Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Целлюлозно-бумажные комбинаты "Цепрусс" и "Советский" должны быть закрыты


Ведущая Марина Катыс

С 4 ноября по предписанию федеральной комиссии Министерства природных ресурсов в Калининградской области должны быть закрыты два целлюлозно-бумажных комбината - "Цепрусс" и "Советский". Кроме того, "Цепрусс" должен приостановить эксплуатацию нескольких скважин для забора подземных вод. Неманский комбинат, предоставивший план реконструкции предприятия, получил отсрочку.

Алексей Киселев: Такое в России мало где можно найти, когда содержание вредных веществ в сточных водах превышает все мыслимые и немыслимые мягкие российские стандарты - не только в сотни, но и в тысячи, а в ряде случаев в десятки тысяч раз. Это можно сказать и про "Цепрусс", это можно сказать и про "Советский" ЦБК. Это, на данный момент, можно сказать и про Неманский ЦБК.

Марина Катыс: Комиссией МПР были проверены шесть целлюлозно-бумажных комбинатов северо-запада России - Котласский, Архангельский, Неманский, Саламбальский, "Советский", и "Цепрусс".

Юрий Комов участвовал в работе комиссии со стороны "Гринпис - Россия".

Юрий Комов: Лидером в плане количества правонарушений оказался ЗАО "Цепрусс", который расположен в городе Калининграде. И с ним было тяжелее всего, и больше всего времени на него ушло, и выявилось самое большое количество правонарушений. Был составлен протокол о нарушениях, и было выдано предписание о том, что деятельность комбината в плане сброса сточных вод загрязненных должна быть приостановлена, начиная с 4 ноября.

Руководство "Цепрусса" проявило завидную оперативность. На следующий день после получения предписания о приостановке своей хозяйственной деятельности оно подало непонятную бумагу в арбитражный Калининградский суд и получило такую же невнятную бумагу "ни о чем". Но, ориентируясь на эту невнятную бумагу, они продолжают работать и по сей день, в полном объеме, ничуть не стесняясь того, что государственным органом им предписано приостановить свою деятельность.

Михаил Соколов: "Цепрусс" обратился в арбитражный суд города Калининграда и в тот же день получил решение, запрещающее Управлению природных ресурсов и охраны окружающей среды по Калининградской области исполнять предписание, выданное Министерством природных ресурсов. При этом "Цепрусс" утверждает, что не должен исполнять предписание МПР.

Решение арбитражного суда Калининградской области является нонсенсом с юридической точки зрения, так как исполнять предписание обязан непосредственно "Цепрусс", а Управление природных ресурсов здесь ни при чем.

Как показала проверка, проведенная Управлением МПР России по Калининградской области, оба комбината продолжают нарушать российское законодательство, сбрасывая неочищенные сточные воды в реки Неман, Лаковку, и Приголю.

"Цепрусс" - сокращенное название от "Целлюлозы Пруссии". Комбинат был построен в начале 20 века, когда нынешняя территория Калининградской области принадлежала Германии. Был остановлен "Цепрусс" во время Второй мировой войны. В 1946 году - запущен советскими специалистами.

Алексей Киселев - координатор токсической программы "Гринпис - Россия". Он также участвовал в работе комиссии МПР в качестве эксперта.

Алексей Киселев: На самом деле, предприятия Калининградской области - это вот такой заповедник исторических ценностей, которые в начале 1990-х годов стали частными предприятиями. И, прекрасно поняв выгодность своего географического положения, они решили начать с того, что неплохо бы им начать получать прибыль. А поскольку никто не обращает внимания на то, что они там делают, прибыль получалась весьма неплохая - затраты на модернизацию и инновацию составляли практически ноль. За исключением ряда инвестиций, которые позволяли получать продукцию более высокого качества, но природоохранными их назвать можно с большим-большим трудом.

Жесткость предписаний стала очевидна сразу же, в первый же день, когда комиссия начала работать и на "Советском" ЦБЗ, и на "Цепруссе". Очень сложно искать что-то дальше, когда на стол ложится разрешительный документ, а такой документ называется - "лицензией", без которой предприятие не имеет права работать, где написано, что предприятие не имеет права сбрасывать свои сточные воды в поверхностные водные объекты. Этот отказ существует с 1984 года; то есть - с 1984 года предприятия работают практически нелегально, все три.

Комитет природных ресурсов (до этого - подразделение Госкомэкологии России) постоянно это согласовывал до последних, скажем, 3 лет, когда чашу терпения контролирующих органов природоохранных это уже переполнило, и они стали давать отказ, но комбинат, тем не менее, продолжал работу. И "Цепрусс", и "Советский".

Единственное отличие Неманского ЦБК от этих двух - это то, что предприятие смогло предоставить разрешение санэпиднадзора на сброс, который он очень долго никому не давал, и предприятие смогло предоставить те самые природоохранные мероприятия, которые они собираются выполнить. И в ряде случаев приступили к этому выполнению.

Поскольку Калининград - город большой, река Преголя для Калининграда имеет очень важное значение. "Гринпис" работает в Калининграде уже третий год. Мы в течение двух лет ведем в Калининграде мониторинг диоксинов, в том числе и от предприятия "Цепрусс", и в том числе по всей реке Преголя, откуда город черпает свою воду. Из года в год концентрации остаются неизменными, то есть по нашим очень мягким российским законам сбросы диоксинов от "Цепрусса" где-то в 119 раз превышают норматив 20 пикограмм на литр. Это единственная российская норма на воду, которая где-то в 2 000 раз мягче, чем норма, допустим, того же Евросоюза.

Все три предприятия не имеют очистных сооружений; причем, только одно из них (это Неманский ЦБК) согласилось с тем, что очистные сооружения должны быть. "Цепрусс" отказался вообще вести разговор на тему строительства очистных сооружений, потому что они будут ждать, когда город Калининград построит свои очистные сооружения, которых город сам тоже не имеет. "Советский" ЦБК сделал заявление о том, что очистные сооружения для них - непозволительная роскошь. То есть - при обороте в 30 миллионов долларов очистные сооружения стоят 40 миллионов долларов, поэтому никто их построить не может. Посему они "будут ждать".

Если все три комбината решат просто строить очистные сооружения, это называется - выброшенные деньги, потому что помимо того, что очистные сооружения должны быть, также должны быть внесены существенные изменения в технологические процессы предприятий. Начиная с того, что должен существовать замкнутый цикл на ряде производств, в первую очередь - на варке, отбелке целлюлозы и на очитке загрязнения, и как предприятия будут с этим поступать, комиссия, наверное, была не вправе давать подобное решение. То есть это называется рекламой того или иного технологического процесса. Поэтому - оставили на усмотрение предприятий.

Но опять-таки, и "Советский ЦБЗ, и "Цепрусс" решили это решение оспаривать и решили, что лучше ничего не делать и продолжать судебные тяжбы.

Марина Катыс: 11 ноября этого года "Гринпис" обратился в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с предложением срочно принять меры против комбинатов, не выполняющих предписания Министерства природных ресурсов Российской Федерации. Налицо грубое нарушение ими природоохранных требований к сбрасываемым сточным водам. В реках Преголя, Лаковка и Неман оказываются химические вещества, концентрация которых существенно превышает допустимые лимиты, что является явным нарушением закона Российской Федерации об охране окружающей среды и Водного кодекса Российской Федерации.

Рассказывает Алексей Киселев.

Алексей Киселев: Мы имели встречу уже с прокурором в Генеральной прокуратуре Российской Федерации. В прокуратуру отправлено заявление, подписанное общественной организацией "Гринпис", о том, что мы просим прокуратуру Российской Федерации, во-первых, начать арбитражный процесс, чтобы отстаивать интересы граждан Российской Федерации, как проживающих в Калининградской области, так и за его пределами, а также жителей всех регионов, которые прямо или косвенно могут быть связаны с Балтийским морем (а это рыба). Второе: мы просим возбудить уголовные дела в отношении двух руководителей предприятии (это ЗАО "Цепрусс" и "Советский" целлюлозно-бумажный завод). И, в-третьих, мы просим, чтобы прокуратура обеспечила исполнение законных требований контролирующих органов в части приостановления хозяйственной деятельности, с точки зрения сброса сточных вод.

Самый интересный момент, который случился буквально на следующий день после проверки. 1 ноября рано в утром в 8:30 была встреча между контролирующими органами, контролируемыми и губернатором Калининградской области, где губернатор выдвинул только одно требование: что заводы должны работать, несмотря ни на что, но в то же время, параллельно с этим - оспаривать решения федерального контролирующего органа в законном судебном порядке.

Марина Катыс: После этого "зеленые" обратились с открытым письмом к губернатору Калининградской области Владимиру Егорову.

Рассказывает председатель Калининградской экологической группы "Экозащита" Владимир Сливяк.

Владимир Сливяк: После того, как губернатор разрешил работать целлюлозно-бумажным предприятиям, неправительственными экологическими организациями было составлено письмо, где "зеленые" (в том числе - люди, которые работают в Калининградской области), в связи с проблемами, создаваемыми целлюлозно-бумажной промышленностью, фактически посоветовали губернатору Калининградской области отменить действие федеральных законов вообще - за их полной ненадобностью.

Проблематичная ситуация с целлюлозно-бумажной промышленностью в Калининграде продолжается очень давно. Эти предприятия работают несколько десятков лет. У них нет очистных сооружений. Они загрязняют реку Приголю, и в последние годы каждое лето (и не только летом, иногда и осенью тоже) в Калининграде создается кризис с питьевой водой. И это - прямое следствие того, что очень высок уровень загрязнения реки Преголя.

Калининградская группа "Экозащита" неоднократно обращалась к губернатору, к мэру вместе с депутатами областной думы и вместе с депутатами городского совета Калининграда с просьбами рассмотреть этот вопрос опасности целлюлозно-бумажных заводов для города и принять какие-то меры - заставить руководителей этих производств вкладывать деньги в экологические технологии. То есть сделать так, чтобы эти предприятия были экологически чистыми.

К сожалению, власти, по сути, не реагируют. Как мы считаем, одна из причин этого состоит в том, что целлюлозно-бумажный комбинат "Цепрусс" - это очень влиятельное предприятие в области, и руководитель этого предприятия "Цепрусс" является председателем Калининградского союза промышленников и предпринимателей. В связи с этим, конечно, мы рады тому, что федеральная комиссия Министерства природных ресурсов побывала в Калининградской области, и рады тому, что она выдала такие предписания. Потому что за прошедшие десятилетия - государственные, официальные экологи что-то пытались сделать, и общественные организации были очень активны, и не вышло ровным счетом ничего. Руководство предприятий, загрязняющих окружающую среду, не желает видеть проблем вследствие своей деятельности, закрывает на них глаза и думает исключительно только о прибылях.

Марина Катыс: Комбинат "Цепрусс" нельзя назвать убыточным производством, которое не может найти средств на перепрофилирование. Его продукция поставляется во многие страны мира - Австрию, Словакию, Словению, Польшу, Германию, Швейцарию, Италию, Великобританию, Иран, Китай и Австралию.

Рассказывает координатор токсической программы "Гринпис - Россия" Алексей Киселев.

Алексей Киселев: Согласно газетам, в прошлом году прибыль была на уровне 20 миллионов долларов. Сколько это было за последние 10 лет - ну, это сказать сложно. Цены на целлюлозу идут по синусоиде -где спад, где рост. Но "Цепрусс" имеет стабильного продавца, который для них ищет всех покупателей. Этот продавец - австрийская фирма "Хенцель". Компания прекрасно позиционируется на рынке целлюлозы на мировом рынке, и проблем с продажами у "Хенцеля", по крайней мере, за последние 7-10 лет не было замечено, в том числе это подтверждено непосредственно компанией "Хенцель".

Мы встречались с продавцом, и в том числе держателем части акций "Цепрусса". Разговор был практически "нулевой": "Что мы будем просить, мы будем убеждать, мы тоже хотим, чтобы у нас вот были стабильные поставки этой продукции, но ничего большего мы для вас сделать не можем".

Даже если принять во внимание, что средняя модернизация предприятия по опыту Швеции (а Швеция - лидер в этой области) составляет где-то порядка 50 миллионов евро, - завод, грубо говоря, сносится полностью, и строится новый, с учетом российских налогов и таможенных пошлин будет это 70-80 миллионов евро. Предприятие, которое успешно работает 10 лет, я уверен, может себе позволить это сделать. Более того, у него есть западные партнеры.

Здесь, кстати, менее выигрышная ситуация у "Советского" ЦБК, который "скакал" последние 10 лет из рук в руки и был реально запущен 2 года назад. Скажем так, их можно понять. Если бы не одно "но". Они ничего не хотят делать. Они считают, что то, что у них есть, это вполне нормально, осталось только где-то подмести, там, помыть.

Еще одна неприятная деталь с точки зрения "Цепрусса", почему он оказался самым худшим предприятием. Использует в своем технологическом процессе воду питьевого качества, которую закачивает из артезианских скважин. В то время как практически половина города Калининграда вообще не имеет воды нормального качества. То есть это, в принципе, уже очень серьезное преступление. То есть город не может нормально пить, потому что отдают воду предприятию. Это, правда, тоже, кстати, отмечено в документе, и предписано остановить забор воды из артезианских скважин.

Марина Катыс: Использование для технологических нужд подземных вод питьевого качества противоречит Статье 133 Водного кодекса Российской Федерации.

Кроме того, комбинат "Цепрусс" и завод "Советский" не имеют лицензии на сброс сточных вод. Нет у них и согласования с Центром государственного санитарно-эпидемиологического надзора по Калининградской области на этот сброс. Стоки "Цепрусса" могут попадать в городской водозабор. Река Преголя протекает через город Калининград. На ее берегах стоят жилые дома.

По словам Владимира Сливяка, председателя экологической группы "Экозащита", летом от реки исходит сильный запах.

Владимир Сливяк: Начиная с 1970-х годов, как минимум, я знаю, люди, которые проживают вдоль реки Преголя в Калининграде, летом вынуждены закрывать форточки, окна, вынуждены закупоривать свои квартиры полностью потому, что нестерпимый запах идет от реки.

Мы открывали в Калининграде так называемую "общественную приемную", и за месяц к нам пришло несколько тысяч человек, которые написали заявления о том, что в разные времена года они чувствуют очень плохие запахи - с их точки зрения, последствия работы целлюлозно-бумажных комбинатов, которые им очень сильно мешают жить.

В Калининграде у группы "Экозащита" есть собственный юрист, который работает с такими людьми и пытается составить какую-то документацию для того, чтобы люди могли обращаться в суд, взыскивать какую-то компенсацию.

Марина Катыс: Что касается рыбы, то она пока еще в Приголе есть.

Владимир Сливяк: Правда, когда эту рыбу вылавливают и пытаются, например, на улице продавать, очень часто очень много историй можно в Калининграде услышать о том, как, например, рыбу разрезают, а у нее изнутри какая-то гадость выливается, которая очень дурно пахнет. Как правило, люди затем такую рыбу выбрасывают.

Марина Катыс: Как свидетельствует Юрий Комов, участвовавший в работе федеральной комиссии МПР в качестве эксперта, комбинат "Цепрусс" сбрасывает неочищенные стоки в 3 речки.

Юрий Комов: Это непосредственно в реку Приголю, в реку Лаковка и в ручей Воздушный. В Приголе вот еще какая-то рыба есть, а вот в реке Лаковка и ручье Воздушном рыбы уже нет, хотя она там была. Это - по свидетельствам местных жителей, которые говорили: "когда-то мы здесь рыбу ловили". Это просто зловонная канава течет. Там, конечно, никакой жизни нет.

Марина Катыс: Последние данные, полученные независимой исследовательской лабораторией НПО "Тайфун", входящей в систему Госкомгидромета, доказывают, что комбинат "Цепрусс" является самым серьезным источником поступления диоксинов и других отравляющих веществ в Балтийское море. В результате использования на предприятии технологии отбеливания целлюлозы молекулярным хлором, "Цепрусс" сбрасывает больше диоксинов, чем все предприятия Австрии и все ЦБК Швеции, вместе взятые. При этом руководство комбината категорически отказывается начать процесс перепрофилирования "Цепрусса", закрыть цех отбелки целлюлозы и внедрить на предприятии технологию полностью бесхлорного отбеливания и замкнутого водного цикла. Стоимость такой модернизации - около 70 миллионов долларов.

О результатах подобного перепрофилирования в Швеции рассказывает координатор токсической программы "Гринпис - Россия" Алексей Киселев.

Алексей Киселев: Один из шведских заводов, самый старый, на самом деле, потребляет воды порядка в 50 раз меньше, чем предприятия Калининградской области, химических веществ этому заводу нужно где-то раз в 20 меньше для своего производства. Завод также очень сильно завязан на социальную сферу небольших городков на севере Швеции, многие из которых находятся за Полярным кругом. Завод не пахнет, завод не имеет сбросов.

Марина Катыс: Однако предписание федеральной комиссии о приостановке с 4 ноября деятельности комбината "Цепрусс" не подразумевает его окончательного закрытия.

По словам эксперта федеральной комиссии МПР Юрия Комова, вопрос вполне можно было бы решить мирным путем.

Юрий Комов: Все это выглядит не так, что пришли какие-то люди, из Москвы приехали, взяли и повесили замок на ворота успешно работающего предприятия и, таким образом, выгнали на улицу тысячи людей, лишив их куска хлеба. Нет, все это не так.

Предписание о приостановке деятельности предприятия может быть отозвано в том случае, если предприятие предоставит реальный план модернизации своего оборудования, поставит реальные сроки, укажет примерное финансовое обеспечение этого. Министерство природных ресурсов должно это осмотреть и разрешить временный сброс своих грязных вод на период проведения этих природоохранных мероприятий. Так что о фактическом блокировании завода речь не идет.

По оценкам Министерства природных ресурсов, весь этот процесс отзыва предписания о приостановке займет 2, максимум, 3 недели, что для такого производства, которое не является круглосуточным, вполне допустимо. То есть особых социальных напряжений это не вызовет. Специально оговорено то, что те ТЭЦ, которые работают на территориях предприятий, должны продолжать работу для обеспечения городских служб теплом.

Так что если этим заняться, то 2-3 недели, и можно продолжать дальше работать, но уже стоя на правильных рельсах, скажем так.

Марина Катыс: Владельцами акций комбината "Цепрусс" является не только группа российских граждан, которые, собственно, и держат контрольный пакет. По данным координатора токсической программы "Гринпис - Россия" Алексея Киселева, совладельцами предприятия являются также еще 5 иностранных компаний.

Алексей Киселев: Первая компания, которая является еще и продавцом, поэтому может оказывать влияние на предприятие, это - "Хенцель А.Г.", транснациональная компания, штаб-квартира которой находится в Вене.

Далее идут компании из Германии, из Италии, Швейцарии и Ирландии.

Общая доля западных компаний - где-то порядка 35 процентов. То есть западные владельцы имеют некую возможность влиять, но не более того. Но, хотя, если компания "Хенцель" прекратит на какое-то время продажу продукции, я думаю, это будет серьезным "звоночком".

Марина Катыс: Но если невозможно договориться с российскими держателями контрольного пакета, то есть возможность обратиться к зарубежным покупателям продукции целлюлозно-бумажного комбината "Цепрусс".

Алексей Киселев: Мы это делали и получили весьма интересное письмо. Первое письмо мы получили из компании "Хенцель" о том, что они уже провели переговоры с руководством предприятия и могут нас заверить, что компания семимильными шагами будет двигаться к светлому будущему.

Второе письмо - это ответ "Цепрусса" на требования западных покупателей (в первую очередь, это центральноевропейские страны, такие, как Словакия, Венгрия и непосредственно сама Австрия) где пишется, что завод не является нарушителем российских природоохранных законов, на заводе все в порядке, а вся та информация, которая распространяется о предприятии, не соответствует действительности, и предприятие может это доказать. Но доказательств почему-то до сих пор нет.

Третье письмо, которое мы получили, это письмо, подписанное господином Овчинниковым Борисом Алексеевичем, президентом ЗАО "Цепрусс", где он требует от нас извинений. Причем, извинения должны быть сделаны не ему, а извинения должны быть сделаны западным партнерам. Но причин, по которым эти извинения должны быть произнесены, до сих пор мы не можем увидеть.

Насколько я знаю, очень серьезно намерены прекратить сотрудничество предприятия из Словакии. Словакия вступает в Европейский Союз, и им не хочется быть замешанными в экологический скандал, в том числе - в Восточной Европе.

Марина Катыс: Хлорорганические соединения, в том числе - обнаруженные в пробах из реки Преголя диоксины и фураны, относятся к самым сильнодействующим ядам, когда-либо созданным человеком. Это канцерогенные вещества, десятилетиями сохраняющиеся в окружающей среде. Они накапливаются во флоре и фауне и с пищей попадают в организм человека.

Европейский Союз в 1 июля 2002 года запретил продажу рыбы из Балтийского моря на своей территории, признав ее не соответствующей стандартам из-за высокого содержания диоксинов. В то же время продажа рыбы в другие страны мира, в том числе и в Россию, разрешена.

XS
SM
MD
LG