Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Консорциум "Голубой поток"


Ведущая Марина Катыс

На российском побережье Черного моря продолжается строительство прибрежного участка газопровода "Голубой поток". По проекту, трубопровод длиной 396 километров пройдет по дну Черного моря на глубине 2 500 метров.

По утверждению экологов, проект осуществляется с нарушением российского законодательства и норм экологической безопасности, а работы по строительству были начаты либо до окончательных заключений экологических экспертиз, либо в обход этих заключений и рекомендаций. Газопровод "Голубой поток" проходит по особо охраняемым природным территориям и санитарной зоне города-курорта Геленджик.

Рассказывает наш корреспондент в Краснодарском крае Иван Петров.

Иван Петров:

Активисты Независимой экологической службы Северного Кавказа продолжают серию акций протеста против строительства газопровода "Россия - Турция". Митинги, пикеты, голодовки, попытки перекрыть федеральную автотрассу - все эти действия призваны привлечь внимание общественности к нарушениям природоохранного законодательства, которые допускаются в ходе реализации проекта "Голубой поток".

Ни одна официальная газета в Краснодаре не дала информации об аресте экологов в ходе акции близ станицы Смоленская, а также о том, что арестованные объявили десятидневную голодовку. Сами экологи называют сложившуюся ситуацию информационной блокадой.

В то же время практически во всех краевых средствах массовой информации даны развернутые комментарии к итогам визита на Кубань председателя правления акционерного общества "Газпром" Алексея Миллера. Алексей Миллер подтвердил, что достигнутые ранее договоренности о темпах строительства газопровода "Россия - Турция" останутся неизменными.

"Первая нитка подводной части "Голубого потока" должна быть закончена уже к концу этого года", - заявил Алексей Миллер. Пуск объекта в эксплуатацию намечен на третий квартал 2002 года.

Марина Катыс:

Основным участником проекта "Голубой поток" является "Газпром", но деньги на строительство трубопровода предоставляются европейскими банками. Общая стоимость проекта оценивается в 250 миллионов евро.

Прибрежный участок строительства газопровода проходит по территории памятника природы. Разрешения на рубку деревьев "Газпром" не получил, однако, на запросы экологов комитет природных ресурсов по Краснодарскому краю ответил, что рубка деревьев санкционирована постановлением администрации Краснодарского края. К рубке в прибрежной зоне, примыкающей к Дровяной Щели, намечено около 1 300 деревьев пицундской и крымской сосны и 100 деревьев можжевельника. Эти древесные виды внесены в Красную книгу. Согласно Уголовному кодексу Российской Федерации, подобные действия являются экологическим преступлением и квалифицируются Статьей 259 ("уничтожение критических мест обитания для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации").

Продолжает Иван Петров.

Иван Петров:

Губернатор Кубани Александр Ткачев во время встречи с Алексеем Миллером назвал проект "Голубой поток" стройкой № 1 для Краснодарского края. Газопровод "Россия - Турция" строится по специальному межправительственному соглашению о поставках российского газа. От месторождения в районе Нового Уренгоя газ будет поступать через всю территорию России к компрессорной станции на берегу Черного моря.

"Голубой поток" - крупнейший газовый проект в мире. Расчетная мощность газопровода - 16 миллионов кубометров газа в год. 317 километров газопровода проходят по территории Краснодарского края. Здесь должны работать главные компрессорные станции, "Краснодарская" и "Береговая".

Прежнее руководство края при губернаторе Кондратенко старалось обходить молчанием проект "Голубой поток" по причине его крайне непопулярности. Но новый глава края Александр Ткачев повел настоящее информационное наступление, призванное сформулировать положительный имидж "Голубого потока". По команде администрации края в официальной газете "Кубанские новости" было опубликовано заявление директора строящегося газопровода. В заявлении доказывается полная экологическая безопасность "Голубого потока", а также экономические выгоды, на которые в перспективе могут рассчитывать жители края.

"Особое внимание, - говорится в заявлении, - уделяется вопросам охраны окружающей среды" (конец цитаты). Далее директор заявляет следующее: "Что касается социальной направленности проекта, то строительство газопровода обеспечило создание новых рабочих мест и должно способствовать повышению жизненного уровня населения, поскольку большая часть средств от нашей хозяйственной деятельности остается в распоряжении края" (конец цитаты).

Кроме того, "Газпром" намерен выделить около 400 миллионов рублей на газификацию приморских населенных пунктов до Сочи.

Марина Катыс:

По словам директора Независимой экологической службы по северному Кавказу Андрея Рудомаха, данный маршрут прокладки трубы газопровода был выбран по единственной причине.

Андрей Рудомаха:

Потому что он наиболее экономически для них подходил. То есть - там удобный подъезд. Ну и, кроме того, в этом районе вообще сложно выбрать место, потому что Туапсе, Геленджик, Сочи - это все курортная зона. Но, тем не менее, они даже не попытались этого сделать. Они просто просчитали, как им наиболее подходит.

Для них аспект экономических параметров, природоохранный аспект в расчет всерьез не брался. Даже процедура общественных слушаний, обязательная для этого проекта, была проведена совершенно формально. Ни одна общественная организация, местные жители - туда не были приглашены. Проработка альтернативного маршрута газопровода не производилась.

Марина Катыс:

И все-таки, как могло случиться, что трасса газопровода прошла по территории памятника природы?

Говорит исполнительный директор Черноморского социально-экологического центра Владимир Соловьев.

Владимир Соловьев:

Дело в том, что еще в 1997 году при выборе участка им указывалось, что это памятник природы, и что можно было бы сместиться метров на 700 юго-восточнее и выйти по виноградникам уже... гиблая земля, по временному водотоку к урезу воды.

Марина Катыс:

Но неужели краевые власти, в ведении которых находится не только курортная зона, но и доходы от этой курортной зоны, не заинтересованы в сохранении привлекательности побережья?

Владимир Соловьев:

Они заинтересованы в доходах, но то, что это сопряжено с экологией, - до них доходит очень плохо.

Марина Катыс:

Как утверждают экологи, значительная часть населения поселков Архипо-Осиповка и Тешебс, несмотря на обещания "Газпрома" обеспечить их газом от строящегося газопровода, относятся к данному проекту отрицательно. Шум от газокомпрессорной станции, сопоставимый с шумом от мощного аэропорта, загрязнение воздуха в связи с работой газоперерабатывающих аппаратов, загрязнение моря в результате строительных работ и эксплуатации вспомогательного порта, а также закрытость для посещения большого участка побережья - все это во много раз уменьшает курортное значение этого района.

Слово директору Независимой экологической службы по Северному Кавказу Андрею Рудомахе.

Андрей Рудомаха:

Местное население обеспокоено. Их никто не информировал, чем это грозит. Общественное слушание не проводилось.

Они обеспокоены, потому что местное население живет от курорта. Для них это основной источник существования. И справа, и слева от места выхода газопровода расположены крупные курорты - курорт Тешебс и курорт Архипо-Осиповка. Боятся, что просто из-за этого газопровода, из-за опасности, которую он несет, курорт утратит привлекательность, и они лишатся доходов.

В двух километрах от моря будет построен крупнейший объект газопровода - компрессорная станция "Береговая". Это крупный промышленный узел с огромным количеством выбросов в атмосферу, с огромным шумовым воздействием. Такого рода объекты в курортной зоне недопустимо размещать. Тем не менее, из-за экономической выгоды это было согласовано.

Марина Катыс:

Соглашение между Российской Федерации и Турцией о строительстве газопровода "Голубой поток" было подписано в 1997 году. В 1998 году проект ТЭО был подан на рассмотрение Госкомэкологии Российской Федерации и получил в целом положительное заключение. Но только в целом.

Говорит президент Международного независимого эколого-политологического университета профессор Виктор Данилов-Данильян, в те годы возглавлявший Государственный комитет по экологии.

Виктор Данилов-Данильян:

Госкомэкологии получил тогда на экспертизу материалы, которые назывались "Технико-экономическое обоснование - проект". То есть - нечто среднее, на самом деле между ТЭО и проектом.

В принципе, эти материалы получили одобрение, за исключением насосно-компрессорной станции. И федеральная экспертиза в этой части проект не одобрила. Есть постановление. В решении экспертной комиссии было записано, что относительно насосно-компрессорной станции доработанный проект необходимо направить в экологическую экспертизу Краснодарского края.

Как я понимаю, требование нашей экспертизы выполнено не было, и на дополнительную экспертизу переработанный проект сооружения насосно-компрессорной станции, по-моему, не направлялся.

Марина Катыс:

Тем не менее, в 2000 году было начато строительство прибрежного участка газопровода.

Рассказывает директор Независимой экологической службы по Северному Кавказу Андрей Рудомаха.

Андрей Рудомаха:

Там масса нарушений, но пришло судно, то есть - им надо строить. Они несут большие потери. И они уже просто идут напролом. Администрация края полностью в этом деле заинтересована. Они издают подзаконные акты, которые противоречат федеральным законам, причем - грубо противоречат.

Была проверка департамента природных ресурсов Южного округа, и там четко и ясно сказано, что до решения вопроса о памятнике природы никаких работ вестись не должно. А вы сами понимаете - это колоссальные деньги.

Марина Катыс:

Деньги вкладываются в строительство газопровода "Россия - Турция" действительно большие. Напомню, речь идет о 250 миллионах евро. Но и доход, который планируется получить от перекачки российского газа в Турцию, обещает быть немалым. Вопрос в том, хватит ли этих денег, чтобы ликвидировать последствия возможной экологической катастрофы, о которой предупреждают экологи.

Слово исполнительному директору Черноморского социально-экологического центра Владимиру Соловьеву.

Владимир Соловьев:

В любой другой акватории очередные 2 115 метров - это технологический прорыв. В Черном море это преступная авантюра, за счет того, что ниже 200 метров вся толща воды в Черном море заражена сероводородом. При любом случайном или преднамеренном прорыве трубопровода это грозит катастрофой непредсказуемых масштабов и непредсказуемых последствий.

Если произойдет прорыв (полный, например, прорыв), то подымающийся газ (а он, даже сжатый, все равно легче воды) не останется там, на дне. Ни под каким видом. Это одна из фантазий газпромовских проповедников. Он начнет подниматься кверху. И за счет этого эффекта он увлечет за собой в верхний жизнеобитаемый слой огромные массы сероводородной воды. Масштаб пятна, который образуется (серовородородная вода) на поверхности, в жизнеобитаемом двухсотметровом слое.... Оценить его сложно.

В зависимости от погодных условий его может нанести либо на курортное побережье, либо потащить в сторону Крыма. То есть - это сооружение опасно еще и в трансграничном контексте.

Марина Катыс:

По мнению Владимира Соловьева, наибольшую опасность для газопровода представляют грязекаменные потоки.

Владимир Соловьев:

Грязекаменный мутевой поток может настолько тщательно ободрать гидроизоляцию на трубопроводе, что она будет подвергнута со временем коррозии. А если это попадет на стрежень потока, то сметет эти толстостенные трубы без всяких разговоров.

Вот совсем недавно недалеко от этого места, был мутевым потоком разорван военный кабель связи. А там - железяка, как говорится, еще та. Разорвало в нескольких местах и разнесло на многие сотни метров.

Марина Катыс:

Если произойдет утечка газа при аварии на газопроводе, какие катастрофические последствия для обитателей Черного моря это повлечет?

Владимир Соловьев:

В районе пятна, куда будет поднята газом сероводородная вода, они просто погибнут. Кроме того, этот сероводород выйдет в атмосферу. В самом благополучном случае местным жителям будет неприятно дышать тухлыми яйцами. В худшем - возможны случаи отравления.

Прорыв, при котором возможен подъем сероводородной воды, находится где-то в районе 16 километров от побережья. Там глубина достигает одного километра.

Марина Катыс:

Если в результате неких природных процессов произойдет прорыв подводной части трубы газопровода, предусмотрены ли технологии и технические средства для ликвидации последствий такого прорыва?

Продолжает Владимир Соловьев.

Владимир Соловьев:

Пока трубопровод не опорожнится от технологически запасенного газа, ни о каких ремонтных работах не может идти речи. А запасено там от 12 до 17 миллионов кубометров сжатого газа.

Марина Катыс:

То есть, фактически, в случае аварии весь этот газ, весь этот объем должен сначала вытечь и подняться к поверхности...

Владимир Соловьев:

Да.

Марина Катыс:

...Черного моря?

Владимир Соловьев:

Только после этого возможны работы. Первый вопрос, который я себе задал: есть ли там аварийные заслонки на морском протяжении трубопровода?

На все 400 километров (396 километров) есть только входная заслонка на КС "Береговая" и оконечная заслонка на КС "Самсун", на компрессорной станции "Самсун" на турецкой стороне. Вот, две заслонки. Максимально благоприятный вариант - это мгновенное закрытие входной заслонки и полное открытие заслонки на турецком берегу, чтобы хотя бы часть газа стравить в ту систему.

Дело в том, что на компрессорной станции "Береговая" обратного отсоса газа из трубы тоже не предусмотрено, и не предусмотрено ни одной вот этой аварийной заслонки. В то время как на суше это происходит через десятки километров. То есть - объем газа, который может в случае повреждения трубопровода вытечь, там ограничивается участком между двумя заслонками. А здесь - на протяжении всех 400 километров.

Марина Катыс:

А какой объем газа планируется в год прокачивать по трубе?

Владимир Соловьев:

16 миллиардов в год. Больше 500 кубометров в секунду.

"Газпром" вообще не имел опыта строительства подводных газопроводов. Весь этот опыт - зарубежный. Рекордный газопровод - 101 километр на максимальной глубине 1 600 метров в Мексиканском заливе. Но там нет сероводорода. В случае аварии произойдет выброс газа. Он сгорит. Это немножко опасно для судов, которые проходят мимо. Вспененная вода не держит пароходы. Пароход может затонуть. Очень неприятно проезжать мимо места, которое горит.

Беда в том, что любой прорыв здесь влечет за собой подъем огромных масс сероводородной воды к поверхности, в жизнеобитаемый морской слой и в атмосферу.

Но, кроме того, если даже прорыв будет на шельфе (на глубинах до 100 метров), в этом случае опорожнится практически весь объем трубы. Это означает, что на расстоянии 11 километров будет в течение нескольких часов гореть огромный факел газа. Потому что когда выбрасывается газ на поверхность, он выбрасывается с фонтаном брызг. Это значит, электростатические разряды проскочат между вот этими брызгами. И не было случая грязевулканических проявлений, которые бы не сопровождались самовозгоранием. И это - 11 километров от берега, скажем, прорыв на шельфе, и это - в зоне интенсивного судоходства.

Я вот эту записку об геологических предпосылках катастрофы, о сценарии катастрофы я рассылал в МЧС, ГКЧС, президенту Путину и получил из какого-то департамента газовой промышленности ответ о том, что они доверяют своим собственным специалистам.

Марина Катыс:

С такой оценкой перспектив возможной экологической катастрофы согласен и бывший председатель Госкомэкологии Виктор Данилов-Данильян.

Виктор Данилов-Данильян:

По идее, конечно, здесь надо было бы выполнять все нормативы, существующие на этот счет. А они, как известно, довольно жесткие. Тем более что Черное море весьма специфично именно из-за этого сероводородного слоя. Нужны бы, наверное, были бы дополнительные оценки, какой максимально возможный объем утечки допустим. И, в зависимости от этого, уже нужно проектировать систему заглушек.

Марина Катыс:

Как вы считаете, кто сейчас несет ответственность за продолжение строительства газопровода "Голубой поток" - вот, без учета всех замечаний, который были сделаны вашей экспертизой?

Виктор Данилов-Данильян:

Законодательство в этой части не изменилось. Поэтому ответственность несет тот, кто строит. То есть - "Газпром". Это - совершенно однозначно.

Если бы это было во времена Госкомэкологии, то, получив соответствующий сигнал, мы начали бы активную деятельность по наведению порядка. Наложили бы запрет на проведение работ и так далее, и так далее. Как мы не раз делали с тем же Юмагузинским водохранилищем и так далее.

Но ожидать от нынешнего Министерства природных ресурсов, в ведение которого попала экологическая экспертиза, чтобы оно предприняло какие-нибудь решительные шаги, вряд ли, конечно, реалистично. Я думаю, в этом министерстве никто на такой шаг не то что бы там не решится - даже и в голову, наверное, не придет.

Нарушениями законодательства (а в данном случае имеет место явное нарушение законодательства, потому что требования экспертизы обязательны для исполнения, а не было выполнено), нарушениями законодательства экологического должна заниматься природоохранная прокуратура.

Марина Катыс:

Куда они могли бы обратиться, экологи Краснодарского края?

Виктор Данилов-Данильян:

Во-первых, в природоохранную прокуратуру Краснодарского края. Во-вторых, в комитет по природным ресурсам Краснодарского края. В-третьих, в Министерство природных ресурсов, которое в Москве, федеральное министерство. В-четвертых, в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. В-пятых, наконец, можно Путину и Касьянову написать. Отчего, собственно, нет?

Марина Катыс:

Только по официальным данным, одна компрессорная станция "Береговая" ежегодно будет выбрасывать в атмосферу 1 718 тонн загрязняющих веществ. А при ее строительстве, которое продлится более трех с половиной лет, в атмосферу будет выброшено почти 19 000 тонн загрязняющих веществ.

XS
SM
MD
LG