Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аркадий Чернецкий

  • Аркадий Чернецкий

Сегодня в программе "Лицом к лицу" глава Екатеринбурга Аркадий Чернецкий, он почти 12 лет возглавляет исполнительную власть Екатеринбурга, трижды на эту должность был избран на альтернативной основе.

Аркадий Михайлович, в 1992 года, когда вы были еще назначенным главой Екатеринбурга, вам приходило в голову, что это будет так долго?

Аркадий Чернецкий: Нет, конечно, на эту тему я не думал. Тогда сложилась в городе достаточно непростая ситуация. После августа 1991 года решением городского совета был снят с работы предыдущий председатель исполнительного комитета, и в это время очень активно за работу, которой должна заниматься исполнительная власть, взялся городской совет. Я скажу, что это были не самые лучшие времена для города Свердловска-Екатеринбурга, потому что все-таки работа в исполнительной власти требует определенного навыка, весьма специфична. Поэтому в конечном итоге директорский корпус города Екатеринбурга, если можно так выразиться, делегировал меня.

В тот момент руководитель администрации крупных городов назначались указом президента, и первые четыре года я работал, назначенный указом президента Бориса Николаевича Ельцина. А потом - в 1995, 1999 и 2003 году - мне пришлось подтверждать свое право руководить городом Екатеринбургом.

Евгения Назарец: Сегодня вопросы нашему гостю задают журналист газеты "Уральский рабочий" Любовь Минина и внештатный корреспондент радиостанции "Немецкая волна" Олег Антонов.

Коротко о биографии нашего собеседника. Аркадий Чернецкий родился 8 мая 1950 года в городе Нижнем Тагиле Свердловской области. Отец - инженер "Уралвагонзавода", мать - врач-хирург. В 1972 году Аркадий Чернецкий закончил металлургический факультет Уральского политехнического института. После службы в армии, до 1986 года, работал на производственном объединении "Уралтрансмаш". Сделал карьеру от старшего мастера до заместителя директора завода по производству. В 1987-92 годах генеральный директор завода "Уралхиммаш". В 1992 году Аркадий Чернецкий назначен главой администрации города Екатеринбурга. В 1995-ом стал главой города, победив на выборах. Выиграл выборы мэра еще дважды - в 1999 и 2003 годах. С июня 2001 года президент Союза российских городов, член президиума Совета по местному самоуправлению. Член Совета руководителей местного самоуправления по проблемам социально-экономической реформы при правительстве Российской Федерации. Член правления Конгресса муниципальных образований России. Жена, Лариса Романовна - инженер-программист, сын Станислав - предприниматель.

Аркадий Михайлович, я все верно сказала или есть какие-то неточности?

Аркадий Чернецкий: Да нет, наверное, все верно.

Олег Антонов: По-моему, нет еще одного нюанса - присвоение почетного звания "Почетного гражданина города Екатеринбурга". С какими событиями вы это связываете, и на каком этапе вашей жизни это произошло?

Аркадий Чернецкий: Да я, собственно, ни с какими событиями это не связываю. В 1998 году город отмечал свой юбилей - 275-ую годовщину со дня основания. И этот рубеж был пройден городом на подъеме, то есть очень много было сделано. Большие деньги были вложены в развитие города, очень активно принял участие малый бизнес, предприниматели нашего города, активно откликнулись крупные промышленные предприятия. В общем, город в 1998 году очень сильно изменился, как-то количественные накопления в конечном итоге превратились в качественно иное лицо города, и это все заметили (до этого как-то не очень замечали). Может быть, с этим связано то, что мне присвоили звание почетного гражданина города.

Евгения Назарец: Аркадий Михайлович, я сознательно опустила из вашей биографии политическую ее составляющую. Мне бы хотелось вас самого спросить: какие свои политические достижения вы бы внесли в нее?

Аркадий Чернецкий: Вы знаете, я изначально настраивался не на политическую деятельность, а настраивался на хозяйственную деятельность. Вот только что прозвучали страницы моей биографии, вы, наверное, обратили внимание, что вся карьера моя была не связана ни с партийной работой, ни с профсоюзной работой, то есть это было чистое производство. И когда я пришел в город, я настраивался на то, что нужно работать как хозяйственный руководитель, опытный хозяйственный руководитель. К сожалению, - я говорю "к сожалению", потому что, на мой взгляд, это так, - в нынешних условиях работать только хозяйственным руководителем, не имя некоей политической подпорки, оказалось невозможным.

Нужно было отстаивать интересы города и в парламенте нашем, местном, региональном. Нужно было каким-то образом заявлять о проблемах, которые нас беспокоят, и на общероссийском уровне. Поэтому в свое время, в 1996 году, мы создали местное общественное объединение "Наш дом - наш город", и оно очень активно принимало участие во всех политических событиях, которые происходят и происходили в Екатеринбурге по настоящее время. И я бессменный руководитель этого общественного движения. И самое главное, чем я очень доволен, что это движение не работало под выборы, то есть оно работало постоянно.

Евгения Назарец: А свое участие в выборах губернатора в 1999 году вы оцениваете как выдающийся политический опыт?

Аркадий Чернецкий: Как опыт - оцениваю, как выдающийся - нет. Вы знаете, у меня в 1999 году было впечатление, что опыт работы Екатеринбурга - а мы действительно очень мощно продвинулись - был бы полезен для всей Свердловской области. Именно с этим была связана моя попытка, продиктованная самыми лучшими соображениями, - реализовать то, что мы смогли сделать в Екатеринбурге, на территории всей Свердловской области. Но эта попытка, видимо, изначально была обречена на неудачу, потому что традиционно в области благополучный и богатый, по мнению жителей области, Екатеринбург воспринимается с некоторым недоверием; а руководитель этого благополучного и богатого города воспринимается чуть ли не как некий противник, который смог обеспечить благополучие своего города за счет отстающих территорий области.

Евгения Назарец: Политическую тему мы сегодня будет затрагивать лишь настолько, насколько она касается жизни крупного города. А в последние годы ваше имя гораздо чаще упоминается в связи с планом стратегического развития Екатеринбурга. Что или кто убедил вас в том, что это самое нужное на данный момент для города?

Аркадий Чернецкий: Никто меня не убеждал, это мое глубокое убеждение было, личное. Причем о том, что город должен развиваться в соответствии с определенным масштабным планом, я понимал с первых дней своей работы. Вопрос и проблема заключалась в том, что в середине 90-х годов, в начале 90-х годов и даже в 1998 году, когда произошел кризис, реально рассчитывать на долгосрочный план было невозможно. То есть ситуацию настолько быстро изменялась, настолько сложно было выстраивать долгосрочное планирование, что мы, понимая, еще раз подчеркиваю, прекрасно необходимость подобного плана, к сожалению, реальный такой план создать не могли. Как только предпосылки для появления долгосрочного плана появились, мы немедленно занялись этой работой, потому что нам нужно было оценить и понять миссию нашего города, основные цели и задачи, которые мы хотим решить, куда мы хотим привести город, и каким мы видим некий идеальный город будущего, к чему мы должны стремиться.

Олег Антонов: Аркадий Михайлович, ваши планы выстраивались на собственном видении, на местном материале, или вы, как теперь уже стало традиционно, обращаетесь к европейскому опыту развития европейских мегаполисов?

Аркадий Чернецкий: Вы знаете, я очень взвешенно отношусь к этой проблеме. То есть совершенно недопустимо замыкаться "в собственной скорлупе" и не видеть тот опыт, который наработан сегодня многими западными городами. С другой стороны, нужно понимать, что есть специфика развития экономических отношений и специфика менталитета, и не учитывать эту специфику - нашу, российскую - тоже невозможно.

Мы, конечно же, очень внимательно изучали западный опыт, в первую очередь мы очень тесно взаимодействовали с Бирмингемом. В определенной степени исходное состояние города Бирмингема, когда он приступил к стратегическому планированию, оно в какой-то степени соответствовало исходному нашему состоянию. Это было очень привлекательно, потому что мы видели, как изменился за 20 лет Бирмингем и как, последовательно проводя действия, которые изначально были предусмотрены стратегическим планом, город Бирмингем вышел на результат.

Евгения Назарец: Аркадий Михайлович, в стратегическом плане в целом Екатеринбург должен измениться, это очевидно. В какой сфере эти изменения будут заметны более всего? Каков вектор, направление?

Аркадий Чернецкий: Во всех сферах Екатеринбург изменится. Глубина этих изменений, наверное, различна, но мы отдаем себе отчет, что нельзя сегодня ставить задачу и говорить: "Уважаемые жители Екатеринбурга, мы планируем, что мы вас будем учить хорошо, а лечить мы вас будем плохо", или "на автобусе мы вас возить будем, а на трамвае нет, потому что мы перспективу развития трамваев не закладываем..." Другое дело, что векторы направления - ресурсообеспечивающие, в первую очередь - это развитие экономики, это инвестиции в городскую экономику, в городское хозяйство, и им мы им отдаем приоритет. Большинство программ естественно выросли в стратегические программы из того, что мы делали, просто произошло переосмысление, произошла глобализация, произошла взаимоувязка, произошла расстановка приоритетов.

Евгения Назарец: Согласно генеральному плану Екатеринбурга, к 2025 году жилищный фонд областного центра увеличится с 25 до 42 миллионов квадратных метров. Что это будет за жилье, Аркадий Михайлович?

Аркадий Чернецкий: Есть структура жилого фонда, которая нам кажется наиболее оптимальной: порядка 30 процентов - это будет высотная жилая застройка, порядка 30 процентов - это будет средневысотная жилая застройка и порядка 40 процентов - это будет низкоэтажная застройка. Еще 10 лет назад в городе низкоэтажной застройки практически не было вообще, то есть все вопросы жилищного строительства решались через многоэтажные, многоквартирные дома. На сегодняшний день ситуация меняется. Ну, вот, в частности, по итогам 2003 года у нас 13 процентов от общего объема введенного жилья - это низкоэтажная застройка. Мы хотим, чтобы к расчетному рубежу до 40 процентов низкоэтажной застройки было.

Исходя из этой задачи, исходя из понимания потребностей жителей города в жилье соответствующего класса, мы подбирали в генеральном плане площадки для будущего развития. Таких площадок подобрано много, более 30 площадок. Основная проблема, которая здесь существует, это проблема инженерных коммуникаций, инженерных сооружений. В городе не сегодняшний день отрабатывается схема создания инвестиционных пулов, для того чтобы можно было развивать крупные площадки, использования бюджетных ресурсов, для того чтобы в первую очередь готовить площадки для строительства многоэтажного социального жилья. То есть мы видим пути достижения задачи, которые обозначены в генеральном плане и в стратегическом плане развития города.

Любовь Минина: Аркадий Михайлович, в связи с этим часто можно слышать упреки, что у нас в Екатеринбурге достаточно высокие цены на жилье, что по сравнению с городами-миллионниками мы несколько их опережаем, достигая столичных расценок. Как вы считаете, чем это обусловлено и каковы перспективы?

Аркадий Чернецкий: Обусловлено это только одним - что в городе очень высокий платежеспособный спрос. Я уже как-то говорил, что Екатеринбург - город богатый, город, где сформировался высокий платежеспособный спрос. И несмотря на то, что сегодня темпы прироста жилищного строительства очень велики (три года назад мы строили 290 тысяч квадратных метров, а в 2003 году мы построили 415 тысяч квадратных метров жилья), и в ближайшие годы тот прирост будет продолжаться, мы в этом уверены, мы не успеваем с объемами вводимого жилья за этим спросом. Поэтому цены на жилье в Екатеринбурге достаточно высокие, это действительно так.

Но для нас принципиально важно создать сегодня систему, при которой мы не будем говорить о том, дорогое или дешевое жилье (это вообще относительно - что такое дорогое, а что такое дешевое), а мы будем говорить о доступном жилье. А доступное жилье, в моем понимании, - это то жилье, которое человек, не имеющий возможности разом заплатить за всю квартиру, купить сразу квартиру, имеет возможность все-таки решать свою жилищную проблему. То есть это развитие ипотеки, это развитие различных программ накопительного финансирования строительства жилья. Это развитие такой системы, которая в Екатеринбурге, по-моему, получила хорошие отклики - это ссудно-сберегательные и строительные товарищества. Это целевые программы для отдельных категорий жителей, предусматривающие кредитование за счет ресурса бюджета, за счет ресурса предприятия, на котором работает данный человек. Вот о чем идет разговор: мы должны в городе создать систему, полноценную систему доступного жилья, обеспечения доступным жильем.

Олег Антонов: Аркадий Михайлович, хотелось бы уточнить, вот целевые возможности, программы... Кто же будет способен заработать столько денег, при минимуме своей заработной платы стать обладателем заветного жилья?

Аркадий Чернецкий: Заработать может кто угодно. Вот это самый главный вопрос. На одной из встреч с населением подошла женщина ко мне, она спросила: "Как же моя дочь может решить свою жилищную проблему? Вот я в свое время, в советские годы 20 лет простояла в очереди, а потом мне дали бесплатную квартиру..." Так вот, давайте подумаем, нужно сегодня 20 лет стоять в очереди, ничего не делая, ничего не предпринимая, не имея никакой иной возможности достичь желанного результата, кроме как выстоять свои 20 лет? Сегодня не нужно. Сегодня есть возможность заработать.

Да, тебе никто не даст бесплатного жилья, нет бесплатного жилья, и не будет. Для бюджетников городских существует специальная программа, которая называется "Жилье для бюджетников", где мы за счет ресурсов бюджета кредитуем на сегодняшний день бюджетников, чтобы они могли решать свои жилищные проблемы. Это не бесплатное выделение, это платное, возмездное выделение, но мы, понимая, что сегодня оклады у этой категории низкие, помогаем им решать свои задачи. Но подобная система должна существовать по отношению к любому гражданину города, безотносительно того, где он работает - в бюджетной сфере, в торговле, на промышленном предприятии, на транспорте. Решить эту задачу могут либо корпорации, реализуя такой же корпоративный подход, как мы реализуем по отношению к бюджетникам.

Но самое лучшее и самое главное, если эта политика будет реализована в масштабе всего государства. То есть та ипотека, классическая ипотека, которая во многих странах мира обеспечила решение проблемы, она на сегодняшний день пока в государстве не действует широкомасштабно. Я не сомневаюсь, что в ближайшие годы в этом вопросе произойдет очень мощный сдвиг, и наша задача, как власти в городе, - обеспечить, чтобы мы оказались готовы к тому, что люди смогут брать кредиты и приходить к нам, для того чтобы построить себе жилье.

Любовь Минина: Аркадий Михайлович, но все-таки какие-то категории граждан имеют возможность получить бесплатное жилье сейчас, в рыночных условиях?

Аркадий Чернецкий: Бесплатное жилье у нас получают только люди, которые живут в ветхом жилом фонде, либо если нам нужно построить дороги - вот здесь мы вынуждены (это по закону положено) давать бесплатное жилье. У нас есть ограниченное количество людей, которые по законам, федеральным в первую очередь, имеют право на получение бесплатного жилья. В Екатеринбурге в основном эти законы реализуются, в отличие, кстати сказать, от большинства других городов России, где нет возможности, чтобы эти законы реализовывать.

Евгения Назарец: Откуда получают деньги сегодня екатеринбуржцы - кажется, в статистике это называется структурой занятости - это промышленности предприятия, бюджетная сфера, наукоемкие технологии, социальные пособия, собственный бизнес? Кого в Екатеринбурге больше, кто определяющая категория?

Аркадий Чернецкий: Определяющие сегодня, самые крупные категории - это работники промышленных предприятий, их порядка 120 тысяч, и около 170 тысяч сегодня людей, которые работают в малом бизнесе.

Евгения Назарец: О малом бизнесе. Муниципальная программа поддержки предпринимательства выделяет какие-то приоритеты? Что хотят отдать целиком малому бизнесу?

Аркадий Чернецкий: Несколько искаженное впечатление о том, чем должна заниматься власть применительно к малому бизнесу, сегодня есть и в самом малом бизнесе. Оно такое, несколько потребительское отношение: дайте то, дайте это, дайте денег, чтобы мы смогли начать свой бизнес, дайте дешевые кредиты, дайте налоговые льготы, дайте, дайте... Я думаю, что этот этап мы в основном пережили.

Да, мы сегодня очень активно занимаемся организационной поддержкой. Вопросы, связанные с налоговыми льготами, - это все-таки достаточно честные, локальные вопросы. Мы не можем сегодня взять и сказать всему малому бизнесу: все прощаем, работайте в свое удовольствие, налогов можете не платить - потому что тогда мы просто остановим город. У нас малый бизнес является одним из самых главных поставщиков налогов. Сегодня малый бизнес больше всего нуждается в площадках, земельных участках, для того чтобы они могли развивать свое дело, и нуждаются в помещениях, где они могли бы развивать свое дело.

Олег Антонов: Аркадий Михайлович, наверное, есть у города какие-то монопольные ниши, куда не следовало бы пускать предпринимателей с нечистыми намерениями. Опыт участия малого бизнеса в решении проблем ЖКХ отдельных районов Екатеринбурга плачевный.

Аркадий Чернецкий: Дело не в том, что на сегодняшний день сфера ЖКХ является запретной зоной, для того чтобы туда приходил малый и частный бизнес. Другое дело, что на сегодняшний день сфера жилищно-коммунального хозяйства для реального бизнеса непривлекательна. Не 100 процентов еще население оплачивает потребляемых услуг. К сожалению, государство позволяет себе не рассчитываться за те услуги, которые требуют с предприятий жилищно-коммунального хозяйства. Не отработана в полной мере тарифная политика. То тарифы изменяются несколько раз в течение календарного года, бюджет не успевает реагировать на эти изменения, то есть идет фактическая недоплата этим предприятиям. Предвижу, что сейчас в связи с тем, что нам удалось большинство этих вопросов снять, такой интерес будет просыпаться у малого бизнеса, а пока действительно те, которые пытались в эти ниши проникнуть, это в большей степени были, мягко говоря, авантюристы.

Олег Антонов: Как соблазнительно перепродать электроэнергию, воду...

Аркадий Чернецкий: Да, то есть это не те люди, не те компании, которые собирались прийти в эту сферу всерьез и надолго.

Любовь Минина: Аркадий Михайлович, стратегический план - это возможная составляющая жизни города. И то, как он будет выполняться, зависит не только от городских властей, но и от других факторов. Вот взять метро. Для того чтобы его построить, нужны огромные финансовые вложения, и не только со стороны города, но и области, и Федерации, - и здесь не всегда совпадают амплитуды. Как вы считаете, в конечном итоге как это все отражается на стратегии?

Аркадий Чернецкий: Я хочу подчеркнуть, что план стратегического развития - это совершенно не то, что раньше называлось планом социально-экономического развития территории, потому что мы сегодня не говорим о том, что вот мероприятие, которое должно быть выполнено в такой-то срок. Мы задаем векторы движения, то есть мы сегодня говорим: "Городу Екатеринбургу нужно метро? Нужно метро..." Может быть, мы не в состоянии точно спроектировать, какие деньги в каком году (в 2010 или в 2015) будут вложены в метро. Но мы знаем, что, последовательно, каждый год занимаясь этой проблемой, получая деньги из федерального и регионального бюджетов, вкладывая собственные деньги, мы будем строить метро!

Ну, метро в этом отношении объект очень специфический, потому что это в первую очередь - бюджет. А вот по тем объектам, которые связаны с привлечением инвестиций со стороны, с вложениями от частного бизнеса, мы можем говорить вполне определенно. То есть мы оцениваем перспективность проекта, насколько он окупаемый, насколько он интересен для бизнеса, какие промежутки временные нужны для организации раскрутки проекта. И мы знаем, что в любом случае, действуя в этом направлении, сможем этот бизнес-проект реализовать.

Евгения Назарец: В 2000 году Аркадий Чернецкий поддержал идею разработки стратегического плана развития Екатеринбурга на период до 2015 года. И этот план, о котором мы сегодня говорим и говорили, в значительной мере плод международного сотрудничества, в частности - с британским городом Бирмингем. Вообще любые факты международного признания Екатеринбурга всегда упоминаются здесь, в Екатеринбурге, со знаком плюс. Аркадий Михайлович, что в таких связях, на ваш взгляд, сегодня больше - имиджа или прагматики - в международных связях вообще?

Аркадий Чернецкий: Формирование имиджа - это тоже элемент прагматического подхода, потому что имидж города, имидж фирмы - это капитал. Поэтому я не разделяю два этих понятия.

Евгения Назарец: В Екатеринбурге даже создано специальное муниципальное предприятие "Столица Урала", среди задач которого - формирование имиджа. Каким образом это происходит сегодня?

Аркадий Чернецкий: Нужно не забывать, что Екатеринбург - город, который открылся недавно. До этого он был закрытый город, где преобладало оборонное производство, который ни в каких международных программах никогда участия не принимал. Поэтому для нас сегодня заявить в мировом масштабе о себе чрезвычайно важно. Город располагает совершенно фантастическим научным и культурным потенциалом, и мы хотим, чтобы об этом знали люди, не только в Росси, но и по всему миру. У нас хороший на сегодняшний день производственный потенциал, у нас уникальное географическое положение - на стыке Европы и Азии. Екатеринбург сегодня - естественный, очень мощный логистический узел, находящийся на перекрестье дорог с Запада на Восток и с Севера на Юг. Поэтому сегодня развитие транспорта тоже является одной из важных тем, и развитию транспорта в стратегическом плане отведена очень значимая роль.

Вот мы, собственно говоря, и хотим заявиться, и хотим представить свой потенциал. Это возможность установления более лесных связей, это возможность развития экономики и привлечения инвестиций в экономику города. Это просто улучшение качества жизни горожан, которые имеют возможность знакомиться с достижениями мировой культуры. В частности, сейчас в наших театрах, в наших концертных залах выступают лучшие силы мирового уровня, мирового класса, представители мировой культуры. И я думаю, что для города и для жителей города это очень важно и очень интересно.

Олег Антонов: Аркадий Михайлович, как в стратегическом плане отражены именно информационные, культурные обмены, в том числе и радиовещание зарубежных государств?

Аркадий Чернецкий: Я скажу просто общий подход, который в городе существует. Я думаю, что та информационная палитра, которая существует в Екатеринбурге, ей могут позавидовать любые города не только России, но и многие города мира.

Евгения Назарец: Принято считать, что международные связи способствуют не только гуманитарному развитию и обмену, но также и, в первую очередь, наверное, привлечению инвестиций. Часть наиболее успешных инвестиционных проектов вы уже сегодня упомянули. А какие еще программы, инвестиционные проекты потенциально успешны или уже успешно развиваются в Екатеринбурге?

Аркадий Чернецкий: Ну, многие проекты реализованы уже, в частности - "Кока-кола", "Пепси-кола". То есть сегодня уже продукция с этими брэндами - это не продукция, произведенная где-то за границей, а это то, что сделано здесь, в городе Екатеринбурге. Вопросы, связанные со строительством гостиниц, - для нас это тема очень актуальная. И мы хотели бы, чтобы активнее в этой районе инвестор шел в город Екатеринбург. Сегодня мы реализуем часть проектов и с французским бизнесом, и с финским бизнесом.

Любовь Минина: Большая площадка выделена под "IKEA"...

Аркадий Чернецкий: Проект начала работать, "IKEA" пришла в город. В следующем году мы этот комплекс будем иметь. И то же самое я могу сказать, что сюда, в город, пришла фирма "Метро", где-то к августу 2005 года (к Дню города в следующем году) они собираются свой комплекс запустить. Сегодня таких проектов достаточно много в городе, то есть мы не возражаем, чтобы сюда приходили международные сети. Мы прекрасно понимаем, что они несут новые технологии, они несут необходимый объем товаров, которые сегодня могут быть предложены жителям Екатеринбурга. Они развивают экономику города, увеличивая объем розничного товарооборота.

Я должен сказать, что мы с другой проблемой столкнулись. К сожалению, все эти сети международные, они в первую очередь пришли в Москву и какое-то время не хотели уходить из Москвы, пытаясь полностью вычерпать тот ресурс, который имеет столица. Это дало возможность достаточно активно развернуться - по крайней мере, в городе Екатеринбурге с нашей помощью, с помощью администрации города - местной сети. Поэтому сегодня международные сети, приходя в Екатеринбург, испытывают достаточно серьезное конкурентное воздействие. И я должен сказать, что сегодня многие сети не спешат приходить в Екатеринбург по одной простой причине, что вхождение на рынок Екатеринбурга связано с гораздо большими затратами, чем вхождение на рынки других крупных городов России, именно за счет того, что здесь уже сформирована мощная конкурентная среда, в первую очередь за счет наших местных фирм.

Но мы линию проводим следующую: мы рады любым инвестициям, а усиление конкурентной борьбы в конечном итоге на пользу потребителям. Сегодня в строительной отрасли очень активно работают турецкие предприниматели и так далее. Мы сегодня ведем разговоры о строительстве мусороперерабатывающих предприятий с немецкими, французскими фирмами. Каждое предприятие наше сегодняшнее, многие из них, достаточно большой объем продукции производит, в том числе, и на экспорт. У них есть своя линия поведения, своя стратегия развития бизнеса, и она, естественно, предусматривает, в том числе, и международное участие.

Олег Антонов: Аркадий Михайлович, насколько возможно участие зарубежных инвесторов, на ваш взгляд, в деятельности машиностроительных предприятий, оборонного комплекса?

Аркадий Чернецкий: Вы знаете, я думаю, что возможно. Дело в том, что на сегодняшний день очень активно идет реструктуризация производства. Вот та схема функционирования крупных машиностроительных предприятий, которая в советское время была, когда предприятие действовало как некий большой колхоз, где все было вместе - и производство некоторых видов вооружений, и производство гражданской продукции, здесь же, рядом было и металлургическое производство - все было в одном предприятии, то на сегодняшний день эта схема показывает свою неэффективность. Специализация и кооперация - вот сегодня два кита, на которых должно базироваться предприятие, которое хотело бы работать эффективно, в первую очередь. Процесс реструктуризации идет у многих промышленных производств, и здесь совместная работа с зарубежными компаниями по отдельным направлениям не только возможна, а она чрезвычайно полезна.

На сегодняшний день задачи местной власти несколько иные по сравнению с тем, что были в советское время. Я не первый секретарь горкома партии, который отвечает в городе за все, начиная от того, почему то или иное предприятие план не выполнило, и кончая тем, почему в семейной жизни какого-то руководителя имеются проблемы. Я отвечаю за совершенно конкретный круг вопросов, и в первую очередь это вопросы городского хозяйства, жизни. Вопросы конкретных предприятий решаются их хозяевами, их менеджерами. В данной ситуации мы контактируем, естественно, с ними, потому что общее развитие города базируется на развитии отдельных предприятий. Когда идет разговор о той продукции, которая нужна городу, безотносительно того, что это - люльки, чтобы новорожденных выхаживать, - кювезы (специальные приборы), светофоры, для того чтобы на улицах города было правильно движение, или это трамваи, производство которых мы организовали в городе (производство трамваев не только для нужд города, но и для нужд всей России), - естественно, что я это воспринимаю как мои вопросы, потому что это нужно для развития и поддержания городского хозяйства.

Любовь Минина: В связи с этим, продолжив как бы эту тему, я хотела бы обратить внимание на то, что транспорт городской получает инвестиции очень активно, потому что очень много частных появилось автобусов. Но в то же время есть такие сферы городского хозяйства, куда инвестиции не идут, и, может, не придут никогда.

Аркадий Чернецкий: Естественно, что есть сферы, которые для частного бизнеса более выгодны, и есть сферы, куда частный бизнес практически не приходит. Ну, вот у нас, по нашим сегодняшним реалиям, я уже говорил, метро частный бизнес строить не берется, дороги частный бизнес строить не берется. Применительно к российским условиям строительство дорог не является выгодным вложением капитала, поэтому мы вынуждены эти вопросы решать за счет бюджета. А транспорт, вы совершенно правильно сказали, при правильной организации, при правильном взаимодействии с частником, при изменившейся тарифной политике, когда люди начинают платить в полной мере за полученные услугу, транспорт является нормальным, выгодным, коммерческим предприятием, - и мы можем здесь использовать ресурсы частного бизнеса.

Евгения Назарец: У меня вопрос о гарантиях инвесторам. Я думаю, что власти Екатеринбурга в этом могут играть ключевую роль. Это одна из тех сфер, на которую вы можете повлиять, - гарантировать безопасность вложений в Екатеринбург.

Аркадий Чернецкий: Мы можем действительно в определенной степени этот вопрос решать. В первую очередь положительный фактор, который должны оценить инвесторы - это атмосфера социального спокойствия и мира, которая царит в Екатеринбурге. То есть мы никогда не допускали каких-либо проблем, связанных с межнациональной рознью, с межконфессиональной рознью, - в этом смысле инвестор может чувствовать себя застрахованным от этих рисков. Мы сегодня можем давать совершенно четкую характеристику тем партнерам российским, которые выступают в качестве партнеров для представителей западного бизнеса. Мы можем решать вопросы, связанные с безопасностью бизнеса, и те, кто, предположим, считает необходимым обращаться к властям города за этой поддержкой, они ее получают.

Евгения Назарец: Пока в инвестиционной составляющей, или привлекательности, Екатеринбурга лидирует потребительский рынок. Намечаются ли какие-то меры, для того чтобы привлечь инвестиции и в наукоемкие отрасли?

Аркадий Чернецкий: Мы проходим рубежи. Сначала инвестиции идут в те отрасли, которые дают максимально быструю отдачу. Но постепенно ресурс этих отраслей исчерпывается, инвестор начинает смотреть немножко дальше. Раньше вообще разговор шел о том, что инвестиции могли быть только в торговлю. На сегодняшний день диапазон тех сфер деятельности, куда идут инвестиции, значительно шире. Еще несколько лет назад вообще никто даже не говорил о том, что в Екатеринбурге будут инвестировать в гостиничный бизнес. На сегодняшний день у нас строится 26 отелей, различной величины, мощности. Но мощный произошел всплеск, потому что этот бизнес стал выгодным, интересным, окупаемым. Сегодня строится огромное количество комплексов развлекательных, культурно-развлекательных центров. Сегодня развлекательный бизнес в городе стал чрезвычайно окупаем. 3-4 года назад мы себе представить не могли, что у нас такой спрос будет, предположим, на боулинги, на бильярд.

Евгения Назарец: На казино...

Аркадий Чернецкий: Да, и на казино в том числе, и так далее. То есть мы сегодня постепенно, по этапам это проходим. И по мере того, как растет платежеспособный спрос населения, все новые и новые сферы деятельности оказываются рентабельными, и они попадают в орбиту инвестиционных интересов.

Евгения Назарец: Аркадий Чернецкий - лидер Союза российских городов, уже 6 лет по решению руководства страны представляет Россию в Страсбурге, на Конгрессе местных и региональных властей Европы. Года два назад вы, Аркадий Михайлович, принимали участие, по-моему, в представлении новой концепции самоуправления в России экспертам Совета Европы. Насколько отличается то, о чем вы тогда рассказывали, от того, что в итоге принято и вступит в силу 1 января 2006 года (я о реформе местного самоуправления в России)?

Аркадий Чернецкий: Осенью прошлого года новый закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в России" был принят. Я не скажу, что очень сильно итоговый вариант закона отличается от той концепции, которая была. Главный вопрос лежит за границами самого закона. Главный вопрос, который всегда у нас, как у муниципалов, был, - это финансовое обеспечение тех функций, которые закрепляются за органами местного самоуправления. И в этом смысле мы ставили вопрос о том, что одновременно с законом об общих принципах должны быть внесены изменения в Налоговый и Бюджетный кодексы. Сначала настрой был именно такой, и хотели пакетом принимать все эти законодательные акты. Потом закон обогнал изменения в Налоговый и Бюджетный кодексы.

И на сегодняшний день реалии таковы, что закон уже принят, а финансовая база местного самоуправления остается пока под вопросом. И до тех пор, пока этот момент не будет в полной мере реализован, мы будем считать, что идеи, которые в свое время высказывались, квинтэссенцией этих идей было четко распределить полномочия, ответственность и финансовые ресурсы между уровнями власти за определенные функции. То есть вот квинтэссенция подхода. Пока функции распределили, ответственность, видимо, тоже распределили, а финансовые ресурсы не распределили. Поэтому проблема с ответственностью может возникнуть.

Олег Антонов: Аркадий Михайлович, вот к опыту Восточной Германии обратимся очень кратко. В восточной части Германии собираемость налогов ниже, чем в западной. В связи с этим федерация берет на себя обязательство оказывать местному самоуправлению, общинам, финансовую помощь. И фонд финансового федерального выравнивания составляет до 70 процентов от местных бюджетов. Что-нибудь, какая-то перспектива просвечивается, проглядывает в нашем законодательстве?

Аркадий Чернецкий: Разные есть территории, одни в большей степени самодостаточны, другие полностью дотационны. Так вот, получается смешная ситуация, что те, которые полностью дотационные (то есть ответственность за них лежит на региональной власти), оказывается, живут лучше, потому что как только что-то у них не получается, они приходят к губернатору и говорят: "Ох, ах, у нас ничего нет, вы нам помогайте". И губернатор, чувствуя свою ответственность, начинает помогать. В самом сложном положении оказываются территории-доноры, которые якобы имеют необходимые ресурсы, но эти ресурсы забираются на более высокие уровни власти и в необходимой степени не возвращаются.

Помощь нужно ждать от правительства Российской Федерации, которое должно внести соответствующие изменения в Бюджетный и Налоговый кодекс. Вообще слово "помощь" в данной ситуации, на мой взгляд, в полной мере не отражает суть тех действий, которые должны быть выполнены правительством Российской Федерации. Это не помощь сторонней организации. Я понимаю, что правительство России в той же степени отвечает за реализацию тех функций, которые сегодня закреплены за органами местного самоуправления. И те, кто сегодня пытается педалировать идею, что органы местного самоуправления отделены от государства, они просто не понимают суть этого закона.

Скажите, разве правительству Российской Федерации должно быть безразлично, будут или не будут в российских городах в условиях нашей зимы в домах тепло давать или воду? Разве это все равно? Наверное, не все равно. Но если сегодня эта функция возложена на органы местного самоуправления, так надо же отследить, чтобы реализация этой функции была обеспечена. А если не будет денег, можно сколько угодно говорить, что мэр или глава администрации района разгильдяй, бездельник, что он не захотел вовремя позаниматься этими вопросами... Да у него нет возможности заниматься этими вопросами, он должен иметь совершенно объективные критерии оценки собственной деятельности, раз. А с другой стороны, он должен иметь ресурсную базу для того, чтобы выполнить ту функцию, которая за ним записана законом.

Любовь Минина: Эксперты по-разному оценивают вот это новое законодательство, которое вступит в силу в 2006 году. Но почти все сходятся на том, что муниципалитеты попадают в большую зависимость как от региональных властей, так и от федеральных. Как вы оцениваете вот это законодательство в таком плане?

Аркадий Чернецкий: Понимаете, здесь все зависит от исходных правил игры. Понимаете, функция, которая выполняется для человека, в конечном итоге безразлично, кем она будет выполняться - местной властью, региональной властью. Для человека важно, чтобы она выполнялась. Поэтому, если посмотреть, каким образом перераспределяются функции, да, у местной власти часть функций забирается и передается не региональный уровень, что-то передается на федеральный уровень. Но если все будет работать, то человеку от этого хуже не станет.

Поэтому я отнюдь не приветствуют некий корпоративный, такой цеховой подход ряда муниципалов, которые исповедуют: ах, у нас забирают - значит, это неправильно. Правильно или неправильно - в конечном итоге это должен оценить человек, получит он услугу, получит он реализованную функцию или не получит. Поэтому если система не будет сбоить, если система будет сбалансирована и объем нагрузок, который будет возложен на муниципальную власть, даже если он будет несколько уменьшен, будет полностью обеспечен ресурсами, - значит, ничего страшного в этом нет. Государство будет жить - человек будет получать все, что ему положено.

Если не будет этой балансировки, значит, закон неправильный, то есть он в конечном итоге не улучшит ситуацию, а ситуацию только ухудшит.

Евгения Назарец: У меня вопрос отчасти к конкретизации вопроса Любови Мининой. Новый закон "Об основных принципах организации местного самоуправления" содержит исчерпывающий список предметов ведения местного самоуправления (по крайней мере, такую оценку ему выносят эксперты). Это не оставляет такого большого, как раньше, простора для политического и, самое главное, экономического маневра. Аналитики говорят, что это на грани с нарушением Конституции, которая гарантирует свободу местного самоуправления. А как вы лично - человек, привыкший держать все под контролем, имеющий собственную точку зрения на роль местного самоуправления, - найдете себя в качестве всего лишь исполнителя нескольких конкретных функций?

Аркадий Чернецкий: Что касается полноты ответственности и желания держать все под контролем. Вчерашний закон, который отменен, бывший закон, он тоже имел исчерпывающие полномочия. Это отнюдь не был закон, где безграничные полномочия были отданы органам местного самоуправления, поэтому мы работали в рамках того документа. Сегодня новый документ, новый закон - и я думаю, что абсолютное большинство муниципалов сработает в рамках этого документа.

Город Екатеринбург в этом отношении - город уникальный, то есть это город, 100-процентно самодостаточный. Мы все вопросы, которые сегодня возлагаются на муниципальную власть, можем решать без участия федеральной власти и без участия региональной власти, у нас ресурса достаточно. Но таких городов, как Екатеринбург, к сожалению, в стране очень мало, поэтому мы понимаем, что закон не может быть сориентирован на потенциал Екатеринбурга, а он должен учитывать, что существуют дотационные территории, территории вообще без ресурсов существуют. Поэтому естественно, что закон должен быть унифицирован в этом смысле. Другое дело, что инициативу у нас никто не выбирает, и мы можем выходить с предложениями о том, чтобы часть полномочий была делегирована на уровень местной власти. Мы можем выходить с инициативами по тем функциям, по тем полномочиям, которые остались не расписанные (а такие вопросы тоже на сегодняшний день существуют).

Любовь Минина: Что бы вы изменили, если бы это было в вашей власти, в этом законе?

Аркадий Чернецкий: Документ, который принят, сейчас что обсуждать? Что бы я изменил... Я свои предложения вносил. Я считаю, что как раз с точки зрения полномочий есть вопросы, которые не совсем корректно учтены, и именно с той точки зрения, что эти функции лучше выполнит уровень муниципальной власти. В первую очередь, я считаю, на сегодняшний день вопросы, связанные с социальной поддержкой, оказались прописаны недостаточно точно, недостаточно корректно, и для органов государственной власти часть этих полномочий для выполнения будет либо чрезвычайно сложна, либо просто невозможна. И эти услуги, которые сегодня реально существуют, в частности в нашем городе, они пропадут, потому что подхватить эту эстафету органы государственной власти не смогут, а у муниципальной власти, для того чтобы реализовывать их, не будет ресурсов.

Евгения Назарец: Предлагаю коллегам в качестве подведения итога разговора задать по последнему вопросу нашему собеседнику. Итак, спрашивает внештатный корреспондент радиостанции Немецкая волна Олег Антонов.

Олег Антонов: Аркадий Михайлович, претендентов на звание третье столицы в России очень много. Для вас это понятие - третьей столицы - это литературный образ, мечта или какой-то реальный, продуманный план на будущее?

Аркадий Чернецкий: Это некое расхожее выражение, которое запустили журналисты: первая столица, вторая, третья, пятая... Дело в том, что столица, если строго говорить, одна. Столица в нашем государстве, в соответствии с Конституцией, - это город Москва. Другое дело, что в течение многих лет отрыв между Москвой и другими территориями нашей страны, другими городами был настолько велик, возможности Москвы, москвичей и возможности других городов настолько отличались, что возникло некое понятие, некая мечта - дожить до уровня третьей или какой-то столицы, столичного уровня.

На сегодняшний день я считаю, что разница между образом жизни в Москве и в Екатеринбурге стирается и сокращается. Возможности, которые имеют наши жители, приближаются к тому, что имеют сегодня жители столицы. И самое главное для меня не то, как будет называться Екатеринбург - третьей столицей, второй или четвертой, а для меня важно, чтобы эта грань была стерта полностью, чтобы все, до чего имеет доступ москвич, было доступно екатеринбуржцу.

Олег Антонов: Аркадий Михайлович, горжусь быть вашим современником и хочу дожить до этого прекрасного времени.

Евгения Назарец: Итоговый вопрос главе Екатеринбурга от корреспондента газеты "Уральский рабочий" Любови Мининой.

Любовь Минина: Аркадий Михайлович, недавно прошли выборы, и на ближайшие 4 года понятно, чем вы можете заниматься. А вы задумывались о том, что будет, например, через 10 лет, какова карьера ваша в дальнейшем?

Аркадий Чернецкий: Вы знаете, нет, не задумывался по одной простой причине: меня никогда никакие карьерные катаклизмы не смущали и не пугали. Дело в том, что пугать неизвестность с карьерой может людей, которые ощущают себя неким придатком к креслу: вот пока он мэр - он человек, а не будет мэра - не будет ясно, что он за человек. Вот меня никогда такой подход не пугал. До того, как стать мэром, я достаточно серьезно работал и занимал достаточно серьезную должность, и достиг я этой должности (я уже говорил на эту тему) не за счет того, что я в парткомах заседал, и не профсоюзную карьеру дела, а я работал. Именно поэтому я прошел весь путь от мастера до генерального директора крупнейшего в стране производственного объединения, одного из крупнейших в стране и крупнейшего в нашем министерстве, кстати сказать, производственного объединения "Уралхиммаш". Закончатся мои полномочия, как главы города, и если я буду считать, что на этом месте лучше сработает другой человек, новый человек, - ну что, уйду в бизнес, буду заниматься бизнесом. Не пропаду.

Евгения Назарец: И я, и мои коллеги не первый раз берут интервью у мэра Екатеринбурга Аркадия Чернецкого. Лично у меня никогда не возникало ощущения, что очередное интервью - это продолжение давно начатой беседы на одну и ту же тему. Делаю вывод: Екатеринбург как предмет разговора неисчерпаем, и его мэр как собеседник - тоже. Искренне полагаю, что рассказывать о городе - это часть работы его главы, и Аркадий Чернецкий справился превосходно.

XS
SM
MD
LG