Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приокское водное месторождение - строительство Южной водопроводной системы


Ведущая Марина Катыс

Марина Катыс:

Новый проект века, разработка Приокского месторождения подземных вод для водоснабжения столицы, может превратить верхнюю Оку в регион экологического бедствия - убеждены ученые Пущинского научного центра Российской академии наук.

Для водоснабжения столичного региона планируется добывать дополнительно 2 600 000 кубометров воды в сутки. Основной упор делается на проектируемую Южную водопроводную систему, которая будет давать 1 200 000 кубометров воды в сутки и использовать воду Приокского водного месторождения. Иными словами, 14 кубических метров воды в секунду будут изыматься практически из реки Оки, - таковы гидрогеологические особенности водозабора в Серпуховском районе Московской области.

Рассказывает наш корреспондент Вера Володина.

Вера Володина:

Огромной территории России, по которой протекает река Ока, грозит экологическая катастрофа - так считают активисты экологического фонда "Живая Ока", созданного в Южном Подмосковье. В августе этого года на так называемом Пьяном бугре на берегу Оки бригада бурильщиков начала предпроектную разработку скважины по добыче воды из крупнейшего в Европе уникального Приокского подземного месторождения. Всего этих скважин будет 400. По проекту генеральной схемы объединенного водоснабжения Москвы и Московской области, скважины будут качать из подземного озера в сутки 1 200 000 кубометров воды. Такое крупное вмешательство в экосистему, по мнению специалистов, крайне опасно. Обмелеет Ока, высохнут колодцы в деревнях и садовых участках, резко ухудшится водоснабжение городов южного Подмосковья. Весь юг Подмосковья пока потребляет в сутки примерно 350 000 кубометров воды.

Марина Катыс:

За последние 10 лет падение уровня воды в верховьях Оки достигло почти двух метров, что уже привело к потере нерестилищ и кормовой базы, к уменьшению численности популяций рыб и деградации системы самоочищения реки.

Продолжает Вера Володина.

Вера Володина:

Возникла идея снабжения Москвы водой из артезианских источников сразу после Чернобыльской катастрофы, когда стало очевидно, что опасно снабжаться питьевой водой только из поверхностных источников. В самом начале проект состоял из четырех систем водоснабжения, по сторонам света - Западная, Северная, Восточная и Южная. Мособлкомприроды 6 лет назад отверг проект Южной водопроводной системы из-за опасности экологической катастрофы. Комитет указал и на недостаточную защищенность этой воды. Ведь месторождение отделяет от реки Оки только песчаный гравийный фильтр. Он подпитывается рекой на 90-95 процентов. Именно эта проницаемость стала причиной недавней вспышки гепатита в Серпухове. Вирус гепатита попал в систему городского водоснабжения по прямой гидравлической связи скважин с руслами рек Ока и Нара.

И еще эксперты сочли недопустимым отсутствие в проекте опережающих природоохранных мероприятий. Да и сами проектировщики не скрывали последствий, заявляя буквально следующее: при работе водозабора воздействие на водную систему Оки может привести ее к началу периода активной деградации. Кроме того, в проекте отмечено, что ожидается значительное ухудшение качества речной воды, что неизбежно повлечет за собой снижение поголовья ценных рыб, а резкое падение уровня воды может привести летом к ухудшению условий откорма молоди, а зимой к локальным заморам рыбы.

Марина Катыс:

С такой оценкой последствий строительства Южной водопроводной системы совершенно не согласен заместитель генерального директора Мосводоканала Виктор Волков.

Виктор Волков:

Для того чтобы исключить различные инсинуации, что там природа погибнет, что там все колодцы окажутся без воды, Ока обмелеет, рыба вся переродится в головастиков, - для того, чтобы это дело исключить, и выполняется бурение этой скважины.

Марина Катыс:

Виктор Волков считает, что существенным достоинством проекта является дешевизна окской воды.

Виктор Волков:

Почему мы отдаем предпочтение Южной системе? Это наибольшая изученность и наибольшая подготовленность этой системы к практическому освоению. С точки зрения интереса города Москвы - именно по завершении строительства даже первой очереди она может получить порядка 400 000 кубометров воды в сутки.

Марина Катыс:

Однако ученые из города Пущино полагают, что после строительства Южной водопроводной системы чистая окская вода будет возвращаться в водоток Оки по Москва-реке у города Коломны уже загрязненной. И хотя водный баланс в целом не будет нарушен, неизвестно, как повлияет значительная потеря воды на участке "Прилуки-Коломна" на флору и фауну Оки в засушливые годы.

Как утверждают экологи Московской области, строительство водозабора для столичного региона не было согласовано с администрациями 17 субъектов Федерации, расположенных в бассейне Оки.

У заместителя генерального директора Мосводоканала Виктора Волкова на этот счет иное мнение.

Виктор Волков:

В состав технико-экономического обоснования входит оценка всех технических условий, которые были выданы местными органами власти. В том числе - реконструкция ступинских, серпуховских очистных сооружений бытовых сточных вод, строительство в Турово очистных сооружений, благоустройство, телефонизация, дороги и так далее, и тому подобное. На социальную сферу уходит, приблизительно, процентов, наверное, около 20 или 25 - от общей сметной стоимости строительства этой системы.

Марина Катыс:

Но почему возникла идея строительства Южной водопроводной системы?

С этим вопросом я обратилась к директору Научно-исследовательского института экологии человека и гигиены окружающей среды академику Российской академии наук, а также президенту ассоциации "Вода, медицина, экология" Юрий Рахманину.

Юрий Рахманин:

Водные ресурсы, в общем-то, ограничены, и в далекой перспективе необходимо увеличить эти запасы. Вторая задача: подземные воды считаются более защищенными, чем открытые, и это является как бы гарантией более высокого качества в системах водоснабжения.

Марина Катыс:

По мнению экспертов экологической комиссии Пущинского научного центра Российской академии наук, вода, которая по Южной водопроводной системе будет поступать в Москву, будет проходить только через природный песчаный фильтр, что не достаточно для того, чтобы говорить, что столица будет получать чистую питьевую воду из подземных источников.

С этим согласен и академик Юрий Рахманин.

Юрий Рахманин:

Даже в той экспертизе, которая была проведена Московской медицинской академией имени Сеченова, отмечалось, что в действительности эта вода сегодня вызывает определенную настороженность с точки зрения возможного повышенного содержания в ней железа, а возможно, и марганца. И, в значительной степени, высказано опасение по недостаточно надежному качеству с точки зрения микробиологических загрязнений.

Никакой серьезной системы очистки не предусмотрено. Протяженность общая составляет около 100 километров. На водопроводах такой протяженности возникает целый ряд проблем, и в том числе, и возможность коррозионных влияний. А стабилизационной обработки, насколько мне известно, не предусматривается.

Также нет системы заключительной очистки и узла доочистки этой воды после соединения ее с московской водопроводной водой. Соединение различных вод в трубе всегда усиливает коррозионную активность воды. Тем самым показатели могут быть ухудшены, и одной песчаной фильтрации, конечно, недостаточно.

Марина Катыс:

О позиции депутатов Московской областной Думы рассказывает Вера Володина.

Вера Володина:

В Московской областной Думе второй год работает депутатская комиссия по расследованию обоснованности проектирования Южной водопроводной системы. Активнее всех в комиссии - представители двух районов, которые в этом проекте называются водоносными, районов Серпуховской и Ступинский. Вот как оценивает бурение первой скважины Владимир Алексеев, председатель комиссии и депутат Московской областной Думы от Ступинского района.

Владимир Алексеев:

На сегодня есть технико-экономическое обоснование, есть акт государственной экологической экспертизы, которая установила, что он, в принципе, может служить основой для проектирования, но при условии, что будут выполнены определенные, достаточно жесткие, кстати, требования, которые почему-то проектировщики просто игнорируют.

А вот если говорить о Пьяном Бугре, то там действительно сейчас предполагается полупромышленное бурение. Огорожена площадка, подведена электроэнергия, проложена сливная труба в Оку. И начинать бурение - это просто втягивать нас уже в ту ситуацию, когда можно будет сказать: "А уже все состоялось. Уже вроде бы отступать некуда".

Вера Володина:

В этом году правительство Московской области отказалось финансировать проект Южной водопроводной системы и предложило прежде завершить работы на Восточной ветке. Они уже выполнены на 98 процентов. Остановилось это строительство в 10 километрах от Москвы. Столица отказалась брать эту воду, ржавую и вдвое более дорогую. Качественная вода подземных источников из лесов Владимирской области после 100 километров пути по стальным трубам перенасыщена железом. И эту воду сегодня используют только в городах Железнодорожный и Реутов (в последнем - лишь для покрытия дефицита воды). В этой ситуации торопятся начинать следующее строительство под предлогом острой нужды столицы. Только строительные работы первой очереди Южной системы руководитель Мособлинжпроекта Геннадий Майоров оценивает почти в 5 миллиардов рублей.

Всего на Южной системе должно быть также три ветки, каждая длиной 130 километров. Диаметр труб 2 метра 12 сантиметров. Поскольку нигде в мире не делают труб более чем двухметрового диаметра, проектировщики предлагают варить их на месте по методу академика Патона из листовой стали, закупленной на Украине, и затем наносить на внутреннюю поверхность трубы песчано-цементную смесь против ржавления. Этот метод не сертифицирован, и у депутатской комиссии все вместе вызывает большие сомнения в намерениях заказчиков и здесь довести дело до конца.

Что же касается денег, то, с учетом стоимости материалов и транспортных расходов, проект окажется существенно дороже. Это, в свою очередь, резко поднимет стоимость приокской воды.

Марина Катыс:

Не стоит забывать и о том, что кроме Московской области, питьевую воду из Оки получают еще несколько российских регионов. Слово директору Научно-исследовательского института экологии человека и гигиены окружающей среды академику Юрию Рахманину.

Юрий Рахманин:

Нельзя качать всю воду исключительно на Москву. В Москве создалась уже достаточно напряженная обстановка по подземным запасам. Дело в том, что в Московской области тысячи скважин. Сегодня значительно понизился уровень запасов этих вод. Речь идет о том, что, как и все большие города мира (и Мехико, и Токио) Москва склонна к тому, чтобы опускаться в связи с тем, что подпорка эта ослабевает. Но в принципе, в Московской области во многих регионах образовались мощные депрессионные воронки, там, где уже речь идет об откачке подземных вод. Диаметр этих воронок составляет иногда десятки километров.

Естественно, что взять теперь воду из другого региона и создавать там аналогичную ситуацию - это не лучшее решение. Оно и могло бы рассматриваться как безвыходное, если бы в Москве расходы воды были на уровне западноевропейских столиц, где нормы порядка 250-300 литров на человека в сутки. Но по Москве они в полтора раза по крайней мере (если не больше), перекрывают эти нормы. Мы не бережно относимся к тем водным ресурсам, которые имеем под боком, а тянем руки к тем водным ресурсам в других регионах и забираем их в Москву.

Марина Катыс:

Известно, что в России в среднем из-за утечек в водоразводящей сети теряется до 30 процентов питьевой воды.

Продолжает Юрий Рахманин.

Юрий Рахманин:

По Москве эти цифры несколько меньше. Официальная цифра фигурирует на уровне 15 процентов, иногда 20. Но учитывая, что в Москве гигантские запасы потребления воды - порядка 6 000 000 кубометров в сутки, то и 15 процентов эквивалентны всей мощности отбора воды по Окской системе. Потому что, насколько мне помнится, первая очередь, была рассчитана на 400 000 кубометров в сутки. А при полном окончательном пуске - 1 200 000 кубометров в сутки. Из них две трети - на Москву, и одна треть - на водоснабжение населенных мест по дороге этого водовода.

Если взять около миллиона кубометров, то это эквивалентно, по существу, тем утечкам, с которыми нужно бороться. Москва имеет возможность на миллион кубометров воды в сутки сократить расходы. Это, на сегодняшний день, эквивалент всей этой системы, которая сооружается.

Марина Катыс:

При этом заместитель генерального директора Мосводоканала Виктор Волков считает, что строительство Южной водопроводной системы ведется исключительно для снабжения питьевой водой южных районов Подмосковья.

Виктор Волков:

Москва водой обеспечена. Строительство Южной системы в первую очередь необходимо для населения Московской области. И пусть там уже думают и господа депутаты областной Думы, и правительство Московской области, что им решать.

Марина Катыс:

Депутаты думают об этом уже достаточно давно. При Московской областной Думе даже создана специальная комиссия, которая занимается исключительно вопросами строительства Южной водопроводной системы.

Рассказывает Вера Володина.

Вера Володина:

Заказчик проекта, Мособлкоммуналстрой, в прошлом - дирекция № 3, которая уже построила оказавшийся ннужный Москве Восточный луч. Это, между прочим, организация из 8 человек, размещается в трех комнатах.

Рассказывает Владимир Алексеев.

Владимир Алексеев:

Центральное место во всем этом процессе занимают три организации. Это - Мосводоканал, Мособлкоммуналстрой и Мособлинжпроект. Но вы знаете, как по Райкину, выходит молодец и говорит: "К пуговицам есть претензии?" Вот так и здесь получается примерно то же самое. Вот мы называем три организации, а за ними - масса других, и иной раз даже не поймешь, откуда процесс закручивается, и кто и каким образом добивается того, что бюджетные средства начинают идти на изыскательские работы или, может быть, на сам проект. Нам это совершенно непонятно.

Марина Катыс:

10 октября в Ступино на выездном заседании Московской областной Думы депутатская комиссия доложит об итогах своего расследования.

Слово Вере Володиной.

Вера Володина:

Сейчас уже можно сказать, что это будет просто детективная история. В ней такие факты, как исчезнувшая в кабинетах Министерства природопользования отрицательная экспертиза Мособлкомприроды, исправление документов в попытке скрыть, что в числе разработчиков проекта были лица, впоследствии давшие положительную экспертизу проекту. Депутаты уже выяснили, что за одобрение президиума Российской академии наук выдается всего лишь протокол заседания двух проблемных комиссий академии. Оказалось, вопреки утверждениям проектировщиков, этот проект не согласован и с Московско-Окским бассейно-водным управлением.

Только в Подмосковье депутаты и общественность поначалу вступились за Оку, а ведь в бассейне этой реки расположены еще 16 субъектов Федерации. Московская областная Дума уже направила к ним письма и получает отклики. Так что судьбу Оки будут решать не только Мособлинжпроект и Мособлкоммуналстрой, но и люди, живущие на берегах этой реки.

Вот что говорит, в частности, житель города Ступино Вячеслав Маслаков.

Вячеслав Маслаков:

У меня два внука. Вот он - я не знаю, кем он будет. Будет ли президентом, будет, там, главой... - "Дед, а ты чего тут делал?" Вот соберутся все ступинцы и лягут там. Ну, и копайте по нас.

Вера Володина:

Депутаты областной Думы от Ступинского и Серпуховского районов еще 12 апреля этого года обратились в суд с исками к Госстрою, требуя отослать проект Южной водопроводной системы на повторную экспертизу.

Марина Катыс:

Первое слушание по гражданским искам в межмуниципальном Гагаринском суде Москвы назначено на 17 октября.

XS
SM
MD
LG