Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Запретная зона"


Ведущая Марина Катыс

В Удмуртии жители города Воткинск уже третий год протестуют против строительства завода по утилизации твердотопливных стратегических ракет. Республиканские власти делают вид, что не слышат протеста стотысячного города.

В конце декабря 1997 года российское правительство, которое тогда возглавлял Виктор Черномырдин, издало распоряжение о строительстве завода по уничтожению твердотопливных ракет типа СС-24 и СС-25. Распоряжение это основывалось на федеральной программе утилизации вооружений и военной техники на период до 2000 года и на договоре с американской стороной, которая согласилась финансировать большую часть работ.

Конкурс на право участия в проекте ликвидации девятисот шестнадцати двигателей российских твердотопливных стратегических ракет выиграла американская фирма "Локхид Мартин". Однако, установку компании "Локхид Мартин" по сжиганию твердого топлива вряд ли можно считать экологически чистой. По оценкам экспертов, пять процентов выбросов в атмосферу токсичны. Причем, речь идет о сжигании двигателей весом до десяти тонн, в то время как вес российских двигателей достигает пятидесяти тонн.

Кроме того, испытания установки проводились, в основном, на зарядах, не содержащих октоген, который присутствует в топливе российских ракет и при горении которого образуется высокотоксичный цианистый водород. Кстати, октоген содержат восемьдесят пять процентов ракет типа СС-24 и СС-25, которые предполагается уничтожить около Воткинска. Не была изучена и возможность образования диоксинов.

Насколько серьезными для населения города могут оказаться экологические последствия строительства такого завода в двух с половиной километрах от жилых районов? И насколько обоснованны опасения горожан? С этими вопросами я обратилась к депутату Государственного совета республики Удмуртия Анатолию Лапину.

Почему жители Воткинска выступили против строительства завода по уничтожению твердотопливных стратегических ракет?

Анатолий Лапин:

Потому что данный объект по утилизации ракетных двигателей твердого топлива было решено разместить в пригородной "зеленой" зоне города Воткинска. Главным аргументом сторонников строительства этого завода является то, что они хотят этот завод разместить в непосредственной близости от сборочно-снаряжательной базы КПО "Воткинский завод", где, по сути дела, собирают ракеты, "тополя", которые, в принципе, и подлежат в дальнейшем утилизации, значительное число их. То есть сократить расходы на транспортировку подготовленных к сжиганию двигателей. Вот основной мотив был. Это раз.

И второе. Руководство нашего предприятия, КПО "Воткинский завод", заинтересовано в том, чтобы на американские деньги получить такое предприятие в последующем в свою собственность после того, как, согласно договору СНВ-2, произойдет утилизация девятисот шестнадцати ракетных двигателей твердого топлива.

Марина Катыс:

Но, видимо, этот завод позволял бы создать определенное количество новых рабочих мест?

Анатолий Лапин:

Ну, грубо говоря, девяносто пять процентов трудоемкости утилизации ракет, собственно говоря, разборка, и пять процентов - это утилизация. Поэтому рабочие места дает именно разборка ракет, а не непосредственное сжигание двигателей твердого топлива. Основная ложь, которую используют для агитации за строительство. Что, мол, будут рабочие места, и так далее. Это неправда.

Марина Катыс:

Сейчас жители выступили против, и строительство завода приостановлено?

Анатолий Лапин:

Когда стало известно, что выпущено постановление Черномырдина №1818-р от 29 декабря 1997 года, этот проект прошел общественную и государственную экологическую экспертизы. Что касается общественной экологической экспертизы, она прошла, по сути дела, в три этапа. На первом этапе наши общественники-ученые выдали отрицательное заключение по этому проекту. Поэтому правительство Удмуртии взяло под патронаж, так сказать, эту комиссию и "додавило", что, по сути дела, в январе этого года общественная экологическая экспертиза дала "добро" этому проекту.

Государственная экологическая экспертиза... также несколько раз переносилось окончательное ее решение и, по сути дела, не было учтено мнение населения города Воткинска, высказанное на референдуме 17 января 1999 года. 94,5 процента прибывших на голосование по этому вопросу высказались против размещения этого завода.

Сейчас идет разработка рабочей документации. А окончательное решение, на мой взгляд, за правительством Удмуртской республики, которое должно санкционировать отчуждение земель под это строительство.

Марина Катыс:

Анатолий Николаевич, но ведь вы являетесь депутатом Госсовета Удмуртии, равно как и мэр вашего города. Какова позиция большинства депутатов Госсовета, - и какова позиция мэра Воткинска?

Анатолий Лапин:

У истоков этой проблемы стоял председатель Госсовета Александр Александрович Волков. Именно он направил письмо Черномырдину, он пролоббировал выход вот этого пресловутого постановление о размещении этого объекта вблизи города Воткинска. На Госсовет этот вопрос не выносился, он самолично решил этот вопрос, принял такое решение.

Ущемляются права нашего населения на благополучную окружающую среду и нормальные условия жизнедеятельности. Выбранная точка размещения не соответствует ряду нормативных актов, потому что подобные объекты должны все-таки удаляться на расстояние не менее двадцати пяти километров от города.

Поэтому мы, общественность и я, как депутат, объединили свои усилия, администрация города, общественные экологические движения, и занимаем четкую единую позицию по этому вопросу.

Марина Катыс:

Но как при такой позиции и главы местной администрации, и депутатов Госсовета возможно продолжение обсуждения вопроса о строительстве завода по утилизации твердотопливных стратегических ракет?

Анатолий Лапин:

Волков Александр Александрович - это авторитарная личность, он решил, и все.

Марина Катыс:

Существуют ли альтернативные проекты по строительству этого завода? В другом месте, или вообще вне республики?

Анатолий Лапин:

Мы вот именно за то, чтобы все-таки у нас были рабочие места, и так далее. Мы стоим, что да, разбирать ракеты надо на нашем Воткинском заводе. По сути, мы привыкли разбирать свои ракеты, которые приходят и для заводского ремонта, и так далее. То есть, нам это дело знакомо, нет вопросов. Но вот непосредственно установку по сжиганию ракетных двигателей твердого топлива необходимо размещать в каком-то безлюдном районе, ну, в одном из заброшенных воинских городков. Где есть соответствующая инфраструктура, где есть... железнодорожные пути подходят, автомобильные магистрали, развита электрическая сеть.

Еще есть какой вариант? Ну, на одном из полигонов, где производятся запуски ракет подобного класса.

Марина Катыс:

Почему эти предложения не встречают понимания у председателя Госсовета Удмуртии?

Анатолий Лапин:

Я, честно говоря, сам бы хотел бы получить ответ на этот вопрос. Какие-то тут политические игры, политические амбиции, и так далее. А, скорее всего, как это ни прискорбно сказать, председатель Госсовета, руководствуясь благими намерениями, не разобрался в этом вопросе, и не привык прислушиваться к мнению простых горожан.

Марина Катыс:

Анатолий Николаевич, а где проживает господин Волков?

Анатолий Лапин:

Господин Волков проживает в Ижевске.

Марина Катыс:

То есть, он все-таки не имеет дачи в пригородах Воткинска?

Анатолий Лапин:

Нет, он не имеет дачи.

Марина Катыс:

Возможно, именно удаленность от предполагаемого места строительства завода мешает председателю Госсовета Удмуртии и претенденту на кресло первого президента республики Александру Волкову услышать протесты жителей Воткинска. Зато глава местного самоуправления Воткинска и председатель городской Думы Валерий Фридрих хорошо осведомлен о настроениях горожан. Однако жесткая позиция, занятая Александром Волковым, непонятна мэру Воткинска.

Почему Волков Александр Александрович, председатель Госсовета Удмуртии, не идет на компромиссное решение вопроса? Почему возникла такая коллизия вокруг строительства именно в дачном пригороде Воткинска этого завода по уничтожению твердотопливных ракет?

Валерий Фридрих:

На первый взгляд, кажется, что очень удобно, где ракеты снаряжают, здесь их удобно недалеко и уничтожать. И вот это решение было без проработки принято в самом начале. А потом, когда начали выдвигать аргументы против строительства завода, я думаю, что Александр Александрович не захотел отступать от первоначального мнения.

Что значит - отступить? Это надо перевести в другое место. Это, возможно, уйдет инвестор американский. Вот, я думаю, с этим связано.

На сегодня - построена дорога, произведена врезка в газопровод высокого давления и сейчас имеется уже документация для бурения двух артезианских скважин для обеспечения водоснабжения. То есть, строительство идет полным ходом.

Марина Катыс:

Несмотря на то, что жители Воткинска на референдуме высказались против такого строительства?

Валерий Фридрих:

Да, да. Мы в настоящее время продолжаем судиться. Мы считаем, что земля отведена с нарушением действующих нормативных документов. Нарушены статьи 45, 50 градостроительного кодекса. Эта наша пригородная зона утверждена постановлением Совета министров СССР. И в эту пригородную зону, Там, где есть пионерские лагеря, где размещены сады, огороды наших же горожан, где базы отдыха расположены, - там размещают сейчас вот этот объект.

Кроме того, нарушен СНИП по гражданской обороне, согласно которому объект подобный должен быть размещен на расстоянии не ближе двадцати пяти километров от города, а по факту мы сейчас имеем четыре с половиной километра всего.

Марина Катыс:

Как вы считаете, если это строительство будет доведено до конца и завод будет запущен, какую угрозу это будет представлять для населения города?

Валерий Фридрих:

Этот объект потенциально опасен, и он должен быть обязательно отнесен вот на расстояние не ближе двадцати пяти километров. В основном, будут сжигаться двигатели некондиционные, то есть с наличием массы трещин, а это связано с неконтролируемым, неуправляемым процессом горения. Я не исключаю, что возможны взрывы даже при сжигании первого двигателя. Это большие выбросы газов, в том числе ядовитых. При наличии ветра в направлении города просто город будет накрыт этим облаком. Кроме того, наличие садов, где жители выращивают для себя продукты питания... Ну, а дальше последствия... должны ученые сказать, с чем это связано будет.

Марина Катыс:

Ученые обязательно получат возможность высказаться по этому поводу. А пока на мои вопросы отвечает член инициативной группы по проведению референдума в городе Воткинске Наталья Павлюкова. Кстати, после того как почти девяносто пять процентов населения Воткинска высказалось против строительства завода по уничтожению твердотопливных стратегических ракет, Верховный суд Удмуртии, а затем и Верховный суд Российской Федерации признали проведение данного референдума незаконным.

Почему общественность Воткинска выступила против строительства завода по утилизации двигателей твердотопливных ракет?

Наталья Павлюкова:

Мы боимся за здоровье - за свое, своих детей, разумеется. Об этом объекте не было известно ничего. Нам его преподнесли на блюдечке с голубой каемочкой, в подарок на Новый год. Это председатель нашего правительства Удмуртской республики Волков Александр Александрович.

Марина Катыс:

Что вас обеспокоило? Там есть какие-то технологические погрешности, заложенные в проект этого завода?

Наталья Павлюкова:

Проект начал разрабатываться уже после того, как решили строить конкретно на нашем месте, после того как отказался город Пермь от этой установки. В Перми были точно такие же забастовки, в Перми собирались проводить референдум. Но там глава Пермской области решил отказаться от этого объекта.

Марина Катыс:

Но ведь есть альтернативные варианты, да? переноса площадки для строительства завода либо в отдаленные какие-то места, либо вот пустующий военный городок. Почему руководство Удмуртии не идет на эти альтернативные варианты?

Наталья Павлюкова:

Для нас это тоже загадка, мы задавались не один раз этим вопросом и задавали его и на общественных слушаниях, и на различных "круглых столах". Тут же нам возражали, что "а вы представляете, сколько стоит километр дороги? Он стоит, там, миллион долларов, чтобы заасфальтировать".

Эта установка посчитана на сжигание двигателей до десяти тонн, а у нас же собираются уничтожать двигатели весом до пятидесяти тонн. Этот объект у нас будет находиться в восьми километрах от центрального телеграфа, это в черте города, в том месте, где расположено водохранилище, откуда люди берут воду.

Марина Катыс:

А вы пытались обращаться к федеральным властям для разрешения этого спора между администрацией города Воткинска и правительством Удмуртии?

Наталья Павлюкова:

Бессчетное количество раз. То есть, мы отправляем письма ежедневно, еженедельно. Правительство молчит. Или говорят, что наши опасения напрасны. Но мы, конечно, надеемся, что на нас обратят внимание, потому что настолько цинично наше мнение отбрасывается...

Марина Катыс:

Если, допустим, мы возьмем крайний случай, и власти, и власти федеральные не услышат требований жителей города Воткинска и строительство завода будет продолжено, каковы будут действия воткинцев в этом случае?

Наталья Павлюкова:

Мы будем ставить лагерь и просто не пускать туда машины. Мы понимаем, что это сложно. Но нас поддерживает город Чайковский. Люди собираются, и школы, и медики, собираются выходить и просто ставить пикеты. В том числе, встать с нами в пикет обещал Маслюков Юрий Дмитриевич, который избран от Удмуртии депутатом. Сказал, что объект он не даст построить, ляжет на рельсы. Ну, вот... избрался в очередной раз - и забыл.

И сейчас у нас 15 октября будут выборы президента Удмуртской республики, и те люди, которые нам этот объект толкали и толкают, они сейчас молчат, не хотят затрагивать никак эту тему.

Марина Катыс:

А вы могли бы назвать этих людей?

Наталья Павлюкова:

Да, конечно. Волков Александр Александрович, вот этот человек сейчас баллотируется на пост президента Удмуртской республики.

Марина Катыс:

Забывчивость уже избранных народных депутатов - вещь обыкновенная. Однако, не многие решаются идти на республиканские президентские выборы, предварительно восстановив против себя более ста тысяч избирателей. Именно столько, сто две тысячи человек, проживают в Воткинске.

Так из-за чего же так разгорелись страсти? С просьбой прокомментировать происходящее - я обратилась к президенту союза "За химическую безопасность", доктору химических наук Льву Федорову.

До сих пор остается острым вопрос о строительстве завода по утилизации двигателей твердотопливных ракет. И хотя жители Воткинска всячески против этого протестуют, власти Удмуртии настаивают на том, что завод будет построен в пригороде Воткинска.

На самом деле, не все, наверное, понимают, в чем основная опасность такого строительства. Вот, с научной точки зрения, как бы вы могли охарактеризовать этот проект?

Лев Федоров: Этот проект просто неэкологичен. Большинство наших разоруженческих проектов неэкологичны, потому что ни армия, в частности, ни ВПК в целом никогда не думали, как они будут выходить из войны, как они будут прощаться с тем оружием, которое они истово создавали много десятилетий.

Эти ракеты проектировал и создавал Московский институт теплотехники. Рассекречен он совсем недавно, никогда в жизни он не занимался экологией, даже экономикой не занимался. Он делал любой ценой средства вооружения.

Речь идет об уничтожении больших масс медленно горящего материала. Чем это опасно для города Воткинска? Там есть три компонента: топливо, окислитель и органическое связующее вещество, которое объединяет и обеспечивает медленность горения. Так вот, если мы возьмем окислитель, это перхлораты, и органическое связующее вещество, то при горении этих двух ... вещей обязательно, с вероятностью восхода солнца по утру, будут образовываться диоксины.

Весь мир кипятится из-за ничтожных концентраций диоксинов, образующихся при сжигании отходов - промышленных, бытовых отходов, и так далее. Столько исписано бумаги на эту тему, сколько сделано опытов. А в данном случае создатели этого проекта делают вид, что ничего не происходит. Только что прошел международный диоксиновый конгресс в Калифорнии, в Соединенных Штатах. Доклады о том, что будут образовываться диоксины при горении вот этого твердого топлива, доклады были сделаны. Как раз из Удмуртии... Вадим Петров из Ижевска, кандидат химических наук, и Наталья Павлюкова из Воткинска доложили о том, что там будут образовываться диоксины. Доклады были выслушаны. Никакой критики, научной критики, не было. Это было в конце августа.

Марина Катыс:

Если федеральные и республиканские власти Удмуртии придут к заключению о том, что завод необходимо построить именно в пригороде Воткинска, какие последствия это будет иметь для жителей города?

Лев Федоров:

Если о последствиях вообще говорить, то я думаю, что последствия будут не только для жителей города, но и для правительства Удмуртской республики, равно как и для московского правительства. Потому что так играть с населением нельзя. С населением надо договариваться. Если состоялся в Воткинске референдум, так он уже состоялся. Состоявшийся референдум не может отменить не только что Верховный суд Удмуртии, его Господь Бог не может отменить, потому что этот факт уже существует.

С точки зрения рабочих мест, те мифические рабочие места, которые предлагаются... на самом деле, во-первых, их не будет, а во-вторых, там же рыбсовхоз находится, прямо рядом вот с тем местом, где будут образовываться диоксины. Значит, экологически чистая рыба, а рыбсовхоз именно этим славится, экологически чистая рыба кончится, и тысячи человек, работающие в этом хозяйстве, они уже потеряют эти места.

Фактически, будет работать в течение нескольких лет фабрика по производству диоксинов. Она засыплет диоксинами весь пригород Воткинска и, думаю, что и самому Воткинску достанется. Иммунная система большой массы людей, то есть десятков тысяч людей, она будет ослаблена массированным воздействием диоксинов. В результате повысится заболеваемость. И если кто-то экономит там по миллиону долларов на каждый километр дороги, то он на этом потеряет сотни миллионов долларов, потому что, по любой оценке, человеческая жизнь стоит один миллион долларов. Это американская, правда, оценка. Ну, так... у них страховые суммы так закладываются.

У нас, конечно, еще... мы не привыкли быть цивилизованными людьми, и мы людей еще не научились ценить, но пора этому научиться. Пора правительству, наконец, учитывать интересы населения и договариваться с населением. Без договора с населением этот вопрос просто невозможно решить.

Марина Катыс:

Если все-таки жители Воткинска выйдут на демонстрацию протеста, это будет иметь какой-то значимый резонанс?

Лев Федоров:

Это, безусловно, будет иметь значимый резонанс. Нам хотят, правда, сейчас сказать, что вот скоро настанет в стране порядок. Порядка кладбищенского мы не допустим.

В данном случае, речь идет о серьезной экологической, медицинской, социальной проблемах. Вот эта проблема может быть решена только путем прямых переговоров населения и его общественных организаций и официальных инстанций Удмуртии и Москвы. Без этого просто ничего не получится. Если хотят попробовать силой, в конце концов, ведь это же не первый проект. Немало таких проектов было остановлено, и правительству пришлось идти на попятный.

В данном случае совершена ошибка. Ошибку надо признавать и надо искать иное решение. Надо, наконец, научиться разоружаться экологично.

Марина Катыс:

Кстати, пятнадцать наиболее развитых стран мира ежегодно выбрасывают в окружающую среду в общей сложности около десяти килограммов диоксинов. Наибольший вклад в это делает Япония, на ее долю приходится около четырех килограммов диоксиновых выбросов в год. На долю Швеции - двадцать два грамма. Остальные страны, в частности Россия, Китай, Индия и страны бывшего СССР, входят в область, называемую белым диоксиновым пятном.

XS
SM
MD
LG