Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ростовская атомная электростанция


Ведущая Марина Катыс

25 марта на Ростовской атомной электростанции был осуществлен пробный толчок ротора турбины паром от реакторной установки, прошли испытания турбины и генератора на 1300 оборотах в минуту, со съемом вибрационных характеристик. Затем турбина была остановлена для устранения выявленного дефекта - протечки пара на сепараторе пароперегревателя. 26 марта, после устранения дефекта на сепараторе пароперегревателя, состоялся пробный толчок ротора турбины до 1500 оборотов в минуту. 27 марта первый энергоблок Ростовской атомной электростанции выдал в электросеть первые киловатт-часы электроэнергии.

Вплоть до августа этого года пуск и остановки реактора Ростовской АЭС будут проводиться неоднократно, после чего реактор будет пущен на полную мощность и проработает в таком режиме почти десять месяцев, после чего его снова остановят для перезагрузки топлива.

О том, как руководство Ростовской атомной электростанции готовилось к этому событию, рассказывает наш корреспондент в Ростове-на-Дону Сергей Слепцов.

Сергей Слепцов:

В минувшие выходные, в рамках социальной адаптации жителей Волгодонска к атомной электростанции, была проведена акция "Маршрут выходного дня", в ходе которой на станции побывали несколько десятков горожан. Директор атомной электростанции инженер Погорелый ответил на вопросы жителей Волгодонска.

Марина Катыс:

Дело в том, что в последние месяцы в Ростове-на-Дону и в Волгодонске не прекращались митинги протеста против пуска ростовской атомной станции. Продолжает Сергей Слепцов.

Сергей Слепцов:

Минувшая неделя в Ростове-на-Дону была отмечена новой волной пикетов движения "зеленых". Пикетчики обычно выстраиваются с плакатами около администрации области или напротив здания в центре города, где расположен Центр общественных связей АЭС. На плакатах обычно лозунги, призывающие остановить и демонтировать электростанцию.

Серьезные претензии предъявляют пикетчики к депутатам законодательного собрания Ростовской области, по той простой причине, что донские парламентарии за последние несколько лет от резкого протеста против строительства и пуска АЭС плавно перешли к сотрудничеству с ядерщиками.

Марина Катыс:

Ростовская атомная электростанция была заложена в 1972 году. Но собственно строительство началось в восьмидесятых годах. Однако в начале девяностых строительство было приостановлено, так как проект не получил положительного заключения государственной экологической экспертизы. Позднее проект был доработан и во второй раз подан на государственную экологическую экспертизу, уже в Госкомэкологию России. Повторная экспертиза дала положительный результат, и строительство АЭС было возобновлено. Говорит тогдашний председатель Государственного комитета по экологии Виктор Данилов-Данильян.

Виктор Данилов-Данильян:

Население выступало и продолжает, в определенной части, выступать против этой станции. Когда государственная экологическая экспертиза этого проекта проводилась, экспертная комиссия имела постоянные контакты с этими организациями и людьми. Мы получили от них абсолютно все документы, которые они пожелали представить. И все те аргументы, которые сейчас высказываются против Ростовской АЭС, в этих документах содержались.

На все эти аргументы экологическая экспертиза нашла ответ. Либо обнаружила какие-то ошибки при подготовке исходной информации, так что выводы нельзя было признать правильными, либо сочла, что это вообще не относится к делу, либо констатировала, что авторы этих замечаний, аргументов не знают поправок, которые были внесены в проект, и так далее. Экологическая экспертиза очень ответственно отнеслась к этому вопросу, она его изучала четыре месяца.

На заседание экологической экспертизы, когда уже подводились итоги, были приглашены представители этих общественных организаций. Но взаимопонимания между государственными экспертами и экстремистски настроенными представителями общественных организаций не получилось.

Марина Катыс:

Прокомментировать это я попросила президента Общественного центра экологической политики России, члена-корреспондента Российской Академии наук Алексея Яблокова.

Алексей Яблоков:

Госкомэкология в принципиальных вопросах всегда прогибалась. В данном случае - то же самое. Формально проект прошел государственную экологическую экспертизу. Это значит, заключение Государственной экспертной комиссии и бумага, подписанная министром, или там председателем Госкомитета по экологии, тогда экспертиза Данилова-Данильяна - положительная.

В самом заключении - огромное количество замечаний. Но, как это часто бывает, заключение кончается: "Несмотря на это..." - и так далее. Это фактически нарушает закон об экологической экспертизе, потому что там сказано, что если есть замечания у экспертизы, то прежде чем эти замечания не будут устранены, нельзя считать экспертизу положительной.

В экспертизу были подобраны люди, связанные с Минатомом. Это тоже нарушение законодательства. Эксперты должны быть независимые от Минатома, они были зависимые.

Марина Катыс:

В результате, по Ростовской области в очередной раз прокатилась волна митингов протестов. И, по инициативе общественных организаций Ростовской области "Зеленый Дон" и "Ростовский общественный экологический центр", впервые была организована общественная экологическая экспертиза проекта Ростовской атомной электростанции, по состоянию на 1999 год. Слово академику Яблокову.

Алексей Яблоков:

Против станции выступили практически все слои населения, выступили казаки - очень важно, интеллигенция. Проводили общественную экологическую экспертизу, и эта экспертиза, конечно, дала очень неприятные результаты, что нельзя строить станцию.

Марина Катыс:

Казаки даже пригрозили объявлением акции всеобщего неповиновения и перекрытием транспортных магистралей области. В соответствии с пунктом 1 статьи 23 Закона Российской Федерации об экологической экспертизе, была создана единая экспертная комиссия, срок окончания работы которой был установлен 15 декабря 1999 года. В ее состав вошли более двадцати докторов наук и более пятнадцати кандидатов наук, не считая инженеров и представителей общественных движений.

Говорит директор Центра ядерной экологии и энергетической политики социально-экологического союза Лидия Попова.

Лидия Попова:

И гидрогеологи там были, и экологи, и специалисты по качеству воды, и так далее, и так далее. Так вот, гидрогеологи говорят, что когда строилась станция, не учитывалось состояние грунта. Это же все-таки близко к Цимлянскому водохранилищу. Здесь и уровень грунтовых вод выше, и грунт не такой стабильный. И вполне возможно, что там есть и пустоты. И экспертиза говорит, что когда забивали сваи при строительстве такого тяжелого сооружения, которое является атомной станцией с блоком тысяча мегаватт, происходили всякие технические нарушения. Это создает определенную угрозу. Будет проходить осадка, значит, трещины пойдут. И если получилась трещина в здании и идет утечка вот этой воды, в которой хранится отработавшее ядерное топливо, мы имеем очень сильное, пусть локальное, но, тем не менее, сильное радиоактивное загрязнение.

Марина Катыс:

По мнению же академика Алексея Яблокова, Ростовская атомная электростанция была и остается одной из самых последних и самых плохих строек советской власти.

Алексей Яблоков:

Подсчитано было, что там больше тысячи официально установленных технических нарушений было допущено, вплоть до того, что неправильно забивались сваи под фундамент, неправильно закладывались стены. Были прокурорские проверки. И прекращено строительство в 1989 году не по каким-то там причинам, как говорят сейчас атомщики, под давлением населения - частично. А, в основном, потому, что это была одна из последних всесоюзных комсомольских строек, она строилась очень плохо.

Марина Катыс:

Однако даже после отрицательного заключения общественной экологической экспертизы страсти не утихли. Виктор Данилов-Данильян до сих пор считает, что представители "зеленых" совершенно безосновательно оспаривают решения Государственной экологической экспертизы.

Виктор Данилов-Данильян:

Продолжают говорить о том, что нарушен закон, устанавливающий минимум расстояния от атомного объекта до водохранилища. Но там предусмотрена дамба, которая отодвигает водохранилище. Дело в том просто, что Россия находится не в таком экономическом состоянии, чтобы забросить объект, построенный на 95 процентов, и объект, в общем, международным стандартам - отвечающий.

Да, конечно, дамба может разрушиться. Но надо просто контролировать это дело. И, к великому сожалению, уже после того, как экологическая экспертиза приняла это решение, была разрушена не дамба, и система экологического контроля в стране. Поэтому вот, например, вот если бы сейчас меня спросили, проголосовал бы я "за" в нынешних условиях или нет, - я бы сейчас вообще голосовал против всех сколько-нибудь опасных проектов.

Марина Катыс:

То есть, иными словами, Виктора Данилова-Данильяна, сегодня возглавляющего Международный независимый эколого-политологический университет, не устраивает тот контроль за строительством ростовской АЭС, который осуществляют представители Минатома.

Впрочем, даже не зависимо от тщательности контроля, дамба остается весьма опасным объектом. Говорит Лидия Попова.

Лидия Попова:

Плотина же делается не герметичная, это некое фильтрующее вооружение, уже неоднократно - старая плотина, которая начала возводиться еще в восьмидесятых годах, - неоднократно размывалась, было вымыто там тысячи кубометров грунта. Сейчас уже принято решение о создании специального запаса грунта, чтобы пополнять во время размыва плотины ее объем.

Во-первых, будут радионуклиды фильтроваться все равно в Цимлянское водохранилище, радионуклиды, химические вещества, которые тоже используются при работе атомной станции, будут накапливаться. Это и долгоживущие изотопы, это и химические вещества достаточно стабильные. Это вещества будут сохраняться и дальше, когда уже станцию придется демонтировать, в конце концов, и куда-то все девать.

Марина Катыс:

с Лидией Поповой полностью согласен и академик Алексей Яблоков.

Алексей Яблоков:

Казалось бы, когда атомщики захотели достраивать эту станцию, они должны были следовать законам, которые после этого появились. В 1991 году появился закон об охране окружающей природной среды, по которому было ясно сказано: атомные станции не могут стоять на берегу водоема федерального значения, то есть, такого водоема который охватывает несколько субъектов федерации. Цимлянское водохранилище - это водоем федерального значения, а станция стоит на берегу Цимлянского водохранилища, то есть ее местоположение нарушает закон. Она не может там стоять, где стоит.

Марина Катыс:

Сегодняшняя ситуация вокруг Ростовской атомной электростанции, по мнению экологов, не внушает оптимизма. Последним препятствием на пути к завершению строительства атомной электростанции оставалась лицензия на пользование водами и недрами. Слово директору Центра ядерной экологии и энергетической политики социально-экологического союза Лидии Поповой.

Лидия Попова:

Когда 29 декабря прошлого года Госатомнадзор принимал атомную станцию, он сделал ряд замечаний, где одно из первых было, что нет рецензии рыбводхоза. Цимлянский рыбводхоз категорически отказывал выдать лицензию, то есть, значит, у них были основания для этого. Но уже когда приемная комиссия работала, это в начале года, в феврале, начальник рыбводхоза подписал все-таки приемный акт, пока что без лицензии, но он подписал, руки были выломаны.

Я вот работаю с Государственной Думой, я отслеживаю законы, которые касаются ядерно-радиационной безопасности, и я вижу, как Минатом выламывает руки и депутатам, и фракциям, ну, и там, на региональном уровне, особых проблем, наверное, нет. Тут и подкуп действует, я думаю. Слухи ходят, что вот и депутаты за первое голосование получили хорошую очень сумму, не хватало сто голосов, так вот их купили. И здесь я тоже думаю, что и угрозы там всякие есть, и все. Существуют разные бюрократические методы в наших национальных корпорациях, таких, какой является Минатом, получать свое.

Марина Катыс:

О том, как в последние дни развивались события, рассказывает наш корреспондент в Ростове-на-Дону Сергей Слепцов.

Сергей Слепцов:

17 марта был подписан акт Государственной приемочной комиссии, разрешающий проведение этапа "Энергопуск" на первом блоке атомной электростанции. А к вчерашнему дню реакторная установка первого блока была выведена на тридцатипроцентный уровень мощности.

Кстати, экономисты атомной электростанции подсчитали, что стоимость одного киловатта электроэнергии, выработанной на Ростовской атомной электростанции, составит в 2001 году примерно один цент. Это примерно на одну треть дороже, чем электроэнергия той же Новочеркасской ГРЭС.

Марина Катыс:

Тот факт, что дешевизна электроэнергии, вырабатываемой на атомных станциях, сознательно преувеличивается заинтересованной стороной, давно уже ни для кого не секрет. Но последние расчеты показывают, что ситуация гораздо сложнее. Говорит Лидия Попова.

Лидия Попова:

Эксплуатация атомной станции - это очень дорогое удовольствие. Недавно министр охраны окружающей среды Франции Доминик Вуане в своем интервью газете "Ли зе ку" сказала, что эксплуатация атомной станции обходится на самом деле еще дороже, чем капитальное строительство. Это факт, который получился в результате тщательного экономического анализа работы атомных станций Франции, кстати, пример, которым очень любит размахивать Минатом.

Если подсчитать хорошо все деньги, если подсчитать отчисления в страховой пул, если подсчитать вывод из эксплуатации, обращение с отходами, отчисления все эти, которые вот падают и на цену электроэнергии, то оказывается, что для того, чтобы атомная станция была конкурентоспособной, нужны очень большие субсидии от государства, что во Франции и случилось. Несколько лет назад подсчитали, уже было тридцать миллиардов долларов, тридцать миллиардов долларов субсидий от государства на французскую атомную энергетику.

С Ростовской может произойти то же самое. Если не будет субсидий государства, то для региона это будет непосильно.

Марина Катыс:

Выясняется, что и заявление Минатома о том, что дефицит энергоснабжения в Ростовской области растет буквально день ото дня, также не соответствует действительности. Говорит академик Алексей Яблоков.

Алексей Яблоков:

Затея со строительством атомной станции не обосновывается необходимостью получения дополнительной энергии на юге России.

Марина Катыс:

Вот как раз Минатом-то и говорит о том, что это позволит разрешить проблемы дефицита электроэнергии на юге России.

Алексей Яблоков:

Вранье. Потому что в планах области, они не ориентировались на пуск этой станции, по энергоснабжению. У них было достаточно своих собственных источников. Есть постановление правительства о развитии нефтяных промыслов на территории Ростовской области. Рядом с Ростовской областью проходит "голубой поток", огромный поток газа, идущий в Европу, и в Турцию пойдет, и так далее, и так далее.

То есть, говорить о том, что там нет энергоносителей, это идти против фактов, против реальных фактов. Атомная станция, я еще раз подчеркиваю, нужна только Минатому, она не нужна Ростовской области. Это не оправдывается экономической необходимостью, это приводит к колоссальному экологическому риску.

Марина Катыс:

Но одной из самых главных ошибок руководства Министерства по атомной энергии, по мнению Виктора Данилова-Данильяна, является плохо организованная работа с общественностью

Виктор Данилов-Данильян:

Минатом ведет себя очень агрессивно и неадекватно. Вот эта история с ввозом радиоактивных отходов в страну, это постоянное рассказывание сказок про то, что от чернобыльской катастрофы почти никто не пострадал, там два десятка человек - и все, и никакого вреда она фактически не нанесла. Хотя все прекрасно знают, что в госбюджете существует финансирование специальной программы по последствиям чернобыльской катастрофы и других радиационных катастроф, которая, при том что она далеко не полностью финансируется, съедает многие миллиарды рублей.

Тем самым Минатом вместо того, чтобы завязать нормальные отношения с общественностью, вот чтобы действительно постараться снять противоречия, по крайней мере там, где их можно снять, он их только обостряет. Эта глупая агрессивность Минатома мешает ему сейчас больше, чем что бы то ни было другое.

Марина Катыс:

Тем более что, в отличие от министра Евгения Адамова, жители Ростовской области, да и все остальное население России очень хорошо знает о последствиях чернобыльской катастрофы.

XS
SM
MD
LG