Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Партнерство с ИКЕА для содействия развитию ответственного лесопользования


Ведущая Марина Катыс

Россия является крупнейшим поставщиком круглого леса, древесного волокна и плит. На ее территории также находятся последние крупнейшие в Европе массивы мало нарушенных лесов. Всемирный фонд дикой природы, WWF, начал в России новый проект - партнерство с ИКЕА для содействия развитию ответственного лесопользования и добровольной лесной сертификации.

Рассказывает руководитель проекта со стороны WWF Елена Куликова.

Елена Куликова: ИКЕА выделяется тем, что она проводит отчетливую собственную экологическую политику. Эта политика ясна, прозрачна, и поэтому ИКЕА является очень удобным партнером для Всемирного фонда дикой природы.

Марина Катыс: Но то, что касается разумного лесопользования или ответственного лесопользования в России. Почему WWF обратил внимание именно на такую форму сотрудничества с ИКЕА? Почему это леса?

Елена Куликова: Во-первых, потому что древесина является основным сырьем, которое использует ИКЕА в своем производстве.

Проект состоит из 5 крупных элементов: леса высокого природоохранного значения, это нелегальные лесозаготовки, это усиление группы экологически ответственных производителей, это продвижение работы по стандартам добровольной лесной сертификации по системе FSC, и это усиление и поддержка работы центров сертификации (и этот компонент включает в себя также образовательный элемент).

Марина Катыс: В течение 3 лет обе организации планируют совместное осуществление серии лесных проектов в разных странах (Россия, Китай, Латвия, Литва, Эстония, Румыния и Болгария), направленных на создание механизмов для продвижения ответственного лесопользования в приоритетных регионах.

Но кому будет больше выгоден этот проект - компании ИКЕА или России? На этот вопрос отвечает Елена Куликова.

Елена Куликова: Выполнение проекта обеспечит в России становление такого лесного бизнеса, который был бы открыт с точки зрения осуществления некоей общей экологической политики. Речь идет о российском лесном бизнесе в целом, включая ИКЕА и российских поставщиков ИКЕА. Мы предполагаем, что ключевыми партнерами при осуществлении проекта будут, во-первых, органы государственной власти, вторым важным, ключевым партнером, безусловно, будет бизнес - предприятия лесной промышленности, члены Российской ассоциации экологически ответственных производителей.

Марина Катыс: Как ИКЕА собирается контролировать происхождение древесины? Как WWF собирается контролировать происхождение той древесины, которую в дальнейшем будет использовать ИКЕА в своих производствах?

Елена Куликова: У ИКЕА как у компании есть совершенно отчетливые намерения исключить из переработки древесину, поставляемую из нелегальных источников и нелегальным путем. А у Всемирного фонда дикой природы уже сейчас есть свои собственные подходы к борьбе с нелегальными лесозаготовками.

Существуют правила контроля при отводе деревьев в рубку, при отведении лесосек. Предприятие-поставщик обязуется выполнить это соответствие лесному законодательству, вырубить столько, сколько положено, а не столько, сколько оно захочет.

Во-вторых, существуют методы аудита, которые позволяют на практике проводить такую проверку.

В-третьих, действительно существуют методы мечения практически каждого бревна.

Марина Катыс: При этом Елена Куликова не скрывает, что силами Всемирного фонда дикой природы отследить судьбу каждого срубленного дерева невозможно.

Елена Куликова: Отводом лесосек будут заниматься государственные органы лесной службы. Дальнейшей судьбой заготовленной древесины будут заниматься поставщики ИКЕА и сама фирма при переработке.

Задача Всемирного фонда дикой природы - разработать, во-первых, методы отслеживания судьбы заготовленной древесины и проведение аудита, действительно, проверок на местах.

Марина Катыс: Компания ИКЕА - мировой лидер в области производства и продажи мебели и предметом интерьера, имеет 154 магазина в 22 странах. В прошлом году магазины ИКЕА посетили 286 миллионов человек. ИКЕА работает с поставщиками более чем в 50 странах мира, основную часть сырья, идущего на изготовление продукции ИКЕА, составляет древесина.

Моя собеседница - руководитель департамента ИКЕА по связям с общественностью Ирина Ваненкова.

ИКЕА - коммерческое предприятие, которое действительно заинтересовано в максимальной прибыли от своего производства. Экологические проекты это вложение, не подразумевающее, что за этим последует прибыль. Во всяком случае, в денежном выражении. Почему все-таки ИКЕА так... именно так относится, в частности, к лесам и к лесопользованию?

Ирина Ваненкова: Компания ИКЕА родилась в Швеции, где к лесам совершенно особое отношение. На 100 лет вперед все леса Швеции уже расписаны - где какое дерево срубить, где какое дерево посадить, какие мероприятия должны быть проведены. И качество леса, оно зависит от того, насколько он ухожен, насколько компания, которая владеет этим лесом, правильно совершает вырубки, правильно делает посадки.

Марина Катыс: Что заставляет российских ваших поставщиков участвовать в этом проекте? Чем он им выгоден?

Ирина Ваненкова: Начнем с того, что если российские поставщики не будут использовать леса, разрешенные к вырубке, то они просто не смогут работать с ИКЕА. Это требование ИКЕА во всем мире. И Россия является одним из поставщиков, и, насколько я знаю, этот проект воспринимается российскими предприятиями и российскими лесопользователями не как что-то такое, что насаждается. У нас создалось такое впечатление, что этого давно ждали, потому что ситуация в России с лесами очень сложная (мягко говоря).

Марина Катыс: Компания ИКЕА ввела 4-ступенчатую модель соответствия поставляемой древесины требованиям компании.

Рассказывает специалист ИКЕА по лесопользованию Алексей Наумов.

Алексей Наумов: Российские поставщики относятся с пониманием к экологическим требованиям ИКЕА. Зачастую от них требуется только соблюдение российских законов в области лесопользования.

У ИКЕА существует политика в области лесопользования, которая имеет в своем составе методику для определения происхождения древесины. Первая, нижняя ступень, она называется "требования начального уровня". Древесина не должна происходить из девственных или малонарушенных лесов. Эти леса были определены неправительственными природоохранными организациями, издан атлас.

Марина Катыс: Как говорит руководитель департамента ИКЕА по связям с общественностью Ирина Ваненкова, поставщик, желающий иметь дело с компанией ИКЕА, должен удовлетворять двум пунктам.

Ирина Ваненкова: Один пункт - использование леса, а второй пункт - использование детского труда. То есть если эти два пункта не выполняются: если используется лес из нетронутых лесов или нелегально вырубленный, и если используется детский труд, то тогда предприятие просто не может стать поставщиком. И поставщики, как правило, понимают, что это не просто требования какой-то западной компании, это те требования, которые помогают им повысить свою эффективность, производительность.

Марина Катыс: Но основная цель проекта - проведение сертификации российских лесов по системе лесного попечительского совета.

Алексей Наумов: Древесина, использованная в продукции, которая продается в магазинах ИКЕА, должна происходить из устойчиво управляемых лесов, и эта устойчивость управления на данном этапе может быть подтверждена лишь добровольной и независимой сертификацией по системе FSC, лесной попечительский совет.

Марина Катыс: А сейчас в России вам удается получать хоть в каких-то регионах сертифицированную древесину?

Алексей Наумов: Насколько я знаю, нет. В России всего лишь 4 случая сертификации по системе FSC. Во-первых, это достаточно дорогостоящая операция. Многие из российских лесопользователей просто не могут себе позволить этого сейчас.

Те моменты, что касается именно сертификации, не всегда понятны нашим лесопользователям, информация об FSC очень ограничена в России. И одной из целей этого проекта как раз является оказание поддержки сертификационным центрам с тем, чтобы они эту информацию как можно больше распространяли среди российских лесопользователей.

Марина Катыс: Всемирный фонд дикой природы занимается, в частности, охраной лесов и восстановлением нарушенных лесных ландшафтов. В России WWF уже реализовал более 50 проектов с годовым бюджетом свыше 5 миллионов долларов США.

Елена Куликова, руководитель проекта WWF сотрудничества Всемирного фонда дикой природы и ИКЕА:

Елена Куликова: Нам в самом начале проекта нужно было найти общие точки соприкосновения, некие приоритетные регионы, где совпадали бы интересы Всемирного фонда дикой природы и ИКЕА. С точки зрения ИКЕА, это регионы, работа их поставщиков. С точки зрения Всемирного фонда дикой природы, это так называемые экорегионы, имеющие особую природоохранную значимость.

Мы нашли для проекта 4 региона, в которых он будет выполняться, которые соответствуют приоритетности ИКЕА и приоритетности Всемирного фонда дикой природы. Это Архангельская область, Вологодская область на северо-западе европейской части России и Иркутская область и Красноярский край на юге Сибири.

Марина Катыс: В России последние крупные массивы нетронутых девственных лесов, находящиеся в европейской части и на Дальнем Востоке, а также на Кавказе и в Алтай-Саянской горной стране, могут исчезнуть уже через 20 лет. Так что же это такое, "ответственное лесопользование"?

На этот вопрос отвечает эксперт Социально-экологического союза Алексей Григорьев.

Алексей Григорьев: Три показателя есть: экологический, социальный, экономический.

Экология - это то, что вся лесопромышленная деятельность не приводит к ущербу, неприемлемому, скажем так, ущербу для окружающей среды. Экономический - это то, что производятся максимально возможные продукты из данного количества сырья. И социально ответственное - это то, что местное население что-то с этого имеет. То есть избегается ситуация, когда лес вывезли, деньги непонятно куда ушли, вокруг поселков разоренный лес, и озлобленное местное население смотрит, на ком бы сорвать свое раздражение.

Проект можно только приветствовать. Другое дело, что, конечно, он столкнется со значительным количеством просто непонятных ситуаций. Но инициатива, на мой взгляд, заслуживает только самого горячего одобрения, и можно пожелать только успеха.

Марина Катыс: В начале 21 века 25 процентов рынков Великобритании, 15 процентов рынков Германии, США и других ведущих импортеров леса занимают сертифицированные лесоматериалы. В этих странах сертифицировано по системе FSC более 17 миллионов гектаров лесов.

Продолжает Алексей Григорьев.

Алексей Григорьев: Действительно, вот сертификация по системе лесного попечительского совета, Forest Stewardship Council, это уже отработанная процедура. Она реализуется в большом количестве стран мира. Эта сертификация производится третьей незаинтересованной стороной, то есть не производителем, не покупателем. Вот эта независимая структура, которая проводит анализ, собирает информацию об экологических, социальных, экономических последствиях лесозаготовок, эта фирма, понятно, тоже не заинтересована в скандалах.

Первое: навести хотя бы порядок. Найти ответственных. Навести порядок в бумагах. Само психологическое ощущение - оттого, что могут приехать с проверкой, - оно все-таки подтягивает людей. И на местах, особенно когда долговременные поставки, никто не заинтересован из-за какой-то ерунды, из-за того, чтобы словчить на 3 копейки, понести убытки на тысячи рублей. Никто в этом не заинтересован.

Марина Катыс: А почему ИКЕА, компания, которая, в общем, производит из древесины продукцию, вдруг пошла по пути отслеживания происхождения этой древесины? Казалось бы: ну не все ли им равно?

Алексей Григорьев: Оказалось, что торговые компании весьма чувствительны к общественному мнению. Если человек приходит в роскошнейший магазин, а ему говорят: "А вот эта вот замечательная вещь сделана из ворованного леса. А изготовление вот этой вещи (как сейчас идет кампания мощная по красному дереву) стило жизни стольким-то, стольким-то индейцам. Такие-то и такие-то там около бандитские структуры в этом участвуют"...

Когда есть вариант быть хорошим, есть альтернативные поставки, в частности экологически сертифицированного продукта, им совершенно ни к чему эти скандалы. Главная проблема - это убедить производителей начать производить вот эти экологические, ответственно произведенные товары в заметных количествах.

Действительно, трагические вещи происходят в лесах тропиков, равнинные леса Индонезии исчезнут в ряде мест через 5-10 лет. Обитавшим там тем же орангутангам просто негде жить будет.

Многолетние, десятилетние усилия по информированию, по просвещению, по показу, что реально происходит, они приносят свои плоды. Особенно в наше время, когда средства массовой информации, они действительно позволяют быть буквально в любой точке земного шара. Сейчас все это молниеносно передается, показывается, воздействует на психику покупателя, и покупатель принимает решение: "Я не хочу ничего общего иметь с этим делом".

Компаниям приходится реагировать.

Марина Катыс: Дальневосточные леса вырубаются варварскими масштабами сейчас, и, в основном, экспорт этого леса нелегальный идет в Китай. У ИКЕА в Китае довольно крупное производство.

Алексей Григорьев: Китайские подразделения - действительно у ИКЕА там очень мощные перерабатывающие производства. Тут она скорее поможет навести порядок с российским экспортом в Китай. Последние годы это просто взрывообразный рост поставок, процесс этот носит несколько диковатый характер. Лес просто воруют. Документация на этот лес - это просто... без комментариев, как говорится.

Кроме того, вырубаются последние остатки малонарушенных лесов. Точно так же ангарская сосна знаменитая. Я там неоднократно был. Я много раз спрашивал: "А вот через 10-20-30 лет вы сможете показать вот эти ангарские сосняки?" И местные капитаны лесной промышленности честно говорят: "Если будем так рубить и так жечь (потому что пожары там еще жуткие), то это - большой вопрос". Левый берег Ангары ведь уже фактически обрублен.

Та же самая интересная ИКЕА, она 3 года назад, по-моему, выделила серьезные средства на инвентаризацию малонарушенных лесов. С использованием космических снимков была подготовлена серия карт сохранившихся малонарушенных лесов. И сейчас, например, ИКЕА, когда решает вопрос "Будем ли мы покупать лес отсюда или нет", она очень внимательно смотрит: это, случаем, не последние остатки величественных, положим, ангарских сосняков или еще каких-то уникальных действительно насаждений, которые еще пока сохранились у нас местами в Сибири?

Понимаете, когда компания приезжает куда-то в Сибирь, говорит: "Да, мы готовы покупать огромное количество леса на наши предприятия, долговременные контракты и все такое. Но, пожалуйста, выполняйте: 1)..., 2)..., 3)..., 4)..., 5)..."

В этом плане, я считаю, как раз сотрудничество с природоохранными организациями - это два мощных союзника. Для меня это действительно радостный факт. На фоне разваливающейся системы государственного управления лесами России, возникают новые силы, новые мощные альянсы, которые хотят не допустить развала, не хотят допустить вот этой разрухи, безответственности, беспредела.

Марина Катыс: На территории России находится 22 процента мировых лесов и 25 процентов всех девственных лесов планеты. При этом в лесном секторе России занято около 2 миллионов человек. Жизнь сотен тысяч людей, проживающих в северных областях России, особенно малочисленных коренных народов, практически полностью зависит от лесных ресурсов.

И снова я обращаюсь с вопросом к руководителю департамента ИКЕА по связям с общественностью Ирине Ваненковой.

Что является мотивом, заставляющим компанию идти на такие шаги? Ведь огромное количество компаний производит мебель, но далеко не все начинают экологические проекты такого масштаба.

Ирина Ваненкова: Я думаю, что это тенденция вообще в мире, потому что ИКЕА - это не единственная компания, которая придает этому значение. "Социально ответственный бизнес" - это понятие появилось где-то лет, наверное, 10 назад. И я думаю, это связано с тем, что люди и бизнесмены, в том числе, поняли, что Земля, на самом деле, очень маленькая, и то, как обращались с ресурсами (и людскими, и природными), не может продолжаться и не может принести благосостояния не только одной стране, а всему миру.

И поэтому больше и больше компаний уделяет внимание тому, чтобы оставить Землю последующим поколениям в том состоянии, чтобы можно было жить и жить хорошо.

XS
SM
MD
LG