полосатика Брайда. В 1982 году введен всемирный мораторий на китобойный промысел. Сейчас есть попытка вернуться к этому промыслу через Конвенцию СИТЕС. Япония хочет, чтобы из Приложения 1, то есть полностью запрещенного к торговле, два вида кита перевели в Приложение 2, что потенциально дает возможность торговать китовым мясом. Причем, это непосредственно имеет отношение к нам, потому что малый полосатик обитает в наших водах, и полосатик Брайда - это тоже северная часть, северо-западная часть Пацифики, Тихого океана. И здесь есть вероятность того, что если это пройдет, то японские суда, японские китобои будут бороздить наши моря и добывать китов.

Ну, и в целом вообще вот эта попытка использовать другую конвенцию для того, чтобы все-таки вернуться к китобойному промыслу, она, конечно, не должна встречать поддержки.

XS
SM
MD
LG